Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прочие помещения замка » Лестницы и коридоры


Лестницы и коридоры

Сообщений 61 страница 80 из 178

61

Винсент де Флоризе… Странно. А акцент у парня явно иностранный. Хотя и такой, какой бывает, когда много лет учат иностранный язык.  – Рауль отметил это про себя совершенно невольно. Так же, как и то, что «коллега» – ровесник назвал свое имя полностью  - А хорошо держится парень. Молодец, себя не теряет. Это ведь для нас очень важно… Для нас. – Он прикусил губу, сдерживая кривую усмешку. Ее, возможно, мог бы понять только такой же невольник или человек понимающий. 
Впрочем,  Ренье тут же отогнал ненужную мысль. Сейчас все идет хорошо. Возможно даже – слишком хорошо. Но жить-то надо сегодняшним днем и теперешней минутой. И пользоваться тем, что дано сейчас. А сейчас… Оййй... А, похоже, сейчас и правда намечается грандиозная пьянка, судя по решительным и веселым речам Скиннера  и его знакомого. Раулю вдруг стало отчего-то по-настоящему смешно, и парень с трудом удержался, чтобы не фыркнуть. Но смешинки в глазах все же проскакивали.
Видя, как писатель принялся «разоблачаться», чтобы, вероятнее всего, отдать плед необычному мсье Хадзи, Рауль осторожно и ловко вытащил импровизированный «килт» из-за спины мужчины. Одну фразу, произнесенную Скиннером на незнакомом языком, Ренье отметил про себя и решил потом спросить о ее значении.
- Мсье Скиннер… - Он чуть наклонился к мужчине, идя рядом с коляской чуть слева. – Если Ваша встреча принимает столь.. широкий размах, может стоило  бы тогда посетить обеденный зал? Хотя нет. – Перебил он сам себя. – Там наверняка сейчас куча народу, как и в других залах. А может, тогда, в барную? Там по ночам мало кто бывает.
Вопросительный взгляд на всех троих поочередно. Он предложил свои варианты последующего развития событий, и знал, что вот тут и сейчас – именно эти люди к совет прислушаются и выскажут свое мнение. А не заткнут и не станут насмехаться.
Шаги нескольких человек  и шорох колес коляски,  раздававшиеся  в коридоре, были совершенно мирным звуком, который перебился громкими звуками музыки и криками, когда группа проходила мимо одного из залов.  В двери зала двое  мускулистых охранников втолкнули какого-то парня.  Впрочем, это было уже после того, как группа, состоящая из двух невольников и двух гостей, прошла мимо.

62

- В бар, - кивнул "самый пьющий" в этой странной компании. - Там полумрак и располагающая обстановка, - неизвестно для чего добавил он.
Какой полумрак? Какая еще располагающая обстановка? К чему располагающая? Вот так скоро совсем деградирую, сидя в этом чайнике. Крышку, значит, открыли, нас впустили, а потом закрыли.
Шагая по левую сторону от шуршащей по ковру коляски, Винсент изучал свою новую компанию, поглядывая ненавязчиво и замечая, насколько разношерстна публика. Каждый принадлежал к своему кругу, но все-таки имел свои точки соприкосновения.
Мы такие разные и все-таки мы вместе, пришел на ум слоган из рекламы. Винсент потер переносицу, бросая взгляд на того, кто ему представлен не был, но, судя по разговорам, назвался мсье Хадзи.
Парень посмаковал имя на языке, произнеся про себя несколько раз, а потом и одними губами себе под нос. И кивнул. Тоже сам себе, словно обработал информацию и уложил в нужный файл с пометкой: Имена. Надо заметить, что у юноши была одно странное увлечение: он коллекционировал интересные, красиво или необычно звучащие имена людей и названия напитков, сладостей, которые он тоже в итоге раздавал тем или иным людям, записывая на подкорку своеобразную ассоциацию. И на данный момент Винсент был занят тем, что пытался подыскать эпитеты-прозвища всем присутствующим.

- Я действительно из местных. "Место, лежать, сидеть, стоять," - усмехнулся юноша совершенно беззлобно, обращаясь к господину Скиннеру.

Отредактировано Винсент (2009-12-04 00:06:24)

63

Драгоценное здоровье месье Ереханова в швейцарских Альпах, судя по последней выходке, поправили недостаточно. Впрочем, как и надломленную психику месье Скиннера.   
- Деточка, в каком ухе у меня жуж-ж-жит? – трагическим тоном Пьеро вопросил уже не клетчатый Арлекин-Рэймонд у Пьеро-Хадзи, только что отколовшего вполне арлекинский номер с недостриптизом, и сам же ответил с придурошным восторгом спятившей домомучительницы. – А вот и не угадал! У меня жу-ж-жит в обоих ухах.
Он скрестил запястья перед грудью, правым указательным пальцем налево – на Винсента, а левым направо - на Рауля. Вполне клоунский жест, если учесть, что перед ним Рэй ещё довольно основательно попутался в руках, скрещивая их, повытягивал губы трубочкой и покосил глазами.   
- Парни сказали – в бар, значит, в бар! – решил он окончательно. – Сейчас, Прямостоя… ходящий, ходящий! – успокойся, шахид ты мой недоодетый! – надо местных слушаться.
Не меняя положения рук, Рэймонд наклонился налево к Винсенту: 
- Сейчас вы нам скажете «Место, стоять, сидеть, лежать, голос!» - и будем слушаться, как миленькие. Потому как мы здесь ни хрена не знаем. Блудимся, словно слепые кутята. Давай-ка веди, Вергилий.   
Наклонившись направо, к Раулю, Восьмой сказал так же вполголоса:
- Почтенный Талгат-паша является обладателем не только контракта на поставку шерсти Готье, но и единственного и неповторимого сыночка Хадзи. Этот среднеазиатский лев в овечьей шкуре страшен в гневе и буен во хмелю. Так что… - глаза Скиннера сияли сдерживаемым смехом, - широкий размах наша встреча приобретёт неминуемо. Но ты не волнуйся, Раулиньо, - заметив тревогу на лице Ренье, Рэй ещё понизил голос, чтоб не слышал больше никто, - Я ж не зря позвал «принца Флоризеля» третьим, а не четвёртым. Я пить не буду, я себе не враг. Помню, откуда идём, - бывший штурман чуть заметно повёл взглядом в сторону оставшегося позади докторского кабинета. - Между прочим, сейчас у Хадзи рамадан. Ум-мху... – придав физиономии постно-скорбное выражение, Рэй опять начал хихикать. – Мечети нет, он прётся в часовню... молиться...
- Нет, ждал ночи, чтобы нажраться... – в тон ему ответил услышавший-таки последнюю фразу Хадзилев, - Первая неделя сентября 2009 года - это рамадан по хижре.
Скиннер потешно схватился за вихры на голове, опять издав малопонятное французам восклицание:
- Ёжкин!..

Отредактировано Буси (2009-12-04 14:46:22)

64

- Да Ереханов я! – наставительно поправил он.
Вылетело само собой. На ресешпне пришлось повторить несколько раз, и это еще прежде, чем он назвал свое полное имя. Диковинное местечко, но таких особей, как он, им еще, видимо, не попадалось… А ведь имел шансы оказаться здесь года четыре назад. Хадзи поежился, облачаясь в плед. Материя немного покалывала сквозь воздушную пелену халата.  Что же, идем за этим мелким «Флоризелем», нужно будет переспросить имя, Винцент что ли? « Побеждающий»? – неплохо. Он шел шаг в шаг за худосочным провожатым.
Стало как-то совсем не весело. Разве оглянуться назад? На лице Рэя улыбка как приклеена. Значит, и тот веселился не на пустом месте. Эх, какие мы оба предсказуемые, самураи, шайтан нам в дышло. Интересно, в замковом баре есть невиноградные вина? Конечно,  мне-то все равно, правоверный из меня липовый… одно имя. Но раз Рэй про пост ляпнул,  придется поддерживать образ…

Отредактировано Хадзилев Ереханов (2009-12-04 18:24:53)

65

Фраза Винсента – произнесенная настолько уверенным тоном,  что даже вызывала улыбку, слегка рассмешила Рауля. Он окинул парня взглядом, словно пытаясь понять – что же тот за птица такая?
Свое положение либо считает не трагическим, либо хорошо скрывает, что ему неприятно. Если второе, то… Интересно было бы с ним побеседовать.  Тем более, если писатель будет общаться со своим другом.  Кстати о писателе…
Рауль всегда все прекрасно подмечал. Вот и теперь он явственно чувствовал, что веселье Скиннера становилось от искреннего наигранным. Все больше и больше.
Опять его боль замучила? – Тревожно мелькнуло в голове у парня. Очевидно, тревога отразилась на лице, так как повернувший к нему голову писатель принялся еще и успокаивать парня.  Впрочем, Скиннер решил, что волнуется Рауль по другой причине. Хотя и был в какой-то степени прав. Ведь все, что приключилось с ним самим в кабинете.
Ренье тихо хмыкнул.
-Ну да, у мсье Ереханова пост, а Вы не так давно лекарство принимали. -  Так же негромко. Мысль о том - не придетсяли принимать вторую таблетку, Рауль пока что оставил при себе, обосновав это тем, что уж Скиннеру лучше знать о своем состоянии.
От упоминаний  о часовне и молитвах лицо Рауля приняло такое выражение, будто парень целиком раскусил и прожевал лимон. С кожурой.
- Да Ереханов я! -  В голосе «среднеазиатского льва в овечьей шкуре» проскользнула нотка раздражения. Очевидно, его фамилию часто перевирали – столь она была необычна для слуха.
Рауль почувствовал легкое касание вины к сознанию. Уж кому-кому, как не невольнику, у которого пытаются отнять последнее, что у него есть – имя – не знать о такой обиде. Которую сейчас он – Рауль Ренье – нанес этому странному человеку с необычной фамилией.
-Простите, мсье Ереханов, - Он постарался произнести четко и не сбиваясь, - я совершенно не желал оскорбить Вас, случайно произнеся Ваше имя неверно.
В голосе – ни вины ни покорности, просто искреннее сожаление.
За этим странным и непонятным разговором, ведшимся, казалось, на каком-то непонятном для сознания других, языке группа , ведомая Винсентом-"Вергилием", как назвал парня Скиннер, приблизилась к барной комнате.

=== Барная комната

Отредактировано Рауль Ренье (2009-12-04 20:15:02)

66

-  Я здесь не так давно и в баре не был, но горничные рассказывали, - улыбнулся юноша, опустив взгляд на мсье Скиннера. - А еще они рассказывали, что где-то далеко за этими стенами есть - Вы не поверите - другой мир.
Парень теперь смотрел перед собой и улыбался, будто и впрямь мечтал о дальних странах и заморских принцессах.
Тем временем Винсент косился на двери и прислушивался к происходящему там, пытаясь выяснить, кто где из клиентов находится и чем любит заниматься, занося информацию на жесткий диск памяти.

- Теперь направо,
- он сделал приглашающий жест рукой, - мм..давайте сломаем Сусанину ногу, Не надо, не надо, я вспомнил дорогу, - негромко проговорил он услышанную в детстве скороговорку, которой научил его русский артист, играющий в одной постановке с матерью Винсента.
Значит, этот парень..., - юноша бросил короткий взгляд на Рауля, - действительно постоянно практически находится рядом с мистером Хроникой...
Винсент прикусил губу, ощущая маленькую победу: он нашел нужное словечко для мсье Скиннера и теперь с чистой совестью можно было переходить к другим безымянным спутникам, дабы они обрели форму и содержание в сознании юноши.

Парень подобрал ползущий по полу клетчатый плед, с трудом удержавшись, чтобы не заглянуть под самодвижущуюся, как ему казалось, хламиду и проверить опытным путем, а "как оно работает".

- За Вами "хвост"
, - Винс кашлянул , чтобы не рассмеяться.

-----> Барная комната

Отредактировано Винсент (2009-12-05 14:08:30)

67

Конечно, по уму, следовало бы сейчас не тащиться черт-те куда в злачное место на ночь глядя, а направиться в тихо-пустынные Ивовые покои с тем, чтобы возлечь на чудесное ложе с валиком и вкусить сладость сна. Но насчёт сладости Рэй почему-то глубоко сомневался. Что могло присниться после только что закончившегося сеанса художественной штопки в докторском кабинете, угадывалось слишком хорошо. Хадзи, по-видимому, тоже не горел стремлением упасть в люльку. Сколько же он не спал, - поглядывая в спину Ереханова, прикинул бывший штурман, - если дело до публичных разоблачений дошло?..
Веселье нечаянно встретившихся друзей с самого начала было замешено на одной и той же истерике. Что-то из отлично знакомого обоим цикла «Я смеюсь, чтоб не заплакать» развивали в коридоре замка и Рэй, и Хадзи. Да, и получалось вроде бы даже неплохо, но… стоило наступить короткой паузе в якобы беззаботном трёпе, и его истеричный привкус, кажется, стал очевиден не только самим добровольным ковёрным.
Значит, дальше работаем без пауз, - вывод из ситуации Арлекин на колёсиках извлёк ловко и быстро, будто кролика из шляпы. – И сыплем приколами с удвоенной частотой.            
Рэймонд сделал рыло как было – серьёзным, по фаланге подогнул торчащие указательные пальцы к остальным. Руки оставил скрещенными на груди, но уже по-наполеоновски. В такой позе просто положено горделиво откинуться на колясочную спинку. Не фиг было будить поясничное лихо, пока оно спало тихо, и изображать китайского болванчика, качаясь из стороны в сторону.   
Напоминание Рауля о недавно принятом лекарстве отозвалось лишь чуть заметной досадой в глазах Скиннера: она прошла, будто тень большой рыбы в толще тёмно-коричневой торфяной топи. Неужели так заметно, - прикидывал Восьмой, пока Ренье приносил извинения за неправильно произнесенную казахскую фамилию. – Совсем я сдаю…
Коряво выговоренную по-русски присказку про сусанинскую ногу и дорогу Рэй наверняка понял гораздо лучше самого Винсента, и прыснул в кулак от всего сердца. А когда худенький Флоризель, словно паж, подобрал волочащийся за Хадзи королевским… принцесскиным шлейфом плед, снова стало по-настоящему смешно.
- Да, - согласился Скиннер, не скрывая иронии в голосе, - Хвосты распускать - эт мы умеем. Курдючок-то клетчатый не подберёшь, Хадзилев? 
Как раз на этой вопросительной реплике бывшего штурмана бравая четвёрка ввалилась в бар.

Барная комната

Отредактировано Буси (2009-12-05 13:32:22)

68

----->

Франсуа явно не стоило злоупотреблять абсентом, тем более, что он его не любил. Но последние несколько часов старательно вливал терпкую гадость в свой организм, словно действительно стараясь забыться в объятиях той самой затасканной «зеленой феи». Забвение не приходило, только голова становилась тяжелой, и к горлу подкатывало глухое раздражение на всех и вся.
В барной комнате было шумно и накурено – кондиционер явно не справлялся с последствиями разгара праздничной ночи, грубо сбросив с колен ластившегося к нему невольника, Моле почти бегом выскочил из душного помещения, наслаждаясь тишиной и прохладой полутемного коридора. Маскарадные маска и плащ остались на мягких диванах, и Франсуа с удовольствием дернул воротник рубашки, не обращая внимания на оторвавшуюся от резкого движения пуговицу.
Шумно втянув воздух, он быстрым шагом направился вперед, без определенной цели, но чувствуя, что прогулка поможет ему придти в себя. Зрение все еще было слегка расфокусированным, и светильники на стенах казались мерцающими радужными зведами, походка была неровной, но сам Моле считал, что передвигается уверенно и с достоинством.
Свернув в очередной коридор, он с размаху налетел на кого-то, чуть не потеряв равновесие. Пальцы инстинктивно вцепились в тощие плечи досадной помехи. Злобно выругавшись сквозь зубы, Франсуа попытался рассмотреть препятствие.
Босой лохматый мальчишка в растянутой футболке замер перед ним. Стараясь справиться с внезапно накатившим гневом, Моле схватил его за растянутый ворот, слегка встряхивая.
-Какого черта ты не смотришь по сторонам, маленький негодяй?!! – сквозь зубы прошипел он, не обращая внимания на едва слышный треск ткани, плотно натянувшейся вокруг тоненькой шеи мальчика.

69

------------->Апартаменты Шеда Раймона.
Он шел по длинному широкому коридору, погруженному в сумрак, который не могли разогнать горящие свечи. Света их было ничтожно мало, и  эти желтые пятна теперь скудно разливались по полу и стенам, служа маяками для Поля. Дороги он не запомнил, будучи приведенным сюда вчера, он думал, что обратно ему суждено следовать тоже не одному. Теперь же все эти нескончаемые витиеватые коридоры слились в едино, мальчишка плохо припоминал даже в каком направлении его комната. Безопасность. Ухмылка исказила губы, Поль сомневался, что это слово вообще применимо к замку. В каждой дыре, темном чулане ему казалось, что за ним следят и найдут, если он попробует укрыться.
Ковер под ногами заглушал любые звуки, становилось жутко идти вот так неизвестно куда, поэтому Поль то и дело останавливался, напрягая свой слух, с отчаянием и жадностью силясь услышать хотя бы кого-то.
- Пожалуйста, пусть я побуду еще чуть чуть один..я сам найду чем мне заняться.., умолял про себя Поль, резко замирая в тени, едва заслышав малейший шорох. От волнения ладони стали мокрыми и холодными, в горле так сильно пересохло, что мальчишка пожалел о том, что не попил в спальне Шеда. Он прошел не так и далеко и еще не поздно было вернуться обратно, но тут на него налетело что-то невообразимо большое, источающее винные пары существо. Поль с радостью бы пустился прочь от подвыпившего мужчины, но тому похоже как никогда требовался компаньон для развлечения. Зубы клацнули , прикусывая кончик языка- так сильно его тряхнули, мальчишка только успел разглядеть разгоряченное от веселого угара лицо с гневом в глазах и белоснежный отложной воротничок рубахи, как вокруг шеи натянулась ткань футболки. Мальчишка приподнялся на цыпочки, но этого было недостаточно, что бы облегчить свое мучение:
- Задушите..Вы меня..сейчас..,- просипел Поль, впиваясь пальцами в сильные запястья мужчины. В голубых глазах заплескался ужас. - Неужели мне снова придется..вытерпеть это.. Нет.. - гнать панические мысли из головы было бесполезно, адреналин хлыстом подгонял страх, который до этого дремал голодным зверем.
- Убери свои грязные руки от меня...пьяная свинья..- позабыв про все мыслимые и не мыслимые правила приличия, привитые ему отцом, Поль до боли в своей заднице вспомнил, как его телом воспользовался такой же мужчина совсем недавно. Повторения не хотелось, а наученный горьким опытом мальчишка решил, что быть тихим и покладистым бесполезно, за хорошее поведение тут все равно расплата одна и та же.
И плевать ему на тот гнев, что был сейчас в пьяных глазах, он повидал на улицах своего городка пьяниц и похуже, все они как один хотели утолить свое тупое желание почесать кулаки о лицо своего же собрата, но выпитое играло с ними довольно злые шутки, превращая их движение в нелепые и неуклюжие. -Если ты пьян настолько, что ослеп, то мне будет проще простого справится с твоей грациозной тушей..черт.. чем же так от тебя несет?, нос мальчишки улавливал пары незнакомого алкоголя, и то и дело морщился. Богатые, а пьют всякую дрянь..Только бы не запаниковать ..

70

Черные глаза слегка прояснились, а рот исказила хищная ухмылка, Франсуа казалось, что хрупкое мальчишеское тело, повисшее в его руках, может сломаться в любой момент. Ощущение превосходства опьяняло.
В другое время он, скорее всего, просто не стал связываться с наглой малявкой, предоставив  наградить его по заслугам тому, кто для этого предназначен в подобных заведениях. И может быть, даже понаблюдал за процессом. Но сейчас в него словно бес вселился.
Чуть приподняв мальчишку, так, что бы их лица оказались почти на одном уровне, он насмешливо произнес:
-Свиньи могут быть очень опасными. Особенно злые. Особенно, для  маленьких дерзких поросят, которых с удовольствием сжирают пачками.
Деланная насмешка в голосе прозвучала слишком холодно и зло для настоящей шутки.
Моле легко, словно соломенную куклу, отшвырнул мальчика к стене, и не давая тому ни сползти вниз, ни ускользнуть, схватил за волосы на макушке, чувствительно прикладывая затылком к деревянной шпалере.
Эмоции сменялись на лице мальчишки как цветные стеклышки в калейдоскопе. Франсуа насколько секунд вглядывался в него, чувствуя как ярость сменяется злым бесшабашным весельем. Хмель почти весь выветрился, оставляя  пьянящее ощущение свободы и вседозволенности.
-Ну что, похрюкаем? – он наклонился к мальчику, очерчивая тыльной стороной ладони юношеский свежий овал его личика. – Или сначала нужно привести в порядок мои грязные руки?..
Последние слова Франсуа произнес с сарказмом, мешающимся с угрозой, и неприятно ухмыльнулся.
-Как же быть, тут нет ни одного умывальника? Ммм… - он сделал вид, что усиленно размышляет, а пальцы, вплетенные в светлые волосы, сжались еще сильнее. – Может сполоснуть руки твоей кровью? – Моле второй рукой легко надавил на бьющуюся на шее мальчика венку. – Или использовать твой слишком длинный язык? Даже не знаю, что выбрать… Ты как думаешь?
Рука, поглаживающая шею, скользнула вверх, больно вцепляясь в подбородок, заставляя мальчика поднять лицо.

71

Этот страх был другим, не опьяняющим, дающим безумие и ложь свободы, он не пеленал туго по рукам и ногам. Он просто был тем, что казалось частью тебя, от чего Поль задыхался, отдавая душу пустоте. Похоже, что он ошибся, переоценив степень опьянения мужчины, вот только поздно было забирать слова обратно, как и поздно трепахаться. Ноги повисли в воздухе, Поль кожей ощущал, как в лицо ударила кровь и там осталась, бьющим пульсом в висках, а воздуха не хватало, заменой ему было лишь скудная порция чужого угара и веселья- как облачка опия, обволакивающее сознание.
Ошибка, не правда, сон..за что?-, толкающие никчемные, трусливые мысли и боль в затылке. Звон в ушах от удара такой, что кажется будто оглох мгновенно. И хотелось убежать от зверя прочь, потому что он из серого и пушистого пса вдруг стал оскалившимся матерым волком, голодным до чужого страха и боли.
- МММм..,- проклясть бы  успеть свой маленький рост и длинные волосы на макушке, слезы от боли предателями выступают на глазах, мешая смотреть так честно и откровенно на мир. В них нет ничего, кроме дерзости, сколов тонкий слой которой на свет просочится страх. Его не учили в школе не боятся обезумевшего от вседозволенности и власти человека, не научили как нужно себя вести с таким зверем, но Поль по наитию крепко сжимает пальцы на запястьях  и впивается в кожу ногтями. До тупости и изнеможения, плотно стиснув зубы и раздирая глотку сдавленным рыком.
- Боюсь, вам уже ничего не поможет, от вас будет нести даже после ванны с духами...отгадайте чем?,- кожа на макушке горела, грозя просто напросто сойти скальпом с черепа, Поль из последних сил стоял на цыпочках, чтобы облегчить свое положение.  Еле дернул головой, не желая быть облапанным этим чудовищем и сипло вдохнул, когда пальцы мужчины остановились на шее, там где билась жизнь.  Угрозы? Нет скорее этот монолог был сродни прочтению меню, словно месье решил выбрать себе очередное блюдо. Пристрастие гурмана заставляло его призадуматься, медлить, с эстетизмом рассматривая перспективы своего вечера.
Подбородок словно в железных тисках, теперь головой не пошевелить, теперь глаза смотрят в глаза, выискивая в них толику разума. Поль сглотнул соль крови во рту, с шумом втягивая воздух через трепещущие ноздри. Слишком близко и слишком холодно, по спине бегают мурашки, и может этот очумелый и не заметит, как тело дрожит от напряжения.
- отпусти меня..- Поль уперся руками в грудь мужчины в жалкой попытке причинить ему столько же боли.

72

Взгляд Моле встретился с повлажневшими глазами мальчишки, но он только сильнее стиснул мягкие прядки в кулаке, пристально вглядываясь в покрасневшее лицо.
-Что ты сказал? Я не понял. Мы, свиньи, понимаем только поросячий язык.
Возня мальчика доставляла ему столько же неудобств, сколько слону – муха, путешествующая на его спине. Франсуа еще раз не сильно ударил мальчишку затылком о стену, снова дергая за волосы.
-Ну, хрюкай, пока я еще слушаю, потом будет поздно.
Моле выглядел совершенно серьезно, его вид вместе с яростно-приказным негромким голосом делали и без того бредовую ситуацию еще сюрреалистичней. Пустынный полутемный коридор с  неверным светом и гулкой тишиной добавляли странной тревожности и нереальности, от которой у Франсуа приятно играла кровь.

73

- отпустите меня...пожалуйста..- Поль ойкнул, когда его макушку вновь приложили к стене, от души и с чувством. В глазах на миг потемнело.
- Он же убьет меня и ему за это ничего не будет..- мысль обожгла своей ясностью, мозг свело судорогой, словно сухой лист бумаги охватили языки пламени. Мальчишка попытался дернуться еще раз, словно бабочка на тонкой иголке, но сил его явно не хватало, чтобы обрести желанную свободу. Кончик языка неприятно саднило, он распух и мешался во рту, кровоточа.
- Я не хотел..я больше не буду..господин?- голос дрогнул, стал с нотками слез, Поль бесполезно переминался с мыска на мысок, рискуя "подарить" свою шевелюру незнакомцу. Дыхание такое частое и поверхностное мешало нормально говорить, мальчик зажмурился и отвернулся, насколько это было возможно, от лица, несущего с собой столько необузданной ярости и прихоти.
- Мне больно..я больше не буду так, отпустите меня..пожалуйста..- вновь заскулил Поль, глотая набежавшие слезы. Инстинкт самосохранения был слишком сильным, подсказывающим непременно давить на жалость. Не хочу умирать..не хочу..Мама.. - повторял. как заклинание про себя Поль. уже не скрывая своей дрожи. И плевать ему, что пятки ноют и коленки то и дело упираются в ноги незнакомца, лишь бы его отпустили прямо сейчас. Он не знал. мог ли сейчас угрожать. припугивая именем Шеда, но оно так отчаянно вертелось на языке, что приходилось время от времени себя одергивать. Голубые глаза с расскаянием посмотрели на мужчину, пока мысль формировалась в голове:
- Меня будут искать..я должен вернуться, пожалуйста..- сглотнув и облизав пересохшие губы, Поль вжал голову в плечи, ожидая нового удара по голове.

74

Когда  нахаленок жалобно заскулил, беспорядочно перебирая босыми ногами, то и дело натыкаясь на ботинки Моле, он уже хотел отпустить мальчишку, пока тот всерьез не начал «разводить сырость», но в последний момент передумал – слишком велико было искушение закончить игру.
-Я сказал – хрюкай!
В чуть приглушенном голосе звенела сталь. Франсуа швырнул мальчика, так что он проехал несколько футов по скользкому ворсу ковра, а потом, медленно подойдя к распластанному телу, всем весом наступил на тоненькое запястье, впечатывая его в пол.
-Быстро. Я не привык ждать.
В подтверждение своих слов, он сильнее придавил мальчишескую руку, свирепо глядя сверху вниз, с явным намереньем раздавить хрупкие косточки, если приказание не будет выполнено.

75

Сильный рывок за ворот, так что ткань трещит по швам и нос встречает ковер. Засаднило живот, бедра, колени, лицо, от сильного толчка перехватило дух и в грудной клетке заныло. Мир вдруг сузился до одной точки,  там где ботинок вдаливал тонкое запястье в пол. До хруста кости. И терпеть эту боль, давясь собственной мальчишеской гордостью уже не было сил. Он забыл, что можно двигаться, кричать и звать на помощь. Вместо этого Поль корчился от боли и безмолвно плакал, разрывая ногтями плоть ковра.
- Хрю..- еле слышно выдавил из себя Поль, задхаясь от боли. И вновь онемел, собираясь в маленький дрожащий комочек у ног монстра. Пальцы придавленной руки уже начинали неметь, а боль все так же продолжала  вгрызаться в предплечье ребенка.
- Пожалуйста, господин..мне больно..умоляю..- главное, не смотреть в эти злые глаза, не показывать насколько ты напуган. Дрожь - это слабость, и она пройдет, но что станет с поломанной гордостью. Мальчик зажмурился еще сильнее,  шипя сквозь зубы проклятья и ругательства, которые только мог вспомнить. Сделав глубокий вдох, Поль сорвался на что-то сиплое, невнятно бормоча в ковер то, что успел подслушать у местных дворовых хулиганов. Прижатые к животу колени продолжало саднить, но хуже всего было то, что футболка задралась, выставляя на обозрение тощую задницу и все, что к ней прилагалось.

76

Франсуа убрал ногу, присаживаясь на корточки, рядом с шипящим что-то сквозь зубы мальчиком.
Судя по всему,  бравада последнего испарилась как осенний туман в лощине. Моле, закусив губу, задумчиво рассматривал зажмурившегося юношу.
-Громче, поросенок. Пару минут назад ты был более бойким. – холодно приказал он, брезгливо  подбирая подол растянутой футболки выше, с легким недоумением и равнодушным любопытством естествоиспытателя разглядывая худые ноги, выступающие тазовые косточки и ребра.
-Какой-то ты очень тощий поросенок. – зло усмехнулся Моле, и перед лицом мальчика появилась холеная ладонь. -  Теперь приступим к гигиеническим процедурам. – он не сильно, но чувствительно ударил кистью по губам. –Облизывай. Так, что бы мои «грязные» руки достигли эталона чистоты. Ну!
В последнем окрике прозвучала новая угроза и явное нежелание столкнуться с упрямством со стороны наглого раба.

77

Пульсирующие толчки в кончики пальцев, кровь вновь побежала по венам, разнося живительное тепло и кислород. Поль попробовал сжать непослушные, онемевшие пальцы в кулак,  простое действие отзвалось острой болью в запястье. - Сломано? билась маленькая запуганная мысль в черепной коробке, шевелить рукой больше не хотелось, Поль боялся, что сделает этим себе еще хуже.
- я не тощий..- огрызнулся мальчишка, второй рукой ловя подол футболки. Унизительно было вот так лежать на полу перед незнакомым мужчиной, который рассматривал тебя и при этом высказывался вслух по поводу фигуры. Поль не считал себя тощим, он всегда знал, что он нормальный ребенок, так говорил его отец.
Он по началу и не понял, зачем эта холеная ладонь ударила его по губам. Во рту тут же пересохло, мальчик приподнялся и сел на пятки, натягивая футболку как можно глубже и не сводя заплаканно взгляда с мужчины. Долгая мучительная минута раздумий, пока горячее дыхание согревает тыльную сторону мужской ладони, нос улавливает дорогой парфюм и запах кожи. Сглотнув, Поль прикрывает глаза, делая глубокий вдох и облизывая губы. Затем с покорностью потянулся к руке, целуя ее едва влажными и горячими губами, ощущая во рту привкус кожи человека. Солоноватый, и нет в нем ничего  отличного от вкуса собственного тела. Язык пробует на вкус уже более уверенно, ласкает и лижет, слизывая невидимую грязь. Мальчишка судорожно сглатывает, продолжая губами собирать собственую влагу, все так же прикрыв глаза.
Поль старается е упустить ни одного участка кожи, и с виду могло показаться, что он нашел в этой самой ладони, секунду назад ударевшей его, свое счастье. Мальчик взял в руки длинные ухоженные пальцы и передернул плечами, остановившись на мгновение. Губы чуть припухли от старательных ласк, язык не может избавится от чужого вкуса. Сбивчивое дыхание загнанного зверька обжигает вылизанную руку. Секунда и белые резцы впиваются в нежную, аристократичную кожу, Поль сжимает челюсти изо всех сил, с большим наслаждением готовый выслушать вопли.

78

Сидящий на коленях мальчик почти сравнялся ростом с Франсуа, и он с интересом мог наблюдать как порозовевшие губы старательно скользят по его руке. Кожу иногда легко щекотал быстрый язык, это ощущение было безотчетно приятным и расслабляющим.
Моле даже на миг отвлекся, разглядывая длинные тени на щеках, от слипшихся иголочками, еще таких детских, ресниц, когда в ладонь вцепились острые зубы.
От неожиданности он покачнулся, чуть не теряя равновесие – от сидения на корточках ноги чуть затекли, грязно выругался, инстинктивно вырывая руку, а кулак второй уже летел в наглую физиономию крысеныша.
Положение Франсуа было не устойчивым, поэтому удар вышел не таким сильным, как мог бы. На самом деле, Моле даже не успел подумать, прежде чем бить – все произошло автоматически, и при других обстоятельствах мальчик мог быть серьезно травмирован.
А так, обошлось без выбитых зубов и сломанных челюстей: только на глазах опухающий нос с моментально полившейся из него кровью внушали опасения. Но Франсуа не было до этого никакого дела.
От удара мальчик вновь оказался на полу, а Моле пружинисто поднялся, разглядывая укушенную руку. На ней ярко отпечатался аккуратный кружок зубов – некоторые следы наливались кровью, поганец умудрился прокусить кожу.
-Бешенный поросенок. – сквозь зубы бросил он, растирая место укуса. В первый момент он не почувствовал гнева – лишь недоумение и обиду – за что? Ведь все было так мило.
Но это ощущение быстро исчезло, сменяясь злостью.
- А бешенный скот пристреливают. 
В голосе прозвучало обещание, а носок ботинка коротко ударил мальчишку в живот.
-Теперь тебе придется очень постараться, чтобы хозяин не узнал о том, что в его стаде появилось негодное животное и не отправил тебя в расход.
Он еще раз пнул мальчика, не заботясь куда придется удар – с большим вниманием он вытирал белоснежным платком выступившие на месте укуса капельки крови.
Его настроение резко изменилось – если раньше нахальный мальчишка его забавлял и ярость была замешена на некотором интересе, то сейчас Франсуа будто заледенел – его злоба и раздражение превратились в изящный иней на оконных стеклах. Сейчас , он ни минуты не раздумывая, наступил бы мальчику на голову, и треск расколовшегося черепа тронул бы его не больше стука ночного мотылька в плафоне торшера.

79

Ожидая узреть сразу все, на что способен новый мальчишка, то есть сколько в нем осталось дерзости или непонимания, Шед полагал спокойно вернуться и обнаружить Поля либо спящим в комнате, либо в попытке к бегству бродящим где-то неподалеку от нее. Дальше ближайших коридоров и нескольких пустынных кладовых выбраться для подростка представлялось очевидно невозможным. Замок был безлюден, все гости собрались в залах, а значит опасности нет. Да собственно это и не важно…
Собираясь таки добраться до мероприятия и разыскать коллегу, с которым стоило переговорить о паре вещей, Реймон спустился в холл, но поскитавшись немного по этажу и незаметно понаблюдав за костюмированными гостями, окончательно отказался от идеи. Не время. Не место. Еще успеет. Воздух здесь был крайне густым, отчего голова совершенно отказывалась работать в нужном ритме. Стряхнув с себя приятную пелену, которая уже начинала путать мысли, Шед быстро покинул помещения и двинулся назад.
Тишину сейчас нарушали только его ровные шаги, легкие, но достаточно ощутимые для этого крыла замка, которого празднество не коснулось. До собственных аппартаменов было уже подать рукой, внезапно послышались голоса. Мастер напряг слух, нехорошее предчувствие забилось тонкой жилкой на виске. Ускорив шаг, Шед свернул направо и осторожно вошел в новый коридор, предчувствие подтвердилось.
- Фак! Мальчишка… – губы Реймона сжались, теперь его поступок казался ему куда более опрометчивым, чем простое развлечение. О Поле он почти забыл, а сейчас подросток находился здесь, во всей красе, и не один. Мастер устремил взгляд на мужчину, находящегося неподалеку. – Похоже кто-то из гостей поместья. Но почему он не со всеми? Ничего не должно было произойти..
Потерев переносицу, Шед сделал несколько шагов в сторону гостя и остановился.
- Простите, я не помешал  вашим развлечениям?
Мельком бросил взгляд на Поля, валявшегося в непосредственной близости, этот человек немного попортил мальчика, жалось, но сейчас не столь важно.
- Доброго времени суток, - поздоровался Шед. - Какие-нибудь..проблемы?
Совершенно очевидно, мужчина, стоящий перед ним, был крайне недоволен. Значит мальчишка выкинул свою очередную штуку. Теперь следовало что-то придумать, чтобы событие было быстро замято. Вероятно, убить Поля. Но после. Когда разберется с клиентом.

Отредактировано Шед Реймон (2009-12-14 02:28:14)

80

Сильный удар в нос, что-то горячее внутри наливается тяжестью и стекает по подбородку, пока темнота и гул в голове рассеиваются. В глотку набивается сгусток крови, тошнотворный и горячий. Боль застилает глаза, заставляет скорчится на полу и замереть, сознавая, что это не конец. Удар в живот и вновь острая боль, на этот раз по всему телу, носок ботинка словно пробивает насквозь, сминая внутренности. Поль закашлялся, кровь не давала сделать глубокий вдох, попадая в рот и вызывая еще больший приступ тошноты.
Он не вслушивался в ругань, позволив себе на секунду расслабится и забыться,  но в награду за нерасторопность носок ботинка вновь впился в грудную клетку.
- Нет.., перебиваемый кашлем голосок надрывался, трясущиеся руки пытались остановить кровь, но пальцы становясь скользкими, непослушно скользили возле распухшего носа, еще больше уродуя некогда красивое лицо.
Он не слышал ни шагов, ни уже знакомого голоса, просто потому что страх вытащил из мальчишки все нутро, оставив после себя пустоту. Широко раскрыв рот, Поль глотал воздух с собственной слюной и кровью, плотным комочком свернувшись в тени, желая ни больше ни меньше- исчезнуть с лица земли..
И лень поднимать голову, лень делать вдох, лень шевелить ссохшимися от крови руками, лень провожать гул в голове. Мальчик не мог понять. почему его так сильно трясет, почему он с трудом различает очертания интерьера и почему так плохо слышит.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прочие помещения замка » Лестницы и коридоры