Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Тройка, семерка, туз


Тройка, семерка, туз

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

"Все-таки надо было хоть каких нибудь крекеров, что ли достать" - мелькнула здравая мысль. Вело уже основательно. Как бывает когда еще соображаешь, что происходит, но вот контролировать происходящее уже явно не под силу. С другой стороны, смешно было бы предполагать, что Ксавье может контролировать, что бы то ни было.
И, к тому же, кому придет в голову контролировать маленькую корпоративную попойку.
- Футболка - наконец  озвучил пожелание Марсель
- О..мало того что без штанов оставил так теперь и вовсе в одних чулочках! Ах, я нищстная сиротка! - дурашливо пропищал Дюбуа, натягивая подол футболки к коленям. - Пощадите мсье. Умоляю! - горничного несло и уносило. - Вы даже не представляете, на что способны отчаявшиеся, обезфутболочные горничные, которым уже нечего терять кроме тапок, гетр и трусов! - откровенный жадный взгляд обжог Марселя. Веселье и пьяный кураж, конечно, пропитывали все слова и жесты. Но что то изменилось. Что то поднималось из глубин, загнанное туда вечной спешкой, работой и усталостью. Карие глаза блестели лихорадочно и губы горели, потемнев до винно-бордового. Темное сладострастие плескалось в расширенных зрачках как вино грозящее перелиться через край.
- Ты хотел этого Жорж Данден! - пафосно провозгласил Ксавье и потянул футболку через голову.
Несмотря на все свое предыдущее кривлянье, жест получился до жути бытовым. Так раздеваются в спальне.
Так раздеваются спеша избавиться от последних деталей одежды
Именно так быстро, но без суетности.
Футболка полетела на диван, а Ксавье по-прежнему не отрывая взгляда от зрачков техника. Словно пытался прочесть что то в этих льдисто голубых глазах.
- Я надеюсь только на то, что в следующем туре мне повезет. - Со странной интонацией произнес парень - и кто следующий?

22

На обнажение Марсель приготовился смотреть нарочито-откровенно, тем самым картинно-похотливым взглядом, которым стриптиз наблюдают в кино, а не в жизни. Скрывая за этим самым взглядом искренний интерес, доводя его до бутафорски смешного, что бы посмеяться первым, если искренность здесь окажется совершенно неуместной.
Марсель фыркнул смехом на очередные кривляния Ксавье, и едва не подавился очередным глотком виски. А еще алкоголь притупляет внимания. Помнишь об этом? Впрочем, память он тоже притупляет. И техник с абсолютно идиотской наивностью не замечал ни лихорадочного блеска в глазах, ни потемневших губ горничного, одновременно с этим одергивая свою толстовку так, что бы она хоть частично выполнила функцию утраченных джинсов.
- Oh, ja ja, tschulotschki, - передразнил Марсель Дюбуа, вложив во фразу весь свой немецкоязычный запас слов, - я буду беспощаден как фриц под Парижем. Ну как в том фильме про войну, с БДСМом.
Тьерри ни на секунду не смутился того, что знал историю в основном по фильмам. И порой по фильмам определенной категории.
Он поднес бутылку ко рту, пока Ксавье стягивал футболку через голову, но так и остановился, забыв про виски в руке, увлекшись сейчас открывшимся зрелищем. Взгляд техника скользил по торсу Дюбуа, словно касаясь его, проводя лини вслед за рельефом мышц. Тут действительно было на что посмотреть, и Марсель совершенно забыл о первоначально приготовленном для события, выражении лица.
До тех пор, пока Тьерри не столкнулся взглядом со взглядом Ксавье. Техник глупо хохотнул и сделал добрый глоток из бутылки. Сейчас по привычке он должен был смутиться, но смущение как-то не шло. Вместо этого, Марсель отставил бутылку, взял карты со стола и выкинул следующую пару.
- У тебя 7 крести … а у меня …. черт, 6 буби …- техник поднял взгляд на горничного, глядя прямо в глаза, - только, чур, не мстить ….
Предупреждение было не то из разряда слабой попытки самозащиты, не то и вовсе подначкой.

23

чур, не мстить
- Я буду нежен.
Обещание, вроде бы шутливое, прозвучало до странности серьезно. Фраза расслаивалась как пестрый клубный коктейль: сверху искристость и шутки и смех, а послевкусие окатывает теплой хмельной волной , накрывая с головой и лишая способности вовремя хохотнуть, переводя все в пьяную шутку.
Взгляд Дюбуа уже откровенно похотливо очерчивал силуэт замершего на диване техника.
Впрочем, гораздо больше манили глаза. Глаза цвета апрельского высокого бесконечного неба. Куда смотришь запрокинув голову, отслеживая пестрый хвост воздушного змея. Вместо того чтобы корпеть на скушной алгебре. Обоим тогда влетело..Но Ксавье до сих пор помнил какие у Дидье были мягкие и горячие губы. И задыхающийся шопот: "Ты рехнулся! Я не педик!!!" он тоже помнил. И глаза...прозрачно ярко голубые...
И поэтому, чтобы долго не тянуть кота за яйца - продолжил Ксавье - снимай свою кенгуруху. А то ты в ней похож на гнома который потерял штаны.
Черт...черт черт черт....-металась в голове одинокая и совершенно неоформленная мысль...Мысль была не оформлена, а вот желание вполне обрело форму и форма отчетливо выступала под трикотажем белья.
Черт!

24

От обещания нежности смех застрял в горле. Марсель бросил на Ксавье удивленно взгляд, и вновь рассмеялся, теперь уже скорее нарочито. До хмельного сознания наконец дошла определенная мысль, и скромно остановилась на пороге, теребя в пальцах подол толстовки. Впрочем, сознание было слишком залито алкоголем, что бы уделить ей должное внимание.
- Это еще вопрос кто тут гном, - техник усмехнулся и кивнул на белье Ксавье, одновременно почему-то подумав, что горничному наверняка очень не удобно в белье. О том, что без белья тоже может быть не удобно, Марсель уже не думал.
Он поднялся с дивана, пошатнувшись, и едва не снеся столик, но в самый последний момент удержался на ногах, подхватив со стола самое ценное – ополовиненную бутылку виски. Переставил ее на пол, что бы ниже было падать, и сделал Ксавье успокаивающий жест рукой, мол все цело, все под контролем.
Затем уселся Дюбуа на колени, и пьяно-многозначительно ухмыльнулся. Что означала сия ухмылка – он и сам не знал. Может просто жест, что бы затолкать свое стеснение куда подальше. Марсель ухватил Ксавье за руки, заставляя сначала поднять их над головой, а потом уцепиться за рукава своей толстовки. Затем проявляя просто чудеса пьяной эквилибристики, он просто вытряхнулся из толстовки, и одновременно сполз с колен Дюбуа на пол. Каким то чудом умудрился не потерять майку, которая все же задралась к подмышкам.
- Нежность – это вот примерно так, - назидательно погрозил он пальцем, и уцепившись одной рукой за колено Ксавье, потянулся за бутылкой, не желая вставать с места падения.

25

- Эй эй - метнулся было к Марселю Дюбуа, но тот жестом показал что все ОК и под контролем . Бутылка перекочевала на пол, а сам Марсель на колени к усевшемуся на диван Ксавье.. Дальнейшая пантомима напоминала что угодно, включая борьбу нанайских мальчиков, только не эротичное разоблачение одного другим. И слава богу. Потому что голова кружилась уже не только от виски, но и от отчетливого желания наплевать на эти детские игры и заняться взрослыми. А именно испытать на прочность белую майчонку техника. Почему то хотелось ее не просто снять, а ррразорррвать! Причем желание было столь сильным, что Дюбуа кажется слышал треск разрываемого трикотажа
- Нежность – это вот примерно так, - провозгласил голубоглазый бухой гном, грозя пальцем и, обняв колено Ксавье, потянулся к бутылке
- Нихуя - с пьяной прямотой и откровенностью возразил Дюбуа и потянул "гнома" вверх.
Оба довольно нетвердо держались вертикали, но это не помешало шатену, глядя и падая в прозрачную голубизну глаз визави, добавить
- Нежность это примерно так... и ладонь легла на затылок Марселя, а губы запечатали протестующий выдох. Пьяные поцелуи могут быть или омерзительными: много слюны и губошлепства, или восхитительными,  когда кажется что вместе с поцелуем пьешь чужую душу. Этот поцелуй был восхитительным. И Ксавье "поплыл"...

26

Наверное хорошо, что он так и не успел добраться до бутылки, когда Ксавье рванул его вверх. Ужас вида лужицы алкоголя почему-то усиленно будоражил его сознание, и вообще, это единственное о чем он мог думать, когда настойчивые губы Дюбуа коснулись его собственных. Марсель схватился за горничного, как за спасательный круг, ибо ощущение уплывающей реальности возникло, едва стоило закрыть глаза. Но открывать их уже не хотелось, так же как не хотелось отрываться от чужих мягких губ, или размыкать руки, держащие в своих объятиях обжигающее обнаженное тело. Марсель ласкал губы Ксавье, пробирался между них языком, ловил чужой язык своим, оглаживая его, дразня. Руки нырнули за резинку трусов, ощупывая чужие упругие ягодицы, ныряя пальцем в ложбинку между ними. Где-то мелькнула мысль, что наверное нужно сначала вытянуть карту, а потом раздевать, но верное решение нашлось быстро. Техник наконец оторвался от губ Ксавье, что бы глотнуть немного кислорода, и тут же рванул майку вверх, снимая с себя. Кажется послышался треск ткани, но Марсель его не заметил. Отбрасывая майку в сторону, он пошатнулся, и обхватив Ксавье, упал вместе с ним на так удачно стоящий рядом диван. Марсель пьяно-извеняюще улыбнулся и мазнул губами по губам Ксавье.
- Цел? – успел от выдохнуть ему на ухо, прежде чем собственные губы захватили чужую мочку, а руки прошлись щекочущей лаской кончиками пальцев от шеи к груди и ниже, запнувшись о пупок.
Разгоряченное тело прильнуло к другому не менее горячему, и нечто твердое, но явно не отвертка, уткнулось в бедро Дюбуа.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Тройка, семерка, туз