Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Метаморфозы » Сокровища Дьявола, или орхидеи ещё не зацвели.


Сокровища Дьявола, или орхидеи ещё не зацвели.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Будущее. Вертеп пуст и заброшен.

2

Сколько уже прошло времени с тех пор, когда он покинул Вертеп? 10 месяцев, год? Странно было возвращаться туда, где тебя не ждали, и уж тем более, где не ждут никого. Филипп окинул мрачный и ужасно запущенный на вид особняк, как...
- Японский городовой! - камердинер (а ведь официально он так и не ушел с работы) подскользнулся на старых листьях и полетел на землю, точнее, на свой мотоцикл, который он не удержал в руках. Уже упоминалось, что шел невероятный ливень и смотреть на дом через толщу воды было весьма неудобно и не практично, и следовало сосредоточится на дороге к гаражам, за что и поплатился грязными теперь штанами.
Как ему объяснили в деревне, где он благоразумно заправился, в особняке давно никто не живет, кроме - трам-парам - призраков! Ну конечно, тут наверняка обитало невероятное количество дух младенцев, съеденных на завтрак самим де Вилем. Он стал неким подобием Жиля де Рэ современного разлива, которым пугали детей, если те плохой слушались. Ах да, о хозяине он, конечно, не узнал ничего нового. Так и остался пропавшим без вести.
Филипп нежно поцеловал комплект ключей, благоразумно прихваченного при прощании с Вертепом, и открыл гараж, запихивая свой Дукати. Было немного жутко, видеть огромное помещение совершенно пустым. Тихо чертыхнувшись, он поставил мотоцикл на ближайшее место и снял наконец свой шлем, отряхивая волосы. Кроме связки ключей и стопки карт он так же прихватил и несколько вещей, что могут ему здесь пригодиться, как вот этот фонарь с мощным освещением. Раз он не попал сюда днем, когда светло и ярко, ему стоило включить электропитание для всего особняка.
И тууут все ужастики мира вдруг резко вспомнились ему. Конечно, идиоту, что идет в темный-темный подвал проверить свет, телефон или любой другой шум всегда достается - или убивают или в него вселяется какая-то хрень. Надо было взять с собой какого-нибудь хомячка - присутствие живого существо всегда успокаивало.
Филипп потянул за все рубильники, свет в подвале и в нескольких помещениях включился. Очевидно, кто-то не сильно утруждал себя переключателями, когда питание и так отключается. Ну что же, можно пройтись по дому, посмотреть, что и как осталось. Возможно, что-то интересное обнаружится...
Филипп расстегнул мокрую куртку - он успел порядком вспотеть, находясь здесь, а не пол холодным потом воды снаружи.
Молодой человек поднялся в главный холл с гаража, вздрогнув от звонкого звука лифта, оповестившего о прибытии на этаж.

3

Амадеус уехал неожиданно быстро. Когда приходят плохие вести, не думаешь, как собираешься. Кидаешь, всё что под руку попадёт в чемодан, бежишь к администрации, стоишь на коленях, получаешь добро и… Деус не взял с собой почти ничего. Свалил шмотьё в чемодан, сколько влезло, пару шкатулок в карманы и айда.
Только потом через несколько месяцев, когда всё улеглось и разрешилось более менее благополучно, он вспомнил, что оставил у себя в комнате заначку в муляже банана. Денег было не очень много, но в середине свёрнутых трубочкой купюр лежал камушек, чистой воды. Амадеус всё порывался вернуться, но никак не получалось. Да и как? Уехал, прервав контракт. Не важно, что по семейным, да мало ли, там никогда никого это не колышило. Зато теперь его всё больше колышило, что там, в замке его бананом заветным может, кого в задницу тычут, и не знают, что там камушек, его деусовский, законно заработанный. В страшных снах он видел, как банан в самое неподходящее время переламывался, и драгоценность выпадала. А может его уже и выбросили, и крысы на помойке об него зубы стачивают. Амадеус пытался дозвониться туда, достучаться и дописаться. Но разве это было возможно?
И вот этой весной он всё таки решился. Долго трясся в поезде, спал на верхней полке. Проснулся от очередного кошмара и со всей дури ломанулся затылком в потолок. Потом тёр шишку и пил остывший чай. С утра взял в прокат машину и рванул по памяти. На что он надеялся? На красивые глазки.
Дороги развезло, и Деус несколько раз выходил, чтобы подложить под задние колёса камни и палки. А к середине дня ещё и начался ливень. Он остановился у ворот и долго смотрел на высокую стену и кованные тяжёлые створки. Пережидал пока небо чуть перестанет рыдать. Но он заливалось не на шутку. Выдохнув, он ругнулся и вылез под холодные струи. Подняв воротник приблизился и нажал на кнопку звонка. Совсем не хотелось задирать лицо, потому что напьёшься поневоле, но надо было показать свои красивые глазки в камеру. Амадеус улыбнулся и поискал взглядом камеру. Струи тут же побежали по лбу, скулам, по шее за пазуху. Место, где всегда висела обзорная камера пустовало. И он немало удивился.  Может, перевесили? Поискав и потоптавшись в грязи он ещё раз нажал кнопку. Тишина, только раскат оглушающего грома, словно глас с небес – пошёл вон! Деус вздрогнул. Переждать в местной деревеньке и попробовать завтра? Не хотелось уходить не с чем.
- Подавитесь, сукины дети!
В сердцах он  пнул железную створку ворот и тут же схватился за колено.
- Ууууиииии!
Тут же, откуда ни возьмись, на его сложенную пополам спину медленно, но верно сползла толстая железная цепь, которой были прихвачены створки. Амадеус вскрикнул, упал на колени, разбрызгивая грязь. Ему показалось, что верху на него налёг один их тех громил, что охраняли покой замка.
- Я…я…только за вещами… - проблеял он, когда цепь  благополучно продолжила своё движение к земле и, упав окончательно, обдала его свеженьким из налитой лужи.
Отпрыгнув, Деус размазал «грязевую маску» рукавом куртки и разогнувшись, уставился на медленно отъехавшую створку ворот. Потоптавшись ещё минуту, он всё-таки сел в машину и завёл мотор. Аккуратно въезжая. Он беспрестанно крутил головой. Вид у окрестностей был странный. Такой как будто бы здесь год, а то и больше не ступала нога человека. Сад, что начинался ближе к замку, зарос кустами, и был завален прошлогодней листвой, которая то тут, то там вылезала из проталин. Наконец показалось и само поместье. Амадеус остановился не подъезжая. Ожидая громкого лая и пары крепких ребят, он ошалело смотрел на темные окна, кое-где зиявшие пустыми «глазницами».
- Это что, Вертеп?
Ответом был снова раскат грома. Но теперь он звучал, как призыв к действию – давай, ищи свой банан и беги отсюда! Нет, Деусу не надо было дважды повторять.
Выйдя из машины, он, всё ещё озираясь и не веря своим глазам, поднялся по широким ступеням и постоял у двери. Наконец, протянув руку, огладил кованую ручку. Держась одной рукой за неё, Амадеус сложил пальцы второй в кулак и тихонько постучал.
- Кто, кто в теремочке живёт? – тихо себе под нос пробубнил он. – Похоже, что медведь уже посетил это место.
Он потянул за ручку, не надеясь, что дверь поддастся. А если и поддастся, то наверняка за ней будет стоять детина, роста в два метра, и со злющими глазами, если не с ружьём наперевес. Который возможно, и не спросит даже, «а что  тебе тут красавчик, надо»? А пальнёт ему, Деусу, прямо между ног, не дав ему пролепетать, « я, это, в гости к месье Дьяволу зашёл».
Но дверь поддалась, и за ней открылся весьма плачевный вид главного холла.
- Можно? – достаточно громко выдал Амадеус. – Я только на минутку…
Так и стоя на пороге он обвёл взглядом отвечающий ему молчанием замок. Сглотнув, он шагнул внутрь.
- Это Амадеус….- снова выдал он, как будто бы это открывало ему все двери в замке, и тут же должна была появиться торжественная музыка и под ногами, раскатиться красная ковровая дорожка, не меньше.
Сквозняк пробежал по полу, подхватывая клубок паутины и сухие листья, то тут, то там валявшиеся на полу. Сквозь пыльные окна просвечивалось всё меньше света и ливень, что барабанил по ним, не способствовал торжественному моменту. Снова сверкнуло и загрохотало, так, что Амадеус подскочил и невольно кинулся вперёд. Дверь с грохотом захлопнулась, видимо, дом согласился с приходом гостя.
- Мама, чёрт! - Деус осмотрелся, как загнанный зверь.
Сердце чуть не выпрыгнуло.  Где тут сортир то был? Надо туда и наверх, пока никого нет.  Он развернулся в сторону лифта, пытаясь по памяти восстановить весь путь. Да, конечно, по состоянию можно было понять, что здесь никто не живёт, но возможность того, что кто-то этот дом сторожит оставалась. А сталкиваться с этим «кто-то» совсем не хотелось.  Что я скажу? Простите, но я забыл свой банан? Амадеус почему то живо себе представил, как из темного коридора на него выступит сам де Виль, и так спокойно, до замерзающей льдинками крови в его деусовских жилках спросит « Соскучился, мальчик? Проходи, гостем будешь.» Он тряхнул головой, отгоняя. Заберёт заначку и быстро смоется. Потом, в деревне спросит, как такое случилось?
Амадеус  поёжился.   Знал бы, фонарик прихватил. Как я в темноте такое здесь, что найду то?  Небо, ну почему, почему ты всегда против меня!?!
Яркая вспышка озарила главный холл, и Амадеус даже прищурился, присел от неожиданности. Свет мигнул пару раз и остался, демонстрируя запущение вокруг. Не успел Деус испугаться, как следует, как двери большого лифта открылись и …
Как показалось стриптизёру, фигура, стоящая в нём была ничуть не меньше двух, а то и трёх метров. И поднялась она никак не иначе, чем  прямиком из преисподней. Амадеус хотел просто объяснить, извиниться, но вместо этого из его открытого рта вырвался какой-то  замученный поросячий визг, переходящий в хрип, и затихающий, лишь для того, чтобы несколько раз, как выкинутая на берег рыба, хватануть ртом воздух. При этом он сложил ладони лодочкой и прижал к груди.

4

Филипп не успел выйти из лифта, как его обдал леденящий кровь вопль. Молодой человек шарахнулся назад, задевая зеркало тяжелым фонарем и звон битого стекла просто украсил картину ужаса, стоящего перед глазами камердинера.
- Блядь твою... -  Филипп не подымаясь с колен начал тыкать во все кнопки подряд, совершенно не соображая, что там ни зомби, ни привидение, ни уж ни как не вампир. - Твою же...!.. Твою же! - он продолжал истерично тыкать, и наконец створки лифта сжалились перед ним и закрылись, и его понесло вверх. На неизвестный темный-темный этаж с жутким неизвестным.
- Блеать, стой!! - он нашел аварийную кнопку и начал тыкать в нее, но красная бестия не желала поддаваться! Маленькая пластмассовая стерва заела, и злобный лифт отворил створки в темноту... Почти, поскольку сенсорные датчики еще работали, каждая лампа начала зажигаться по-очереди, словно приглашая посетителя пройтись, как когда-то, и если свернуть направо, он попадет в зал... но только надо пройти под мигающей лампой, и под той, что не работает...
Пока Филипп наблюдал футуристический пейзаж коридора, лифт снова захлопнулся и понес его дальше вверх.
- Твою же... - да, твою же, Филипп! Нашел где прятаться, в лифте! Он же доедет до верхнего этажа и со свиииистом грохнется вниз! С выпученными от страха глазами, камердинер выскочил на следующем же этаже, сжимая в руках фонарь. Сенсоры и тут не подкачали, в отличии от перегоревших ламп, что делало коридор этажа очаровательно мрачным и готичным. Так, если он войдет в эту комнатку, то откроет окно, с него можно выпрыгнуть, добежать до гаража... Если он не сломает обе ноги и позвоночник, конечно. Или пройтись по жуткой-жуткой лестнице...
- Ну твою же... - он сполз по стенке и глубоко вздохнул. Так, он взрослый человек, уже 26 стукнуло. И он соображал, когда приехал сюда один... Туго соображал, но разве в этом дело? Ну какие тут могут быть зомби... и привидения...
Разве что души невинных младенцев... ну, тех самых, съеденных на завтрак... Но если остаться тут, то эти аномальные явления явятся за ним сами! Лучше уж...
- Твою же, Филипп, ну во что ты веришь! - вот действительно, может, там не привидение выло, а вор какой-нибудь! Или бомж забрался переночевать... ну да, обычно он тусуется в пещере посреди леса, а тут бац - дом пустой...
Только что-то не спешил бежать вниз и проверять, что за диво внизу, да и коленки подводили.
- Бля... - он судорожно дернулся, услышав шум лифта, возвращающегося вниз.

5

Сказать, что  Амадеус испугался, это не сказать ничего. Когда инопланетянин, а это был не иначе, как он, ведь росту немалого только они, да игроки НВА, как совершенно безосновательно подозревал Деус. Так вот, когда инопланетное чудовище выстрелило, а оно именно выстрелило, потому что невидимый энерголуч прошёл в нескольких сантиметрах от уха, падающего стриптизёра, обдавая его жаром и подпаливая волосы на виске (что не почудиться поклоннику уфологических комиксов). А его, чудовище ненасытное, отдачей шибануло так, что откинуло обратно в лифт. Из глаз его, жадных до человечьих мозгов, да, именно до мозгов, как, просвещаясь долгими зимними вечерами, почитывал Амадеус  Они такие, эти  инопланетяне, им только мозги и подавай. И так, из глаз его брызнули во все стороны искры, как будто мелкие осколки разбившегося зеркала. Деус вовремя успел увернуться и уткнулся мордой в пол. Створки лифта захлопнулись, кабина рванула наверх. Там, в глубине, раздавались какие-то лающие нечеловеческие звуки. Возможно  инопланетянин, а Амадеус уже не сомневался, что видел и рожки и бластер. Так вот, возможно, инопланетянин рванул за подкреплением, потому что разве можно взять такого бравого парня, как Деус вот так, одним выстрелом, да голыми зелёными  щупальцами. Стриптизёр завозился на полу. Сейчас надо было думать не о том, как найти, то за чем пожаловал, а о том, как спасти свою многострадальную задницу. Внимательно выслушав,  чечётку, которую отбивало его «храброе» сердце в рёбра, Амадеус принял единственно правильное решение.
Бог с ним, с камушком. Подавитесь, зелёные человечки!
Не поднимаясь, по-пластунски,  как заправский вояка, он пополз, пятясь пятой точкой, к двери. Упёршись пятками в оную, он ужаком поднялся и, потянув за ручку, попытался открыть, со страху дёргая на себя, тогда как открывалась она в другую сторону. Прямо спиной стриптизёр чувствовал, как лифт, который к этому времени снова пошёл вниз, трясёт от количества инопланетян, пришедших на подмогу к первому и непременно желающих утащить красавца-стриптизёра, так же, как и других обитателей замка. Ведь Деус уже чётко решил для себя, что месье Герман с сотоварищами были не иначе как похищены и, конечно, замучены в стальных стенах летающих тарелок. Поэтому, когда лифт остановился на этаже главного холла,  за несколько секунд до того, как двери его открылись, не менее резво визжа, Амадеус со всего маху двинул, наконец, плечом в нужном направлении и выкатился на мокрый порог. Он так же рьяно, не сбавляя скорости, скатился по ступенькам вниз и ухнул, с размаху в грязь. Не обратив на такой явно неподобающий выход никакого внимания и даже, как говорят, не чуя под собой ног и не разбирая дороги, Деус кинулся к своему спасительному автомобилю. И если бы результат его бега зафиксировали  независимые наблюдатели, то мировой рекорд наверняка был бы побит на много лет вперёд. Что-что, а бегать Амадеус умел.
Чуть не вырвав с «мясом» ручку дверки, он ворвался внутрь и заперся. Судорожно вцепившись в руль и не сводя взгляда полного паники с медленно закрывающейся на пороге замка двери, Амадеус попытался завести машину, и, как это водиться, выронил ключи. Господи, как в плохом фильме ужасом, ей Богу! Щупать ключи и караулить одновременно периметр взглядом не удавалось. Пришлось нырнуть вниз. Стукнувшись лбом о приборную доску.  Нормально, для симметрии с шишкой на затылке сойдёт. Амадеус шарил руками под ногами, проклиная медленно, но верно наваливавшуюся тьму.  Только бы бензин не кончился, я ж не сплю!
И, о чудо, он не кончился. И даже ключи нашлись, и Деус даже сумел вставить их в замок зажигания и, как не странно, завести мотор. Машина, под непрекращающуюся барабанную дробь дождя дёрнулась, как раз тогда, когда на пороге, как показалось Амадеусу, возникла погоня. Втопив в пол педаль газа, стриптизёр рванул с места, выбрасывая из-под колёс тучу грязи. И он  сумел проехать несколько метров, прежде чем авто наехало на что-то твёрдое и острое, словно клыки дьявола. Машину повело и, подскочив на мокром бордюре, она благополучно встретилась с раскидистым клёном. Подушка безопасности предотвратила окончательное  объанилопование  красивого высокого лба, украшенного  сеткой грязных полос. Показавшись, что задыхается, Деус судорожно дёрнулся на сидении, открывая дверь и вываливаясь в земляную жижу.  Вот и всё, что было, вот и всё что было, ты, как хочешь, это назови, для кого-то просто: приехать, взять банан, уехать. Для кого-то - край, чёрт, побери!

6

Филипп обжимал, лапал и лобзал свой фонарь, словно это было последнее его спасение в жизни. Он был большой и тяжелый, такие любят таксисты, ведь в случае чего он не только хорошо посветил бы, но и мог ударить по затылку потенциального грабителя. Главное, не давать в руки маленьким детям.
Лампочка судорожно мигала, и привидение показывалось из-за угла. Вот рука, костлявая и жутка... опять рука... рука... рука... сколько там рук? Он направил луч фонаря, которая осветил что-то странное, но совершенно не похожее на руку скелета. Мерцающая лампа била по глазам, причиняя физическую боль. Что это? Веточка?
- Филипп, ты полный идиот... Думаешь, тут действительно бродят призраки и скелеты? - звук собственного голоса успокаивал его. - Ну смотри, вон там за дверью стоит какая-нибудь ваза, большая такая... А в ней декоративные ветки... и вода протухла, вон, чувствуешь, какая вонь стоит?..
Запаха он, конечно, не чувствовал, но воображение удачливо воскрешало в памяти все ароматы зеленого болота и сгнивших цветов, которые он забыл в вазе на пару недель.
- А внизу? Филипп, вот ты пришел, почему другой не мог? Может, действительно из соседней деревни пришли поживиться? Кого остановят слухи о духах? Мы живем в 21-ом веке.
Молодой человек оторвался от стены, воодушевленный собственными разговорами, и стянул рюкзак с плеч. В этот момент потухла мерцающая лампа, и камердинер снова замер. Жутко, черт. Но лапки-веточки так и не двигались.
Глубокий вздох, проветривая легкие. Луч света в рюкзак. Так, бутерброды, вода... Веревка, пакеты... ну где же он? Пистолета он собой не взял, так и не научился стрелять, а обращаться с огнестрельным неумело - это для самоубийц и любителей стрелять себе в ногу. Ага, вот он. Нож, большой, армейский, он отдал за него кучу денег. Конечно, Филипп обращался с ножом так же неумело, как и с пистолетом, если думать о самообороне, но острое лезвие и фонарь-дубина лучше, чем... просто фонарь-дубина. Или, может, взять термос и облить незнакомца кипятком, и пока тот будет выть от боли атата его по голове?.. Если он пырнет с перепугу ножом, последствия будет трудно исправить...
- Ну уж нет, с ножом как-то увереннее, - пробормотал он и нажал кнопку вызова лифта, при этом не поворачиваясь спиной к длинному коридору. Обойдетесь, он будет в себе уверен!
Дзынь! Филипп вздрогнул. Почему этот звук теперь такой пугающий в кромешной тишине?..
Молодой человек аккуратно заглянул в зеркальную коробочку, но наткнулся лишь на свое отражение с жутким фоном полутемного коридора. Филипп ползком забрался туда и нажал на первый этаж. Он не вставал в полный рост - в друг кто-то будет стрелять без предупреждения? Да и страхово как-то.
Филипп вдохнул и выдохнул, сжимая фонарь в одной руке и нож в другой.
- Сейчас кто-то попляшет, - сказал он без уверенности и прикусил губу. Ну давай, пусть это будет простой человек. Простой человек, с ногами, руками и... телесным, осязаемым туловищем... Ну, пожалуйста!
Да пошел ты! Филипп зажмурился и нажал кнопку гаража. Нахуй, он вернется завтра днем, когда будет светло и сухо!
Створки лифта распахнулись.

Отредактировано Филипп (2011-01-28 16:10:08)

7

Привалившись спиной к спущенному колесу, Амадеус отдавал дань чечётке. Отбивало её всё, что можно. Начиная от сердца, зубов, пальцев, кончая дёргающимися время от времени ногами. Он замёрз, и стал плохо видеть в почти полутьме, что начала быстро окутывать замок и окрестности. Мокрый и испуганный  стриптизёр судорожно соображал, как ему поступить. Встав на колени, он обполз машину вокруг и оценил ущерб. Возможно, было конечно попробовать заменить пару передних колёс, но не в такую погоду, то и дело, ожидая, что из-за угла появиться летающая тарелка. Да и запаска была одна, да и в капоте явно что-то требовало ремонта. Ползти до деревни ночью, с зелёными человечками на пятках? Деус передёрнул плечами. Вернуться в дом? И тут молния, что снова расколола тёмное небо на части, кажется, попала светлым зарядом и в его голову. Дом. При доме гараж. Возможно там, остались какие никакие плав. средства. Стриптизёр поднялся, скользя грязными ладонями по крылу авто. Дёрнул заднюю дверку.  Правильно. Погони нет, они думают, что я уехал. А я тихо так проберусь и умыкну одну из их летающих «кастрюль». А может, кто из клиентов свой ламбарджини оставил. «Держи, Деус. Пользуйся!» Пошарив по заднему сиденью в поисках небольшой барсетки и найдя оную, стриптизёр расстегнул куртку и, повесив за ремень на шею, вновь сомкнул молнию, пряча сумку под одеждой. Потом потёрся лицом о обивку сидения, пытаясь хотя бы так лишить себя липкой жижи, полученной при падении и дальнейшем исследовании состояния автомобиля. Подёргав багажник, он достал оттуда увесистый гаечный ключ. Вот! Амадеус взвесил его в руке, размахнулся и произвёл пару удароподобных движений.
- А спросят, типа, кто это тут такой? А мы им – автосервис вызывали? У ваших тарелок габаритные огни не горят. А это противоречит закону Франции! И починим, так резво два раза по голове…- забубнил стриптизёр, выискивая в глубине багажника, вдруг завалившийся туда, фонарик. Но такого не нашлось. Зато нашёлся мощный крюк, размером чуть больше ладони. Деус вытащил его на свет божий и осмотрел.
- Берегитесь зелёные мерзавцы. Камушек мой может вы, и заполучили, но живьём меня не возьмете! – сквозь зубы цедил он, отламывая от клёна ветку.
Почесав запрятанную в капюшон голову и обшаря салон в поисках верёвки Деус, наконец, придумал развязать ботинок. Шнурком от которого прикрутил крюк к палке,  другой конец оной продел в рукав и цепко взялся примерно за середину. Получилось внушительно – Капитан Крюк отдыхает. Крякнув от удовольствия, и ещё раз взвесив гаечный ключ в другой руке, стриптизёр медленно двинулся в сторону замка.
Бодро шагая одной ногой, и чуть подтягивая другую, как заправский пират, так как ботинок, лишённый шнурка, грозил оставить ногу «сиротой» и, озираясь по сторонам, под непрекращающейся пеленой дождя, в свете время от времени сверкающих молний Амадеус, ковылял мелкими перебежками от дерева к дереву, загребая в ту сторону замка, где, как помнил, находился гараж. Спасительные ворота с небольшой дверью, по которым катилась потоком вода приближались. В доме,  тем временем, было абсолютное затишье. Никак поужинали остатками мозгов и легли спать. Сунув гаечный ключ между ног Деус облапал гаражную дверь в поисках ручки. Нащупав, потянул.
- По хорошему прошу…открывайся …парашют – прошептал он, как заклинание перед пещерой, полной сокровищ.
И о чудо, дверь поддалась. Перехватив гаечный ключ, стриптизёр приник глазом к открывшейся щели. Как не странно в гараже тускло горело аварийное освещение. Огромное пространство было пустым. Впрочем, нет. Посреди всего этого «взлётного поля» прямо красавцем, алел новенький мотоцикл. Челюсть стриптизёра медленно отъехала вниз.
- Теперь что, на таких летают?
Обведя ещё раз всё любопытным глазом, Деус приоткрыл дверь ровно на столько, чтобы протиснутся в образовавшуюся щель. Прижавшись с другой стороны к двери и выставив вперёд своё «оружие» Амадеус подождал ещё чуть-чуть, ровно столько, чтобы у притаившихся врагов кончилось терпение. Покусав губу и поняв, что «объект» находиться без охраны стриптизёр аккуратно подошёл к чуду, всё-таки потеряв ботинок. Но в этом ли была сейчас суть? «Суть» стояла и ждала, чтобы на неё сели, завели, и…
- Тушите свет, разбегайтесь суслики, и это всё мне!- снова зажав гаечный ключ между ног, прошептал  он.
Двери лифта распахнулись. Стриптизёр дёрнулся. Гаечный ключ упал, спеша на горячую встречу с мокрым носком, очищенным от ботинка. В глазах вспыхнули искры, соревнуясь по яркости с то и дело мелькавшей во дворе молнией. Страх липкими холодными лапами схватил за задницу, прошёл по спине и запутался в волосах. Амадеус резко развернулся, борясь с пронзительной болью в ноге, и ошалело заорал, потрясая крюком:
- Всех убьюююююююю!!!!!

8

Филипп не ожидал такой подлянки от Бога, что придумал его жизнь. Ну или того, кто за нее ответственность. Его ангелу-хранителю должно быть стыдно! Провести сквозь Ад на земле, чтобы погибнуть в самом расцвете сил от такого непотребства... Это существо, упырь несчастный, эта баньши крикливая... ну, что бы это ни было, оно должно быть наверху! Ну какого оно поперлось вниз?! В гараже ничего, кроме плесени, быть не могло и не должно!!
Хотя, может, это микроб мутировал? Вырос до огромного размера, и сейчас как...
Конечно, в тот момент Филипп не размышлял ни о религии, ни о биологии. Когда на тебя прет нечто огромное и волосатое, страшное, словно вылезло из канализации, и при этом звучно завывающее, тут не дискуссий и расследований, от какого животного вот это самое произошло.
То, что тварюка подобралась к его сокровищу, было словно ледяной водой по яйцам. Наверняка шины погрызла, чтобы он не смог уехать!
Филипп не стал ждать, когда неопознанное чудовище приблизится к нему и зажмет в лифте (но оттуда так выйти и не решился - а вдруг у твари собрат в темноте спрятался и только и ждет, когда жертва выманится?!), а решил сразу действовать. Для начала - предупредительный бросок фонариком во всю массу тела чудовища (куда судьба пошлет, хотя если б в лоб и оглушить...).
- А ну стой! - взревел (как он искренне надеялся) Филипп. - Стрелять буду!
Стрелять было нечем, но уточнять камердмнер не решился. У него в руке большой и опасный нож, так что пусть оно рискнет само к нему, гадина такая привиденчиская, подползти! Он как сейчас!.. на всякий случай нажмет кнопку первого этажа...

9

От инопланетянина что-то отвалилось и прыгнуло прямиком в его, амадеусовскую сторону. Нога нещадно болела, но, не смотря на это, Деус сумел увернуться и отпрыгнуть, как ему показалось от отделившейся щупальце. Прыжок оказался удачный, потому что отделившаяся часть пролетела мимо и попала как раз в вожделенный мотоцикл, поцеловав в дребезги его заднюю фару, и в то же время не удачный, потому что нога в ботинке поскользнулась, наверное, на накапавшей с него, Деуса, лужи, и поехав в сторону растянула стриптизёра на полу. Крюк с грохотом вдарил по цементу и отломился, закатываясь, куда-то в район тёмного угла.
- А ну стой!  Стрелять буду!
Взревел инопланетянин на чистом французском языке. Завозившись на полу, от этого окрика, Амадеус и на самом деле замер. С каких это пор инопланетяне так зычно предупреждают о пальбе из бластеров? Голос показался знакомым, смутно, но знакомым.
-  Не надо стрелять ! – воззвал стриптизёр к разуму внеземной цивилизации, пытаясь сообразить, как правильно вести переговоры. – Не надо, я про вас никому не расскажу. Я вообще тут случайно.
Подняв голову, он со страхом всматривался в проём лифта. Что ж не стреляет? И не выходит. Стесняется что ли?
На холодном полу и в мокрой одежде было некомфортно, если не сказать больше. Амадеус чихнул. Ожидая пальбы, втянул голову в плечи. Вот тебе Деус на выбор, сдохнуть от пневмонии, но попозже, или сейчас, от простреленной бластером башки. Хотя нет, они в голову палить не будут, там мозг…какой никакой. Он аккуратно размазал рукавом остатки грязи по лицу, и убрал прилипшие волосы, нацепляя прямо таки голливудскую улыбку. Чем чёрт не шутит, вдруг, пожалеют и отпустят  такого красавца?
- Меня Амадеусом зовут. Очень приятно с вами познакомиться… – не с того не с сего выдал, сжавшийся в твёрдый, маленький комок мозг стриптизёра, укладывая мысли на язык. Как будто бы зелёных человечков до глубины их души, цвета хаки, должно было поразить вежливое представление.
- Я вам станцевать могу…

10

Филипп замер, соображая, что же происходит. Этот... вор-приведение-самое-страшное-на-Земле-чудовище... в общем, чем бы оно там ни было, оно просто уселось на пол и ныло.
Что он говорил, что? От страха у Филиппа не только колени дрожали, но и в ушах закладывало. "Не стрелять", он и правда сказал "не стрелять"? Он что, не видит, что у него в руках простой нож? Или, черт, он даже не смотрит в его сторону!
Он вздохнул от облегчения и попытался рассмотреть, что за существо сидит там.
Оно - Филипп попытался понять, какого пола и возраста этот человек, но пока без особых результатов - даже представилось!
- Меня Амадеусом зовут. Очень приятно с вами познакомиться…
"Редкое имя", - промелькнуло в его голове, но после "я вам станцевать могу" зазвенел колокольчик. Было что-то в этом знакомое, ну уж очень знакомое, как мозоль на пятке.
Рискнуть, не рискнуть?
Перехватив нож поудобнее, он сделал шаг вперед, створки лифта, не сдерживаемые руками, захлопнулись. Филипп продвигался осторожными шажками к человеку возле его детки. Тот держался довольно-таки уверенно, правда грязь на лице и одежде мешала рассмотреть.
- Амадеус? - переспросил он и прочистил горло. Филипп неуверенно протянул руку к лицу парня, стирая лишнее. Под слоем грязи оказались знакомые черты лица. - Тот самый Амадеус, что любит ходить в серебряных трусах? Ланье, кажется?
Но бросаться в объятья он не спешил, хотя увидеть простого парня вместо зомби было явным облегчением.

11

Внеземной разум, верно,  решил, что пора переходить от слов к делу. Отпустив створки лифта, от чего они захлопнулись, а Амадеус вздрогнул и вжал голову в плечи, инопланетянин двинулся в его сторону. Какой-то странный у него бластер. Уж очень похож на ножичек, нехилый такой ножичек… Но дёргаться было поздно. Всё равно задницу прострелят, даже из ножа. Они, эти человечки зелёные, такие. Хлебом их не корми, на тарелках не катай, дай отстрелить чего-нибудь у хорошего молодого человека, который только, можно сказать, жить начинает.
- Амадеус?
Голос прозвучал вопросительно.  Смакует. И было в этом голосе, и ещё в фигуре столько знакомого. Рука «пришельца» коснулась лица стриптизёра. Деус поднял взгляд и обомлел. Он знал его, ну, не лично, но…
- Тот самый Амадеус, что любит ходить в серебряных трусах? Ланье, кажется?
И не люблю я вовсе! Возмутилось где-то глубоко внутри, но мозг возопил. Соглашайся, хоть в серебряных, хоть в золотых, хоть в шерстяных, ручной вязки. Только не убивайте! Деус рьяно кивнул головой.
- Да, да. Линье!
Хоть горшком назови, только в печку не ставь! В голове всплыло название фильма « Адвокат дьявола». Нет, перед стриптизёрам был не адвокат. Но человек, сейчас стёрший лишнее с его лица имел непосредственное отношение к «Дьяволу» как за глаза называли  владельца замка месье Германа. Камердинер Дьявола. Это, это месье Филипп… Фамилии Деус совсем не помнил, хоть дружок бармен и назвал её тогда, указывая взглядом на лощёного франта. Он камердинер у самого Дьявола….но по сути своей и мухи не обидит… Стриптизёр снова лучезарно улыбнулся. Возможно это и месье камердинер, но в комиксах писали, что пришельцы могли надевать личины тех, чей мозг употребили эндцать дней назад.  Мухи та он может и не обидит, но тесак в руке знаменитый. Хлеба он сюда нарезать пришёл. А то сели зеленожопые обедать, глядь, а хлеба то нет. В деревню далеко, на «тарелке на налетаешься. Бензин нынче дорог – кризис. Ну, так один и говорит. «- Ты сходи-ка вниз в гараж, там, кажется, свежепеченый раскрасавец приполз за бананом своим. Ну, так пригласи его к нам в качестве выпечки»… Амадеуса понесло. Подняв жалостливые горе очи на аля-камердинера, он не менее жалобно спросил:
- А вы тут что делаете? А месье де Виль где? А я тут вот, в гости…и уже ухожу…- Покосившись на нож, и переведя взгляд на мотоцикл, Деус сложил ладони лодочкой и прижал к груди, как ангел. Ангел, судя по виду низвергнутый с небес и подстреленный не раз в разные места молнией, так и сверкающей там, за дверями, приземлившийся, словно аэробус у которого отказали шасси на фюзеляж, и пахавший им не менее пяти километров.
- Отпустите меня, а, месье…Филипп…
Решил он сыграть по "их" правилам. Авось поверит, в то что Деус поверил. А вдруг и правда месье Филипп, неизвестно зачем шатающийся тут с ножом. Охраняющий сокровища Дьявола! Мысль пришла внезапно, и столь сильно поразила стриптизёра, что тот рот раскрыл.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Метаморфозы » Сокровища Дьявола, или орхидеи ещё не зацвели.