Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты VIP-гостей » Покои господина де Реналя


Покои господина де Реналя

Сообщений 61 страница 80 из 85

61

Валин молча курил, время от вымени сбивая потускневший столбик пепла в пепельницу, стоящую на рельефном прессе друга. И каждый раз при этом незамысловатом действии  он окидывал взглядом обнаженное тело, еще хранящее на себе следы страсти. Сейчас ему больше всего хотелось заключить его в объятия, жарко целовать потемневшие, истерзанные поцелуями губы, гладить ладонями плечи и торс. Слизать с него все свидетельства их близости, не пропуская ни сантиметра  кожи, такой горячей и соленой. Но он просто сидел рядом, даже не придвигаясь ближе. Слишком хорошо находиться так близко и просто чувствовать его, смотреть. Если я смогу просто смотреть на тебя, я никогда не попрошу о большем, мне ничего другого не будет нужно.
И он, с последней глубокой затяжкой поднялся, аккуратно, чтобы не коснуться плоского живота кончиками пальцев, взял пепельницу и отошел к столу. Вернулся и сел на край кровати рядом с Германом, держа в руках металлическую коробочку с салфетками. Валин неторопливо отер тело  де Виля: его живот, бедра, шею. Спокойный взгляд на губы. Не поцеловал, хотя был уверен, что сделает это. Лишь задержал взгляд на маленькой ранке, оставленной его зубами. Язык сам собой вспомнил вкус крови Германа, а затем металлическую соль  собственной на его узких губах, поблескивающую на ровном ряде верхних резцов, беспощадно впившихся в его плечо. Валин словно только вспомнил об этом, когда посмотрел на свою руку, запачканную запекшейся кровью. Он рассеяно стер алые следы, потер плечо и вновь поднялся, когда Герман обратился к нему с просьбой, которую вполне стоило ожидать. Дьявол играл. Упивался тем, что окружало его.
- Хорошо. – Он вышел в кабинет и отсутствовал в комнате несколько минут. Телефонный звонок. Приказ. Все как обычно в таких случаях.
Вернувшись в спальную, направился к шкафу. К постели подошел, держа в руках один из с своих бесчисленных костюмов, безупречно строгий. Разумеется Герман мог ограничиться только брюками и рубашкой. Одежда подошла бы ему, разве что в плечах Валин был чуть шире, поэтому рубашка оказалась бы слегка свободнее, чем могла бы быть.
Сам же Валин был все еще обнажен. И он был уверен, что не будет одеваться вовсе, даже когда приведут несчастного, кого судьба столкнет с охраной, посланной поймать кого-нибудь  в коридорах замка и привести сюда, что бы развлечь месье де Виля.

Отредактировано Валин (2009-10-13 02:29:45)

62

Всё когда-нибудь кончается – и сигарета кончилась. Слишком быстро – подумал Герман, и не без сожаления проводил взглядом отошедшего Валина, который вернулся с салфетками. Де Виль предпочёл бы оставить на себе следы мужской страсти, но отказываться от заботы не стал. И лежал, не двигаясь, подняв руки за голову, безмолвно смотрел в лицо, наблюдая за тем, как серый взгляд изучает рельеф мускул, задерживается на изогнутых в мягкой хищной полуулыбке губах. Казалось, ещё мгновение, и Реналь откинет коробочку, придавит собой к постели и скажет – я хочу ещё. Но, конечно, он не сказал. Фантазии. Стёр с себя присохшую кровь и ушёл в кабинет.
Голос Валина тихо донёсся из соседней комнаты, потом возвратился он сам. Всё также, не одевшись, ходил по спальной, давая лежащему на постели Герману рассматривать себя от затылка до ступней. Мужчину нисколько не смущала нагота. Зачем? Он был красив. Куда красивее без одежды… узкие бёдра и длинные ноги, широкий разворот плеч, изгиб поясницы. По ягодицам взгляд скользил осторожно, словно Валин мог его ощутить. Герман так и не коснулся их, не повёл ладонями по жемчужной смуглоте упругой кожи, порывисто сжимая пальцы… Рафаэль закрыл глаза, отметая от себя мысли, и открыл лишь тогда, когда заметил, как после скрипа шкафной дверцы по бедру прохладно мазнула ткань. Реналь стоял рядом с кроватью, держал в вытянутой руке костюм, по всей видимости, свой собственный. Беззастенчиво голый и спокойный, как Берлинская стена. Но и она была разрушена…
- Спасибо, Валин.
Он действительно взял только рубашку и брюки, оставив в стороне остальное. С каким-то трепетным чувством, будто совершает тайное извращение, натянул чужие брюки, чужую сорочку. Последнюю не застегнул, поднимаясь с постели и машинально поправляя ворот и манжеты, только убрал края под пояс, так что грудь и пресс в узком распахнутом проёме остались открытыми постороннему взору. Тонкий гибкий ремень затянулся на талии. Герман плавно обернулся, улыбка тронула губы. Ты не будешь одеваться? Он шагнул ближе, босой и бесшумный. Пока никого нет… Он не рассчитывал на ответ, но обнял друга, встав перед ним, ладони соединились в замок на пояснице, и закрыл глаза, чтобы мягко, тепло дотронуться губами до губ и не спешить отодвинуться. Пусть Валин сам отходит, это его право. Отстраняется. Улыбается. Принимает молча. Спасибо тебе, Валин… Я хочу тебя, но что это по сравнению с желанием просто чувствовать твоё плечо рядом с моим, держать за руку, обнимать. Кто бы ещё мог понять меня, как ты. Если бы я мог любить, то сказал бы, что втрескался в тебя после этой восхитительной случки по уши, но к счастью – или к несчастью – трезвость меня никогда не покинет, как и бесконечное моё одиночество.

63

-------------Парадный вход, холл и лестница
Ками уже толком не помнил, чья именно охрана дала ему поручение. Снова с серебряным подносом в руках, он мчал на кухню, чтоб оставить пустые бокалы, бережно протереть поднос. Лучшее вино и шампанское. Множество бокалов. О, как же Рыжику всегда хотелось показаться лучшим...  Природное желание - быть услужливее, вежливее. послушнее, чем остальные... И вот именно сейчас ему выпал шанс - отнести алкогольный дурман самому Хозяину. Однако, направили его в покои господина де Реналя. Сердце содрогалось в груди, замирало, а потом билось с бешеной скоростью. Сейчас... Останавливаясь перед дверью, Ребле готов был кричать от торжества и страха. И снова... Сейчас... Камиль коротко оглядел бутылку непочатого вина многолетней выдержки на своем подносе, неоткрытого шампанского. И множество бокалов. Небрежным жестом рыжик отставил добрую половину на поднос пробегавшего мимо парня, такого же слуги, как он, оставив три бокала... Зачем три? Он сам не знал. Не важно.
Осторожно стуча в дверь, горничная не стерпел. Не подождав положенное время ответа, он ворвался в покои - уж слишком горел желанием оказаться в них... Однако, его глазам открылся кабинет мсье Валина. Задержавшись на мгновения, юноша с замиранием сердца осматривался по сторонам, запоминая каждую деталь скромного интерьера. Однако, это ничуть не помнит обстановку… Однако, вспомнив о том, зачем он пришел сюда, Рыж шагнул к ещё одной двери, которая, по его предположениям, должна была вести в покои. Немного помедлив, юноша прошел в узкий коридор. Пройдя его, повернул ручку и открыл дверь, скользну внутрь.
И зря. Камиль испугался и покачнулся, облокотившись спиной о прохладную дверь. Руки двигали поднос из стороны в сторону, чтоб удержать бокалы на нем, что норовили упасть, словно пьяные. Уравновесив все, Камиль лишь подхватил последний, помогая ему стать вертикально. Какой позор... А как же всё-таки нелепо выглядела эта немая сцена... Когда зашедший юноша просто пожирал прекрасные тела мужчин взглядом своих серых глаз... Жадных... И что же за привычка – постоянно приходить в самый неподходящий момент? Здесь и был мсье Валин, нагой, с одетым хозяином. И горничная готов был поклясться, что в этих покоях пахло сексом.
-Простите меня... - попытка хоть как-то исправить нелепую ситуацию. Камиль поспешил отвести свой взгляд от мужчин. Приметив столик, он подошел к нему и опустил поднос осторожно, всё это время чувствуя лёгкую дрожь в руках. Уходи отсюда, пока не получил по голове за свою наглость. Спеша ретироваться с места происшествия, горничная оказался у двери из покоев, пробежав коридор, бросаясь к выходу. Однако, вот незадача - дверь оказалась заперта. Рыжие брови удивленно поползи вверх. Всё против меня... Камиль попробовал повернуть ручку двери ещё раз, но безрезультатно. И лишь только после нескольких попыток пришло чувство, что  какой то чудовищный механизм захлопнул мышеловку. А маленькой неудачливой мышкой оказался именно он. На висках проступил холодный пот, но Ребле так и не обернулся, продолжая дергать ручку. Не терял призрачных надежд.
Пока звуки голоса не заставили его замереть, чувствуя, как внутри все сжалось и похолодело. Камиль сразу понял приказ мсье де Реналя. Эти стальные, холодные нотки, слетавшие с его губ. Нужно вернуться обратно... Страх ещё больше стал обволакивать юношу, пробегая неприятными мурашками по спине. Однако, Ребле поймал себя на мысли, что очень даже хочет повиноваться. И парень послушался, развернувшись, медленными шагами направился обратно в покои. Всё это время ноги подкашивались, и Камилю казалось, что он вот-вот упадет и больше не сможет встать. Войдя в помещение, рыжик коротко посмотрел на мужчин и опустил голову. Дыхание перехватывало от накатывающего волнения, но юноша не смел ослушаться.
-Я здесь, мсье... - голос охрип, и слова отдались легким зудом в горле. Но это было ничто по сравнению с неопределенностью, от которой горничная просто сходил с ума.

64

Северно-серый взгляд следил за тем, как Герман одевается. Как горячая кожа скрывается под покровом ткани. Остановить его? Сорвать все это, что бы иметь возможность хотя бы любоваться телом этого породистого порочного красавца? Да. Но Валин не шевельнулся. Слишком непривычно было видеть, как Герман одевается… тем более в его, Валина, вещи. Де Реналь едва заметно улыбнулся, ему вдруг показалось, что эта одежда, принадлежащая ему, словно часть его самого, и теперь это будто он сам окутывает тело Германа невесомыми объятиями. В следующую секунду Рафаэль приблизился, по-кошачьи бесшумно ступая по полу. Барс... И его жаркие руки обвили торс, заключая в горячие объятия. Губы мягко коснулись губ, и Валин тоже обнял его, прижимая теснее к себе. Мне бы хотелось видеть, как ты спишь, обнимать тебя, охраняя твой сон… Наверное этого уже никогда не будет.
Сам Дьявол – воплощение порока, причина страданий и объект вожделения всех невольников Замка. Герман. Тот, чьи желания нельзя предугадать. Мужчина, причинивший столько ужаса и боли, сколько не смогли бы, наверное, испытать даже жители Помпей в своей предсмертный час. Герман.
Валин никогда не старался объяснить себе, почему его так тянет к этому человеку.  Он ощущал только почти навязчивую потребность оберегать его от всего, что могло представлять угрозу  для столь сильного и  опасного мужчины. Что бы ни что не могло разрушить эту грязную, греховную вселенную, которой стал Вертеп для всех его обитателей.
Он прервал поцелуй, чуть отстраняясь, что бы не дать пламени  вновь неизбежно вспыхнуть от более продолжительного прикосновения. Его холодная ладонь коснулась щеки мужчины, а губы спокойно улыбнулись – только так он умел выразить  благодарность и нежность.
Их уединение было нарушено  Рыжеволосым юношей с подносом в руках, отворившем дверь без стука и юркнувшим в комнату раньше, чем мужчины  повернулись в его сторону. Металлический поднос отчаянно затрясся в руках, бокалы затанцевали, норовя упасть  на пол. Видимо охрана не долго утруждала себя поисками… Валин выпустил Германа из своих объятий, взял со стола очки, прихваченные из кабинета, надел их, и повернулся к двери, рассматривая вошедшего парнишку. Абсолютно голый, он был спокоен, словно на нем сейчас был один из лучших костюмов. Юноша же поставил поднос на стол, пролепетал слова извинения и выскочил вон.
Куда же ты так спешишь?
- Вернись сюда. – Холодный, властный  голос. И мальчик вернулся, опустив голову. Валин чувствовал его страх, и это каким-то мрачным удовлетворением оседало в чернеющем сознании.
Похож на лисенка…но все равно щенок.
- Разве тебя не учили стучать, перед тем, как войти в чью либо спальню? – Спросил он, присаживаясь на край кровати. – Что обычно бывает с теми, кто не соблюдает правила? – Голос спокойный, раскатистый, с прокуренной хрипотцой.

Отредактировано Валин (2009-10-13 23:12:43)

65

Достаточно одного поцелуя, чтобы мысли прервали свой размеренный ход и всё спуталось в голове от жаркого соприкосновения губ к губам. Нет, Валин не стал отталкивать, и больше того, обнял сам, дав тесно прижаться в прохладных руках. Снова так близко друг к другу, что член вдавился в член, и только ткань брюк отделяет их. Нестерпимо жжёт желание повести пальцами вниз и вперёд и горячей чашей обхватить гениталии мужчины, чтобы приметить смену выражения в невозмутимом взгляде, услышать шумный выдох. Ладонь легла на скулу. Момент, полный бесконечной, безмятежной душевной теплоты. Улыбка осветила лицо Валина и погасла, как только в соседней комнате послышались торопливые шаги. Герман помнил, что дверь была заперта изнутри на ключ. Значит, Реналь её открыл перед тем, как вернуться в спальную, и кто-то вошёл в покои президента комитета. Без разрешения – какая непростительная оплошность, усугубленная ещё более, когда гость минул узкий коридор и ворвался в спальную.
Юноша замер с непередаваемым выражением на той части лица, которая была видна без маски. В руках у него был поднос, хрустальная посуда мелодично звенела на нём, содержимое бокалов лишь чудом не расплескалось в первые мгновения, насыщенные красноречивым молчанием присутствующих. Герман едва усмехнулся, чуть приподнялись уголки рта. Так улыбается голодный лев, в клетку к которому запускают жирного ягнёнка. Ситуация выглядела бы комичной, не будь нарушитель покоя так напуган. Он оставил поднос на столе и решил немедленно ретироваться, но поспешность была столь велика, что юноша, по всей видимости, забыл, в какую сторону открывается дверь в апартаменты. Мужчины, наверно, секунд десять наблюдали, как он дёргается в кабинете, пока короткий сухой приказ де Реналя не прервал не увенчавшуюся победой попытку к бегству. Деревянная кукла – и та бы двигалась в обратном направлении увереннее и изящнее. Гость приплёлся на порог спальной, невнятно пролепетал "Я здесь, мсье". Хозяин затаил дыхание, оглядывая его с головы до ног.
Зелёный костюм с искусной бледно-золотистой вышивкой необыкновенно шёл юноше. Герман задумался, сам ли мальчишка подбирал себе наряд из предложенных или кто-то помог? Узоры полумаски были похожи на завитки дыма или сказочной пыли, какой её рисуют в детских книгах на широких полях плотных страниц. Маленькая фея с дивными губами. Светлая кожа и точки веснушек на носу. Но главное – волосы. Каскад рыже-огненных прядей, туго стянутых в хвост. Всё это мужчина подметил за один беглый взгляд по тонкой фигуре, когда проходил мимо к оставленному на столе подносу. Он молчал, пока не находя нужным поддерживать начавшийся разговор, мало напоминающий светскую беседу. Улыбка скрылась за краем бокала, когда Валин сел на постель, для устойчивости бесстыдно раскрывая колени перед юным гостем. Герман медленно отвёл взгляд, заливая огонь внутри вином.

66

Ещё никогда Камиль не чувствовал себя таким потерянным и разбитым. Рыжик обижался на самого себя, то посылал себе самые страшные проклятия, которые только знал, а то просто корил. И что его дернуло пойти в покои господина де Реналя? С одной стороны, ему просто приказали принести сюда алкоголь, но с другой стороны... Что манило его так войти в заветную дверь, которая вела в покои мсье Валина? Я не знаю... А может, если бы он постучал и остался ждать под дверью, то всё было бы совсем по иному.  Поздно... Уже поздно о чем-то жалеть... Ты же уже не вернешься обратно во времени и не сможешь переиграть всё по новому. Так, как тебе было удобнее...  От волнения закружилась голова, и Рыжику показалось, будто его обдало неприятным жаром с ног до головы. Меня просто выкинут отсюда, из Вертепа.. Или нет... Незнание того, что же ему грозит за его оплошность, заставляла Ребле нервничать ещё больше. И ещё юноша не мог придумать, куда ему деть свои похолодевшие от страха руки. Он то прятал их за спину, царапая ногтями ладони, то принимался дергать локоны хвоста, что ниспадал по его плечу. А то и вообще принимался щипать себя за бедро, пытаясь удостовериться, что всё происходящее - всего лишь дурной сон. Но чуда не происходило, и Рыж не просыпался в свой кровати, а находился все ещё тут, под холодным взглядом де Реналя.
-С теми, кто... Я... - голос предательски хрипел. Ками попытался оправдаться перед мужчинами, придумать какую то отговорку. Но в голову ничего не пришло. Да и зачем ему пытаться соврать? От этого будет ещё только хуже. Лучше не усугублять ситуацию... Оставалось только отвечать на поставленные вопросы. Проведя языком по пересохшим губам, юноша продолжил.
-Тех, кто не соблюдает правила, ругают... - краткое молчание. Камиль поднял голову на мсье Валина, что сидел на краю кровати. Дыхание вновь перехватило. Щеки юноши всполохнули стыдливым румянцем, благо на нем была маска и хоть чуть-чуть скрывала смущение. Снова опустив голову, Ребле смотрел в пол, однако перед его глазами до сих был обнаженный мужчина, сидящий на кровати, совсем не стесняющейся своей наготы. И Хозяин, который, кажется, совсем не замечал прислугу. Почему-то казалось, что такое поведение ничего хорошего не предвещало.
Тех, кто... - юноша тяжело вздохнул, пытаясь выдавить "правильный" ответ из себя. Оттянул мягко пальцем воротничок, что просто душил его сейчас.
-Тех, кто не соблюдает правила, наказывают.

Отредактировано Камиль (2009-10-14 13:22:41)

67

Воцарившееся молчание нарушалось лишь шумным, взволнованным дыханием юноши.  Его с трах можно было ощутить, вдохнуть в легкие вместе с воздухом, посмаковать на языке. Спокойные серые глаза  смотрят с насмешкой,  в них не отразилось ни желания, ни жалости, ни жестокости. Невозможно прочесть в этом взгляде свою судьбу. Это всегда пугало невольников больше всего - неопределенность. Если в выражениях лиц гостей, в похотливом блеске их глаз, рабы могли увидеть уготованную им участь, то  оказавшись перед де Реналем они терялись, гадая, что же с ними будет. 
Валин рассматривал его костюм, безразлично скользнул взглядом по маске. Ее, пожалуй, не стоит снимать. Задержал внимание на чувственных губах, которые юноша облизывал,  пока сбивчиво отвечал. Нетрудно было догадаться, что  чувствует парнишка – то же, что испытал бы любой, оказавшись наедине с хозяином замка и президентом комитета – отчаяние? Его могли изнасиловать, изуродовать, убить , отпустить или выгнать с презрением – все варианты были одинаково возможны.
Герман, пройдя мимо мальчика к столу, взял бокал, отвлек на себя внимание серого взгляда. Хищник. Так близко от своей жертвы. Может ли юноша чувствовать  сколько угрозы таиться в одной только едва заметной улыбке…  Де Реналь поправил очки, прикрывая на мгновение глаза.
Дьявол хочет видеть унижение. Сам же Валин куда охотнее сейчас посмотрел бы, как Герман  трахает этого мальчишку сзади… он бы не устоял, присоединился к ним, всаживая пареньку по самые гланды или втискиваясь членом в узкий зад вместе с Германом, что бы ощущать его рядом, тесно, внутри этого тела, сейчас трепещущего от страха. О, паренек бы просто визжал…
- Раздевайся. – Голос звучит спокойно, но глаза все еще закрыты. Это все еще игра, и если паренек выбежит из спальни, мужчины не бросятся за ним. Вероятнее всего даже забудут о нем, не станут искать среди прислуги и рабов. Но если он попадется на глаза одному из них, не трудно представить, что ждет его…
Узкие губы сейчас совсем сухие. Там на столике – холодное шампанское. Но Валин не поднимается, что бы утолить жажду, он лишь открывает глаза, слегка поводит головой:
- Напоите мальчика, Герман. – Спокойно улыбнулся, встречаясь взглядом с привычным льдом взора. – Здесь жарко, он наверняка хочет пить.

Отредактировано Валин (2009-10-15 01:24:31)

68

Руки у гостя начинают жить своей собственной жизнью. То мнут ткань, то судорожно стискиваются, то накручивают волосы на пальцы, и ни на минуту не унимаются. Юноша поднимает голову и тут же вновь опускает, взгляд прячется за прорезями полумаски, но на нежной коже мгновенно вспыхивает горячий стыд от внешнего вида, позы расслаблено сидящего на постели мужчины. Германа он также не оставлял равнодушным, только хозяин этого не проявлял так явно.
Бокал отставлен в сторону. Шанс на побег можно было считать упущенным, когда Герман подошёл к юноше после твёрдого тихого приказа Реналя и близко стал за спиной. Его руки легли на плечи мальчика, своим жаром немного унимая трепет чрезмерного волнения. Бояться больше было нечего. Незачем. Что бы ни было решено, от гостя ничего не зависело. Мужчина едва улыбнулся и наклонился ближе, слегка сжал сухими пальцами холодные от испуга ладони, ласкающе погладил их и выпустил, взглянув в лицо Камиля сверху вниз.
- На что ты только что смотрел?
Первые слова, которые он негромко произнёс в присутствии гостя. В тоне решительно не ощущалось ни раздражения, ни неприязни. Так ли это было хорошо? В ожидании ответа хозяин молчал, тем временем медленно спуская ладони по плечам юноши и сдвигая с них длинный камзол, под которым обнаружился такой же вышитый жилет и сорочка с кружевами.
- Посмотри ещё раз, - голос заметно меняется. Это уже приказ.
– Посмотри и скажи господину президенту, нравится ли тебе его член. Я пока помогу тебе раздеться… Маску мы, пожалуй, оставим.
При наличии не просто отличной – фотографической памяти и прекрасной наблюдательности, Герман был уверен, что перед ним не друг и не клиент. Значит, оставалось лишь два варианта. Прислуга или раб? Камзол был брошен на постель. Хозяин потянул за концы зелёную ленту и позволил ей порхнуть под ноги с шелковистых волос, рассыпавшихся золотистым, пламенным дождём по белоснежному батисту рубахи. Герман невесомо повёл по ним, дав почувствовать прикосновение между лопаток, к пояснице, и его руки заключили мальчика в кольцо – мужчина расстёгивал пуговицы жилета. Он расправился со всеми до единой и отправил очередную деталь костюма на кровать. Пальцы скользящим движением ослабили ворот и развязали шейный платок. О словах де Реналя Герман помнил. Собираясь выполнить поручение, он оставил парнишку в покое, чтобы вернуться за бокалом с остатками вина.

69

Сердце в груди не унималось, и Камиль слышал его стук в своих висках, чувствовал его. Здесь и вправду было очень жарко. В горле пересохло, и рыжик ощущал, как ему всё же трудно ворочать языком. Ребле на мгновение прикрыл глаза, чтоб хоть как-то успокоиться, но ничего не выходило. Может, не всё так страшно... Обойдется... Я же просто вошел без стука... И увидел их... Боже... Очередной приказ слетел с губ господина де Реналя и заставил юношу вздрогнуть, распахивая серые глаза.
-Зачем?... - слова непроизвольно слетели с пересохших губ, но в следующее мгновение Камиль поспешил замолчать. Прикусив губу, он мялся несколько секунд, даже не заметив, как мсье Герман оказался за его спиной. Почувствовав прикосновение к плечам, юноша резко повернул голову, сталкиваясь взглядом с господином де Вилем. В глазах снова промелькнул страх, Ками едва удержался, чтоб не отпрянуть в сторону, но... Мужчина едва заметно улыбался, мягко касался холодных рук слуги, что и вправду немного успокаивало. Может, ему нечего бояться здесь и сейчас? Несколько глубоких вздохов и тихих выдохов, и юноша попытался улыбнуться в ответ, но улыбка вышла натянутой и похожей на непонятную гримасу.
- На что ты только что смотрел? - стыд снова заставляет вспыхнуть щеки, но Камиль не смеет отвести глаз от мужчины, начиная снова мелко подрагивать. А далее следует приказ… Выполнить или ослушаться? Но что грозит юноше, если он посмеет ослушаться? Судя по тону Германа, то ничего хорошего.
-Я... - рыжик наконец медленно поворачивает голову и переводит взгляд на президента комитета, что сидит на краю кровати. Слова застряли где то в груди, и юноша силится произнести их, заливаясь краской до кончиков ушей. Он смотрит туда, куда ему было велено, пожирая взглядом и ощущая тот дурман, что окутывает его. А тем временем теплые пальцы Хозяина избавляют его одежды, которая сейчас становится не нужной.
-Господин де Реналь. - лента, стягивающая волосы, падает под ноги. Чувствуя прикосновения к рыжим локонам, к себе, Камиль вздрагивает, жмуря на мгновение глаза. Скажи это... Скажи же это... Тебе же и вправду нравится... Но как же всё-таки тяжело дается эта правда. Чувствуя себя сейчас марионеткой в руках этих мужчин, горничная приподнимает ресницы и произносит хриплым голосом, пересилив себе.
-Господин де Реналь... Мне нравится...Ваш член... - тяжелый вздох. Он смог. Нервно дернув плечом, Ребле кратко проводил взглядом Германом. Легкая озадаченность. Похоже, снять с себя остатки костюма предстоит ему самому. После сказанных слов господину де Реналю смущение начало постепенно проходить. Стараясь не смотреть на мужчин, Камиль снял с себя башмаки, осторожно отодвинув ногой в сторону. Дрожащими пальцами расстегнул пуговицы своей сорочки, повесив её на руку. Тебе лучше слушаться их... Ведь так будет лучше... Просто делать, что они хотят... Признать себе, что его уже начинала интересовать та ситуация, в которую он попал, не хватало сил. Расстегивая пуговицы на коротких штанишках, рыжик наклонился, чтоб стянуть с себя одновременно ещё и шелковые чулки и бельё. Вытянув вещи друг из друга, юноша сложил их настолько аккуратно, насколько мог, и прижал к себе, прикрывая пах. Вот.... Кажется, я готов... Взглянув сквозь прорези маски на мсье Германа, Ками подумал о том, что ему бы сейчас очень даже не помешало бы промочить горло.

70

Валин смотрит очень внимательно, но привык получать удовольствие  лишь глядя, не прикасаясь. Но после сегодняшней ночи одного только взгляда мало. Хочется дотронуться самому, почувствовать мягкость рыжих волос, волной упавших на узкие плечи, когда сдерживающая их лента была снята.  Мальчик, бесспорно, очень красив. Но он не невольник, Валин без труда мог вспомнить каждого раба с рыжими волосами, коих в замке, в виду особого пристрастия Хозяина к светловолосым юношам, было не так уж много. Он просто не мог запомнить всех, слишком большое количество слишком красивых мальчиков. Именно эта красота стирала различия между ними в восприятии де Реналя. И лишь те, кто отличался хоть чем-нибудь от общей массы совершенной лицом и телом, запоминался Валину, как, разумеется, и взрослые рабы.
Значит все же прислуга…
- Зачем? – Мальчик быстро опустил взгляд в пол, его голос был сдавленным, будто невидимая удавка душила его все это время. Все невольники всегда задавали этот глупый вопрос. Каждый раз, когда звучал этот приказ, они спрашивали «Зачем?». Валин никогда не отвечал. Ответ был слишком очевидным. И они всегда раздевались самостоятельно. Сразу же. За исключением, правда, особо строптивых. Да и те, после хорошей дрессировки, быстро скидывали с себя все лишнее, если это было велено. Такие правила царят в этом замке, нельзя знать наверняка, что с тобой будет, но если слушаться и быстро выполнять приказы – можно избежать многого.
Юноша сгорает от стыда, его белое лицо пылает, когда Герман задает ему вопрос, кладет   свои жаркие руки на дрожащее плечи. «На что ты смотрел только что?». Валин улыбнулся, не без удовольствия наблюдая за действиями Мастера, слушая его голос. Быть может румянец появился на щеках парнишки именно из-за этих прикосновений, дразнящих и успокаивающих одновременно.
Де Реналь успел забрать свои сигареты прежде, чем на то место, где они лежали с мягким шуршанием приземлился зеленый маскарадный камзол, а в след за ним и жилет.  Герман отошел к столу, мальчик продолжил раздеваться сам. Щелчок зажигалки. Он вновь закурил, глядя прямо в глаза юноши, когда тот, запинаясь, произносил то, что было велено.  Усмешку скрыл сизоватый табачный дым.
-Тогда покажи мне свой.  Брось одежду на пол. – Прозвучало тихо, но довольно отчетливо. И когда вещи, которые юноша старался аккуратно сложить,  оказались у его ног, Валин глубоко затянулся, опираясь на оставленную назад руку, чуть отклонился на постель, принимая более расслабленную позу. Его взгляд медленно скользнул по белому тельцу, задержался на нежных разовых сосках, опустился по впалому животу вниз.
А теперь повернись лицом к господину Герману.  – Приказал он, все еще глядя на юношу, едва заметно улыбаясь. Что бы выполнить приказ, мальчику следовало развернуться спиной к де Реналю. - Расставь ноги и сядь на корточки, а руками раздвинь ягодицы.  – С бесшумным выдохом избавил легкие от густого табачного дыма. – Я хочу видеть твою задницу. Пить будешь из рук Мастера. – Тон спокойный, и от этого не менее властный. – И если ослушаешься, я потушу сигарету о твои яйца, малыш.

71

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

72

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

73

ООС: Валин пропускает ход

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

74

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

75

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Валин (2009-10-18 10:08:12)

76

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

77

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Камиль (2009-10-19 13:21:14)

78

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Валин (2009-10-21 00:56:51)

79

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

80

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты VIP-гостей » Покои господина де Реналя