Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Комната Филиппа


Комната Филиппа

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Комната средних размеров, достаточно светлая, что бы не включать днем электричество. Ничего лишнего в ней не было, у одной стены - кровать-полуторка и шкаф с одеждой. У окна - большое кресло, возле которого низкий кофейный столик. На нем нередко лежали маленькой свалкой различные предметы бытовой жизни слуги.
Тайная и страсть и любовь камердинера - книги - выплеснулась в огромном, сделанном на всю стену книжному шкафу. Декоративные полочки были заняты уже наполовину различными книжными изданиями, не показывая, впрочем, вкус хозяина.
К комнате прилагается так же и ванная комната. Совсем небольшая, но способная удовлетворить первые нужды.

Отредактировано Филипп (2010-09-23 00:38:28)

2

Комнаты невольников » Комната Поля.

Филипп зашел в свою комнату, уже предвкушая, что может завалиться на кровать и отдохнуть перед самым праздником, ну или хотя бы принять холодный душ, чтобы согнать легкую усталось. Его планы мгновенно разбились вдребезги, стоило парню переступить порог. Взгляд мгновенно приковался к двум карнавальным костюмам (которые, несомненно, выделяются среди прочей обстановки комнаты), висящим на дверцах шкафа. Один его, а второй...
- Черт! - выдохнул Филипп, почти с ужасом смотря на костюм. Как он мог забыть отнести его в комнату Германа? Не смотря на занятость, и возникшие мелкие неприятности в виде мисс Самерс и Поля... Ах, какая разница, забыл и забыл.
Филипп не бросился в комнаты месье де Виля сломя голову, а прошел сначала в ванную. Ему нравился шум воды, даже производимый простым напором из крана. Слуга подставил ладони, набирая ледяную воду, и плеснул себе на лицо. Стало лучше, и Филипп повторил так называемую процедуру несколько раз, вздрагивая от холодных капель, сумевших пробраться за ворот рубашки. Слуга взял с полки средство для ополаскивания, набирая резко пахнующей мятой жидкости в рот и почти сразу ее выплевывая. Филипп закрутил кранник и взглянул на себя в зеркало. Потрясающе. Раздраженно вздохнув, слуга стянул ленту с волос, что бы поправить выбившиеся из прически пряди, и перевязал хвост по новой.
Живот заурчал, требуя к себе внимания и Филипп попытался вспомнить, когда он ел в последний раз. К сожалению, времени на какой либо ужин не было, потому что бал уже по сути начался, а хозяин из-за него задерживается... Пожурив себя, Филипп бросил затею разыскать что-то съедобное в своей комнате, и решил сначала заняться костюмом. Осторожно взяв его в руки, что бы ничего не упало, не помялось и не попортилось, он направился в апартаменты Германа.

Апартаменты владельца поместья » Ванная комната и гардеробная

3

Апартаменты владельца поместья » Ванная комната и гардеробная

Первым делом Филипп сбросил с себя всю одежду, кинув прямо на пол возле кровати, и поплелся в ванную. Ледяной, до упора, потом обжигающе-горячий и снова ледяной. Контрастный душ помог прийти в себя, собраться с мыслями и согнать усталость, хотя бы на время. Уж больно парню требовалось побывать на карнавале, хотя и знал, что долго там не выдержит. Дрожа от холода, Филипп наскоро вытерся и пошел в комнату, готовясь к вечеру. Не могу же он пойти на вечер в своем обыденном костюме.
Первым делом парень достал из шкафа и разложил на полу давно заказанные театральные краски. Филипп уселся поудобней перед большим зеркалом на дверце шкафа, и заколол волосы, что бы те не мешались - его "маска" будет нарисована. Выкрасив белилами лицо так, что бы не осталось ни одного природного цвета, он начал разрисовывать себя золотой краской. Сначала обвел глаза и накрасил губы; справа теперь красовался огромный скрипичный ключ, занимая часть щеки, глаза и лба; слева была лишь пририсована той же золотой краской бровь. Если его не знать хорошо, если не присматриваться, то можно совсем не распознать в нем камердинера месье де Виля. 
Следующий в очереди был костюм, довольно-таки скромный по сути, но отделка и ткани явно намекали, что он стоил недешево. Все белого цвета, он состоял из рубашки с пышными рукавами и камзола. Белые короткие, слишком обтягивающие брюки, вместо чулок и ботинок были белые сапоги. Вся одежда была сплошь декорирована "золотой" выделкой - ленты, кружева, вышивка, жемчужинки, пряжки... Наряд не был полноценной репликой старинной моды, но от этого не выглядел менее великолепно. Последний штрих - распущенный волосы, упавшие мягкой волной по плечам. Светлые, золотистого оттенка, они прекрасно дополняли его наряд.
Филипп не отказал себе в удовольствии оглядеть себя со всех сторон, крутясь перед зеркалом. Он даже со смущением мысленно обозвал себя блондинкой, но... черт, да, ему нравилось видеть себя красивым и ухоженным. Слуга был похоже на фарфоровую статуетку - белоснежную, с богатой позолотой, и пустую внутри.

Бальная зала

4

Холл и общие залы » Бальная зала

Первым делом, едва перешагнув порог, Филипп станул с себя камзол, неловким движением порвав нить жемчужин, которые тут же рассыпались по полу. За камзолом на кресло полетела рубашка и брюки, сапоги и носки он бросил рядом. Взгляд упал на захламленный столик - повсюда валялись какие-то бумажки и обертки, чашка с недопитым, давно остывшим кофе, недоеденный бутерброт с сыром, а еще три книги. Филипп любил начинать несколько историй и потом дочитывать их под настроение - это может быть и криминальный детектив, и приключения среди воинов-варваров... Среди этих трех затесалась почти детская сказка, которую он оставил "почитать на ночь" - легкая, ненавязчивая, светлая история. Но не сегодня - сейчас он был готов заснуть без всяких печатных слов, но сначала ему придется снять белила с лица.
Разыскав специальное средство среди вещей на полу среди вещей, оставленных чуть ранее перед зеркалом, он пошел в ванную комнату. В его комнате не было бардака, что вы. Все лежало на своем месте и он точно знал, что и где, и просто приходил в бешенство, когда кто-то перекладывал вещи с места на место. Именно поэтому он запретил слугам убираться - да и вообще заходить - в его комнате, предпочитая все делать сам. Только времени у него не всегда хватало на это время и вот постепенно его жилище обрастало слоем пыли.
Клятвенно пообещав самому себе, что хотя бы уберет мусор со стола, Филипп отмыл лицо. Несколько белых, едва заметных полос все же осталось, но ему сейчас было все равно. Голова гудела так, что просто хотелось положить ее на мягкую-мягкую подушку и заснуть, что бы на время лишиться способности видеть и слышать. "Кажется, я переборщил с холодным душем..."
Может, действительно, легкая температура и завтра все пройдет? "Если нет, то надо взять у Дэни таблетки..."
Филипп с удовольствием нырнул под теплое одеяло, практически уронив голову на подушку. Заснул он через мгновение.

5

Филипп потянулся, громко зевая, перевернулся на другой бог и промямлил что-то про "белые снасти", о чем позже долго думал, пытаясь вспомнить, что ему такого снилось. Кончено, не вспомнил, а через пять минут вообще забыл о каких-то снах - начался новый день. Филипп чувствовал лишь приятную утреннюю сонливость. От вчерашней усталости и головной боли не осталось и следа. Повалявшись в постели еще минут 10, молодой мужчина потянулся за часами и охнул от удивления - был уже день и по идее ему давно надо было заняться работой.
Тут уже волей-неволей приходится встать, мотнув головой. Филипп обещает себе, что это последний раз, когда он ленится. Но ведь его хозяин наверняка развлекался до утра, а значит - сейчас спит, в своей постели или еще чьей-нибудь. Камердинер не спеша сделал утренние омовения, приходя в хорошее настроение. Что может быть лучше ощущения свежести и бодрости? "Ха!" - тут же мысленно уверил он себя, что в мире есть намного больше хороших вещей, чем банальные свежесть и бодрость.
- Я жалок, - пробормотал он, но в этом выражении не было жалости к себе или обреченности. Просто... как констатация факта, легкая насмешка, уверенность, что если он захочет, то может все изменить. Но сам же знал, что не захочет. Точнее, он уговорил себя еще два года назад, что ничего не хочет и ему ничего не нужно. Что он доволен этой маленькой, отведенной ему роли.
Филипп не хотел задумываться об этом все. Каждый раз, когда он решал, что лучше, две стороны, настолько противоречивые друг другу, давили на него, заставляя делать невозможный выбор. Молодой человек был уверен лишь в одном - стоило ему представить, что там находится по другую сторону ворот Вертепа, его охватывал безумный поток страха.
Поэтому и сейчас Филипп предпочел заняться более приземленными, ежедневными делами, как... уборка комнаты. Откладывая каждый раз, он наконец-то нашел время, довести задуманное до конца. Особо утруждать себя не стал - он собрал весь мусор в мешок, грязную посуду на поднос, а грязные вещи - в... еще один мешок, вещевой, и выставил все в коридор. Через пять минут их обязательно заберет какой-нибудь слуга.
Далее камердинер бысто позавтракал и решил заняться почтой на имя месье де Виля. Счета, счета, еще раз счета - все к месье эконому, несколько стандартных приглашений на посещение светских мероприятий. Ага, личная переписка. И какой-то совсем незнакомый адресат. Немного подумав, стоит ли открывать конверт (а вдруг банальные угрозы или шалости?), решил все-таки оставить закрытым и просто положить отдельно на столе, в его кабинете. Все остальные письма были положены рядом в аккуратной стопочке. Филипп так же убедился, что месье Германа нет в своих апартаментах, а значит - можно быть свободным на неопределенное время, скорее всего до вечера, когда начнется новая волна веселья в доме.

Апартаменты VIP-гостей » Апартаменты господина Фабо

Отредактировано Филипп (2009-10-14 15:43:42)

6

Апартаменты VIP-гостей » Апартаменты господина Фабо

Филипп рассматривал вещи, которые могли бы подойти для второй ночи маскарада. Он не готовил специального костюма, не собираясь участвовать во всех трех ночах. Но прошлую ночь он слишком плохо себя чувствовал, а одевать точно такой-же костюм, что и вчера, претило даже ему.
Взгляд выловил крылья - просто огромные, хорошо сделанные, полные белоснежных крыльев. Наверняка стоили, не меньше сотни и, скорее всего, использовались в какой-то ролевой игре. Доступ в склад для подобных вещей был доступен мастерам и слугам, но вот вещи, которые сюда попадали, почти забывались и вычеркивались из списка - они были уже "не оригинальны". Филипп снял их со стены и освободил от пленки. У них имелись крепления в виде бежевых ремней-рукавов и молодой человек тут же примерил на себе. С трудом - очевидно, крылья предназначались для парня поменьше - вдел руки в ремешки, крылья тут же плотно прилегли к спине, и со стороны выглядело так, как-будто они действительно росли из его спины. Огромные, они чуть выступали над его плечами, а кончики достигали колен. Он прошелся по комнате, пусть крылья и были тяжелые, они совершенно ему не мешали двигаться, осталось только надеяться, что никто не будет на них натыкаться.
Отлично, ангел на Бале Сатаны это было... как на это посмотрят другие? Как на жертву? Или просто оригинальную идею? Филипп аккуратно снял их и отложил. Возможно, он найдет что-то подходящее из одежды. Камердинер потратил полчаса, перебирая яркие тряпки. Ничто из этого не тянуло на подходящий костюм, а что тянуло - то было малО. Камердинер разочарованно посмотрел на белые крылья - неужели их придется оставить?.. Его вчерашний костюм был тоже белым, и было бы несправедливо, если бы он - костюм, то есть - был бы предназначен лишь для пары часов. Конечно, не камзол - он был бы слишком скучен и неприметен для второй ночи, но вот низ - сапоги и короткие брюки белого с золотом вполне возможно. А наверх... можно ничего, лишь крылья - чай не в борделе маскарад проходит.
Филлип с сожалением отложит тогу, а так же сандалии, на пару размеров меньше. Он уже собирался идти в комнату, как его взгляд упал на зеркало. В отражении был он, сам на себя не похожий. Волосы, обычно всегда уложенные в аккуратную прическу, растрепаны, глаза горят, губы распухли, а еще на шее виднеется яркий засос, который не мог скрыть воротничок рубашки. Нет, так просто он пойти не мог. Филиппу пришлось еще раз отправиться на поиски - на сей раз подходящей маски и, желательно, парика. Какой-нибудь белый, серебрянный, имитирующий невинность небесных существ. Выбор был порядочный, и слуга решился на венецианскую карнавальную маску. Она состояла из двух слоев - первый, нижний, изображал фарфоровое лицо, второй же - саму маску, на этот раз "золотую" и искуссно сделанную. К ней прилагался платок, который должен быть скрыть все волосы, а так же что-то вроде декоративной горжетки из кружев, жемчуга и перьев. "Вроде" - потому что приспособление покрывало шею полностью, плотно облегая ее. Маска была сделана так, что бы было невозможно понять, кто находится за ней - даже в прорезях для глаз нельзя было ничего увидеть, кроме темноты.
Филипп отправился в свою комнату, по дороге зайдя на кухню (конечно, крылья и маска были занесены ранее). Он снова передумал насчет костюма, решив остаться полным инкогнито. То, что он задумывал, было совсем не в его характере. Филипп понимал, что если его личность откроют, то обязательно что-то случится. Молодой человек выудил из своего скудного гардероба белые джинсы. Он почти никогда не одевал их, лишь пару раз, предпочитая униформу. Филипп едва натянул их на себя - ткань, как это обычно бывает после стирки, стянулась и теперь плотно облегала ноги мужчины.
Тихо вздохнув, он внес весь свой будущий костюм в ванную комнату. Тему второй ночи было просто невозможно игнорировать. На бортике ванной стояла большая банка с настоящей кровью. Конечно, это не была человеческая, лишь свиная, но выглядела и пахла, как "своя". Возможно, в нее уже добавили гепарин и цитрат натрия - Филипп точно не знал, но предполагал. Аккуратно разложив вещи в ванной, он с помощью зубной щетки (ах, что с ней можно сделать!) разбрызгал эту самую кровь по белоснежным вещам. Крыльям досталось больше - перья не впитывали жидкость, кровь стекала по ним, создавая ужасающий эффект фильмов ужасов. Не долго думая, Филипп окунул в банку пальцы, "рисуя" кровавые слезы фарфоровой маске. Как завороженный, он обмазывал и свою кожу, оставляя отпечатки пальцев, брызги, кое-где - кровавые дорожки. От запаха крови неприятно мутило, как и от вида, но Филипп не собирался сдаваться.
В конце концов на него из зеркала смотрел кровавый ангел. Невозможно было сказать, кто это - лицо и волосы были спрятаны, как и смущающие камердинера засосы на шее. Тело... как тело. Его еще никто (кроме Фабо, конечно) не видел обнаженным, так что угадывать было нечего.
И кровь. Повсюду - настоящая, красная, ее можно было унюхать, ее можно было почувствовать на своем языке. Свежая, как будто только что кого-то убили... Эффект усиливался черным, пустым разрезом глаз. Филипп так же взял еще немного крови с собой, перелив остатки из банки в декоративную колбочку, которая лежала сейчас в его кармане. "Золотой" колпачок торчал из кармана джинс.
Он был готов.

Холл и общие залы » Бальная зала

Отредактировано Филипп (2009-11-02 00:35:20)

7

Филипп потянулся и громко зевнул. Мышцы тела приятно заныли, и молодой человек чувствовал себя хорошо отдохнувшим, и даже тяжелый воздух в комнате не посмел испортить этого мгновения. Было трудно дышать, словно он находился в плотно запаянной бочке, и тебе срочно нужно выбраться.
Поборовшись с секундным желанием "полежать еще чуть-чуть", Филипп поднялся с кровати открыть окно и на этом приятное пробуждение закончилось. Его ноги запутались в простынях, что случалось довольно-таки редко, лишь когда ему снились кошмары и другие... активные сны. Прочая обстановка в комнате так же изменилась и он не мог вспомнить, когда это случилось и почему. Например, кресло плотно подвинуто к кровати, на столике вместе с грязными тарелками лежит аптечка, причем не из его комнаты - она заметно отличается по размер и цвету. Может, из-за ран?.. Филипп дотронулся до груди - да, перевязка новая и настолько плотная, что мешала дышать. Он поморщился, представив, какие "приятные ощущения" она оставит после себя.
Окно, конечно, открылось с легкостью и свежий, прохладный воздух ворвался в помещение. Ну конечно, тут давно не проветривали! Филипп громко зевнул и протер глаза, и тут же осознал, что все не так. Щетина на его щеках не могла появится за одну ночь, по крайней мере такая густая.
"Что-то тут не так, определенно." Маленький звоночек тревоги подал признаки жизни и зазвонил во всю силу, когда молодой человек увидел себя в зеркале. Это не то, что он обычно видит в отражении, это просто... не он. Волосы висели безжизненными локонами, на щеках - густая щетина, довольно заметная, не смотря на цвет. Филипп физически ощущал, что он грязный. И среди всего этого нелепо белела новая перевязка.
Не долго думая, молодой человек включил горячую воду в душе, этот звук, как всегда, успокаивал его и не мешал сосредоточится на одной мысли. Похоже, что он влип, но как и во что - еще не понятно. Филипп медленно разматывал бинты, как он и думал, они оставили легкие красные следы, но все не так смертельно. Насколько он мог разглядеть с одним зеркалом, со спиной было все нормально, остались лишь царапины, да и то совсем немного. Просто замечательно!
Горячая вода казалась просто волшебной, Филипп чувствовал себя так, словно только проснулся после долгого, очень долгого сна.
Первым порывом было кинуться к месье де Вилю и долго-долго оправдываться за все, что только можно, но через секунду он уже подавил это желание. Это было просто глупо, он даже не знает, сколько прошло времени и почему ничего не помнит. Судя по состоянию его комнаты и наличию аптечки, тут были люди, ему делали перевязку - кто-то из работников медпункта. Вот, стоит туда и пойти, не так ли?
Филипп одел привычную для него униформу - черные брюки, ботинки и жилет, белую рубашку, а так же бабочку. Был поздний вечер, но кто-то обязательно должен быть на дежурстве. Стянув волосы в ленточку, Филипп отправился выяснять, что же все-таки он пропустил.

В медпункте он ничего не выяснил. Да, Филипп заболел, от чего - трудно сказать, причину не искали. То ли просто простуда, то ли инфекция попала в открытую рану, а может быть и психологический срыв. Конечно не стоит умалчивать про возможность всего сразу. Медкарты здесь не вели за ненадобностью. Главное, что ухаживали и вылечили. Филипп хмурился, был недоволен, но все же ничего нового не узнал.

Немного потоптавшись на месте, он нашел горничную, на которую повесил уборку своей комнаты. Все же, не смотря на свою нелюбовь к чужому там присутствию, на это ему не хватит желания. Не сейчас, не сегодня.
Филипп отправился в апартаменты хозяина, ведь следовало хотя бы отчитаться за... сердце заколотилось, когда он понял, что не видел его с маскарадной ночи, с той самой, где он покинул игру... и оставил... Воспоминания о происшедшем было смутным, расплывчатым и все же плотно засели в разуме.
Чем все закончилось? Филипп был уверен, что ничего смертельно важного не произошло. Они все были слишком... пафосны для окончания в стиле Джеймса Бонда.
Филипп долго не решался зайти в кабинет, стоя напротив двери и перебирал варианты - извиниться, объясниться, какие слова, что он может услышать в ответ... Он предполагал, что Герман знает о его болезни, а значит не следует оправдываться.
К его удивлению, месье де Виля в его апартаментах не оказалось. Конечно, это не было события из ряда вон выходящее, все-таки он не редко проводил ночи вне комнаты, но Филипп уже так настроился на разговор, что откровенно растерялся.
Дожидаться было бы глупо и скорее всего неуместно, но вот прибраться не помешало бы. Но он опять ошибся, здесь ему было делать нечего. Все чисто, сдуты все до одной пылинки. Легкое недовольство заскребло по сердцу, словно он и не нужен здесь, ведь все-таки без него прекрасно справляются, и даже если... нет, когда он исчез, мир не остановился. Все идет своим чередом, и про него никто не вспоминает, не так ли?
Филипп тихо вздохнул и упал в кресло. Ничего не изменилось, словно он лично был здесь лишь вчера. После некоторых мгновений он понял, что действительно ничего не изменилось. Подсвечник, ваза, даже эта складка на покрывале... Нахмурившись, Филипп вскочил и распахнул створки шкафа. Замечательно, ничего не изменилось. Все вещи висят и лежат, с того момента ни один не использовался, лишь вернулись несколько со стирки... Да что же такое, неужели?..
От внезапного предположения бросило в холод. Нет, не может быть, просто не может быть!..
Нужно было сразу узнать, чем все закончилось в зале, а не бродить по докторам. Но ведь этого просто не может быть!..

Апартаменты владельца поместья » Кабинет


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Комната Филиппа