Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Первая пятница сентября. Ночь (1 из 7). Комната Блуда


Первая пятница сентября. Ночь (1 из 7). Комната Блуда

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

...

2

Вслед за невольником Батист переместился из ванной в комнату. Он уже хотел было поискать глазами чемодан, чтобы последовать полученному совету и узнать имя мальчика, но тот внезапно привлек его внимание, обращаясь с просьбой. Тот говорил так тихо, что последние слова пришлось практически угадывать. Но смысл просьбы был понятен. Лучше бы все-таки было вызвать медика.
- Хорошо, ложись на живот. Полотенце придется снять.
Дождавшись, пока мальчик выполнит его просьбу, Батист взял в руки белый тюбик. Выдавив немного мази на пальцы, он одной рукой осторожно раздвинул нежные ягодицы, стараясь не причинить еще больше саднящей боли, а кончиками пальцев второй принялся наносить крем на чувствительное место. Кожа ануса была сухой и покрасневшей, но жирный крем быстро впитывался, постепенно увлажняя колечко мышц. Стоило чуть надавить, и палец скользнул внутрь, смазывая повреждения изнутри. Сначала один палец, потом второй, осторожно, не причиняя еще больше неудобств. Мальчику и так ночью досталось.
Нельзя было сказать, что сам парень оставался абсолютно безучастным к происходящему. Воображение художника тотчас начало рисовать в голове разнообразные картины на тему того, как именно невольник получил подобные травмы. Вот господин де Виль держит полуобнаженного, стоящего на четвереньках на кровати мальчика за бедра и грубыми рывками толкается в него, заставляя ребенка закусывать нижнюю губу, сдерживая откровенные стоны. Вот мужчина склоняется и шепчет что-то невольнику, касаясь губами растрепавшихся волос, и лицо мальчика заливается краской, он хочет что-то ответить, но новый сильный толчок вырывает из него удивленный вскрик…
Одна за другой появляющиеся картинки, каждая новая откровеннее предыдущей, были такими яркими и реальными, словно бы Батист всю прошлую ночь провел подглядывая за Мастером и его рабом.   
- Болеть перестанет не сразу, потерпи, - произнес наконец парень, откладывая в сторону мазь, - лежи, не двигайся. Я обработаю порезы на ступнях.
Впрочем, об этом кто-то хорошо позаботился заранее и раны уже начали постепенно заживать. Смочив их антисептическим средством, Батист аккуратно забинтовал ступни, по очереди обхватывая каждую ногу за тонкую лодыжку и приподнимая.
- Все, - объявил парень, делая шаг назад, - я оставлю тебе мазь и бинты. Хотя ты всегда можешь попросить то, что тебе нужно по связи с прислугой.

Отредактировано Батист (2009-09-29 05:05:40)

3

Действительно ли невольник пребывал в полном смятении от озвученной мольбы о помощи, смущаясь самой мысли, что вновь придется разводить ноги перед кем-то, выпячивать зад и жмуриться, кусая губы от легких прикосновений чужих пальцев?  Так уж это было сложно и боязливо взять немного крема и нанести вокруг ануса, слегка толкнувшись пальцами глубже, как это сделал парень? По короткой просьбе, невольник осторожно перевернулся на живот, не забыв подложить под пах подушку, и только после этого ослабил узел полотенца и дал ему обнажить бедра. Упираясь локтями в кровать, он ткнулся лицом в простынь, чтобы не дать понять Батисту своих чувств, целей, пряча выражение и лихорадочный блеск глаз, и выпятил ягодицы, шире разведя ноги и застыв в таком скверном положении. Терпеливо ожидая, мальчик не мог понять противоречивых чувств, грызущих душу и ширящих обиду, возбуждая отчаянные попытки насолить себе же, усугубить ситуацию, в которой находился - что-то доказать? В горле пересохло, когда ладонь слуги легла чуть ниже поясницы, а вторая пугливо коснулась между ягодиц, осторожно, чтобы не навредить втирая крем и с легким давлением скользнув пальцами глубже. С силой закусив губу, Дэрин вздрогнул и сжал в кулаках простынь - физическая боль практически не беспокоила, но память мелькала перед глазами бессвязными картинами, словно кадры из старого, пленочного кинофильма. Сглотнув, он судорожно выдохнул, сдерживая желание податься задницей назад, чтобы пальцы вошли глубже, и облизал алевшие от укусов губы. Было в этом несвершившимся поступке что-то постыдное, заставляющее трепетать от возбуждения, но Блуд имел в себе силы противостоять инстинктам, краем сознания понимая - вряд ли из этого выйдет что-нибудь хорошее. Поэтому невольник сопротивлялся, вел внутреннюю борьбу с собой, не желая использовать парня...или отчаянно этого хотел, но не мог из-за последующих угрызений совести?
Батист отозвался новыми внятными словами, смысл которых не сразу дошел до мальчика. Не двигаться? Это было последним, что Дэрин бы сделал, втискиваясь пахом в подушку и тем самым пряча возбуждение.
- Хорошо. - глухо произнес, не пошевелившись и ожидая, пока внутренней волнение угаснет. - Спасибо. - продолжил валяться, ткнувшись носом в сгиб руки и шумно выдохнув. Следовало подниматься. Найти в себе силы и, придерживая подушку, принять сидячее положение. Помедлив, невольник все же спустил ноги с кровати, прикрыв пах мягким "щитом", и взглянул в пол.
- Уже поздно, но я не заметил, чтобы в коридорах пустовало. - мягко отметил с волнующей хрипотцой в голосе и задрал подбородок, взглянув на собеседника. Губы дрогнули в мирной улыбке, а брови вопросительно изогнулись.

4

- Это ночь Маскарада, - пояснил он, немного странно смотря мальчику в глаза, - вряд ли кто-то вообще будет спать сегодня.
Невольник был очень хорош: обнаженный, немного растрепанный, с тенью легкого смущения на лице. Едва заметно Батист потер пальцы правой руки друг о друга: на них еще осталось немного крема. Он сделал шаг вперед.
В следующее мгновение Батист склонился к сидящему на постели мальчику, коснулся горячими ладонями хрупких плеч, медленно провел вниз по еще чуть влажной, прохладной после ванны коже, и снова вернулся вверх, мягко обхватив тонкую шею, кончиками пальцев забравшись в светлые волосы и медленно, не настойчиво лаская нежную кожу за ушами. Он не отводил взгляда от лица невольника, подмечая малейшую реакцию, будь то изумление, смущение или даже неприязнь. О чем ты думаешь сейчас?
Вот парень приближает свое лицо, так, что становится возможным ощутить кожей дыхание мальчика, почувствовать исходящий от него запах, сладкий, пена для ванны или что-то еще? Ладони чуть надавливают, заставляя немного податься вперед, и Батист касается искусанных губ мальчика своими, сухими и горячими, медленно накрывает их поцелуем, склоняя голову набок и постепенно углубляя медлительную ласку, выдыхает в приоткрытый податливый рот. Язык пробирается внутрь, проводит по ряду скользких от слюны зубов, и Батист чуть улыбается, не отрываясь.
Пальцы на шее надавили сильнее, чем стоило, практически вдавливая губы мальчишки в свой рот.
Но поцелуй также внезапно прервался, и Батист с усилием отстранился, выпрямляясь. Взгляд темно-карих глаз последний раз прошелся по телу мальчика, так кстати уже лишенному одежды, по его пальцам, прижимающим подушку к паху. Через какую-то долю секунды на лице юноши снова появилась привычная маска спокойствия и равнодушия, и ни учащенное дыхание, ни блеск глаз больше не выдавали его, словно то, что случилось минутой ранее, было всего лишь мимолетным помутнением рассудка и не более.
Ничего не говоря, Батист отвернулся и подошел к окну, всматриваясь во что-то между прутьев решетки.
- Мне стоит уйти, я мешаю тебе отдыхать, - голос звучал немного приглушенно, - но я хотел бы нарисовать тебя как-нибудь в другой раз, - он повернулся к мальчику, - если ты мне позволишь.

5

Наблюдать в глазах собеседника смешанные чувства, как отражение собственных, было неловко, словно неосознанно внушая себе то, что хочет видеть. Откровенно смутившись, невольник слегка нахмурился и отвел взгляд, не желая и дальше испытывать тягостные ощущения возникшей иллюзии на почве переутомления. Блуд серьезно надеялся, что именно на этих основаниях в голове возникают немыслимые картины близости с парнем, который, возвышаясь, все еще стоял напротив, прежде чем шагнуть ближе. Вскинув изумленный взгляд, мальчик притих, сжавшись от волнения, подобно перепуганному зверю, не пошевелился и при легком ласкающем прикосновении ладоней к обнаженной коже. Нет, совершенно иные ощущения, не те, к которым он успел привыкнуть, грубые с пугающей нежностью, напротив, было в этом что-то болезненно приятное - чувствовать осторожные движения рук, разминающие мышцы, ласкающие плечи, шею. Сдавленно выдохнув, невольник прикрыл глаза, готовый застонать от удовольствия. Откуда этот внутренний отклик, заставляющий сердце часто биться? А что важнее, входит ли это в постоянные обязанности парня, отвлекать от мыслей и успокаивать прикосновениями? Путаясь в себе, Дэрин упустил момент, когда собеседник оказался совсем близко, с легким давлением на плечи, заставив податься вперед и коснуться губами губ. Замешательство, вызванное недоумением, не длилось долго, перебиваясь иным чувством, коктейлем чувств. Грудь стянуло острым волнением, предвкушением и желанием чего-то большего, чем просто поцелуй или объятия, но мог ли он позволить себе ступить дальше? Слегка приподнимаясь навстречу, Блуд прихватывает парня за жилетку, комкая ткань в кулаке и притягивая к себе ближе, в невольном желании продлить секунды, превратить краткое мгновение в вечность. Откликнувшись на внезапную ласку, мальчик посасывает чужой язык, трется своим, дразняще касаясь самым кончиком, делится стоном и пробует на вкус улыбку, вторя ей чувственным изгибом губ. Вечер завершился случайным поцелуем уравновешивая день в нейтральную позицию - можно ли было желать лучшего после всей той пытки? Невольник не сразу открыл глаза, унимая тяжелое дыхание и богатое воображение, что рисовало в голове пикантные сцены возможного и невозможного будущего. Ладони вновь безвольно опустились на подушку, с силой прижимая ее к паху. Скользнув языком по влажным губам, он поднял взгляд на парня и тут же отвел глаза, неприятно удивившись застывшему выражению полной безмятежности. Эксперимент? Если так, то весьма удачный и оскорбительный. Заметно побледнев, юноша скривил губы в улыбке и на мгновение прикрыл глаза, успокаиваясь.
- Да, думаю, тебе пора. - мягко отозвался, делая упор на последнем слове, твердыми нотами в голосе указывая на приоткрытую дверь.
Нарисовать? Коротко взглянув на парня, Блуд выдавил из себя мирную улыбку и кивнул, рассеянно проведя ладонью по волосам.
- Да, конечно. Почему нет?..


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Первая пятница сентября. Ночь (1 из 7). Комната Блуда