Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты VIP-гостей » Уединенная обитель Бальтазара


Уединенная обитель Бальтазара

Сообщений 21 страница 40 из 80

21

> Бальная зала

Он, кажется, ворвался в комнату ничуть не хуже ветра. Урагана, скорее. Приличия? О, что Вы, зачем они. Дамьен совсем забыл о своей гордости, о том, что еще недавно кичился своим происхождением и отрицал всякую возможность отношения к нему как к вещи. Сейчас он готов был кричать.
Просто броситься к Бальтазару и прижаться. Уткнуться носом, вдохнуть и посмотреть сердито, часто дыша. Растрепавшиеся волосы до омерзительного приставучие - лезут даже в рот. И пусть!
- Зачем Вы оставили меня там среди этих масок? Зачем?! Среди всей этой фальши, выдуманных, пластиковых кукол, отвратительной игры людьми, среди всего этого хаоса?!
Слово "маски" было выделено особенно презрительной интонацией - его раздражал сам факт того, что его бросили. К тому же, он научился более менее доверять этому человеку - не было похоже, что он ставит своей целью придушить Дамьена где-нибудь в углу или издеваться над ним. И искать себе нового "клиента" - от этой идеи Этьена тошнило.
Он даже не понял, что вцепился в волосы вампиру. А еще не успел уловить того, что прижимается к нему, как маленький ребенок, ищущий защиты. Мой Бог, как низко я пал. Впрочем, сейчас он - единственный, от кого зависит моя дальнейшая судьба. На ближайшие несколько суток. Или часов. Или минут. Если он меня сейчас выставит, я расцарапаю ему лицо, устрою истерику у его двери, придумаю все, что угодно, но никуда не уйду.
- Каждый из них ведь может меня убить. Зачем Вы меня оставили там?
Значительно тише, но все еще с напором. Ему, наверное, нужно говорить тихо и смущенно. Но как-то не говорится.

22

Ворвался.
Набросился.
Вцепился.
-Дамьен!.. - Бальтазар растерянно хлопал ресницами, не понимая, спит он или нет. - Ты здесь...
Хотелось две вещи:крепко врезать ему по заду за тон... и прижать к себе до треска в ребрах! Заместо всего этого я изволю просиживать штаны, наблюдать, как мне рвут волосы, и ничерта не делать!!
-Скажи, как ты думаешь, почему я оставил тебя Там? - Осторожно положив ладонь на его спину, он провел по ней, привлекая к себе.
Бальтазар, приготовься...

23

Дамьен отшатнулся как ужаленный от руки. Тон мужчины напугал его. Ах, да. Я забыл, что я вещь, что мне нельзя хвататься за него, цепляться и прижиматься. Черт. Склероз. Маразм? Идиот. Француз некоторое время смотрел на Бальтазара, потом сглотнул нервно и понял, что запутался.
- Я не знаю. Я не умею читать мысли! Если я Вам противен, так и скажите. Если Вы хотите надо мной издеваться - я долго не выдержу. Если Вам нужно от меня что-то еще, скажите мне! Слышите, скажите!!
Крик. Он был почти на грани истерики. Загнанный зверек, испытывающий одно единственное желание - спрятаться куда-нибудь подальше. И чтобы ни одна живая душа не трогала, не касалась, ничего не говорила и не упрекала. Чтобы объяснили, что случилось. Чтобы вернули обратно. Или чтобы научили жить здесь. Заново. Отвратительно. Я сам себе противен. Мне просто мерзко от осознания того, что я ему говорю. И о чем думаю.

24

Что я сделал? Да он боится меня больше, чем всех вокруг вместе взятых
Бальтазар снял пиджак и осторожно накрыл им плечи Дамьена. Подумал еще, где он мог куртку свою оставить...
-Не бойся меня никогда, - ласково шепнул Бальтазар, садя его к себе на колени и обнимая, прижимая к широкой груди. Он вздохнул, обнимая юношу сильнее. - Я не хочу издеваться над тобой. Нет, не этого я хотел. Взгляни на огонь в моем камине - он просто горит, от него тепло. А теперь прислушайся, ведь огонь сердца разгорается не просто так! Пока что - это маленький алый уголек, но, кто знает, поддержим ли Мы его...
Он взял руку Дамьена и положил на его грудь, накрывая своей рукой. Он улыбался, ласково глядя на него, не унетая, не собираясь причинять боль и вновь бросать. Он дарил покой, успокаивая собой.

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-10-08 20:03:21)

25

Дамьен закрыл глаза. Ему легко говорить. У него не отнимали ничего. Ему не говорили "ты вещь" и не заставляли жить так, как хотят другие. У него не отнимали его жизни. Он не был вынужден никому подчиняться. Ему не надо было ломать себя.
- Я не понимаю, чего Вы от меня хотите..
Захотелось обнять Бальтазара, но француз решил не уступать на этот раз этой странной минутной слабости. Он вздохнул, ощущая руку мужчины на своей руке. Мысли были противоречивые. С одной стороны, ему бесполезно пытаться бороться. С другой - неужели он так просто сдается? Нет, придется смириться. В конце концов, он не так ужасен, как показался мне сначала. Наверное. Во всяком случае, с вещью он меня не отождествляет - это уже неплохо. Значит, хотя бы какие-то права у меня есть. Впрочем, это нельзя утверждать с вероятностью ста процентов.
- Если мы его поддержим, он будет гореть дальше. Ровно. И греть. А если его залить водой, он даже будет какое-то время тлеть
Задумчиво, смотря на мужчину.

26

-Будет тлеть, - согласился Бальтазар, - но будет тлеть болезненно. Ты будешь видеть меня, я тебя, мы сможем пройти мимо друг друга, ибо ни тебе, ни мне не позволит гордость обратиться, и ночью лишь кусать подушку в бездействии, и корить свою дурную голову, что помнит все! Этого ли ты хочешь? Не думаю... Натерпелся ты сполна. И я понимаю, какого это. В свое время со мной произошел неприятный случай, когда я должен был бороться за свои права, являясь вещью. Это страшно унизительно, чувствовать свою беспомощность, позволять делать все что угодно. Меня спас случай - мой хороший знакомый. Он вытащил меня из того дерьма, и те несколько ночей запомнились мне.
Бальтазар снял с него маску, проводя по его лицу.
-Вот так... Тебе маска ни к чему, мой Дамьен... Я хочу, чтобы ты остался со мной.

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-10-08 20:34:19)

27

Так значит, ты тоже знаешь, как это..
Дамьен вначале опешил от такого признания. Он ожидал услышать все, что угодно, но не это. И больше всего его поразило то, что Бальтазар без проблем раскусил его сущность. Неужели моя гордость так видна? Он только вздохнул, поймав губами воздух. Мне не хочется прогибаться ни под кого. Я не хочу быть беспомощным и не хочу, чтобы меня унижали. Если это случится, то пусть меня лучше убьют.
- Я не хочу быть вещью.
Совсем тихо, едва слышно. Потому что это так похоже на какую-то просьбу, на унижение, на мольбу. А этого Дамьен не мог себе позволить. Он чуть улыбнулся, когда маска исчезла с его лица. Даже дышать стало легче. К чему маски, если маскарад окончен?
- Я останусь, Вы же понимаете.
Мне одному кажется, что это все звучит странно? Он хочет, чтобы я остался. Я - вещь и все равно не могу сказать ему "нет". Смешной человек. Не буду говорить ему об этом. Может, он не такой плохой, каким я вижу всю вокруг. Может, он будет хорошим.. И жизнь здесь будет немного другая. Жалко институт я оставил.. Ладно. Очевидно, судьба что ли такая. Посмотрим, что будет дальше. Не буду же я здесь бесконечно. \
Он чуть улыбнулся. Перспектива жить в этом месте уже не пугала так как раньше. Рядом был более менее адекватный человек, который не ставил его лицом к стенке и не избивал. О, не хватало только таких мыслей..

28

Бальтазар улыбался, сам не замечая как свободной рукой разделяет его волосы на пряди, танцуя руками.
-Ты Не Будешь вещью. - Ласково произнес он. - Никогда и ни при каких обстоятельствах. Я так сказал. Он на руках донес парня до спальни и положил на свою кровать.
-Ты устал, я вижу. Я приготовлю чего-нибудь легкого, а ты пока можешь занять себя душем, аромо-ванной, чем угодно. Хорошо?
Я обернулся в дверях. Не потеряет ли он меня?Не побежит ли следом?.. Дамьен... Ты обворожителен. И я уже почти люблю тебя.

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-10-08 20:49:51)

29

Мне хочется тебе верить. Черт возьми, мне хочется тебе верить. И я буду. Осторожно.
Дамьен чуть улыбнулся. Слова не могли не успокоить его. Немного отпустило странное давление где-то в груди - стало легче дышать. Он был хотя бы немного уверен в том, что с ним не случится ничего плохого в ближайшее время.
А еще я не привык к тому, что меня носят на руках.
- Хорошо..
Кровать оказалась такой мягкой, что Дамьен в первую минуту едва не устроился дремать в ней с видом уставшего хорька. Однако, он силой буквально заставил себя встать и пойти в душ. Очень хотелось смыть с себя всю грязь, приобретенную за короткое время. Забыть все неприятное и вздохнуть свободно. Почти свободно, учитывая, однако, свое положение.
Одежда осталась лежать на полу. Теплые струи воды касались разгоряченной кожи. Дамьен намочил волосы и опустился на пол душевой кабины. Дышалось почти легко. Было почти хорошо. Он сделал воду заметно прохладнее - стало совсем смешно, потому что она теперь обжигала горячие плечи. Со мной что-то не так? Дамьен подставил лицо под воду, закрыв глаза. В данный момент он старался не думать ни о чем. В конце концов, все хорошо. Он не обидит меня.

30

А я стою, смотрю на него. Сквозь запотевшее стекло душевой кабины он виден соблазнительно! Он кажется мне еще тоньше, чем был... Мой Дамьен...
Я кладу руку на стекло, не в силах противиться чувствам.
Он не видит, не слышит, он наслаждается... Я уже все приготовил, а Моего Дамьена все еще не было!Дамьен, если бы ты только знал, на что провоцируешь меня, я готов сорвать ставшие тесными брюки, скинуть костюм, и встать рядом, прижать тебя к своим бедрам... Я почти ощущаю твою влажную кожу под своей ладонью! Я бы покрывал твою шею поцелуями, пока ты не сошел бы с ума! Я бы скользил вниз вместе с каплями воды, изучая твое юное тело губами!.. Дамьен... Я держу себя в руках, потому что обещал. Но, Дамьен, я не всесильный!

Бальтазар стоял рядом с душевой кабиной и не знал, куда себя деть... Все же, собрав самообладание в кулак, он вздыхая, вышел, садясь на кровать и смотря с нежной улыбкой на вещи Дамьена.

31

Под струями воды было так легко, спокойно, прохладно и волшебно, что из-под них не хотелось вылезать. Однако, можно было обмануть себя, кого угодно вокруг и что угодно, но только не время. Которое, наверное, начинало поджимать. Не хватало еще, чтобы он прибежал сюда с вопросом не утопился ли я.
Дамьен вылез из душа. Волосы намокли и омерзительно прилипли к спине. Он небрежно накинул брошенную ранее на пол одежду и вернулся спальню. Мне просто тепло, чисто и хорошо. А значит, дальнейшая жизнь имеет определенный смысл.
Встретив Бальтазара легкой улыбкой, француз опустился рядом с ним на кровать. Вид у мужчины был какой-то излишне напряженный.
- Все в порядке?
Он склонил голову чуть набок, одновременно заглядывая в лицо сидящего рядом собеседника. В глубине глаз плескалось беспокойство. А я и правда переживаю. У него такой вид, как будто стряслось нечто ужасное. Странно даже. Я за кого-то переживаю. Внимание, исторический момент.

32

-Да?А-а... Дамьен... - С теплотой произнес Бальтазар, осторожно проводя по его волосам рукой. - Ты уже помылся?Я почти не заметил... Вот, покушай вместе со мной.
Он очень милый, когда вот так смотрит на меня. Как котенок... Дамьен, я веду себя как ребенок! Это ты, словно тебе 30 лет, присекаешь меня, фырчишь, ворчишь, упрямо делаешь все по своему, а я лишь смеюсь в ответ и вновь делаю, как мне хочется! Дамьен, что ты думаешь, когда я смотю на тебя так, когда ты сидишь рядом, когда я обнимаю тебя. Верю, я бы подумал на твоем месте о сумасшедшем дяде Бальтазаре, с которым очень удобно - не трахнет, когда ему захочется, не ударит и не спустит с лестницы. Но мне бы хотелось, чтобы я ошибался, дорогой Дамьен, что тебе не просто удобно со мной.
Он придвинул к Дамьену овощи, чтоб он не стеснялся, а на десерт был тот самый пятислойный коклейль.
-Надеюсь, ты ничего не имеешь против овощей? Я сам их готовил. Привычка - когда на гастролях по каким-то причинам не было моего личного повара, я готовил себе сам, как сейчас, покупая продукты. А то меня как-то даже хотели отравить. И это почти удалось, я тогда долго провел в больнице, Мишель в истерике отменял мои гастроли и чуть не грыз капельницу, - улыбнулся, подцепляя еще теплые овощи прибором и смакуя вкус. - М-м-м!Попробуй, не пожалеешь!Интересно, мсье Герману нужен еще один повар?
Он улыбнулся, своей заманчиой идее накормить мсье Германа, но, поразмыслив, отложил ее в раздел "Нереальные".

33

Он - очень странный человек. Человек настроения что ли. У него одно состояние с легкостью перетекает в другое - за этим очень забавно наблюдать. При этом он совсем не меняется. Он может говорить о многом и при этом не изменится и правда - ни его лицо, ни интонация.
Дамьен бросил быстрый взгляд на еду и в животе предательски заурчало. Он взял в руки вилку, сосредоточенно слушая Бальтазара. Все же мои подозрения по поводу того, что он певец - правдивы.
- Я ем все, что дают. В последнее время в связи с одинокой жизнью я перестал быть опасно избирательным в еде. Раньше был привередой, теперь уже нет. Когда тебе готовят то, что ты любишь, это одно. А когда тебе приходится самому готовить себе то, что ты любишь, это другое. Ну и зачем я ему это выложил..
Дамьен чуть улыбнулся, жуя овощи. Вкус у них был и правда обалденный.
- А овощи и правда очень вкусные.
Он вскинул глаза на Бальтазара, пристально его рассматривая. Все-таки что-то случилось. Что же?

34

М-м-м, так ты готовишь тоже? - Он заинтересованно поднял глаза. - И во сколько же ты начал жить один?
Боги, он что, убежал из дома??Я, конечно, делал такое, но когда мне было как минимум 19! Дамьен, ты бунтарь... А я, получается, ангелок??
Бальтазар улыбнулся своим мыслям, но брови чуть сдвинул. Недавняя ссора с одним из обитателей замка все еще не улегалась в его душе, и он не хотел показывать что-либо Дамьену, чтоб не тревожить его.
-Да... Спасибо, что одобрил. Дамьен, - он чуть изменил тон, сделав его серьезным, - когда ты жил один, всегда ли ты соблюдал целомудрие? У тебя были какие-либо связи? Я имею в виду секс. Не прими за оскорбление, но, мне кажется, ты еще не был близким ни с одним из мужчин. Это просто догадка, я ни на что не намекаю, но все же... - Смотря в его глаза, он осторожно снял с вилки овощи зубами, не обхватив ее губами. - Ответь мне. Честно и без лжи. Обман сразу же пойму, потому что психологов этому еще на первой ступени обучения учат. Если ты будешь лгать мне, Дамьен, я выставлю тебя вон.
Его лицо стало вдруг холодной маской, хищный изгиб бровей и ледяное сияние глаз убивали желание шутить с этим человеком.

35

- Совсем недавно.. Так получилось. Родители выставили из-за плохого поведения. Я почти год живу один, но спонсируют меня они, потому что я только недавно начал учиться в институте. И так же быстро, очевидно, бросил. А жалко
Тон Бальтазара совсем не понравился Дамьену. Он был какой-то не то чтобы угрожающий, но напрягающий. Взгляд мужчины был какой-то.. пронизывающий что ли. Француз невольно поежился и как-то излишне нервно сглотнул. Вот и попал, однако
- Нет, не был никогда. До того момента как я попал сюда, я вообще относился к этому как к.. ну, не то чтобы извращению, но к чему-то странному.
А теперь добавь свою коронную фразу про то, что ты девственник в обоих смыслах. Если ты ему не расскажешь этого, он тебя прогонит и ты останешься ни с чем. От слова совсем. И придется искать нового клиента, который грубо тебя отымеет и выбросит за дверь, как использованный.ээ.. неважно, впрочем что.
- Если Вы хотите правды, то у меня даже девушек не было. Ни одной.
На душе стало немного легче. Впервые в жизни я хоть кому-то об этом рассказал.

36

-Ммм, молодец, - кивнул удовлетворенно Дракула, вновь снимая с вилки овощи, - люблю, когда со мной честны во всех смыслах. На кого ты учился, Дамьен?
В комнате потеплело и спала напряженность, до этого царившая здесь. Бальтазар спокойно и безмятежно кушал, иногда улыбался чему-то своему. А потом вдруг поднял глаза.
-Скажи, Дамьен, тебе бы хотелось... О чем-то меня спросить?
Он постоянно молчит. Неужели настолько забитый? Пожалуй, такое страшное лицо я больше делать не буду - он побледнел весь, как только узрел. Приберегу этот образ для наказаний, если они будут.

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-10-11 13:39:19)

37

Дамьен выдохнул. Интересно, он правда чувствует ложь? Или это такой хитрый психологический прием? В любом случае, французу можно было больше не волноваться и не переживать - он был чист перед Бальтазаром, как слеза младенца.
- Я учился на актера. Родители послали учиться, а потом я и сам втянулся. Но, очевидно, поздновато.
Дамьен поморщился от собственной сентиментальности. Ты ему еще выложи историю своей жизни. Он тебя в шкафу запрет и полицию вызовет. А, да. Не вызовет. Ну, значит, просто запрет в шкафу, чтобы ты ничего не спер, не убил его во сне и не порезал себе вены ночью в ванной.
Вопрос мужчины поставил парня в замешательство. У него не было никаких жизненно важных вопросов, никаких сиюминутных немедленных желаний. Если говорить о несбыточном, то я хочу, чтобы все это происходило в каком-нибудь дорогом номере шикарной гостиницы, а не в здании.. борделя? А если говорить о земном.. Мне всегда много чего хочется. Сейчас я не могу собрать это в кучу и сформулировать адекватно. Вот черт.
- Честно говоря, я даже не знаю. Мне пока не о чем спрашивать.
Дамьен полностью увлекся едой, почти не думая ни о чем. В конце концов, лучше выкинуть из головы всякие мелочи вроде секундных неудобств. Вещью меня не считают, убивать не будут. Наверное. Все остальное меня устраивает и даже немного нравится.

Отредактировано Дамьен Рафаэль (2009-10-11 13:49:56)

38

-Значит, актер? - Усмехнулся Бальтазар. - И играть умеешь так же убедительно?
Какой же ты еще малыш, Дамьен. Даже забавно играть с тобой в вопрос-ответ! Я бы начал спрашивать о самом сокровенном, если б был на твоем месте. А потом... Спокойно! Он еще ребенок, тем более девственный... Дурак!О чем ты думаешь?! А если хочется?.. Мать вашу, у меня раздвоение???
Кашлянув, он вдруг наклонился над подносом к ушку невольника и бархатисто прошептал:
-Сыграй для меня кого-нибудь... Кого хочешь. Пожалуйста, я Очень прошу.
Взгляд стал более чем мягким, обволакивающим, как у питона, подчиняющего своей воле.

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-10-25 07:55:01)

39

- Я не могу судить, убедительно ли я играю.
Дамьен чуть улыбнулся. Рассматривая перемену эмоций на лице Бальтазара, можно было провести аналогию с лучами солнца, которые озаряют то одну, то другую часть поверхности. И поверхность, в зависимости от этих лучей, становится темной или светлой. Смешно.
От просьбы сыграть кого-то Дамьен удивленно приподнял бровь. Когда он поступал, он зачитывал монолог Дракулы, чем поразил всех, кого только мог. В ВУЗе он зачитывал отрывки из русских и зарубежных классиков. Но выбрать среди всего этого многообразия было проблематично, потому что выбрать нужно было то, что подходило бы только ему. Как когда-то давно сказал мой преподаватель - твоя роль, Дамьен, всегда отрицательна. Даже если играешь ты положительного героя.
Поднявшись с кровати, Дамьен мысленно прокрутил все моменты, которые учил. В памяти всплыл отрывок из самодельной пьесы, которую они ставили в качестве зачетного задания. У француза была в этой пьесе роль молодого вампира, который только пытается открыть этот мир. И путешествуя от страны к стране, он осознает много неприятного - про людей, про самого себя. И в конце концов, начинает отторгать себя.
- Что этот дешевый мир - всего лишь сплетение человеческих душ! Причудливые узоры разговоров, сплетен и страстных выдохов. Париж - пошлый город страсти, Берлин - яркий взрыв слепящих красок, Лондон - ледяная туманность обманутых надежд. Что же можно сказать про остальные? Лишь отголоски правды, жалкие и ничтожные.
Перевести дыхание. И почувствовать этого вампира. Пропустить через себя, давая ему выговориться. Вдох. Позволить пряди волос упасть на лицо, чтобы потом элегантным движением отбросить ее прочь.
- Что если люди - лишь фальсификация? Так думал я, прежде чем осознал, что я не меньше их подвержен этому греху. Но, послушайте, как же это отвратительно! Жить, делая лишь пошлые намеки жизни на ее существование. Питаться жизнью других, убивать их ради своего блага. Прятаться от того, что дает жизнь всему живому и проклинать белые ночи. Поверьте, это отвратительно!
Дамьен вдохнул чуть устало, опускаясь на пол. Позволив волосам упасть на грудь, он опустил голову. А затем резко вскинул - копна темных мокрых волос взметнулась и ударилась ему о спину. Если бы не игра, он бы поморщился - это было немного больно.
- Мы - проклятие. Дети ночи, любимые сыны Дьявола и Тьмы. Отвратительные в своей сущности падальщиков и бесконечно прекрасные в своей недоступности для людей. От нас отворачиваются и нами восхищаются. Вечно юные, вечно прекрасные - не это ли наше проклятье? Не это ли - тот камень преткновения? Вечно мертвые. В сути своей мы отвратительны. Но все нами восхищаются. Учитель, я не понимаю - сам факт такой двойственности заставляет меня изобретать все новые и новые загадки для ума, которые я не в силах решить. Не это ли именуют люди беспомощностью?
Голос стал тихим, едва слышным, при этом каждое слово было чеканным и его можно было прекрасно разобрать. Ровный тон порою взлетал - на вопросах, которые Дамьен задавал не себе, а некому абстрактному учителю, в роли которого невольно выступал Бальтазар.
- Я не могу понять и принять самого себя. Я не могу отвергнуть самого себя. Я даже не могу умереть. Не это ли будет стимулом к освоению новых горизонтов и осмыслению нового смысла жизни? Не может ли это стать для меня... Впрочем, и правда, не может. К чему все эти разговоры. Солнце встает.
Расхаживая по комнате, Дамьен не жестикулировал. Он использовал все доступные ему гримасы, рассказывая, доказывая и объясняя. А когда заговорил про встающее солнце, опустился на кровать, осторожно разбросав волосы по покрывалу. Закрыв глаза, он замер.

40

Бальтазар без слов начал раздеваться. Сначала стянул перчатки, опуская их, потом выскользнул из пиджака, расстегнул ремень... И застыл, улыбаясь исподлобья.
-Мой Дамьен... Мне жарко! - мурлыкнул он, дернув ремень, и вырвал его из штанов. - Дамьен!Иди же... Иди ко мне, мой Луи, - он обнажил в улыбке вампирские клыки, тряхнув гривой волос, которые рассыпались по тонкой ткани рубашки, обнимающей плечи.

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-10-11 16:51:46)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты VIP-гостей » Уединенная обитель Бальтазара