Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты VIP-гостей » Покои Плакучих Ив (комнаты Рэймонда Скиннера)


Покои Плакучих Ив (комнаты Рэймонда Скиннера)

Сообщений 1 страница 20 из 144

1

http://leloo.com.ua/upload/iblock/e8e/japan_interior_hall.jpg

Прихожая. Лаконизм.

Отредактировано Буси (2009-10-03 18:16:15)

2

http://i055.radikal.ru/0908/9f/d19aec156257.jpg
Малая гостиная.

3

http://www.cg-b.ru/wp-content/uploads/2009/04/japan.jpg

Комната отдыха.

4

Большая гостиная

увеличить

Отредактировано Буси (2009-10-04 17:15:11)

5

http://interior-info.com.ua/img/photo/126.jpg

Ванная комната

6

http://forum.np.by/i/content/pi/4851/img_0.jpg

Спальня

7

http://www.stroytes.ru/img/big/1004/2.jpg

Главное сокровище Покоев Плакучих Ив.

8

- Не нужно катить коляску, Ваша честь, - мягко сказал Скиннер палачу, едва они выехали из бальной залы. – Не тратьте силы. Пусть трудится электромотор.   
Эду бы здесь понравилось, - в который раз подумал он, въезжая в отведённые ему Покои Плакучих Ив. Как бывший штурман и просил – первый этаж, никаких лестниц и разниц в уровне комнат.   
Преддверие покоев – прихожая - была не то что скромна, а прямо-таки сурова в своей скромности. Если апартаменты Бальтазара Лоар-Гронжа отделывались с использованием только мотивов Японии, то в Ивовых покоях властвовал сам канон отделки жилища настоящего самурая.
Прихожая казалась громадной оттого, что была чиста, будто операционная и пуста, как только что вытряхнутая коробка. Чему из предметов позволили в ней находиться, так это фонарю – голенастому бумажному кубу в правом углу, да двум одинаковым коврикам перед глядящими друг на друга раздвижными дверьми, ведущими в гостиные и спальню. Коврики эти своей ворсистостью оттеняли и подчёркивали твёрдую гладкость тёмно-вишнёвого пола. Обстановка здесь, мягко говоря, не была перегружена мебелью. Встроенные шкафы на стороне решётчатых, затянутых белой бумагой створок входных дверей мебелью не считались, в противоположной стене - тоже. Их присутствие и опытным-то взглядом опознавалось не сразу, а для неопытного так и оставалось тайной.
В интерьере ничто не перегружало внимание, пространство комнат было спокойно и внятно структурировано. Из Рэя получился бы неплохой японец – он отлично понимал, почему те не любят загромождать жильё ненужными и даже нужными вещами. Такой подход позволяет подчеркнуть красоту и изящество того немногого, что есть в доме. Каждая вещь - произведение искусства.
Конечно, после кричащей роскоши остальных помещений замка Ивовые покои выглядели почти бедно. Но Скиннеру было прекрасно известно – это просто роскошь иного рода. Чтобы заполучить фарфоровые сокровища эпохи Тан, коллекционеры резали бы друг другу глотки не хуже прославленных ниндзя. За цену свитка, застенчиво украшавшего токоному, запросто можно было купить домик в пригороде любой из столиц. Ещё бы! Бумага ручной работы – не главное, несмотря на обаяние подлинной древности. Но настоящая ценность свитка в том, что рука знаменитого каллиграфа начертала хокку Басё чуть ли не сразу после написания.       

Ива склонилась.
Спит соловей на ветке –
Душа дерева. 
         
Созерцая иероглифы, Рэй почувствовал, как на его собственную душу, взбаламученную карнавальной суетой и неприятными чувствами нисходит благодатный покой. И он останется надолго, - знал бывший штурман, как ни странно, отчасти ради этого покоя сюда и приехавший.
Эду бы здесь понравилось… - и режущая тоска на миг пересилила физическую боль.
Содрав носатую маску и чепец, Скиннер с наслаждением вдохнул поглубже. Здесь и дышалось намного легче. Однако, хорошо бы снять наконец и этот дурацкий бархат…  А напяливать его было гораздо проще, - в лёгкой панике понял бывший штурман, вертясь и так, и эдак на сиденье. – У, чёрт… Придётся просить посторонней помощи… Палач ещё не ушёл, разглядывает свитки и картины тушью на стенах… Его, что ли, припрячь? А чего?.. Палач раздевает даму – вполне карнавальное действо…
- Ваша честь, не поможете мне расшнуровать корсет?   

Отредактировано Буси (2009-10-04 17:11:46)

9

Подождав, пока двери отопрут и закатив коляску в номер, Рауль встал, как вкопанный. Парень изумленно оглядывал обстановку:  такого ему за свою жизнь – пусть и недолгую и не слишком богатую на события – видеть еще не приходилось. Парень почти позабыл -  кто он и где находится. Сейчас ему казалось, что он оказался в каком-то сне или в музее. Атмосфера фантастики, нет – фантазии и какой-то далекой страны столь захватывала, что у Ренье просто пошла голова кругом. Он не знал – откуда могло быть все это утонченное, но вовсе не кажущееся сентиментальным и нелепым великолепие. И столь необычный интерьер – практически отсутствующая мебель и обилие странных притягивающих взгляд картин.
К реальности Рауля вернул чуть глуховатый голос «Старой Синьоры», что-то говорящей парню. Ренье обернулся и удивленно сморгнул. Это лицо он видел пару раз на обложке случайно попавшей ему в руки еще в приюте монастыря книги.
- Ваша честь, не поможете мне расшнуровать корсет?   - Глуховатый мягкий голос сейчас был окрашен толикой напряжения, хотя и звучал спокойно.
Ах да, он же… Рауль не додумал мысль, машинально кивнув.  То, что он только недавно отказывался прислуживать виконту, вовсе не помешало парню откликнуться на просьбу «Старой Синьоры». Подойдя к инвалидной коляске, Ренье в легкой растерянности уставился на мужчину. Понять растерянность парня можно было просто – шнуровка корсета располагалась, кажется, на спине. А спина мужчины прижималась к спинке коляски. Впрочем, выход найти было можно. Парень осторожно просунул руку между спиной мужчины и коляской, стараясь нащупать шнуровку корсета.

10

Пальцы палача путались в шнуровке, от старания помощник пыхтел и досадливо шипел, приговаривая «Сейчас, сейчас». Чтобы ему стало попроще, Рэй, насколько мог, сдвинулся на край сиденья, отчего спину рвануло тупыми когтями. Избавившись от душной бархатных пелен, он поспешно поехал в спальню. Стальная кованая пластиночка с процарапанной руной под платьем нагрелась сильнее кожи и была просто горячей, в отличие от стальной же цепочки. Подарок Эда…
Проезжая мимо комнаты отдыха и малой гостиной, Скиннер рефлексом художника отметил всё-таки цвета стен в светлой гамме. Зеленоватый, оттенки бежевого, белый, кремовый, молочный. И все – в темноватой дымке… Только бы добраться до постели… Безумно хотелось лечь пластом и не двигаться, по крайней мере, до утра. Ещё хотелось в душ – смыть пот и чужие запахи. Но сил на это уже не было.   
Единственным отступлением от канона японского жилища и вынужденной, пожалуй, уступкой европейскому комфорту стало наличие в спальне кровати. Сползать на положенный по всем правилам футончик или подниматься с него на сиденье инвалидной коляски было бы чистым издевательством. И на кровать-то перелезать тяжело. 
Как куль… - с досадой подумал он, валясь спиной на покрывало. – А ноги… хрен с ними, с ногами. Пусть валяются на полпути. Может, господин экзекутор догадается, на кроватку возложит мои никчёмные задние конечности…   

Отредактировано Буси (2009-10-04 21:19:23)

11

Когда Рауль наконец-то справился со шнуровкой и освободил мужчину от довольно тяжелого платя, инвалид тотчас укатил в своей коляске в глубь номера. Сам же Ренье остался стоять с маскарадным платьем в руках, довольно рассеянно осматриваясь. Ничего, подобного вешалке или гардеробу поблизости видно не было. А если он просто бросит платье на полу? Однако, в отличие от того же виконта, у писателя не наблюдалось никого похожего на прислугу. Так что придется тут действовать пока что самому.
Ренье прошел дальше в ту сторону, куда укатила коляска.
-Простите, мсье, не могли бы Вы подсказать – куда я должен убрать это? – Он осекся, видя – в каком положении сейчас находился мужчина. Чертыхнувшись про себя, Ренье кинул уже ненужный и кажущийся совершенно нелепым в данной обстановке маскарадный костюм на коляску. Затем подошел к лежащему на кровати мужчине. Парень почти почувствовал боль, которая проступала гримасой на лице писателя. Стараясь быть осторожным, Ренье уложил ноги мужчины на кровать. Признаться, у Рауля не было опыта помощи больным, и парень растерялся.
-Мсье, Вы желаете, чтобы я позвал к Вам врача? Парень поморщился при мысли, что придется идти искать этого изверга в белом халате, но ничего другого он придумать не мог.

12

...А славный парень этот палач… ноги мои подобрал, задние, никому не нужные… Судя по его подрагивающему голосу, сохранить лицо не удалось. Сохранить подобающее самураю невозмутимое лицо… О, боги, как же больно!..
Загорелая правая рука Скиннера вцепилась в белоснежное покрывало, сминая. Пальцы левой стиснули успевшую остыть сталь пластинки. Однако ускользающее сознание же ухватилось за услышанное слово «врач» и раздумало покидать незадачливое тело.         
- Врач? Никаких врачей, - не поднимая век, произнёс бывший штурман.
Получилось хрипловато, но ровно. И то хлеб. Потом Скиннер  заставил себя повернуть голову и открыть глаза. Расплывчатые цветовые пятна неохотно приняли чёткие очертания и приобрели вид чёрной коляски, брошенного на него нелепого синего платья и растерянной человеческой фигуры в багровом плаще.
Напугал бедолагу. Это как же нужно выглядеть, чтобы палача напугать!..
- Не нужно никакого врача. Если, правда, хотите помочь… - парень снял мешавший капюшон и Скиннер  смог наконец увидеть его лицо, совсем юное, - достаньте мне лекарство.
Рэй махнул рукой в сторону, туда, где слева от ложа высился ступенчатый шкаф танзу - его отделения для хранения вещей сбоку напоминали  лестницу. Поверхность японской мебели, как и положено, была  гладка, а идеальная лакировка свидетельствовала об истинной ценности вещи.
- Средняя тумба, третья полка, - руководил поисками бывший штурман. – Там аптечка. Оранжевый пузырёк с белой крышкой, который ближе всех стоит. И запить, если можно… в малой гостиной на столе чай в чайнике… 
Пока палачик шарил по полкам и летал в гостиную, стало немножко полегче – всё-таки лежачее положение само по себе помогло. Когда парень принёс лекарство и запивон, Скиннер уже смог привстать на локте. По коже прошёл приятный холодок. Напяливать под платье Старой Синьоры кошмарные дамские панталоны с кружавчиками Рэй счёл излишним, и обошелся своими белыми плавками. Сейчас, кроме них, на нём ничего и не было. Торопливо сорвав крышечку, бывший штурман наклонил оранжевый полупрозрачный флакончик и вытряхнул на ладонь таблетку. Одну, две?.. Сегодня можно две! В конце концов, я не железный, - он кинул на язык две пилюли и принял из рук парня фарфоровый стаканчик-крохотульку, на три глотка, как раз запить. Терпкая жидкость смыла с языка неприятный мучнистый налёт. Рэй снова опрокинулся навзничь.
Стальные тиски, дробившие позвоночник, постепенно разжимались. Парнишка, наверное, упарился в своём балахоне, - взглянув на него, подумал Скиннер. – Он почти ровесник Эдди… И вдруг опять остро почувствовал собственную ненужность и малость в этих громадных и пустых комнатах.
- Пожалуйста, посидите со мной, - негромко попросил бывший штурман. – Немного.

Отредактировано Буси (2009-10-05 16:24:16)

13

Прозвучавший голос мужчины был несколько хрипл, и Рауль еле удержался, чтобы не прикусить губу – он ведь знал  - ЧТО такое боль. И сейчас парень даже не помышлял о том, что его могут использовать, как слугу. Ему просто было до  странности жаль этого человека – настолько сильного в своей боли, что тот старался не показать слабости. И в сознании Ренье было только желание помочь – необычное для парня, привыкшего лишь к огрызаниям в ответ на насилие. Он ответил торопливым кивком на указание – что и где находится. Подойдя к оригинальному шкафу, на какое-то время остановился, залюбовавшись на оригинальность работы. Однако тут же одернул себя. Открыв шкаф, нашел требуемое – небольшой оранжевый пузырек. Немного подумав, решил, что мужчина сам определит – сколько ему нужно лекарства, раз не уточнил. Широкий палаческий костюм – так помогавший во время карнавала – сейчас только мешал и, наверняка, смотрелся нелепо. Пройдя в другую комнату, он огляделся в поисках чайника. Миниатюрные чашки, стоящие вокруг чайника на подносе, вызвали новый всплеск удивление. И отсюда можно напиться? Впрочем – может так специально? Парень пожал плечами. Стараясь ничего не испортить, наполнил крохотный сосуд, затем вернулся в комнату к мужчине.
Для того, чтобы подать требуемое лекарство и питье, Раулю пришлось опуститься на корточки у кровати. Парень внимательно наблюдал за выражением лица мужчины, подмечая малейшие изменения. Облегчение, затем новый прилив странной досады или... отчаяния? Рауль откинул капюшон уже осточертевшего костюма. Но для того, чтобы переодеться, нужно было бы покинуть комнату. А мужчина как раз попросил остаться. И Рауль машинально согласно кивнул.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-10-14 04:11:12)

14

Все комнаты Ивовых покоев когда-то были одним очень большим помещением… может, трапезной, может, гридней… Но сейчас это стало настоящим минка - своего рода каркас соединенных между собой столбов и перекладин. Вместо толстых внутренних стен - стены раздвижные - фусума, которые представляли собой деревянные рамы, оклеенные с двух сторон плотным картоном. Вместо ручек - металлические углубления. Перегородки направлялись специальными желобками в полу и балках потолка. За ступенчатым шкафом виднелась ширма, а ряд побелённых арок на одной из стен – наследие европейской средневековой архитектуры – тем не менее прекрасно вписывался в японский стиль спальни.
Рэй вновь подумал, что покои оформлял не просто талантливый дизайнер, а – со стопроцентной уверенностью – истинный сын Ямато. Материалы использовались природные, и круг их был ограничен - дерево, бамбук и, как изящный штрих, немного матового или покрытого патиной металла. Пол и потолок тоже натуральны, из бамбука или дерева, только не лакированные, а, наоборот, фактурные.
Ну, раз в состоянии воспринимать красоты, значит, оклемался… - бывший штурман с облегчением выдохнул, стараясь сделать это незаметно.
Скиннер был рад, что спальня так укромна. Всё-таки во сне человек чувствует себя особенно незащищённым.
И если я начну вопить ночью, на всё минка не разнесётся…   
Юный палач тоже вертел головой, разглядывая комнату. Хотелось потрогать каштановые волосы, длинные и, наверное, шелковистые…
- Как тебя зовут? - мягко спросил Рэй, когда молчание стало неловким. – Жарко ведь в балахоне твоём. Разденешься, может?

Отредактировано Буси (2009-10-05 22:05:56)

15

Как тебя зовут? Разденешься, может? Эти простые, казалось бы, слова подействовали на парня, словно свистящий удар хлыста. Тело покрылось неприятным холодным потом, пальцы невольно сжались в кулаки, стискивая  торопливо накинутый на голову капюшон и срывающий разом побледневшее лицо. Опять? Неужели? Ренье с горькой тоской и непонятной обидой посмотрел на лежащего на кровати мужчину. Словно тот обманул какие-то его – Рауля – надежды и ожидания. Впрочем, видя перед собой не сильного крепкого силача, который может скрутить его в пару минут, а почти беспомощного инвалида, Ренье устыдился своих мыслей. Он же даже сесть без посторонней помощи не может. А вопрос об имени... Так совершенно естественно – просто хочет познакомиться. Черт, еще немного и я стану параноиком, воспринимающим за оскорбление или попытку взять насильно. Скверно, очень скверно. 
Рауль глубоко вздохнул, успокаиваясь. Снова откинул капюшон, чуть мотнул головой, провел рукой по волосам, приводя их в порядок.
-Я Рауль Ренье, мсье. А Вы… Вы ведь Рэймонд Скиннер, верно?
Парень провел рукой по виску, ощутив, как по коже скатывается капелька пота. Вот только этого не хватало. Может и правда скинуть этот чертов балахон? В конце концов – штаны и ботинки на мне останутся. Вот только несет от меня, наверное.
-Простите, мсье, - в голосе парня прозвучала некоторая несвойственная ему нерешительность, - скажите – могу я воспользоваться Вашей ванной комнатой?
Если у него весь номер такой, то какая же ванная? – мелькнуло в голове. Отчего-то быстро мелькнулоа картинка огромной, словно средневековой, бадьи и кувшина с водой.  Или  узкая душевая кабинка с прозрачными стеклами?Такие, помнится, были в монастыре.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-10-06 04:40:35)

16

- Да, верно, он самый, - спокойно отозвался Рэй на вопрос об имени. – Не думал, что ты меня знаешь. Мне приятно, правда. Будем знакомы, Рауль, - писатель кивнул и успокаивающе улыбнулся, - Конечно, иди, умойся. А не хочешь раздеваться – не раздевайся. Мне просто показалось, что тебе неудобно. Я вон в своей дамской робе от жары чуть не взбесился, - он протянул руку и пощупал плащ палача, - а твой шёлк – теплоизолятор не хуже, чем мой бархат.    
От штурмана не укрылось, как дёрнулся и побледнел парнишка на предложение раздеться. Тут ослепнуть надо, чтоб не заметить. Вот дубина же я, - это было самым безобидным бранным эпитетом, которыми Скиннер мысленно себя выругал. - Что ж я так неуклюж-то сегодня? Конечно, он подумал, что я… Фу, я кретин! Хотя в этом месте даже самые безобидные фразы приобретают непристойный смысл. А парень зашуганный совсем. Ну, тоже понятно… пуганая ворона куста боится. 
Так, стоп. А я, вообще-то, зачем его с собой позвал? – взыскующе спросил себя Рэй, поглядывая на резво вскочившего парнишку, и честно ответил, - Да уж точно не для того, чего он испугался. Какие мне сейчас плотские утехи, к едрене фене?! Не до жиру, быть бы живу. Просто страшно остаться одному… Точнее, страшно начать думать о Мыше, представлять, как можно было бы сейчас обнять его сзади, прижать его спину к своей груди, поцеловать тёплый затылок, зарыться носом в волосы пахнущие лотосом и таким родным, почти неотличимым от собственного запахом… Ох, нет… так же и свихнуться недолго!..
Рука штурмана крепко сжала прохладную пластиночку на цепочке, пальцы нащупывали процарапанный на ней знак, будто моля о силе.

Отредактировано Буси (2009-10-06 13:54:13)

17

Получив разрешение умыться и указание – куда именно идти, Ренье направился в указанную сторону.  Не очень большая, но  просторная ванная, в отличие от всего остального номера выполненная  в западном стиле, привела парня в состояние удивления и легкого восторга. Торопливо скинув уже порядком поднадоевший балахон и все остальные детали костюма, Рауль на минуту замер. Почему-то залезать в практически белоснежную ванну показалось ему страшным кощунством. Парень передернул плечами. Ну не плескать же воду на себя, а потом вымочить пол.  Забравшись в ванну, Рауль повернул вентель. И с удовольствием подставил тело струям теплой воды, смывая с себя с потом всю моральную грязь и усталость, которой он, казалось, был заляпан вот уже несколько дней – с той самой поры, как его в очередной раз затолкали в карцер. Поскольку охранник, приведши его к виконту, даже не удосужился сводить парня в душ. И только теперь можно было хоть немного расслабиться. Впрочем, долго плескаться даже под приятными теплыми струйками, скользящими по коже, Рауль не стал. Как следует намылившись найденным в  небольшом шкафчике жидким мылом и намылив шампунем голову, парень тут же смыл с себя ароматную пену. Затем, не найдя полотенца, отжал волосы, стараясь, чтобы с них хотя бы не капало. Влез снова в брюки, решив все же не надевать балахон. Прибравшись в ванной, вернулся в комнату. Свернутый балахон он держал в руках.
-Спасибо, мсье.  Парень чуть насторожено глянул на лежащего на кровати мужчину – не разбудил ли своим приходом. Положил  свернутый палаческий балахон на инвалидную коляску, где уже лежал карнавальный наряд Скиннера. И только сейчас Рауля осенило, что плескаясь в ванной, он смыл весь тональный крем, которым были замазаны его многочисленные шрамы от плетей и… много чего еще. И следы от наручников и ошейника тоже видны. Ренье мысленно чертыхнулся, крепко сжал зубы.

18

- Ты уже?.. – Рэй сдвинул руку, открывая лицо, спрятанное в локтевом сгибе. - Быстро как.
Он поёрзал, устраивая поудобнее торс. Потом опёрся на локти, с трудом сел.
- Мокрый… Хорошо помылся? – вскинув глаза, Скиннер улыбнулся Раулю, залюбовался мелкими капельками на его вымытых прядях, почти чёрных от воды и неяркого света в спальие. – Я бы и сам с удовольствием, да неохота опять в коляску заползать… только вроде прилежался. Потерплю уж до завтра… Иди сюда. Посиди со мной немного.
Парень подошел и сел рядом. Несмело, будто робел постояльца Ивовых покоев.   
- Слушай, а по-моему, ты меня боишься. Вот это напрасно. – Рэй аккуратно прикоснулся к плечу, желая успокоить, но парень слетел с кровати на татами. - Да ты чего? – бывший штурман сам испугался и отдёрнул руку. – Я же не обижу тебя и… что это?.. - он осёкся и резко побледнел.
Спина. Во что они превратили его спину, Господи ты боже мой!.. Это же… это же следы порок! – у Рэя захолонуло сердце и потемнело в глазах, ногти до крови впились в ладони, - А если бы Эда так?! Если бы моего Мышонка?! – бывший штурман захлебнулся холодной яростью. – Я бы убил. Убил бы того, кто такое сделал. И ни секунды не раскаивался бы в этом. А этот мальчишка, он ведь тоже чей-то брат, чей-то сын… Его тоже кто-то с любовью и нежностью растил…            
- Ты… не принесёшь мне… ещё попить? – первые слова дались с трудом, но дальше пошло легче. - А лучше, знаешь что – тащи-ка сюда весь поднос. Попьём чаю. Всё равно сейчас не уснуть.

19

Когда мужчина прикоснулся к нему, Рауль машинально дернулся и тут же почувствовал, как довольно ощутимо припечатался пятой точкой о пол. Сжал зубы, еле слышно охнув – больше от неожиданности. И тут же вскочил на ноги, готовый дать отпор, если... Если что?  Тут же одернул сам себя. В голове мелькали самые противоречивые мысли, путаясь, словно клубок ниток. Всегдашние настороженность и напряженность боролись со странным ощущением, что именно этот человек вряд ли причинит ему какой-то вред. И желанием...  Ренье с удивлением поймал себя на мысли, что ему хочется просто спокойствия и тепла. Ренье даже удивился мельком.
И тут же заметил, как меняется лицо мужчины, выражая гнев и ярость. Уж эти эмоции Рауль знал ох как хорошо. И он уже напрягся снова, не зная – чего можно ожидать от этого странного инвалида. Вроде как и двигается плохо, а черт знает – что может? Но вот просьба принести поднос и предложение совместного чаепития после вспышки гнева на лице мужчины были уж совсем непонятны и путали окончательно. Нет, прежде Раулю случалось бывать у «клиентов», которые поначалу тоже вели себя изысканно-вежливо,  а после уже открывали свое истинное лицо, пытаясь ломать парня. Но тут, сейчас – было что-то совсем иное. Почему-то хотелось поверить этому негромкому голосу с мягкими нотками. И тем больше становилось напряжение – Ренье не хотел, чтобы эта мягкость оказалась показной и намеренной, чтобы усыпить его бдительность. Потому что потом – если он поверит – разочарование будет очень болезненным.
Ладно, будем действовать по обстоятельствам. По любому – удрать я успею, если дело дойдет до…
Рауль прошел в гостиную, собрал поднос, поставив на него чайник и пару таких же крохотных стаканчиков.  Без балахона было куда удобней, но,  в то же время, и прохладней. Тем более – после ванной.  По коже уже совсем скоро начали бегать мурашки. Когда Рауль нес поднос в комнату, посуда чуть позванивала, оттого что руки парня слегка дрожали.
Вот только грохнуть тут все не хватало.
Ренье аккуратно поставил поднос на пол у кровати. Чувствовать себя кем-то вроде прислуги было несколько неприятно, но не настолько, как обычно. Может потому, что Скиннер обходился без крика, оплеух и приказов? Налить чай в крохотную чашку так, чтобы не разлить. Для этого усмирить дрожь в руках. Затем протянуть фарфоровый сосуд мужчине.  Сесть на пол, чтобы случайно не толкнуть ногой стоящий поднос.
-Прошу, мсье. И… я Вас не боюсь. – Неожиданно добавил, отвечая на какое-то время назад заданный вопрос.  Упрямо сжал губы, хмурясь.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-10-08 02:43:26)

20

Пока Рауль ходил за чаем, Рэй пытался успокоиться, его натурально колотило, и совсем не от холода. - Боже… до чего же стыдно! – он буквально схватился за голову и в очередной раз отлаял себя, - Кретин безмозглый! А ты, что, думал – здесь для всех такой санаторий, как для тебя?! Это ты тут в роли богатого бездельника. А этот парень – в роли живой игрушки садистов. Настрадался, поди, так, что тебе и не снилось… Я в плену был сколько? Полтора месяца. И пытали меня уже взрослым, а тут на неокрепшую полудетскую психику такой ужас… и бессрочно, безвыходно…       
Краска стыда жгла лицо, бешенство и горечь по-прежнему продирали волнами ледяных мурашек по хребту. Когда Ренье принёс поднос с посудой, бывшему штурману удалось обуздать гнев. Но пальцы, протянутые к чашке с остывшим чаем, подрагивали, и глаза он на Рауля поднять не мог.
«Я Вас не боюсь»… - эти слова вызвали у Скиннера новый прилив удушливого стыда и сердечной боли. И великого уважения к неукротимому духу, жившему в этом невеликом теле. Каково терпеть унижения и боль без надежды на избавление, бывший штурман знал слишком хорошо. 
- И правильно, - он наконец посмотрел прямо в зеленоватые глаза парня и сказал тихо и раздельно. – Я никогда не причиню тебе боли. Я не трону тебя пальцем, не обижу словом. Клянусь. И знаешь, что? Давай сделаем так… когда тебе захочется отдохнуть, скажи, что идёшь ко мне. В моих комнатах ты можешь быть абсолютно свободен. А сейчас возьми в стенном шкафу плед и накинься. Замёрз.   


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты VIP-гостей » Покои Плакучих Ив (комнаты Рэймонда Скиннера)