Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Ночь. Псарни и конюшни. Дональд и Дэрин


Ночь. Псарни и конюшни. Дональд и Дэрин

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

...

2

В полном сомнении, юноша вновь обернулся, изучая массивную деревянную дверь в здание, получилось долго, а на лице явственно проступило выражение полного сомнения в предложении. Собеседник был прав в первом факте, говоря о том, что невольник вполне может простудиться от холода и слякоти, возможно, даже дадут объяснить охраннику причину болезни. Ведь, если вспомнить последние слова Мастера - никакого ущерба и об этом должен знать каждый, кто решит довольствоваться обществом Дэрина. Озадаченный, он мялся возле самого входа, не решаясь зайти в помещение, но искренне этого желая.
Сжав руку в кулак, Дэрин все еще упирал ее в грудь обидчика, то ли не давая плотнее приблизиться, то ли напротив, притягивая к себе, скомкав ткань рубашки. Новые вопросы рождались, пока мужчина медлил, вглядываясь в невольника, вились в голове, переплетая мысли и путая чувства эмоциональным возбуждением. Восприятие обострилось улавливая слабую опасность от Дональда, пока еще с легкостью подавляемую, но кто знает, сколько еще продержится контроль, решив оборваться?
Надо сообщить. Предупредить, кому почти принадлежит (а будет ли?), пусть даже на испытательном сроке при исполнении весьма необычного задания. Блуд не мог с уверенностью сказать, был ли против приказаний и вызывали ли они в нем негатив - другие чувства владели им, среди которых было смятение и любопытство. Возможно, Мастер давал глубоко задуматься перед выбором, ощутить на себе все прелести жизни в поместье без его надзора.
Уже открыв рот, чтобы прервать затянувшуюся паузу, бессвязно пролепетать свое отношение к хозяину поместья, он затих. Начальник охраны отступил, резко прервав всякое желание говорить. С опаской проследив за его действиями, Блуд замешкался, оставаясь недвижимым и мучаясь выбором. Толкнуть мужчину сзади в спину и захлопнуть дверь, придерживая, а второй рукой щупая ниже ручки в поисках замка, удерживать ее, упираясь ладонями в иллюзии безопасности (охранник беспрепятственно распахнет дверь, едва с силой упрется плечом)? Или же положительно отнестись к его идее, принять ее и окунуться в тепло, со стоном выдохнуть, чувствуя как оживает каждая обмершая на холоде клетка организма?
Не в силах преодолеть искушение, Дэрин нерешительно ступил за порог дома вслед за Дональдом, сосредоточенно глядя себе под ноги и вовремя останавливаясь, чтобы не столкнуться с массивной спиной недавнего собеседника. Выглянул, отступив в сторону, и сощурился, в сумраке улавливая огромные "комнатки" для животных. Вздрогнув от глухого, словно придушенного, лая, юноша шагнул назад и взглянул на начальника охраны.
- Думаю, Вам следует кое-что узнать от меня. - негромко начал, боязливо покосившись на проход между рядами вольеров, на мгновение затихая, чтобы прислушаться к окружающему. - Я хорошо...- замялся.- знаком с хозяином поместья, поэтому Вам не сойдет так просто с рук, если тронете меня хоть пальцем. - губы ожили в мягкой улыбке, а взгляд потеплел, отогреваясь от уличного холода. - Это не угроза, лишь предупреждение. А Ваше предложение...-упор на последнее слово.- ..нелепо. Простите. - смутился, рассеянно проведя ладонью по волосам и опустив взгляд в пол.

3

Дональду нравилось здесь. Относясь с подозрением к людям и не ожидая от них ничего хорошего, он испытывал вполне тёплые чувства к животным. Понимая, что собаки могут представлять определённую опасность - особенно такие собаки, приученные к травле - он ничуть не беспокоился из-за приглушённого, полусонного лая. Райту было известно, что клетки заперты. Да и потом его уверенность - хорошо хоть она осталась по отношению к животным  - делала его практически неуязвимым для собачей ярости.
-А кто сказал, что я собираюсь тебя трогать? - Райт так и остался стоять, прислонившись спиной к стене и расправляя смятую Блудом сорочку. Когда рация вновь ожила, и оттуда послышался голос одного из охранников, Скунс со злостью крутанул выключатель, убавляя звук. Впрочем, он немного не рассчитал - раздался щелчок, свидетельствующий о том, что рация выключилась. Как ни странно, Дональд не придал этому значения. Выключилась - и выключилась. - А уж если я решу тебя потрогать, - здесь мистер Райт издал короткий смешок, который призван был дать понять, что слово «потрогать» он использует совсем не в том значении, в каком его могли использовать клиенты этого мальчишки. - То, кто сказал, что ты кому-то сумеешь рассказать об этом? Впрочем, спасибо, что предупредил. Я буду поосторожнее.
Полумрак скрадывал выражение лица собеседника. Но, тем не менее, исходя из его слов, Дон мог сделать вывод, что паренёк его боится. Должно быть, именно поэтому он так неохотно последовал за ним.
-А что нелепого? Малыш, ты кажется, не понимаешь, во что вляпался. Давай рассуждать логически. К тебе расположен хозяин поместья, я верю. Более того, поведи я себя немного неэтично, -  Дон снова хохотнул, поймав себя на том, что ему собственный смех уже второй раз за эту встречу  кажется ему несколько напряжённым, - ты можешь на меня пожаловаться. Но взгляни на ситуацию немного под иным углом. В ответ на твои обвинения я могу сказать, что вёл ты выглядел чертовски подозрительно, не дал мне логичных объяснений относительно причины твоего здесь пребывания в этот час и отказался от сотрудничества. Да-да... - Райт снова замолчал, собираясь с мыслями. Он чувствовал, что взял верный тон. Нельзя показывать этому сукину сыну, что он психует. Тем более, что чувствовал себя подобным образом Дон совсем не из-за предупреждений парня. - Я готов рассказать и о предложении, которое сделал тебе. Можешь считать это моим ноу-хау в данном заведении. Если ты станешь доносить на своих приятелей, то и сам сможешь получить некоторые послабления, и пользу принесёшь.
Начальник охраны прекрасно знал, что пока находится в своём праве. Он не сделал ничего такого, за что мог бы заслужить нарекания со стороны работодателя, скорее уж наоборот - ведь бдительность никогда не бывает излишней.
«А сколько клиентов этот малыш успел обслужить за сегодняшнюю ночь? Остались они довольны? Спят, наверное, сейчас где-нибудь в своих роскошных спальнях и видят сладкие сны... Не то что Дональд Райт. Мне-то во время этого маскарада не то что как следует расслабиться, просто выспаться некогда...»
-А если я в чём-то неправ, то скажи, в чём именно. Или, может быть, тебе не нравится слово «доносить»? Так это всего лишь вопрос отношения. Отбрось глупую мораль, и ты сможешь взглянуть на ситуацию по-новому. - Дональд, казалось, взял себя в руки. Акцент сейчас был едва заметен, и говорил он вполне бегло, не особенно задумываясь над словами. Разве что глаза в темноте блестели немного возбуждённо.  - Да и тебе ли думать о морали, а?

4

Показалось ли, что собеседник старательно направляет свои силы в убеждение невольника, стремится пошатнуть возникшую уверенность в своих правах, ограниченных, но вполне действующих? Зачем ему это, когда просто можно взять за ворот и силком потащить к поместью, не обращая внимания на ворчание ребенка и бесполезные попытки вырваться? Значит, что-то напрягает, не дает двигаться дальше, сковывая и заставляя просчитывать новое движение и выдавливать из себя слова. Хотя, существовала и иная вероятность - ему нравилось испытывать психу, давить и изучать реакцию, без особого стеснения пользуясь своим положением и властью.
В помещении, не смотря на распахнутую дверь и проникающую свежесть, роняемую дождем, воздух был спертым. Отчетливо улавливался запах "псины" - как бы хорошо в поместье не ухаживали за собаками, организм выделяет жиры, которые пропитывают шерсть животного, откуда вполне однозначные "ароматы". Дэрин не мог с твердой уверенностью сказать, что ему здесь нравилось, но что-то притягивало, возможно, живое тепло питомцев и охотников, смутный страх перед ними. Боясь потревожить сон животных, мальчик присел на корточки и расстегнул высокие сапоги, потянув "собачку" молнии вниз, а затем стягивая обувь полностью. Спустил брюки ниже, расправляя их, и остался в тонких носках, сквозь которые явно выступали, перетянувшие в несколько раз ступни, бинты. Устроил сапоги возле стены, а сам мягко шагнул дальше от собеседника, уходя в тень и прислоняясь к стене, чтобы без стеснения наблюдать за мужчиной и не наткнуться на его взгляд. Заживающие порезы грели, отзываясь теплом и лишь легкой, едва ощутимой (если лишний раз не двигаться) болью. Ноги ныли от долгого ношения неудобной обуви с высокой подошвой, а сам он, Блуд, оказался значительно ниже, чем был, но это радовало тем, что он ощущал себя незаметным и непримечательным при низком росте.
Устройство на поясе начальника охраны хрипло забулькало, отозвавшись голосами и нарушая покой. Юноша вновь напрягся, сощурившись и следя за немного нервными движениями Дональда. Губы изогнула невольная улыбка, короткая, тут же исчезнув под осознанием слов.
Будет осторожнее? В чем? Слова? Действия?
- Я говорил о том, что это было прогулкой. - голос мальчика звучал глухо, с проступившей хрипотцой и нельзя было сказать точно, что повлияло больше, погода или страх. - Но Вы принимались дважды рассуждать о доверии, которого я не просил, всего лишь объясняя свое присутствие здесь. - сдерживал раздраженные ноты в голосе, смягчая тон ласкающей слух мирной интонацией. - И я буду не жаловаться или обвинять, потому что это будут объяснения. - вновь повторил, сделав упор на последнем слове, словно старательно пытаясь внушить собеседнику свою мысль.
Если верно расценивать ситуацию, то, разумеется, хозяин Вертепа больше веры будет отдавать постоянному сотруднику, нежели невольнику, которого видел всего пару раз. А если вернуться к воспоминаниям, то доверие к мужчине укрепится недавней картиной, которую наблюдал - ведь именно Блуд, пусть защищаясь, но проломил череп любимому питомцу. Озадаченно потерев затылок, юноша шумно выдохнул с раздражением стянул парик, растрепав собственные короткие пряди и чувствуя незначительный холод, лишившись такой защиты.
- Вы ведь ненавидите нас? - мягко улыбнулся.
Намек на отсутствие нравственных ориентиров ударил по больному, но и немного позабавил, вызывая несвойственную Дэрину злую усмешку. Который раз за всю непродолжительную беседу, мужчина пытался указать невольнику на место, говоря о своем отношении.

5

Райт пристально наблюдал за мальчишкой, пока тот снимал обувь, сидя на корточках, а потом отошёл к стене. Когда тот стянул парик, лишь лениво пожал плечами. - Зря. В нём ты выглядел сексуальнее. - И не понять по тону, серьёзно говорит, или это всего лишь шутка. Скунс - не зря его так прозвали ещё в Нью-Йорке, не зря! - снова подошёл к Блуду и остановился примерно на расстоянии шага, максимум. - Что это с тобой? Клиент забавлялся? - он кивнул на выделяющиеся под носками бинты, стараясь представить себе, каким это образом можно забавляться, чтобы получить подобные последствия, и с неудовольствием понимая, что фантазия его в данном вопросе подводит. - Ненавижу? - Райт так и не дождался ответа, продолжил говорить, и голос его звучал чуть насмешливо. Под иронией он скрывал злость. Она не напоминала и отдалённо неясное раздражение, которое можно было сдержать, не прилагая особенных усилий, или слепую ярость, что сметает всё на своём пути. Это было нечто среднее - Дональд полностью отдавал себе отчёт в происходящем, мог заранее придумывать оправдания для начальства, и вместе с тем наслаждался ситуацией, понимая, что теперь вот может выпустить пар и насладиться ощущением собственной значимости, едва ли не вседозволенности. - Ненависть, мой милый, это слишком серьёзное, слишком громкое слово. Настоящая ненависть встречается даже реже, чем великая любовь... Ты знаешь, что такое любовь, для того, чтобы рассуждать о ненависти? - как ни странно, о любви было говорить больно. Только произнеся этот слово - а произнёс он его исключительно для того, чтобы пофилософствовать, покрасоваться - Райт сразу же вспомнил свою жену. Рыжую сероглазую хохотушку Дженни, с которой он прожил без малого пятнадцать лет, которой изменял сам не помнил сколько раз - благо шлюхи сами раздвигали ноги, лишь бы Дон не мешал им работать - к которой всякий раз возвращался, и которая ушла от него, стоило Дону остаться не у дел. Воспоминание это только добавило злости. Довело почти до бешенства. Французские слова вновь начали ускользать, и Скунс поймал себя на том, что едва не заговорил, забывшись, на родном языке. Впрочем, не заговорил. Продолжил, как и прежде, с почти безупречным произношением, разве что медленно. -  Я вас не особенно уважаю, но о ненависти тут нет и речи. Раб должен знать своё место, вот и всё. - Он размахнулся и отвесил пареньку пощёчину. Звонкую, достаточно сильную - но не настолько, чтобы поставить синяк или выбить пару зубов. В конце концов - не кулаком ведь бил.
Дональд прекрасно знал, что и в полиции у него начались проблемы не из-за того, что он брал взятки или закрывал глаза на некоторые нарушения. Причиной всего было его неумение сдерживать свои эмоции, желание рисковать, удовлетворяя амбиции. Наверное, тот мозгодолб был прав, говоря о склонности к насилию.
-Ты, тварь, будешь делать, что я скажу, понял? - он произнёс это едва ли не шёпотом. Только заливистого лая разбуженных псов ему не хватало. - Или сдохнешь. А уж как я потом объясню твою смерть, это мои проблемы. Уж с моим опытом как-нибудь смогу. Всё ясно, или есть вопросы?
Не надо было Дейну так улыбаться. Наверное, эта злая усмешка и спровоцировала Скунса.

6

Никто из встретившихся в поместье не обладал чувством юмора, или же имел эту особенность глубоко потаенной, испытывая в беседе лишь злые шутки сухим тоном. Это место совершенно не красило отсутствие искреннего смеха, без нервных смешков или хохота, истеричного хихиканья и других неприятных звуков, срывающихся с губ. Небрежный комплимент не звучал таковым, повис в воздухе, больно раня оставшиеся крохи самолюбия. Дэрин вздернул подбородок, одной рукой удерживая маску, а второй - парик, длинные пряди которого касались пола.
- Не думаю, что это Ваше дело, мсье...- прервался, силясь вспомнить второе имя.
В глазах мелькнул страх с красочными оттенками волнения и еще какого-то чувства, мальчик отпрянул в сторону, зажимаясь в угол и оглядываясь по сторонам в поисках лучшего варианта бегства. Он не хотел полностью избежать общества, лишь увеличить расстояние, которое резко сократилось по вине собеседника. Напоминание о бинтах заставило заметно напрячься, Блуд медленно изогнул губы в нервной улыбке, не размыкая их, и коротко, беззвучно фыркнул, едва ли слышно или заметно.
Разумеется, невольник знал, что такое любовь, но не был уверен в верном ее определении. Единственную привязанность, которую он испытывал - это книги, она была материальна и вносила в жизнь хоть какое-то постоянство, когда остальное менялось чаще сезонов в году. Принимал мальчик и еще одно определение любви, как физической близости, на средства которой он существовал. Что-то еще? Душевное единение? Иллюзия, которую выдумывают, чтобы продлить моменты удовольствия от общения на мягких простынях. Но, если хорошенько задуматься, Блуд был совсем не против испытать на себе ее действия, морально отдохнуть и расслабиться, не уговаривать себя ласкать по приказу или вынужденно стонать от просьб сделать это.
Тряхнув головой, юноша согнал наваждение и внимательно пригляделся к лицу Дональда, изучая каждую его черту, запоминая и пытаясь прочитать эмоции, которые пропадали по мере короткого монолога. Усилившийся акцент сложно давался восприятию слов, поэтому смысл мальчик уловил лишь по некоторым, вполне ясным. Затем последовал короткий, хлесткий удар по щеке, приведший в крайнее недоумение, перепугав внезапностью движения. Мотнув головой, Дэрин выронил из руки парик и прислонил ладонь к лицу, остужая жар от пощечины и прямо глядя на обидчика.  Не боль, скорее обида вспыхнула в невольнике, вызывая яркое недовольство, а следующие слова только усилили негодование. Возможно, мужчина этого только и желает - любой малейшей попытки сопротивления, повода, чтобы сорваться. Сцепив зубы, Блуд, пылая гневом, взглянул на говорящего и ублажить его, сорвавшись на то же напряженное и сдавленное шипение:
- Вы мне никто, чтобы угрожать, поэтому воздержитесь в дальнейшем от таких же поступков. Иначе, я...я..- недоговорив, швырнул в лицо начальнику охраны маску и дернулся в сторону, пугаясь реакции и не давая ей затронуть себя.

7

-Иначе - что? - всего лишь уточнение. Вряд ли Дональда могли напугать угрозы паренька. Но вот довести до бешенства, заставить забыть - пусть на миг - о его хвалёном благоразумии, пожалуй, могли. В любом случае, столь активных действий он не ожидал.
Но всё-таки служба в полиции многому научила, и Дон успел отклониться бы, если бы не стоял так близко. Маска ударила его по лицу, примерно в районе переносицы, и упала на пол. Начальник охраны закрыл глаза - это вышло само собой, стоило Блуду замахнуться - но почти сразу же, когда осознание того, что никакой опасности тут быть не может, полностью проявилось, он вновь взглянул на парня, и понял, что тот пытается рвануться куда-то в сторону. К выходу? Вот чего-чего, а того, чтобы от него кто-либо убежал, когда Райт только собрался потолковать по душам,  он допустить не мог. Да над ним последний раб в поместье потешаться будет, твою мать! - Не дёргайся! - не пытаясь больше сохранить тишину, гаркнул Скунс, и хотел уже врезать мальчишке кулаком в живот, чтобы сбить дыхание и дать почувствовать, что действовать ему придётся по правилам, установленным Дональдом, никак иначе. И всё же не хотелось переступать ту грань, которая отделяла поведение вполне законное - по здешним меркам законное, скажем так  - от поведения, за которое ему потом придётся в любом случае отчитываться. И потому уже второй раз за это утро Дональд кулак разжал.
Действовать он научился быстро. Всего секунда - и вот уже рукоять «Смит энд Вессона» покоится в его руке. А в следующий момент Райт ударил ребром левой ладони по курку, взводя его. Указательный палец чуть-чуть надавил на спусковой крючок. Такого давления недостаточно для выстрела.
-Стоять... - давление на спусковой крючок уменьшилось, но зато дуло направилось точно в грудь Дейна. - Ты просто не оставляешь мне выбора. - Дональд перевёл дыхание и вновь улыбнулся. Улыбка вышла мечтательной, почти нежной. При одном взгляде на него было понятно, что Скунсу нравится держать на мушке живого человека, чувствовать, что одно твоё движение может оборвать его жизнь.
В такие моменты самооценка очень сильно повышается. Приятно чувствовать себя вершителем чужих судеб.
-Я пытался тебе всё объяснить. Но ты не воспринимаешь слова. Похоже, ребята вроде тебя понимают только действия. Я прав?
«А ведь, и правда. Должно быть, их уже научили ценить исключительно силу в ущерб логике... Перед этими богатенькими снобами они, скорее всего, характер не показывают. И передо мной не будут. И конкретно ты, красавчик со странным именем Блуд, не будешь...»
Власть кружит голову. И пусть это власть простирается в данный момент только над мальчишкой, что находится в тёмной псарне. Всё равно наркотика сильнее ещё не придумали, по крайней мере, для таких людей, как Дональд Райт.
-Вот ты и попался, детка. Нападение на сотрудника охраны, совершённое с целью побега. Ближайшее время ты проведёшь в карцере. Как там тебя будут наказывать, не знаю, но, думаю, твоей попке придётся нелегко.

8

Попятившись к выходу, невольник подпрыгнул от окрика и застыл, перепугано взглянув на мужчину, затем переведя взгляд на выставленное дуло пистолета. Губы дрогнули, чуть приоткрывшись и судорожно выдыхая. Ожидая от обидчика всего, он упустил из вида наличие оружия, впрочем, зная, что оно может существовать, но не признавая этой идеи и отходя от нее мыслями. С лица схлынула краска, посерев от страха, Дэрин не шевелился, чувствуя, как сильно колотится сердце в груди. Влажные волосы неприятно липли ко лбу и вискам, медленно, очень медленно, он поднял руку и дрожащими пальцами пригладил растрепавшиеся  пряди, неловко проводя ладонью.
Сухой щелчок. Юноша не думал продолжать бегство, отдавая свое внимание нависшей над ним угрозе и улыбке, озарившей приятное лицо мужчины. На мгновение зажмурившись, мальчик беззвучно простонал – какого черта он оценивает степень привлекательности обидчика, когда тот с нескрываемым удовольствием взводил курок? Так ли он улыбался задевшей за живое своей привязанности? Горечь недавних слов не ускользнула из внимания Блуда, хорошо скрываемая и обдающая жаром гнева, яркой, едва сдерживаемой злости. Власть опьяняет, раздражая задетые напряжением нервы.
Дэрин знал, что выразительно произнесенные слова в стройном предложении начальника охраны, не требовали ответа. Уверившись в своей правоте, мужчина не ожидал окончательного подтверждения, тем более от раба, которого едва ли считал за человека. Уголки губ дрогнули в оскорбленной улыбке, а по лицу скользнула легкая обида, которая тонула в потемневших от страха глазах.
- И это Вы говорили о морали?..- осипшим от волнения голосом отозвался юноша, опустив взгляд на пистолет и мысленно рассчитывая, кто окажется ловчее, неизбежно приходя к выводу, что не успеет уйти от пули, насколько быстрым бы не был. - Выстрелите в ребенка?.. – прикусил язык, в прямом смысле прикусил, чтобы не ляпнуть лишнего в остром и необъяснимом желании довести собеседника.
Карцер? Откровенно говоря, Блуд даже не представлял, не думал о том, что существуют специальные помещения для содержания беглецов или особо буйных невольников. Высказанная вслух идея отнюдь не порадовала, заставила неопределенно метаться перед выбором действий.
- Вот видите, мы чем-то даже похожи. Управляете, но в выгодных случаях поддаетесь хозяину, зависите от него, взамен приобретая что-то  – деньги, привилегии, какую-то часть власти. – облизал пересохшие губы и мягко улыбнулся охраннику. – Значит, мы сможем договориться, чтобы избежать неприятных последствий, так? – тихо двинулся к мужчине.- Если нет, я облегчу Вам задачу.
Выстрелит?
Мысленно содрогнулся, колеблясь перед тем, как осторожно протянуть руку раскрытой ладонью к Дональду, легко, едва ощутимо пальцами коснуться его запястья и, подаваясь вперед, наклониться к пистолету и, приоткрыв рот, обхватить губами самый кончик дула. Обвел языком дырку, толкнувшись внутрь, давая стволу чуть углубиться. Выдохнул, прикрыв глаза, и, помедлив, отпрянул, выпрямляясь.
- Или лучше в грудь? – тихо отозвался и несильно надавил на руку, удерживающую оружие, заставляя опуститься к животу. Плотнее приник, пододвинувшись ближе, и потянул чужую руку наверх, вместе с движением задирая тунику и обнажая кожу.

Отредактировано Дэрин (2009-10-12 16:11:47)

9

Да, он мог бы выстрелить в ребёнка, в женщину - в кого угодно, если это было необходимо.
Или попросту выгодно.
Райт не имел комплексов по данному поводу. И потом, скорее всего, он спал бы спокойно. Поэтому данное замечание Блуда он оставил без всяких комментариев. Да и чего тут комментировать, если и так всё ясно?
Но спустя мгновение произошло то, на что Скунс рассчитывал меньше всего. Невольник вновь подался к нему, очутившись так близко, что полностью спутал карты Дональда. Начальник охраны рассчитывал на любую другую реакцию, на страх, от которого цепенеет потенциальная жертва, на попытку к бегству, может быть, на истерику или слёзы. Мягкое прикосновение к его запястью Райт при всём желании не мог интерпретировать как попытку выбить у него из руки револьвер, хотя в самый первый момент  и появилась мысль, что парень заговорил о возможности договориться, только для того, чтобы усыпить его бдительность.
-Я ведь и начал с того, что предложил тебе взаимовыгодную сделку...
«Твою мать, до чего хитрый мерзавец! Ну, конечно... Как я теперь смогу выстрелить? Любая экспертиза подтвердит, что я стрелял в упор. А в беглецов ведь не стреляют в упор, не правда ли? Сразу возникнет предположение, что у меня какие-то личные мотивы... А какие у меня могут быть личные мотивы? Смешно просто
Дон не договорил. Пожалуй, именно теперь он вдруг пожалел о том, что вообще затеял этот обход территории и, заметив Дейна, направился следом за ним. Поведение мальчишки странным образом лишало Райта его пуленепробиваемого спокойствия, за которым он обычно прятался от всех неурядиц, во всех спорных ситуациях.
С другой стороны, а что особенного? Ему нужен осведомитель из числа рабов. И мы сейчас имеем вполне стандартную ситуацию, когда, производя определённое давление - пока что психологическое - ты подводишь человека к принятию верного решения.
Но уговаривать себя можно сколько угодно. Ведь сказать, что поведение Дейна оставляло его равнодушным - значит, наврать самому себе. Стоило губам парня дотронуться до ствола револьвера, Скунс почувствовал острый прилив возбуждения - такого, что горячей волной прокатывается по телу, совершенно игнорируя твои прочие желания и путая мысли.
-Побереги свои фокусы для кого-нибудь другого. Ты умный мальчик, и понимаешь, что нам незачем доводить дело до всякого рода эксцессов. Итак, я уже пытался сказать тебе, чего мне нужно.
Вопреки своим словам Дональд остался на месте, не спеша убрать оружие обратно в кобуру и вполне искренне считая, что мальчишка вряд ли может догадаться о его состоянии.
«Сейчас мы согласуем, когда он должен будет передавать мне отчёты и на что в первую очередь станет обращать в них внимание. А потом холодный душ - и спать».

Отредактировано Дональд (2009-10-12 19:19:36)

10

И все же, Блуд недоумевал, что могло толкнуть самого начальника охраны патрулировать территорию, когда под его руководством находится немалый десяток (а того и больше) сотрудников, которые явно без колебаний выполнили бы любое приказание, и все это, не считая постоянных дежурных возле высоких стен. Но сейчас это казалось не столь важным, как опасная близость.
Лучшим способом выбить дух мнимого спокойствия оказались решительные действия, что являлось не столь сложным относительно поддержания этого состояния в собеседнике, пока лихорадочно ищешь пути отступления или побуждающие мотивы. Приблизившись, мальчик невольно испытал влечение, которое подогревалось страхом перед непредсказуемой реакцией стоящего напротив мужчины. Дыхание стало тяжелым, грудь сдавили неприятные предчувствия, остро отзываясь волнением и плотно скручивая все внутри, почти до боли. Дэрин закусил губу и взглянул вниз, стараясь избрать верный способ решения проблемы, мысленно прокручивая ситуации и подбирая слова, чтобы выразить желание. Обычно следуя правилам, он не вмешивался в конфликты, старательно обходя их стороной или находя компромисс решения. Сейчас же, единственным ответом могло быть согласие и немного нервировало тем фактом, что встречи с начальником охраны будут, как минимум, ежемесячными, а всяческие проверки - частыми. Вопрос в том, кто в последствии защитит мальчика от косых взглядов невольников, а что важнее - от самого Дональда?
- Вы можете гарантировать стопроцентную безопасность, если соглашусь оказывать такие услуги? - чувственно улыбнулся, не поднимая глаз и боясь показать смятение, даже испуг, который двигал юношей. - Готовы ли наблюдать каждую мою растраченную минуту, выполняя свои пункты договоренности? - со стороны невольника это могло показаться дерзостью, требовать что-то взамен, привыкшему подчиняться без лишних вопросов. Но, кем ему приходится этот человек, чтобы приказывать?
- Может решим все иным путем? - тихо спросил, вглядываясь в пряжку ремня собеседника. - Мирным.
На миг заколебавшись, юноша шагнул вперед, ближе к мужчине, все еще ощущая на коже давление и холод пистолета, все еще твердо упирающегося в живот. Рука скользнула выше, оглаживая ладонью запястье и задирая рукав пиджака, вторая же легла на бедро, легонько стискивая пальцы на мышцах.
Сколько еще намеков следовало дать этому человеку, чтобы он правильно оценил действия и то, о какой именно плате идет речь? Ощущая себя крайне неловко, но не переставая ласкать прикосновениями, Дэрин вскинул подбородок, заглядывая собеседнику в глаза с застывшей на губах улыбкой. Сдерживая частое дыхание, он почувствовал легкое головокружение и крепче вцепился пальцами в мягкую ткань пиджака.
- Другим...- повторился, хрипло отозвавшись некоторое время спустя.

11

«А почему нет? Мир состоит из условностей, и ты всегда гордился тем, что понимаешь это. Тем, что уж тебя-то не провести, загнав в определённые рамки и заставляя следовать установленному против твоей воли порядку вещей. Ты всегда смел сам устанавливать себе законы - как иначе можно объяснить то, что ты прикарманивал деньги, разрешая дилерам толкать дурь таким вот подросткам? Или то, что ты закрывал глаза на существование притонов, где играли на деньги и продавали клиентам малолетних шлюх? А, может, ты вспомнишь, как оставил на месте убийства ствол с «пальчиками» одного слишком ретивого копа, который в отличие от тебя не понимал, что с криминалом можно договориться? Так почему тебе не согласиться и сейчас? Одним грехом больше, одним меньше...»
Дональд глотнул воздух, восстанавливая сбившееся дыхание, бросил через плечо взгляд на дверь. Это была привычка - всегда контролировать окружающее пространство. Вряд ли когда-либо Райт смог от неё избавиться, даже если бы и захотел.
-I do not know... - он говорил совсем не то, что должен был бы сказать в этот момент. И прекрасно понимал это. Не понимал только одного - что именно должен сказать. - You... - Дональд не спешил отойти назад, стряхнуть с себя руку мальчишки. Пожалуй, это можно было бы списать на удивление перед подобной постановкой вопроса, если бы взгляд светлых глаз, который он и не думал отводить, не блестел бы столь взволнованно. Негромкий металлический щелчок - и курок встал на место. И до тех пор, пока он не окажется снова взведён, револьвер будет не опаснее детской игрушки. В следующий момент Райт, не глядя, сунул оружие в кобуру, а потом подвинулся ещё чуть ближе к Блуду, так что тот мог бы вполне отчётливо почувствовать чуть терпковатый запах одеколона, крепкого табака и едва ощутимый, но всё же присутствующий, виски... Потом он поднял руку, и осторожно дотронулся до щеки паренька, самыми кончиками пальцев. Что-то вроде электрического тока, пробежавшего по коже... Дон на секунду замер.
Жест этот вышел сам по себе, без обдумывания и постоянного самоконтроля. И именно это сильнее всего напугало Дональда. И, как часто бывает у людей подобного склада, неуверенность и страх моментально сменились злостью, агрессией, направленной против всего мира, а особенно против того, кто эту неуверенность спровоцировал.
-Ах, ты тварь такая, - после этого едва ли не лескового прикосновения Райт стремительно отвёл руку назад и опять ударил Дейна ладонью по щеке. - Да ты за кого меня принимаешь, чтобы предлагать подобное! Тоже мне, ребёнок, так тебя! - за первым ударом последовал второй. Впрочем, Дональд пока что не настолько плохо себя контролировал, чтобы не соразмерять силу. Убить точно не убьёт. А разобьёт губу или нос, так дело поправимое. Заживёт. - Если ты ещё попытаешься... - говорить по-французски было не слишком удобно. Но главное Райт сделал - он сказал этому красавчику, что с ним-то точно подобное не пройдёт. Он с силой толкнул мальчишку к стене, не особенно заботясь о том, что Блуд может упасть или удариться, но вместо того, чтобы решительно направиться к выходу - это ведь было бы самое логичное для столь возмущённого порядочного человека - Дон вновь шагнул к невольнику. Сам не понял, почему...

12

Мысли уговаривали рассудок отступить и дать волю чувствам, что жгли изнутри, борьба эмоций отражалась в глазах мужчины, который силился понять действия собеседника. Дэрин вновь заколебался, лишь пару секунд, казавшихся невыносимо долгими, и вновь продолжил легонько ласкать пальцами обнажившуюся кожу выше запястья. Он опустил взгляд на узел галстука, оставляя начальника охраны наедине со своим смятением, не стараясь вмешаться, но подталкивая к выгодному для себя решению, к своему выбору.
Неожиданно мягкое прикосновение кончиков пальцев к щеке. Показалось? Дэрин, увлекшись теплом мужского тела, пропустил момент, когда собеседник убрал пистолет и прислонил руку к лицу невольника. Вскинув глаза, юноша просиял  улыбкой, обращая ее охраннику, искреннюю, откровенно радуясь мимолетной ласке. Плотнее приникнув к мужчине, Блуд прикрыл глаза и шумно выдохнул. Ладонь второй руки переместилась и замерла на ягодице, скрытой плотной тканью брюк – слишком смело, возможно, это неловкое движение заставило Дональда отпрянуть, одновременно занося руку для удара.
Мгновенная вспышка боли резанувшая воздух возымела свой эффект, воскресив дурманящую смесь из обиды и злости, и осела металлическим привкусом на языке. Тихая боль горько жалила разбитую губу, наполняя рот солоноватой влагой. Испуг преступил сковывающую движения черту и лился ненавистью, стягивая грудь тяжестью и образуя ком в горле. Поджав губы, Блуд резко отстранился, отступив назад, тут же получая толчок в грудь. Не устояв на ногах, невольник потерял равновесие, рухнул на пол, больно стукнувшись копчиком, и клацнул зубами, едва не прикусив язык.
- Перестаньте…- глухо выдохнул, инстинктивно выставив руки перед собой.
Ожидая новых ударов или пинков, Дэрин зажмурился, напрягаясь всем телом и почти не дыша. Разве справедливо то, что начальник охраны срывался на мальчика за свою слабость? Его нелюбовь к такому сорту людям настолько сильна, или это утешение совести на невольно испытанное возбуждение?
- Не смейте.- тверже повторил, переводя дыхание, и взглянул на обидчика, не убирая выставленных в защите рук.
Дрожащими пальцами коснулся приоткрытых губ и провел по нижней, мазнув алое. Щипало. Поморщившись, он вторит действию, проводя языком и собирая выступившую кровь. Глаза выразительно смотрели страхом, скрашиваясь всеми оттенками сдерживаемой ненависти. Давно, очень давно он не испытывал настолько сильного чувства, смятенный и взбудораженный поступком Райта. Не понимая причин своих действий, Блуд поднялся на ноги, пошатнувшись и придерживаясь рукой за стену, и шагнул навстречу. Резко схватил начальника охраны за рубашку, комкая ее, сжимая в кулаках, приподнялся на цыпочки и, рванув на себя, прижался губами к губам.
Убьет.

13

Очередной сюрприз, как говорится. Впрочем, Дональд не смог бы рассуждать об этом, выражая свои мысли подобным образом. Сейчас уж ему точно не было до рассуждений.
На губах мальчишки выступила кровь, и он ощутил привкус этой крови. Райт читал немало бульварных романов, слышал много напыщенных выражений о том, каким сладким кажется аромат крови невинных жертв, однако слова всегда останутся словами, им далеко от реальности. И как бы красивы слова ни были, они не передают чувств - разве что бледно обрисовывают их силуэты.
Не было больше никаких логических обоснований, не было шёпота разума, что вкрадчиво твердил об осторожности. Была всё та же бешеная злость, сменившая секундную растерянность, и было внезапное желание, столь сильное, что голова начинала кружиться.
Именно в таком вот состоянии Дон бил того чёрного парня, из-за которого ему пришлось уйти из полиции. Но там присутствовала исключительно ярость, желание причинить боль, услышать, как он кричит от этой боли. А здесь...
Если бы кто-то сказал Райту, что он окажется когда-нибудь в подобном положении, то это напоминало бы глупую шутку. Да никто и не рискнул бы так пошутить.
И вот теперь Скунсу пришлось снова оттолкнуть от себя мальчишку - он всего лишь слегка отвёл локоть назад, а потом ударил его, как и прикидывал раньше, в живот. В самый последний момент слегка попридержал кулак, чтобы удар не вышел слишком уж, чересчур сильным. Впрочем, для лёгкого паренька и этого должно было бы хватить с лихвой, чтобы вновь удариться спиной о стену. Всего лишь реакция тела, привыкшего к различного рода столкновениям - Дон не просчитывал специально свои действия, всё выходило на автомате.
-Ну, ты сам захотел. - Райт и не собирался ничего говорить невольнику, ничего объяснять. Но теперь всё выходило так, словно он и впрямь перестал держать под контролем не только обстановку вокруг, но и самого себя. Если взглянуть на ситуацию беспристрастно, пожалуй, это было вполне естественно. Чем дольше ты пытаешься сдерживать свои желания, тем больше тебе требуется разрядка... Впрочем, уж Дональд-то точно не мог в данный момент быть беспристрастным. - Не дёргайся, я сказал. А то убью.
Когда совсем недавно он угрожал карцером, когда хватался за револьвер, то по крупному счёту блефовал. Но только не теперь.
«Он мог испачкать мою сорочку кровью. Это плохо»
Разум часто цепляется за несущественные мелочи, чтобы не думать о том, о чём надо было бы подумать. О том, например, что ты делаешь...
«Не потерять бы рацию».
Дональд резко, нетерпеливо расстегнул ремень на брюках и потянул вниз молнию...
-Понял меня?

14

Нет, мужчина не стал убивать, коротким ударом в живот лишив способности мыслить, вырывая из груди придушенный стон. Согнувшись пополам, Блуд медленно съехал  по стене, прижимая руки к груди и глотая ртом воздух. Дональд имел непробиваемую защиту, хорошо снащенную инстинктами, которые представляли видимую опасность для окружающих - не подойти, не коснуться, не взглянуть - все это вызывало подозрение, из-за которого возникало преследование мыслью, попытки чего-то добиться. Такое мнение сформировалось в короткий период случайного знакомства и усиливалось с каждой тяжелой секундой.
Прислонив обратную сторону ладони ко рту, юноша судорожно выдохнул и вытер губы, исподлобья глядя на возвышающегося начальника охраны. Улыбка исчезла, лишившись опоры настроения, а глаза выражали огромное недоверие с примесью крепнувшего страха, мягких, едва заметных ноток удивления.
- Не буду. - пообещал, охрипшим голосом, отвечая на сухие приказы.
Верно, захотел сам, но кто мог догадываться, что общение продолжится в том же стиле, с упреками, угрозами, насилием? А ведь на самом деле, не считал за разумного человека, отнеся невольника в группу лиц, не имеющих право голоса, собственно, чего и следовало ожидать...
Не понял.
Дэрин действительно недоумевал, до этого хорошенько стукнувшись головой об стенку, чего хочет мужчина - не дергаться, замереть в положении лежа, чтобы удобно было наносить удары массивным ботинком под ребра, или же вновь приблизиться, опуститься на колени и помочь стянуть брюки. После последней реакции на неловкий поцелуй, мальчик твердо уверился в своем страхе относительно этого человека и дело было не только в наносимом физическом ущербе. В каждый свой удар, казалось, обидчик вкладывал не столь силу, а изливал злость, презрение к слабому человеку, способному затронуть душевное спокойствие и взыграть бодрый мотив на нервах.
Что творится в этой голове? О чем он думает?
Проследив за нервными движениями начальника охраны, мальчик чуть нахмурился и, не поднимая глаз, встал на колени рядом, мягко отталкивая мужские руки. В животе вилась боль, скручивая жгутом внутренности и не давая сосредоточиться на процессе, Блуд дрожащими пальцами потянул вниз брюки вместе с бельем, давая им соскользнуть по бедрам. Провел языком по губам, увлажнив их, и подался вперед, открывая рот и давая головке члена проехаться по языку, прежде чем, плотно обхватил орган.

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дональд (2009-10-16 17:07:34)

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дэрин (2009-10-18 18:02:32)

17

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

18

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дэрин (2009-10-18 23:33:25)

19

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дэрин (2009-10-20 07:34:46)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Ночь. Псарни и конюшни. Дональд и Дэрин