Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Эрика Кюри


Комнаты Эрика Кюри

Сообщений 1 страница 20 из 63

1

Гостиная.

Она была такая, как и любил Эрик. Без излишеств. Современный дизайн. Минимум мебели. В таком интерьере легко поддерживать порядок. Приверженцем которого, он был. Спокойная гамма цветов. И прямые линии. А главное – это второй этаж. Там находилась спальня и большая ванная комната.  Эрик любил лестницы. Это лишний стимул поддерживать себя в форме. И минимум на день, тренировки для ног.

Спальня.

Спокойная серо-лиловая гамма. Свободная, большая кровать. И много маленьких светильников, которые давали минимум света. Как раз, для спальни. Правда, ковёр был из короткого ворса, а Эрик любил мягкие, с длинным ворсом ковры. Так, чтобы ноги шли по нему, словно по траве. Но, этот недостаток, компенсировала вторая половина комнаты. Там, прямо в полу, был небольшой бассейн, скорее напоминавший, джакузи. Мягкая, приятная подсветка. Зона для чтения. Большие окна. Всё, для того, чтобы можно было расслабиться, как любил Эрик.

И, наконец, ванная комната.

Светлая, большая. С множеством полотенец. Здесь позаботились даже о свечах и бутылочках с ароматическими маслами. Конечно же, сама ванна.  А рядом с ней, был выход на небольшой балкон.

Эрик осмотрел всё. И был очень доволен. Действительно, здесь, он сможет отдохнуть, как и обещал ему ученик.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

2

Эрик прекрасно выспался в свою первую ночь в Вертепе. Встал рано, как и привык. Накинул на себя спортивный костюм, и, не смотря на дождь, отдал должное своим мышцам. Пробегая по окрестностям, с удовольствием заметил реку. Надо бы, сходить сюда, как-нибудь…Вернувшись, принял душ, и вышел на небольшой балкон. Смотрел на серое небо, вдыхал влажный воздух, пока не замёрз. В памяти всплывал юноша. Невольник, которого Эрик видел мельком. Он напоминает мне… Тряхнул головой. Спустился в гостиную. Вызвал слугу, и описал невольника. Вышколенный слуга молча кивнул, и вышел, чтобы привести желаемое. Эрик скинул махровый халат и остался в плавках. Поднялся на второй этаж, в спальню. Где, по его просьбе, установили небольшой бассейн на двоих. Зашторил окна, приглушил свет и включил подсветку в воде. Блаженно погрузился в воду, откидываясь назад, на покатую спинку. Эрик ждал. Может, мне только показалось? Может… Хлопнула дверь. Эрик улыбнулся.
- Поднимайся наверх, я здесь!

3

В этот раз Скотта подняли довольно рано. Это обстоятельство сразу показалось странным, заставило насторожиться. Опасения подтвердились. Впрочем рано или поздно ему точно пришлось бы преступить к своим прямым обязанностям не зависимо от собственного желания ребенка. Приводить в порядок его долго не пришлось, поэтому уже через считанные минуты Годфрей был "при параде", а именно в костюме Адама.
Англичанину предоставилось не мало ночей, дабы обдумать и окончательно осознать свое положение и вообще все, что произошло с ним за столь короткий срок. Истерить и проклинать судьбу не было никаких сил и желания, а здравый смысл и хладнокровное спокойствие взяли верх над страхом. И все же нельзя с уверенностью сказать, что юноше было откровенно плевать на свое текущее положение. Напротив работы над собой было еще ой как много, а время уже истекло.
Мальчик, чуть помладше Годфрея бесстрастно вел того к месту назначения, пересекая коридоры и лестницы. На протяжении всего пути он не промолвил ни слова, это обстоятельство сильно пугало, однако заговорить юноша не решался. Скотти сложно было запомнить дорогу, впрочем это и не требовалось от него. Он прекрасно знал, что невольникам выходить за пределы своего обиталища строго воспрещалось, поэтому в знании карты поместья надобности не было никакой. Раньше покидать комнату удавалось не часто, впрочем эти редкие вылазки не волновали: тут везде все одинаково, а на красоту и шик окружающей мебели смотреть было бессмысленно. Англичанин не заметил, как очутился перед дверью. Сопровождающий постучал ради приличия и, не дождавшись ответа, впустил юношу в комнату. По всей вероятности его уже ждали.
Откуда-то сверху послышался голос. Скотт невольно вздрогнул так, словно его не позвали, а приговор вынесли. Замявшись на мгновение, он с любопытством принялся оглядывать помещение в коем находился. Оно естественно отличалось от апартаментов невольников, хотя эти милые комнатки были даже очень пригодны к проживанию, грех жаловаться. Опомнившись, юноша проследовал к лестнице, ведущей как раз туда, где следовало уже быть. Никогда бы не подумал, что здесь есть двухэтажные номера, впрочем откуда мне знать об обратном. Легкая усмешка исказил лицо мальчишки. Очень не к месту, с учетом того, что эта разновидность улыбки в последнее время была довольно редким гостем. Стоит ли говорить, что от волнения и страха, что собственно естественно в подобной ситуации, ноги напрочь отказывались идти, а биение сердца ускорилось раза в два. Стараясь не смотреть вниз, а только прямо перед собой, Скотти, пересилив свою скованность, преодолел лестницу и очутился в комнате, всем своим видом напоминающей ванную, ничем не уступающую апартаментам снизу. Там было влажно, и юноша почувствовал легкий запах хлорки с какой-то непонятной, но приятной примесью.
- Я к вашим услугам, - мальчик не имел представления, как себя вести: смотреть или нет в глаза, улыбаться ли или просто стоять как вкопанному. Да и стоило вообще что-либо говорить? Хотя он в свою очередь долго готовился, просчитывая наперед все возможные повороты событий. Скотт выпрямился, вытянув шею, и бесстрастно уставился в одну точку, словно не замечая всякого присутствия клиента, в ожидании его реакции.

4

Эрик слышал, как юноша неуверенно  поднимался по лестнице, словно раздумывал. Было, как-то, не по себе, от всего этого. Да, Эрик несколько раз пользовался услугами борделей, но… здесь, всё было по-другому. Хотя бы то, что в обычных борделях работали по найму, а здесь… невольники. Когда Эрику рассказали про это место, он, сначала, смеялся. Потому что, не поверил. А потом, его пригласили сюда, и он поехал. Причина? Он сам не знал, по какой причине. Может, чтобы опровергнуть, самому для себя, тот факт, что такие места могу ещё существовать в современном мире? Может, чтобы убедиться, что даже реальность, порой, бывает сродни фантазиям. Но, скорее всего, потому что хотелось чего-то нового, необычного. Приехав, он, всё же, чувствовал себя здесь, словно не в своей тарелке. Нет, всё было на высшем уровне, но… среди всего этого, он,  как будто, ощущал себя грязным. Причастным к тому ужасу, что  творили в этих стенах. Нет, он не знал, но, предполагал разное. Больше всего его поразила фраза о том, что можно было оплатить убийство. Оплатить, словно гамбургер, или кока коллу. И сожрать, выпить до конца, живого человека. Эрик передёрнул плечами. Чем я лучше, если  сижу здесь. Если, вложил во всё это свои деньги? Вчера, он уже думал о том, чтобы собрать вещи и уехать. Но, мельком брошенный взгляд, и Эрик почти забыл все неприятные ощущения, что вызвало в нём это место. Сейчас его «забывчивость» поднималась по лестнице. Прикрыл глаза, слушая, как гулко стучит сердце.
- Я к вашим услугам.
Голос был немного не таким, но… Бог мой, как похож! Эрик обернулся на звук голоса, и рассмотрел, стоящего в полутьме, обнажённого невольника. Воображение дорисовывало не видимые глазу черты. Губы чуть дрогнули. Не хотелось спрашивать имя. Да, Эрик знал, что вправе назвать невольника, как сам пожелает. С губ готово было сорваться – Поль. Но, Эрик кашлянул и, оторвав взгляд от обнажённого тела, перевёл на лицо, чуть хрипло спросил:
- Как тебя зовут?
Растянул улыбку, с какой-то  тайной, восторженной надеждой, ожидая ответа.  Скажи, Поль, Поль. Поль! Но, в то же время, боялся, что губы невольника произнесут это имя.

5

Пока все шло хорошо. По крайней мере так казалось мальчишке. Не смотря на это, волнение и скованность не покидали его, заточив словно в клетку эмоции и мысли, мешая трезво осмыслить ситуацию. Кроме того он не привык расхаживать или пусть даже просто стоять перед кем-то в раздетом виде. Обнажено было будто не только тело, но и что-то большее. Все эмоции юноши на лице, и маска безразличия не в состоянии скрыть даже малой части страха перед неизведанным, и все же таким скорым будущим. Впрочем что еще могло с ним случиться того, чего еще не было. Более того, на вид мужчина казался приличным, взгляд выдавал его. Это обстоятельство слегка успокаивало невольника.
Легкий румянец проступил в районе щек, пока взгляд клиента блуждал по незащищенному тельцу англичанина. Скотт прекрасно чувствовал свое смущение и отчаянно стремился подавить его. Где-то внутри затеплилась надежда: а вдруг не подойду, и меня снова вернут обратно... За ней последовала легкая усмешка над собственной наивностью и сказочностью суждения. Благо при тусклом освещении заметить ее было крайне проблематично.
И все же взгляд мужчины чем-то отличался от похотливого взора человека, который посетил подобное заведение лишь для собственного развлечения, не задумывающегося о чувствах "рабочего персонала". В любом случае Скотт представлял его в несколько ином свете и осмелился полагать, что ему крайне повезло. Впрочем все было впереди и нельзя с уверенной точностью сказать, что именно ждет юношу по прошествии какого-то времени. Кроме того Годфрею показалось, что клиент будто узнал в нем кого-то. Если так, то это может оказаться забавным, и в таком случае у меня на руках будут неплохие козыри. Или же напротив исход сегодняшнего дня окажется очень печальным. Расчетливость. Пожалуй она внушала некую уверенность и ощущение безопасности, однако с этим следовало быть осторожнее и не наделать глупостей, чреватых не совсем благополучными последствиями. Скотт прекрасно осознавал и это. Даже если думать не возбранялось, в ряд ли выдавать мысли действиями и неадекватной реакцией было хорошей идеей. В положении, в коем сейчас находился он, необходимо было просчитывать каждый шаг, дабы не оступиться и не ударить в грязь лицом.
На этот раз Скотти решил отбросить все сомнения, собрав смелость в кулак, и взглянуть в глаза клиенту. Возможно это хоть чуть-чуть поможет завоевать доверие мужчины, если таковое еще отсутствовало. Мальчишка попытался предать взгляду как можно больше детской невинности и простоты, вызвать жалость что ли. Однако это могло оказаться неверным ходом. В любом случае, что сделано, то сделано.
Замявшись на одном месте, он не отрывал глаз от мужчины. Пальцы рук чуть дрогнули, в тот момент, когда он заговорил. Конечно же Годфрей ожидал подобного вопроса, но все же еще не обдумал четкого ответа. Факт о человеческой непредсказуемости заставляла почти что в панике искать его. Что ответить? Сказать правду или же дать возможность поработать фантазии клиента? Ответить вопросом на вопрос - исключено. Скотт прекрасно знал, что это худший из вариантов.
- Скотт, - приняв окончательное решение, выпалил юноша и тут же, словно в спешке, добавил, - Вы вольны называть меня, как пожелаете... - Он снова замялся, - Господин. - и тут же отвел взгляд в сторону, не выдержав давления, которое вполне возможно придумал для себя сам.

6

Скотт. Эрик разочарованно повёл плечами. Волшебство момента исчезло. Как будто бы, он, как ребёнок ждал, что подарят собаку, а ему вручили очередную книгу.
- Скотт…Скотт… - повторил он несколько раз. Махнул рукой. – Иди сюда Скотт, сядь на краю бассейна. – Похлопал по полу ладонью.
Перестань, Эрик, это не Поль, а если это был Поль, ты бы сошёл с ума. Так что, радуйся. Это Скотт. Тоже, вполне красивое имя. И голос у него приятный. Это Скотт. Эрик, словно, уговаривал себя. Внезапно дошло до ума добавленное невольником слово. От которого передёрнуло.
Господин.
Эрик протянул к юноше руку.
- Иди, я не сделаю больно! – сам скривился. Резануло по уху.  Боль и Поль – микст, из-за которого они расстались.
Шальная мысль пронеслась снова. Отправить обратно. Невольник не просто боялся. Он, не хотел его. А, интересно, есть ли те, кто хотят? И в то же время, Эрик желал ещё раз ощутить такое похожее тело, и быть может, закрыв глаза, вернуться в то время, когда он был счастлив.
- Я подарю тебе, что-нибудь…потом…то, что ты захочешь…- звучало снова, как-то мерзко.
Эрик вздохнул. Я скотина, да, скотина.
Но, руку держал протянутой и ждал, когда юноша подойдёт.

7

Он разочаровался? Сейчас у Скотта не возникало сомнения: мужчина явно в нем кого-то узнал, и что-то, вполне возможно, вскоре развеяло его предположения. Вести "расследование" не было смысла, да и особого желания. Кроме того подобные действия могли повлечь за собой непредсказуемые последствия, которых ой как не хотелось. Благо он совершенно не похож ни на одного моего знакомого, это не может не радовать. С неким облегчением отметил юноша. Страшно предположить, что могло случиться, как я повел бы себя, будь на его месте длинноволосый брюнет... Скотти невольно вздрогнул, отбрасывая прочь назойливые мысли, заставляя себя сконцентрироваться на чем угодно, только не на них. Он слегка заметно повел головой: шея порядком затекла от длительного пребывания в неподвижном состоянии. Хотелось сладко потянуться, как это делают обычно после сна, размять косточки, а потом плюхнуться на что-нибудь мягкое, расслабиться. Однако позволить себе подобное Годфрей не мог, как бы не желал, и все, что оставалось - смириться. "Главное не показывать страха перед неизведанным и глупого смущения." Продумывал он каждое свое действие. Впрочем все попытки держать себя в руках терпели крах. Создавалось впечатление, что так было есть и будет всегда. Как не прискорбно.
И все же, по всей видимости, клиент не стал отказываться от невольника. Произнося его имя, словно собачью кличку, он будто вдобавок к словам предложил занять "свое" место. Скотт с усмешкой даже порадовался подобной аналогии. Может за ушком еще почешут. Ах да, еще косточки не хватает. Ему показалось забавным почувствовать себя в роли зверька, даже если это было не так. Осталось лишь предать взгляду как можно больше преданности, и не переиграть. Как бы то ни было это были лишь его догадки.
Больно? Губы изогнулись в улыбке. Сейчас, как показалось англичанину, было лучшее время, чтобы подарить клиенту улыбку, искреннюю, чистую. Вы не сможете сделать мне больно, для этого нужно, чтобы я привык, а за каких-то пять минут это невозможно. Взгляд юноши скользнул по мужчине, и мальчишка в очередной раз отметил, что удача сопутствует ему, в каком бы плачевном положении он не находился. Последующие слова повергли в шок. Такого Годфрей не ожидал услышать. Вот она "косточка". Неужели он обо мне такого мнения... Скотти посчитал своим долгом ответить на подобные слова, возможно стремясь успокоить самого себя:
- Вы не обязаны. Это не нужно, - еле заметно нахмурившись, англичанин заглянул в глаза мужчине, словно пытаясь понять по какой причине был задан вопрос. Почти наклоняясь вперед, рассматривая их, проникая вглубь. Возникло чувство, что его нужно просто обнять, пригреть и пожалеть. Было даже желание. Годфрей сделал два неуверенных шага, за ними еще несколько. Каждый последующий был заметно меньше предыдущего. И все же он подошел. "Главное случайно не подскользнуться..." Вертелось в голове, пока стопы впитывали влажную прохладу пола. Столь же медленно он опускался туда, куда следовало, неотрывно глядя в глаза мужчине, ладонью нашарил твердую поверхность у себя за спиной и приземлился. "Ну почему я не в состоянии уверенно выполнить такую простую и безобидную просьбу... Впрочем уверенность здесь ни к чему." Юноша поджал под себя ноги, не опуская их в воду, невольно прикрывая постыдную наготу коленями. Теперь было легче понять намерения клиента и его в целом.

8

Смотрел, как Скотт медленно преодолевает такое небольшое расстояние. Словно, воздух вокруг него пропитан вязкой массой. Которая, цепляется за его ноги, не позволяя подойти. Сердце билось в предвкушении. Всё ещё держал руку протянутой. Хотелось прикоснуться. Невольник, наконец, сел рядом. Поза и слова снова, резанули по глазам и ушам, напоминая, где он.
- Я тебя не обижу. –  Коснулся его щеки, оставляя влажный след. Успокойся Эрик. Расслабься. Ну взгляни на него, это почти Поль. Сейчас, он боится. Но, страх пройдёт…
Всматривался в его лицо. Погладил влажной рукой по волосам, с улыбкой замечая, как они под действием влаги начинают виться. Аккуратно подцепил за подбородок, рассматривая лицо. Очень похож. Крылья носа затрепетали. Потянул на себя, прикрывая глаза и целуя, медленно обводя его губы своим языком. Пробуя на вкус, сравнивая со своими воспоминаньями. И снова стук сердца. Ожидание, что невольник, каким-то образом, угадает и ответит на поцелуй, так, как это делал Поль. И разочарование. Отпрянул, мягко улыбаясь, не желая показать, что не доволен.
Взял Скотта за руку и чуть потянул на себя.
- Спускайся в воду.
Хотелось добавить: «тебе же, это нравилось», но Эрик тряхнул головой, прогоняя не нужные мысли. Он приехал отдохнуть. Он отдохнёт. Что, здесь такого? Что, такого?!? Да не свободный, и он его купил. Снимал же мальчишек на улице, когда-то. Нет, я не такой, как все. Я его не обижу. Прикрыл глаза, ожидая, когда Скотт окажется в бассейне. И чем я лучше? Тем, что нежно трахну? Погрузил ладони в бассейн и загрёб в них воды. Вылил себе на лицо, смывая эту и другие мысли. Оставляя только щекочущее тонкими лапками плоть, стянутую плавками, желание.

Отредактировано Эрик Кюри (2009-10-18 03:11:18)

9

Снова эта фраза. "Не обижу", "не больно" что это вообще значит?. Будто Скотт - кролик, который от неверного резкого движения внезапно умотает, а успокаивающие слова - единственное, что может удержать "зверька" на привязи. Он уже научился не доверять незнакомым людям, кем бы они не являлись и что бы не говорили. Годфрей никак не мог взять в толк, от чего он до сих пор не в силах успокоить нервы, расслабиться и просто хладнокровно, расчетливо сделать свою работу. Усилия для вида, как ему казалось, прилагались колоссальные. Прикосновение, которое последовало вслед за словами больше походило на успокоительное, нежели сама речь. И правда нежен... В голове родилась странная мысль: Так чего же он добивается? А за ней возникло ощущение подвоха. Впрочем здесь он уже был бессилен. Единственное, на что юноша решился точно, это маленькая просьба. Однако пока с ней решено было повременить.
Какая улыбка... Она и впрямь способна расположить к себе каждого. Скотти почти что умиленно разглядывал мужчину, прикрыв глаза, когда рука того прошлась по волосам, чуть улыбнулся, давая понять, что это и правда доставляет удовольствие. Скотт на автомате выпрямился, почти выгибаясь, когда клиент пожелал разглядеть его получше. Поцелуй же оказался несколько неожиданным. Англичанин выпучил глаза, завороженно приоткрыв рот, в полнейшем непонимании. По коже пробежала дрожь, пальцы, некогда спокойно "прилипшие" к бортику, сжались, а румянец на щеках стал еще заметнее. Годфрей словно сам тянулся к мужчине, даже не осознавая этого. Веки медленно опускались, картинка перед глазами расплывалась, очертания мутнели. Так было всего несколько мгновений. Непонятное наслаждение, способное избавить от любого страха, позволить забыться, оборвалось слишком резко и столь же неожиданно, как началось.
Создалось впечатление, что обслуживают его, а не наоборот. Одна нога, вторая, Скотт медленно, дабы не наделать брызг, сполз в бассейн. Соприкосновение с водой. Она такая теплая, но в то же время что-то внутри екнуло, юноша снова получил порцию мурашек, разнесшихся по телу еще стремительнее, чем в первый раз. Одно неосторожное движение, и он чуть не окунулся с головой, благо рука, любезно протянутая мужчиной, не дала случиться беде. В очередной раз вогнав себя в краску, впрочем она и не сходила, Годфрей принялся скалиться (улыбнуться не получилось) дабы исправить положение. Короткое "извините" вырвалось почти шепотом. А из памяти не желал стираться поцелуй. Что в нем собственно такого было? Скотт оглянулся по сторонам: колыхание воды завораживало, не хотелось нарушать ее спокойствия, однако он подплыл поближе, протягивая руки, и кончиками пальцев касаясь плеч мужчины, наблюдая, как новые капельки воды стекают по ним, заглянул ему в глаза, отыскивая положительный ответ на свои действия. Внизу живота начали появляться тянущие сладкое ощущение. Англичанин тут же сжался, пугаясь себя самого, отводя взгляд и опуская руки.

10

Эрик улыбнулся. Смотрел, как Скотт медленно заходит в воду. Вовремя поддержал. Вода, хоть, и была тёплой, но, всё равно, контраст между её температурой и температурой воздуха, ощущался. Это сразу выдали мурашки, и затвердевшие соски невольника. Эрик любил этот момент. Когда тело привыкает к новым ощущениям. Ласкал взглядом эти камушки сосков. И, безумно захотелось прижать к себе их обладателя. Чувствовать, как вода тонкой, незримой, но едва ощутимой плёнкой, струиться между тел, добавляя движением плавности, неспешности. А прикосновениям, сначала, лёгкого препятствия, а затем, наоборот, на долю секунды, продлевая контакт, прежде чем тела оторвутся друг от друга. Желание натянуло плавки ещё сильнее. А, когда Скотт, подошёл так близко, что положил кончики своих пальцев на его плечи, Эрик прикрыл глаза. Наблюдая из под ресниц, как невольник пытается заглянуть в его лицо. Пальцы, вдруг, дрогнули, и оставили плечи Эрика. Ну, что же ты? Что? С лёгким разочарованием, закрутилась мысль. Словно, игрушка на пульте управления. Каждое движение, по нажатию кнопки. Поймал его руки за запястья, притянул к себе, прижимая.
- Иди сюда, иди…я не колючий…током не ударю…- каждая фраза выдыхается в губы Скотту полушепотом. – Я не кусаюсь… ну же…
Ладони загребают воду и поливают на плечи невольника. Вода, тонкими струйками, стекает по коже, чуть щекочет. Облизывает его губы, касаясь горячим языком. И, проникает в рот, сплетая их языки. Пальцы опускаются под воду, притягивая за ягодицы, заставляя плотно прижаться Скотта своим членом, к его, стиснутому плавками. Щуриться, целуя долго, вязко, захватывая губы и втягивая их в рот поочередно. Желая побудить,  хотя бы, на какие-то действия, заметить отклик. Может, вызвать дрожь, или стон,  говорящий  о том, что пульт, временно, отключён. И «Пинокио» живой, настоящий мальчик.

11

------->Комната Принца.

- Ищите его, куда он пошел!!? Сукин сын, ищите щенка!! Да посмотрите на мониторы, придурки!! Я на вас собак спущу!!- голос одного из надзирателей пронесся по коридорам, как устрашающая лавина, сметая все на своем пути. Невольники, слуги были разметены прочь, распластаны по стенкам, сбиты с ног. Никого такие мелочи уже не волновали: из-под самого носа у охраны сбежал невольник, да еще и новенький. Вот он вроде падает на пол в глубоком обмороке, а в следующий момент его уже нет.
- Сообщите дежурному, я на гостевом этаже...Я на гостевом этаже, повторяю. Жду указаний.- Звук раций эхом отдавался то тут, то там.

Винс уже себя проклинал. И зачем его глупой голове захотелось экстрима? Зачем его дернуло куда-то бежать, ведь это просто безумие, абсурд. Но ноги сами несли вперед по широкому светлому коридору, унизанному сотнями камер. Винсент, как лисица петлял от поворота к повороту, пока голова не пошла кругом...Тогда он понял, что...

Господи, мне страшно...Помогите...Куда? Куда же...Что будет..Дверь...Дверь...
В следующий момент он влетает в первую попавшуюся дверь в чью-то комнату и падает, спотыкаясь о порожек. Он ощущает тупую боль и еще более жестокую безнадежность.
Они найдут меня, как собаки...По запаху...кто-нибудь...пусть я проснусь...
В апартаментах, куда попал Флоризе, пусто, тихо и царит полумрак. Винс подскакивает и с ужасом осознает, что не может бежать. Судя по боли в лодыжке, он потянул сухожилие, и каждый шаг отзывается резкой, режущей болью по всему телу.
Ну почему....нет. НЕТ!!
Никогда прежде Винсент не помнил себя таким..беспомощным.

Отредактировано Винсент (2009-10-20 02:18:56)

12

Сквозь пелену желания долетает, какой-то, посторонний звук. Что-то упало, там, внизу. Хлопнула дверь. Эрик скривился, отпуская Скотта. Чёрт с ним, ну, упало, так упало, может сквозняк! Гладил, чуть рассеянно, пальцами ягодицы под водой, всё равно, прислушиваясь.  Такое место, мало ли, кто вошёл… Губы пробегают по губам невольника ещё раз. Надо было закрыть на ключ Эрик улыбается.
- Подожди тут, Скотт…я сейчас. – Подтягиваясь на руках, вылезает и идёт к лестнице, оставляя мокрые следы на полу.  Точно, закрою на ключ, чтобы не отвлекаться уже ни на что. - Я тебе сока сейчас принесу! – кричит уже спускаясь, чуть раздражённый из-за того, что пришлось прерваться. Но это даже к лучшему. Пусть  обдумает мои слова.
На последней ступеньке замирает. С удивлением смотрит на незваного гостя.
- Вы кто? Что вы здесь делаете! – решительно подходит, цепким взглядом спортсмена выхватывая позу, в которой стоит юноша. Говорящую о травме. Такой частой травме у теннисистов.

Отредактировано Эрик Кюри (2009-10-20 02:39:24)

13

И в этот момент в его апартаменты врываются двоое надзирателей. Винсент перехватывает взгляд мужчины-клиента, странно меняется в лице и, сремительно опускается-падает на колени.
- Господин, позвольте мне остаться...Я не удержался, чтобы не навестить Вас...- голосом полным обиды и слез (природный талант актера) дрожал, а мальчишка из наглого и язвительного превратился в покорную домашнюю скотинку.
- Мсье? Вы его знаете, что здесь происходит?- конечно, надзиратели не были дураками, но слово оставалось за клиентом. Тем более что Винсент не вел себя агрессивно и не пытался кидаться на людей, да и сбегал - по расскуждению преследователей - слишком уж  странно. Обычно все нормальные рабы устремлялись вниз по лестнице, а не вламывались в комнаты клиентов.

Отредактировано Винсент (2009-10-20 10:48:56)

14

Эрик всматривался в лицо незнакомца. Вскинул глаза на охрану.  Ещё один раб…я его знаю… Там, на верху, его ждёт Скотт. Пленительный, в полутьме, очень похожий на его Поля. Но, юноше, лежащему на полу нужна помощь. Эрик выдавил из себя улыбку. Протянул к нему руку и произнёс, сначала, не вполне уверенно.
- Ну, что ты, малыш…  я бы, и сам тебя позвал. - коснулся его волос.
Кивнул  охранникам. Уже уверенно.
- Оставьте его. – Махнул рукой, ожидая, чтобы они ушли. И закрывая дверь за ними, всё-таки, на ключ.  Мать Тереза, не меньше! А вдруг, я его знаю.  Может ученик, бывший ученик… Обернулся. Подошёл и присел возле повреждённой ноги.
- Лодыжка? – аккуратно ощупал ногу. – Я тебя знаю?
Поднялся и прошёл к небольшому бару, с встроенным холодильником внутри. Вытащил лёд, оглянулся, куда бы его насыпать. Заодно плеснул в стакан сока, для Скотта.
- Не молчи, откуда ты меня знаешь?
Открыл полку с кухонными полотенцами. И высыпал горкой льдинки. Распределил, закрутил в валик. Вернулся, подтянул за подмышки, отмечая малый вес юноши. Подхватил под колени.
- Думаю, разрыва связок нет. Растяжение сильное. Щадить ногу нужно, хотя бы, в течение трёх, четырёх дней.
Положил на диван в гостиной.  Взял холод и обмотал этим его лодыжку.
- И так, я тебя знаю? – почти в нетерпении покосился на лестницу.
Скотт. Мотнул головой. Снова внимательный взгляд на непрошенного гостя.

15

- Вообще-то нет...- кода Винсент сообразил, что опасность миновала, прошло некоторое время. - Холодно...Может, не надо? - попытался убрать повязку парень. - Я бы и сам..Спасибо.
Вот так раз..И почему он думал, что я его знаю? И почему он все время посматривает на лестницу? У него кто-то есть? Ну, да. Это очевидно.
Я вас от чего-то отвлек? Я сейчас же могу уйти вооон через то окошко, можно?- Винс улыбнулся, строя из себя дурачка.
Может, купится, а?
Ноге было холодно, а холод юноша не любил, поэтому всячески пытался оттделаться от лечения. И теперь 3 дня хромать? Ну нафиг!
- Да я уже стоять могу, это я та... - он спустил ноги на пол.

16

Эрик усмехнулся. Снял полотенце. Всё ещё улыбаясь, смотрел на юношу. Ну да, давай, особенно через окошко. А к вечеру будешь ползать на локтях.
- Иди. – Пожал плечами. – Подсадить на подоконник?
Снова смешок. Встал и отошёл к бару, беря стакан сока. Не сводил глаз с невольника, ожидая, когда тот убедиться, что без посторонней помощи, он не то, что  через окошко, но и до двери, словно, одноногий заяц будет прыгать. Шальная мысль: нас трое. Сжал стакан в руке, вспомнив, сколько его уговаривал Поль, и вот сейчас, ни с того не с сего:  нас трое. Отпил сока. Поль сказал бы на это: " Растёшь, мой мужчина".

17

Допустим, хорошо, победил. Встать я не могу, это я уже понял, - Винсент вздохнул. Он спокойно откинулся на спинку дивана и, кажется, сдался. На этот раз.
- Мммм..можно уговор? Я не невольник. Ну, я конечно невольник, но на самом деле я не хочу..А кто хочет? Нет, в смысле я не такой... , парень зарычал сам на себя, запутавшись в формалььностях. - Вы, похоже, чловек нормальны. Так вот: спать не буду...- и вновь взвыл.
Дачто же это я говорю!! Совсем спятил..Я же не шутить хочу...
На этом Винс понял что молчание - золото. Он только развел руками и отвернулся.
Ну. что он так смотрит, о чем думает? Глядя на стоящего со стаканом сока мужчину, Винс только сейчас вспомил, что докатился до того, что его на руках, как ребенка, таскали. Похоже, это стало последней каплей за этот день. Он опустил голову на руки.

Отредактировано Винсент (2009-10-20 23:26:14)

18

Пожал плечами. Чувствуя, как уши начинают пылать.  Вы, человек нормальный. Эрик осушил стакан.
- Я, разве, предлагал тебе спать? -  взгляд, куда-то, мимо невольника. Не предлагал. Не успел.
- Моё имя Эрик. – Смотря на пустой стакан в руке, сказал он. – Как тебя зовут?
Долил сока и принёс юноше. Протянул,  невольно рассматривая его. Будто чёрт вселился в голову, и не только в верхнюю. Мысли извивались, обвивали его тело, заставляя сердце биться быстрее. Эрик с силой моргнул.  Оставить его, и подняться наверх. Или позвать Скотта и  прямо здесь, чтобы потом и с ним… Закусил губу, отрезвляя, заставляя взглянуть себя на припухшую лодыжку. Ну, ты скотина, Эрик.
- Я тебя не трону. Отдыхай. – Чуть резко вложил в его руки стакан с соком.  Чего я раздражаюсь?
Пошёл к стойке, чтобы налить другой. – Я… у меня есть… - крякнул, прочистив горло. – Я буду наверху. Я не один.
Так и подмывало сказать: « захочешь присоединиться – позови.» Но Эрик налил сока и пошёл к лестнице молча. У первых ступенек обернулся.
- Так, как тебя зовут то, ты сказал?

19

- Винс. То есть Винсент,- и он проводил мужчину недоуменным взглядом.
Он что, что-то еще хотел сказать или я параноик?
- Доброй ночи, мсье Эрик,- и с радостью бросился отвязывать лед от ноги. Далее на спинку дивана лег пиджак и шарф. За этот день Винсу пришлось одеваться чаще, чем он мог это себе представить. Он стянул рубашку, снова пропитавшуюся кровью, через голову и только тогда полностью лег, растянувшись на диване.
Сон пришел почти сразу и незаметно. Будто мальчишку просто выключили, опустив рычаг. Ему даже ничего не снилось: сознание стремилось все забыть и успокоиться а лучше вообще очистить память от лишней информации и стрессов.
Когда Винс спал, он почти не двигался во сне, не переворачивался спал в одной позе и на утро чувствовал себя приплюснуто, потому что отлеживал себе какую-нибудь часть тела. Но все-таки его неподвижность во время сна была плюсом: с ним удобно было делить постель. На него можно было складывать конечности, а он даже и не просыпался, можно было прижак к стенке - ничто не мешало ему заниматься милым делом, то есть спать.

20

- Спокойной ночи, Винс… то есть Винсент – Эрик улыбнулся. Пошёл по лестнице наверх, заставляя себя не оборачиваться.
- Скотт? – прислушивался к тишине наверху. Вот, будет тебе, Эрик, большая дуля, за срамные мысли. Один сопеть внизу, на диване, начнёт, а другой в  бассейне прикорнул. Ухмыльнулся. Подрочишь  и в койку. А то губы раскатал, котяра.  Трое, трое…
- Скотт, ты не спишь? Я тебе сока принёс. – Эрик провёл рукой по волосам, вглядываясь в силуэт невольника, всё ещё покорно, сидящего в бассейне. – Извини, непредвиденные обстоятельства…
Подошёл. Сел, опуская ноги в воду. Протянул стакан с соком.
- Ты, конечно, не просил, но…


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Эрика Кюри