Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Феликса Де Шаторенара


Комнаты Феликса Де Шаторенара

Сообщений 101 страница 120 из 158

101

В белокурой голове Адриана пронеслось много вариантов того, как могут развиваться дальнейшие события. Например, можно не ответить, притворившись, что не услышал приказа. Или вообще закрыть дверь изнутри. Невольнику живо представилась картина, как господин яростно бьет кулаками, или нет, даже стулом в дверь, выкрикивая угрозы, а мальчик-горничная, насвистывая какую-нибудь веселую песенку, сметает осыпающуюся с потолка штукатурку в совочек. Нет, плохая идея. Конечно, это можно было проделать пару часов назад, но теперь у него есть Фредерик, о котором нужно заботиться. А кто это сделает, если с Адрианом что-то случится и его не будет рядом?..
Невольник шепнул котенку, чтобы он сидел тихо, посадил его на пол, покорно встал и вышел к хозяину. Горничная все еще была здесь. Точнее, был. Но господин, кажется, намеревался это исправить. Во всяком случае разговаривал он с юношей в униформе не слишком вежливо. Адриан топтался у двери в ванную до тех пор, пока обслуга не покинула комнату, и только после этого нерешительно приблизился к своему хозяину, все еще ожидая какого-то подвоха.

102

- С каких это пор вежливые мальчики бояться горничных? - Феликс притянул к себе мальчика, касаясь кончиками пальцев его бархатистой щеки. Он сидел  в кресле немного расслабленно - как после бокала дорогого вина в хорошей компании, и даже глупость обслуги не могла нарушить его неплохого расположения духа.  Мужчина гладил прикрытую голубой пижамкой спинку Адриана, ласково, и немного с укором глядя на него. Конечно малыш напугался - полуголые мужчины в комнате, и его статут здесь могли навести его на мысли о непотребствах, которые с ним могут совершить. И напугался.
- Этот неловкий юноша прибирал безобразие за твоим другом Фредди, и как видишь оттирать пятна он умеет, а носить платье - нет. - Мужчина взял в свою руку почти прозрачную ладошку невольника и поцеловал каждый его пальчик, прежде чем отпустить. Ему чертовски хотелось прижать к себе мальчонку, зацеловать до полусмерти, почувствовать как он дрожит от вожделение, услышать его стоны... Но это просто глупо -  он напугается еще больше, и будет дичиться своего Господина, а Феликс больше всего мечтал, чтобы они с ребенком поладили.
- Не хочешь прогуляться вокруг замка? В шкафу в твоей комнате лежит твоя одежда - выбери что-нибудь более-менее пристойное и не забудь оставить попить Фредерику. - Шаторенар не сразу встал со своего места, продолжая смотреть на мальчика - как будто бы ожидал ответа на свое предложение. Он и правда ожидал.

103

Адриан молчал, внимательно глядя на своего господина. Видимо, тот еще не закончил и хотел еще что-то сказать, раз не отпускал его руку. Невольник даже досчитал мысленно до пяти, но так и не дождался от хозяина ни одного слова.
- Да, месье.
По правилам, которым учил его Мастер, нужно было добавить "Как прикажете", но Адриан этого почему-то не сказал. Ему показалось, что хозяину неприятно будет это слышать. Хотя возможно, он ошибался, ведь в конце концов, как бы этот мужчина не вел себя, каким бы добрым и заботливым не был, между ними существовала грань. И его слова всегда будут не просьбами, не предложениями, а именно приказами, как бы они их не называли.
Адриан чуть ощутимо потянул руку, и она легко выскользнула из неестественно горячих пальцев Феликса. Слишком горячих... Может, он заболел и у него температура? Сестра Женевьева в таких случаях всегда прикладывала ладонь ко лбу и качала головой, говоря: "Больше никаких вечерних прогулок, месье. А теперь марш в постель, я принесу тебе горячего молока". И ее не волновало, что все обитатели приюта просто ненавидели горячее молоко. Все, кроме Адриана. Он любил. Бросив на хозяина несколько обеспокоенный взгляд и отметив про себя, что щеки у того, кажется, вполне нормального здорового цвета, невольник развернулся и вышел в ту дверь, на которую кивнул мужчина. Он и не знал, что здесь была комната, предназначенная специально для него. От спальни господина она по большему счету отличалась только размерами и количеством мебели. Например, здесь не было кресла и дивана. Зато кровать была настолько велика, что на ней можно было потеряться... Адриан открыл высокий шкаф и на мгновение замер. На вешалках висело множество маленьких платьев: розовых, голубых, кружевных, с бантами и без... Они, кажется, перепутали... Надо будет сказать месье, что принесли не ту одежду... И тут взгляд упал на что-то черное с белым. Адриан двумя пальцами потянул это нечто за белое кружево, чтобы немного расправить, но тут же отпустил, поняв, что его догадки, к сожалению, верны. Совсем недавно юноша в подобном костюме натирал пол перед его господином... Нет, никто не напутал с одеждой. Все эти платья предназначались ему.
- Я в этом не пойду... - чуть слышно прошептал Адриан, прекрасно зная, что оденет то, что прикажет ему хозяин. Но разве среди этого есть хоть что-то пристойное? Мальчик, прекрасно помня о том, что его ждут, принялся торопливо перебирать одно платье за другим, напрасно надеясь, что хоть что-нибудь не будет вызывать в нем страх показаться в таком виде перед кем-то. Может, пойти в пижаме?.. И тут за армией платьев Адриан заметил второй ряд одежды. Его последняя надежда. Нырнув туда, он вытащил на свет божий первое, что попало в его руки, и от сердца тут же отлегло. Это были брюки, пожалуй, более узкие, чем он носил обычно, но вполне нормальные. Адриан тут же снял их с вешалки. Основная проблема была решена, и он заметно повеселел, стараясь сейчас не думать о том, что платья в шкафу все же висят не просто так. Рубашка тоже нашлась довольно быстро. Правда, она была довольно странная: узкая, словно водолазка, и с кружевными манжетами на рукавах, но такими мелочами мальчика уже нельзя было напугать. Он быстро облачился в свою новую одежду и бросил взгляд в большое зеркало. Я похож на Пьеро в этой рубашке... Ой, носки же еще надо! Адриан подбежал к комоду, открыл верхний ящик и предпочел сразу же закрыть, дабы не портить себе настроение. Он был доверху забит не самым привычным для мальчика нижним бельем. Зато со вторым ящиком повезло больше - там невольник обнаружил аккуратные стопочки чистых носков, разложенных по цветам. Выбрав черные, он тут же надел их и обратил свой взор к обуви, разложенной в открытых коробках в углу комнаты. Многое здесь было на высоких каблуках, но Адриан не представлял, как в этом ходить, поэтому взял обычные черные сапожки, напоминающие его прежнюю обувь.
Брюки и правда оказались настолько узкими, что натянуть их на сапоги никак не удавалось, поэтому мальчик просто заправил их внутрь. Получилось даже симпатично... Накинув на плечи короткую приталенную куртку, Адриан наконец вышел из своей комнаты. Он почему-то смущался своего внешнего вида, а еще очень боялся, что хозяин отправит его обратно, приказав одеть униформу прислуги. "Зачем по-твоему этот идиот крутил передо мной своей задницей?! Пора научиться понимать намеки!"
Но господин молчал, и невольник поспешно забежал в ванную, где оставил своего любимца. Фредди тихо сопел на полу и тревожить его, даже просто затем, чтобы перенести в корзину не хотелось. Адриан принес ему заново наполненную пиалку с молоком, рядом поставил блюдце с водой и осторожно погладил по пушистой макушечке.
- Спи, сладкий... Мы скоро придем, не бойся.
Очень хотелось поцеловать котенка, но это проявление нежности наверняка бы разбудило его, поэтому Адриан просто тихо поднялся на ноги и вышел к господину.

104

То, с какой поспешностью мальчик удалился в комнату, приготовленную специально для него, не оставляло сомнений - он только и ждал того момента, как останется наедине с самим собой, без докучливых и неприятных ласк нового Господина. Что ж, для Феликса это не стало открытием - он противен мальчику, которого желал завоевать - не как трофей на скачках, а как прекрасную даму. Послышался шорох - кажется юный невольник перебирает одежду, решая, в чем ему не стыдно будет выйти - практически вся одежда для ребенка была заказана для любовных утех и ролевых игр, вряд ли это открытие его обрадует, и Шаторенар ожидал от мальчика по возвращении новой порции страха и презрения.
Мужчина еще мгновение посидел в кресле, прежде чем встать, и направиться в просторную гардеробную, полную всевозможной одежды для него самого. Сотни костюмов, рубашек, брюк, пиджаков - все это висело на многоярусных вешалках, меняя свое положение одним лишь нажатием кнопки справа. Все строго и красиво - так, как Феликс привык. Темный костюм  брюки и пиджак дополнила бледно голубая рубашка. Галстук сейчас будет не к месту, а вот расстегнутая верхняя пуговица, обнажающая шею и ключицы молодого мужчины - вполне. Кажется вид собственной персоны в зеркале более чем удовлетворил Хозяина, и довершив образ носками в тон и черными матовыми туфлями, он обернулся к выходящему мальчику. То, что предстало перед ним выходящим из своей комнаты, приятно удивило мужчину - в темных узких брюках, высоких сапожках и курточке, мальчик выглядел бесподобно - его тонкая фигурка казалось еще более соблазнительной чем все время до этого, и удержаться от восхищенного взгляда Шаторенар просто не смог. Но Адриан мельком взглянув на хозяина направился в ванную с молочком для того, кого он действительно любил, и очередной укол ревности несколько подпортил настроение Феликсу. Он будет переживать о том, что ему приходиться гулять со мной, вместо того, чтобы играть к крошкой Фредди... И я ничего не смогу сделать...
Через минуту мальчик появился перед Господином, покорный, и готовый идти куда ему прикажут. Именно прикажут, потому что сам, он никуда идти бы не пожелал.
- Ты готов? - Вопрос прозвучал неуместно, учитывая вид ребенка, стоящего перед ним, держащего ручки в карманах курточки.

105

- Да, месье, - Адриан, немного смущаясь, посмотрел на господина. Красивый... И такие волосы... У него в шкафу, наверное, нет платьев. Зачем ему, если он любит деловые костюмы... Всегда в них... А я люблю теплые свитера, но меня никто не спросил. Интересно, это он приказал, чтобы для меня принесли платья и девчачие туфли? А может, он вообще о них не знает. Он же не заглядывал в мой шкаф... Или заглядывал? Хорошо бы - нет... Ведь ему, кажется, не очень понравился тот мальчик в платье. Я ему пожалуюсь. Скажу: "Месье, у меня в шкафу одни только платья. Вы же не хотите, чтобы я их носил, да?". А он ответит: "Нет, что ты, Малыш, ты ведь не девочка. Завтра... Нет. Сегодня же тебе принесут джинсы и свитер с Человеком-Пауком. И приличное нижнее белье, а то у тебя там одни ниточки и кружева. Мальчики такое не носят...". Да, вот так.
- Господин, а Вы... Вы видели платья в моем шкафу? Видели платья... Давай же, скажи. Трус. Ну, говори, что в этом такого, он же не съест... Просто: "Вы видели...". Только не красней... Вы видели фонтан во дворе? Дурак. Там очень красиво...
Последние слова невольник произнес настолько тихо, что вряд ли Феликсу удалось расслышать хоть что-то. И при этом его щеки залил такой густой румянец, как будто слово "фонтан" стояло на первом месте в словаре непристойностей.

106

- Фонтан? Да видел, там и правда очень и очень красиво... - Феликс внимательно смотрел на мальчика, щеки которого были ярко-алыми, как будто бы он сказал грязную непристойность. Адриан несколько раз порывался спросить что-то, но каждый раз открыв ротик, тут же его закрывал, как будто-бы передумывал. Мужчина оглядел себя в зеркале - оттуда на него смотрел высокий и красивый мужчина, с распущенными каштановыми волосами,  а за его спиной стоял тоненький смущенный мальчик, который на фоне Хозяина был похож на мышонка.
- Если ты хотел что-то спросить - не  бойся... - Он тепло улыбнулся, разворачиваясь к мальчику, и устраивая свою ладонь на его пылающей щеке, приподнимая к себе его личико.
- Я бы хотел прогуляться к реке - в столь ранний час там вряд ли кто-то есть - я бы не хотел, чтобы тебя смущало чье-то общество... - Его рука скользнула по плечу ребенка, вниз, пока не наткнулась на узкую ладошку, которой тут же завладела. Держать за руку мальчика было так непривычно - они выглядели как отец с сыном, а не как любовники, и эта мысль не понравилась Шаторенару - он крепче сжал ладошку дитя, и вышел за дверь, запирая ее своим ключом.

----------> Феликс и Адриан, Река

107

Река >>>

Сейчас Адриану было тяжело дать своим чувствам четкое определение. Тут был страх перед наказанием, которое неизменно должно было последовать за его поступком; стыд за то, что подвел хозяина, который все это время был добр к нему; но острее всего он ощущал разочарование, потому что так и не смог сделать решающего шага. И все то время, пока Феликс нес мальчика на руках к его новому дому, он думал: а хватило бы у него смелости сделать это, если бы не существовало нуждающегося в нем котенка? Смог бы он прыгнуть в холодную реку и переплыть на противоположный берег, а потом бежать по лесу в мокрой тяжелой одежде, зная, что вот-вот позади раздастся собачий лай? Адриан был трусом и прекрасно знал это, но всегда стремился преодолевать свои страхи, мечтая стать хоть чуточку похожим на героев своих любимых книг. Но сейчас ему было очень горько и обидно осознавать, что все таки он не отважился бы переступить через себя. Если бы у него была смелость на побег, он сделал бы это сразу, не раздумывая.
Он не обнимал хозяина, не шевелился и не издал за всю дорогу ни единого звука. Если бы не слезы, все еще стекающие по щекам мальчика, могло бы создаться впечатление, что Феликс несет на руках тряпичную куклу.

108

--------> Река

Путь обратно занял гораздо меньше времени, чем путь к реке - почти взбегая по каждой лестнице, не останавливаясь ни на одном углу, Феликс добрался, наконец до своих покоев. Открыть их удалось не сразу - ключ дрожал в замерзших пальцах, а волнение за промокшего мальчика лишь усиливало дрожь пальцев. Открыв наконец дверь, мужчина не раздеваясь пробежал в ванную, даже не удосужившись снять ботинки. Адриан не проявлял никаких чувств или эмоций - по его бледному лицу текли слезы, но ни вздохов ни всхлипов слышно не было.
Поставить мальчика на ножки первое дело - ножки в сапогах сочно хлюпали, и терять время было нельзя. Согревшись, пальцы мужчины вернули себе проворность, и одежда невольника вскоре была снята, и высилась кучкой в углу ванной комнаты. Включенная ранее струя воды была как раз нужной температуры - чуть горячее чем обычно.Минут через десять ванная наберется, но заставлять блондина ждать не имело смысла - и ребенка, оставшегося в одних беленьких трусиках посадили в воду. Шаторенар доставал по одной из горячей воды ножки мальчика, растирая их пальцами, восстанавливая кровообращение - дитя может простудиться и заболеть, а этого Господину хотелось меньше всего.
Кажется невольник не проявлял никакого участия в происходящем - подставлял замерзшие ступни, позволял касаться себя, не проявляя никаких возражений. Феликс нахмурился - он осознавал, что для ребенка он лишь насильник и извращенец, но то, что он предпочел бы неизвестность и возможно смерть пребыванию здесь с ним было неприятным известием.
- Лежи спокойно, я сделаю тебе какао. Я бы не хотел, чтобы с тобой что-нибудь случилось... - Хозяин хотел было выскочить в коридор, когда увидел прохаживающегося по кафелю малыша Фредди. Любопытный котик решил лично проверить, что за шум нарушил его покой, и кажется был заинтересован.
- Я чуть не наступил на тебя, проказник... - Погладив киску за ушком двумя пальцами, Шаторенар наконец-то смог пройти, чтобы подогреть ребенку напиток.

109

В голове каждого невольника рано или поздно возникает мысль о побеге. Иногда это просто мечты о приключениях и вольной жизни, без боли и унижений; иногда планы, продуманные до мелочей. Бывают, эти планы даже воплощаются в жизнь. Учитель рассказывал о нескольких весьма плачевных случаях. А еще он сказал, что из Вертепа пока никому не удалось сбежать. Да, конечно, бывали те, что не возвращались... Но далеко они тем не менее тоже не ушли. Так что, наверное, даже хорошо, что все случилось именно так. По крайней мере, сестра Рита говорила, что все, происходящее в мире, - к лучшему. Нужно лишь верить и молиться. Адриан, воспитанный монахинями и певший раньше в церковном хоре, знал немало молитв, но почему-то ни одна из них сейчас не шла на ум. Он все думал - догадался ли хозяин о том, что он хотел сбежать. Если да, почему не сердится? А если нет, то почему не спрашивает, зачем он полез в воду? Наверное, все еще впереди. "Все - к лучшему, все - к лучшему..." - повторял Адриан, как мантру, пока хозяин отогревал его ноги. Вода обжигала, она была чересчур горячей для мальчика. Сказать об этом он не смел, но, как только Феликс вышел из ванной, невольник тут же дотянулся рукой до крана и сделал бегущую из него воду чуть прохладнее. А потом заметил котенка, засовывающего носик в ванную.
- Кис-кис-кис... - Адриан свесил одну руку к полу, уперевшись подбородком в холодный бортик ванны. Фредди, заинтересовавшись пальцами мальчика, тут же подбежал. Очевидно у него было игривое настроение.
- Кто это у нас тут? - улыбаясь, прошептал мальчик, отбиваясь пальцами от пушистых лапок котенка. - Настоящий лев... Куда ты дел моего крошку Фредерика, м? Куда?

110

Чтобы из за каждой чашки кофе или какао не приходилось дергаться и звонить прислуге, Феликс, еще в прошлый свой приезд заказал в кабинет все необходимое, красиво спрятанное за декорированными пластинами шкафа - кофе машина, чайник, и целый арсенал зерен и напитков, которые он просто обожал. Сейчас он собирался приготовить горячий шоколад - густой сладкий, как раз, для ребенка. Мужчина обожал запах шоколада - проворно помешивая напиток, приготовленный в мгновение ока, он медленно пошел обратно в ванную, стараясь не расплескать на себя содержимое чашки. Одежда на Хозяине все еще была мокрой - переодеться он не успел, занимаясь маленьким вымокшим невольником, и сейчас ноги начали ощутимо замерзать.
Нужно срочно в душ и в постель... И мне и ему... Дойдя до двери ванной, Феликс поколебался некоторое время - мальчик смеялся, играя с котенком, который фыркая нападал на руку мальчика, замахиваясь крохотными лапками. Зрелище было потрясающим - два играющих детеныша, не замечающих ничего и никого вокруг. Но как бы мужчина ни старался им не мешать, а шоколад отдать было нужно - он вошел в ванную комнату, закрывая за собой дверь, и протянул малышу чашку, с толстыми стенками, чтобы не обжечь руки.
- Пей, это вкусно. - Сказал Господин, разворачиваясь к мальчику спиной, начав разоблачаться. Мокрую одежду он кинул туда же, где уже лежала одежда ребенка, увеличив кучу белья вдвое. Ловко сделав на голове высокий хвост, чтобы не намочить волосы, Шаторенар шагнул в душ, включая горячую воду, с удовольствием подставляя себя обжигающим струям. Он пытался сбежать... Воспользоваться моментом, и сбежать. Я ведь знал, что нельзя ему доверять, но надеялся, что мальчик поймет мое доверие, и не сделает глупостей. Сделал... А на что я рассчитывал? Что он променяет свободу на бордель? Конечно нет, он сделал то, что сделал бы любой.

Отредактировано Феликс (2009-12-28 08:31:14)

111

Адриан невнятно пробормотал нечто похожее на "Спасибо", принимая чашку из рук господина. Он был уверен, что обожжется, и морально готовился к этому, чтобы не выпустить чашку из рук и не вылить на себя горячий шоколад, но он ошибся. Поверхность была холодной, как будто в чашке плескалось молоко. С минуту блондин сосредоточенно дул на темно-коричневую густоватую жидкость, не решаясь сделать глоток. Его организм патологически не переносил ничего горячего. Если обожжет язык, например, то еще неделю не сможет нормально есть. И делать то, что может потребовать от него хозяин... Вряд ли того устроит объяснение про какао. Или что там - шоколад?..
Наконец Адриан осторожно сделал глоток и тут же провел языком по верхней губе, а потом еще раз, чуть выше - чтобы не осталось "усиков". Было ужасно вкусно. Он и раньше, конечно, пил какао, но оно было обычное - растворимое, из дешевых прямоугольных пачек с надписью "Аромат детства". Адриан как-то видел, что по коридору, ведущему в столовую, пронесли целую коробку этих "Ароматов", и ужасно обрадовался. Он обожал какао. Но сколько бы приятных воспоминаний его не связывало с тем, что он пил по утрам в приюте, этот шоколад был не в пример лучше, и спорить с этим было бы верхом глупости.
Невольник за каких-то двадцать секунд опустошил больше половины чашки и только после этого, спохватившись, начал пить медленно, по капле втягивая губами сладкую жидкость - хотел растянуть удовольствие.
Господин, очевидно, тоже чувствовал себя неплохо, подставляя упругим струям воды, от которых шел пар, свое обнаженное тело. Мальчик мысленно порадовался, что его не позвали в душ - такой температуры он бы не выдержал. Глупо все таки получилось... Хозяин хотел сделать ему приятное, прогуляться, а невольник повел себя, как неблагодарный идиот. Как же исправить ситуацию? Сказать что-нибудь? Но подходящие слова не приходили в голову... А даже если придут, разве можно понять, что это именно то, что нужно, пока не скажешь?
- Это и правда очень вкусно, месье... Раньше я такого не пил. Вот уж действительно "то, что нужно"...

112

Теплая вода смывала усталость, и замерзшие ноги снова обрели привычную чувствительность. Мужчина в душе стоял лицом к стене, из-за какой-то непривычной стыдливости не хотел демонстрировать мальчику свои гениталии. Нет, не то, чтобы он стеснялся - просто в данный момент времени, считал это неуместным. Сбежать... Переплыть ледяную реку, не боясь утонуть? Лишь бы не стать игрушкой в руках капризного клиента? - Мысли не самые веселые, и Феликс прекрасно знал, что это правда - ему никогда не приручить этого зверенка, он всегда будет искать возможность удрать, как бы Шаторенар к нему ни относился.
- М? - Плеск воды заглушал тихий голос невольника, и резко крутанув вентиль, хозяин выключил ее, стаскивая с вешалки чистое полотенце, сразу же обматывая его вокруг своих бедер.
- Это мое любимое, если хочешь, я буду делать тебе его перед сном... - Он широко улыбнулся сидящему в ванной ребенку, принимая из его рук пустую кружку, и направился к двери. Прохлада коридора тут же заставила волоски на теле мужчины приподняться, потревоженные внезапной сменой температур, но Шаторенар этого даже не заметил - уверенной походкой он зашел в спальню мальчика, доставая из комода с ворохом всевозможных кружевных трусиков обычные белые, такие, какие носят дети, и свежие носочки. Пижаму он нашел тут же, на постели, и, даже не удосужившись одеться самому, отправился обратно, оставив кружку на столике в гостиной, где ее непременно найдет горничная.
Когда небольшой вояж мужчины кончился, и он появился на пороге ванной со стопкой белья, малыш все еще плескался, позволяя своему хрупкому телу расслабиться, и просто наслаждаться.
- Ну? Как твои ножки?

113

- Хорошо, месье... - Адриан почувствовал, как его щеки вспыхнули. Он боялся, что сейчас хозяин начнет расспрашивать о том, какого черта он залез по колено в холодную воду, намочил брюки и по всей видимости испортил сапоги. По крайней мере, еще только год назад за безбожно испорченную обувь он бы как минимум неделю помогал на кухне. Но скорее всего дольше. Адриан, конечно, уже придумал оправдание: запнулся за камень и пытался удержать равновесие. Куда уж проще... Единственная проблема состояла в том, что врал он из рук вон плохо: краснел, начинал путать слова, отводил взгляд. Это могло его здорово подвести. Я запнулся за камень, месье, и... Нет, лучше сказать, запутался в водорослях. А там были водоросли? Нет, лучше все таки скажу про камень. Камни, в отличии от водорослей, есть везде. Я запнулся за камень, и... Нет, если бы я запнулся, то упал бы вперед, а не в сторону. Он догадается...
Адриан прикусил губу и перевел взгляд на стопку одежды в руках хозяина, просто потому, что не хотел встретиться с ним глазами. Он еще не озвучил придуманную историю, а ему уже было стыдно и неловко, что его поймают на вранье.
Феликс все еще был без одежды, но мальчика это не смущало. Он уже разглядел его со всех ракурсов, и больше тело господина, хоть и, несомненно, было удивительно красивым, не представляло для него интереса. Если бы на месте Адриана был взрослый мужчина, он бы скорее всего не сводил взгляда с узких обмотанных полотенцем бедер, стройный ног, гладкой груди. Но ничего не дрогнуло внутри невольника, и в детских белых трусиках было так же спокойно, как и несколькими минутами ранее, когда хозяин, совершенно обнаженный, стоял под горячими струями воды. Мальчик был равнодушен к красоте Феликса, и тому еще предстояло смириться с этим.

114

- Тогда отлично... - Стопка одежды улеглась на отделанную мрамором тумбу, пока Феликс снимал с крючка огромное белое полотенце. Мальчику  не пришлось ничего говорить, он встал в ванной, позволяя обернуть себя махровой тканью, поднять на руки, и снова опустить на не скользящий коврик. Сейчас Адриан, замотанный в полотенце, больше всего походил на необычного размера кокон, или даже скорее куколку - из под влажной ткани выглядывали лишь небольшие и узкие ступни ребенка, переминающегося с ноги на ногу, пока хозяин не принес ему свежие трусики. Шаторенару не хотелось упускать возможности переодеть мальчика самому, но он с трудом поборол это желание - ни к чем смущать его еще больше, тем более обычно бледные щеки дитя сейчас пылали. Конечно же Адриан ожидал расспросов, которые все не следовали и не следовали - господин не желал говорить на эту тему, предпочитая делать вид, что ничего не случилось - просто непредвиденный случай на прогулке, и все.
За дверью послышался звон посуды - горничная сервировала завтрак в гостиной, расставляя приборы и тарелки, гремя подносами с изысканными для завтрака блюдами. Мальчик должно быть голоден, как юный волчонок, к тому же у него еще растущий организм, и ему нужно хорошо питаться, а главное правильно - так что кашу ему есть придется. Любую.

115

Адриан с некоторым страхом поглядывал на белые трусики в руке господина. Он не понимал, почему хозяин не положит их вместе с остальной одеждой и не уйдет, ну или хотя бы отвернется... На данный момент было по крайней мере две вещи, которые невольник предпочел бы сделать в одиночестве. Во-первых, сходить в туалет (именно поэтому он сейчас и переминался с ноги на ногу; пол, который, к слову сказать, был с подогревом, не имел к этому никакого отношения), ну а во-вторых, одеться. Что бы там не произошло между ними ранее, стыдливость и робость Адриана никуда не исчезла. Демонстрировать свой маленький член и голую попу не было никакого желания. Можно даже сказать, что мысли об этом внушали невольнику страх. Или нечто среднее между очень сильным волнением и паникой. А уж справлять свою естественную нужду при хозяине... Это еще хуже. Нет, конечно, ему приходилось писать в школе на глазах одноклассников, туалеты все таки были общими. Но тогда это не вызывало особого смущения. Наверное, потому что все так делали и не глазели на других. Адриан представил, как встанет рядом с унитазом, достанет свой член, а хозяин подойдет поближе и будет с интересом наблюдать. Да он тогда вообще не сможет ни капли из себя выжать, как бы ему ни хотелось. Но все же стоило вспомнить и тот факт, что до сих пор Феликс не сделал ни одной из тех "очень плохих" вещей, о которых рассказывал мастер... Может, повезет и сейчас?
- Месье... - вид у Адриана сейчас был, наверное, весьма жалким. - Можно мне в туалет?

116

- Оу... - От размышлений Феликса отвлек тоненький голосок невольника - он переминался и выглядел ужасно жалко. Конечно же хотелось остаться и полюбоваться всем происходящим - в конце концов мальчик теперь его собственность. Но здравый смысл все-таки победил - ребенка лучше оставить наедине в подобный момент, тем более, что терпеть он кажется уже не может.
- Конечно... Когда соберешься, я буду ждать тебя в гостиной. - С этими словами мужчина вышел из ванной комнаты, прикрывая за собой дверь. Шаторенар был уверен - ребенок и дальше будет его стесняться, искать любую возможность избежать внимания... Значит так оно и будет.
Хозяин открыл гардеробную - из десятков костюмов, курток, пижам и прочего, он выбрал плотный велюровый халат темно-синего цвета. Белье он не надел - не хотелось стеснять свое тело ничем лишним. Оглядев свою фигуру в зеркале, мужчина остался доволен - этот халат подчеркивал фигуру, и выгодно сочетался с цветом глаз. Завязывая кушак Феликс прошел в гостиную - засервированный стол на две персоны, с обилием накрытых крышками блюд разжигал аппетит, но начинать без Адриана было бы неприличным.
Надеюсь он не будет капризничать... Хотя ужин он уплетал за обе щечки...

117

Когда дверь за хозяином закрылась и Адриан повернулся к унитазу, в голове его промелькнуло много мыслей. Он думал о том, что сейчас все хорошо, и это просто удивительно - мастер рисовал перед ним совсем другие картины. Еще он пытался предположить, как долго продлится эта идиллия. Может, завтра все закончится, потому что хозяин решит сменить тактику. А возможно, этому придет конец только через пару лет, когда господин наконец поймет, что в жизни есть много игрушек поинтереснее. Кто-то посчитал бы это унизительным, наверное, но Адриан хотел оставаться игрушкой. "Жить на коленях или умереть стоя" - такой выбор был у главного героя одной из его любимых книг. Герой, конечно, выбрал второе, и тогда мальчик думал, что это легко и очевидно, но теперь понимал, что все совсем не так. Ему было двенадцать и он собирался отчаянно хвататься за жизнь, какой бы она ни была. Сейчас это проще, чем будет, когда Феликс наиграется и продаст его хозяину Вертепа. Адриан не сомневался, что так и будет. Учитель сказал ему.
Сделав свои дела, невольник одел чистое белье, пижаму, носки и тихо вышел в комнату. Хозяин сидел за столом на мягком стуле с высокой спинкой и очевидно ожидал его. По крайней мере стол был засервирован на две персоны. Адриан устроился на стуле напротив господина, немного смущаясь происходящего - красивые блюда, свечи - а он в пижаме... Хозяин, конечно, тоже не при костюме, но это уже совсем другой вопрос.

118

Мальчик пришел из ванной вовремя - горничная только-только выпорхнула, и все блюда были еще горячи и ожидали своей участи на столе, рядом с зажженными свечами и в ручную вышитыми салфетками. Адриан сел напротив мужчины, в своей бесподобно мягкой голубой пижамке и робко замер, не зная, что делать. Феликс улыбнулся ему, прежде чем открыл блестящую крышку одного из подносов - самого маленького, открывая обозрению невольника рисовую кашку. По мнению Шаторенара - каша на завтрак лучшее, что возможно, и мальчику было бесполезно спорить с этим.
Хозяин зачерпнул большой серебряной ложкой рисовую гущу и положил Адриану на тарелку. Затем еще одну, и еще. Себе он положил все остальное, с аппетитом принимаясь за еду. Через пару минут тарелки обоих визави опустели - господин не знал, любил ли подобное невольник или тому пришлось пересилить себя, но Феликс был более чем доволен, промакивая губы салфеткой.
- После завтрака можешь делать, что хочешь. В кабинете можешь взять любые книги, у себя в комнате игрушки, в спальне есть приставка. У тебя будет личное время, и распорядись им как пожелаешь. - Мужчина тем временем накладывал на тарелку своего любовника порцию тушеной с грибами куриной грудинки с гарниром из овощей.
- У тебя растущий организм, и нужно хорошо питаться... Хорошо?

119

- Да, месье... - Адриан, не поднимая глаз, послушно принялся за тушеную курицу. Изрядной порции рисовой каши более чем хватило, чтобы насытиться. Невольник вообще редко испытывал чувство голода по утрам, поэтому очередная порция довольно сытного завтрака несколько огорчила его. Впрочем, своего расстройства он ничем не выдал и ковырял вилкой курицу с тем же энтузиазмом. Получалось у него это далеко не так изящно, как у Феликса. К примеру, нож в руки он так и не взял, а из всех предложенных приборов пользовался только десертной ложкой и вилкой. Это его совершенно не смущало, главным образом потому, что он даже не задумывался об этом. Его никогда не учили, как нужно пользоваться столовыми приборами, и он не знал, что делает что-то не так.
Слово "книги" заставило неразговорчивого мальчика оторвать взгляд от тарелки и посмотреть на хозяина. Он уже давно ничего не читал и очень соскучился по сказкам. Хотя вряд ли среди книг взрослого мужчины есть сказки... Но в любом случае, Адриан найдет, что почитать.
На тарелке блондина оставалось еще несколько кусочков курицы, когда в поле его зрения появился малыш Фредерик. Должно быть, все это время он изучал комнату своего юного хозяина.
- Месье... - невольник заметно покраснел и неуверенно посмотрел на господина. - Можно я покормлю Фредди?

120

То, как мальчик ел не осталось незамеченным - он совершенно не умел пользоваться приборами, и делал все так, как ему было удобно, не особенно задумываясь о сложных правилах этикета. Нужно будет научить его пользоваться ножом... Чуть позже, когда немного освоится... Феликс с аппетитом расправился со своей порцией и теперь с видом полного удовлетворения пил черный кофе, не сводя внимательных глаз с невольника. Интересно, каким он будет лет через пять... Таким же красивым, или вся его детская прелесть останется в детстве? С видом придирчивого покупателя Шаторенар разглядывал каждую черточку своего маленького любовника, пытаясь представить, как все это измениться с возрастом. Должно быть он будет довольно высоким - он и сейчас для своего возраста достаточно высок... И точно будет стройным - у него такие тонкие косточки... От приятных размышлений его отвлек неуверенный голос Адриана, и мужчина внимательно посмотрел на краснеющее дитя.
- Да, конечно, покорми... Тут много чем можно еще поживиться... Он же тоже ребенок... Как и ты, Малыш...


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Феликса Де Шаторенара