Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Сны персонажей » Сон в летнюю ночь


Сон в летнюю ночь

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Ночь была тихая и спокойная. Небо - на удивление безоблачное, и можно было насладиться видом россыпи ярких звезд. Только им сейчас было не сверкающих камушков где-то сверху. Двое людей... нет, двое существ похожих на людей, можно было не без труда заметить на крыше. Звук хлопающих крыльев легко путался с шумом летучих мышей, коих было полно в замке.
Филипп осторожно посмотрел вниз, тут же поправляя привычным жестом волосы, собирая золотистые кудри за ухо. Во взгляде было лишь любопытство с толикой осторожности, и на всякий случай он повернулся к своему спутнику, приставив палец к губам, что бы тот не шумел. На самом деле, такие предосторожности были совершенно излишни - в человеческом дворце не смел объявляться ни один чертенок, со всеми подписан мир, все просто чудесно и радужно - никто не ожидал никакой пакости, так что стражники мирно посапывали, подпирая стены. Но перестраховаться стоило - если узнают, что они здесь были, проблем на свою голову и не только не оберешься, могут и рожки отпилить! Филипп тряхнул волосами и достал из кармана горсть пыли. Конечно, это была не простая пыль, что с охотой собирается под кроватью, а наполненная магией - это можно было сказать по одному ее виду. Серебрянная, сверкающая на свету, она была почти неощутимой на ощупь. Молодой демон слегка подул на нее, и пыль медленно, как будто раздумывая, поплыла по воздуху, оседая вниз. Она выискивала людей, что бы погрузить их в глубокий сон, и стражники через пару мгновений сползли вниз, обхватывая свое оружие покрепче, как какую-то подушку. Эта картинка позабавила юного демона и тот рассмеялся.
Легко оттолкнувшись от каменной поверхности, Филипп распахнул кожистые крылья, и слевитировал к одному из окон. Не без проблем из-за широких крыльев, которые пришлось "убрать", залез в проем. Подождав немного, он протянул руки своему спутнику, и придерживая его за талию, опустил на пол. Легкими прыжками, понемногу по-позерски задерживаясь в воздухе, Филипп добрался до двери. Пыль под скупым светом горящей свечи переливалась радужными цветами. Филипп склонился на колени и дунул так, что бы она поплыла через замочную скважину в корридор и через несколько секунд послышался шум падающих тел охранников и слуг. Теперь в ближайшее время никто и не приблизится к этим покоям.
Демон повернулся к кровати и на его лице отразилось искреннее счастье, как у маленького ребенка, получившего долгожданный подарок на Рождество.
- Смотри, - Филипп сел на кровать, смотря на еще спящего юношу. - Это принц! Настоящий принц...
Он протянул руку и ткнул пальцем щеку, желая ощутить, действительно ли кожа этого человека такая мягкая на ощупь, как кажется. Только вот демон обладал длинными, окрашенными в черный цвет когтями, достаточно острыми, что бы поранить человека неосторожным движением. Зрачки демона расширились от ее вида выступившей капли крови и он едва подавил желание надавить посильнее.

2

Жан-Пьер не разделял восторга старшего демона. Ай-ай-ай, настоящий принц, скажите пожалуйста. Скачет на белом коне, спасает глупеньких принцесс от страшных и ужасных злодеев. А может, очередной маменькин сынок, спокойно и сыто проживающий спокойную и сытую жизнь. Их так много, таких одинаковых, кто побогаче, кто победнее - неужели стоило пробираться сюда только для того, чтобы увидеть воплощенную банальность, пусть даже она и будет однажды коронована? Непонятно даже, будет он лучше как развлечение или как еда. Ну ладно, раз уж пришли, будем "кушать", что дают. Он подошел к кровати, склонился над мирно посапывающим юношей и мягко провел своим носом по его щеке, вдыхая аромат молодого тела. Пахнет действительно вкусно, во всех смыслах, что случается намного реже, чем хотелось бы. Свежая мягкая кожа, лёгкий солёный запах пота и... и самый восхитительный аромат на свете. Жан-Пьер с улыбкой покосился на старшего демона. Как он только мог усомниться в нём? Разумеется, у Филиппа самое лучшее чутьё на свете. Он приблизил свои губы к губам принца и осторожно вдохнул его дыхание. Лёгкий, почти неразличимый вкус. Порочность. Даже и не скажешь, то ли она задремала вместе со своим хозяином, то ли тихонько выплыла на поверхность сознания во время сна, не сдерживаемая сейчас честью, хорошим воспитанием и прочими человеческими глупостями.
- Мы ведь его сейчас разбудим? - полуутвердительно спросил он Филиппа.

Отредактировано Жан-Пьер (2009-10-13 03:09:20)

3

Молодым принцам приходится вставать рано утром, отдохнувшими и веселыми, быстро умываться, бодро идти заниматься иностранными языками, не клевать носом во время обеда и не падать с лошади на прогулке, задремав в седле. А для этого надо спать ночью, иначе ничего не выйдет. Это почти закон. Поэтому каждый вечер, когда солнце окончательно пряталось где-то там, за горами и небо темнело, надо было бросать все свои дела и идти в спальню, где уже ждали слуги с подготовленной ночной рубашкой, перед сном пожелав спокойной ночи отцу и матери. Люси не любил этого. Ночью были гораздо более интересные дела: можно было спуститься вниз, естественно по карнизу, к озеру тритонов и любоваться серебристой луной, висящей посреди бархатного ночного неба и такой же серебристой чешуей, то и дело поблескивающей в темно-синих волнах; можно было разбудить кузину Мери, известную гадалку, и упросить предсказать по звездам погоду на всю оставшуюся неделю; можно было просто выйти на балкон и незаметно следить за черным пятном мелькавшими редкими ведьмами и волшебными светлячками - правда только в ясные дни - отличающихся от обычных разнообразием цветов и умением снимать любые чары.
Но закон есть закон и если даже королю приходится с ним считаться, то и принцы от него никуда не денутся и брызги, осколками луны летящие из под хвостов играющих тритонов и ясные звезды в небе им заменят привычно-скучная кровать и обещания не спать до утра и вообще никогда. Или, как сегодня, мечты и размышления - вот бы родиться не принцем, а принцессой, от них не требуются ни сила, ни властность, ни ум, только красота. Им нужны одно только большие глаза и все. Принцесс не ругают, если они слишком много времени тратят перед зеркалом, расчесывая свои волосы и опаздывают к завтраку, а ведь они так часто это делают. А еще каждая принцесса выходит замуж за принца, очень красивого, высокого и может даже с золотистыми волосами, немного похожего на Джулиана. Люси бы вздохнул с завистью, но он уже тихо посапывал, обнимая обеими руками смятую в ком подушку.
И хоть юноша спал чутко, давно, с тех пор как в тихую и безопасную спальню к нему забрели пустые латы его дедушки его прадедушки, несколько веков протяжным лязгом пугающие голубей, но сегодняшние сны были слишком хороши, чтобы менять их на два темных силуэта, зачем-то рассыпающих вокруг сверкающую пыль. И длинный коготь, до крови надавливающий на мягкую щеку. И бесцеремонность, с которой обнюхали кожу, будто перед ними на кровати лежал не принц, а жирная ножка свежезажаренной куропатки под соусом. Только одно его гордое самолюбие не могла стерпеть – презрение и пренебрежение.
- Уже разбудили,- пробормотал Люси, сел, потянулся и, стараясь при этом не выглядеть заспанным, растерянным и – особенно совестно – немного перепуганным, задал вопрос, который задают все люди, когда их без видимых и весомых причин будят посреди ночи совершенно незнакомые демоны,- А что случилось?

4

Филипп вытянулся на кровати, опираясь о локти. Его совершенно не заботило, что грязь с сапог пачкает белоснежные, вышитые простыни с кружавчиками. И пусть Жан совершенно не разделял дикого и по-наивному детского восторга старшего демона, это совершенно не портило ему радости от созерцания мальчика на постели. Филипп до сих пор видел лишь одного принца, и то один раз, издалека, едва разглядев длинные черные волосы и шикарные крылья. С тех пор он был так заворожен сказочным образом принца, что просто места себе не находил. Конечно, он никому не рассказывал подобной глупости, не имея желания быть высмеянным. И вот сейчас, находясь рядом с самым что ни на есть настоящим принцем, восторга не было предела.
И пусть мальчик, лежащий перед ними, не имел ничего общего с тем тем принцем, он казался не менее красивым и почти неземным. Сладкий, красивый, его хотелось распять на стене, что бы иметь возможность любоваться им постоянно.
Жан захотел разбудить принца и демон кивнул. Конечно, они его разбудят, как же без этого! Но мальчик проснулся и без их помощи и Филипп ощутил новую волну восторга - ах, этот голосочек, ах, эти заспанные глазки! Демон, не долго думая, содрал с него одеяло, что бы посмотреть на тело человека. Оно оказалось еще по-детски неразвитым, и оттого имеющее свою особую привлекательность. Конечно, одежда мешала взгляду, но с этим можно и подождать. Такие развлечения должны происходить медленно, со вкусом...
Филипп потянулся к своему спутнику, касаясь губами его шеи, привлекая его внимание.
- Как он тебе? - спросил демон и улыбнулся. - Что ты хочешь с ним сделать? - тихо прошептал он.
Вопросы самого принца Филипп проигнорировал. Мальчик был... человеком. Игрушкой, красивой куколкой, с которой можно было поиграть, а куклы не должны иметь своей воли.

5

А что случилось?
Жан-Пьер чуть не подпрыгнул от возмущения. Что случилось?! ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! Пожар! Потоп! Революция! Конец света! Тебя осчастливили своим присутствием два самых совершенных существа в мире, а ты хлопаешь глазами и задаёшь идиотские вопросы - вот что случилось! Он не без удовольствия увидел, как Филипп сдёргивает с принца одеяло. Значит, несмотря на все восторги, особо церемониться не собирается, это хорошо. Хммм, а пацанчик-то там под одеялом совсем ничего. Спит правда одетым - точно извращенец. Или это у людей так принято?
- Неплохо, совсем неплохо - ответил он Филиппу. Что я хочу с ним сделать, спрашиваете? Ну для начала - немного попугать. А то что-то он никак не проснётся.
- С таким милым мальчиком столько всего интересного можно сделать - почти пропел Жан-Пьер, - Можно немного покусать. Можно защекотать до смерти. Можно порвать на сотню маленьких миленьких мальчиков. А ещё можно обмазать вареньем, а потом слизать его вместе с кожей. Так, последнее пожалуй было слишком. И этого не отменяет даже тот факт, что он и вправду с удовольствием бы это сделал. Надо как-то сгладить впечатление. Жан-Пьер одной рукой ласково приобнял принца за талию и прижался щекой к его плечу.
Давайте мы с ним поиграем? Он такой грустный.

6

Тень медленно кралась по стене, плавно повторяя движения расположившихся на кровати демонов. Но в какой-то момент стала проявлять самостоятельность и, почти растворившись в воздухе, вдруг образовала человеческий силуэт. Пламя светильников вспыхнуло и задрожало, наполняя спальню мерцающими образами, пляшущими свой феерический танец.
Силуэт выпрямился, став выше и отчетливей - мужская фигура, закутанная в длинный, до пола, развивающийся позади плащ с низко надвинутым на лицо капюшоном, бесшумно двигалась по комнате, все еще скрыто наблюдая за развлечением...
Достигнув противоположной стены, фигура приняла более естественные очертания - неизвестный непринужденно опустился в одно из кресел с высокой спинкой и откинул назад капюшон. Встряхнул головой. Мягко колыхнувшиеся пряди волос блеснули оттенками золотого.
- Жаль прерывать вас, господа...
Спокойный, с легкой хрипотцой, и, как показалось, очень хорошо знакомый им всем баритон, гулким шепотом пронесся под высокими сводами, холодно и настойчиво проникая в сознание обоих демонов и смертного.
- Но так уж получилось, что я обязан это сделать.
Еще четыре тени выступили из стены, мгновенно перекрыв единственный выход из спальни. Сами собой, с тихим стуком, захлопнулись окна,  затянутые плотным вязким туманом.
Сидящий в кресле был хорошо знаком всем троим. И если сейчас сложно было бы сказать, в каком из своих снов они с ним встречались, то у каждого в голове четко обозначилось лишь одно - библиотекарь...
Неуловимо изменившееся лицо, жестко очерченные скулы и красноватые блики в глазах. Ночной гость  слегка улыбнулся - небольшие, но крепкие, как у любого хищника, клыки, ослепительно блеснули, пресекая всякое желание спорить.
- Мне бы очень хотелось найти оправдание тем, кто нарушил долго охраняемое перемирие. Но боюсь, что оправданий не будет, как не будет и пощады преступникам. - он говорил медленно и раздельно, делая небольшие паузы между словами и играя голосом, как адвокат на трибуне.
- Когда утром в кровати найдут тело растерзанного демонами принца... - вампир сделал паузу и мило улыбнулся, скользнув взглядом по Люси, предоставляя тому прочувствовать всю представившуюся перспективу, - Когда найдут тело, ярость смертных будет расти, как снежный ком, и новая война станет практически неизбежной.
В ставшей вдруг оглушительной тишине раздались взмахи крыльев и неизвестно откуда взявшаяся летучая мышь, промелькнув мимо окон,  слетела на спинку кресла преображенного "библиотекаря".
Отделившиеся от стены тени, принявшие обличье вампиров, бесшумно двинулись вперед, обступая плотным кольцом кровать. Звериный голод на их лицах застыл, как маска, вырывая страх из сознания, насыщая им комнату, мысли и чувства.
- Не пытайтесь сопротивляться, Филипп... - холодный отблеск в глазах Ланса усилился в ожиданье кровавой расправы. Младшего демона и смертного, схватившие их кровопийцы за серьезных врагов не считали.

Он долго ждал подобного момента. Сорвать перемирие и свалить все на демонов - лучшей возможности уже не представится...

7

Заспанные, слипающиеся глаза, сильно отстающее от реальности сознание, голова кружится, так хочется уложить ее на мягкую подушку и заснуть, спать много часов, днями, ночами. Хочется забраться обратно под теплое одеяло, которое так бесцеремонно сдернули, заставив поджать босые ноги. Но это желание быстро проходит, стоит только поглядеть на оставленные на нем следы грязи с сапог светловолосого. И теперь глаза перестают закрываться сами собой, наполняются отчетливо видимым недовольством, мысли бегут, бегут быстрее ветра, перебирая косточки двум нахалов. Если бы принц не был принцем, а значит очень воспитанным, хоть и немного избалованным молодым человеком, то он бы взял свою мягкую подушку и, размахнувшись, попытался бы скинуть рыжего демона с кровати. Но он был принцем, воспитанным и еще немного трусливым принцем и после длинной речи демона пальцы у него дрожали. Не очень сильно, конечно.
Я не боюсь. В замке у нас много стражи, а еще я смогу убежать.
- Я вовсе не грустный, просто очень хочу спать. И не в настроении с вами играть, простите. Так что я думаю, будет лучше, если вы улетите обратно,- голос звучал не испуганно - юношу успокоили собственные мысли - но немного робко - не каждую ночь в его спальню заявлялась пара странных демонов, да еще и так самоуверенно, будто к себе домой на секунду залетели.
В конце концов никто не знает, кто эти двое, окажется еще, что какие-нибудь послы или, не дай Господи, члены королевской семьи, а он их грубо выставит за дверь. Из этого ничего хорошего не получится - отец все уши проговорил своим "шатким миром". Так что принцам, особенно самым младшим принцам, в этом не очень везет - приходится думать, когда хочется и со всей силы запустить в самоуверенное лицо крылатого, прижимающегося к плечу, подсвечником - только бы не сделать какую-нибудь глупость, которую северные великаны только и возьмутся расхлебывать, да и не расхлебают. Во всех этих размышлениях был только один недостаток, очень незаметный за остальными мыслями, монументальными, мощными, вбитыми как железные колья в фундамент. Недостаток был такой маленький, что принц его даже не уловил и дал затеряться, не задумавшись над вопросом, как мог попасть в его спальню посол демонов, лунной, но темной, поздней ночью и главное - зачем...
Смогу убежать... Не боюсь.
Люси высвободился из рук и слез с кровати на противно холодящий пол, поджав пальцы ног. Махнул рукой, указывая в сторону луны, незаметно перелетевшей чуть левее и теперь одним глазом подглядывающей за только-только разбуженным юношей в ночной рубашке и двумя крылатыми созданиями, с парой небольших рожек на каждого. Ей было интересно; светлый диск все время старался переплыть по небу так, что бы тяжелая занавеска не мешала заглянуть в комнату и полным взглядом окинуть три фигуры. А может ей просто хотелось покрасоваться перед единственными, кто бодорствовал и мог увидеть ее серебряный свет, кто знает? Но ее ждало гораздо более интересное и странное представление, чем то, на которое она и любой из трех участников мог рассчитывать. Тени. Длинные, растущие из самих стен, как показалось принцу. Они трепетали в свете и под шелест кожистых крыльев превращались в людей. Нет, только принимали человеческий облик. Ладонями прикрыв лицо от взгляда старшего, Люси стоял как окаменев, слыша голос, страшно громкий, звонкий шепот, не разбирая слов, смотрел на лицо, не читая черт, не видя выражения, только красные отсветы в глазах.
Если демонов хватило на легкую дрожь, прошедшую по слабым пальцам, то вампир вызвал в нем волну неподдельного ужаса. Он разрыдался бы, забыв про все, только горло сдавило от панического страха. Волшебная формула не действовала - от тени не убежать.

8

Увлеченный и радостный, Филипп направил все свое внимание на юного принца. К его разочарованию, прелестное создание не собиралось дрожать от страха и рыдать, а даже наоборот - о святые создание! Он собрался убежать! Филипп рассмеялся такому поведению - что могли люди по сравнению с демонами? И в ту же секунду его охватила злость. Он знал, причину, по которой человеческий детеныш так себя ведет. Он банально не воспринимал их всерьез. У Филиппа не была стандартная внешность демона, не было широких плеч, как у взрослых, не было темных и гладких волос, как у всех, даже чертовы клыки еще не выросли, хотя давно пора. "Благодарить" ему надо было кого-то из предков, решивших поиграться то ли  с человеком, то ли с ангелом. Вот такая вот странная штука "гены", которая имеется у всех существ этого мира, выдающая вот такие нежданные и совершенно ненужные подарки. Ах, сколько шуток и насмешек пришлось ему выслушать, причем оригинальностью не отличающиеся от сваренное картошки.
Он хотел бы нежным с игрушкой, поиграть с ней. С маленьким красивым принцем, если уж набрался смелости, нужно поиграть вволю - когда еще появится такая возможность? Филипп собирался быть аккуратным и, возможно, даже оставить его целым и почти невредимым, лишь слегка затуманив память. Но Люси не оценил такой заботы, ох нет, вскочил с кровати и даже собрался куда-то бежать! Неужели отрастит себе крылья и смоется? Демон так увлекся человеческим принцем, что не сразу заметил теней.
Тени. Вампиры. Низшие существа, обитающие на земле. Лишь самые сильные и древние могли спуститься в мир демонов, из-за чего их многие недооценивали. Но мир людей был и их миром тоже, миром, где они обретали полную мощь и силу под светом лун. Филипп понимал, что сейчас он просто попал. Ни Жан, ни тем более Люси не могли оказать большой помощи в борьбе с этими тварями.
Библиотекарь выглядел таинственно-устрашающе. Кажется, сделай лишенее движение и все, прощайся с будущим, цветочками и солнышком. Первой реакцией Филиппа было наброситься на него, быстро, пока тот еще разглагольствует про то, какие демоны нарушители договоров.
- Когда утром в кровати найдут тело растерзанного демонами принца... - вот как. Демон не был глупым, что бы понять, что здесь и сейчас происходит. "Когда", а не "если". "Суууука", - мысленно и почти отчаянно протянул про себя Филипп, осознавая, что вляпался по самое нехочу, и уже ни выговором, ни даже наказанием. Теперь на кону его жизнь, и больше вариантов и способов умереть, а не остаться в живых. "Когда." Вампир ухмыляется, понимает, что два глупых демона предоставили ни с чем несравнимый ему шанс. Принц не пастушок из соседней деревни, они перевернут все с головы на голову, нажалуются ангелам, а те только и ждут повода стереть "нечисть" с лица мира. Какая выгода из этого была именно Библиотекарю, Филипп не задумывался. Хватало и того, что на земле снова образуется хаос. А что вампирам еще надо?
Филипп медленно сел в кровати, не сводя взгляда с Библиотекаря. Тени-вампиры, обступали кровать, но демон все-равно смотрел на мужчину в кресле. Эти - всего-лишь шестерки, пешки, без приказа - даже простого кивка головы, они не нападут. А вот приказ будет, и Филипп уже готов, напряжен каждой клеточкой его неземного тела, готовый прыгнуть, вцепиться зубами и когтями, спалить чертову нечисть, посмевшую противоречить ему. Демон сидел на кровати, откинувшись на подушки. Со стороны могло показаться, что он расслаблен, спокоен и вся эта сцена просто веселит его, да только за спиной - стена, единственное место, откуда можно было не ожидать нападения, видеть всех чужих, держаться на стороже.
- Вам не кажется, что вы кое-что упустили из своего плана, а? - Филипп улыбается, весело, демонстрируя острые зубы и клыки. - Если есть преступление, то должен быть и виновный? Кого по-вашему должны обвинить в убийстве принца? Нас, демонов? Старейшины любой из трех рас не станут развязывать войну, не убедившись в этом точно. Или вы собираетесь сказать, что пролетали вот мимо королевских окон - ах, совершенно случайно! - целым скопом и поймали двух "рогатых" за их дьявольским развлечением? Иначе... Вы же не думаете, что мы двое любезно соврем для вас, что это мы вдруг как-то убили человеческого мальчика?

9

Младший демон медленно забрался на кровать с ногами, устраиваясь поудобнее для прыжка и незаметно выпуская когти. Едва ли не в первый раз в жизни он чувствовал себя действительно некомфортно: если дело дойдёт до драки, шансов с у них с Филиппом не будет практически никаких. Он внимательно вслушивался в разговор Филиппа и Библиотекаря. А действительно, с чего Библиотекарь взял, что в смерти принца не обвинят самих вампиров? Они могут обвинить нас с тем же успехом, что мы - их; не имеет никакого смысла оставлять нас в живых, если мы можем начать болтать, что не надо. Мда. Не самый утешительный вывод. Хотя два растерзанных демонских трупа в концепцию "вот эти демоны - злобные монстры" тоже как-то не вписываются. Да и вряд ли вампиры сумеют сдержаться и не выпить всю кровь жертвы, а это уже очевидно укажет не на демонов. Он мысленно прикинул варианты развития событий и решил, что шансы вампиров свалить вину за смерть принца на них были минимальны. К сожалению, шансы демонов на выживание были ничуть не лучше. Пожалуй, лучше всего сейчас было помалкивать и надеяться, что Филиппу удастся уболтать Библиотекаря. Ну а там уж по обстоятельствам.

Отредактировано Жан-Пьер (2009-10-19 01:09:33)

10

- Не кажется, - коротко бросил вампир, с легким интересом взглянув на пытающегося  огрызаться Филиппа, за откровенной бравадой которого проступали неуверенность и... страх?
Какое-то время он молчал, наклеив на лицо почти сочувственное выражение. Или откровенно издевался, наблюдая отблески мыслительного процесса, так явно читавшегося на выразительных  лицах Филиппа и Жан-Пьера.
"Ну надо же. Эти демоны еще и думать умеют..." - протянул про себя, делая неприметный жест рукой окружившим кровать теням.
Один из вампиров, утробно рыкнув, быстро скрутил младшего из демонов, почти распяв того на кровати, в миг понизив боевую возможность противника на одну, хоть и совсем ничтожную, единицу. Взгляд кровопийцы, горящий безудержной жаждой,  обратился к Библиотекарю, словно спрашивая разрешения приступить к беспределу, но тот молчал, не отдавая никаких приказов.
Смертный принц, оказавшийся на свою беду слишком шустрым, вскочил, порываясь бежать.
"Не спеши, человеческий детеныш... - вонзившаяся в сознание смертного мысль наполнила его слух вкрадчивым хрипловатым шепотом, - Утебя еще будет время понервничать."
Одна из теней молча двинулась вперед и толкнула принца в грудь, заставляя снова упасть на кровать. Склонилась над ним, молча обнажая клыки и шаря горячим взглядом по скрытому одеждой телу, в котором так жарко струилась кровь...
В комнате царило молчание, а напряженные нервы, казалось, взорвутся сейчас либо потоком брани, либо жестокой расправой.
Сидящий в кресле поднялся и направился к кровати, бесшумно ступая по ковру и разглядывая Филиппа, словно диковинное существо, случайно забредшее из других миров. Ползущие за Библиотекарем бесплотные тени, отбрасываемые на предметы, подтягивались и концентрировались вокруг, теперь больше напоминая клубок шевелящихся змей вокруг головы  Горгоны или щупальца огромного черного осьминога. Мощно и предупреждающе...
- Так уж вышло, мой храбрый охотник на принцев, что я именно тот, кто поставлен охранять Перемирие и это именно на мою территорию вы покусились в своем безудержном желании развлечься... Ведь мало кому придет в голову обвинять в "краже" самого Сторожа, согласны?
Подойдя к кровати, он упер колено почти в пах раскинувшегося на кровати демона, нависая сверху, погружая взгляд в его глаза, нагло и не скрываясь, шаря в  мыслях, выискивая скрытые страхи и желания. Уголки губ чуть приподнялись, придав вампиру вид довольного кота, перед которым поставили целую миску сметаны с табличкой "Добро пожаловать".
- В  конце концов... - он замолк и издал едва-слышный вздох, остановливая взгляд на нервно бьющейся жилке на шее демона, - вы ведь сами позаботились о том, чтобы  в замке все крепко уснули, разве не так, Филипп?  Когда найдут остатки вашей магической золотой пыли, осевшей на зеркалах и бархате, Судьям даже не потребуется иных доказательств... - глаза вампира улыбались, хотя лицо хранило спокойствие.

Отредактировано Ланс (2009-10-19 13:33:53)

11

Принц тяжело опустился на кровать спиной, ногами беспомощно шаря по полу, ерзая по простыне и сминая ночную рубашку в конец. Пытался скрыться от тяжело отдававшегося в голове голоса и совсем не радующего взгляд взора; так его изучали в первый раз за как-то быстро и даже незаметно пролетевшие шестнадцать лет. Без любящего презрения братьев, наигранного родительского умиления, тщательно скрытого равнодушия, даже простого, почти человеческого интереса, который он видел в глазах демонов еще мгновение назад, до появления теней. Сложно описать то, что юноша почувствовал, когда столкнулся глазами с глазами вампира, да и нету смысла это описывать - мир настолько разнообразен, что страх маленького смертного принца, восьмого в семье и почти всегда бесполезного - дело, конечно, не идет о тех случаях, когда братьями затеваются прятки и нужен водящий - не столь значителен и важен. Единственное, что стоит затраченных слов - Льюис наконец-то нашел ответ на давний вопрос: почему вампиров называют нежитью.
Против оборотней нет эффективных методов борьбы, разве что беседа, помогающая им вспомнить о своей человеческой сущности...
Как на уроке истории: цепочка подобных проишествий спровоцировала войну, в результате которой были образованны нижеперечисленные страны в следствии распада великой державы... Или в таком-то и таком-то году было совершено подобное нарушение подписанного тремя государствами договора, выразившееся вводом армии в близлежащие районы, около... Золотая пыль, сторож, кража... Нет, история определенно была хороша только тогда, когда о ней узнаешь из учебника и совсем отвратительна вот такая, творящаяся вокруг. Демон, названный Филиппом, Библиотекарь легко говорили о войне и мире, пальцем поведет один и все развалится, второй - соберется заново, лучше, чем было. А еще, оба они с дипломатической непринужденностью разговаривали о Люси так, будто он уже был мертв, что совсем не было приятным. Как и очень неудобно лежать на кровати и чувствовать на себе нечеловеческий взгляд.
Сражаясь с демонами стоит метить в слабозащищеное сердце и в спину около крыльев, где более мягкие ткани... Против вампиров не поможет чеснок или распятия, это все лишь сказки и суеверия. На самом же деле они уязвимы только к солнечному свету, особенно на рассвете. А так же к благородным металлам, в большей степени серебру, при соприкосновении с голой кожей оно оставляет следы, напоминающие свежие ожоги.
Глупый принц. Все-равно он не собирался сражаться и вспоминал все заученное просто так, чтобы можно было не бояться. Или бояться чуть меньше. Тратить время на ерунду, люди это умеют.
Серебро...
Люси откинул голову назад и огляделся вокруг. Глаза зацепились за обложку маленькой Библии на столе, пряжку голубого плаща. Потом за блеснувшую монетку-талисман, зачарованую на удачу, кисти на пологе кровати. Голубые глаза блеснули, не с радостью победы, с удовольствием от законченной работы - на прикроватном столике стоял массивный подсвечник, серебряный, почти без примесей. А еще на шее можно было нащупать длинную цепочку. На этом поиски завершились.
А если твой противник ведьма, в основном это касается тех, что живут на пустошах...

12

Жан молчал, терпел и не проявлял никаких особых признаков активности. С одной стороны Филипп был ему благодарен за это - волноваться еще за кого-то в данный момент он не смог бы, а если мелкий и глупости начал бы вытворять, то это вообще атас. Лезть на клыки ради рыжего, как бы тот ни был ему симпатичен, демон не собирался. С другой стороны, если бы Жан-Пьер отвлек на себя внимание (и чего святого строить, даже ценой своей жизни) Филипп непременно бы воспользовался шансом. Он не был ему ни отцом, ни братом, ни даже партнером, что бы спасать его. Демон даже не собирался мучать себя мыслью "ах, это же я уговорил его на затею с принцем". Ситуация щекотливая и опасная, и в данный момент каждый выбирается, как может. Ко всему один из кровососов распластал Жан-Пьера на кровати. Конечно, это было не так существенно, просто замедлило бы скорость атаки и, в самом идиотском варианте, к несчастному случаю. 
Вампир... чертов библиотекарь играл на их нервах, и как играл! Этот сочувственный взгляд Филипп был готов запихать ему в глотку. Злость, медленно и верно, наполняла его, но надо было сдерживаться. Еще бы, если он сейчас потеряет контроль, то потеряет просто все на свете.
И вот, еще и принц, человеческий мальчик, тоже оказался в "обьятьях" ночных тварей. Только вот Люси был важен Филиппу, и уже далеко не из-за принадлежности к королевскому роду. Он был путевкой в жизнь, как бы это нелепо не звучало из уст демона. Ожидать от Люси много не приходилось - против вампиров ребенок человека мало что мог сделать. Разве он маг или волшебник, некромант на худой случай?.. Ах-ах, простая красивая кукла... Даже физически кровососы были сильнее людей.
Библиотекарь приблизился к нему, уверенный и прямо-таки излучающий опаску. Филипп сдержался, не выдавая своего страха, упрямо смотря ему в глаза, при этом не выпуская из бокового зрения всех остальных участников трагикомедии в этой комнате. Что ни говори, а если они нанесут первый удар... если укусят мелкого принца... если-если-если, то можно будет сыграть ва-банк, поддаться порыву и... чем черт не шутит! Там гляди, все исправится...
Но Библиотекарь решил все испоганить ему, замять, спалить, убить последнюю надежду. Наблюдатель, Страж, Носитель - каких только имен он не слышал об этом существе, но Филипп в жизни не подумал бы, что это будет вампир. И, значит, не простой, из древних... Сильный? Ох, это наверняка. С какой жадностью он смотрит на жилку, пульсирующую от нечеловеческой крови. В какую-то секунду мелькнула мысль - а может, совратить Библиотекаря? Плюнуть на все, перейти на на его сторону, под кожистое крылышко, а там можно и кого угодно обвинить, но его, Филиппа, оградят от опасностей. Конечно, идея глупая, но соломинка иногда может оказаться спасительной.
- И все же... - Филипп делал вид, что не замечает жадного до его крови взгляда и колена, упирающегося ему в пах. Упрямо продолжая смотреть глаза в глаза, он растянул губы в улыбке, обнажая клыки. - Замок спит не весь, столько Пыли я не распылил. И к тому же, делал ее не я, что вы. Вы несколько преувеличиваете мои алхимические возможности! - Филипп продолжал улыбаться, скалясь, как будто нашел философский камень. - И все же, демоны начнут свое расследование! Им лучше найти виновников и сдать их людям, в качестве компенсации вместе с кучей золота. Как не выеживайся, а потом поймут, что убили принца не когтями демонов, - он демонстративно показал свою руку с черными когтями, насмешливо проведя ею по груди Библиотекаря, даже "случайно" оторвав одну из пуговичек. - Какааая шумиха потом начнется! Вампирам тогда вообще спуску не дадут, охота начнется - всех будут истреблять, без разбора, даже мирные поселения, что питаются лишь животными. Вы ведь помните горцев? Тот бессмертный народец, что обитал себе тихо-мирно, пока один не возомнил себя властителем миром сия, - Филипп рассмеялся. - И нету народца, а кто выжил - скрывается среди простых людей... "Человеки", они ведь психи, им только тыкни - они и поведутся...

13

Как хорошо, что вампиры - такие показушники. Навались он на Жана всей тушей, тот и пошевелиться бы не смог, но угрожающе нависать - куда как эффектней. Руками, впрочем, и так не шевельнуть. Рыжий расслабился и сладко улыбнулся держащему ему чудовищу. Медленно провёл большим пальцем ноги вверх сначала по бедру, потом по рёбрам вампира. Видишь, я просто хочу поиграть. Даже если это последний день моей жизни, особенно если это последний день моей жизни, ему совершенно необязательно быть скучным. А то, что я вожу по твоему боку лапой, которая в любой момент может стать когтистой - это просто так случайно получилось. Не зря Жан так любил открытую обувь, ох не зря. Холодно, неудобно, но практично. Он был почти уверен, что сможет спихнуть с себя вампира, если будет действовать быстро. Вот только не оторвёт ли он мне при этом руки - вот в чём вопрос. Я буду глупо смотреться с оторванными руками. Между тем в комнате происходил весьма интересный диалог. Охранять что бы то ни было силами вампиров - ооочень нестандартный подход. А уж услышав, что Филипп говорит Библиотекарю, Жан-Пьер чуть не попытался схватиться за голову. Что ты несёшь? Чем ты его пугаешь? Смертью какой-то там вампирской шушеры? Можно подумать, сам ты сейчас обо мне беспокоишься.  Нет, надо что-то делать.
- Интересно, какой же это идиот поставил лису охранять курятник? Если конечно этот "идиот" не рассчитывал, что в курятнике лиса поведёт себя так, как и положено лисе. Пожалуйста, пусть это окажутся ангелы и прочие силы "добра". Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста. Жан и сам не верил, что впутался в такой сложный заговор, но если был шанс заставить вампира усомниться в пользе его убийства, этим шансом нельзя было не воспользоваться.

14

Чудовище, склонившееся над Жан-Пьером, нельзя было так назвать в полном смысле. Скорее это было очень привлекательное чудовище. Во всяком случае, внешне. Черные, как смоль, блестящие волосы вампира достигали середины спины и сейчас, упав вниз,  почти полностью накрыли собой лицо его пленника, а магнетическая привлекательность существа мешала думать,  лишая способности к сопротивлению. Красавец со старинных гравюр... нечисть, похожая на дьявола в человеческом обличье.
Отследив попытку мелкого отвлечь его внимание с помощью нехитрого трюка, чудовище рассмеялось и, размахнувшись, с силой ударило того по щеке, оставив на ней ровный полыхающий след. Холодный синый взгляд полоснул по лицу стилетом.
- Ты пробовал рвать когтями тень? Нет? Лучше не пробуй...
Наклонившись ниже, притянул к себе руку мелкого, быстро и жадно прокусывая ее у запястья. Демонское отродье начинало пробуждать в нем абсолютно непотребные мысли...
Один из вампиров оставался на стороже, чутко прислушиваясь к любому постороннему звуку, доносящемуся извне и не давая себе воли отвлекаться на развлечения соклановцев.
Еще двое, склонившиеся над человеческим принцем, не торопясь исследовали свою добычу, одну за другой стаскивая с него детали одежды, словно собираясь продлить удовольствие. Мысли смертного лежали на поверхности и их не требовалось особых усилий прочесть. А вот кровь и тело мальчишки привлекали их в гораздо большей степени. Кровь древнего рода, притягательная,  манящая, и тело, слишком невинное, чтобы оставлять это так, без внимания.
- Стоило бы обратить этого гаденыша в вампира, если б кому-то не требовалась его смерть... - один из вампиров поднял голову, и, прежде, чем жадно припасть к шее принца, пытливо посмотрел на Ланса.
Библиотекарь мало обращал внимания на то, что происходило с остальными, в надежности своих вампиров он не сомневался, зато почти с гурманским удовольствием наблюдал за выкрутасами Филиппа и за тем, с какой лихорадочной торопливостью тот ищет пути к спасению.
Вырывавшееся из узды желание нарастало одновременно с мечтой заставить того заткнуться, чтоб остановить этот поток бесполезных слов.
- Поверь мне, парень... когда все произойдет, демонам будет не до расследования, - Библиотекарь проследил взглядом жест Филлипа, свою оторванную пуговицу, и, быстро перехватив его запястье, вновь прижал к кровати, - Понимаешь, в некоторых случаях бывает достаточно на кого-то лишь бросить тень, а все остальное сделают те, кто решит использовать вас, как разменную монету в большой и некрасивой игре... - Словно сопровождая его слова наглядным примером, тень от  руки Библиотекаря обрела свободу движений и, потянувшись к лицу Филиппа, полностью прикрыла его от  неяркого света, вполне ощутимо пройдясь по волосам и щеке. Меж тем, как сам вампир действовал гораздо менее безобидно. Просунув вторую, свободную, руку под рубашку демона, дернул ее изнутри, рассеяв пуговицы каскадом по всей кровати. Кольцом в виде когтя осторожно провел вниз, по торсу, оставив на нем тонкую кровоточащую полосу, и задержался у пояса брюк, словно раздумывая, продолжить ли веселуху... Безусловно, очарование демона делало свое дело, но вампир четко отслеживал ситуацию, не давая ей зайти слишком далеко. Или просто решил поиграть, благо времени до рассвета еще завались. На лицо медленно наползала глумливая ухмылка...
Наклонившись к Филиппу, провел языком по его животу, собирая кровь и оставляя длинный влажный след, закончившийся на шее у самого уха. Горячее дыхание колыхнуло рассыпавшиеся по покрывалу светлые волосы.
- Думаю, сейчас самое время сопротивляться, если не хочешь быть  медленно сожранным пятерыми вампирами в веселой кровавой пирушке... - шепнул так проникновенно, как это может делать лишь нечисть, питающаяся не только кровью, но и душами.
" Медленно и мучительно" - добавил он уже в мыслях, в один момент наваливаясь на плечи и прижимая к кровати не в меру беспечного демона.
Игры кончились. Клыки жестко и неотвратимо вспороли яремную вену, а губы плотно обхватили края раны, быстро глотая бьющую из нее кровь.

15

Спать было тепло. Что еще желать? Крыша над головой есть. Опора-поддержка-любовь тоже. Двуспальная постель, можно не беспокоиться о сквозняках и холодах. Но ни один инкуб не убережет другого от кошмаров. Винсент ворочается, скулит, пытается отбиться от кого-то и снова скулит. Бойня. Вампиры, демоны...Клыки и кровь на светлых волосах. Винсент все силится проснуться, но никак не может. Сон будто затягивает его, вдавливает в подушки, закручивает и засасывает в свою черную воронку.
Эрик, как всегда, просыпается первым, наблюдая за очередным кошмаром своего любовника. Лежит, разглядывая его мучимое видениями лицо. Даже сейчас, он прекрасен. Прекрасен на столько, что он ни минуты не жалеет, что оставил клан, когда Винсента выгнали оттуда, и ушёл с ним. Любовник стонет, скулит, ища защиты от кошмара. Эрик касается его лба губами, затем ушка.
- Винс! Винс! Это всё сон, это не реальность, Винс! - шепчет, позволяя себе удовольствие, облизывать его раковину. - Винс! Проснись!!! - подцепляет его за подбородок, разворачивая к себе, и накрывает губы поцелуем, отрывая несколько сладких мгновений для себя. - Винс!!!- наконец, отпрянув от губ, аккуратно трясёт за плечё.
- Беда...- тот распахивает глаза и, обняв Эрика за плечи, садится. - Надо бежать! - взгляд еще мутные, еще совершенно невменяемые, будто он  не вернулся из мира сновидений или снова стремится туда попасть. - Судя по широте...Это на 60 градусов по Южной нити. Я точно знаю! Надо бежать, спасать! - фанатик справедливости тянется к своей черной, как ночь, сутане, которая напоминает ее лишь цветом и стойкой воротничка, крой же настолько  подогнан под фигуру, что не скрывает ни узких бедер, ни талии. "Мама, конечно, у меня ангел, но я все-таки еще и инкуб!" - часто заявлял Винсент.
- Снова бежать?!? - Эрик кривиться. - Опять беда?!?
Цапает его за руку, тянущуюся к сутане. Притягивает к себе, подставляя губы. « Нет, сначала поцелуй, маленький мой поборник справедливости. Поцелуй» С надеждой на то, что Винсент отвлечётся и останется в кровати.
- Ну, же, малышшшшш - властно смотрит на него, но тут же взгляд теплеет, не в силах устоять так долго. Сам впивается в его губы. - Давай останемся, всё решат  без нас! Я сделаю тебе минет, всё, как хочешь ты… - шепчет в губы крепко держа за руки, не позволяя взять сутану. В глазах уже плескается желание.
- Но...но...но...- лепечет тот,- там же война развяжется, если мы не вмешаемся! - быстро шепчет, - Прости меня, мой любимый, но как же я их там брошу! Я просто не могу! Убей меня, свяжи, а я все равно не могу...- он целует лицо Эрика часто-часто, нежно-нежно, пытаясь уговорить лаской.
Но, действия Винсента приводят совсем к обратному, только распаляя желание Эрика.
- Свяжииии - тянет тот, улыбаясь. Отвлекается только на минуту, в поисках верёвки. Встаёт, потому что не дотянуться до валяющегося вожделенного предмета. Но, этого достаточно, чтобы любовник подхватился и всё-таки, ухватил сутану, в мгновения ока облачаясь.
Эрик зло сверкает глазами. Прыгает, пытаясь ухватить Винсента за край одежды и не пустить в мировые разборки.
- Вперед!! - Винсент обнял Эрика за пояс, падая с ним в открывшийся омут портала. - И не хмурься. Вернемся - свяжешь и делай все, что душе угодно. Слово инкуба!
Эрик чертыхается, пытаясь на ходу, вернее на лету, преобразовать на себе одежду, представляя, как он голяком вывалиться в мировую войну. « А, может, и не к чему прикрываться тряпками, как раз для шокового перемирия». Окидывает себя взглядом. Особенно внимательно разглядывая член, постепенно скрывающийся за проявляющейся одеждой. Крепко прижимает к себе Винса, и, наконец, выпадает с ним в полутёмную комнату, кишащую какими-то созданиями. Первое впечатление, что их тьма. Инстинктивно загораются знаки скорпионьих хвостов на ладонях. Эрик готов к труду и обороне. «Ну, кому тут не спиться!»
- Именем Света!!! Прекратить кровопролитие!! - фраза подобного рода из уст инкуба звучит более чем смешно, но Винсент искренне считает себя ангелом.
Эрик  до сих пор так и не привыкший слышать этот возглас из уст любовника, прыскает от смеха в сторону, но делает это тихо, чтобы Винс не обиделся. « Мой маленький светлый ангел».
- Короче! - подводит итог словам Винса Эрик - Пир окончен! Всем в душ и спать!
Глаза уже привыкли к полутьме, и он явственно видит вампиров, пару почти собратьев, демонов, и человечка. Облизывается. Ладони чешутся, от пульсирующих светом знаков, так и хочется вцепиться в первого попавшегося и вытянуть все силы и жизнь. Всё равно в кого:  в вампира или демона, а можно, на сладкое, человечка.

16

Филипп сидел на кровати, не отрывая взгляда от вампира. Казалось бы, его сердце должно колотиться, как бешенное, от страха и безысходности, но как ни странно он успокаивался. Как будто понял, что рыпаться бесполезно. Вон, у остальной нечисти тоже повставало на кровь и беспомощность, что аж тошно. Но Филипп не кривит брезгливо мордашку, он слишком занят игрой в гляделки с Библиотекарем - удалось или нет? Повелся ли кровосос хоть на чуть-чуть?..
- Поверь мне, парень... когда все произойдет, демонам будет не до расследования, - крепкое сжатое запястье причиняло скорее неудобство, дискомфорт и еще каплю в чашу безысходности, чем какую-то боль. Отлично, язык у демона был хоть и подвешен, но в этой ситуации не сработало. Очевидно, Библиотекарь был таааак уверен в своей победе, что ему было откровенно наплевать на мельчайшие детали. А что? Такой шанс - что два глупых демона решаются вкусить запретный плод - не каждую ночь выпадает. Короче, цирк на вылете и ужин в постели, все по полной программе!.
Филипп ощутил невидимую ласку на лице и волосах. Было что-то в этом неприятное, жуткое... Вот вторая - совершенно нормальная рука вампира (если, конечно, это вообще можно было употребить хоть к какой-то части тела кровососа) пошла бродить по ощутимому телу Филиппа, оставляя длинную царапину на животе. А вот это было воспринято абсолютно и только, как сексуальный жест. Демон выгнулся, как будто хотел это странной ласки, желая еще чуть-чуть побольше... В его сознании промелькнула толика сожаления - если бы они были одни... можно было бы выпросить последний секс - чем не приятное окрашивание смерти?.. А уж когда острое кольцо заменил язык, то сожаление стало еще больше - ах, почему они не встречались раньше? И уже как-то забыл сам Филипп, что считает вампиров низшими существами, и что в обычно ситуации он бы и близко не подпустил к своему телу какого-то кровососа. А так - ой, как соблазнительно! Даже не смотря на то, что скорее всего он не доживет до утра, не уменьшает подозрительной выпуклости в штанах. И теперь Филипп на собственной шкуре ощущает, почему вампирам так легко удается заманить свою жертву в свои кровавые сети. Будь он не демоном, а человеком, то наверняка был бы счастлив, что его укусили и выпьют всю жизнь без остатка.
А так... Филипп обнимает свободной рукой Библиотекаря, почти нежно, но очень крепко, вонзая когти в его спину, распарывая кожу. Ноги тоже не дремлют, забирая вампира в какое-то странное объятье, как-будто они предавались разнузданной любви, а не играли на жизнь и на смерть. Филипп шипит, когда клыки вонзаются в его шею, он физически ощущает, как его кровь льется по чужой глотке. От пары глотков он не умрет, но... "Попался!"
Все демоны в этом мире, обладают магией. Не только той, что позволяет им летать и пользоваться волшебными артефактами. Эта магия называется стихийной, и развита у обитателей нижнего мира по разному - вовсе не обязательно устраивать цунами, если ты простая домохозяйка, а вот колодец устроить можно. Но Филипп, который с раннего детства слышал насмешки в свой адрес, желал большего. Он хотел стать военным, сделать настоящую карьеру, что бы смотреть на этих молокососов с высоты своего знания и силы. И что же? Конечно, он тренировался, и в первую очередь, свою стихию. Огонь. Ни одно порождение ночи не могло вынести огонь, даже теневые вампиры.
Тело Филиппа нагревалось с невероятной скоростью, совсем незаметной для всех, кроме него. И вот через секунду. когда Библиотекарь делал лишь второй глоток чужой крови, Филипп вспыхнул ярким огнем. Пламя, рассеяное по всей его коже, заставило затлеть его собственную одежду. Огонь проник в рану на спине, так любовно сделанную когтями чуть ранее. Пламя даже охватило поток демонической крови, что так жадно вкушал Библиотекарь.
За своим занятием, он как-то пропустил появление двух инкубов. Лишь расслышал "Именем Света" и какая-то вялая надежда, что это пришли ангелы, что вот они разрулят всю ситуацию и отберут их от вампиров, что поверят словоохотливому Филиппу...

17

Удар был неожиданным, обидным и чертовски болезненным. Ссука! Рыжий демон в бешенстве оскалил зубы. Плевать, что его сейчас грохнут, во что бы то ни стало надо стереть наглую ухмылку с этой мерзкой рожи. Оскорбить, укусить - всё, что угодно. Он изо всех сил рванулся зубами к щеке вампира, но замер, так и не успев сомкнуть челюсти. Собственная голова внезапно показалась ему невероятно тяжёлой. Он, кажется, должен был что-то сделать? Или нет? Думать трудно, лучше полежать и отдохнуть. Демон медленно опустил голову обратно на постель. Так было намного лучше. Он как-то странно себя чувствует, может, заболел? И рука болит. Ничего страшного, этот милый господин обо всём позаботится. Жан смутно слышал какие-то голоса и даже видел отблески пламени, но всё это происходило где-то очень далеко и не имело к нему никакого отношения.

18

Поистине демоническая привлекательность парня действовала разрушительно, заставляя забыть об истинной причине, по которой Ланс находился в этот час в этом захолустном на его взгляд королевском замке, вместо того, чтоб собирать свою кровавую жатву где-нибудь в зимних садах Ниццы, во дворце Вальроз, или на теплом побережье Неаполя.  Ланс сжал клыки сильней, делая первый глоток. Он не торопился, просто наслаждаясь ситуацией.
Филипп не оказывал сопротивления, усыпляя бдительность, а все действия демона воспринимались вампиром именно, как приглашающие,  и он быстро повелся, мягко прогнувшись, чувствуя, как когти распарывают шелк рубашки и впиваются в его спину. За что и поплатился немедленно, когда огненный всполох, идущий от демона, воспламенил эту самую рубашку, а бьющая из вены кровь раскаленной лавой обожгла глотку.
- Ах ты, щенок!
Волна ярости и огня отбросила его назад, с кровати, заставив растянуться на ковре, кашляя и задыхаясь, но быстро регенерируя собственное тело. Благо что выпитая демонская кровь была лекарством от любой "хвори". 
Сквозь то уходящее, то возвращающееся сознание услышал неожиданное "Именем света!", заставившее на миг забыть обо всем.
- Вот только этого дерьма нам и не хватало...
"Ангелы?????  Здесь?" - он даже не понял, что из двух фраз подумал, а что произнес вслух, настолько ошеломило его выданное "пришельцами" заявление и он повернул голову, оценивая внешний вид незнакомцев.
Быстро отреагировали его слуги, нетронутые огненным протуберанцем, мгновенно ориентируясь на ситуацию. Не упуская из виду появление новых хищников, один из них плотно обхватил младшего демона со спины, притянув к себе. Второй так же поступил с пленным принцем, фактически взяв того в заложники и орудуя, как живым щитом. Еще двое выбросили из тела тонкие тени-плети, в доли секунды скрутив Филиппу руки за спиной и  с нечеловеческой силой поставив его на колени, так же прикрываясь его телом от любых посягательств со стороны. Одно из щупалец-теней обвилось вокруг шеи демона, намертво пресекая любые попытки двинуться.
Библиотекарь мрачно посмотрел в его сторону, заодно оценивая расторопность своих вампиров. Нехорошо улыбнулся:
"Ну надо ж как. Прям бери и используй..."
Но сейчас было не до игрищ. Валяться на спине, пялиться в потолок и ждать, когда Силам Света придет в голову заняться неблагонадежным Хранителем, было как-то несподручно, да и сами эти Силы что-то мало напоминали райских извращенцев, толпами гулявших по облакам, а в человеческие обители пробирающиеся исключительно по одиночке, чтоб сообщить какое-нибудь сомнительное известие. Внезапное озарение было не из приятных:
"Инкубы, м-мать их..."
Ланс приподнялся на локтях, начиная окончательно приходить в себя и оценивая дружное пришествие демонской братвы, их видимую силу, а заодно и свои возможности противостоять этим тварям. Выходило относительно паршиво, но в целом...
" Поживем-увидим... "
Cдаваться за здорово живешь он никому не собирался. Во всяком случае, для начала стоило хотя бы наладить контакты. По-кошачьи медленно развернувшись на ковре, приподнявшись и приняв непринужденно-развязную позу, вампир скроил прибывшим располагающую, на его взгляд, клыкастую улыбку, и, хищно блестя глазами, стараясь не выпускать из под контроля обострившуюся ситуацию на кровати, издевательски-вежливо обратился к инкубам:
- А вы здесь какими судьбами, господа? Неужто тоже заглянули по-дружески, на чашку чая-крови?
С красноватыми проблесками потемневший взгляд медленно переходил с лица одного незваного гостя на другое...

Отредактировано Ланс (2009-10-27 10:46:59)

19

- С вампирами якшаться против моих правил,- с акцентом на последнее слово высказался Винсент. - Кто позволил устраивать кровавую бойню? Вот еще не хватало впасть в пафос и начать с ними препираться, - подумал Висн. Он выхватывал цепким взглядом каждого из собравшихся на "вальпургиеву ночь", запоминая и оценивая. Ситуация была паршивая, это невозможно было не признать. И куда только светлые смотрят! - вздохнул младший из инкубов и сделал шаг к вампиру. На его ладони возник маленький светлячок, сгсток живой и подвижной, надо заметить, весьма разумной энергии.
- Глазки солнышко не слепит? Пока нет? Насилие не мой метод...Вот и не надо вынуждать меня делать то, что я делаю грубо и сердито,- он улыбнулся так, будто предлагал Лансу  карамельку.

Эрик прикрыл глаза. Облизнулся при словах «грубо и сердито». Шагнул вслед за Винсом, ни на минуту не упуская из виду рокировку вампиров. «Если Винс захочет использовать своё умение, надо просто вовремя закрыть глаза. Всех сграбастали, всех, молодцы, быстры.» Эрик непроизвольно чесанул ладони.
- Малыш, - он наклонился над его плечом и зашептал. - Давай покончим с этим побыстрее…
«Грубо и сердито» крутилось в голове и обещание Винсента заставляло сосать под ложечкой.
- Быстро даже котята не рождаются, Эрик...Тут напортачим, там не погуляем, - наставительно заявил Винсент, перекатывая пульсарчик на ладонях. А где этот принц? Святые угодники, что ж ты такой беспомощный. Фонарик противовампирский подарить тебе или там еще что? - подумал он, но вслух лишь спросил.   
- Принц, ты же принц? Иди сюда...Да иди, не бойся, не тронем. - инкуб лизнул местечко на запястье, где горел и скорпионий хвост.
Эрик смерил глазами вампира держащего человечка. Покачал головой. « Зачем Винсу этот принц. Как всегда выбирает самого слабого.» Вздохнул. «Ладно, если он тебе нужен, ты его получишь»! Прищурился, сосредотачиваясь на вампире. « Надеюсь, никто не сообразит напасть пока я в отключке».Медленно его сознание перетекало по невидимым нитям, опутывающим всю комнату, в вампира, заполняя собой, подчиняя. Заставляя переключать нервные центры на мозг Эрика. Знаки на его ладонях померкли , а через  несколько секунд и вовсе погасли. Эрик скрипнул зубами, заставляя подчиняться чужое тело, зная, что его сейчас гипер уязвимо. Когда вампир отпустил принца, устало поманил его пальцем, делая пару тяжёлых шагов навстречу на непослушных ногах. Цапнул принца за рукав, ставя рядом с Винсентом. Знаки слабо засветились. « Чёрт, не люблю я делать это. Потом жди перезагрузки.»
- Ты что-нибудь ещё хочешь, малыш? - он взглянул на любовника и улыбнулся.
- Спасибо...без тебя мне трудно пришлось бы...- ответил Винс.

Отредактировано Винсент (2009-10-29 00:02:30)

20

Люси надеялся, что про него все позабыли, погрузившись в свои странные игры, и теперь можно немного отдохнуть. Смешно, конечно, но не смотря ни на что ему хотелось спать - закрыть глаза, хоть несколько минуток. Он уже смирился с тем, что ничего сделать не может, вынужденный ожидать чужой помощи, и с тем, если с этим возможно было смириться, что его убьют. Все мысли теперь были разложены по полочкам, страх поугас - луна надменно прикрылась темной тучей и глаза вампира перестали полыхать в полутьме красными отблесками - можно было немного отдохнуть, во всяком случае очень хотелось. Он не храбрился, нет, просто очень устал. Мысли о скорой смерти оказались довольно тяжелыми, в голове занимали много места и требовали все новой и новой энергии. Возможно он бы и в самом деле заснул бы под пристальным взглядом темных глаз, на тяжело осевшей под весом тел кровати, кое где испачканной уличной грязью, только вот безымянный кровопийца склонился еще ниже, касаясь сначала сухими холодными пальцами, потом губами кожи над пульсирующей в такт сердцу артерии. Медленно приоткрыл рот; принц почувствовал, как шеи коснулись влажные клыки...
Испугаться как следует он не успел - сдернули с кровати, давая разглядеть новых нарушителей ночного спокойствия. Инкубы, как было легко догадаться, немногочисленный народ, тоже из темной части обитателей маленького мира, но клич их был "Именем Света!". Можно было бы решить, что что-то не так, но все уже было до такой степени не так, что даже порождения тьмы, считающие себя ангелами, легко вписались в общую картину. И то, что крепко державший за руки вампир, натянувшийся струной при появлении инкубов внезапно обмяк и разжал руки - это тоже было в порядке вещей сегодняшней ночью.
- Спасибо Вам,- прошептал Люси инкубу, который потянул его за рукав, хоть и не разумом - принц плохо разбирался в магии - но понимая, что свободные руки это именно его заслуга,- и Вам тоже,- так же тихо поблагодарил второго, не обращая внимания на то, что его шепот почти не был слышен.
"Пол холодный..." - неуместно вздохнул юноша и тут же позабыл об этом.
Вот теперь, спрятавшись за двумя сильными существами, Люси совсем успокоился и получил возможность заново перебрать в мыслях все произошедшее. Незаметно оглядел всех участников этой сумасшедшей истории. Библиотекарь, приподнимающийся с пола, его слуги, больше ни один из них не вызывал такого ужаса, но принц все равно старался не смотреть в их сторону. На всякий случай. Демонов же стало даже жалко, особенно светловолосого, более старшего. Двое инкубов, одновременно и забавные и могущественные, вызывали смешанные ощущения. Юноша тихо вздохнул - вспомнил последнего, самого младшего и самого беспомощного из всех - человеческого принца, все это время только путающегося под ногами и трусящего. Он еще раз незаметно вздохнул и твердо решил, что как только получится пойдет в башню к придворному магу и попросит обучить колдовству. Хотя бы немного - превращать искры в язычки лилового пламени или переноситься одним взмахом руки куда-нибудь в другое место. А еще обязательно научиться изгонять вампиров.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Сны персонажей » Сон в летнюю ночь