Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Случай из прошлого


Случай из прошлого

Сообщений 1 страница 20 из 59

1

-Нет, сучонок, ты будешь делать то, что скажу я, а потом твой хозяин. Резкий удар в живот заставил припертого к стене парня согнуться пополам, с шумом выдохнув воздух. Охранник довольно оскалился, наблюдая за тем, как невольник медленно разгибается, хватая воздух ртом. Он уже знал этого мальчишку – среди имевших с ним хоть когда-нибудь иметь дело за сопляком закрепилось прозвище «Спартак», говорящий о непокорном нраве мальчишки. Обитающий в Замке вот уже полтора года – он ни в какую не желал смириться со своей участью раба, и не помогали даже жестокие уроки у мастера. Не особо «накачанный», парень все же отличался неплохими мускулами,  и даже многодневные голодовки в карцере не могли усмирить непокорства мальчишки. Охранник окинул парня взглядом, в котором читалась откровенная похоть. Жаль, что его сейчас запрещено трогать. Ценный экземпляр, необъезженный жеребчик.
Мысли охранника были прерваны, а вожделение разом покинуло чресла, когда  мальчишка ударил в лицо кулаком, метя в нос. Сила была  достаточной, чтобы раздался  противный сухой хруст, и лицо охранника окрасилось красным.  В следующий миг парень рванулся в сторону, ускользая от очередного удара, и кулак охранника «впечатался» в стену. Но тут же непокорный раб захрипел, когда мужчина дернул цепь, прикрепленную к ошейнику-удавке. Впрочем. Глаза мальчишки сверкали яростью и упрямством.
– Черта с два. – Сдавленный хрип. Горло стискивает  кожаный ремень, снова перекрывающий доступ воздуха, но губы парня упрямо сжаты после короткой фразы. В голове молотом стучит кровь. Нет, никогда Рауль Ренье добровольно не станет игрушкой этих похотливых уродов с извращенной фантазией. Пусть уж лучше убьют. Признаться  -  сам Рауль уже  пытался пару раз совершить самоубийство, хотя в монастыре ему и втолковывали, что это является большим грехом, пятнающим душу.  Однако  Ренье уже давно не верил в слова церковников. Если уж бог и существует, он простит. Потому что то, что происходило последние полтора года, было не жизнью, а непрекращающейся пыткой и позором.
–Давно у мастера не был, правила не повторял? – мужчина хлестким ударом ладони наотмашь бьет парня по лицу, однако тот умудряется отстраниться, и рука лишь «чиркает» по щеке и виску, оставляя след ногтей. Рассвирепевший охранник с силой бьет мальчишку поддых. Тот падает на колени.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-10-21 05:03:07)

2

Чёрт его дёрнул запутаться в коридорах Вертепа. Гор быстро пересекал один из них, когда сцена с охранником и видимо невольником привлекла его внимание.
Парень неплохо вдарил, и даже ушёл в повороте... Мда... Симпатичный мальчик. Гор замедлил шаг, поравнявшись с упавшим на колени рабом.
- Стоять! - рявкнул Гор, перехватывая руку охранника, занесённую для удара. - Товар не порть... - уже тише добавил он, отпуская запястье охраны. Чуть склонился над невольником, оглядывая его и думая о чём-то своём. Впервые он видел, как здесь обращаются с рабами. Впрочем морально Гор был готов это принять. бесцельные блуждания по коридорам ему надоели до зубовного скрежета, как впрочем и сидение у телевизора в своих апартаментах. А тут такой шанс развлечься... Если что Гор и уважал, так это волю к жизни и свободе. В других уважал, в себе... Слишком спорный вопрос. Он сам хотел быть на месте парнишки, но это означало бы отречение от свободы и бесправность. Бесправность же Гор терпеть не хотел. Были вещи в его жизни, на которые бы он не согласился и вот так же дрался бы за них, наперекор всему.
- Если парень свободен от заказа, я хочу видеть его у себя в спец-комнате. И пристегните, а то диалог не удастся... - усмехнулся он, разглядывая жертву охраны.
- Имя, мальчик! Назови мне своё имя, а то как-то не приятно звать тебя "раб". - обратился он к парнишке, гадая, сколько ему лет и делая вид хладнокровной сволочи, одного из тех, кто так любил пользоваться невольниками. Правда вид он делал в основном для охраны, но это не отменяло общего облика уверенного в своих желаниях самца.

3

Охранник окинул перехватившего его руку мужчины цепким взглядом, гадая – кто посмел вступиться за непокорного смутьяна. Сделав для себя какие-то выводы, шмыгнул кровоточащим носом, коротко кивнул. Подошедший явно не  тянул на невольника или даже служащего. Значит – клиент. И, значит – от того, что он – охранник – немножко нарушит правила и отдаст негодного сопляка на развлечение, самому охраннику не влетит, а может и наоборот – перепадет награда.
-Будет исполнено, мсье. Пацан свободен от заказа... Уже свободен. – Гнусно усмехнулся.
Рауль окинул подошедшего столь яростным взглядом, что, казалось – еще немного и просто испепелит. Сплюнул кровавую слюну, принялся зализывать разбитые еще до этого губы. Висок и щеку здорово саднило, но это пустяки. Небольшая заминка дала ему возможность хоть немного передохнуть и постараться собраться с мыслями. Его только что «отпустили» с очередного «развлечения» и попадать в лапы очередного  извращенца совершенно не хотелось. Однако – кто тут будет спрашивать его мнения или желания?
-  Рауль Арман Леон Ренье.  Хрипло, так как удавка мешает нормально говорить.  Наверняка этот тип потом назовет каким-нибудь «малышом», «крошкой» или нечто подобное. Но биться за право называться тем именем, какое ему дали при рождении, он будет так же, как и за почти нереальную свободу.
Охранник дернул парня за волосы и, одновременно, за цепь, поднимая с коленей. Держась так. Чтобы не попасть под удар локтя или ноги, все так же – на коротком «поводке», почти сковывающим движения, направился следом за клиентом. Доведя парня до номера мнимого защитника, втолкнул в комнату для игр, сноровисто привязал к крестовине.
-Что-нибудь угодно, господин? - Хриплый голос выдавал возбуждение охранника. Глаза жадно оглядывают привязанного раба. Может – гость пожелает поиграть не в одиночку.
Оказавшись в комнате, Рауль дернулся, когда его привязывали и даже умудрился съездить охраннику головой в лицо, но тут же получил тычок в зубы.  И уже оказавшись на крестовине, отчаянно забился, словно привязанный  зверь. Да и выражение лица Рауля можно было сейчас смело назвать волчьим оскалом.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-10-21 05:54:26)

4

Всю дорогу Гор молчал, ни разу не повернув головы к охраннику, тянувшему парня в его покои. И лишь когда двери закрылись в особое помещение, он достал сигареты и прислонился к косяку, вытряхивая из пачки тонкую сигару. Парня вязали к кресту, сопровождая проклятиями сквозь зубы и чувствительными тычками. Гор наблюдал, стоя в стороне и щёлкая зажигалкой, в попытке прикурить. Наконец ему это удалось и он покачал головой, выпуская облачко дыма в воздух.
- Оставьте нас. Одних. - резко бросил охраннику на его предложение. Затем подождал, пока надзиратели покинут его покои, прислушиваясь к стуку двери. Стряхнул пепел в пепельницу и присел на край стола, явно предназначенного не для обедов. Внимательно разглядывая парня, Гор ждал, пока ему надоест бесноваться на крестовине.
- А если рухнет вместе с тобой? Хотя вряд ли, вижу прикручена она к полу, так что упасть не выйдет. - Гор усмехнулся, наблюдая, как вздымается грудная клетка парня.
- Ты похоже догадываешься, зачем ты здесь, Рауль? И почему тебя привязали, тоже знаешь? - серые глаза неотрывно следили за каждым его движением, но больше всего за лицом. Гор курил, медленно, не торопясь, не делая попыток подойти или начать действовать как-то иначе. Просто курил, наблюдая, ожидая бури, словесной по большей части, ибо двинуться из наручников парень явно не мог.

5

Охранник был явно разочарован ответом гостя, наверняка ожидая поучаствовать в развлечении. Впрочем, ослушаться не посмел. Только позволил себе примотать цепь от ошейника к крестовине так, чтобы раб не смог двинуть головой. Наклонившись к парню, съездил того по лицу – не слишком сильно, но так, что по щеке невольника побежала струйка крови из носа.
- Это тебе за мой сломанный нос. Охранник гнусно усмехнулся, втягивая все еще бегущую кровь с противным хлюпаньем. – Будь послушным мальчиком. - Низкий поклон гостю, и вот уже дверь за охранником закрылась.
-Ты похоже догадываешься, зачем ты здесь, Рауль? И почему тебя привязали, тоже знаешь? Вопрос мужчины только лишь подтвердил действия охранника.
В ответ Ренье мог бы просто плюнуть, но это было просто показушно и глупо – парень прекрасно это понимал.  Так что просто молча дернулся, пытаясь освободиться хоть немного. Но только закашлялся, заглотавшись кровью. Сердце стучало уже где-то под горлом, вызывая новые приступы удушливого кашля.
- Тут только идиот не догадается… Ежу понятно, что не для рождественского вручения подарков. – Губы Ренье скривились в язвительной и какой-то отчаянной усмешке. Парень снова огляделся, словно затравленный волчонок-подросток, однако, как и всегда, глупая надежда на то, что может все обойдется, покинула его, даже не успев принять надлежащую форму.  Значит – нужно собраться и постараться дать отпор.  Наверняка же этот тип в какой-то момент отвяжет ему руки.
Мышцы начинали затекать, а спину – потягивать от неудобного положения. Крестовина давила на позвоночник так, что, казалось, скоро вот-вот переломит его.  Шов узких черных брюк – натянутых сейчас до предела – начинал натирать ложбинку между ягодицами. Рауль снова дернулся, пытаясь хотя бы лечь поудобней, чтобы не так ломило тело.  При этом парень сжал саднящие губы, стараясь не морщиться.

6

- Рауль, Рауль... - протянул нараспев Гор, туша в пепельнице окурок. Глаза его чуть сузились и он встал, подходя к парню, растянутому стоя но в чуть наклонной плоскости. Рукой Гор провёл по его руке от локтя и выше, ощупывая мыщцы раба.
- Хорошо дерёшься, парень. Отчаянно. Но в твоём положении немного глупо так рисковать собой. Тебе штаны не жмут? Или мне кажется, что размер маловат? - он коснулся бедра парня, пробуя оттянуть ткань и наблюдая за реакцией юноши. Правда уже через секунду он оставил эту идею и подошёл к самому его лицу, аккуратно переводя подвижный механизм крестовины в вертикальное положение. Серые глаза упёрлись в его глаза цвета тёмной зелени.
- Фигню сейчас думаешь, раб Рауль! - резко сказал Гор, не отводя взгляда. Вытянув из кармана кожанки платок, он промокнул кровь с лица парня, продолжая сосредоточенно вглядываться в его черты.
- Тебя привязали, потому что ты буянишь. Не будешь буянить, развяжу. - Гор убрал платок и освободил цепь, идущую к ошейнику, дёрнул её, отстёгивая карабин. Затем отступил на шаг.
- Так как, продолжаешь думать фигню? Решил уже, что я тебя буду насиловать?

Отредактировано Пьер Горсуа (2009-10-21 22:52:24)

7

Быть привязанным и чувствовать себя словно жеребец на аукционе… До чего унизительно и гнусно.  Когда пальцы мужчины коснулись руки Рауля, парень напрягся, жалея о том, что не может даже отдернуться. Еще в рот залезет, будет зубы смотреть. – Мелькнула в голове злая отчаянная мысль.
Однако этот тип повел себя несколько иначе.  Когда он пытался оттянуть брюки, шов еще сильней врезался в ложбинку между ягодицами Рауля.  На глазах парня выступили слезы. Но не страха или боли, а слезы бессильного отчаяния.  Сейчас мужчина запросто мог стянуть брюки, пользуясь невозможностью невольника сопротивляться, а он мог только скалиться. Но если этот тип и правда полезет ему в рот… Ренье был уверен – он вопьется зубами в руку.
-Я не раб.  – Резко сквозь зубы. Отвоевывать свободу даже по мелочам.  – Я называл имя. Забыли? Могу повторить.
Фигню сейчас думаешь… Посмотрел бы я на тебя – что бы ты думал, если бы оказался на моем месте. - Новая яростная мысль и такой же «испепеляющий» взгляд.  Ощутив прикосновение к губам. Рауль дернулся и не успел, так как в последнюю секунду платок и держащая его рука отстранились. Впрочем, в следующий миг рука была снова рядом – у шеи. Проигнорировав вопрос, Ренье все же на миг вцепился зубами в руку мужчины, изо всех сил напрягая мышцы шеи, чтобы дотянуться.

8

Гор зашипел от боли, на мгновение ему показалось, что мир окрасился тёмным тоном, а глаза в мгновение потемнели. Мальчишка вцепился зубами в руку, но дурачок даже не подозревал насколько Гор ценил боль, любую боль, кроме пинков ногами на арене. И сейчас его действительно накрывало. Но как было сказать парню, чтобы он не делал этого... Что это опасно, что это будит желание в бойце.
Вот же чёрт возьми!!! Да я свихнусь рядом с этим волчонком и самое гадское, что он мне не поможет! Дьявол! Гор ждал, пока парень отпустит его руку, сцепив зубы, молча терпя. Наконец парень резко разжал рот, видимо ожидая удара по лицу. Гор отнял руку, нахмурился, разглядывая следы от зубов.
- Ну и зачем ты это сделал? Неужели примотанным цепью к кресту быть лучше, чем свободным? И потом я назвал тебя по имени... Невежливо не слушать старших, Рауль Арман Леон Ренье. - глаза его всё ещё были тёмными, серо-голубыми. Он потирал запястье, хмурясь и покачивая головой.
- Если я попытаюсь отстегнуть тебя, ты опять меня укусишь? - Гор посмотрел на юношу и поднёс запястье к его рту.
- Давай, кусай! - тёмные глаза стали глубокими, налившись синевой. казалось, что он играет в какую-то свою игру, предлагая парню выместить ярость.
Укусит или нет? Приказ-то ему не по нраву, а рука то, вот она...
Тень улыбки промелькнула на его лице, но руку Гор отводить не стал, держа её у самых губ парнишки.

9

Рот наполнился чужой кровью, и Рауль тут же сплюнул, стараясь повернуть голову набок, чтобы не перепачкать и без того забрызганную уже собственной кровью водолазку. По странной причуде предыдущего «затейника» после «сеанса» парня снова одели в привычную одежду,.. И теперь водолазка уже закорузла в некоторых местах от крови. Добавлять лишнюю было совсем ни к чему.
Мужчина не отнял руки. И это привело Ренье в легкий ступор. Я попал к мазохисту? Вот, блин, влип. Не слабей, чем в любом другом случае.
Рауль ненавидел насилие в любом виде. Как по отношению к себе, так и  если видел его со стороны.  Он мог причинить кому-то боль лишь защищаясь или защищая кого-то. Но настоящей жестокости, требующей выхода в постоянном избиении других у парня не было.
Рука мужчины снова оказалась у рта, и Рауль сжался, сжимая челюсти.  Если будет бить, главное – попытаться увернуться.  Тогда зубы могут уцелеть и челюсть не  сломается.
-Давай, кусай...
Точно, мазохист. Или псих. Что, впрочем, одно и то же. Парень хотел было недоуменно передернуть плечами, но наручники не позволяли это сделать. В словах звучал явный приказ, да еще этот тип явно нарывался на боль. Ренье упрямо сжал челюсти и побелевшие губы.
В какую игру он играет? Чего можно от него ожидать дальше? Отпустит? Тогда, может, удастся «отрубить» одним ударом и вырваться отсюда? А потом... Черт, что потом-то? Рвануть к себе в комнату?
Мысли прыгали, как резвящиеся кролики, не позволяя сосредоточиться. Сердце билось под горлом. А в ушах набатом гудела кровь. Рауль глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Вот только обморока сейчас не хватало. Прикусил до боли и без того истерзанную губу, чтобы прийти в себя. Помогло. По крайней мере – дикое сердцебиение и шум в ушах пропали, а пришла способность вновь четко и ясно мыслить.

10

Гор разглядывал его лицо в обрамлении каштановых волн из волос, убрал руку, поняв, что парень сделал как и положено наперекор приказу. Он осторожно провёл рукой по его волосам, чувствуя их мягкость, шелковистость.
- Моё имя Пьер Горсуа. Можно просто Гор. - беззлобно сказал он вдруг и улыбнулся. Глаза его потеплели, обретя миролюбивое выражение.
- Давай договоримся с тобой, Рауль. Ты не будешь меня кусать или пытаться ударить по причине того, что я, видимо, мазохист и боль на меня действует весьма неоднозначно. То есть я конечно позволю тебе и ударить себя, и укусить, но поверь, потом мне будет очень неудобно с тобой разговаривать. Не из-за обиды на твой нрав, а в силу некоторых особенностей организма. Во-вторых я боец и здесь ты потому, что мне понравилось, как ты дерёшься. Я уважаю твою волю к свободе и не хотел бы, чтобы ты попал в очередной "заезд", потому хочу дать тебе передышку. В третьих, я не собираюсь делать с тобой ничего, чего ты сам не хочешь. До утра ты можешь оставаться у меня и просто отдохнуть от желающих согнуть тебя. - Гор положил руку на крепление  запястья Рауля, продолжая говорить. - Ты мне нравишься. Но я не смогу сделать для тебя большего, чем дать тебе просто отдохнуть от клиентов в своих апартаментах. Никого не должно волновать, чем ты тут занимаешься. И если я хочу, чтобы ты был у меня в гостях, как гость, то так и будет, верно? - он снова посмотрел на парня, ожидая ответа. Развязывать его он не спешил, не уверенный в том, что мальчик его понял правильно. А недоразумений не хотелось. Либо открытая правда, либо ложь. Лгать Гор не любил.
- Ну так что скажешь на моё предложение?

11

Новое прикосновение, теперь уже к волосам. Осторожное, словно касание к крыльям бабочки или птенца с опаской повредить. Но и оно заставило парня напрячься. Слишком уж хорошо он знал, что такая вот показная «мягкость» в следующий миг может превратиться в жесткую хватку, вырывающую волосы с корнем и бьющую головой об твердую поверхность. В данном случае – затылком о крестовину. Зеленые чуть навыкате глаза парня угрюмо и зло смотрят на мужчину.
Зачем он  говорит это все? Какая ему разница? Боли ему хочется? Так какого черта не на моем месте? – Язвительные и злые, как укусы змеи, мысли.- Или думает, что я его стану бить? Так опять же – не по адресу. Он тут в первый раз что ли? Или просто пытается втереться в доверие, чтобы потом еще больнее ударить?
И уже вслух, так же зло и резко. – Не верю.  Ни единому слову. Какая Вам выгода в том, чтобы «дать отдохнуть» мне? Никакой.  Ах ну да – зафигом вам полудохлый с прошлого раза раб? Так могли бы и не заступаться – меня все равно в карцер вели. Избили бы, конечно, но хоть на пару дней в покое оставили. Или хотите «проявить милость», а потом заставить «отрабатывать»?
Полный злой горечи голос парня  - обычно негромкий, сейчас почти звенел от напряжения. И ни слова неправды. Рауль в самом деле не верил. Волчонок слишком хорошо знал, что ласкающая рука может ударить, а тот, кто говорит добрые слова – стать похотливым зверем, жаждущим лишь удовлетворения своего вожделения.  А то, что говорил мужчина… Было СЛИШКОМ хорошо, чтобы быть правдой. И слишком походило на хороший сон, после которого  пробуждение особенно мучительно.  И поэтому такой сон был хуже самых худших кошмаров.
Тело от долгого лежания в одной позе затекло и мышцы уже даже не ныли, а вопили от напряжения. Новый рывок на крестовине – попытка вырваться. Но наручники держат крепко. Кости ломит. По коже скользит странная смесь жара и холода, оставляя после себя словно воспоминание выступивший липкий пот.  В горле першит от напряжения.

12

Гор обхватил ладонями его лицо, с сожалением глядя на него.
- Тише, тише... Я понимаю, ты мне не веришь. Но неужели приятно вот так рвать связки с креста? - он отпустил его голову и присел у ног, отвязывая то, что навертела охрана на лодыжки несчастного парня. Гор не расслаблялся, понимая, что в любой момент парень может ударить ногой. Глупо, когда тебя освобождают, но вполне в духе истерзанного клиентами юноши.
- Выгоды нет, ты прав, - продолжил он, развязывая узлы, сидя полу-боком, чтобы если что, удар пришёлся в бедро.а не в живот или в пах. - Мне вообще плевать на выгоду. Я здесь не за этим. Отрабатывать тебя ни сейчас, ни потом я не заставлю, потому что ты не Мастер и вряд ли сможешь избавить меня от моих кошмаров. Пару дней отдыха я тебе испортил, это да. Но думаю ты простишь мне это. Никогда не будь уверен, что у тебя будет эта пара дней. - он пересел к другой ноге, снова развязывая узлы и снова так, чтобы не получить неожиданный удар уже свободной ногой. Справившись с узлами, он встал, отходя в сторону от крестовины и начиная возиться с рукой Рауля.
- Чтоб они себе такие узлы на член навязали... - пробормотал он, вытаскивая конец верёвки из очередной петли и искренне чертыхаясь, но боковым зрением не выпуская тело раба из виду. Наконец ноги и одна рука была свободна. Гор отступил, обходя крестовину сзади и становясь сбоку другой руки, тут же начиная распутывать врезавшиеся в запястья верёвки.
- Даже не думай сейчас ударить меня! - предупредил он, кинув косой взгляд на выражение лица юноши. - Во-первых усложнишь мне задачу, во-вторых чтобы это развязать нужны две руки. Зубы не помогут, потому что узел сзади крестовины. В третьих - отвечу ударом на удар - мало не покажется.

13

Прикосновение чужих рук к лицу заставило снова дернуться и только усилием или остановиться, чтобы не повернуть голову и не вцепиться в запястье зубами. И еще то, что толку это не принесет. И нежелание снова почувствовать во рту вкус крови. Теперь, когда не было приказа кусать – Рауль вполне мог сделать это. Но наоборот только сжал челюсти.
Ждать. Подождать пока развяжет, раз уж он сам пошел на такую для него глупость, а потом… А он осторожен. Боец? Ну, если верить, то понятно – почему так осторожен и опасается. Сложней будет.
Ренье настороженно, но не двигаясь, наблюдал за движениями и действиями мужчины. Невольно дернул ногой, когда связывающие ее веревки ослабли. И тут же прикусил губу, чтобы не зашипеть – в ногу словно вонзились сотни крохотных иголочек – медленно, хотя и болезненно начинало восстанавливаться кровообращение. К подобному ощущению, появляющемуся каждый раз после освобождения конечностей из сильного захвата, Рауль не привык до сих пор. Каждый раз был как заново. Впрочем, это не мешало продолжать следить за  Горсуа. И слушать его. Вроде бы тон голоса был и правда похож на сожалеющий. Хотя - кто знает - что последует за этой "душещипательной" речью? Вполне может нарваться на тумаки, а потом обвинит в нападении и изобьет. Зря что ли велел притащить именно в эту комнату?
-…вряд ли сможешь избавить меня от моих кошмаров.
-У бойца и кошмары? И для этого Вы приехал сюда?  Чтобы эти кошмары  «исцелили»? Явно не по адресу.  Это уж скорее в психушку. -  Ренье просто не мог удержаться от злого и язвительного комментария, насмешливо скалясь.   Кусаться можно и словами, если не зубами.
Когда была освобождена рука, парень осторожно согнул ее. И принялся вертеть кистью, восстанавливая кровообращение.  Затем стал сжимать и разжимать пальцы в кулак. Чувствительность постепенно восстанавливалась, и это не могло не радовать.
На предупреждение он не отреагировал. Точнее – почти не отреагировал. Лишь  хмыкнул.
-Только что говорили, что позволили ли бы себя бить.
И снова замолчал, ожидая, пока его развяжут окончательно. Одновременно понемногу попытался согнуть ногу в колене, опираясь стопой о крестовину.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-10-23 01:17:37)

14

Гор хмыкнул, справившись наконец с неподатливой верёвкой и распустив последний узел. Отошёл к двери в комнату, открывая её.
- Бить позволил бы, но не в таком виде. Уж прости парень, но и бить можно по-разному. Пинки меня дразнят, но до определённого момента. И не от тебя, ибо ты не тянешь на... - Гор запнулся, вглядываясь в его фигуру, а потом снова мотнул головой, вздохнув.
- Нет, ты не годишься. Восстанови кровообращение и ползи в комнату. Кофе будешь или тебе двери открыть? Там как раз охранник твой скучает. Поулыбаешься ему чуток...
Нельзя сказать, что слова парня его не задели, задели и ещё как задели. Иногда ему самому казалось, что он свихнулся. Но признавать себя душевнобольным на основе неудовлетворённости всё же считал перебором. Просто нужно было найти правильного партнёра и не в жизни, которую он вёл за дверями этого заведения.
И всё же он разозлился. Глупо конечно сердится на парня, у которого вся его жизнь - сплошной ад без права выбора. Это он, Гор, мог выбирать здесь то, что хотел, а парень в любой момент мог просто перестать жить.
А ты, Гор? Ты не в любой момент можешь перестать жить? На арене сколько раз тебя уносили на грани жизни и смерти? Сколько раз ты ломал жизнь своим противникам? Каждый бой - игра со смертью, без правил, без права на отказ. Так что, мальчик, однофигственно, что ты без прав, что я в своём роде. К каждого свои рамки.
- Так что выбрал, Рауль? Будешь моим психотерапевтом или свалишь к охране?

15

Ощутив, как ослабла и вторая веревка, Рауль непроизвольно и нетерпеливо дернул рукой. Согнул и ее, так же вращая кистью и, одновременно, сгибая и вторую ногу.  Затем опустил руки, позволяя им чуть поболтаться в воздухе – так кровь прильет быстрее к пальцам. С некоторым трудом – все же тело еще несколько протестовало и ныло – отошел от крестовины.
-Нет, ты не годишься… Так какого хрена приволок сюда, да еще и привязал? Разумеется, сейчас я гожусь разве что для иллюстрации картинки «раб после экзекуции».  Да и вообще – какого хрена?
Сообщение о поджидающем охраннике заставило парня угрюмо нахмуриться и прикусить губу. Тот ведь наверняка еще захочет расквитаться с невольником за сопротивление и удар по носу. А сейчас Рауль выйдет из комнаты почти «свеженьким».  Значит – новых побоев не миновать  - это точно. И хорошо еще, если только побоев. А если охранник решит, что невольник больше не нужен клиенту и воспользуется случаем…? Или все же успеет сигануть в свою комнату? Ага... Как же. У тебя ноги гнуться с трудом. Тоже мне – спринтер.  Насмешливо-язвительная мысль, обращенная к самому себе.
При упоминании о кофе, Рауль почувствовал, как  желудок с пищеводом сжались. Не так давно он уже получил «порцию» в глотку, хотя это был вовсе не кофе.  Поэтому парень лишь судорожно сглотнул, сжав челюсти и мотнув головой. И плевать – что этот тип подумает.
Зеленые навыкате глаза смотрели пристально, брови угрюмо сошлись на переносице. Ну не верил парень этому типу. Может, тот решил отпустить его нарочно? Чтобы потом приказать охраннику догнать и снова привязать, а уж затем, посмеявшись, поиздеваться всласть? И такое может быть.
Почувствовав скатывающуюся по шее каплю пота, парень провел рукой по коже, стирая прохладную липкую влагу. Спина неприятно зудела, «отходя» от последствий соприкосновения с крестовиной. Ренье повел плечами.  Затем посмотрел на мужчину. Черт… о ли я чего-то не понимаю, то ли он слишком хорошо играет свою роль. Что ему нужно? Нет, кажется, трахать он меня не будет. Издеваться – вроде тоже. Иначе бы не отвязал. Что же он затеял? Что?...
-Что Вам от меня надо? – Резко и отрывисто. Глупо, конечно,  задавать такой вопрос в подобном месте, да еще, если ты – невольник и обращаешься к клиенту. Но все же – этот тип не стал называть парня каким-то унизительным прозвищем, не запретил говорить, даже не ударил  в ответ на явную агрессию и оскорбление.
Ренье подошел ближе к двери, стараясь переставлять непослушные пока еще ноги как можно тверже. Увидел маячившего невдалеке охранника и чуть напрягся. Да уж – состязаться с этим амбалом в беге было бы явно не с руки. Или не с ноги – это уж если точнее.

16

Гор как раз закрывал двери перед носом охраны невольника, дав понять, что парень у него задержится. Несолоно хлебавши охрана ещё предпочла выждать какое-то время у дверей, зная нрав невольника и полагая, что вечеринка не затянется более, чем на пол-часа. Гор же спокойно запер двери на ключ и обернулся к парню, что как раз появился на пороге гостиной, почти выйдя из спец-комнаты для БДСМ-игр. Тот выглядел злым, растерянным немного и явно думал, как бы свалить отсюда, но проследив глазами за маячившим у двери охранником парень явно решил не спешить, что не мало его разочаровало.
Наверняка сейчас осыпает проклятиями своего надзирателя и меня в том числе.
- Что мне от тебя надо? Ну, составишь мне компанию на вечер. - Гор пожал плечами и кивнул на диван, обитый красным бархатом. - Правда спать тебе придётся тут, на диванчике, а я буду спать там, в спальне. Уж не обессудь, что не приглашаю. Тебе этого и так по самое горло хватает. - он позвонил в звоночек вызова прислуги, наблюдая за выражением лица парня.
- Есть будешь? Будешь, я так полагаю. У тебя в животе урчит, я аж отсюда слышу.
В двери осторожно постучали и Гор снова отпер её, распорядившись прислуге принести ужин на двоих и кофе, кинув взгляд на охранника, стоявшего чуть в стороне от двери.
Следишь, мальчик? Давай, давай... Долго ждать придётся.
Запер дверь снова.
- Похоже ты нигде долго не задерживаешься, парень. Тебя там ещё ждут. - он усмехнулся и привалился плечом к косяку.
- Как думаешь, ужин принесут сразу или через время? - Гор улыбнулся, предлагая ему уже хоть что-нибудь сказать.

17

Стоящий у стены коридора охранник удивленным взглядом проследил  за прислужником, остановившимся около двери клиента и получившему приказ принести ужин на двоих. Неужто решил попотчевать мальчишку? Глупо, но, скорее всего, развлечение затянется надолго и паршивец нужен гостю более крепким, чем сейчас. Что же, его право, разумеется. А вот обязанность охранника – оставаться на месте, чтобы не случилось чего непредвиденного. Перехватив служку, амбал приказал притащить и ему чего пожевать.  Затем уселся на пол, прислонившись спиной к стене и согнув ноги в коленях – из такого положения вскочить можно быстро.
Пытается прикинуться добрым и заботливым? За каким чертом? Рауль явно не понимал причин поведения мужчины, и это начинало несколько напрягать. Мысленно выругался на надзирателя, мужчину в комнате и на всю эту чертову ситуацию. Парень повернул голову, невольно проследив взглядом за рукой мужчины, указывающей на диван.
-Как мило и любезно с Вашей стороны. – Голос полон яда и насмешки.  – Спасибо, что не предложили спать на коврике у двери или не оставили там. – Резкий кивок в сторону «комнаты для игр».  Ага, наверняка сейчас будет что-то типа: «Ну, раз ты так хочешь...» а потом или кинет к двери или снова запрет в той комнате. – Уж извините – падать на колени и отвешивать поклонов не буду. Нет никакого желания.
Ренье не шел на контакт, потому что знал – за притворной заботой почти всегда скрывается своекорыстные цели. А уж каковы цели в данном заведении – он уже был прекрасно осведомлен. И даже спокойный уверенный тон мужчины не давал повода верить. Вот только новая деталь – его не заставляли спать вместе с «клиентом»… Что это? Странность, новая выдумка, очередное изобретение для привлечения доверия?
Рауль уже чувствовал, что начинает уставать от постоянного напряжения последних нескольких десятков минут.  Напряжение вызвало именно  состояние неопределенной неизвестности.  И это напряжение напрочь отгоняло все другие ощущения, даже голод. На вопрос о времени прибытия ужина парень передернул плечами.
- Откуда я знаю – какие Вы дали распоряжения? – Угрюмо глянул из-под нахмуренных бровей. И тут же. – Я есть не буду. Не хватало еще, чтоб его прикармливали, как приручаемую собачонку. А, вот оно что. Да, наверняка именно для того был приказ прислужнику принести еду на двоих. Рауль даже передернулся, представляя, как его снова свяжут и заставят есть с пола по-собачьи. Такое уже было как-то.  Очередное унижение.  Нет уж, лучше он потерпит. Не будет же этот тип держать его тут вечно?

Отредактировано Рауль Ренье (2009-10-23 22:34:52)

18

А паренёк то боится... Боится меня. Боится гадости, которую может выкинуть клиент, вроде меня. Зачем я это делаю? Ну оттает он за сегодня и что? Снова в грязь лицом? Я уеду в свой мир, а он останется тут умирать под очередным клиентом от бессильной ярости что-либо изменить. Только вот на фоне моей доброты каждое унижение будет гаже вдвое и он постоянно будет вспоминать, что может быть и такое, но лишь единожды в жизни. Может я зря это сделал? Бесчеловечность этого места меня просто убивает. Ну наберите вы когорту выдрессированных шлюх, зачем же гнуть то, что не гнётся? Я бы ещё понял эти усилия, если бы в него влюбились, но просто так...
Он потёр виски руками, сосредотачиваясь на том, что хотел спросил изначально.
- Да, Рауль, ты прав. Не нужно мне было тебя отбирать у охранника. Ты живёшь в аду, а моя забота лишь обострит твоё неприятие жестокости этого ада. Добро во зло, кажется так говорил кто-то умный. Можешь не есть, не пить, не спать, если не хочешь. Есть я - клиент, и ты - невольник. Уж прости, но даже если ты будешь видеть во мне человека, а не дрянь, способную на мерзость, твоего положения я не облегчу. Поэтому перейдём прямо к делу. Согласен? - как трудно ему было сейчас это говорить, но от правды нельзя было отмахнуться. Бог его знает, что тут вытворяли с парнем, но жизнь ему он точно не облегчит своим благодетельством. И всё же есть хотелось и не хотелось оставаться одному. А значит парень в любом случае будет отрабатывать, вопрос как он будет это делать. Из под палки - не интересно, добровольно - только в случае, если они договорятся. Если его перестанет трясти в полёте фантазии и он решится сделать это для него.

19

Поэтому перейдём прямо к делу. Согласен?
Ну вот…  Что и требовалось доказать.  За всем этим «добрым» словоблудием скрывается всегда одно и то же.  Губы парня дрогнули в кривой усмешке.
Усталость напряжения навалилась разом. И сил на то, чтобы  сопротивляться и огрызаться, оставалось все меньше.  И все же Рауль нашел в себе те самые остатки силы, чтобы  угрюмо усмехнуться.
-Ну, а если не согласен? Так, словно у него был выбор. И словно не ждал его за дверью охранник, изнывающей от злобной мести, а сам он находился не в нынешнем месте и не в своем положении невольника. 
Он всегда посылал к чертям все «правила», принятые в этом месте.   Вот и сейчас, без разрешения сел, опираясь спиной о диван. Но не как раб, место которого у ног хозяина, клиента – не важно – кого, а  как просто уставший человек. Неожиданно поймал себя на мысли, что ему интересно – что выкинет в следующий миг этот Горсуа. Вероятно то, что его не сразу начали мучить, немного придало сил парню, хотя очень даже сказывалась усталость от сопротивления. Очень странное ощущение. Разумеется – соглашаться ни на какие условия-приказы он не станет, но просто любопытно – что этот тип собирается  выставлять условием?

20

Гор отошёл от дверей и сел на диване напротив него, через журнальный столик. Внимательно посмотрел на парня и сказал:
- Тогда вопрос. Где ты научился так драться? - он похлопал себя по карманам куртки и, выбив пачку сигарет, закурил, придвигая к себе пепельницу с края столика.
Парень явно устал, но злости не растерял, молодец. Чёрт, жаль, что парней отсюда нельзя уводить. Я б его точно выкупил. Такой потенциал пропадает... И на что тратится - на блядство. Вот же жалость какая. В кои-то веке попадается боец по жизни и на тебе - невольник.
Он следил за парнем, ожидая ответа на вопрос, который и хотел задать ещё тогда, в коридоре. Правильный уход от удара был либо выверен в уличных драках, либо поставлен кем-то. Гор сильно сомневался, что в схватках с охраной можно чему-то научиться толковому, когда руки ноги постоянно вяжут, не давая ответить.
Может на клиентах уходы отрабатывал? Весело же им приходилось, ничего не скажешь...


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Случай из прошлого