Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Артура Холдмейера


Комнаты Артура Холдмейера

Сообщений 1 страница 20 из 49

1

Две комнаты: гостиная и спальня.
Ванная комната.
Обширный балкон по внешнему периметру комнат.

Гостиная.
Высокая деревянная дверь с массивными ручками. Ковровые покрытия синего с серебряным цвета, изображающие стилизованных птиц на ветвях яблони.
Тканевые серебристо-серые обои в крупный симметричный ромб, на уровне метра перекрыты деревянным бордюром, идущим в пол.
Одна из стен комнаты почти вся состоит из высоких стрельчатых окон, начинающихся значительно ниже обычного уровня (где-то 30 сантиметров от пола). Окна узкие, в верхней части арок выложенные мозаичным узором с теми же птицами и райскими яблоками но в красно-желто-синей цветовой гамме.
Посреди комнаты большой, покрытый замшей диван, спинкой перекрывающий несколько окон. Оттенка серого пепла, сплошь забитый вычурными шелковыми подушками с схематичными узорами в барочном стиле.
Перед диваном низкий журнальный столик с гипсовыми рычащими волками вместо ножек и прозрачной стеклянной крышкой, демонстрирующей в центре волчьего круга связанного ягненка.
С правой стороны от дивана (если смотреть от дверей) у стены находится камин с высокой полкой сделанной под серый мрамор. На полке множество раритетных безделушек. Над камином висит оленья голова – охотничий трофей. Так же трофеи есть по периметру комнаты: птицы, кабаны и даже одна медвежья голова.
Окна перекрываются тяжелыми гардинами с изображением стальных звезд.
Между камином и диваном есть проход на обширный балкон с каменными перилами.
Так же в комнате по углам имеются два глубоких, тяжелых кресла. По левой стене книжные полки и искусно вделанный в дерево бар, рядом же небольшой книжный столик с лампой в виде опустившего голову молочно-синего тюльпана.
С правой стороны, пред камином, двойные гардины заменяющие дверь в спальню.

Спальня.
Все те же стрельчатые окна, занимающие почти целиком стену. Двойная балконная дверь в пол без видимого порога. Симметрично расположенный камин того же материала и расцветки, но над ним вместо головы животного каменный венок с имитацией еловых ветвей и таволги.
Кровать обширная, явно рассчитана не на одного человека, со множеством подушек у мягкого, тканевого изголовья.
По правой стороне стены, напротив окон незаметная дверь в гардеробную и симметричная ей в ванную комнату.

Ванная комната.
Ванна круглая, находится ниже уровня пола, обширна, имеет две ступеньки и широкую полку.
В пол вделаны крепления для подсвечников.
Полукруглая стена над ванной заставлена флаконами с жидкостями, по всей видимости варианты аромомасел и пен и прочей лабуды.
Здесь же за плетеной ширмой располагается санузел и раковина.
Все в бело-синей гамме с серебряными вставками в виде ручек необычной формы ванного крана или колец для полотенец (все стилизовано под гадюк, кобр и прочих гадов).

Во всех комнатах:
- общее освещение вдоль стен, нет висящих люстр, ламп или светильников.
- одинаковое ковровое покрытие с птицами.
- одинаковые настенные обои серебристо-серого цвета.
- одинаковые гардины со звездным небом.

2

Барная комната =====>

"Figaro qua, Figaro la..."
Для того, чтоб окончательно почувствовать себя вездесущим Цирюльником из произведения Бомарше, после  сумашедшего дня Маскарада Лансу не хватало совсем немного, а именно встретить на своем пути по замку какую-нибудь неожиданность в виде "вечно-пьяного садовника", "поборника закона", грозящего долговым обязательством, или самого "господина графа", распекающего слуг за нерасторопность... Но "господин граф" по всей вероятности спал, сломленный бушевавшим сегодня празднеством, "вечно-пьяный садовник" скорей всего догонялся пивом в своем цветнике, а что касается "поборников закона"... благодарение богу здесь такие не появлялись...
Размышляя на эту занимательную тему и продолжая мурчать под нос мелодию из "Цирюльника", эконом не заметил, как столкнулся нос к носу со слугой, толкающему впереди себя небольшую тележку, сервированную по всем правилам гурманского искусства.
- И кто это к нам еще пожаловал? - чуть не сбив тележку и до глубины души оскарбленного его невнимательностью служителя, Ланс остановился, сонно созерцая изыски сервировки и переводя вслед за этим взгляд на несчастного официанта.
Тот поджал губы и кивнул в направлении прямо по коридору, словно это могло что-то объяснить, но под давящим взглядом эконома раскололся и произнес вполне внятно, одновременно делая пятую по счету попытку обогнуть своей тележкой застывшую на пути фигуру Ланса.
- Мсье Артур Холдмейер, американец... наследник какого-то там магната.
"И еще один извращенец, прости господи..." - добавил официант уже про себя. - Пропустите, мсье, его ужин остынет!
Ланс задумчиво отступил в сторону, но пропустив торопыгу, решил все же направиться следом, дабы самолично убедиться, что "господин наследник" отлично устроен и все необходимое доставлено ему вовремя.
"В конце концов, можно сорвать приличные чаевые" - вид роскошного ужина на тележке просто обязан был разбудить в госте самые теплые чувства к окружающим... поэтому в три шага обогнав официанта, Ланс толчком распахнул дверь в гостиную, быстро входя и ища глазами добропорядочного миллионера-нефтяника... Ага, вот он.
- Мсье... - лицо эконома расплылось в самой умиротворенной улыбке,  -  позвольте еще раз приветствовать Вас в Замке. Мое имя Ланс Харт.
Жестом фокусника достав откуда-то ручку и блокнот, продолжил, делая вид, что записывает
- Я хотел узнать, в целости ли доставлен багаж и какие будут пожелания на будущее?
Отступив на шаг в сторону, эконом открыл взгляду стоящего за его спиной официанта с тележкой, безбожно уставленной явствами и выжидательно уставился на американца...

Отредактировано Ланс (2009-10-29 00:04:02)

3

Заказав себе нечто вроде легкого ужина (диетологи грозились трехведерной клизмой за хотя бы один съеденный гамбургер с двойной картошечкой фри и двухлитровой чашкой кофе) Артур молчаливо созерцал шикарный вид из окна. Поначалу, конечно, хотелось осмотреть шикарные хоромы, в которые его поселили как «дорогого гостя», но пришлось себя остановить. Ближайшие полчаса вокруг должны были сновать консьержи, горничные, камердинеры и еще черт знает какие люди, дабы удостовериться в сохранности гостя, а одного быстрого взгляда на «дворец падишаха» мужчине уже хватило, чтобы он впал в глубокую задумчивость, часто заменявшую Бену банальный ступор. Молчать с умным видом - чем не прикрытие?
За окном было не менее шикарно, во всяком случае родной, домашний вид на помойку с подвыпившими бомжами и дохлыми кошками тут не шел ни в какое сравнение, но созерцания сказочных лесов было меньшим из двух зол.
Неожиданно быстро затосковав по привычному разлитому на кухне кофе, погрызенных соседским "тузиком" тапках, промятом в середине матрасе с одиноко торчащей в ногах кривой пружиной и прочим привычным мелочам быта, Бенджамин мысленно представил сколько будет стоить тут пролитый кофе и молча достал трубку.
Курить оперативник крайне не любил, считая эту привычку вредной не только для личного здоровья, но и для работы, однако трубка стала единственной альтернативой вечной привычке лезть в нагрудный карман за пухлой корочкой с полированным значком.
Да, теперь лезть было не за чем - значок остался в Нью-Йоркском офисе, как и наручники, как и табельное, как и подкрепление…
Вытащив, наконец, трубку из одинокого бархатного чехла с клеймом «папочкиного ранчо» (к которому господин Холдмейер теперь был привязан в роли наследника-пидораса) американский разведчик мысленно продекламировал девиз «Верность, смелость, честность» и принялся набивать раритетный агрегат дорогущим табаком.
Надо было признать, что неожиданное спонсирование операции со стороны того самого «уже месяца как два почившего» миллиардера оказалось крайне кстати. Вот бывает же пидорас, а человек в душе. Конечно, не очень хотелось задумываться о том, кем Благодетелю приходился один из пропавших мальчиков, но оплата билета, антуража, костюмов и каких-то там услуг была с его стороны неоценимым подарком.
Сам бы Бенджамин расплачивался за один только этот дорогущий номер до конца своих дней (а что уж говорить о костюме и кошельке, полном наличных и карточек).
Или бы продал почку, одну из двух… пока еще обе не были отбиты местными воротилами за излишнее любопытство гостя.
С трудом извернувшись чтобы засунуть тонкую зажигалку в табачную камеру и не без труда раскурив довольно приятный на вкус табак, фбровиц повернулся на стук в дверь и так и замер, пыхтя трубкой как папай-моряк.
То, что здесь посчитали легким ужином, оказалось недельным наполнителем (если смотреть не по качеству, а по количеству) любимого Гором холодильника. Проглотив дымное кольцо как бублик, мужчина улыбнулся во все 32, едва не выронив изо рта трубку, и тут же сжал ее зубами как трензель, имитируя свою любимую норовистую кобылу в том смысле, что закусил удила и готов был переть напролом.
Еще с последней операции «под прикрытием», когда голову пришлось обрить на лысо и имитировать поведенческие нормы нациста, новоиспеченный Артур помнил – чем меньше ты даешь к себе зацепок, тем надежнее будет твое прикрытие. Прошлый раз его первой «юношеской» ошибкой была имитация заикания, которую он мастерски поддерживал в академии, и которую с трудом ворочал как стопудовые гири в каждодневном труде под прикрытием.
В этот раз пришлось быть изобретательнее и проще.
Все так же улыбаясь, мужчина как фокусник выудил из кармана электронный разговорник, недовольно поблескивающий красной лампой полуразряженного состояния, и громко произнес в микрофон:
- Hello, my dear friend! – В воздухе повисла некоторая пауза, пока новомодное устройство подбирало правильный эквивалент фразы, и вскоре послышался скрипучий механический голос (к тому же еще и женский), вещавший на французском:
- Здравствуй, мой дорогой друг! – Все так же продолжая улыбаться, Артур выставил вперед чудо-машинку как рыцарь щит, и кивнул на нее, пытаясь незамысловатым движением донести, что говорить надо вот этот микрофон и американский гость поймет о чем воркует пришедший.
Если бы не одетая на самый лоб ковбойская шляпа, все окружающие смогли бы видеть как медленно, но неотвратимо загорелись у приезжего уши – так дурить без стеснения народ «незнанием» французского нужно было еще научиться.

Отредактировано Артур Холдмейер (2009-10-29 00:47:58)

4

- О...
Эконом даже на минуту завис от неожиданности, услышав раздавшийся женский голос, и с трудом подавил в себе внезапное желание обернуться назад, чтоб увидеть, кого американец назвал другом, ибо как только гости не называли обслугу, но подобное обращение, надо признать, приходилось услышать впервые. Хотя чего можно было ждать от подсказывающего ответы агрегата? Судя по виду американца, а особенно по его головному убору, даже его туалетные принадлежности  должны были быть исполнены политкорректностью и стремлением к демократии.
Возникшая небольшая пауза неприятно затягивалась, пока Ланс, сглотнув, разглядывал во все глаза чудо современной техники, с которым по-мнению янки,  он должен был сейчас вступить в диалог и которым ковбой целился в него, как в каком-нибудь вестерне из кольта шестого калибра. Подобные штучки эконому пока что приходилось видеть лишь в рекламных роликах - гости Вертепа, чаще всего, болтали по-французски более или менее прилично.
На ум полезли расхожие анекдоты об автоответчиках и тому подобных средствах массовой коммуникации, но Ланс быстро забил их необходимостью срочно начать общение.
Американцы... да, ушлый народ. Всегда найдут, чем поразить воображение европейца. Будь то звезда поп-музыки, теряющая свой нос под прицелом тысячи камер, гигантский гамбургер весом в несколько килограмм, к которому ни один здравомыслящий человек не подойдет на расстояние пушечного выстрела, или сюрпризы с неба, принесшие баснословные прибыли хозяевам башен-близнецов, застраховавшим свое детище ровно за семь недель до наступления страхового случая, да еще потребовавшими двойную ставку за то, что башен было две. Ну... делать деньги из воздуха янки всегда умели...
"Ну что ж. будем решать проблемы по мере их поступления."
Переговариваться с машинкой никак не хотелось и, понимающе кивнув, он еще шире улыбнулся нефтянику, мысленно призывая себя к терпению. У него самого никогда не возникало подобных проблем. Благодарение богу, французский выучил почти в совершенстве еще в детстве, путешествуя с родителями по ту сторону Ла Манша.
"Не обещаю употребления родных Вам американизмов, ковбой, но чистое лондонское произношение  обеспечу. Внимайте..."
И, набрав побольше воздуха в легкие, принялся расшаркиваться теперь на английском, повторив слово в слово все, что несколько мгновений назад уловило чуткое ухо чудо-машинки.
Покончив с представлением, пожеланиями и не завуалированным по обыкновению, а заданным прямо, как для "ковбоев", вопросом "А не желает ли господин чего еще?", эконом мысленно выдохнул, вновь застыв в выжидательной позе.
Уставший ждать распоряжений гостя официант, опасаясь  за  быстро охлаждающийся "диетический, легкий ужин",  элегантно прокатил свою тележку к столу, где и самовольно приступил к сервировке, с трудом подавляя в себе справедливое желание выразительно звякнуть серебряным прибором...

5

Правильно говорят, что лучшая защита – нападение. Опробовав свежеиспеченный трюк с электронный переводчиком (который ему вручили в качестве довеска к трем крупнокалиберным словарям в одном из чемоданов), Артур перешел в полномасштабную атаку по всем фронтам.
Демонстративно отбросив на (мягкий!) диван все еще курлыкающий о чем-то электронный агрегат, фбровиц просто ринулся навстречу эконому, демонстрируя желание крепко… обнять человека, разговаривающего на Правильном языке. Попутный жест с выуживанием из кармана жилета кошелька (пухлого как откормленный поросенок) и выдачей солидной суммы наличных официанту, прошел гладко и как бы малозаметно, подготавливая  почву для основного шоу полным отсутствием третьих лиц.
После быстрого расчета с прислугой, приблизившись к «белокурому адонису» ровно на столько, на сколько мог бы придвинуться к незнакомой женщине, Бен уже как-то протянул руки обхватить несчастного «гея» за плечи, как внутри что-то окончательно надломилось и жест пришлось завершить крепким театральным рукопожатием и «рукотрясением».
От некоторого душевного волнения,  Артур даже не сразу заметил наличие в руках вошедшего ручки и блокнота, но смел он их на пол легко, профессиональным жестом полицейского, которому журналюги встали поперек горла.
- Я так рад, так рад, что здесь хоть кто-то разговаривает на аналоге моего родного языка! – Все так же продолжая улыбаться и, чувствуя, как по затылку покатилась капля холодного пота, Бен все-таки заставил себя чисто американским жестом приобнять гостя за плечи и насильственно потащить к столу.
- Прошу-прошу, Ланс… о! Ланселот! Прошу к столу короля Артура!! – От убийственной дозы гомосятины бедного псевдо миллиардера аж замутило. Одно дело было «под шуткой» имитировать поведение на тренингах, другое – пробовать его на малознакомом человеке. И ведь тут нельзя было по усталости заржать, хлопнуть по спине и предложить пойти глотнуть холодного пивка и посмотреть матч.
Решив, что лимит обнимании на этот вечер исчерпан, Гор уселся на диван с чистой уверенностью короля, и потер ладони, имитируя крайне голодного человека:
- Ну-у-с, посмотрим, заслуживает ли Ваш повар моей личной благодарности? – Подвинув поближе к себе блюдо со стейком (ох, не простят такого диетологи!) и щедро полив его из соусницы (прям так, наклоняя ее на бок) чем-то липким, желтоватым и горчичным на запах, голодавший последнее время агент с трудом подавил волчью слюну. Но выбиваться из роли внезапно обогатившегося раздолбая было нельзя:
- А вы не тушуйтесь, милейший! Тут вот и персики, мяско какое-то подозрительное на цвет, но по запаху ничего, сыры правда заплесневели у вас, ну это бывает! – Между делом проглотив довольно увесистый кусок мяса и запив его дорогущим вином как компотом ( да еще и поморщившись на слишком сладкий вкус), Артур добавил без стеснения:
- Кстати я не видел у вас в меню мальчиков. Я сюда приехал отдохнуть по полной программе, а вот непорядок – не с кем! Или вы тут в качестве замены на первый день? – От мысли что «мажордом» сейчас кивнет и пересядет «поближе» где-то под коленом конвульсивно дернулась мышца, так что даже пришлось положить на нервную конечность ладонь – не дай бог еще по столу долбанет.

6

Стремительность ринувшегося в его сторону нефтяного магната можно было сопоставить разве что с несущимся вперед поездом и Ланс испытал настоятельное желание чуть отступить в сторону, чтоб его не переехало сразу. Так он собственно и сделал, зато вот жест выхватываемого из кармана кошелька оценил в полной мере, правда жаль было, что изрядная сумма проплыла мимо его носа и ткнулась в руку нагло ухмыляющегося официанта. Проводив печальным взглядом купюры, Ланс перевел его на лицо официанта и выразительно посмотрел, мысленно давая посыл. Пусть тот через час вспомнит, что "бог все же велил делиться". Тот  мысль несомненно уловил, но жадно сощурил глаза, рассыпался в благодарностях перед Холдмейером, пятясь, выступил в коридор и, крайне довольный, исчез в бескрайних просторах Вертепа...
А в сердце эконома поселилась четкая уверенность, что этот мерзавец теперь совершенно точно окажется в группе поддержки  ковбоя и при малейшем его появлении будет чуть ли не прыгать на месте с маракасами, размахивая зажатым в зубах звездно-полосатым флагом.
Эконом развернулся к гостю, и основательно сосредоточившись, приготовился записать длинный поток пожеланий в блокнот, но письменные принадлежности к его удивлению в тот же миг вылетели из рук и оказались на полу, а сам Ланс, дрогнувший и погрузившийся в транс при виде надвинувшегося на него с раскрытыми объятиями американца, пришел в себя, лишь почувствовав, как тот энергично, почти судорожно, трясет его руку...
- Да-да... и я рад поговорить по-английски. Мне этого тоже очень не хватает...
"Это ты разговариваешь на аналоге моего!" - чуть не выпалил эконом, но вовремя прикусил язык, делая над собой усилие, чтоб не взвыть от сладкого тона ковбоя, и, скрипнув зубами, выдал тому ответную улыбку, внутренне содрогаясь от возможной реакции на нее Холдмейера.
Харт терпеть не мог американцев, кажется искренне уверенных в том, что именно от них произошли все остальные народы, но должность и гонорары требовали абсолютной лояльности к гостям и он готов был предоставить ее кому угодно и в любом объеме, не имеющем отношения к интиму.
Достаточно обычная внешность, невызывающая одежда и такая же манера держаться давали возможность спокойно лавировать среди разного рода извращенцев, не привлекая к себе внимания и являлись надежной защитой от любых посягательств, тем более, что вокруг было на кого посмотреть. Вертеп кишел выдающимися внешностями на все случаи жизни и, если Лансу иной раз и грозило внимание кого-то из клиентов, он быстро переводил взгляд гостя на более достойную кандидатуру. Проходило на ура.
- Благодарю Вас, я сыт. Но, если желаете, составлю компанию, подожду, пока Вы попробуете все, что для Вас приготовили и с удовольствием выслушаю Ваше мнение об искусстве повара.
Ланс вполне искренне улыбнулся, но тут же внимательно посмотрел на ковбоя, издевается тот что ли? Заявление о заплесневелом сыре казалось уж слишком наиграным...
Черт... Ланселот... выданная Холдмейером игра имен нехорошим током прошлась по коже...
Вот ведь... И не объяснишь "королю Артуру"... Не объяснишь, что паспорт, дернутый в мужском туалете из кармана какого-то подвыпившего или обкуренного парня, отдаленно похожим на него самого, не является настоящим именем, к тому же словно содранным из какого-то дешевого водевиля.
То, что его в буквальном смысле протащили к столу и обозвали полным именем, о котором он вспоминал лишь в кошмарных снах, явилось полной неожиданностью и предлогом для того, чтобы в быстром темпе взять со стола принесенный в комплекте с ужином и подсунуть под нос нефтяного магната роскошный, довольно объемный альбом с фотографиями, где, как на подбор, были выставлены лица, тела и короткие характеристики тех, кого Вертеп предлагал в качестве своего основного и самого изысканного меню.
Взглянув, как американец, поморщившись, заглотал дорогое вино, тоже поморщился, но тут же спохватился:
- Я всего лишь эконом. - твердо и довольно серьезно ответил Ланс, сопродив слова вежливой улыбкой, - Здесь же... - положил руку на альбом, -  Вы найдете все, что Вам нужно.

Отредактировано Ланс (2009-10-30 07:09:42)

7

Ксавье нес себя  по коридору словно дорогую фарфоровую вазу. Каблуки туфель звонко цокали по отполированному до зеркального блеска черно-белому шахматному мрамору.
В задницу безбожно дуло. Ягодицы не прикрытые ничем (а что там могут прикрыть стринги) покрылись мурашками
«Скорее бы блин уже дойти. Ага! Кажеться пришли!»
Юноша замер перед дверями апартаментов. Поставил ажурную плетеную корзину, которую держал в руке, на пол.
Постучал и, подхватив свою ношу за длинную ручку, замер в ожидании пока откроют.
В корзинке,  алым пожаром пламенели кожистые венчики антуриума. Из лаково красного кожистого венчика бесстыже торчали ярко желтые фаллосы пестиков.
«От похабщина, какая!» - мысленно ухмыльнулась горничная. И еще раз освежил в памяти имя клиента "Артур Холдмейер".
"Ну же! открывайте уже!"

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-10-30 15:52:48)

8

Небрежно отложенная на пустую тарелку трубка, продолжала дымить, испуская сигналы как тонущий Титаник. Но ее присутствие было тем последним, спасательным кругом для агента, которым можно было воспользоваться в случае прямого физического контакта – ну не полезут же к курящему мальчики, из страха попортить внешность горячим пеплом?
- О, прям альбом. Ну, это лучше, а то, знаете, как в старых порнофильмах – выставят на показ д.. мальчиков во время обеда, и давишься, не зная кем бы перекусить, ими, или бифштексом! – Весело рассмеявшись собственной «удачной» шутке, мужчина тут же наклонился вперед, нещадно вытер о тканевую белую салфетку руки и, взяв альбом, мысленно перекрестился.
Уверенности в том, что представленные шедевры лучше, чем результаты судмедэкспертизы по двадцати расчлененным женщинам одного очень доброго маньяка, у Артура не было, но подготовка к любому «эффекту неожиданности» и «рекламному ходу» у американца была добротная – все-таки 120 часов просмотра гейского порна не могли подвести оперативника.
Несколько помявшись с разглядыванием ничего не выражающей обложки, Бенджамин сощурил глаза, и раскрыл «ящик Пандоры». Конечно, можно было б для отвода глаз останавливаться на каждом третьем «красавчике» и комментировать… ну хоть бы округлость его плеч, однако альбом был увесистым, а мальчиков было много, так что до конца подробного просмотра могло просто не хватить вечера, а вот найти искомых жертв было делом первоочередной важности.
Лица проскальзывали быстро, мелькая на столько часто, на сколько скорости хватало глазу обозреть знакомые черты и, не найдя их, потребовать новой порции. Носы, губы, подбородки – тут выбор был на любой вкус. От ярких и красивых молодых людей, до серых мышек, с внешностью, мало похожей на внешность проститутки. В общем, если бы всему этому вертепу можно было члены вывернуть наизнанку. Артур бы тут поселился, а так…
Примерно на середине альбома взгляд мужчины наткнулся на вполне знакомую фотокарточку. То же лицо, только без наряда и хищнического взгляда загнанного в угол крысеныша, висело на стенде в совещательной, висело и просило о помощи.
Провертев еще листов пять, агент почувствовал, что слишком внимательно начал вглядываться в «меню» и постарался усмехнуться, но скулы свело в привычное напряженное состояние, как у бульдога, вцепившегося в ногу преступника.
Оставалось только одно – спешно поменять мотив мелодии, пока не стало слишком заметно постороннему иное выражение простецкого америкосовского лица.
Резко захлопнув книгу и, закрыв глаза, Бен неожиданно поставил фолиант корешком на стол, прямо так, между тарелок и бокалов,  и убрал ладони с Меню.
В свободном падении, книга сбила пару то ли десертных, то ли закусочных вилок на пол и раскрылась на «суповом наборе № Тэо Р».
- Вот этот. Люблю, когда решает слепой случай! – Откомментировал свой выбор мужчина, и добавил, вновь начав широко и беззаботно улыбаться:
- Жаль, что они у вас все какие-то несвежие. Люблю, знаете ли ягнят помоложе. Скажем лет двенадцать? – Удочка была заброшена, и ковбой поднял голову, внимательно разглядывая выражение лица эконома.
Содомия с несовершеннолетними была сказка, а не статья. За такую можно было загрести весь чудо-гей-дом за милую душу и прямо завтра ж по утру, ибо сложно было бы подобрать шлюху из «разрешенного возраста» по виду похожую на обыкновенного ребенка. А настоящий ребенок, какого бы согласия он не давал, под статью подводил всех, от управляющих до владельца.
Мысленно потерев ладони, фбровиц успел поднять бокал буквально сантиметров на пять от столика, как в дверь постучали.
Конечно, по хорошим правилам, подняться и открыть должен был мажордом, но Бен не хотел неожиданного подкрепления собеседнику (тем более уж подозрительно удачно оно появилось после заказа «маленького мальчика) и решил отправиться сам.
Основной проблемой, конечно, было то, что кабура и пистолет все еще лежали в багаже, разобранные на запчасти и упрятанные так, что сам черт не найдет, а одним ножиком отмахаться от официальной группы поддержки (которую случайно удалось разглядеть при въезде в гнездо разврата) агент и не надеялся, но оставалось полагаться на слепую удачу. Она ведь дуракам помогать любила?
Поправив шляпу и прихватив с собой уже ополовиненный бокал, оперативник встал (не слишком наглядно) чуть правее открывающейся двери, чтоб с лету не схлопотать переломанный нос (знаем, плавали) и потянул массивную рукоять на себя.
Иисус-Мария, лучше б в коридоре стояли бритоголовые молодцы два на два, чем «юная цветочница».
А еще говорят, что агентов готовят ко всему…
Так и застыв столбом в проходе, Артур несколько секунд соображал, что хотел сказать, но все пялился и пялился на пришедшее чудо.
Охарактеризовать гостью… нет, все-таки гостя, можно было как дорого транса, еще не дождавшегося своей операции. По-женски тонкая талия, сделанная то ли корсетом, то ли упражнениями, длинные худые ноги на не менее длинных каблуках, этакое «каре милой француженки» украшающее аккуратную головку и не слишком заметная боевая раскраска любой модницы.
С трудом собравшись, американец разыграл типичную карту в такой ситуации - своими же пальцами захлопнул открывшийся было в изумлении рот и, преисполненным восхищения голосом произнес:
Вonjour! How can I help you, dear? – Хотя в данной ситуации помощь требовалась именно ему…

9

"Ну! мне сегодня откроют? Или как? Бля!" - мысленно ругался Ксавье.
Словно в ответ двери распахнулись.
"Ковбооой герой волшебных грез
Меня волнуешь ты не скрооою
Ковбой - хоть пару нежных слов
Скажи и я пойду с тобою"

- непрошенный виртуальный граммофон крутил и крутил в голове песенку.
Пришлось прикусить губу, чтобы не рассмеяться в голос. Типаж был столь же ярким сколь и..."привлекательным, а мой птенчик? что? старый дружок встрепенулся? стоит на голубоглазых да?" - ехидный внутренний голос не унимался.
Ксавье одарил хозяина апартаментов самой сладкой из ассортимента своих улыбок
- Вonjour - бархатно врадчивая интонация казалась почти материальной. Густая приторно сладкая патока..
How can I help you, dear?
"Да без балды,можешь!!!Если вжаришь мне так чтоб задница задымилась!"
- чортов внутренний суфлер продолжал глумиться.
В школе Ксавье не утруждал себя изучением английского, как оказалось - не зря. Опыт показал, что для взаимопонимания достаточно десятка фраз. Эта была из числа этого десятка.
- Мсье Холдмейер? - все та же вкрадчивая интонация.
- Это вам. - Ксавье протянул корзину мужчине. Желтые пестики цветов качнулись.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-10-30 18:02:53)

10

"Ягнят помоложе". Детишек ему подавай...
Стиснул зубы, мысленно пожелав ковбою, чтоб отменный диетический ужин встал тому поперек желудка.
Спят уже детишки и пусть себе спят.
Мысленно скривился, незаметно изучая физиономию Холдмейера. Почему-то большинство нефтяных королей, посещавших Вертеп, требовали именно детей.
Это что, от нефти испарения такие ядовитые? Хрен тебе собачий, а не детей. Выбрал ты уже... кого там? 
Эконом с вежливой улыбкой заглянул в альбом, приняв его из рук ковбоя и радостно кивнул, приветствуя выбор. 
Правильно. Берите, что дают, а то и это кончится...
- Отлично. Тэо Ринальди. Будет у вас через несколько минут...
Неожиданный стук в дверь показался знамением свыше и Ланс порадовался, что вопрос о ягнятах так и завис без ответа. Мсье Холдмейер проследовал к двери, не дав эконому сделать это самому и открыл, замерев на пороге...
Господи, как они смотрелись рядом!
Ковбой Мальборо -  лазоревая надежда Голливуда, и новая фиалка Монмартра, по имени Ксавье Дюбуа. Эконом так же застыл в немом восхищении, созерцая почти идеальную пару, чуть не уронив себе на ногу тяжеленный альбом...
Во-всяком случае, показалось, что Дюбуа просто бог послал. Немного зная Ксавье, можно было надеяться, что узрев отпадное сочетание богатого внутреннего мира и истинно мужской женственности, Холдмейер даже думать забудет о каких-то там двенадцатилетних "ягнятах"...
Но надо было подстраховаться... Ланс осторожно вернул альбом обратно на стол и направился к двери, намереваясь как-то обогнуть беседующих, чтобы выполнить  поручение короля Артура...
- Мсье Холдмейер... Я сейчас же выполню ваш заказ...
Огибая в дверях Ксавье, так и подмывало сказать что-то похабно-язвительное, но эконом заставил себя смотреть на принесенные им цветы, улыбаясь радостно и восхищенно...

=====> Комната Т. Ринальди

Отредактировано Ланс (2009-10-31 04:04:44)

11

Рыбка срывалась. Это Артур начал понимать, когда мажордом увильнул от прямого ответа, сделав самые честные и невинные глаза на свете. Наверное, именно с такими же глазами старый еврей продавал туристам дедовы довоенные штаны, выдавая их за модель «кевинкляйна».
- Ну погоди у меня, хитрый лис. Накручу твой хвост, запоешь по-другому.
Разочаровываться было рано, ибо ответа «нет» услышано не было, но оставалось два варианта: либо надо было умаслить жадного работника содома, либо подождать, пока к нему принюхаются. И поймут что «герр Холдмейер» свой в доску гей.
Вновь лучезарно улыбнувшись горничной в… э-э-э наряде из стрипклуба, агент выдал коротко и с ужасающим акцентом, но все же на французском:
- Можьно Артур. Прохъдитье, прошю! – Галантно поклонившись и пропустив миме себя райскую пташку с букетом цветов, мужчина не забыл проводить «аппетитный круп кобылки» заинтересованным взглядом ( Иисус-Мария, еще б чуток откормить, и стало бы похоже на женскую попку!) и тут же, почти профессиональным жестом воротилы поймал эконома на пороге.
Рука легла на плечо тяжело, и пальцы так сдавили ткань и мясо под ней, что, вполне вероятно, на утро остались бы синяки. Увы, но нужно было продемонстрировать Лансу, кто тут хозяин, пока изворотливый ужик не запорол все задание.
От былой улыбки как-то мало чего осталось, разве что губы чуть приподнялись в уголках, но глаза ковбоя стали очень внимательными и спокойными, без легкой туристическо-восторженной сумасшедшинки.
- Вы ведь поняли меня, дорогой Ланселот. Я приехал сюда не за третьесортным товаром. Это место мне рекомендовали как Лучшее, для «отдыха в компании». Поэтому я рассчитываю завтра увидеть вот такой же альбом, но со свежими улыбающимися лицами ангелочков. – Вытащив из кошелька приличную сумму (казалось бы наугад, но по факту аккуратно закрепленную одной из бумажек «уголком», и еще в Нью-Йорке отмеченную в смете как расходы на обслугу) и вложив ее в руку эконома, Бен легко похлопал мужчину по спине ладонью и вернул лицу прежнее, веселое выражение:
- Не разочаруйте меня, друг мой, и Вам воздастся за Ваши труды. Au revoir! – Закрыв за «верным Ланселотом» дверь, мужчина невесело усмехнулся своим мыслям:
- Что-то помнится мне, Гвиневра предала Артура ради Ланселота. Интересно, кто ж может сыграть ее роль тут?
И только развернувшись, понял, что напрочь забыл о горничной.
В воздухе повисла некоторая неловкая пауза. Поспешно выставлять его/ее в коридор, было б немудро, ибо вызвало бы подозрения, но и оставаться надолго в комнате с активно заряженным геем, стреляющим хитрыми глазками на манер купидона, было крайне опасно.
Спохватившись и подняв с дивана разговорник, Артур выключил звук и сделал вид что набирает фразу, которую собирается сказать:
- От кого этот цветы? – Якобы прочел по книжке агент, вновь поднимая глаза на горничную, но все еще не торопясь к ней/нему приближаться.

12

- Спасибо Артур - лучезарная улыбка была наградой галантному кавалеру. Ксавье, цокая каблуками и покачивая бедрами, прошел мимо мужчин. Очень хотелось показать эконому язык. Сдержался. Чай не в детском саду. За вольности не совочком в лоб можно получить, а штраф и выговор "с занесением". За прошедшую неделю Ксавье успел понять куда попал и часто костерил про себя бывшего работодателя и его странное представлении о "хорошей вакансии"
Продефилировав к окну и поставив цветы на инкрустированный перламутром столик парень развернулся и с интересом наблюдал как гость втолковывает хитрой лисе Ланселоту свои пожелания.
Впрочем пожелания эти мало волновали Ксавье, гораздо больше занимал вопрос стоимости часов и бриллиантовой капли в ухе.
"Сережечка то из последней коллекции "Van Cleeff. Коллекция "Один день в париже" Модель "Randez vous"
Белое золото. Бриллианты."

В голове крутились цифры.
Горничная так углубилась в мысленные расчеты, что вздрогнула когда раздался  голос
- От кого этот цветы?
"Этот цветы для твоей красоты" - мысленно хихикнул Ксавье, но, опуская ресницы в притворном смущении сказал совершенно иное:
- К сожалению, отправитель пожелал остаться неизвестным. Могу лишь сказать, что видимо ваши обаяние и шарм не остались незамечеными.
Улыбка в уголках губ намекала, что к отметившим обаяние и шарм янки, числе относилась и скромная горничная Ксавье Дюбуа.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-10-31 18:10:55)

13

Комната Т. Ринальди =====>

Невольника доставили  быстро, несмотря на бешеное  сопротивление и на то, что выдержка охраны подошла к концу у самых дверей апартаментов Холдмейера. Парню удалось заехать кому-то  из этих ребят по носу и тут началось...
Пара ударов короткой резиновой дубинкой,  а потом упавшего на колени Ринальди били уже ногами. Ланс почти сцепился с их начальником, в конце концов пригрозив, что сообщит мистеру Райту о превышении полномочий его подчиненных, в то время, как клиент просто истекает слюной в ожидании своего заказа. Имя начальника охраны возымело действие и, пару раз рыкнув на эконома, итальянца подняли с пола, отряхнули, стерли кровь с разбитой губы и, предварительно постучав, аккуратно провели в покои Холдмейера.
Мысленно пожелав парню хотя бы выйти живым, Ланс снова одернул себя, чтоб впредь не вмешиваться не в свое дело и, решив не входить к королю Артуру, просто кивнул ему от дверей, показывая, что товар доставлен.
Кушайте, не подавитесь...
- Приятно провести время, мсье...  - взглянул вежливо, заставляя себя улыбнуться, сдерживая чуть не прорвавшуюся во взгляде ярость и странное для себя желание швырнуть полученные "тридцать серебряников" обратно в физиономию американца.
Не швырнул. Но и вешаться не собирался...
В Вертепе он уже не первый день и насмотрелся всякого. Но садиста и любителя поизвращаться от обычного человека мог отличить за версту, каким-то внутренним компасом выделяя из толпы изъеденную страстями личность. Нельзя скрыть печать Дьявола на лице, если она там уже есть. Обязательно проглянет. Во взгляде, в мимике,  в случайном незаметном жесте. В лице американца он ничего этого не видел. Хоть убей. И тем не менее...
Что ж тебя на детей-то потянуло, а, господин Холдмейер?

=====> комната Ланса.

14

От упоминания про «обаяние и шарм» стало несколько не по себе, но от взгляда на цветы по спине вообще мурашки пробежали, шустренько так и гаденько, от затылка и до копчика.
Во-первых, жизнь научила, что в каждом подарке может быть неприятный сюрприз (ну прослушка там еще пол беды, бывает, забывают в комнате провести, а вот если порошочек какой-то галлюциногенный, то это уже пострашнее), во-вторых подарки обычно дарят как символ, и за символом может крыться что угодно, начиная от полного провала операции и заканчивая неожиданным «пылким признанием из уст какого-нибудь не в меру страстного юнца».
Второе настораживало больше.
Подойдя к горничной и уже привычным жестом вытащив из кармана кошелек, Артур замер в нерешительности. С костюмом гостя была некоторая загвоздка: карманов в нем не предусматривалось, а запихивание денег в «декольте» могло закончиться провалом этих самых банкнот куда-то вниз (просто из-за отсутствия груди).
Из оставшихся вариантов один другого был краше.
Поиск тоненькой ниточки стринг под нижним краем корсета как-то не вдохновлял. И не только потому, что щупать горничную за член, даже случайно, было несколько аморально, но и потому, что крылось в этом жесте куда больше сексуальности, чем мог бы Артур безопасно произвести в логове содомии и разврата.
Почувствовав, что пауза вновь затягивается, а сам он пялится на пах горничной как Матросов на амбразуру, Гор наконец решился.
Воспользовавшись советом психологов и мысленно добавив к образу горничной шикарную, чуть ли не вываливающуюся из корсета грудь, а так же постаравшись забыть о мужском достоинстве в малогабаритных трусах, Артур хотел было театрально упасть перед «дамой» на колено, но вовремя передумал и присел на диван. Жест оправдался тем, что сидя на диване, агент не оказался, так сказать «нос к носу с чужим членом», зато ноги «гостьи» были как раз в доступе.
Шутка ли, а психологический трюк подействовал. Погладив ладонью бедро транса, мужчина даже несколько успокоился (ну, что поделать, бывают же худые дамы с сильными ногами) и уже без лишней нервотрепки засунул денежку за резинку чулок. Как-то сама собой, ладонь поползла вверх, поначалу ощущая тонкую ребристую ткань, а потом и кожу, но слава Богу, в этот момент за дверью послышалась возня и кто-то снова усердно постучал.
Отдернув руку, Артур почти тут же пожалел о содеянном, ибо жест мог вызвать подозрение со стороны настоящего гея, и, чтобы загладить сомнения, легко шлепнул «мадам» открытой ладонью по ягодице. Под шляпой стало крайне жарко, словно этот жест уже мог причислить фбровца к людям нетрадиционной ориентации. Поклявшись себе, что этот случай в рапорт не пойдет, мужчина добавил, совсем позабыв о переводчике:
- Не могли бы Вы … – Тут же опомнившись, агент кашлянул и уже слегка исковеркал последние слова:
- Дьверь закры… откры-ыть. Merci. – Впрочем, о последнем Артур почти тут же пожалел.
В комнату ввели нечто. На заказ «мальчика на ужин» это явно не походило. Молодой мужчина был высок, физически явно крепко сложен и широк в плечах, что выдавало в буйном госте спортсмена. Буйность характера тоже можно было прочитать без труда, хотя бы по тому, какими помятыми и взмыленными выглядели сопровождающие «проститутку» бугайки, и каким взглядом «проститутка» одаривал окружающих.
- А вот он и абзац пришел… Из тюрьмы его мне местной привели чтоли? Ну, приколист Ланселот, я тебе это еще припомню! – Мысленно три раза перекрестившись, Холдмейер перевел взгляд с горничной на молодого бычка и обратно, после чего очень пожалел о своем выборе. По крайней мере, с горничной мордобоя можно было избежать, а вот «ужин» был явно полон решимости сегодня почесать кулаки хоть об кого-то.
- Мне ж голову открутят, если я свидетеля поломаю ко всем чертям. А если не я его, то он меня. От же ж вляпался, смотреть надо было в меню внимательнее. Вот тебе и фуа-гра на сладкое, получи подносом под ребра! – Лихорадочно вспоминая, в каком же из чемоданов его друзья-соратники упаковали самые настоящие армейские наручники, обернутые «ради шутки» розовыми крашеными страусиными перьями и мехом, Бен все же не поднялся и остался сидя наблюдать за "товаром". Профессионально натянутая на губы улыбка одеревенела от напряжения.

Отредактировано Артур Холдмейер (2009-11-01 21:18:59)

15

Ксавье с любопытством ждал реакции гостя на двусмысленный символ признания его обаяния и шарма. Цветы были непристойны. Иное слово в голову не приходило. Хищные,агрессивные,бесстыжие. Получи он,Дюбуа, такой букетец вывод был бы однозначным: кому то очень и очень хочется вставить одариваемому. О чем даритель и намекает со всею галантностью.
Однако "ковбой" держался молодцом. "Ни один мускул не дрогнул на суровом, обветренном лице миллионера!" - снова не удержался от мысленного ехидства Ксавье. Наконец настал самый приятный момент визита. Красавчик ухватился за кошель.
"Оляля! Как я люблю оказывать услуги"- горничная потупившись ждала. Пауза затягивалась. Наконец голубоглазый тормоз определился с формой вручения вознаграждения и купюры упокоились за кружевной резинкой чулка.
Благодарностью стала улыбка, обещавшая если не вечность блаженства, то искрометный отсос уж точно.
Игривый шлепок  приятно удивил - мсье был демократичен до мозга своих американских костей и не чурался оказывать знаки внимания прислуге. "Детка у тебя есть шанс!"
Но..."мечты мечты где ваша сладость?" финалом маленькой похотливой пантомимы стало явление невольника и сопровождающих.
"Они им об стенки что ли стучали" - мелькнуло в голове при виде взмыленного крепкого парня и охраны с весьма "дружелюбными лицами". Увы "фиалка Монмартра" явно пролетела мимо своего шанса пососать...бриллиантовую каплю в ухе гостя. Мысль эта показалась такой эротичной что сладко заныло в паху.
Легко вздохнув Ксавье взглядом обласкал в последний раз крепкую фигуру "ковбоя Мальборо" и, потупив глазки, почти пропел
- Если вам что нибудь понадобиться, мсье, я буду счастлив оказать вам любую ...пауза длилась чуть дольше положенного и превращала формальное предложение в двусмысленность...
-Услугу -  наконец выдохнул Ксвье и направился к дверям апартаментов. В голове как назойливая муха зудела какая то не оформившаяся мысль...И только закрыв за собой двери Дюбуа понял.
В прикосновениях этого красивого и холеного гея не было ни грамма секса. Совсем. "Странно. но впрочем может это просто я не в его вкусе." -решил для себя Ксавье и бодро зашагал по коридору.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-01 16:44:03)

16

<<<< Комната Т. Ринальди

Кажется терпение у охраны лопнуло как-то не вовремя, прямо перед дверьми комнаты, куда должны были впихнуть Тэо. Первый удар дубинки пришелся по предплечью, а дальше их посыпалась гора...Ринальди мало что мог со связанными руками, как-то ошалело рухнул на колени и стал получать порцию битья ногами. Он по прежнему не верил в происходящее, глаза были круглыми от шока, и даже боль чувствовалась не в полной мере, словно до него пытались достучаться через некий вакуум. Но когда они совсем уж оборзели, парню удалось скованными руками ухватить кого-то за ногу да дернуть хорошенько, что тут чуть в шпагате не растянулся.
-Ах, ты гаденыш!
Вдруг вмешался ряженый, переругиваясь с надзирателями, в итоге те прорычали что-то нечленораздельное, вздернули Тэо вверх и, так сказать, "почистили". Тот только охнул, взбрыкнувшись снова всем телом, ломкая боль разлилась по венам уже после...побаливало с левой стороны ребер, многострадальный бок и разбитая губа. Грудная клетка вздымалась часто-часто, дыхание вылетало сиплым...
Пресвятая дева Мария, во что же я вляпался? Как же теперь выбраться? Сейчас я войду...и меня убьют, точно прибьют. Покажут "боссу" и прибьют. - Ринальди хотел уже было сплюнуть от досады, - Харэ сопли размазывать! Ты мужик или тряпка? Я их всех ещё уделаю...ублюдки чертовы.

Погода в этот день была просто шикарная...он после соревнований обещал Мии поплавать с ней озере. Но планы спутали, когда спортсмен направлялся из комплекса с самыми радужными мыслями. Противник был один, парень, которого тот сделал как пить дать...а ещё "номер первый" назывался.
-Ну ты, крыса, мне за все ответишь! Ты хоть знаешь, что значили для меня эти соревнования?
-Тоже, что и для меня, друг. Признай хотя бы поражение достойно.
- Тэо усмехнулся и уже готов был уйти, но тот напрыгнул сзади и повалил на асфальт.
Завязалась нешуточная драка, а когда Ринальди уже прижал его и от всей души бил по морде, проигравший прошипел, как змея перед смертью:
-Ты не представляешь, с кем связался...

Не представляешь с кем...не представляешь с кем связался... - Эти слова преследовали парня, когда его ввели в комнату. Обстановка, надо отметить, пять баллов. Самое место для "босса". Тэо увидел мужика в косплее ковбоя и...мальчишку в косплее бабы-проститутки. Самое противное было то, что они чудно ворковали. Итальянец снова брыкнулся, сморщившись:
-Какого хрена?! Да пустите уже! - Разозленная охрана держала крепко, готовая раздавить буйного парня на манер пресса...сразу видно, что тот уже в печенках у них сидит. Ковбой ослепительно улыбался всем и каждому, поднимаясь и разглядывая Ринальди. Разодетый, как шлюха в варьете, парнишка откланялся. И, как ни странно, ряженый с бугаями тоже:
-Я тебя запомнил, козлик! Отдеру вместе с твоими лысыми братьями! - крикнул в догонку итальянец, и дверь захлопнулась прямо перед носом. Оглянувшись, он увидел, как мужчина в шляпе смотрит на него. Белоснежная улыбка словно застыла на уже не молодом, но холеном лице.
Надо было видеть разьяренный взгляд бывшего спортсмена, оскал такой, что чай пена у рта появится. Провел языком по ранке на губе, пощупал...Тэо подергал за ручку и не слишком-то удивился тому, что заперто. Все это время он не сводил глаз с мужика америкосского вида.
-А это что за крокодил Данди? - сказал, как плюнул. Затем поднял ногу, хорошенько пиная его в грудь пяткой, - Хули смотришь, папаша? А ну быстро говори, что это за место и кто меня привез! - слова Ринальди перемешивал с итальянскими и французскими, когда какое-то слово на втором сказать не мог. Молодой человек дышал часто, раздувая ноздри от ярости. Кое-где уже расплывались синеватые пятна синяков, благо как следует его избить все же не успели.

Отредактировано Тэо Ринальди (2009-11-01 20:42:44)

17

«Дама» удалилась, заманчиво виляя задом. Еще раз пожалев о том, что горничная не женщина, а то было б о чем с «ней» потолковать, Артур всецело погрузился в изучение своего «мальчика на ночь».
Охрана, по всей видимости, вышколенная до зубной боли, еще некоторое время стояла, тупо смотря перед собой, а потом, без всяких вопросов испарилась. Либо братки уже прочувствовали характер брыкливого мальчишки, либо по взгляду Холдмейера стало понятно, что лишние свидетели ему не нужны. В любом случае в комнате осталось только двое и каждый думал явно о своем.
Бенджамин секунд пять, пока его гость орал как резаный, пытался внутренне описать ситуацию и расставить все по полочкам.
В комнате он заселился быстро, прямо с порога требуя для себя когда-то там зарезервированные покои, но это не мешало хозяину замка подстраховаться и заранее разместить вокруг жучки или камеры. Проверить последнее было пока что невозможным, по причине отсутствия аппаратуры.  Ее же Артур взять с собой не смог по той простой причине, что полувоенная техника в багаже «американского голубца» была бы таким же явным палевом, как табельное или жетон. Проверяли или не проверяли вещички гостя, мужчина не знал, но всегда предпочитал полагаться на опыт аналитиков и на свое чутье – перестраховка лишней в таких операциях не была. Так что приходилось играть роль даже в своих апартаментах, мысленно надеясь не переиграть до того момента, как приедет «голубое подкрепление».
- Черт, надо было сказать Ланселоту, что я ожидаю в ближайшее время гостей. Пусть Мишель проверит тут все на шпиёнскую технику… – Поморщившись, мужчина вновь посмотрел на скованного молодчика.
По всей видимости, в голове юнца закончились язвительные фразы в адрес мучителей и он, как глупый одногодый жеребенок, отправился в лобовую атаку на фбровца, даже не подумав дождаться благоприятной ситуации.
- С места и в галоп? Хоть вы воздух понюхал. Щ-щ-щенок! – Мысленно Гор ухмыльнулся. Лет двадцать назад он бы поступил точно так же, повезло, его учили не в пансионате для озабоченных старперов, а на курсах в полиции, а потом и в академии F.B.I.
Нет, конечно, определенное преимущество у пленника было  – он стоял, и, видимо, оно ослепило его разум короткой вспышкой надежды, позволив забыть про скованные за спиной руки.
- Крайне любопытно, он подставной или и в самом деле так пыжится со страху? В любом случае… – На мгновение отвлекшись от обстановки, Артур чуть не пропустил удар в грудь.
Нога взвилась в воздух, намереваясь опрокинуть сидящего прямо ковбоя еще дальше на диван, но против ожидания Бен позволил  это сделать без всякого сопротивления. Мебель, сделанная на заказ, к такому явно была не готова, однако места на сиденье вполне хватило, чтобы откинуться и почти лечь на спинку под силой удара.
В последний момент поймав босую ступню руками (одной ладонью поперек ступни, другой за пятку) и глухо ухнув от остаточной силы удара, оперативник резко завернул конечность нахала против часовой стрелки, повреждая сухожилия и, не отпуская ноги пленника, ударил ботинком ему в пах.
Прыгать Тэо было некуда, поскольку опорная нога теперь была значимо дальше, чем при замахе и центр тяжести сместился на середину корпуса, руками он помочь себе удержать равновесие не смог, по причине их скованности, так что  от замаха и пойманной ноги, мальчишка буквально насадился на ботинок агента, получая всю гамму великолепных ощущений, от первоначально острой боли, до перехватившего дыхания «послевкусия».
- Что я там хотел раньше, руки ему развязать? Поговорить по душам и предложить переночевать на диване? – Лицо ковбоя стало вдруг каким-то усталым, словно он зачитался отвратительно нудной книжкой.
- Обломись. – Отпустив пострадавшую конечность гостя и опустив свою, выпрямленную в чужой пах ногу, Артур позволил пленнику упасть на пол, и наклонился вперед, задумчиво рассматривая лицо, вполне себе красиво-смазливое минуту назад, а теперь перекошенное гримасой боли.
- Готов говорить по-человечески, или мне еще добавить?

Отредактировано Артур Холдмейер (2009-11-01 21:31:48)

18

Как только ковбой поймал ступню Тэо, тот резко вдохнул воздух в легкие...зрачки выжидающе-испуганно сузились. Он совершенно не ожидал такого поворота событий, в пору говорить "О-оу!". Время будто застыло и...Мужчина резко вывернул ногу против часовой стрелки, боль стрельнула от неё вверх, заставляя сдавленно вскрикнуть. Итальянец, не смотря на всё, инстинктивно попытался выдернуть её из кобелиной хватки, как животное, попавшее в капкан. К сожалению, отгрызть не выйдет, не дотянется. А если б дотянулся, то вцепился бы в глотку врага, скорее всего, вгрызся бы, разбрызгивая темную густую кровь с обещанием засушить жилы для струн любимой балалайки. Ох, как он пожалел, что его руки не свободны, спасения от наручников не предвиделось, Тэо уже и так стер себе все запястья, выкручивая их в неуемном желании врезать по самодовольной белозубой роже. Но это ещё оказалось пол беды, мужик не удовлетворился повреждением, поэтому нога, обутая в дорогой кожаный сапог, врезала по "самому дорогому"! Перед глазами заплясали звезды и бенгальские огни, он буквально взвыл, скорчив лицо в уродливой болезненной гримасе. Сначала вообще не мог вздохнуть, а затем задышал часто-часто, от боли на теле проявилась испарина. Собственно, от драки с охранниками парень уже слегка вспотел.
-Оооо, ччерт! Черт!! Сукин...сын... - проревел, чувствуя как буквально дух вышибает...Нога, на которой стоял, дрожала мелкой дрожью, начиная подгибаться в колене. Но Ринальди даже упасть не мог потому, что хренов америкос по прежнему держал. Когда, наконец-то, тот разжал руку, итальянец с грохотом повалился на пол, предсказуемо сведя колени вместе...Благодаря ковру, не слишком сильно ударившись локтями и головой, прохрипел что-то нечленораздельное. В данный момент, в бошку стал залетать рой мыслей по поводу того, что если травма стопы в дальнейшем повлияет на его занятия плаванием, то в пору вешаться. Плавание - вся его жизнь, без соревнований и соперничества в воде, ему и жить-то, собственно, незачем. Если повреждения достаточно серьезные, и в будущем былой подвижности не вернуть, то все мечты превратятся в прах, а наполеоновские планы пойдут лесом...
Какое к черту будущее, идиот?! Ты настоящее сначала переживи! Вдруг они только и хотят, что сделать тебя калекой на всю жизнь?!
Даже про ушибленный пах он думать забыл, слыша, как гулко бьется сердце, эхом отдаваясь в ушах. Странная истерия завладела рассудком, у вас когда-нибудь бывало такое, что все ваши мечты и карьера рушатся в один единственный миг? Нет? Значит вам никогда не понять того, что испытывает этот парень, валяясь на полу и корчась от боли. Всё внутри как-то странно ухнуло вниз...он совершенно не смыслил в медицине, не знал серьезности увечья, и поэтому сразу же начинал воображать плохое. Ничего оптимистичного в мыслях не было тогда, когда дело касалось плавания. Сложно судить о том, случился ли разрыв сухожилий или же нет...Разрыв ахиллова сухожилия обычно бывает полным, поэтому если случился, то очень плохо. А может это всего лишь растяжение мышц? Нога в той области все равно припухла. Ринальди наконец перестал куксить лицо от боли, почти черные глаза обалдевше блестели. Мужчина слегка наклонился к нему, произнеся:
- Готов говорить по-человечески, или мне еще добавить?
-Оооо, этот у нас америкааанец, - рычаще, не избежав сарказма, выдал спортсмен на хорошем английском, глядя прямо в глаза. Английский тот знать был обязан, как язык международного пользования, - Скотина ты чертова! Ещё и говорить со мной собрался? Чего ж сразу не грохнешь, а? Ведь вы ж за этим меня привезли...тебе, может, в кайф сделать спортсмена инвалидом? - так и подмывало пообещать "ууубьююуу..."
Хотя судя по шортикам, не прочь бы перед этим снять в порнухе и шантажировать.
Голос был хриплым и вымученным, но Ринальди никак не мог успокоиться, продолжая думать о ноге. Сейчас проявлять агрессию он не станет, ведь у американца есть что сказать...а уж в зависимости от сказанного, тот посмотрит, что делать дальше. Если его все равно убьют - можно и побарахтаться из последних сил. Если же нет, и ситуация обстоит несколько иначе, ещё есть надежда на благополучное возвращение домой...В общем, пока Тэо только с трудом и кряхтя сел на полу, чтобы масса тела не причиняла боль скованным сзади рукам. Слегка оперся плечом о журнальный стол. Встать он сейчас врятли сможет. Не выплеснутая злоба клокотала внутри, загущаясь в большой комок и гадко пульсируя в области солнечного сплетения. Хотелось скрежетать сжатыми зубами так, чтобы желваки заходили...а ещё больше хотелось врезать этому денди с невероятной силой, продавливая нос вовнутрь и превращая белоснежные зубы в крошево.

Отредактировано Тэо Ринальди (2009-11-01 23:27:26)

19

А еще говорят, что внимание нужно привлекать деликатно, без громких звуков и телодвижений. Артур определенно понял, не быть ему лектором в институтских залах, слишком он уж невоздержан на рукоприкладства.
- Вот вытащишь такого умника на свет божий, а он на тебя в суд подаст. И ведь не докажешь потом, что в целях самозащиты был. – Отклонившись обратно на диван в полулежащее положение и сцепив пальцы на животе, агент молча внимал протестам спортсмена.
Если мальчик был подставой или лучше сказать проверкой на вшивость, то играл он крайне мастерски, не подкопаешься.
- Но яица у него точно тренированные, спортсменские… – С завистью мелькнуло в голове. Бен еще прекрасно помнил, как спасая одну миловидную дамочку в проулке от хулиганов, огреб за свою бандитскую рожу туфелькой промеж ног. И ведь не скажешь, что блондиночка на вид была «джетом ли», а боль была такой адской, что обратно в участок его друг доставлял на машине, ибо не то что идти, а шевелиться было невозможно.
Что ж, по крайней мере, в одном повезло: драчливый и ругливый гость знал английский. В этой части легенду можно было спасти от распада, а вот что делать с другой половиной, Артур пока не знал.
- Выговорился? – Агент усмехнулся одними уголками губ.
Вариантов действий было не так уж много. Первый – не самый приятный для мальчишки, заключался в том, чтобы его оставить за дверью и с раздосадованной миной сообщить эконому, что пленник разочаровал. По крайней мере, от проверки на вшивость этой ночью Артур бы спасся, ну, дескать не в его вкусе игрушка. Однако то, каким втащили сюда гостя, уже о многом говорило. Отправь Холдмейер несчастного восвояси, калечному бы добавили к поврежденной спортсменской ноге пару сломанных ребер и сотрясением мозга.  Если, конечно, это была не игра.
Но второй вариант был еще хуже. Оставить недомерка в комнате, которую еще не проверили на прослушку, и пояснить ему что бояться не надо, дядя не пидорас, мальчиками не питается – было б полным провалом.
К тому же Бен не был уверен в том, что несчастный не настучит на него из желания спасти свою шкуру или не окажется банальной подставой.
- Дилемма. – Прикусив язык, чтобы не высказать накипевшее вслух, Артур избрал путь, который удовлетворил бы даже самых изысканных театральных режиссеров – решил сыграть в Паладина.
- Ты мне определенно не понравился, слишком громкий и норовистый. Я приехал сюда отдыхать, а не устраивать родео с каждым выпендрежником. – Сняв с головы шляпу, мужчина положил ее на столик и медленно поднялся на ноги:
- Я могу спокойно отправить тебя обратно, с пометкой порченый товар, и, что-то мне подсказывает, что твои недавние приятели припомнят тебе все высказывания, так что еще до утра ты будешь лежать в помойке в виде кошачьего корма, расфасованного по мешкам. – Обойдя сердобольного по минимальному кругу, однако, не давая возможности соблазниться и выставить ногами подсечку, фбровиц сел у одного из чемоданов и принялся медленно вытаскивать его содержимое, изредка поглядывая на связанного.
- Но можем состряпать вариант, который устроит нас обоих. Ты посидишь до утра на диване, изображая из себя крайне покорного мальчика, а я не буду применять больше силу, в конце концов, я не садист. – Вытащив единственную, пропихнутую мимо дизайнеров обыкновенную черную футболку, далеко не модельного вида (еще бы, ведь она была куплена где-то в супермаркете) ковбой сбросил на открытый чемодан жилетку, следом отправил идиотскую розовую рубашку, и с нескрываемым наслаждением натянул на себя дешевую, но такую родную ткань.
- Я за демократию, так что выбор за тобой, мальчик… а, да, кстати, как мне тебя звать?

20

А я ведь чуть не обоссался... - мрачно подумал Ринальди, и страх был тут вовсе непричем. Ему с самого пробуждения хотелось в туалет, и повезло ещё, что от удара ковбоя не брызнуло во все стороны золотым дождем. С того момента, как он сел, стало слегка подташнивать...боль все ещё пульсировала между ног, совершенно мешая трезво соображать. Тэо и так-то трезво почти никогда не соображал, чуть что влезая в драку, так теперь и вовсе напрягать извилины до зуда приходилось. Он слегка побледнел, глубоко вдыхая и медленно выдыхая. Воздух казался каким-то душным и спертым, пропитанным приторной сладостью...таким дышишь-дышишь, и никак надышаться не можешь. Но парень отметил и то, что расплывчатость перед глазами постепенно пропадала, а свинцовость в теле исчезала. Конечно добавилась масса других "приятных" ощущений, однако опьянение сходило на нет. Очень странное опьянение, даже сам он начал понимать отчего: скорее всего в результате накачивания наркотическими веществами. В очередной раз чертыхнувшись сквозь зубы, Тэо стал слушать, что говорит американец, не спуская с него хмурых глаз...Наблюдал, как сокол наблюдает за потенциальной жертвой.
-Ты мне определенно не понравился, слишком громкий и норовистый. Я приехал сюда отдыхать, а не устраивать родео с каждым выпендрежником. -
Когда ублюдок встал, обходя по кругу, Ринальди поворачивал голову за ним до тех пор, пока повернуть её дальше становилось уже проблематичным. Из сказанного он не понял решительно ничего, нахмурив брови.
Не понравился? Отдыхать? Что-то я совершенно не втыкаю в происходящее... - Одно было ясно - убивать его, по крайней мере сейчас, мужчина вроде не собирается. Уже хорошо. Тем временем, американец продолжал свою речь. При упоминании о кошачьем корме, тошнота ещё сильнее подкатила к горлу, парень натужно сглотнул. Ковбой постепенно разоблачался и выходил из образа ковбоя, представ совершенно обычным мужиком. Но не смотря на это, симпатии к нему не прибавилось и врезать по прежнему хотелось безумно. Ринальди был из таких, кто готов дать по морде даже невинному человеку просто потому, что сам чего-то не догоняет и винит в этом других людей. В данной ситуации этот хрен был виноват, треснул ему да ещё и не обьясняет ничерта...и говорит так, будто сам не при делах. Будто вовсе и не "босс".
-Слушай, Чак Норрис недоделанный...что значит "понравился-не понравился"? Куда "сюда" ты приехал отдыхать? Если уж раскладывание меня по мешкам откладывается на неопределенный срок... скорее всего до завтра ...То можт ты мне хоть обьяснишь, какого хрена здесь творится?! - На последней фразе итальянец не выдержал и сорвался, огрызнувшись и повысив голос. Снова глубоко вздохнув и пошевелив запястьями, тот продолжил:
-У меня тоже есть вариант: ты меня отпускаешь, выводишь и показываешь дорогу к ближайшей автобусной остановке или телефону. А я...нууу...а я не подам на тебя в суд, так и быть. - то, что это было глупо, понял даже сам спортсмен. Как же, так на него сиюминутное счастье и свалится...но попытка - не пытка, - Что значит "как меня звать?", меня к тебе "случайно" притащили что ли? Не поверю, что вы, плебеи, имени моего не знаете...И я тоже за демократию, поэтому выбирай: либо унитаз, либо твой шикарный коврик.
Достаточно ясно намекнув, что непрочь отлить, Тэо многозначительно повел бровью. Он терпеть не мог принимать помощь от других, словно инвалид какой-то, а сейчас стоило признать, что сам встать горе-герой не сможет.
И кто его разберет ещё, этого козла...то добрый дядя демократ, то возьмет и в толчке утопит. Ну не ссать же прямо тут и так! Вот бл*дь...Странный он какой-то, сразу же видно по приемам - мафиози. Какую задницу торчать тут до утра, а дальше что?!

Отредактировано Тэо Ринальди (2009-11-02 18:22:29)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Артура Холдмейера