Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Бальная зала


Бальная зала

Сообщений 41 страница 60 из 211

41

Быстрый такт на раз, два, три, только ноги в девчачьих туфлях поспевали за султаном, что нельзя было сказать про мысли, которые ни как не могли угнаться за наглостью «кавалера». Поль перестал боятся окружающих и незнакомца, шумного балагура, порой отпускающего двусмысленные шутки и ничуть не смущающийся возраста своей «дамы». Коротки веселый танец, Поль фыркнул со смехом, еле поспевая за быстрыми па, вышло смешно и неуклюже, впрочем, он не отдавил этому чудаку ноги и ладно.
Протянутый бокал золотистой жидкости с пузырьками  как раз пришелся кстати, мальчик сделал один большой глоток, утоляя жажду. По небу поплыло тепло и легкое покалывание, дразнящее и выливающее в сладкую истому в желудке. Еще один глоток, губы приятно пощипывают эти мириады острых иголочек, делая мальчишку осмелевшим и улыбчивым.
Поль спрятал улыбку в бокале, обнаруживая для себя, что этот султан оказался практически своим парнем. И можно было простить ему все странности, даже то, как он трепал Поля за щеки и прижимал его к себе, лишь бы человек в шароварах и дальше продолжал играть свою роль. Было весело наблюдать за жестами и вслушиваться в его манеру речи, словно ты находишься на арене цирка, а вокруг тебя происходит главное представление. Глаза мальчика старались не упустить ничего, загораясь с каждой секундой интересом. Для Поля это было всего лишь игрой, хорошо разбавленной очередным глотком сладкого шампанского.
- Жемчужина согласна при одном условии- если ей найдется достойная оправа, о, светлейший, -/ подыграл Поль, жеманно выгибаясь в талии и широко улыбаясь в ответ.

42

-ооо, радость моя и отрада одиноких ночей, ты несмомненно прав,- Винсент взял свободную от бокала руку, раскрыл ладошкой кверху и поцеловал,- Даже бриллиант без оправы сияет не так
Жестом фокусника Винсент извлек из широкого рукава изящный браслетик, в центре была выгравирована стилизованная буква "В". Застегнул на тонком запястье парнишки, продолжая играть роль шейха. Браслеты были его собственные, точнее коненчно это собвстенность Вертепа, но "метить" именно ими мог только он , как мастер. и информация о местоположении раба приходила к нему на навигатор,дублируясь на оснвной центр. Снова поднес тонкие пальцы к губам, прошелся языком, щекоча ладонь.
Похоже первая звезда в его гареме появилась. Теперь можно было отправляться на поиски другой. А заодно поискать Реми среди гостей, хотя рыжий понимат тщетность этого занятия, но понадеялся на "авось". Все-таки ночь карнавала слегка волшебная,да?

43

Вино пьянило, только Поль не мог дать определения собственному состоянию легкости и эйфории. Шейх был словно магом, привораживал движениями и словами, заставляя следовать за ним куда-то в заоблачные дали, под дивные восточные напевы. На ладошке остался мокрый след, Поль закусил губу, дыхание перехватило от щекотки, разливающейся негой и мурашками по всему телу.
Султан извлек браслет, не магический, но Полю так хотелось в это верить в такую ночь. Мальчик потряс рукой, проверяя не спадет ли эта штука с тоненького запястья и удостоверившись, что все будет в порядке, поискал застежку на нем. Снимать и отдавать незнакомцу такую крутую штуку не хотелось, однако принимать подобные украшения от взрослых было хуже всего. Смущение плавно переросло в стеснение, ведь он же шутил, когда говорил про оправу, и вовсе не нужна ему эта штука.
- Спасибо, господин султан. , Поль хихикнул, шутливо целуя маску в щеку и отдавая пустой бокал мужчине. В голове перестали ворочаться дурные мысли, теперь все было так ясно и понятно, что хотелось пустится в пляс. Поль не успел спросить имени султана, как его подхватила пара сильных рук и втащила в круговорот танца, только кудряшки взметнулись в воздух и ноги стали болтаться в воздухе при каждом новом повороте пары. Поль хохотал, не в силах вырваться из сильных лап мохнатого волка, утащившего свою Красную шапочку и не отпускающий ее на землю ни на минуту. Испуганный мальчик вцепился в мохнатые лапы и искал среди гостей знакомый костюм султана, но вихрь гостей закружил мальчика, сделав так, что через круг "волк" вернул Поля его законному обладателю.
- Воды, я хочу попить.., на всех подносах стояли одинаковые бокалы с  шампанским, но Полю не хотелось больше пить эту гадость, от которой щеки раскраснелись и голова шла кругом.

44

Когда Королевой бала нарекли Красную маску, Валин не удивился, а напротив, ощутил некое удовлетворение. Костюм королевы червей был самым запоминающемся на сегодняшнем вечере, так что ни у кого не было сомнений в том, что именно ей достанется звание самой изысканной особы, хотя стоящие недалеко от священника «дамочки», с трепетом ожидавшие результатов голосования, обиженно надули накрашенные губки, кто-то из них даже тихо захныкал.
Но когда  толпа расступилась,  открывая его взору стоящую впереди Королеву, де Реналю понадобилось несколько секунд, что бы осознать, почему все взгляды обращены к нему. Строгая сутана по его мнению, никак не могла претендовать на подобающее Королю одеяние. Черные одежды не могли сравниться с пышностью костюмов, подходящих для титулованной особы куда больше. Бонза вновь объявил  победителей, рассеивая сомнения.
Валин не колебался и не торопился, как обычно спокойно и уверенно двинулся навстречу Королеве обернувшей к нему застывший в  надменной снисходительности алый лик. Гости вокруг с интересом наблюдали за тем, как мужчина в сутане, приблизившись к Красной Маске, с почтением поклонился ей и подал руку, приглашая на танец. В его лазах, устремленных на неподвижное лицо Королевы, не было восторга и обожания, с каким взирали на нее собравшиеся в зале.  Серый взгляд не блуждал по открытому участку тела, не пытался проникнуть под пышность кружева, не пылал страстью, а выражал лишь холодное почтение и интерес, который Валин не пытался скрыть.
Священнослужитель и само воплощение порока, Король и Королева на адском балу.

Отредактировано Валин (2009-10-01 23:42:30)

45

Винсент в этот раз не успел поймать свою первую белокурую девочку, но в любом случае, теперь он будет знать где его жемчужина. И если что сможет хм....вытащимть не из тех рук. В другое время он бы никогда не стал спорить из-за раба например с клиентом, но не сейчас. Сейчас-маскарад  и за масками все равны. Однако причуды толпы буквально бросили ему в руки мальчишку после тура вальса.  Винсент отметил раскрасневшиеся щеки парнишки уже никак не от румян. Рассмеялся негромко, прижал к себе свою добычу, также полуприподнимая маску. Отпил из своего бокала прохладное шампанское, удерживая во рту и накрыл губами губы мальчишки, поймав момент когда он их приоткрыл,для очередного вздоха. Ротик был нежный и совсем неумелый, Винсент скользнул рукой под пышные юбки, сжал попу под кружевами, продолжая целовать, так чтоыб мальчишка сглатывал их смешаную с шампанским слюну.
- Хочешь еще пить, звезда моя?-главное не переусердствовать и не споить мелкого. А то наптется шампанского и никакой пользы от него потом не будет.

46

Дэн тоскливо глазел на танцующие пары, когда заметил нечто волшебное в бледно-розовом. Судя по всему юное созданье было хрупкой, совсем ещё юной девушкой, ещё плоскогрудой и нескладной, но девушкой! Стояк юноши не заставил себя ждать, благо подол платья и многослойная подкладка скрыли сей факт. Дэн, как заворожённый следил за милым ангелом взглядом. Может он и подошёл бы, поболтал и улучшив момент затащил красотку в укромное местечко, только вот исполнению сего дерзкого плана и не совсем чистых намерениям паренька мешал поводок, один конец которого надёжно крепился к ободку ошейника на его шее, а второй конец надёжно обвивал ладонь Франсуа. "Блядь... ну почему мне так не везёт? Нет, трахает месье конечно так, что закачаешься, но и мне уже хочется попробовать кому нибудь присунуть... да вот хоть в эти сладкие губки." Воображение блондина не на шутку разыгралось. Так разыгралось, что аж пот прошиб под тонкой маской, скрывавшей пол его лица. Дэнис с тоской мельком глянул на месье Моле. "Ага, попроси его, типа пустите дяденька погулять, глядишь, улыбнётся мне удача девчушку трахнуть. Так он меня и спустил с поводка" Денис совсем приуныл. Печальными глазами голодного пса он наблюдал за тем, как легко переставляя тонкие ножки танцует девушка в бледно-розовом платье, сверкая коленками. Сначала с "восточным шейхом", потом с "серым волком"...
- Мне жарко... - тихо пожаловался Денис, доставая из ридикюля носовой платок. Он с трудом содрал с лица маску и начал промакивать со лба и переносицы пот. Девушка и её спутник "султан" были совсем недалеко, так и хотелось привлечь к себе внимание. "Ай, была не была"
Блондин воровато оглянулся на своего временного "хозяина" и швырнул маску к ногам девушки, тут же дёрнув за поводок.
- У меня маска упала, можно я схожу, подниму её? - умоляюще вскинув глаза на Франсуа, спросил он, переминаясь смущённо с ноги на ногу.

47

- Должно быть господин Герман уже здесь?.. - спросили его и молодой человек рассеяно кивнул, даже не удостоверившись, что Валин на него смотрит. Запоздало подумав об этом, Филипп повернул голову, что бы сообщить, что "месье де Виль никак не может пропустить любимый праздник", как с удивлением отметил, что его собеседника уже нет. Слуга в последнюю секунду отдернул руку от разрисованного лица, вспоминая, что может наделать столь неосторожное решение потереть веки. На секунду ему подумалось, что месье де Реналь просто привиделся и Филипп разговаривал сам с собой... но нет, высокая черная фигура легко обнаружилась возле сидящего гостя в синем платье. С облегчением улыбнувшись самому себе, думая, что он еще не сошел с ума, Филипп осмотрел зал.
Пестрые наряды были настолько яркие, что резали глаза. Музыка слишком громкая, а усталость вдруг резко упала на плечи, придавливая к полу. Хотелось пить, но вокруг опять-таки было лишь шампанское вино; золотая краска неприятно сушила губы, но смыть ее было сейчас невозможно. Чужой на этом празднике жизни, ему захотелось тишины. Если закрыть глаза, можно почувствовать приятное головокружение, и найти то, что искал. Но духота, сильный запах чужого одеколона и пота сводили все попытки на нет. Слишком... громко.
Филипп вздохнул, и повернулся, направляясь к выходу. Он слишком устал, сегодня просто не его день. Почти на выходе к нему подошел мальчик, настойчиво суя в руки бумагу и ручку. Камердинер раздраженно отмахнулся от него, даже не поняв, что это и зачем. Он и не хотел понимать, его мысли были уже в его комнате.

Комнаты наёмной прислуги » Комната Филиппа

48

Те минуты, когда Священник приближался, показались слишком долгими. Обмануть его? Того, кто знает тебя столько лет и вынужден видеть постоянно? Хотя в последнее время они стали встречаться реже, и, кажется, тому не были причиной ни гости, ни наблюдение за рабами. До того момента Маска выбирала лишь тех, в ком не угадывала ни своих друзей, ни многочисленных невольников, и теперь, стоя неподвижно с внешне высокомерным и насмешливым спокойствием, внутренне колебалась, смутно осознавая, что у её артистичности существуют реальные пределы. Впрочем, сомнений в том, что президент комитета, заподозрив, с кем танцует, не то, что не изменится в лице – не выдаст себя даже взглядом – не было.
Когда Король подошёл и поклонился, присевший в реверансе невольник вложил ладонь в ладонь с короткой заминкой, которую можно было списать на вполне ясное волнение, в той или иной степени испытываемое каждым рабом в стенах этого замка при встрече с мсье де Реналем. Звон чёрной цепи приглушённо отозвался в воцарившемся вокруг них затишье, наполненном мрачным пугающим весельем рассвирепевшей за окнами непогоды. Но стоило только шагнуть навстречу, как поток волшебной музыки пролился на хрупких танцовщиц и мускулистых джинов, раздутых павлинов и ловких моряков, гибких ягуаров и костлявых ведьм. Не они сдвинулись с места, мелодия сама обняла и повела по кругу. Тонко и чувственно вздохнула скрипка, почти плача, а за ней другая, всё ярче и веселее захороводили гармонии переливчатых отзвуков, словно медленно распускающиеся один за другим цветы.
Святой и шлюха. Холод и огонь. Грех уступал невинности, такова была его роль в традиционном вальсе Осеннего Маскарада. И играя, Маска забыла только об одном. Природный неестественный жар кожи через тонкую алую перчатку был ощутим. Она не думала, будет ли это замечено или нет. Взгляд через затемнённые прорези задумчиво смотрел в серые глаза, так непривычно – сверху вниз, поскольку рост мужчин был практически одинаковым. Рассматривал с близкого расстояния дуги бровей и морщинку между ними. Королева не сбилась с такта ни разу. Не поспешила, не приостановилась, словно рождённая единственно лишь для того, чтобы скользить по паркету и кружить, кружить, кружить.

49

На долгие мгновения все замолкли, тишине не давал воцариться лишь шум ветра и стук разбивающихся об оконные стекла капель дождя, а где-то в вышине, не видимые из-за клубящихся туч, закоченели голые звезды. Алый атлас перчатки  Королевы обжег холодные пальцы Священника, но ничего в его лице не изменилось, только во взгляде, устремленном в черноту глазниц маски и не опускающимся ниже, даже на ворот платья, мелькнуло то, что принято называть улыбкой. По безмятежному спокойствию лица де Реналя нельзя было понять, сколько усилий ему пришлось приложить, что бы не рассматривать ключицы партнера, не скользить взглядом по бесстыже оголенным соскам, что бы не сократить расстояние между ними хотя бы на полшага.
Сотканная из звуков мелодия, реющая над их головами, увлекала за собой танцующие пары. Вопреки ожиданиям многих, Валин танцевал вполне сносно, хоть  на подобных празднествах воздерживался от этого занятия, а может быть просто не имел возможности, постоянно занятый общительными гостями.
Другая рука Королевы Червей жгла плечо, Священник же придерживал Маску за сдавленную корсетом талию, ощущая пальцами, как туго затянут этот предмет туалета, размышляя о том, сколько неудобства может причинить такой наряд.
Раскаяние - самая бесполезная вещь на свете, вернуть ничего нельзя, ничего нельзя исправить, все останется как есть. Поэтому Валин не жалел никогда, о том, что ему не суждено обрести.  И, несмотря на то, что опаленные останки юношеских чувств покоились в глубинах его памяти, желание не угасало никогда, тлея внутри. Поэтому он выбрал покой, который даровал ему этот Замок и его хозяин своим присутствием где-то рядом. И даже сейчас, танцуя с Королевой, он не выдал ничем то, что распознал за надменной улыбкой неподвижных губ истинное лицо Маски. Только пальцы сами собой на мгновение пожали пылающую ладонь.

50

Промельк улыбки? Или просто игра теней, причудливое преломление неверного света? Ладонь как будто ледяная. Этот холод лился, должно быть, из самой его души, и ничто не могло согреть, даже болезненная близость самого Искушения, безмолвно горящего в объятьях и плывущего шаг в шаг в начавшемся танце. Сверкает алое, словно злые языки огня, на круговом движении стегающие грифельную черноту едва расходящихся от пояса мужчины пол строгой сутаны.
Лакированный каблук ступает бесшумно, скользящая плавность поворотов, грация без напряжения. Партнёр прекрасно ведёт, и можно не думать о том, куда поставить ногу, чтобы не сбить с ритма. Можно немного расслабиться. Просто смотреть, пока не видно твоих глаз – пока твои глаза не приковывают своей пустотой, раскрывая выхолощенную душу, - изучать серую дымчатость взгляда за поблескивающими стёклами очков, отражающими приплясывающие огоньки свечей. Он не отводит глаз ни на миг, будто принимая правила незаметного для других шутливого состязания. Что бы Король сейчас сделал, если бы Королева склонилась и дотронулась насмешливым изгибом бесчувственных губ до его собственных, не ощутив их тепла? Почему кажется вдруг, что вокруг так тихо, как не было уже давно? Наяды и сатиры, вепри и фараоны – маски смешались в причудливый неразличимый и пёстрый узор.
Слабое пожатие. Было ли?..
Музыка накатывает снова, вырывая из внутреннего мира, качает, будто на волнах. В ответ движение не более явственное – подушечка большого пальца ведёт по ребру обнимаемой ладони в сторону скрытого под манжетой запястья, и, несмотря на то, что они танцуют вместе, только это чудится на мгновения настоящим.
Маска не выдаёт возрастающего неудобства. Корсаж давит, нещадно впиваясь в спину и пресс, хочется, наконец, сбросить его, вдохнуть на всю глубину лёгких, хмелея от свободы. Хочется, чтобы вальс снова дал забыться, но чуда не происходит, и Королева виртуозно исполняет свою роль через тупую пульсирующую боль, морозными иглами пронизывающую торс. Она приподнимает голову. Чуть откланяется с изысканной томностью на ту руку, которая придерживает за талию, доверяется почти интуитивно, не давая сбиться дыханию.

51

Плавно покачивая бокал в пальцах, Франсуа любовался на игру отблесков свечей в его боках, изредка поднимая взгляд, что бы вновь лениво мазнуть им по танцующим. Иногда, во время шумных вечеринок он будто погружался в себя и знал за собой такую особенность.  Внимание произвольно фокусировалось то на одной то на другой маске,  медленно уходя в ретроспективу.
Все образы на балу были просты и понятны, но Моле только сейчас стал понимать, что непроизвольно ищет взглядом тот единственный, который зацепился за край сознания, легко и непринужденно вытесняя прочую пестроту.  Выбрать наряд единорога- каким извращенным чувством юмора надо обладать, что бы бродить в нем среди разврата и похоти, в поисках того единственного, которому положить голову на колени. Или смелостью, если это невольник, несогласный со своей участью.
Живое воображение, доставшееся Франсуа от итальянских предков, тут же нарисовало картину идиллического изумрудного луга с сапфировым небом, и белым, будто вылепленным из снега с горных вершин единорогом, доверчиво подходящим к Моле, преклоняющим голову, позволяя гладить шелковую гриву.
Поводок опять натянулся, выдергивая Франсуа из странной фантазии. Он раздраженно тряхнул головой.
-Что?
Он залпом допил шампанское, отставляя бокал, потом легко поднялся, вручая Дэнису конец поводка. Криво усмехнулся, потрепав его по щеке, и стремительно принялся протискиваться сквозь  танцующих.

---> Барная комната

Отредактировано Франсуа Моле (2009-10-02 09:25:41)

52

Язык облизал пересохшие губы, слизывая остатки губной помады, парфюмерия имела приторный вкус, заставляющий Поля еще усерднее лизать верхнюю губу. Судя по ощущениям, там осталось этой гадости больше всего. Султан, воплощение его детской фантазии и наивной игры в один миг осушил половину бокала и не страдая муками смущения тут же прильнул к губам мальчика. Теплая и другая на вкус жидкость попала в рот, вызывая глотательный рефлекс.Языку некуда было подеваться, мучительный глоток, пока кончик коснулся чужих губ. Ладони невольно сжались на рукавах султана и потащили прочь от себя, совсем не такой "нектар" Полю хотелось попробовать. Подбородок покалывала щетина, мужчина был подобием змия - искусителя, выискивающего в Поле потаенные и еще не сформировавшиеся струны наслаждения, умело и без глазурного налета нежности и чуткости пробуя мальчика на вкус. Словно ставя первую пробу на самородке, султан ни чуть не осторожничал, уверенно вводя ангела в розовом платье за ворота ада. Рука мужчины ловко смяла ягодицы, практически стаскивая панталоны с тощих бедер, заставляя Поля приподняться на цыпочках и протестующе заерзать задницей. Возразить султану вслух он не смел, боясь, что его вновь оставят одного посреди этого балагана. И кто знает, что взбредет в голову любому опьяневшему гостю или шумной компании.
  Мальчик едва заметно вздрогнул, поцелованный второй раз за этот вечер мужчиной, только теперь его это не смущало и не вызывало такое отвращение, как прежде. Поля отпустили, дав сделать глоток воздуха, чуть припухшие губы глотнули сгусток кислорода и выдохнули, пока пальцы все так же судорожно сжимали дорогой батист костюма, рискуя нещадно измять изысканный наряд.
Моя голова..все немного кружится.. , Поль по - детски уткнулся лбом в грудь султана, проглатывая привкус недавнего поцелуя вместе с остатками пьянящего напитка, вдыхая носом новый запах, исходящий от мужчины. Что-то восточное с нотками пряностей или может это его воображение так разыгралось, но мальчику было наплевать, лишь бы легкое томление по всему телу не переросло в гораздо большее, за которым бы последовало бесконтрольное поведение и   откровения. Ему бы обязательно захотелось признаться в том, что он тут оказался не по доброй воле, но возможно, сейчас он об этом не жалеет, ведь ему так хорошо. И еще бы успеть рассказать, как же чешутся у него бедра от этих панталонов, посмевших сбиться в самом паху. И ни каких намеков на страх остаться без защиты, пусть такой своеобразной, но защиты.
Носка ботинка что-то коснулось, Поль опустил взгляд и увидел маску. Проследив троекторию ее движения, невольник заметил довольно настораживающее зрелище. Дама в накрахмаленном парике не сводила с Поля голодного взгляда и спусти ее сейчас с поводка тот, кто ее держал, от Поля остался бы один веночек из маргариток. Мальчик поднял маску и посмотрел на султана, словно ища поддержки или пояснения столь странному взгляду.
- Это ваша вещь?- Поль перевел взгляд на ошейник, затем по цепочке к человеку, сжимающему другой конец поводка, нерешительно протягивая маску то одному, то другому.

53

Почти к ногам упала чья-то маска, Винсент поднял взгляд, обернувшись и наткнувшись на смутно знакомого парнишку в прямо-таки громоздком костюме дамы, ошейнике и поводке, который удерживал человек в восточном костюме. Но тут между ними что-то произошло и гость вручил конец поводка прямо в руки раба. Ошейник и поводок...Но что-то как-то это не вязалось с внешним обликом. Почему-то Винсент никак не желал вспоминать этого блондина в списках рабов. Может новенький? Тогда почему лицо такое знакомое?
Когда парень подошел ближе, рыжего посетила вспышка озарения, он даже пальцами щелкнул - мол, точно! Это же уборщик ну или что-то типа этого. Периодически он его видел, когда пацан носился по замку туда-сюда,да и пару раз заставал в своей комнате за поливкой кактусов. Ага, он еще никак понять не мог как это правильно делать. Имя рыжий вспомнить даже и не старался - и так прогресс. Улыбнулся, продолжая одной рукой прижимать к себе теплое податливое тело "своей первой жены", не убирая ее с попки и предоставляя возможность мальчишкам самим разобраться с маской. Ну-ну. Интересно, это он сам согласился на ошейник? Он же вроде как наемный работник. Хотя, у всех свои желания, да.  Что-то везет ему сегодня на блондинок. Хотя да, на востоке же как раз и ценили светловолосых наложниц, так что он в образе

54

Конец поводка мягко опустился в ладонь Дэниса."Развод и кухня пополам, месье Моле?" - удивлённо вздёрнул бровь кверху блондин, чуть насмешливо глянув в полные надменного презрения глаза своего господина. "Жаааль. С вами было чудесно, но всё в жизни течёт, всё меняется. Одни уходят, другие приходят..." Тряхнув отяжелённой париком головой, подумал блондин, тут же расплываясь в приветливой улыбке, оборачиваясь к юному созданию с его маской в тонких изящных пальчиках. "Детка... я иду к тебе!" Дэнис в несколько шагов преодолел расстояние, разделяющее его с прелестным созданием и прихватив кончики пальцев красотки,в которых в принципе и была его маска, вкрадчиво проурчал:
Да, спасибо, это моя маска... - блондин не спешил выпускать из своеё ладони ни маски, ни тем более пальчиков ангелочка в розовом, напротив, чуть стиснул их удерживая в ладони. Лучистыми светло-карими глазами, Дэн жадно облапил взглядом миловидную мордашку, узкие плечи, тонкие косточки ключиц в вырезе ворота платья.
- Ты ведь девочка, правда? - Ден облизнул губы, которые от волнения слегка подсохли, увлажнив их, и мазнул сияющим взором по мужчине в объятьях которого и нежилось прекрасное созданьице. "Кажется красотку уже ангажировали... и сравнение явно не в мою пользу" От мужчины, в открытую лапающего девчушку, пахло здоровым самцом, и самцом готовым к спариванию везде, всюду и без промедления. Дэнис осторожно втянул воздух затрепетавшими ноздрями, принюхиваясь и более внимательно глянул на "гостя с востока". Лицо к сожалению было скрыто маской полностью, но это не помешало блондину улыбнуться мужчине, приподняв к верху только краешки губ, и Дэн  снова перевёл взгляд на прекрасную спутницу "султана".

55

Поль мучительно приподнялся еще раз на цыпочках, пытаясь ускользнуть от руки, что все еще мучила его бедные ягодицы. Это игра с его телом начинала взращивать знакомое легкое возбуждение внизу живота, Поль невольно, поддаваясь волнам опьяняющего напитка, подался ягодицами назад, слегка разведя бедра. да, так было куда приятнее, когда рука случайно задевала промежность, от таких моментов можно было вздрагивать еще сильнее и сжиматься там, между ног, позабыв про стыд.
- Девочка? , опешил Поль, заливаясь краской еще больше и делая шаг от султана, когда дозволительная вольность рук начала переходить предел. В глазах мальчика блеснуло что-то неуверенное, он поразмыслил и кивнул, начиная новый оборот игры в маски.
- Да, да. Правда, я девочка , на выдохе проговорило чудо в розовом, совсем не задумываясь над своей ложью и ее последствиями. Полю было весело и лестно ощущать на своей шкуре столько внимания разом, при чем оно в какой то мере хоть и было разбавлено похотью, но все таки не лишалось от этого самой сути. Поль оказался в центре событий, это было то, о чем он в тайне мечтал и мальчишеское самолюбие, подкрепленное глотками вина, росло на глазах. Жеманно улыбнувшись, Поль одарил даму с буклями улыбкой до ушей и томным чистым взглядом, на который был только способен. Если бы сейчас зажгли свет и объявили, что бал окончен, то дама смогла бы разглядеть, что решительность и безрассудство мальчика подгонялась лишь алкоголем.
Султану достался еще один тычок носом в грудь, смущенно фырканье и прочие девчачьи ужимки, Поль про себя отметил, что в нем погибал отменный актер. Даже если его скоро раскусят, то минута этой нелепой славы запомнится ему на долго.
- А господин султан называет меня жемчужиной. А вы тоже девочка?

56

Рыжий хмыкнул,  увидев однозначный взгляд «дамы» и то как неохотно он отпустил мальчишечьи пальчики. Ну-ну. Тут блондинчик его немного удивил, убедив в том что идея позволить ему расслабиться шампанским была чудо как хороша. Винсент убрал руку с попки, просто обнимая за талию, заигравшегося малыша. Девочка…А что очень даже похож. А второй блондинка похоже так и не понял что в его месте работы с девочками бооольшой напряг. Так. Пора собирать цветник дальше. Рыжий улыбнулся под маской, второй рукой мягко обнимая на талию «даму».
- О,да. Похоже, я нашел еще один драгоценный камень. А то моей жемчужине будет скучно одной. Вы же составите ей компанию в моей шкатулке драгоценностей,м?- ореховые глаза в прорезях маски прищурились,встречаясь взглядом с мальчиком.
Интересно, он сразу попробует залезть малышу под юбку, когда он уйдет?

57

"Девчонка!" - возликовал блондин. За то, что это девочка говорили и манеры незнакомки. Чисто девчоночье хихиканье и кокетство, то, как она стреляя глазками и жеманно льнула к своему спутнику. Дэнис не говоря ни слова пихнул конец поводка в руку мужчины, подцепил кончики пальцев девушки освободившейся рукой, и поднес эти тонкие, как прутики, пальчики к своим губам. "Чувствую себя героем-любовником из бульварного романчика"- усмехнулся еле заметно парнишка.
- Я мужчина, прекрасная Жемчужинка, вы позволите вас так называть? - спросил он, слегка прикоснувшись губами к пальцам красотки и отпустив их, одел свою маску. - а платье... - Дэн покраснел, соревнуясь цветом лица с перезрелым помидором, и явно давая овощу сто очков форы. Не объяснять же девчонке, что это прихоть месье Франсуа, тем более, какими методами пользовался господин для того, чтобы он, Дэенис согласился одеть всю эту гнусь. Да и задница более, чем красноречиво до сих пор напоминает об этих так сказать аргументах, точнее сказать аргументе.
- Мы на маскараде, и я мне показалось это неплохой идеей. Переодеться женщиной. Вы так не находите? Правда, забавно?
Дэн может бы ещё долго распинался перед девушкой и пускал ей пыль в глаза, если бы "султан" не напомнил о себе. А он напомнил о своём присутствии и ещё как напомнил! Блондин гуттаперчево прогнулся в талии, позволяя приобнять себя и с улыбкой мурлыкнул, глядя через прорези в своей маске в прорези маски мужчины:
- Почту за честь мой шейх и с удовольствием присоединюсь к вашей Жемчужине.

58

Конрад Д'Хакур, поправив ярко алую мулету, что свободно лежала на его согнутом локте, неспешно вошел в огромную залу, где был в самом разгаре маскарад. Ни блеск залы, ни то, что празднество началось уже довольно давно, не смутили его. Ловко маневрируя между многочисленными гостями в масках, он всей своей сущностью пил этот коктейль празднества жизни, смех, танцы, множество масок, скрывающих самые разнообразные личности от хозяина замка до бесправного невольника. Внешне Конрад был крайне расслаблен, развлекаясь непринужденной беседой совершенно с незнакомой маской, он мог тут же переключиться на нечто иное. Он чувствовал себя вполне свободно, но его мысли и побуждения оставались тайными и темные непроницаемые глаза отражали лишь блеск зала и тех, кто находился в нем.
В жесткой фиксирующей тело одежде было неимоверно душно и жарко в шумном зале. Тряхнув красным водопадом волос, Конрад уверенным спокойным шагом прошел в барную комнату.

---> Барная комната

59

Багровый плащ палача скрывал фигуру, объёмный капюшон и маска надёжно прятали лицо, даже глаз не видно. Кто это, Рэй и не пытался угадать. Он всё равно ещё никого не знал здесь, кроме заботливого сумеречного эльфа и псевдокюре. Когда, собственно, знакомиться-то было… Едва вчера успел разложить по полкам шкафов по-солдатски скромные пожитки и улечься в кровать, давая отдых нещадно занывшей спине, как явился Мерк. Потом обморок, незаметно перешедший в глубокий долгий сон…
Проспать чуть ли не сутки! – Скиннер в который раз рассеянно усмехнулся. Вряд ли кто-то ещё из гостей, порхающих сейчас в пёстрой и весёлой танцевальной круговерти, пожаловал сюда для того, чтоб мирно почивать… Вот все люди, как люди, а я – как чёрт на блюде… - чуть досадливую мысль бывшего штурмана перебило удивительное открытие: зловещая фигура палача не исчезла из поля зрения в очередном танцевальном водовороте, а оказалась прямо перед носом. Мало того – протягивала бокал с вином, таким же тёмно-красным, как полы плаща, что мели сейчас драгоценный паркет.
Эх, дружочек, не знаешь ты, да и не нужно тебе знать, что теперешние экзекуторы одеваются куда скромнее, - проволакивая взгляд вверх по тяжёлым складкам шёлка вполне себе кровавого цвета, внутренне вздохнул Рэй.
- Чаша из рук палача? – проскрипела Старая Синьора, и никто не назвал бы её улыбку вымученной. – Она дарует мне забвение?.. – язык защекотало предательское словечко «наконец», но Скиннер не выпустил его на волю. - Или принесёт вечный покой? Я ведь не боюсь ни того, ни другого.
Последняя фраза звучала безо всякого хвастовства, очень мягко и искренне.

60

» Комната Энео и Ноэль

Найти нужный зал оказалось гораздо меньшей проблемой, чем изначально представлялось Ноэль. Хотя без Энео вряд ли бы это произошло столь быстро. Друг действительно хорошо ориентировался в хитросплетениях здешних коридоров. К тому же, чем ближе был бальный зал, тем громче слышалась музыка оттуда, что еще больше облегчало поиск. Двигались они, правда, достаточно медленно, ввиду не привычности каблуков, особенно Эммануэль, потративший не столь много времени, как юноша, на освоение с ними. Парень даже подхватил того под руку, чтобы придать дополнительную точку опоры. - Так лучше? - Ласковая улыбка заиграла на его губах. Со стороны их парочку с легкостью можно было принять за подружек как минимум, или любовниц... Самое смешное — и то и другое являлось правдой, с поправкой на пол разумеется.
Войдя в зал Аронис ахнул от удивления. Бал-маскарад напоминал такой, каким он был изображен на разных старинных картинах, описан в учебниках, показан в исторических фильмах. Богатые и яркие костюмы, маски, смех, разговоры, живая музыка танцующие пары, алкоголь, который постоянно разносила прислуга... - Первый раз в жизни вижу такое... - Завороженный увиденным юноша машинально выпустил руку Энео и сделал шаг вперед. Тут же к нему подошла одна из масок, подхватив юное тело, даже не спрашивая на то разрешение, и  закрутило в танце, уводя вглубь зала. - Энео..! - Только и успел выкрикнуть парень, но его голос потонул в звуках бала, а взгляд не мог пробиться сквозь других танцующих. «Великолепно...» Оставалось лишь потакать партнеру. Попутно сосредотачиваясь на собственных движениях. Танец на каблуках, одетых первый раз в жизни, не учитывая неудобства меж ягодиц, мог закончиться падением в любую секунду, что явно не привело бы ни к чему хорошему. Особенно учитывая плотность людей вокруг. «Держись... Если упадешь, завалив кого-нибудь еще вместе с собой, будет не слишком весело.» Ноэль смог вытерпеть эту крайне экстравагантную пытку до окончания танца. Музыка стихла, вместе с ней его «кавалер» поклонился, оставив юношу наедине с самим собой среди океана масок. Ступни ныли невероятно, хотелось принять сидячее, а еще лучше лежачее, положение как можно быстрее, чтобы дать измученным ногам отдохнуть. «Надо отсюда уходить, как минимум из центра зала, а то кончится все плохо, очень плохо...» Мысли прервались очередным аккордом, ознаменовавшим начало следующего танца. «Как нельзя вовремя!» Парень стал медленно, быстро не позволяли ноги, просачиваться сквозь толпу, идя по направлению к одной из стен зала.
Все бы ничего, не случись неожиданного, кто-то в танце толкнул Арониса в спину, как раз когда он делал шаг. «Черт!» Мгновенная потеря и без того шаткого равновесия привела к закономерному итогу — юноша падал. В падение он инстинктивно зацепился за чье-то розовое платья, увлекая того, кому оно принадлежит, за собой. Глухой звук падающего тела растворился в музыке. Чуть пролежав ничком, он медленно перевернулся на спину. Взгляд скользнул по людям, в общество которых ему «повезло» ворваться столь интересным способом. «Султан... Как накаркал. И Энео нет рядом.» - Здравствуйте. - Боязливая, неуверенная и чуточку смущенная интонация голоса, вместе с виноватой улыбкой, более чем полно передавали все чувства Ноэль в данный момент.

Отредактировано Ноэль Аронис (2009-10-02 14:36:39)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Бальная зала