Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Бальная зала


Бальная зала

Сообщений 1 страница 20 из 211

1

http://i31.tinypic.com/2m3rcyo.jpg

2

Апартаменты VIP-гостей » Покои господина де Реналя

В коридорах сновала прислуга, спеша закончить приготовления  к маскараду, пару раз Валину встретились разодетые гости и их мальчики в девичьих платьях, длинных париках и с накрашенными алыми губами. Он даже остановился, провожая взглядом одного из юношей, в особо пышном коротеньком платье, из-под которого виднелись белоснежные панталоны.
Узкие губы сами собой растянулись в едва заметной улыбке, в воздухе витало настроение празднества, устраиваемого Хозяином замка: из кухни, разносимые по коридорам и этажам сквозняками, слышались запахи кушаний, смешивающиеся с ароматом плавящегося свечного воска.
А на улице синими хлопьями опускались сумерки, темнее грозовыми тучами в вышине. Мерно зашумев  в садах, пошел дождь,  расплывающиеся отражения окон трепетали на стене. Валин вошел в бальную залу, остановившись в дверях и окидывая взором открывшееся ему великолепное убранство. Пройдя вглубь залы, он опустился в одно из немногочисленных  кресел, стоявших вдоль стен. Долгое время полированную тишину царапало лишь хрустальное тиканье часов, и нарушали торопливые шаги прислуги, эхом звенящие под  расписным потолком. Но вдруг нахлынули гости, поднялась невероятная суматоха и залу захлестнуло шквалом звуков.
Мужчина, облаченный в сутану, эффектно подчеркивающую ширину его плеч и подтянутость крепкого стана, поднялся со своего места, улыбаясь гостям, мгновенно окружившим его. Зазвучала тихая музыка, но Валин не видел, пожаловали ли музыканты или это запись доносится из искусно спрятанных в стенах динамиков.

3

Начало игры
Приготовления к балу проходили в вечной спешке. Это немного напрягало юношу, которому так же пришлось вместе с остальными слугами сновать туда-сюда по коридорам Вертепа, помогая подготовить бальную залу к празднеству и наплыву гостей. И лишь тогда, когда Камиль справился с большей частью своих обязанностей, он позволил себе отлучиться всего на несколько минут. Быстро спуститься в свою комнату и надеть свой костюм для маскарада. Чувствуя легкое беспокойство, Ками стягивал непослушные волосы зеленой лентой, принуждая лечь их и остаться в аккуратной прическе до самого утра. Пристально рассматривал себя в зеркало, разравнивая каждую складку на своём костюме эпохи Рокко. Будто путешествие во времени... И уже на ходу, бежав по коридору и стуча по полу своими башмаками с пряжками, надевал маску. Это был первый маскарад в жизни юного Ребле, и он даже толком не знал, как полагается вести себя на таком празднестве. Хотя сегодня от него требовалось только одно - обслуживать гостей, и Камиль даже не сомневался, что справится с этим. 
Поднос, уставленный бокалами с вином и шампанским, тяготил руки, а звонкие ноты хрусталя заставляли внутри что-то дрожать. Это был легкий страх, неуверенность в себе - страх не справиться. Нет, всё будет хорошо. Главное - не волноваться. Ты же уже не раз прислуживал, Ребле. И в этот раз всё будет хорошо. Ты молодец. Ты просто молодец. Пару секунд аутотренинга и юноша направился в зал, мягко улыбаясь и плавно скользя меж гостями, чтоб не наткнуться ни на кого случайно.
Вся зала утопала в роскоши, завораживала своей красотой. Камиль с интересом рассматривал гостей сквозь прорези для глаз в своей маске, поражаясь разнообразию и ярким краскам костюмов. Воистину, здесь есть всё, что может взволновать воображение... Бокалы довольно быстро расходились с подноса. Подходя к очередной группе гостей, Камиль заметил господина де Реналя. И, удостоверившись, что все желающие гости взяли себе бокал, протянул почти опустевший поднос мужчине.
-Прошу Вас, мсье... – взгляд на мгновение остановился на лице мужчине, почти всегда таком серьёзном, но сейчас озаренным улыбкой. Губы рыжика на мгновение дрогнули, и он склонил голову, решив своим взглядом просто не привлекать к себе лишнего внимания.

4

> Храм гордости

Известие о Маскараде довольно быстро облетело все уголки огромного замка. Оно так же не осталось незамеченным и для Александра, который после сессии со своим первым и увы не единственным клиентом возжелал вообще не покидать свои апартаменты. Собственно у него это и не получилось бы, почти все время дверь комнаты была заперта и лишь к вечеру замок отварили, чтобы принести еду и оповестить невольника о его незавидном здесь положении и что он может выйти сегодня из своей комнаты, чтобы повеселиться.
- Невольникам уготованы женские наряды, но они могут выбрать себе любой костюм, на свой вкус и на свое усмотрение – конечно женское платье парень одевать не хотел, посему выразил свое искреннее желание взглянуть на костюмы, имеющиеся в распоряжении жителей замка.
Сперва он вообще хотел послать к чертовой матери прислугу и этот бал-маскарад, будучи совершенно подавленным и растоптанным. Конечно, ему хватило дня чтобы отлежаться, забыться сном, а затем хорошенько все обдумать, не смотря на то что вспоминать свои первые часы в этом премиленьком Доме Боли ему совершенно не хотелось. Он решил развеяться, тем более что Кройц был большим любителем вечеринок и костюмированных шоу, а так же разведать обстановку, возможно познакомиться с кем-нибудь… или найти телефон. В любом случае сидеть тут и потирать оттраханную задницу ему совершенно не хотелось. Так и руки наложить на себя не долго!
Из огромного многообразия костюмов Александр выбрал самый непритязательный по его скромному мнению. Пышные платья и узкие сюртуки были для него уж слишком вычурными и казались ему немного глупыми. Однако его наряд был под стать эпохе, тот который целиком и полностью подчеркивал его нрав и непокорность.
Когда уже начало темнеть и дождь забарабанил по крышам, в ярко освященную залу зашел пират. Он проследовал вглубь комнаты, в самое месиво собравшихся людей в красивых ярких нарядах, блистающих богатой отделкой одежд и грациозностью движений. Почти все были в масках. Люди прятались, стараясь выдать себя за совсем иных людей, возможно за нормальны, не избалованных и свободных. Александр знал на собственном опыте, что любые увеселительные мероприятия в большинстве своем являются инструментами для поддержания собственного достоинства. Как бы там ни было, на людях стараешься вести себя соответствующе, не зависимо от того какое положение в обществе ты занимаешь и какой толщены у тебя кошелек. Кто-то из невольников предпочел брюкам дамские юбки, но а кто-то решил доказать и в первую очередь себе, что они все еще мужчины, что все еще могут задирать горделиво подбородок не смотря ни на что. Ведь лица их не видно. Истинный лик раба спрятан под слоем разноцветного папье-маше.
Сам же Александр решил не одевать маску. Здесь его все равно никто не знает, кроме пары-тройки человек. Да и сей аксессуар совершенно не подходил к его внезапно отличающемуся от большинства, наряду. Обнаружив взглядом официанта с подносом он направился прямиком к нему, осторожно обходя расфуфыренных особ, чтобы не дай бог никого не задеть. Взяв бокал с шампанским он отошел чуть в сторону, чтобы не мешать развернувшийся феерии. Его взгляд блуждал по Бальной зале, отмечая особо удачные костюмы или забавное поведение гостей. Александр не жалел что пришел. Эта комната, всем своим видом рождала в нем ярчайший восторг от увиденного… пока взгляд парня не наткнулся на высокую фигуру в черной длинной рясе. Лицо этого человека было до боли ему знакомо. Господин де Реналь пожаловал на празднество собственной персоной…

5

Гости все пребывали, и очень скоро зала ожила в неистовом веселье, пестря великолепием одеяний, звуча разнообразием голосов.  Среди блесток, кружева и ярких тканей, фигура де Реналя неприятно резала глаз, выделяясь резким строгим контрастом на общем фоне. Священник на адском балу вел вежливую беседу с Казановой, окруженным стайкой куртизанок, прячущих похотливые улыбки за перьями вееров.  Он не скрывал своего лица за маской, не примерял на себя другую роль. Сейчас, как и каждый день, он был все тем же господином де Реналем, к  которому обращались гости. Его осанка оставалась такой же ровной, движения такими же сдержанными, а лицо выражало учтивую снисходительность, которую не могли возмутить даже самые откровенные наряды. Холодность его черт, которую подчеркивал узкий ворот сутаны, плотно прилегавший к шее, оставалась неизменно безжизненной, и лишь только в серой глубине глаз, скрытых за безупречно чистыми стеклами очков, еще теплился интерес к происходящему и какая-то едва уловимая, опустошающая тоска, которую окружающие принимали за усталость.
Валин получил бы гораздо больше удовольствия, если бы у него была возможность взирать на празднество, устроившись в кресле. Но любопытные гости, не перестававшие обращаться к нему с расспросами о господине де Виле и его местонахождении, ни на минуту не оставляли Валина в желанном одиночестве. Когда первая волна нарядных господ, обступивших его, наконец рассыпалась по залу, его сразу же осадила со всех сторон вторая хохочущая группа. Кто-то из гостей желал узнать его мнение относительно их нарядов, другие же выражали свое восхищение оригинальным костюмом самого Валина, третье спешили осведомиться о мсье Германе и его самочувствии. И он говорил с ними, вежливо улыбаясь, не оставляя без внимания никого из вопрошающих, и удостаивая каждого желанным ответом.
Воодушевленный разговор не прекратился и тогда, когда в группу беседующих вклинился один из юношей, разносивших подносы с напитками.  Он привлек общее внимание, протягивая де Реналю почти опустевший поднос. Один из гостей, выбравший для сегодняшнего вечера костюм факира, незамедлительно прилип горячей ладонью к ягодицам официанта, глядя на него сверху вниз и сально улыбаясь, поглаживал пальцами складки его брюк, откровенно наслаждаясь испугом, мелькнувшим в глазах юноши.
-   Мсье Кьярамонти, не смущайте молодого человека. – Голос Валина звучал добродушно, смягченный бархатной прокуренной хрипотцой. –   У нас достаточно мальчиков, которые с куда большей охотой развлекут вас. – Обращение к распустившему руки гостю было произнесено вполголоса, его слышал лишь сам факир и те немногие, которые стояли рядом с ним и де Реналем. Несмотря на всю мягкость тона, в нем все же слышалась стальная уверенность, дававшая ясно понять, что  сказанное – не шутка. И мужчина послушно отступил, неловко рассмеявшись вместе со всеми.
Валин взял предлагаемый ему бокал и поблагодарил парнишку, расслабленно вздохнув, когда гости оставили его, спеша насладиться весельем праздника.
Тем не менее, он не спешил пригубить напиток, какое-то время  глядя как в тонком стекле бокала преломляется свет, а затем обвел залу задумчивым взглядом, который остановился на молодом пирате, угрюмо взирающем на него. Мужчина улыбнулся, чуть приподнимая руку, держащую бокал, в жесте, с каким обычно произносят тост, а затем сделал глоток, пристально глядя на зверя, который совсем уже освоился в «новом доме».

Отредактировано Валин (2009-09-27 22:05:53)

6

Валин

Человек, с которым Алекс имел несчастье познакомиться в стенах этого замка, так же его заметил и, несомненно, узнал. На его тонких надменных устах расцвела улыбка. Мужчина поднял бокал в немом тосте и сделал небольшой глоток искрящегося напитка. Вокруг него была целая группа людей, по-видимому, его знакомых или же считающих что они его знакомые. Они все носили яркие костюмы, каждый из которых был краше другого. Люди не скрывая своего восторга без конца обсуждали свои наряды, которые некоторым не только не шли но выглядели весьма глупо. Де Реналь на этом фоне разительно отличался от остальных. Его одеяние было скромным и оттого не менее заметным в общем числе всевозможных персонажей. Одеяние священнослужителя невообразимо ему шло. Сутана подчеркивала его статную фигуру и в полной мере дополняла его повседневный образ задумчивого меланхолика. Однако Алекс не мог не отметить насколько же кощунственно этот человек подошел к вопросу выбора костюма. В нем не было ничего святого, даже искорки человечности. Когда он не улыбается то вовсе похож на манекен, такой же холодный и безэмоциональный, почти безжизненный.
Сейчас глядя на священнослужителя, в груди у Кройца с новой силой разгоралось пламя. Однако чувства те были довольно противоречивые. Алекс был ужасно зол на него, ха то что де Реналь так гнусно поступил с ним. С другой стороны он не мог не отметить толики страха, зародившейся в сердце в ту же минуту как он его увидел. Мужчина был способен на многие безрассудные зверства, это было видно сразу, невооруженным взглядом, как и то, что в нем совершенно отсутствует чувство сострадания или какой-либо симпатии к окружающим  и уж тем более к невольникам. Здесь это были совершенно бесправные люди, не имеющие права даже ступить без разрешения. Но кого? Мысли об этих персонах были полны презрения. Эти люди не были настолько выдающимися, чтобы так пресмыкаться перед ними. Единственное что у них было – куча комплексов с которыми они каждодневно и безуспешно борются в стенах этого заведения и непомерная куча денег, которые они вероятно заработали не совсем честным трудом.
Смотря сейчас на эту щебечущую толпу, Алекс не мог не отметить, что эти лицемерные типы вызывают в нем яркие приступы тошноты и отвращения. Эти расфуфыренные павлины ничем не выделялись кроме как непомерной тупостью и огромным либидо.
Сейчас Александр был в некотором замешательстве, не зная как ему и поступить в данной ситуации. Уйти? Сделать какую-нибудь глупость? Он застыл на своем месте как вкопанный и скорее напоминал статую, нежели живого человека. А наполовину скрытое лицо волосами с каждой секундой менялось – то была неловкость, недоумение, гнев и откровенная дерзость. Хотелось просто показать мужику средний палец, одним лишь жестом выразив свое отношение к нему и этой компашке извращенцев. Но внезапная идея, пронзившая сознание молнией, заставила отступиться.
Александр залпом сушил бокал и отдав проходящему официанту решительно двинулся в сторону де Реналя и его мимолетных знакомых.
- Ээээй, детка, как я рад тебя видеть! – парень растолкал цветастую толпу, устремляясь прямиком к черной фигуре. – Не думал что ты тут тоже будешь! – парень буквально наскочил на мужчину со страстными объятиями, а затем встал рядом обняв того за плечи. – Слушай, ты был великолепен прошлой ночью! Я и не подозревал, что ты можешь быть таким горячим в постели. А твоя попка… - Алекс говорил без умолку, не давая никому вставить и слова. Он блаженно закатил глаза и добавил – Я был бы не прочь засадить тебе еще разок! – теперь стоило валить от этой компашки и незамедлительно. Бросив короткое – Увидимся!  – которое было скорее обращено ко всем собравшимся, нежели к одному священнику, Алекс поспешил удалиться. Стоявшие около де Реналя гости замолкли на секунду, недоуменно глядя то на Священника, то друг на друга. Кость была брошена и Алекс мог только надеется что хоть чуть-чуть испортил жизнь этому Дьяволу что прикидывался невинной овцой.
Он шел очень быстро. Ноги буквально подкашивались, а сердце готово было выпрыгнуть из груди . Адреналиновая кровь неслась по венам, кружа голову. Он подхватил еще один бокал и встал с другой стороны зала. Возможно поступок был верхом глупости и безрассудства. Вполне вероятно что де Реналь когда-нибудь припомнит ему это, но черт возьми, это того определенно стоило.

Отредактировано Алекс Кройц (2009-09-27 23:40:16)

7

Ванная комната и гардеробная

Минутное замешательство среди гостей. Конечно, не всем влиятельным особам – аристократам, владельцам миллионных состояний, воротилам бизнеса, а попросту снобам и сливкам высшего общества – пришлось по вкусу то, что Хозяин приказал выпускать рабов в ночное время, пока длится праздник. Как раз из-за таких случаев. Шайки «собак» метались по залу и чинили всяческие неприятности. Гости либо брезгливо поджимали губы, либо, подчиняясь правилам карнавала, отвечали такими непристойностями, что у хулиганов захватывало дух. Самых же строптивых из невольников подхватывали под локти какие-нибудь широкоплечие персидские принцессы или танцовщицы Камарго и незаметно уводили. Охрана была начеку.
Наверно, господина де Виль всё это ужасно забавляло. Кстати, где он сам? Прячется ли под одной из масок или предпочитает в данный момент гнездиться в своей башне, словно угрюмый сыч, и брюзгливо поругивать пёстрое сборище, тиская подставленный под руку розоватый мальчишеский зад? Молодой мсье Потье - единственный, у кого можно было попытаться о чём-то дознаться, - тоже не наблюдался, да и выжать из него хоть что-то о Хозяине было не легче, чем заставить рыбу петь «Балладу дождю» голосом Сальваторе Адамо.
Меж тем, бал уже был в полном разгаре, от шампанского и вина, которые подавались куда как обильнее, чем лёгкие, возбуждающие жажду закуски, головы разгорячились, от безостановочной череды сатанинских котильонов и вальсов всё бесстыднее становились забавы, когда в гуще взбудораженной увеселениями толпы появилась Красная Маска.
Высокая, облаченная в пурпурное платье фигура двигалась легко и плавно, с грациозной небрежностью и обворожительной женственностью в танцующем шаге обходя тех, кто вырастал на её пути. Когда же гостье не давали совершить обходной манёвр, та раздражённо вскидывала голову. Застывшие черты неживого лица выражали презрительное высокомерие, Маска смотрела, словно из-под ресниц, надменно усмехаясь наглецу. Но вот, она приметила кого-то, кто, вероятно, ей приглянулся. Жестом, не терпящим возражения, потому как в руке её, заменяя собой веер, был тяжёлый и весьма убедительный кнут, Маска поманила к себе одного из мужчин, который тут же прильнул к ней, и фигуры, облитые мерцающим светом тысячи свечей, закружились в вихре бешеного танца, будто Франческа и Паоло, которых вместе вьет и так легко уносит дьявольская буря... Незнакомка молчала. И лишь томно откидывала голову и чуть отклонялась, сохраняя свою дерзкую заносчивость, когда партнёр гладил закованный в доспехи корсета торс и что-то безумно шептал, жадно вглядываясь в пустые тёмные глазницы.
Несомненно, это был чей-то раб, на что указывали узкий ошейник и прикованная к запястью длинная цепь. По всей видимости, хозяин был сильно привязан  к нему или имел немалое состояние, если не пожалел для своего невольника такого роскошного костюма. Быть может, он находился где-то поблизости и любовался своей прекрасной колючей розой, в узорах наряда которой мелькали бесчисленно то распустившиеся цветы, то жуткие гримасы, то гротескные сердца, искусно вышитые по летучему шёлку и пышной тафте. Любовался открытой грудью мужчины с бесстыдно обнажёнными сосками, линией шеи и чуть сведёнными от напряжения плечами.
Королева червей сменила партнёра, попросту оттолкнув первого и развернувшись ко второму. И отвергнутый не стал возражать, тут же со смехом приобняв робкого золотоволосого амура с серебряным подносом, с которого едва не слетели хрустальные бокалы с искрящимися напитками. Таковы были правила Маскарада.

8

Появление новой маски цвета горячей крови, ознаменовал приглушенный звучащей музыкой удар грома, который слышал, наверное, лишь Валин, стоявший у самого окна. Молния, полыхнувшая следом за треском расколовшихся небес, на мгновение озарила залу ярким светом, заставляя тени затрепетать в складках алого одеяния кружащейся в танце  фигуры,  превратив узор из вышитых бутонов роз, в уродливые лица, разинувшие рты в немом вопле.
Изучающий взгляд серых глаз скользнул выше, по кожаному корсажу,  увитому шнуровкой, задержался на сосках, темнеющих на фоне бледной кожи.
Рассмотреть лучше де Реналю не удалось, так как  Роза сменила кавалера, упорхнув от него в другой конец зала. Стоявшие рядом гости не отводили восторженного взора от новоприбывшей маски, да и сам Валин невольно следил за этой странной особой , отметив  умение вести танец,  не упустив из виду и тонкий ошейник, почти незаметный из-за роскошного ворота.
Его отвлек звуки шагов – нервный стук каблуков стремительно приближающийся  к нему. Не успел Валин повернуться, как был заключен в крепкие объятия, сомкнувшиеся вокруг него с какой-то судорожной уверенностью. Стоявшие рядом гости ахнули от проявления такой наглости…или смелости, прямая черная фигура священника не дрогнула, лишь на его лицо отразилось едва заметное удивление.
Разумеется Валин не ожидал такого, тем более на маскараде, тем более от нового в Замке невольника. Взирающие на этот отчаянный, а его никак иначе не назовешь, поступок, гости, а в особенности  сопровождающие их юноши, были готовы в любую секунду услышать крик боли, увидеть безвольно повисшую в рукаве сломанную руку наглеца.
Все, кроме, казалось, самого де Реналя, пребывали в крайнем напряжении, даже не слушая то, что говорил мальчишка. Представление длилось несколько секунд, а когда юноша  наконец скрылся в пестрой толпе, гости нервно рассмеялись, испуганные  холодной улыбкой,  появившейся на губах священника, провожавшего взглядом убегающего нахала.

Отредактировано Валин (2009-09-29 15:00:04)

9

--комната Винсента
Винсент стоял у стены и отпивал шампанское, чуть  приподняв маску. Все как обычно, хотя нельзя не признать что маскарад вышел шикарным, как вобщем и все в этом доме терпимости. Мимо рыжего кружились пары. Это было забавно. Надо тоже размять кости. Как там- раз, два, три? Мадам Марго учила его танцевать, еще когда он доходил ей ростом как раз до пышного бюста. Особено прикольно было во время танца утыкаться туда моськой. Улыбнулся воспоминаниям, продолжая бездумно скользить взглядом по залу, разглядывая дорогие костюмы и прикидывая себе пару. Он же все-таки шейх. Так что надо сгеодня собрать себе гарем. Начать можно... да вот с той красной шлюшки, которая лапает официанта. Хм....Интересно, это у нас вообще кто? Но с такого расстояния и на карнавале Винсент не рискнул гадать о личности Королевы Червей.

10

----- комната Поля.
Если бы возможно было повернуть время вспять или просто окунуться в прошлое, так же просто, как переключить телевизор на канал "дискавери", то все выглядело бы так и ни как иначе. Полумрак коридоров, наполняемый тусклым светом свечей, шуршание кринолина и жестких накрахмаленных воротничков в купе с обстановкой создавали зыбкое ощущение смены эпохи. И если упускать из виду современные наручные часы у того господина на руке или у этого Пьеро дорогие кожаные туфли, то Поль бы наверняка поверил в сказку, которая была настолько страшна насколько и реальна, стоило только протянуть руку и дотронуться до слишком громко хохочущего Коломбино. Изменчивый  свет тысячи свечей искажал лица в масках, играя с тенью и бликами, и маски то улыбались, то плакали, словно оживая по мановению волшебной палочки.
Поля до самого зала вел месье Гренуй, осторожно лавируя между танцующими, он отвешивал комплименты костюмам, не забывая гордо выставить на показ свою "девочку". Таких же, как Поль тут было еще двое, по крайней мере, мальчик успел разглядеть еще одного несчастного мальчишку в платье, неуклюже пытающегося подтянуть панталоны. Полю и самому захотелось почесать между ног, бедра отказывались воспринимать кружево, без нижнего белья было слишком не привычно и неуютно.
На середине залы месье Гренуй решил, что выполнил свою миссию в достаточной мере и отпустил Поля на свободу, поправив при этом выбившийся локон и потрепав по румяной от косметики щеке.
- Улыбайся, и без глупостей. - старикашка развернулся и сгорбившись, словно приготовился нырять в водоворот из массы людей, он и правда умело поплыл между вальсирующими, приплясывая на ходу и порой кланяясь знакомым маскам до самого пола. Поль потер щеку, которая все еще болела после  вчерашней оплеухи и выдавил мучительную улыбку, когда месье Гренуй вдруг резко обернулся и посмотрел на своего подопечного.
Минута, вторая и вот на "девочку" уже начали бросать любопытные взгляды и останавливаться рядом, чтобы получше рассмотреть Поля. Кардинал к багровой мантии в секунду обхватил Поля за талию, мальчишка даже не успел ничего возразить, как на его губы уже сминали властные, разгоряченные губы со вкусом выпитого вина. Поль уперся ладонями в широкую грудь его преосвященства, задыхаясь от тисков рук, сжавших его в объятиях. Следом за губами в рот Поля отправился язык, напористо изучающий новое пространство. Кто знает, как долго бы продолжалась эта мука для Поля, но пьяный кардинал пошатнулся, видимо лишенный возможности сделать глоток свежего воздуха, и потерял хватку. Поль бросился в толпу веселящихся, размазывая остатки помады по лицу, прочь от эпицентра основных событий. В дальнем уголке зала было не так многолюдно и гораздо тише, что Полю было на руку. Проскользнув в темноту угла, мальчик задвинул кресло, как можно подальше от света и забравшись в него с ногами, стал наблюдать за происходящим со стороны, то и дело проглатывая слюну с чужим вкусом.

11

---апартаменты Реми Легри

Реми вошел в зал и остановился на пороге. Здесь оказалось еще многолюдней, чем он ожидал. Лишь теперь, когда обитатели поместья стали стекаться на веселье, он начал в полной мере осознавать, сколько здесь обитает народу.
Зал являл собой феерическое зрелище, словно вдруг здесь обратились в явь и причудливо переплелись друг с другом сновидения множества человек. Перед Реми мелькали гротескные маски, порой чудные, порой пугающие. На какой-то миг он даже позабыл о том, что и сам является частицей этого мира чудес, укрытый застывшей печальной маской Пьеро.
Проносившийся мимо него человек в пышном мундире и черной полумаске качнулся в его сторону, и Реми торопливо отступил. Пусть уж простят его фривольно настроенные незнакомцы, на танцы он сейчас не был способен. И лучше бы ему пристроиться где-нибудь у стенки, пока на него обрушилось какое-нибудь приключение, которое окажется ему не под силу после столь бурно проведенного вечера.
Реми пролавировал среди масок и встал у стены. Он обводил взглядом зал, пытаясь угадать под масками знакомых людей. В памяти стояли слова Винсента, что он собирается пойти на бал. И Реми невольно присматривался, не выбивается ли из-под чьего-нибудь головного убора прядь рыжих волос.

12

Мишель появился в бальном зале уже после того, как всё началось. Одет он был в костюм средневекового принца, что придавало его облику не только светлый образ, но и сказочность. Бал - такое сложное мероприятие. Слуги, повара, лакеи, надзиратели, официанты, музыканты - за всеми нужно приглядывать. Невольникам сегодня разрешено гулять без "присмотра", этакий риск потери товара. Ну да что беспокоиться, ведь это уже не его забота. Поправив кружевные манжеты и воротник, дворецкий мельком взглянул на себя в зеркало и улыбнулся. Наверное, костюм наездника подошёл бы ему больше, но кто пустит в зал его неотъемлемую часть - лошадь?
Зал шумел и, кажется, действительно веселился. Хотя что можно узнать по улыбкам и гримасам этих людей ,а кто-то и вовсе в маске. Мишель подхватил вино с одного из поднос, что разносили слуги и снял пробу. Великолепно... В такой момент грех не разглядеть себе кого-нибудь в пару. Вот пьеро, вот невольник в костюме маленькой леди, шейх, собственной персоной, и... священник, что ли... и кто-то, напоминающий знатного вельможу в зелёном костюме. Мечта многих девушек - побывать на маскараде. Какое же кощунство лишать их этой возможности. Но может быть, когда-нибудь такая традиция вновь войдёт в моду? Как венецианские карнавалы.

13

Гости пребывали, а зал, казалось, становился всё больше, поскольку никому не было тесно. Буйство красок, мелькание бездушных улыбчивых масок, каждая из которых скрывала глаза, в большинстве своём сверкающие от всеобщего, захватывающего праздничного безумия и вседозволенности. В боковых зеркальных галереях, погруженных в полумрак, слышались возгласы и смех. Там устраивались всевозможные пари, и проигравшие вынуждены были выполнять самые нелепые и забавные указания. Некоторые гости предпочитали стоять ближе к стенам или собираться небольшими группами, сторонясь пар, слепо несущихся по залу в танце. С ловкостью акробатов официанты ныряли среди прекрасных чудовищ и шлюховатых красавиц, чтобы вовремя поднести вино, смахнуть осколки разбитого бокала или сменить погасшую свечу. И всё плясало, кружило неостановимо под музыку оркестра, который расположился на высоком балконе, а потому едва ли был виден. Шум бала вырывался из высоких приоткрытых окон, заглушая разразившуюся за ними грозу, которая своим неистовством будто бы вторила увеселению, обуявшему собравшихся. Недавно появившиеся в замке невольники своей робостью особенно выделялись на фоне празднующих – их можно было буквально пересчитать по головам, не заглядывая под вычурные маски. Те же, кто давно обвыкся с обстановкой, предпочитали пользоваться случаем, чтобы досадить  хозяевам или смешаться с толпой, на короткую ночь забыв о том, что назавтра их опять ждёт бесконечный страх за свою участь, наглухо запертые двери и узорчатая вязь решёток на окнах.
Видимо, к последним относилась и Королева червей, которая уносила в вальсе своего очередного партнёра, спустя четверть часа оставленного у выхода на балкон, куда тот поспешил, чтобы отдышаться. Раб не долго скучал один. Кажется, сегодня он решил танцевать до тех пор, пока не свалиться от усталости, и хоть бы одна капля пота появилась на его алебастровой коже, на мерно поднимающейся груди и бледной шее. Маска поплыла по кругу.
Проходя мимо Шейха, обернулась через плечо и приподняла руку, едва не дотронувшись сгибом хлыста до подбородка мужчины, будто присматриваясь к худощавой подтянутой фигуре. Нет. Она ускользнула.
Углубившись в тени под галереями, остановилась перед крошечным созданием в пышном розовом платьице и чудных кукольных панталонах. С бесконечным изысканным изяществом гостья присела рядом, и холодные искусственные губы, раскрытые в надменной улыбке, поцеловали кончики пальцев пойманной ладошки. Маска оставила и его.
Поравнявшись со Священником, Маска - случайно ли? - выронила из затянутой в алую перчатку ладони розу. Поколебалась мгновения, замедляя шаг, но всё же также прошла мимо и не подняла цветка.
Она приблизилась к Пирату. Безмолвно положила свободную ладонь на его грудь. Маска сделала выбор и грациозно склонилась в реверансе.

14

Герман

К счастью де Реналь не пошел за Алексом следом и даже не науськал своих дружков, позволяя Алексу скрыться с места преступления.  Остановившись немного в стороне от вальсирующих пар, Кройц позволил себе отдышаться, так как от волнения сердце просто заходилось в стуке и выпить пару бокалов шампанского. На вечеринках он всегда много пил. В этом была некая прелесть празднества, слегка парящее состояние придавало особенный оттенок вечеринке. Ну а сейчас сам бог велел воспользоваться такой возможностью, учитывая недавние события произошедши с ним и то что спиртного здесь вдоволь. Однако стоило все же считать выпитые бокалы ибо Алекс все еще хотел найти если не выход то телефон, а когда большая часть гостей будет в состоянии не стояния это будет сделать намного проще. Он так думал и между делом брал очередной бокал, машинально оставляя важные дела на потом
Напиток искрился на свету, ловил и прятал яркие блики свечей в своем золотистом чреве. Смотреть как крохотные пузырьки, рождаясь будто бы из неоткуда срываются со стенок бокала и несутся вверх было очень занятно. Это буквально завораживало. Сам того не замечая парень стал олицетворять комочки воздуха с живыми существами и поспешил попробовать их на вкус. Игристое вино рассыпалось во рту и щекотало небо. Напиток слегка вязал, но в этом и была его прелесть. Алекс слегка улыбнулся, выражая свое искреннее удовольствие и сделал еще один небольшой глоток.
Его уединение внезапно нарушили. Кроваво-красное пятно внезапно выросло прямо перед ним. С первого взгляда это была женщина в шикарном красном платье с горделивой прямой осанкой и игривой улыбкой на устах. Средь множества гостей и более заметных фигур она выбрала его. Это несомненно льстило. Ее рука затянутая в лайковую перчатку коснулась его груди а потом вспорхнула, грациозно изображая реверанс. Александр улыбнулся и поставив бокал на ближайший столик подожжен ближе. Ближе на столько что можно было различить его дыхание и почувствовать кожей тепло живого горячего тела.
Легкая заминка. Александр, наконец, разглядел в Королеве червей мужчину. Яркий кружевной корсаж отлично подчеркивал его плоскую мужскую грудь с бесстыдно торчащими сосками. Однако Александр не отступил. Алкоголь уже достаточно дурманил голову, давая негласное разрешение на любые сумасбродные поступки. Александр обнял Королеву за талию, тесно прижав ее к себе, а свободной рукой заключил в замок ее ладонь.
Под очередной взрыв музыки они оба нырнули в общую массу танцующих пар вальсируя и кружась с задорном танце. Алекс смотрел на мужчину переодетого женщиной и улыбался. Эта улыбка была полна свободы, счастья и властолюбия.

Отредактировано Алекс Кройц (2009-09-29 18:33:59)

15

Флешбэки » первая пятница сентября. Ночь (1 из 7). Комната Блуда

Плавно парящая мелодия таилась в уголках залы, осторожно отражаясь переливчатыми нотами в нежно звенящем хрустале бокалов и заряжая воздух волнением. В неспешном ритме достигается гармония мягким, волнующем звучанием инструментов, стихая и вновь усиливаясь чувственным образом музыкальной модуляции. Мелькание масок, пышных юбок и дорогих костюмов, тесно сплетенных в медленном танце - полный оборот и легкие движения в два такта, кружение с тремя равными шагами и повторение, раз за разом. Волшебство ночи сладкой патокой стелилось по полу, медленно блуждало, взвиваясь в воздух дивными ароматами меняющегося парфюма участников маскарада, осторожно ступало, застигая врасплох короткими поцелуями, едва уловимыми прикосновениями, тесными объятиями...
Тонкий цокот "копытец" растворился в нежном перезвоне колокольчиков, богато сопровождаемых тянущейся мелодией скрипок. Вырисовавшись в огромном проеме между массивных дверей, индрик чарующе улыбнулся и тряхнул белокурой "гривой", давая волосам беспорядочно разметаться по плечам, придавая образу несколько небрежный вид, подводя его к реальному. Узорчатая, вышитая серебром маска прятала лицо мальчика наполовину, открывая лишь приоткрытые губы, влажно алеющие, приковывая взгляды. Светлый янтарь глаз томно прикрыт ресницами, ненавязчиво оглядывая и изучая помещение, с той же, едва уловимой улыбкой. Мягкое оперение мехом стелилось по краю капюшона из-за которого выглядывал небольшой, плотно витой рог, крепившийся к венцу, что терялся под волосами, замыкаясь кольцом вокруг головы. Полупрозрачные одежды, свободно обхватывали тело невольника, не скрывая гладкого торса, низко посаженные, узкие брюки, вышитые серебряной вязью и уходящие под высокие сапоги с раздвоенной вдоль платформой. Вокруг шеи вьется тонкий ошейник с крошечными бубенцами, прочно стискивая горло. На запястьях красуются узкие браслеты, множество браслетов одной толщины, скованных нитями бисера пастельных цветов, среди которых терялся тот единственный, с гравировкой.
Наслаждаясь всеми оттенками хорошего, слегка томного настроения единорог мягко ступил в зал, тут же прихватывая в объятия первую попавшуюся "девицу" и обвивая талию руками, тихо рассмеявшись, кружа, повел ее в танце. Раз, два, три...раз, два, три. Полный поворот и легкие движения в два такта. Разве существовала когда-то боль в израненных ступнях? Не существовало ничего, кроме маски, творившей чудеса и дающей короткий миг свободы. Пусть даже на сегодня.

Отредактировано Дэрин (2009-09-29 21:06:04)

16

Здесь нет никаких правил. Кажется, совсем никаких. Лица спрятаны за масками - фарфоровыми и бумажными. Кажется, что каждый здесь и душу спрятал в хрупкий кокон. Лишь для того, чтоб не узнал никто. Как же всё таки удобно, когда тебя никто не узнает. Без имени и личности ты можешь примерять сейчас на себя любую роль - раба или хозяина, трусишки и жесткого властелина... Вот только Камилю почему то не хотелось примерять на себя никакую маску.. В который раз ему просто хотелось раствориться в воздухе... Или от стыда провалиться под землю.
Юноша не успел отойти от господина де Реналя, как его уже успели схватить за ягодицы. Сердце внутри забилось в десятки раз быстрее и готово было выскочить из груди. Сквозь прорези в маске рыжик взглянул на того, кто посмел его так бесстыдно облапать.. Посмел? Нет, имеет право... В серых глазах мелькнул страх. Всё произошло так неожиданно, что юный Ребле просто не знал, как себя повести. Чувствуя чужую руку на мягком месте, Шамиль горел... Сгорал от стыда и...нарастающего желания? Чем был щекотлив маскарад? А тем, что никогда не знаешь, что произойдет с тобой в следующее мгновение. Пора бы.. уже привыкнуть... Руки судорожно сжали края серебряного подноса... Однако, вмешательство господина да Рене... После него слуга мог свободно вздохнуть, за что был обязан мужчине в черной сутане. Коротко поклонившись, юноша поспешил отойти в сторону.
Пора бы привыкнуть... Пора бы привыкнуть к тому, что здесь и сейчас нет никаких правил. пора бы понять, что ты в любой момент можешь оказаться в чужих объятиях... Немного жестких и нетерпеливых. Чужие руки могут ласкать тебя, настойчиво требуя взаимности. И кто-то сможет наслаждаться твоей беспомощностью... Тем, что ты сломлен и просто не имеешь право отказать... В голове мелькало много мыслей, но не каждая из них воспринималась. Недавний конфуз уже почти забылся и рыжик чувствовал себя на много лучше и раскованнее. Взгляд серо-голубых глаз вновь скользил по гостях, останавливаясь на доли секунд на самых ярких и пышных костюмах. Но кто, танцуя, словно лепестки всепоглощающего пламени, так выделяется среди других? Кто бесстыдно и мимолетно ласкает окружающих? Камиль невольно задержал дыхание и замер, теряясь среди гостей. Вот только не мог он оторвать своего взгляда, от появившейся столь неожиданно Королевы червей. Мужчина, переодетый в женщину. Он волновал воображение, притягивал к себе окружающих... Как бессовестный инкуб, он играл с чужими страстями и манипулировал в людьми. Казалось, кто был рядом, загорался от одного лишь взгляда червовой дамы... И Камиль тоже загорелся... Богиня...
Легкая дрожь. Из окутывающий юношу мечтаний вернул звук пустого бокала, поставленного на поднос. Камиль вздрогнул и вспомнил наконец, для чего он здесь. Рыжий юноша вновь принялся ходить по залу, собирая обратно пустые бокалы, чтоб уйти с ними и вернуться с вновь наполненными. Однако, волшебство, которое начала навевать эта ночь, сохранялось в душе.
Ночь летела быстро и усталось брала своё. Камиль почувствовал, что больше не выстоит на ногах. ВозможНо его кто-то заменит. А сейчас стоило просто выти из шума и отдохнуть.
------------------------Парадный вход, холл и лестница

Отредактировано Камиль (2009-10-05 21:38:01)

17

Комнаты наёмной прислуги » Комната Филиппа

Филипп зашел в залу и буквально задохнулся атмосферой. Множество людей - гости, слуги, рабы - заполняли помещение, погрузившись в праздник свободы и разврата. Прячась за масками, они были распущеннее, чем обычно, хватая пробегающих мимо юношей и мальчиков, щипая и отпуская шутки, даже уже не обращая внимания, принадлежит он кому-то или предоставлен всеобщему пользованию. Филипп рискнул бы назвать каждого из гостей, какие-то мелочи - будь то привычный жест или голос, так или иначе выдавали их.
Парень без труда выловил взглядом из толпы своего хозяина. Даже если если костюм и смог бы потеряться среди ярких красок устраиваемого великолепия, его можно было легко найти по росту - месье был выше всех присутствующих на добрых 20-30 сантиметров. Услышав перешептывание близстоящих господ, рассуждающих, кому может принадлежать эта красная "Маска", слуга изумился. Неужели Германа можно было принять за раба? До сей минуты парень считал ошейник лишь как украшение, небольшой фетиш, но уж не как не "метку" невольника. Покачав головой, он начал рассматривать гостей и рабов, медленно прохаживаясь по залу. Буйство креатива дизайнеров и развращенная фантазия хозяев представляла из себя просто великолепную картинку.
Стало жарко и душно, и парню захотелось пить. К его неудовольствию, слуги разносили лишь вино, а Филипп не употреблял алкоголь. Прикоснувшись к спине какого-то мальчика-работника, привлекая его внимание, он велел принести ему воды.

18

» Апартаменты VIP-гостей » Комната мисс Самерс

Черная маска скрывала половину лица, а одежда - всё остальное. Узнать кто это - не представлялось возможным - даже родитель бы не узнал в этом юноше своего сына - слишком юным, слишком беззаботным был сейчас Арман. Он улыбался, улыбался разглядывая присутствующих: слуг, рабов и гостей, но не знал кто из них кто, а главное - не хотел знать, так как это был маскарад, где каждый открывал то, что у него внутри, не боясь осуждения за свои действия.
Костюмы были шикарны - дорогие ткани, дорогие нити - всё кричало, горело и мерцало под светом свечей, переливаясь, но не раня глаза.
Юноша в очередной раз обрадовался тому, что не стал наряжаться так, как хотел в первый момент - он бы потерялся среди этой роскоши,  а так - можно было оставаться в тени и наблюдать, а сейчас хотелось именно наблюдения, а не действий.
Ловкая рука поймала бокал, что проносил мимо слуга, и тут же розовые губки сделали глоток,не давая слуге возможности отобрать спасительный напиток, приняв мальчишку за раба.
Не сейчас.
Чуть отойдя от двери, встал, оперевшись о стену, рассматривая и запоминая.

19

Апартаменты виконта,  короткое пребывание в своей команте

Гул голосов, звон бокалов, смех, негромкая классическая музыка, неяркий свет. То тут, то там попадаются на пути люди в масках, скрывающих лица. Сейчас он – один из них. Все следы побоев аккуратно скрыты, метки от наручников и ошейника спрятаны под ткань наряда. Слуга, принесший костюм, долго и ехидно смеялся над парнем, высказывая самые нелицеприятные мнения, но Рауль настоял на своем. И вот теперь, скрытый черным колпаком и маской. Он бродил среди гостей и рабов, так же прячущих свое лицо. И сейчас он мог безнаказанно делать все, что ему заблагорассудится, не опасаясь, что его могут узнать. Только вот… что ему было тут делать? Виконт просто выгнал парня из комнаты, когда Ренье как следует оклемался. Немой слуга просто отволок Рауля в его комнату и все. Сил на то, чтобы беситься по поводу подобного уже не было. Но его не заперли в карцере, и не приказали покидать комнату. Поэтому Рауль сейчас и бродил среди людей в маскарадных костюмах.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-09-30 01:27:48)

20

Когда красная маска подошла ближе, Винсент передумал танцевать с ней. Тут была бы та же ситуация, что и с тетушкой Марго, только вот прижиматься носом к мужской груди в возрасте почти сорока лет не одно и тоже что в возрасте тринадцати - к женской. Это у нас интересно кто такой большой-то? Хотя да, каблуки. И ведет себя маска что-то как-то уж слишком разнуздано для раба. Рыжий нахмурился,а потом допил шампанское и выбросил лишние мысли. Он тут чтобы развлекаться. Если коненчо кто-то узнает в нем мастера, то он будет вынужден работать, но вроде как рыжий сделал все возможное тчобы это не произошло. ПО крайней мере пока он сам не захочет. Поставил пустой стакан на столик, снова окидывая взглядом толпу, выискивая себе пару. О-па! А кто у нас тут не работает,а? Рыжий улыбнулся под маской, замечая в слабоосвещенном углу фигуру, которая явно не хотела быть замеченой. Он пректически подкрался к креслу, благо среди шума и музыки его и так не было бы слышно. Руки в перчатках мягко легли на плечи мальчишки, мужчина наклонился, говоря негромко,а из-за маски- глухо и хрипло.
- Ты похож на Золушку, которая на балу потеряла девственность,а не хрустальную туфельку,- откуда-то из широкого рукава Винсент извлек батистовый платочек и аккуратно коснулся подбородка блондина, стирая размазавшуюся помаду,- Думаешь темный угол тут-это надежное укрытие? Пойдем, я покажу тебе как надо прятаться на балах
Рыжий рассмеялся и потянул мальчишку за руку, заставляя подняться с кресла и нырнуть в поистине людское море, как раз в котором очнеь легко спрататься маленькой рыбке. Если ее конечно не ждет акула.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Бальная зала