Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Эмиля Шатобриана и Адриана Меньона


Комната Эмиля Шатобриана и Адриана Меньона

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://www.incom-press.ru/fotos/afr/ken-02.jpg

2

Холодная томность безбрежной пустыни,
Мы были. Мы были?
Я, право, не знаю…
Мы звездами в небе сияли… а ныне
Мы – тяжкие камни
За стенами Рая.

---> Начало игры.
Эмиль толкнул плечом дверь комнаты, впихивая в помещение сначала небольшую сумку и барсетку, роняя их прямо у двери, а потом Адриана на подкашивающихся ногах, его, в отличие от сумок, прислоняя к стене. Плотно закрыв дверь, ещё и защёлкнув замок, продолжил занятие, начатое ещё на лестнице - целовать парня, зарываясь пальцами в его и без того растрёпанные волосы, задирая рубашку, сминая своим напором все намёки на сопротивление...
...На лестнице он распустил руки совершенно неожиданно для себя самого, просто поднимаясь следом за Адрианом. Задница паренька, обтянутая тканью джинсов, маячила прямо перед глазами мужчины, ягодицы аппетитно перекатывались... Меньон о чём-то болтал, кажется, восторгался местом, куда привёз его мужчина. На очередной ступеньке Шатобриан не вытерпел. Он дёрнул парня за ремень джинсов, заставляя остановиться, а затем притиснул лицом к перилам, свободной от лёгких сумок рукой ощупывая объект его вожделения. Его мальчик попробовал возражать, мол, заметят, скандааал будет, на что Эмиль только усмехнулся, но всё-таки выпустил Адриана. Впрочем, по дороге до комнаты он повторил свой манёвр ещё несколько раз, проверяя нервы и силу воли парня на крепость...
Теперь же Адриан был полностью в его власти. Но на смену резкому желанию пришло спокойствие, Эмиль больше не хотел спешить, хотя ещё в коридоре он думал взять любовника, как только за ними закроется дверь. Он отстранился, включая свет, поднял с пола сумки и прошёл в комнату. Основной багаж должны были вот-вот принести. Думаю, Адриан откроет дверь. С этим он справится. Положив свою ношу на стул, Эмиль осмотрелся. Интерьер комнаты был гармонично, приятно подобран, всё было в рамках одного стиля - стиля африканской саванны. Преобладали коричневый и жёлтый цвета, любимые цвета Шатобриана. Да, когда он просил "что-то, напоминающее о природе", он сам не знал, чего на самом деле хотел. Теперь понял, что этот вариант идеален.
Его мысли прервал стук в дверь и последующий за этим звук её открывания. А вот и вещи. Он вышел в коридорчик, помогая Адриану внести вещи - всего два чемодана, один его, второй Меньона, - краем глаза следя за реакцией любовника на обстановку и стиль комнаты.
- Тебе здесь нравится? - Эмиль не сомневался в ответе, но хотел услышать его и уст Меньона. - Ты, наверное, устал с дороги... Я тоже. Идём в душ.
Мужчина чувствовал лёгкое желание каждый раз, когда смотрел на своего мальчика. Но теперь он хотел оттянуть момент, когда они окажутся в постели. Тогда это будет куда лучше, куда острее. Поэтому он положил свой чемодан на пол, раскрывая его и выкладывая свою одежду стопкой на кровать. Достав из этой стопки махровый халат, он прошёл в ванную, напоследок сказав:
- Надеюсь, ты выполнил моё пожелание и взял с собой не только джинсы да футболки. Здесь приличная публика... Да, и можешь пойти со мной.

3

Первое впечатление о месте было довольно.. непонятным. Все вокруг напоминало какую-то готическую сказку, что заставляло улыбаться до ушей. Пока поднимался  по лестнице Адриан то и дело вертел головой, смотря то вправо, то влево, глаза буквально не отрывая от стен, от картин на них, от пола, от потолка. Все до ужаса посмело понравиться.
-Эй.. Эмиль, слушай... Где ты нашел такое место? Блин, мне нравится... А вот.. Картина... Знаешь, я такую же, вроде, в интернете видел на торгах... Слушай, а интересно, тут библиотека есть? Хотя, думаю, не будет времени много читать... перескакивая с предмета на предмет, говоря-говоря-говоря, не останавливаясь. Глаза сверкали восторгом, пока Адриан поднимался по лестнице и наверняка чувствовал спиной улыбку Эмиля. Наверняка, потому что...
-А?.. Меньон дернулся назад, спускаясь быстро на пару ступенек вниз, тягаемый Шатобрианом. Оказавшись прижатым к перилам, он поднял голову, смотря на Эмиля, уже чувствуя его руки на своем, покрытом одеждой, теле и чуть выгнулся. Руки мужчины всегда имели свойство заводить парня, потому Адриан, уперевшись руками в его грудь, принялся отталкивать его от себя.
-Эй.. Постой.. Слушай, заметят же... Ну прекрати.. снова и снова пытаясь оттиснуть от себя мужчину. - Увидят же.. Закатят еще скандал.. Место приличное.. Эй.. Наконец, тот отошел, на что Адри тихо выдохнул и, быстро развернувшись, вбежал на несколько ступенек вверх, после останавливаясь на миг, оглядываясь на мужчину.
Когда это случилось во второй раз, Адриан тихо ахнул от очередной неожиданности, ибо надеялся, что Эмиль понял все с первого раза. Оказывается, ошибся. На сей раз тело Меньона непроизвольно покрылось мурашками от прикосновений Шатобриана к эрогенным точкам на его теле. Знал все. Знал всё. И умело, бесстыдно этим пользовался.
В третий же раз Адриан практически сдался - ноги подкосились, сердце бешено заколотилось, отдавая барабанной дробью в висках, дыхание участилось. И потому он даже не заметил, как оказался в комнате, лишь уловил ухом щелчок закрывающегося дверного замка. И вновь, в очередной раз - без сопротивления губами отвечая на жаркие поцелуи мужчины, руками же, однако, уперевшись в его грудь, будто пробуя для проформы оттолкнуть, а после просто ладонями сжимая его рубашку, безвольно, будто хватаясь за него в какой-то мольбе..
Но Шатобриан отступил. Адри быстро дыша, попытался все же вернуть дыхание в норму. Мысли, всякие взявшиеся из ниоткуда слова вертелись в голове, так и ничего не знача. Парень опустил голову, медленно и тихо выдыхая, кусая губы, стараясь утихомирить проявившееся желание. Пока выходило очень и очень плохо, на что Меньон раздосадовано щелкал языком. Ладонями хлопнув по стене Адриан выпрямился, наблюдая за Эмилем и невольно улыбаясь. Вот тот человек, которому Меньон принадлежит весь. Без остатка. Абсолютно. Этот брюнет с глубокими синими глазами, что в минуты страсти становятся практически черными. Этот изысканный во всех смыслах мужчина с постоянно меняющимся голосом. Адриан прикрыл глаза, отклоняя голову назад, стукнувшись о стену затылком, после вновь открывая глаза, оглядывая комнату. И тут - все просто великолепно - будто далекая Африка, кругом - на стенах, на полу - все цвета солнца. 
Неожиданный стук в дверь заставил непроизвольно вздрогнуть. Переведя дух, парень повернулся, подошел к двери и, щелкнув тихо замком, открыл дверь, пропуская коридорного с двумя чемоданами. Втаскивая их в комнату, кивнув мальчишке на побегушках что, мол, все, ничего не надо, развернулся к мужчине и, улыбнувшись, ответил:
-Да.. Очень нравится.. - и вновь кивнул. Дорога и правда была не близкой, и, хоть Меньон и проспал половину пути на плече у Эмиля, но особой бодрости это все равно не внушало. Посему он просто кивнул на слова мужчины, подходя после к нему, открывая уже и свой чемодан, с какой-то определенной последовательностью доставая вещи, аккуратно вновь раскладывая их в небольшие стопочки, после находя свой халат, поднялся в колен, и, перекинув Его Махровость через согнутую в локте руку, пошел следом за Шатобрианом.
-Если ты не помнишь, ты лично присутствовал тогда, когда я вещи собирал. И именно ты отсеил половину того, что я хотел взять.. добавил он про себя, - так что претензий с твоей стороны быть не должно.

Отредактировано Адриан Меньон (2009-11-03 22:43:03)

4

Камнем в ладонь, кругами в морскую гладь.
Будет ли сладкой боль или мягкой плеть?
Сложно, поверь, ответить и не солгать.
Хочется плакать, значит придется петь.

На ответ Адри брюнет лишь улыбнулся, уже повернувшись к нему спиной, прекрасно зная, что тот следует за ним. Эмиль уже привык решать за двоих, привык думать сразу об обоих, не только о себе, как раньше. Появление в его жизни Адриана и их последующий "договор" многое изменил. Вот уже два месяца Эмиль не смотрел ни на кого, кроме своего мальчика. Казалось, что такое два месяца? Но для Шатобриана это был ещё какой срок... Тем более, ему казалось, что эти два месяца были только началом. Началом чего? Он не знал, но чувствовал, что всё последующее будет неразрывно связано с Адри. Его Адри. Можно ли было назвать то, что между ними, происходило, любовью?..
Эмиль тряхнул головой, включая тёплую воду. Он предпочитал не использовать это слово. Оно казалось ему слишком эфемерным, не несущим под собой никакого конкретного смысла. Поэтому он всего два раза говорил Адриану, что любит его. По разу в месяц, забавно.
Отрегулировав воду до нужной температуры, мужчина повернулся к своему любовнику, который, конечно же, пошёл за ним.
- Можешь раздеть меня. Но только раздеть, - он говорил спокойно, не повышая голоса, не выдавая свои слова за приказ. Зачем? Вот когда парень пытался перестать слушаться, тогда да, тогда строгость имела место быть. Сейчас же всё было прекрасно.
- И сам иди ко мне, - когда Адриан выполнил его просьбу-поручение, Шатобриан забрался под тёплые струи воды, смывая с себя пыль и неудобства дороги. Ему, в принципе, нравилось ездить, нравилось путешествовать, он не имел ничего против дороги, не жаловался, если условия оказывались ниже того уровня, к которому он привык. Однако что может быть лучше, чем вот такой вот душ после всех мытарств? И разве сравнится мягкая кровать, застеленная чистым бельём с полкой в вагоне поезда или сиденьем автомобиля? Тем более, когда куда-то едешь, твоё пространство ограничено стенами транспорта. Ты как бы зависишь от него. А мсье Шатобриан терпеть не мог от чего бы то ни было зависеть. Тем более, в своих передвижениях, пространственно.
Дождавшись, пока парень разденется и присоединится к нему, Эмиль намылил губку пеной для ванны и молча протянул ему. Сейчас он потихоньку осваивал такой способ приказывать - бессловесный. Пока что он подталкивал Адриана к пониманию того, что ему нужно делать, чтобы Хозяин был доволен, однако постепенно он хотел усложнять приказы, давая парню видимость свободы, свободного выбора. Разумеется, правильный вариант почти всегда был только один, потому это было куда сложнее, чем просто выполнить прозвучавший приказ. Нужно было подумать и понять, чего в данный момент Эмиль хочет от своего мальчика. Зато и награды за правильное выполнение таких приказов были куда приятнее и существеннее, никогда не ограничивались просто похвалой. А наказаний - пока что - не было вовсе. Да и ничего серьёзного Эмиль таким образом не приказывал. Вот и сейчас - всё, чего он хотел, это просто помыться. Без лишних ласк, приставаний и прочего.
Посмотрим, хорошо ли ты понял...

5

Следуя за Шатобрианом, Меньон все же рассматривал ту комнату, где ему предстояло жить некоторое время. Сколько точно - неизвестно, да это и неважно в особенности. Все решил мужчина, и если он так сказал - значит, так оно и будет - это во-первых, а во-вторых - значит, так будет лучше.
Порой заостряя внимание на висящих на стенах картинах парень молча улыбался, отмечая про себя, что вот к этой, что посередине, надо бы потом подойти и рассмотреть ее подробнее, вот эта не видна из-за света, что пробивается из окна, так что подойти и к ней тоже бы не мешало. Странно, что комната так сразу угодила Эмилю - ведь, помнится, он просто сказал, что его интересует что-то связанное с природой. однако, стоит посмотреть сейчас на лишь Хозяина, так сразу становилось понятно - комната в его вкусе.
Войдя в ванную комнату, Адриан остановился и посмотрел в затылок мужчине, что принялся доводить воду до нужного состояния. А после - улыбнулся, ибо тот повернулся к нему.
-Можешь раздеть меня. Но только раздеть.
Адри улыбнулся слегка, на миг опуская глаза, после положил свой халат на маленький столик, что стоял подле раковины, и вновь повернулся к Эмилю. Его слова он вовсе не считал за приказы. Ни разу. Хотя, возможно, они таковыми и были, но Эмиль так ловко замаскировывал их, что Адри принимал их просто за просьбу. Потерев ладони друг о дружку, сделав шаг вперед Адриан принялся расстегивать его рубашку, после, скользнув руками вверх по его плечам, зацепил пальцами у ворота и потянул ткань по предплечьям, по рукам - вниз, вовсе снимая. Сложив рубашку, чтобы не сильно помялась (ведь знает, как Эмиль относится к своей внешности - если рубашка хоть немного помята или неаккуратно сложена...), он положил ее рядом со своим халатом. Затем принялся абсолютно спокойно расстегивать ремень на его брюках. Абсолютно спокойно - только внешне, однако чувствуя, как колотится сердце. Видя обнажающегося от его рук Эмиля, Адриан невольно любовался им и медленно, против своей воли возбуждался. Пуговица, молния расстегнуты - и парень потянул штаны за края вниз, вовсе внимая их, садясь на мгновение на колени, дожидаясь, пока Шатобриан вынет ноги. Затем снова встал, нечаянно коснувшись ладонью его торса, тут же отвернулся, складывая штаны, мол, ничего не было. Когда же вновь повернулся, то увидел Эмиля уже под струями теплой воды и пару мгновений не мог отвести от него взгляд - просто молча смотрел на него, наблюдал, впитывал в себя его образ. Раз за разом. Затем, все же отвернувшись немного, разделся сам, положив свои вещи так же аккуратно рядом с вещами Шатобриана и вскоре присоединился к мужчине. Набрав в соединенные ладони воды парень брызнул ее себе на лицо, чуть улыбнувшись, чувствуя, как теплая влага смывает, хоть и не до конца, всю приевшуюся пыль и накопившуюся усталость. Чуть пододвинулся под струи, уже полностью намокая. Затем же, когда открыл глаза, увидел протянутую к нему пенную губку и чуть кивнул. Встав позади Шатобриана Адриан принялся медленно, массажными движениями растирать его спину, опускаясь от плеч ниже, к пояснице, ягодицам, и вскоре просто мыля его ноги. Быстро остывающие капли воды с волос падали на кожу, заставляя вздрагивать порой и ёжиться, потому Адри сунул руки под струи воды в очередной раз, смывая как остатки пены, так и набирая жидкость во вторую ладонь, после протирая теплой влагой свои же плечи. Сам встал перед Эмилем и принялся так же мыть его грудь, опускаясь ниже и ниже, еле заметно куснув губу.

6

Голодная кума Лиса залезла в сад;
В нем винограду кисти рделись.
У кумушки глаза и зубы разгорелись;
А кисти сочные, как яхонты горят;
Лишь то беда, висят они высоко:
Отколь и как она к ним ни зайдет,
Хоть видит око,
Да зуб неймет.

Да… Адриан всё превосходно понял. Он делал всё точно так, как того хотел его Хозяин. В меру осторожно, в меру ласково, в меру старательно, с нажимом. Кожа его мальчика покрывалась мурашками из-за прохладного воздуха, касающегося тела, согретого водой. Но Эмиль не спешил согревать его, просто наблюдая за этой постепенной сменой состояний. Этот вид синеющей, покрытой пупырышками кожи, наверняка холодеющей сейчас, наталкивал мужчину на вполне такие определённые мысли.
Адри, твоя кожа такая нежная, чувствительная, так легко раздражается… Мне ли этого не знать? А сейчас мне хочется изрисовать её. Муркашками от холода, красными пятнами от жара, тонкими полосками-царапинами от хлыста. Писать на тебе своё имя, рисовать свои знаки, ставить свою подпись. Печать. Знак.
Он опустил взгляд, разглядывая татуировку на плече Меньона, которую знал наизусть. Мог повторить каждый изгиб рисунка, каждую чёрточку с закрытыми глазами, обвести хоть пальцами, хоть губами. Эту татуировку Эмиль сделал своему мальчику сам. Вернее, сам нарисовал рисунок, который после вытатуировал лучший мастер, которого он только мог найти. И этот цветок, эта вязь – тоже были знаком принадлежности Адриана своему Хозяину.
- Спасибо, - коротко, потрепав его по щеке. Пришло время для награды за примерное поведение, так? Эмиль взял из рук парня мочалку, снова намыливая её, поднимая его на ноги. И теперь он принялся мыть своего мальчика, оттирая его тело от пыли и пота, смывая с него усталость, с удовольствием видя, как краснеет кожа от этого. Шея, плечи, руки – чуть медленнее на татуировке, - грудь, живот, бёдра, забираясь в каждый уголок его тела, прекрасно зная, что у этого тела нет ни одного места, недоступного Шатобриану. Его рукам ли, взгляду, губам или кнуту. Затем, обнимая его, принялся растирать спину, ягодицы.
Я это сделаю… Всё, что хочу. С ним. Но позже… Да, позже. Сейчас же пора открыть ему правду об этом месте. Думаю, ему понравится.
Закончив с мытьём, Эмиль выпустил парня, сполоснул мочалку и вылез из ванной, вытираясь большим махровым полотенцем. Расправившись с водными процедурами, накинул халат, не завязывая его, даже не запахивая, и вернулся в комнату. Дождался Адриана, пока что рассматривая содержимое своего чемодана. Идея появилась у него давно, но воплотить её он решил именно здесь, в месте под названием «Вертеп».
- Сейчас мы спустимся вниз. Там проходит… празднество. Маскарад. Я взял с собой всё, что может нам для этого понадобиться, - Эмиль повернулся к любовнику. – Иди сюда.

Отредактировано Эмиль Шатобриан (2009-11-04 22:08:22)

7

Прикрыл глаза, продолжая намыливать мужчину, ощущая, как нежная, практически невесомая белая пена клочками падает на пол, тут же смываемая струями воды, раздираемая их сильными ударами, и прячется в водостоке. И тут же явственно представил, как лопаются маленькие мыльные пузырьки, с таким тихим шуршащим звуком, и летят вниз, растворяясь полностью, исчезая бесследно. От этого становилось даже как-то грустно. Казалось бы, такая красота - нежная мыльная пена, переливающаяся на свету всеми цветами радуги - и так просто исчезает, кончает свою жизнь в стоках водопровода... Все, что красиво или хрупко с такой легкостью пропадает из этого мира... И почему все так? Порой бывало, что такие мысли приходили Адриану в голову вне зависимости от того, хотел он этого или нет. Просто - стоило лишь что-то увидеть, что-то цепляющее за душу... Меньон тихо вздохнул, закрыв глаза, отгоняя от себя эти мысли и тут же понимая, что на него смотрят. Точнее - смотрит. Шатобриан. Его взгляд воистину можно почувствовать. Кожа в очередной раз прошлась мурашками, и парень чуть повел плечами.
Подняв голову, он отдал Эмилю мочалку, после поднимаясь на ноги, ладонью откидывая мокрые, холодные от воды волосы на затылок, убирая прилипшие пряди с лица, после вновь направляя глаза цвета изумруда на мужчину. В памяти вспышкой появилась яркая картина их первой встречи. Помнится, именно в тот момент, когда Эмиль посмотрел на меня, я спотыкнулся и разбил бокал с вином. Парень насмешливо нахмурил нос. А он тогда лишь снисходительно улыбнулся.
-Да было бы за что благодарить... - пробормотал, чуть прищуривая глаза от прикосновения его руки, немного склоняя голову на бок, полностью ощущая его ладонь на своей щеке. И тут же поднял голову - навряд ли Шатобриану нужна была эта.. "ласковость", а потому лучше не навязываться.
От прикосновения мочалки чуть прикрыл глаза, немного закинув голову назад. Все было просто идеально - Эмиль касался везде, шея, плечи, руки, грудь - и ниже, ниже, смывал дорожную пыль и усталость полностью. Адриан чуть улыбнулся, ощущая, как медленно кожа из "куриной" становится нормальной, а после - краснеющей. Становилось тепло и уютно. А после, повинуясь рукам Шатобриана, чуть прижался к нему, от прикосновений к спине прогибаясь немного, ткнулся лбом в его плечо, закрыв глаза и слегка повел плечами, тихо улыбаясь.
Шатобриан закончил с мытьем и вышел, а в это время Адри, задрав голову, подставил лицо теплым струям и начал что-то мурлыкать себе под нос. Протянув руку, крутанул ручку, подпуская больше горячей воды.. Открыв глаза через некоторое время, приметил, что сквозь появившийся пар очень трудно что-либо разглядеть и потому выключил воду, вылез из душа и, содрав полотенце с крючка, принялся вытираться. После накинул на себя халат и вышел из ванной, оставляя дверь открытой, чтобы пар вышел, и было в комнате не так душно. Запустив пальцы в мокрые волосы, примечая, что от раскрасневшейся кожи до сих пор идет белый дымок, с улыбкой глянул на Эмиля.
-Маскарад?.. Серьезно? А почему ты мне ничего не сказал - я бы хоть как-то подготовился, наверное... Хотя бы морально... - но потом заткнулся, услышав дальнейшие слова. - Взял, да?  - чуть усмехнулся. - Даже боюсь представить, что ты напридумал..  -хмыкнув, Адриан подошел ближе.

8

Солнце и плечи, ветер и волосы,
Время устало делиться на полосы.
Жизнь в обещании вечной весны.
Я сочиняю Вам стихотворение,
Я начиняю его озарением –
Барышня, барышня, Вы безвозвратно пьяны.

Эмиль так и продолжал смотреть на свои вещи, не поворачиваясь к парню. Ему было интересно, как Адри отреагирует на то, что для него приготовлено, но он оттягивал момент, почти наслаждаясь этой неизвестностью. Удивится ли его мальчик? Возможно. Ведь Шатобриан раньше не требовал от него ничего подобного. Попробует ли сопротивляться решению Хозяина? Кто знает… Не хотелось бы, чтобы такое хорошее начало омрачалось непослушанием и последующим наказанием. А может, наоборот, сам захочет исполнить то, что придумал для него мужчина? Не проверишь – не узнаешь. Эмиль склонился над чемоданом, доставая оттуда припрятанные как раз для этого случая вещи. Он наконец повернулся к Адриану, улыбаясь. И одним движением встряхнул свёрток в своих руках, разворачивая его. А затем положил на кровать, расстилая, женское платье. Оно было сшито специально для его мальчика и должно было сидеть идеально – Эмиль, как всегда, позаботился обо всём заранее. Рядом с платьем мужчина положил туфли, веер и, конечно же, маску. Всё это было сделано по индивидуальному заказу Шатобриана и предназначалось именно для маскарада в Вертепе.
- Думаю, ты будешь бесподобен во всём этом, - Эмиль рассматривал лицо Адриана, пытаясь понять его реакцию. Это, как всегда не составило труда. И не только потому, что Шатобриан был хорошим психологом. По лицу Меньона мог бы легко читать даже пятилетний ребёнок. Парень не мог скрывать своих мыслей, хотя, возможно, сам думал иначе. Впрочем, это была одна из тех черт, что привлекали Эмиля. Привлекло с первого взгляда, когда Адри, тогда ещё работавший официантом, так засмотрелся на мсье Шатобриана, что натурально не удержал поднос с бокалом вина. Тогда парень поставил на карту всё, что имел – и не прогадал. Подтверждением этого было… да хотя бы вот это платье, расстеленное сейчас на кровати перед ошалевшим юношей.
- Я помогу тебе одеться. Всё-таки, здесь корсет,  - тон брюнета был будничным, как будто Адриан переодевался в женщину и обратно по пять раз на дню. Со своим костюмом ему было возиться куда меньше, тем более что Адри предназначался ещё парик и макияж. Эмиль чувствовал себя так, как будто парень был его прекрасной фарфоровой куколкой, одной из тех, с которыми так любят возиться маленькие девочки. Правда, ни с какой маленькой девочкой мсье себя отнюдь не отождествлял. Он же, в конце концов, не был каким-нибудь извращенцем.

9

Адриан выжидательно смотрел на мужчину, думая, что же он такого "приготовил".
Если уж маскарад, то должно быть что-то.. что-то необычное,  так скажем.. Может, какой костюм? Наверняка... Хм.. Маскарад.. Помнится, в детдоме что-то устраивали.. Но вряд ли тут "масштабы" детдомовского. - Адриан усмехнулся своим мыслям. Нет, не все так просто... М.. Что может быть?.. - парень поднял глаза к потолку. Вампир? Нет, банально. Слишком банально. И уже пошло. Эмиль такое не выберет.. Блин.. Какой-нибудь маг-волшебник-недоучка? Пфф, нет, это смешно. Так что же тогда?.. Ну вот что?.. Пока Адри гадал про себя, он не заметил, как начал кусать губы. И тут заметил, что Шатобриан все же решил показать эти секретные заготовки парню и невольно подался вперед, с интересом ожидая чуда. И замер, распахнув глаза, не зная, как выразить свое удивление. Все в голове смешалось - все мысли мигом остановились а после хаотично заметались, словно наталкиваясь друг на дружку, сминая своим напором. Меньон медленно поднял глаза на мужчину, а после вновь опустил их на платье, скользя глазами по каждой складке, по мелкой, детализированной вышивке, невольно любуясь. А после заговорила якобы мужская гордость, и парень чуть нахмурился.
Он что, издевается? Чтобы я на маскарад, где Приличные люди, одел вот Это? Да нивжисть!
Меньон про себя чертыхнулся, все же не отрывая глаз от платья, сознаваясь самому себе, что оно просто великолепно. После перевел глаза на маску, чуть поджимая губы.
Помнится, подобие такой маски я видел где-то.. видел, и показал ему.. Неужели он запомнил тогда?..
Парень чуть улыбнулся, рассматривая узоры и невольно наклоняясь вниз, чтобы ближе, в деталях рассмотреть маску. А после повернул голову к вееру, разглядывая так же в деталях и его и, не сдержавшись, провел по дереву внизу - пальцем. Ну и настал черед туфель - высокий, наверное, сантиметров пять или больше каблук, острый нос..Адри дослушал слова Эмиля и задумался, а после Меньон поджал губы, выпрямился, втянул в себя воздух и, повернувшись к Шатобриану, нахмурился и выдал:
-Знаешь, в чем саааамая большая проблема? Нет, не в том, что я парень или еще что. Хотя да, я парень, стоит это отметить. Адри сдул челку с глаз, которая, по его мнению, в данный момент не придавала ему вид человека с ущемленным достоинством. - Так вот еще раз. Я парень - это раз, два - с чего ты взял, что я одену это и три... Адри шмыгнул носом, вновь оборачиваясь к разложенной одежде. Я на каблуках ходить не умею.. Тихонько так соврал. Одевал, одевал. Ну, никто же не виноват, что с его внешностью в детском доме приходилось играть постоянно всяких сопливых принцесс? Конечно, не виноват! Вздохнув, Адри вновь поднял глаза на Шатобриана.
-Ты извращенец.. Кто, кроме тебя, мог додуматься нарядить любовника в женское платье?.. Тихий вздох. - Тем более.. Тебе ведь хрен возразишь.. Легкая улыбка появилась на губах.
А ведь так оно и было. Отчасти из-за того, что что-то могло произойти с ним в случае отказа-неповиновения, отчасти из интереса и отчасти из-за того, что ничего другого (что сто пудов) для маскарада не было, Адриан и согласился.
По-другому ведь быть не может...

10

Мари, шотландцы всё-таки скоты...

Смена чувств на лице Адри прямо-таки завораживала мужчину. Он смаковал каждую новую эмоцию: вот любопытство, желание поскорее узнать, что же его Хозяин скрывает... вот недоумение при виде костюма... вот тщательно подавляемое негодование, и тут же - страх, ведь отказов Эмиль не терпит... вот явно мелькнула мысль "а почему бы и нет", или что-то в таком духе... вот смущение - ведь его мальчик не умеет ходить на каблуках, конечно же, Шатобриану об этом известно, и он хочет, чтобы его мальчик чувствовал ещё более сильную неуверенность, ещё более сильную зависимость от него, мсье Шатобриана... вот полная, безоговорочная покорность воле Хозяина... а вот и собственная заинтересованность. Видимо, Эмиль успел развратить парня до такой степени, что даже общественное мнение ему не мешает. Хотя какое тут может быть общественное мнение? По сравнению с "Вертепом" даже Содом покажется тихим монастырём. Но Меньон об этом не знает, конечно, откуда бы ему знать, ведь мужчина не сподобился объяснить ему, куда именно они направляются. И мсье уже предвкушал ещё более сильную бурю эмоций своего мальчика.
- Мне прекрасно известно, что ты парень. Лучше, чем кому бы то ни было. Это раз. Ты оденешь потому, что я этого хочу. Это два. И мне известно, что ты не умеешь ходяить на каблуках. Что ж, придётся тебе всё время держаться за мою руку и не отходить от меня ни на шаг. Это три, - хотя Адри вроде как уже выразил своё согласие, мужчина решил на всякий случай напомнить ему, что здесь имеет значение только воля одного человека. Мсье Шатобриана.
И мог бы не выказывать своё недовольство. Пусть и наигранное. Впрочем, за это ты ещё поплатишься... Нет-нет, наказывать тебя пока что не за что. Но немного страха ты сегодня получишь. И, да, я, кажется, хотел предупредить тебя об этом месте до того, как мы выйдем? Хм. Я передумал.
- Снимай халат. Я помогу тебе всё это правильно надеть, - да, пожалуй, без посторонней помощи здесь было проблематично справиться. Интересно, как модницы того времени возились с такими платьями каждый день? Разумеется, у знати были служанки, а бедняки так не одевались... Но какое же терпение нужно иметь, чтобы часто проходить через сию процедуру? Один корсет затянуть чего стоит... А Эмиль не пожелал просто стилизации под восемнадцатый век. По крайней мере, в том, что касалось платья.
Пока Эмиль заказывал его, он понаслушался рассказов про моду и нравы того времени. Это было занимательно, безусловно. Взять хотя бы то, что вот такие вот наряды одевались дамами всего-то по одному разу. А чтобы сшить такую красоту, требовалось много времени и труда. Хотя всё вполне понятно. Стирать подобные вещи было невозможно из-за вышивки, из-за форм изделия... Оно просто не предназначалось для стирки. А долго ли вещь можно проносить, не стирая? Вот то-то и оно.
Что-то я отвлёкся... Можно начинать.

11

Смотря на Шатобриана Меньон молча слушал то, что он говорил. Молча, пытаясь разобраться в оттенках его голоса, пытаясь понять, что крамольное может крыться за его словами. Однако даже если и был в его речи какой-то потаенный смысл, то вникать в него не было большой необходимости, ведь все, что говорил Эмиль, было прозрачно, как стекло. И в своих словах мужчина снова показывал, кто тут главный/кто в дома Хозяин/чьи тапки у порога круче. Однако на слова о том, что не умеет ходить на каблуках, Адри лишь улыбнулся. Покорно так улыбнулся, ибо совсем недавно вспомнил, что ходил на них. Лет эдак ...дцать назад. Но теперь это не играло особой роли. Но вдруг в голове снова пробежала мысль - а что, если Эмиль заметил эту ложь? Хоть она и маленькая, но Шатобриан на дух не переносил вранья, особенно от тех, кем он безоговорочно владел. И потому Адриан с силой прикусил себе язык, запрещая себе - на будущее - врать Шатобриану даже по мелочам. Но запретить самому себе - это смешно. Это так обычно бывает - дал себе слово, тебя никто не контролирует - и ты же спокойно сам у себя его и забрал. Хотя в последнее время хотелось начать носить в маску, скрывающую все эмоции начисто. Научиться их полностью скрывать - в особенности от Эмиля. В крайнем случае, в самом крайнем - одевать настоящую маску из папье-маше, хотя, зная Шатобриана, эмоции он сможет увидеть и сквозь нее, стоит ему посмотреть.
Адриан послушно снял халат - махровая ткань, немного намокшая у ворота от капель воды, падающих с волос, податливо скользнула по коже, которой тут же стало немного.. прохладно. Поежившись, поведя при этом плечами, Меньон кинул халат на кровать, куда-то в зону места, где должны находиться подушки.
-А в честь чего тут будет проходить маскарад? Не просто же так, да? Меньон вопросительно поднял бровь, посмотрев на мужчину, пытаясь прочесть по его лицу ответ, который он, возможно и не даст.
Этот вопрос долгое время уже крутился в голове и то и дело хотел сорваться с языка. Ну как, долгое время... с тех пор, как Шатобриан сказал про маскарад и показал ему костюм. 
-И почему ты.. решил одеть меня именно так?.. Ну, то есть, в женское платье.. Адриан вновь посмотрел на разложенное на кровати платье, в очередной раз скользя по вышивке на декольте, после по корсету – и вниз. Понимаешь, что тут.. Хм, у меня еще так недвусмысленно груди нету.. Или ты уже заранее приготовил подкладочки всякие? Парень улыбнулся открыто, снова посмотрев на мужчину. Порой очень тянуло поиграться с огнем, хотя Меньон знал, что это не сулило ничего хорошего. Нет, Шатобриан еще ни разу не наказывал его. По крайней мере – серьезно. Но все же тянуло, ух как тянуло. А еще в детстве воспитательница говорила – Адриан, не играй со спичками.  С огнем не играй – можешь обжечься.  Если начнешь играть в игры с огнем, то однажды напорешься на человека, с кем захочется играть так же.  Рядом с кем захочется стоять на самом краю пропасти. И если что-то пойдет не так – этот человек толкнет тебя в спину. Поверь мне. Запомни раз и навсегда. Есть люди пострашнее огня, и потому не привыкай к пламени – после будешь искать человека, похожего на огонь. Меньон тогда лишь ухмылялся словам воспитательницы, а потом вновь сбегал на крышу и курил, порой стряхивая пепел на руки или пальцами туша огонек зажигалки. Ну и через несколько лет наткнулся на Эмиля Шатобриана. Человек – огонь. Только огонь не горячий (хотя когда как), а холодный.  Не тот, кто может толкнуть в спину.

12

Мы спасались от любви
Где могли, как могли,
За пределами Небес,
На краю Земли...

Адри любил задавать вопросы, что было, то было. И сейчас он задавал слишком много вопросов, по разумению Эмиля. Потому мужчина не ответил ни на один. Просто проигнорировал, как будто их и не звучало. Только улыбнулся тонко, подходя к своему мальчику и обнимая его за плечи, чуть поглаживая по спине, как будто успокаивая буйного жеребца перед тем, как вывести его, осёдланного, из загона. В принципе, примерно так это на самом деле и было - мсье хотелось, чтобы его мальчика оценили по достоинству. Самоутверждение... Не самый худший его вариант, если вдуматься. Адриану от этого точно плохо не было. Это была адекватная компенсация, кажется.
Чуть тряхнув волосами, Шатобриан отвлёкся от воспоминаний теории и вернулся мыслями к Адри. Тот явно чего-то ждал. Скорее всего, ответов на свои очередные вопросы... А может, уже и не этого. Усмехнувшись, Эмиль отстранился, поднимая его руки, заставляя его вытянуть их над головой вверх. И надел на него камизу - нижнюю короткую рубашку из вискозного шёлка, с кружевом из вискозы, с втачным рукавом с ластовицами. Рубашка была Меньону точно до колен. Эмиль улыбнулся шире. Сейчас его любовник напоминал американскую школьницу 80-х годов в ночной рубашке, если не брать во внимание кружево. Впрочем, выражение лица у него было точно такое же, как у вышеупомянутой школьницы.
- Обуйся сейчас. В корсете ты наклониться не сможешь, - мужчина поставил перед Адрианом туфли на каблуке. Заодно пусть парень привыкнет, хотя бы немного... Подождав, пока он обуется и убедившись, что с непривычки падать не собирается, Эмиль опоясал его поясом с карманами. Это были две сумочки из жаккардового атласа, с добавлением вискозы, находились они на бёдрах, и прятались под верхней частью одежды. Доступ к ним был обеспечен прорезями в соответствующих местах на подоле платья. Затем пришёл черёд панье овальной формы, из двух частей, скрепляемых завязками спереди и сзади. В верхней частье панье были, собственно, прорези для доступа к карманам. Впереди было самое интересное. Корсет.
- Дыши глубже. А лучше в ближайшие несколько часов не дыши совсем... - честно предупредил мсье Шатобриан, для начала слегка затягивая заднюю шнуровку корсета. - Интересно, насколько можно тебя утянуть? Тебе, наверное, тоже интересно? - затянув сильнее, обошёл Адриана, подтягивая шнуровку спереди. Сам корсет был сшит из льна, а отделка была выполнена из смесового атласа. - Знаешь, говорят, что женщина испытывает два оргазма. Первый - когда надевает корсет и видит себя в зеркало, а второй - когда его снимает... Проверим? - затягивая, насколько возможно, и надеясь, что корсетные планки - металл, регилин - не сильно впиваются в тело его мальчика, Эмиль отошёл на пару шагов, любуясь им. Адри был хорош, как никогда...
Вдоволь налюбовавшись им, мужчина надел на Меньона нижнюю юбку из хлопкового атласа, крой которой повторял форму юбки верхнего платья, и прикрепил булавками стомак, прикрывающий шнуровку корсета. И, наконец, само платье из хлопкового атласа, распашное спереди.
- Ты прекрасен, Адриан, - мужчина подошёл к нему, снова приобнимая за плечи. Осталось надеть на парня парик и маску... Тогда его точно будет не узнать.

13

Что и следовало ожидать - ни на один из своих вопросов ответа Адриан не получил. Оставалось лишь два варианта - либо развести руки в стороны и смириться, либо забиться в угол и воя посыпать голову пеплом. Адри предпочел первый вариант и развел руки в стороны. Мысленно, конечно же. А после парень немного удивленно моргнул, ибо Эмиль обнял его. Моргнул и улыбнулся и, не упустив момент, мягко уткнулся лбом в его плечо. По телу от прикосновения его мягких, порой жестоких рук, прошлась приятная теплая волна. Адри улыбнулся шире, чуть прикрывая глаза.
После, повинуясь рукам Шатобриана, Меньон поднял руки вверх, вскоре ощущая, как тонкая легкая ткань коснулась тела. Непередаваемое приятное ощущение. Адри улыбнулся, проведя руками вниз, поверх длинной рубашки, по своему телу медленно, мягко перебирая пальцами тонкую ткань.
Это же сколько надо было времени ему потратить, чтобы все это достать.. Сколько времени и денег.. И терпения.. Адриан в очередной раз посмотрел на платье. Что-то ему смутно подсказывало, что оно не просто так, покупное, а сшито назаказ. А он еще и размер мой знает? Все-все мерки? И тут же мысленно улыбнулся. Ну, еще бы Эмилю этого не знать, тому человеку, что изучил тело Меньона даже лучше, чем сам обладатель. Тому, от чьих прикосновений тело просто трепещет и с готовностью отзывается. И не только тело, стоит заметить. Ну, да ладно. И все же Адриан немного растерялся. Все таки Шатобриан серьезно оденет на него это платье...
Отогнав подальше свои мысли, растрепав все еще немного сырые волосы рукой, Адриан осторожно просунул ступню в туфлю с такой немного ненормальной улыбочкой на губах.
Вот я сейчас сто пудов как дурак выгляжу.. Нет, это сто процентов.. Господибоже...
Одев одну туфлю, Адриан встал на ногу прямо. Встал и чуть поморщился - узкие.
-И как девушки во всем этом ходят?.. Пару раз тихонько топнув ногой, убедившись, что каблук не сломается, Меньон одел и вторую. Встал прямо. Попробовав сделать шаг, чуть пошатнулся, и вновь вернулся в изначальное положение.
Н-да, стоять будет гораздо и гораздо безопаснее.. А там.. За Эмиля держаться буду.. А если упаду - на его совести будет..
Выпрямившись, парень развел руки немного в стороны, отдавая себя в руки своему костюмеру. Поясок с карманами вызвал живой интерес. Адриан принялся гадать, для чего они, собственно, нужны - навряд ли что-то стыренное прятать, хотя и для этого они могли пригодиться. Пока Адри размышлял над всем этим, то не заметил, как дело дошло до корсета. От этого слова даже немного вздрогнул - вспомнился фильм "Пираты Карибского моря." Адри мужественно вдохнул воздух всей своей "мужской" грудью.
-Фух... Ну, давай..
Адри чуть дернулся, стоило шнуровке сзади затянуться практически до конца. По крайней мере, так показалось.
-Я не девушка, чтобы по такому поводу оргазм испытывать... проговорил тихо, а затем попросту будто задохнулся - ребра сдавило неимоверно сильно, казалось что вот-вот, затяни Эмиль еще сильнее, и они попросту переломятся. Затем тихо, медленно-медленно, судорожно выдохнул, стараясь расслабиться. Выдохнул - и вдохнул вновь, проверяя, сможет ли дышать. Вроде получалось.
Как Эмиль одевал его дальше, Меньон не следил и, можно сказать, вовсе не принимал в этом участия - все его мысли занимало привыкание к корсету на груди.
Как только платье было полностью надето, Адриан тихо выпустил воздух через рот, уже приноровившись к дыхательному процессу в такой страшной вещи, как корсет. Опустил руки, проводя по декольте, пальцами спускаясь ниже к корсету, а после - по самой юбке.
-Ну... я рад.. немного дрожащим голосом ответил, продолжая все же неспокойно дышать.  Сейчас хотелось повернуться к зеркалу и осмотреть себя с ног до головы... Но все же.. Есть еще и маска.. И наверняка еще что-то.. лучше уж потом глянуть.

14

Медленно, верно газ
Плыл по уставшей комнате,
Не задевая глаз -
Тех, что Вы вряд ли вспомните.

Проведя пальцами по щеке Адриана, мужчина отошёл от него. Кажется, парень чувствовал себя, мягко говоря, не своей тарелке. Главное, чтобы он взял себя в руки перед тем, как выйти из комнаты. И вообще, надо почаще одевать его в женскую одежду... Эмиль практически пожирал глазами своего мальчика, так непривычно выглядящего теперь. Поскольку он не был расслаблен, его движения потеряли обычную грациозность и красоту, присущую юному телу. Нужно, чтобы он отвлёкся на что-то. Но необходимы ещё пара штрихов, которые завершат образ.
Едва коснувшись губами пряди русых волос, Шатобриан вернулся к вещам. Достав гребень и тонкую резинку для волос, вернулся к Адри, повернул его к себе спиной. Бережно касаясь чуть влажных после душа волос, собрал их в низкий хвост. Так и оставив его стоять спиной к кровати, взял парик, пару раз провёл по нему гребнем, убирая несколько выбившихся волосинок, доводя гладкость поверхности до совершенства. А затем надел его на голову Меньону, поправляя, заправляя собственные волосы парня под парик. Эмиль действительно чувствовал себя так, как будто одевает дорогую куклу, хрупкую и прекрасную.
Длинная рыжая чёлка упала на глаза Адри, и его Хозяин раздвинул её в стороны, заглядывая в глаза своего мальчика и вкладывая в его ладонь маску. Эмиль понял, что не прогадал с цветом парика - рыжее прекрасно сочеталось с изумрудными глазами юноши, оттеняло их, придавало всему его облику какую-то бесовость, которой раньше в Адриане не было. Или не было видно так явно. И Шатобриан видел в его глазах своё отражение - он как будто смотрел на себя глазами своего мальчика. Божество? Вряд ли. Скорее уж демон.
- Вот ты и готов... Я бы ещё накрасил тебе ресницы и губы, но, думаю, это будет уже перебор, - мужчина промолчал насчёт того, что ещё обязательно сделает это. Как-нибудь позже. Или вообще в другой раз. Ведь это же не последний раз, когда Адри приходится переодеваться. Главное - начать, а там он и сам втянется.
- Можешь посмотреть на себя в зеркало. Я пока займусь собой, если ты не возражаешь.
Мужчины во все времена умели приспособиться так, чтобы возиться с внешним видом как можно меньше. Даже версальские модники начала восемнадцатого века. По крайней мере, по сравнению с женщинами той же эпохи... В свой костюм Эмиль влез сам, без посторонней помощи, благо, уже неоднократно примерял его. Двигаться в нём было вполне реально, даже бутафорская шпага почти не мешалась.

15

Адриан чувствовал себя неуверенно в этом костюме. Еще бы! - не каждый же день на тебя надевают женское платье. Тем более - такое. Видя взгляд Эмиля, Меньону показалось, что тот не отказался бы, если бы Адриан не то что всегда так ходил, так хотя бы был девушкой. От такой мысли немного передернуло, и парень лишь немного улыбнулся.
Повинуясь рукам мужчины, Адри повернулся к нему спиной, зашуршав складками платья, укладывая ладони поверх юбки. Придется еще и вести себя соответствующе. А от прикосновения к своим волосам парень вовсе готов был таять, тем более - от таких осторожных и нежных. Прикрыв глаза, Адри позволил делать с собой все, что тот захочет. Да и не позволить, в принципе, было бы не то, что опасно - можно сказать, непривычно. Не так. Нарушать закон и привычку.. Нет, нет. Потому парень просто закрыл глаза, немного опустив голову.
Ощутив упавшую челку, Адри непроизвольно потянулся пальцами убирать ее, но Шатобриан опередил. Подняв глаза на мужчину, Адри вновь попытался понять, что же означает его взгляд. Даже немного прищурился, склонил голову на бок.
Ну, думаю, он доволен тем, что сотворил со мной.. Блин, как я выгляжу во всем этом?..
Меньон чуть закусил губу, опуская глаза, осматривая себя вновь, молча улыбаясь на слова о ресницах и губах. Слегка кивнул.
Пара неуверенных шагов к зеркалу, приноравливаясь к каблукам, немного глядя себе под ноги, однако стараясь держать спину прямо. Дернул подбородком, убирая за спину длинные рыжие пряди парика, что, упав, немного мешались. Подняв голову медленно, Адриан, скользя по поверхности зеркала глазами, точнее по-своему отражение, снизу вверх, замер.
-Это же.. Это не я.. пробормотал тихо, неуверенно.
Напротив него, из зеркала действительно глядела девушка. Будто - близнец - и то только по цвету сверкающих глаз. Адри чуть приподнял руку - то же самое сделала и она. Парень чуть повернулся - девушка с зеркале проделала аналогичное движение. Меньон отступил немного назад, уже не обращая внимание на непривычность туфель - близняшка отступила так же.
Боже, слушай.. Не узнать.. Это действительно я?..
Адри чуть нагнулся к зеркалу, пальцами убирая волосы, рассматривая себя со всех сторон. И правда, он - вот же две сережку в ухе. Не удержавшись, парень показал отражению язык и чуть оттянул платье у плеч, примечая татуировку - и вконец убедился, что это он - Адриан Меньон собственной персоной.
М-мама.. Мама родная..
Парень принялся снова разглядывать себя. Вышивка гармонично сочеталась не только с самим платьем, но еще и с новым цветом волос, с изумрудами глаз. Пару раз вздохнув глубоко, насколько это было возможно, Адри встал прямо и немного задумался, возвращая себе самообладание. Закрыл глаза на некоторое мгновение. А затем, открыв, вновь посмотрел на себя - и уже гордая, уверенная девушка, в глазах которой лишь украдкой проскальзывал страх и неверие стояла напротив него.
Что ж.. Хорошо.. Так и будет.
Меньон кивнул сам себе, будто заключал договор и отвернулся от зеркала, посмотрев на переодевшегося Шатобриана. Его-то узнать было гораздо реальнее. Адриан остановился на несколько секунд, с интересующейся улыбкой разглядывая его.
Тихо прошуршав складками платья к кровати, парень прихватил с непривычной для себя изящностью маску двумя пальцами и приложил ее к своему лицу, вновь поворачиваясь к зеркалу. Чуть дернул бровью, растягивая губы в улыбке.
-Знаешь.. А мне нравится..

16

И была их любовь, словно пламя костра на ветру,
Что погаснет наутро под мелким осенним дождём.
Пусть когда-нибудь в песне счастливой поэты соврут,
Но я знаю - лишь день, только день они были вдвоём...

Похоже, Адриан остался доволен своим внешним видом. Более чем доволен. Он с удовольствием крутился перед зеркалом и даже, кажется, на каблуках держался довольно смело. Как будто ему уже когда-то приходилось стоять на них... Но нет, это же смешно. Его мальчик на каблуках? Не по воле Хозяина? Ис-клю-че-но.
Усмехнувшись жёстко, Эмиль подошёл к парню, разглядывающему себя в зеркало, со спины. По-хозяйски обнял за плечи, становясь рядом.
- Достоин ли я своей прелестной спутницы? М, Адри? - он смотрел в глаза отражению своего мальчика, стальной хваткой сжимая его плечо. То самое, с татуировкой... Периодически мужчине требовалось убедиться, что его мальчик - действительно только его. После таких моментов на Меньоне появлялись новые отметины, следы его принадлежности Шатобриану. Его это, по-видимому, устраивало. Иначе давно бы ушёл - сделать это он был в состоянии.
- Практически Казанова и Генриэтта... Правда? - выпустив плечо Адриана, Эмиль отошёл к кровати, взял маску, которую приготовил для себя. В принципе, уже можно было выходить из комнаты. Но Шатобриан пока медлил... Он смотрел на своего любовника. И в нём росло вполне определённое желание... Оно не требовало удовлетворить его сейчас же, оно просто приятно росло в паху, постепенно давая о себе знать. Эмиль и не собирался немедленно набрасываться на парня. Зачем немедленно? Комната никуда не денется. Кровать тоже. Можно пока выносить в себе это желание, и тогда потом, когда придёт время, всё будет ещё лучше. На том и порешив, мсье надел маску.
- Идём, - коротко улыбнувшись, Эмиль снова подошёл к Адри, протягивая ему руку.
---> Холл и общие залы » Парадный вход, холл и лестница

17

Адриан видел приближение Эмиля к себе в отражении зеркала. Его улыбка.. Такая улыбка порой возникала на губах мужчины, но не очень уж часто. Может, раз в неделю. А после этого что-нибудь происходило. Что-то, что не могло пройти бесследно. Порой это были либо легкие синяки на нежной коже, либо синяки побольше и побольнее, либо укусы. Каждый раз Шатобриан изворачивался все больше, по-новому ставя какие-то отметины с только ему веданным смыслом. Меньон стиснул посильнее зубы, напрягся, но не шелохнулся даже, не оторвал взгляда от отражающегося в зеркале Шатобриана. И даже, немного расслабившись, чуть улыбнулся.
-Думаю, вполне достоин. - Так же переводя взгляд изумрудных глаз в глаза его отражения, немного скривив уголок губ в усмешке. На другие же слова, что последовали далее, Адри улыбнулся более расслабленно, незаметно двигая плечом, после, подняв руку, разминая его ладонью, разгоняя тупую ноющую боль.
Ну вот.. Очередные синяки..
Парень куснул губу. Что-что, а синяки определенно особой красоты не предавали. Они на теле Адриана никогда не появлялись в одиночестве - в основном появлялись малой, но чувствительной россыпью разноцветности на одном участке. А Адри хоть и был ценителем ярких цветом, такого самотворчества не одобрял. Но молчал, потому что.. Потому что молчал. Не хотелось возражать. Скорее эти хватки Эмиля заставляли улыбаться. Тот будто проверял - что Адриан все еще реален, все еще с ним, никуда не ушел. По крайней мере, Меньон тешил себя именно такими мыслями.
Адри чуть повернулся, проследив взглядом за мужчиной, после переводя его на маску. Чуть куснул губу - платье определенно заставляло вести себя по-другому и чувствовать по-другому. Медленно подняв глаза, парень наткнулся на взгляд его синих глаз. И, улыбаясь, так же посмотрел в его глаза, после этого наблюдая за процессом одевания маски. Губы вновь тронула улыбка, когда Шатобриан подошел к нему.
-Ну что ж.. Идем.. Меньон улыбнулся, шорохом платья и тихим стуком каблучков трогаясь с места.
---> Холл и общие залы » Парадный вход, холл и лестница

Отредактировано Адриан Меньон (2009-11-08 16:36:04)

18

» Холл и общие залы » Барная комната
Генерал, хотите моё тело?
Но, уверен, Вы владели лучшим.
Да и Вами этот лот изучен.
Так что Вам отдам задаром смело.

По дороге до комнаты Эмиль всем своим видом источал спокойствие и сдержанное дружелюбие. Неплохая тренировка нервов, не так ли? Сдержанно улыбаться и кивать каждому встречному, когда хочется взять автомат модели Fusil d'Assaut de la Manufacture d'Armes de St-Étienne и... и со всеми отсюда вытекающими. Почти бережно поддерживать своего спутника под ручку, когда хочется приложить его очаровательным личиком о ближайший дверной косяк. Но нет. Мсье и так уже мысленно ругал себя за то, что своим поспешным уходом продемонстрировал эмоции. Нельзя было этого делать. Просто нельзя. Вседозволенность расхолаживает, что правда, то правда. Он показал слишком много. Вон, Адриан еле на ногах стоит - от страха, думается. А ведь он не бояться должен, по-хорошему. Он должен чувствовать, что сделал что-то не так, но не должен ждать, что за этим последует наказание, нет, не о наказании он сейчас должен думать, а о своём поведении и о мотивах поступка Хозяина. Должен пытаться сложить два и два. Но нет - он явно просто трясётся от ожидания того, что ему готовит будущее... и фантазия Эмиля.
Фантазия Эмиля уже ничего не готовила. Он усмирил её мстительность, решив сперва просто поговорить с Адри.
Поэтому когда за ними закрылась дверь комнаты, Шатобриан не стал сразу же рвать и метать, как хотел ещё пару минут назад. Он так же спокойно прошёл к кровати, снял маску и начал разбирать вещи из своего чемодана. Рутинная работа, которой можно занять руки, всегда помогает собраться с мыслями. Начиная с их ухода из бара, и до настоящего момента Эмиль не сказал Адриану ещё ни слова.

19

Направляясь в номер, Адри шел, смотря себе под ноги, не поднимая взгляда. Все думая и думая..И никак не приходя в определенному выводу и потому тихо начиная нервничать, еще больше и больше.
Так, стоп! буду так продолжать - не доживу до номера нашего. Не дойду и, как идиот, назло всем грохнусь в обморок.
Меньон вновь вдохнул, подняв голову. Глубоко вдохнул, мотивируя себя к спокойствию тем, что нервные клетки не восстанавливаются.
Да и к тому же? Что он мне сделает? У меня есть некая свобода. И при случае.. Тут мысли остановились и вскоре возобновились, будто в какой-то траурной вуальности. При случае.. Я смогу воспользоваться этой свободой. Но все же.. Что ему так не понравилось? почему он сорвался буквально из бара?.. Может, ему этот сосед не понравился? Нет, навряд ли.. А может я сказал что-то не то?.. Мм.. Да я вроде ничего и не говорил.. И тут Меньона чуть ли не осенило. А может, это из-за Фиделя? Из-за того, что я с ним разговаривал? Может, Эмиль думает, что он меня сюда привез, и я должен быть радом с ним? А тут появился Фидо, и все внимание уйдет на него? Может быть, так? Адриан повернул голову, посмотрев на Шатобриана.
Ну, точно.. Вот я идиот.. И парень начал мысленно ругать себя (слова пропустим, ибо цензура может не пропустить.), непроизвольно немного сжав ткань костюма Шатобриана в ладони.
Как только они оказались в комнате, Адри тут же отступил на два-три шага в сторону от двери, прислоняясь после спиной к стене. И стянул маску вниз так, что в итоге она висела на шее, наблюдая за Эмилем. Пальцами прихватил прядь рыжих волос, начав накручивать ее, прочесывать, ожидая слов мужчины. Ожидая, да.. Но все же начал первым.
-Эмиль.. - позвал тихо, чуть поджав губы. - А, Эмиль.. Не злись.. - Парень опустил взгляд, пальцами медленно перебирая складки веера. - Это ты из-а Фиделя, да?..

20

Кровь или слёзы - всё как обычно,
Будем сжигать мосты.
Честно сказать, мне безразлично,
Чем захлебнёшься ты...

Эмиль прекрасно слышал вопрос парня, но не ответил на него, пока не разложил вещи по их временным местам в комнате. Не прерывать же начатое? Тем более, вопрос Адриана дал ему кое-что понять. Он ничего не понял. Ни-че-го. Он не понял, что именно сделал неправильно. Придётся ему объяснить. Каждый раз приходится ему объяснять, снова и снова, а в следующий раз он снова не понимает. Неужели это так сложно?
- Адриан, - мужчина присел на край кровати, сбрасывая с себя шляпу и отстёгивая шпагу, - нет, не из-за Фиделя. Мне плевать на то, кто он, какой он и откуда ты его знаешь. Мне плевать на него как на существо. Если хочешь, как на создание Божие, - последнее Эмиль сказал с нескрываемым сарказмом. - Мне полностью плевать на этого человека. Не в нём дело. Дело в самой ситуации. Понимаешь? - нестерпимо хотелось курить. Не табак, нет. - Дело в том, что ты так себя повёл.
Как объяснить ему? В сто тридцать пятый раз? Если он хочет быть со мной, он не должен позволять себе ничего подобного. Это же так просто усвоить...
- Ты понимаешь, что мне придётся наказать тебя? Не очень серьёзно, потому что ты не сделал ничего непоправимого... возможно, просто не успел сделать, - мужчина говорил успокаивающе, ровно, как будто убеждая в чём-то дикое животное. Конечно, в данном случае он и не сделал бы ничего такого уж страшного. Но это в данном... А если он оставит за собой привычку здороваться с каждым встречным-поперечным знакомым, а то и незнакомым, то это может создать определённые проблемы. Не все люди, даже те, которых ты когда-то считал друзьями, таковыми остались. А старые друзья могут оказаться самыми опасными врагами. Нужно, чтобы ты понял это... Это же так просто.
- Подойди... Кстати, ты неплохо приноровился к каблукам. Хорошо... молодец, - метод кнута и пряника, так? Посмотрим, насколько он сейчас будет действенен. Нужно дать понять, что хорошее поведение не смягчает наказания и тем более не помогает его избежать, но по крайней мере даёт возможность реабилитироваться сразу после него, а не через какое-то время.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Эмиля Шатобриана и Адриана Меньона