Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Эмиля Шатобриана и Адриана Меньона


Комната Эмиля Шатобриана и Адриана Меньона

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Врагу не сдается наш гордый "Варяг"!

Адриан, не двигаясь, скрестив после руки на груди, смотрел на парня, не спуская с него изумрудных глаз. Бывшее беспокойство сменилось его противоположным явлением. Меньон чуть поджал губы, слегка нахмурившись. Маска уже медленно начинала раздражать и потому парень, прихватив ее пальцами, стянул через голову с себя, после вешая ее на согнутую в локте руку.
Наконец Шатобриан обратил таки на него внимание, и парень чуть сполз по стене вниз, приготавливаясь слушать.
Во время монолога Эмиля Меньон стал медленно, но верно закипать, что никогда не позволял себе относительно этого мужчины. Никогда. Но все когда-то случается в первый раз. Все и со всеми. И Адриан Меньон не был исключением.
-Значит, тебя не волнует Фидель, так? - спокойно проговорил парень, не спуская глаз с мужчины, сдерживая накипевшее раздражение. - Тогда какого фига ты так себя ведешь? Ты его совершенно не знаешь - не знаешь, кто он мне, не знаешь, как мы с ним общались, не знаешь, как я по нему скучал, когда ты заставил меня уйти с этой дурацкой работы! - и все же парень не сдержался. Сейчас бы остановиться, заткнуться, ничего не говорить, попросить прощения за эту вспышку - но нет.. Сейчас Адри самому Господу-Богу не позволил бы себя заткнуть ни за какие коврижки. - Когда у тебя появляется первый - настоящий друг! А не те идиоты-подхалимы с детского дома, не те, что зажимают тебя в углу, говоря, что они друзья, что будут защищать, блин, а сами, при первом же удобном случает просто.. Тут Адри застопорился но, махнув на приличия рукой, продолжил - просто пиздят тебя! Эмиль, тебе этого не понять! У тебя хоть раз бывало такого, что ты после долгой – да, для меня два месяца, это очень долго!, - разлуки встречал своего единственного друга? Он был первым, понимаешь, первым моим знакомым, тем, кто стал мне именно другом, настоящим другом, после этого идиотского детдома! И ты вот так.. – парень беспомощно развел руками в стороны, не зная, что добавить еще. Первый раунд прошел, Адри выдохся. Никогда не позволял себе кричать на кого-либо. Никогда. Ни на кого. Особенно на Шатобриана. Но не сегодня. Не сейчас.. И именно из-за того, что это происходило в первый раз в жизни, у Меньона просто сорвалась дыхалка.– В конце концов, ты обращаешься со мной, как со своей собственностью. И мне сейчас совершенно плевать на это татуировку, что, да, показывают, что я твой. Но, Эмиль, у меня есть и своя жизнь,  я не полностью твой, слышишь? Мои друзья, и мне абсолютно плевать, что ты о них думаешь!.
Конечно, сейчас Адриан врал. Еще как врал, весь насколько минут назад он только и думал о том, что Шатобриан подумал о Фиделе, какое он произвел на него впечатление. Дико хотелось, чтобы все было нормально, чтобы мужчине понравился его друг. Но, видимо, не судьба. Или же Адриан, как это часто бывает, ничерта не понял.
-Наказать? Ты? Меня? Да валяй, что хочешь, делай! - Меньон хохотнул, уже догадываясь, что лучше всего было вообще держать язык за зубами с того момента, как они вошли в комнату, но вот как-то не судьба, не сложилось. А после, демонстративно оттолкнувшись спиной от стены, медленно подошел к Шатобриану, промолчав на слова о туфлях. Кинул маску на кровать, но все же осторожно и тут же снял, на глазах мужчины, эти самые каблуки, не отрывая показушного взгляда от его лица.
И мне плевать, что ты сейчас скажешь.

Отредактировано Адриан Меньон (2009-11-15 19:35:29)

22

Благодарю, профессор, за прекрасный урок:
Чем крепче боль - тем твёрже устои.
Но отчего ты не был жесток?
Ответь мне. А впрочем, не стоит...

Друзья... Собственная жизнь... Эмиль чуть прикрыл глаза, снимая дуплет. Его мальчик, его послушный, даже покорный мальчик сейчас как никогда раньше напоминал истеричную девицу. И дело было не в платье, это точно. Мужчине казалось, что Адриан не был склонен к показушничеству, но то, как он нарочито всё делал, убеждало в обратном. Тоже мне, бунтарь... Вспышка Меньона не вызвала в Эмиле совершенно никаких эмоций, кроме внезапно навалившейся усталости. Злости не было, даже раздражения не было. Хотелось заставить его замолчать - а это было мсье вполне по силам, и не с такими разбирались, - и просто лечь спать. В конце концов, это Адри проспал всю дорогу на плече Хозяина, а вот сам мужчина глаз не сомкнул. Уже вторые сутки. Но потакать своим слабостям - значит деградировать. Начнёшь с малого, и как снежный ком нарастать будет... Тем более, нельзя спускать подобное поведение. Это для его же, Адриана, блага. После опрометчивого "делай, что хочешь" Шатобриан быстро подошёл к парню и залепил тому пощёчину, отбросив не ожидающего такого поворота событий мальчишку к стене.
- Друзья, говоришь... Дружбы не существует, дорогой. Дружба, как и любовь, - это потребность людей в самоутверждении. И чистой воды эгоизм. Если захочешь, расскажу тебе как-нибудь эту теорию... - проговаривая всё это лекторским тоном, от которого, хочешь не хочешь, сразу начинаешь зевать, Эмиль вернулся к кровати, взял снятые несколькими минутами ранее ножны с бутафорской шпагой. Совершенно не заточенной. Театральной. Тонкой. Упругой. Хлёсткой.
- Ты забыл кое-что. Ты мой, Адриан. Ты знаешь, что я беру от тебя всё либо ничего... Поэтому если ты со мной - ты мой. Ты не можешь принадлежать мне частично. Следовательно... - первый, пробный удар пришёлся по обнажившейся ноге мальчика. Лёгкий, почти даже не ощутимый. Хозяин примеривается - не к телу, нет, к этому телу он давно приспособился, - к орудию. - Следовательно, у тебя не может быть "своей жизни". Мы говорили с тобой об этом, ты забыл? Или не понял?
Жаль, если он действительно не воспринимал всего этого всерьёз. Потому что в этом случае он сейчас разорвёт наш договор.
Второй удар был по рукам - ещё более лёгкий, просто обозначенный. Но "шпага" не била, о нет, она хлестала. Наверное, там, где кожа просто краснела, создавалось ощущение, что она лопается и облезает. Третий удар был по плечу. А дальше... нужно было раздеть его.
Ужасно хотелось курить.

23

Удар. Сильный. Слишком сильный. Парень, не ожидая такого, зажмурился и чуть ли не отлетел к стене, ударившись о нее спиной. И ничего. Никакого ощущения - ни боли, ни жара, ни еще чего.. Только немного плыло перед глазами, стоило их открыть. И тут - сильная боль, обжигающая щеку. Адри, подняв ладонь, прислонил ее к щеке, все еще находясь где-то в прострации, ничего не соображая. Сейчас ничего не понимая. Чуть сжав ладонь, парень провел холодными подушечками пальцев по горящей щеке. И стало холодно в местах прикосновения. Парень зажмурился. Сейчас все происходило, будто в замедленной съемке - каждое движение словно растягивалось в пространстве, как плавящаяся резина или пластик, длилось чуть ли не часами, а боль, пульсирующая боль щеки все не проходила и не проходила, так же растягиваясь временем.
Меньон повернул таки голову к мужчине, ошарашено слушая его. Вся ярость, все то, что сейчас было по отношению к Эмилю - все исчезло. Испарилось. Адриан чуть покачнулся, второй рукой чуть ли не схватившись за стену, но нет, это было бы невозможно физически, и потому, чтобы не соскользнуть вниз, парень просто подперся рукой, чтобы попросту не свалиться. Хорошо, что каблуков сейчас не было - так бы Адри еще при ударе просто рухнул бы на пол. Да еще и это платье. Сейчас оно очень некстати мешалось. Парень тихо цыкнул, опуская руку от раскрасневшейся, пылающей жаром щеки.
Не существует? Как же!.. И тут дальнейшие слова здорово кольнули его прямо в сердце, заставили замереть. Глаза непроизвольно распахнулись щироко-широко и Адри, благо уже вернул четкость зрения, посмотрел прямо в глаза Шатобриану.
-Потребность людей в самоутверждении?.. не заметив этого, Адри повторил слова Эмиля вслух.
Только так?.. Никак иначе?..
И только на этом моменте на глаза навернулись непрошенные слезы, те, которые Адри тут же стер рукавом платья, на мгновение именно уткнувшись лицом в свою руку, просто готовый из-за этих слов... Причем слезы той самой, казалось, навсегда затихшей злой ярости, которой минуту назад был подвержен парень. Но все же поднял голову, шмыгнув носом, смотря на Шатобриана, осматривая взятую в руки им шпагу. То, что она не настоящая, Адри даже знать и не мог, и потому, стоило Эмилю оголить ее, так парень непроизвольно вздрогнул. Откуда же ему знать, как отличить настоящую шпагу от бутафорской? Вот именно - неоткуда. Однако внутрь зарылся червячок сомнения.
Ну не будет же он, в самом деле, на меня - этой шпагой? не будет.. ведь?..  А даже если и будет? И что с того?..
Однако, вопреки своим мыслям, парень жался в стену, не отводя взгляда от Эмиля, а вернее - от его лица. А мужчина наступал, отступать же Меньону было некуда. Грудь начала быстро, нервно вздыматься. Парень медленно вздохнул, непроизвольно напрягший - и не зря - первый удар этой шпагой пришелся по ноге. Адри вскрикнул от неожиданности, тут же сгибая ногу в колене, пряча ее под платьем, прижимая ко второй ноге, и морщась, морщась.. По коже будто прошлись раскаленным металлом, а после провели ножом. С силой сжав зубы, зажмурившись, Адри тихо прошипел, непроизвольно прижав руки к груди. И теперь удар по ним. Очередное тихое шипение, и Адри дернул подбородком, закрыв глаза, с силой сжав зубы. И больше ни слова, ни звука.. И тут же с удвоенной силой запылала забытая щека.  Третий удар по плечу и парень непроизвольно вздрогнул, сильнее напрягаясь, сжимая ладони в кулаки, ни звука не издав при этом. Почему-то вспоминая тот самый "обряд", на который привел его Шатобриан за несколько дней до отъезда сюда. Тот обряд, и та кричащая от розг девушка.  Меньон обхватил одну руку второй рукой как раз зажав горящее на коже место, пальцами чувствуя, как продолговатым бугром вздулась кожа, будто готовая вот-вот разорваться.  Парень напрягся, приподняв плечи, уже готовясь к дальнейшим ударам, что могли сейчас посыпаться на него, как из рога изобилия.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Эмиля Шатобриана и Адриана Меньона