Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Зал Тысячи Свечей


Зал Тысячи Свечей

Сообщений 41 страница 60 из 176

41

Шахматы, шахматы...
Шах. Смерть подбирается неслышным кошачьим шагом и вы почти обречены.
Мат. Конец окончательный и обжалованию не подлежит. Властитель умер, как говорят на Востоке. А тот, кто выжил, приобрел не сравнимый ни с чем опыт и никого не интересует, сколько пешек пало, пока, используя хитроумные уловки и многоступенчатые ходы, вы не добрались до Королевы противника. Победитель забирает все.

Выбор был идеальным. Затянутый в черную лакировку наглец с чисто королевским изяществом стоял на своей клетке. Подошедший Вальтер окинул горничную странным взглядом и, насмешливо улыбаясь, протянул Ксавье "потеряный в битве" цилиндр, перед этим сдув с него воображаемые пылинки.
- Корону потеряли, Ваше Величество. Говорят, это не к добру... Прошу Вас, наденьте.
Поигрывая стеком и наблюдая за Дюбуа, Алехандро усмехнулся на действия Вальтера.
- Сегодня Королеву так или иначе "низложат". Так что она ее опять потеряет. Не стоит давать ей призрачную надежду.
Равнодушно пожав плечами, немец подошел ближе и указал де Вальдесу на нишу, из которой ему передали подарок.
- Ваши друзья, наряженные вампирами, просили передать, что они Вас нашли. - И широко осклабившись, добавил, - А их пошлый подарок я уже съел...
- Пошлый? - испанец внимательно посмотрел на бодигарда и рассмеялся, - Даже боюсь спросить, что там было. Но на всякий случай... Тебе оказывают явные знаки внимания, смотри, не оплошай. В смысле... не действуй по своей обычной схеме.
- Постараюсь, - хмыкнул телохран и замер, услышав чье-то довольно громкое и удивленное:
- Итить твою в качель!
Повернувшись на голос, испанец некоторое время разглядывал произнесшего фразу человека, а затем спокойно, через  ползала, направился к нему и, вежливо поздоровавшись, cпросил, указывая на шахматную доску, уставленную человеческими фигурками и очевидно вызвавшую такую бурную реакцию
- Неужели Вы не любите эту древнюю игру, мсье?
Голос Чумы звучал мягко и обходительно. Темный взгляд сквозь прорези маски изучающе смотрел в глаза собеседника.

42

Тишина - блаженство! Настроение начало улучшаться. Балаган был кое как, но улажен. Ему вручили чаевые...
Мишель поклонился, точно так же, когда подходил к гостю, и быстро ретировался куда подальше. Прибавка к зарплате в виде чаевых дворецкого чрезвычайно удивила. Хотя бесспорно, оно приятно. Можно будет утром зайти в столовую, отдать поварам эту купюру, чтобы они заказали привезти из города бельгийского шоколада. Он чувствовал, что после бала ему будет просто необходимо отпаиваться любимым чаем и заедать это коробкой хорошего шоколада.
Мимо буквально пролетел Ланс. Подумав, что оставаться посреди зала в гордом одиночестве, когда из всех шахмат осталось найти только вторую королеву, несколько неудобно, дворецкий нагнал эконома и встал рядышком. Хотелось начать непринуждённый разговор даже с тем, с кем привык постоянно язвить. Но нужные слова пока не находились. Мишель смотрел на шахматную доску и думал о том, что тоже не против сыграть партию-другую, но в обычные шахматы, где фигуры не люди и пыточные агрегаты, а обычные статуэтки.

43

Есть такое нелепое ощущение крайней неловкости, когда человек, восклицая громко фразу в шумном помещении, вдруг доносит свои душевные мысли  в полнейшей тишине. Этакий крик души на потеху либеральному обществу.
После произнесенного, всегда возникает желание нацепить даже в темном помещении черные очки, или лучше провалиться под землю к чертям собачьим, только бы не видеть притворно - недоумевающие лица окружающих, дескать «что ж это вы, батенька, оплошали так».
Данный конкретный крик души, вырвавшийся в не слишком цензурном варианте, по всей видимости повис в зале как фрикаделька в пиале с мороженным – ну совсем уж не к месту. И плевать было местной тусовке, что нормальным белым людям видеть «людские шахматы» приходилось только на детском утреннике племянницы, и то, там все было куда как целомудреннее чем в этом Содоме.
Хоть в одном повезло, ниша спасла от созерцателей по бокам, так что оставались два направления для необходимой защиты – на север и на юг. Сзади взгляд Тэо и так проевший на спине дыру размером с кулак, казался привычным, тем более что в глазах мальчишки Артур давно читал клеймо «пидарас», а вот спереди…
- Ох ты ж, мать твою! – Мысленно выругался агент, смотря на медленно и неукоснительно приближающийся объект. Шанс того, что в «гламурном» обществе такие словечки не в моде, и сейчас ему влепят не менее «гламурную» пощечину за «хамство», был очень велик, хотя. Приближающийся уверенным шагом мужчина сильно отличался от выросшего в голове Гора представления о том, каким должен быть местный закупщик «сырья». Если с такого щеголя счистить шелуху из маскарадного костюма, вручить бейсболку, драные джинсы и майку со Slipknot’ами, то выглядеть он должен был как простой сосед. С таким и пивка можно было б выпить и регби сходить посмотреть.
Но действительность была более жестокой.
Замаскированный то ли под любителя Венеции, то ли под театральный образ кардинала, защитник чистоты речи остановился на приличном расстоянии и заговорил на удивление дружелюбно. Правда то, что он сказал, Артура порадовало лишь на пару мгновений.
- Иисус-Мария, как я могу их любить, если в шахматы последний раз лет в десять играл, с дедом на щелбаны! – Ситуация казалась аховой: ответить ни да, ни нет Бенджамин не мог, так что изобрел колесо повторно.
Вытащив угол куфии из-за уха, чтобы речь не казалась зажеванной пластинкой граммофона, Артур улыбнулся «по-голливудски» как тот самый кукла-Кен и выдал четко и раздельно:
- S'il vous plaît, speak English, please!
А мысленно прозвучало злорадное:
- Вот такие у нас будут шахматы!

44


-Подойди ко мне, детка. Не бойся.

Подойду. Не сложно. Нужно. Приказ.
Дезире уже довольно давно научился понимать, что его шкура ему же дороже. А те, кто утверждает, что непокорные дети – товар ценнее, можете смело плюнуть утверждателю в глаз. Непокорные дети такой профессии долго не живут – это раз, два – где вообще можно встретить непокорного 12тилетнего невольника? Если такие вот покорные детки доживают до совершеннолетия, тая в себе много сюрпризов, то в свои 19-20 могут выдать своим хозяевам много  чего интересного. Флёр не был глуп и наивен в этой области. Он прекрасно понимал, что он делает, чем занимается и возражать, а тем более, не слушаться было бы вовсе пределом безумия. И он это понимал.  Да и слишком крепкая была у парнишки психика. Слишком хорошо он знал, что есть ценно, а что можно и потерпеть.
Флер не ожидал, что его притянут и станут что-то нашептывать.
Поистине, у богачей странные причуды. Хотя Дезире и не особо хотелось куда-то идти и кому-то служить, но обещание помочь Ксавье подстегнуло его.
- Мсье не обманет? Пожалуйста, мсье, я для Вас сделаю все, что хотите, но окажите милость, помогите Ксавье.
Будьте Вы тут все прокляты, бароны да графы!
В ответ он только поклонился и пошел по направлению к мсье мастеру.
-Мсье Вампир, - Дезире поклонился мсье Крё, затейливым жестом фокусника материализуя на своей ладошке горький декоративный сицилийский апельсин. – На сегодня я привидение-посыльный.  Прошу принять это.
Ну же, бери! Давай же, тебе что, взять жалко?!

45

Прикусив губу, горничная внимательно рассматривала "доску". И чем дольше вглядывалась в приспособления, расставленные на соседних клетках, тем больше хотелось завизжать и ломануть из зала, выпрыгивая из стрингов и теряя остатки самообладания.
Но именно этого нельзя было делать категорически.
Нельзя было поддаваться, крывшей девятым валом, панике. Это Ксавье чувствовал иррациональным чутьем загнанной в угол крысы. Нужно было как то успокоиться. Внезапно подсказка зазвучала в голове знакомым бархатным, вкрадчивым голосом Харви, наставлявшего его перед первой вечеринкой в его доме. Ксавье, паникуя разглядывал ряды бутылок в баре и готов был уже впасть в истерику.
- Ты сможешь и сумеешь все, если перестанешь трястись как овечий хвост и и просто  представишь что это не ты - бестолочь неученая. А  сексуальный и чертовски талантливый бармен из "Пьяного фламинго". Помнишь этого кудрявого? Еще бы Ксавье не помнил. И на тот вечер просто ...превратился в Мишеля: раскованного, сыплющего шутки и кокетничавшего со всеми подряд. Вечеринка удалась...Пусть у него и не было зажигательного жонгляжа бутылками...но все гости были довольны. Ксавье весь вечер искрился что бенгальские огни.
Значит...значит...это просто ИГРА! И я просто Черная Королева
- Корону потеряли, Ваше Величество. Говорят, это не к добру... Прошу Вас, наденьте.
- Благодарю милейший. - лениво рассеянная интонация Дюбуа была поистине королевской
- Сегодня Королеву так или иначе "низложат". Так что она ее опять потеряет. Не стоит давать ей призрачную надежду.
А этозамечание "Королева" просто постаралась пропустить мимо ушей, сканируя взглядом пространство затененных ниш. Нужно было быть максимально собраным и внимательным, чтобы не случилось превращения Черной Королевы в несчастную Марию-Антуанетту. Которая так гордо всходила на эшафот.
Но в отличие от нее Черный Ферзь туда не торопился взойти. Ни гордо, ни как нибудь еще.
У него имелась другая цель на сегодняшнюю ночь: пережить все и наконец попасть в свою комнату. В постель где можно было бы наконец всласть с подвываниями порыдать. Поскуливая от пережитого ужаса.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-12 14:26:09)

46

Алехандро улыбнулся и, как ни в чем не бывало, тут же перешел на английский. А поскольку американское гражданство было написано у собеседника на лице, то, чтобы способствовать задушевной беседе, добавил немного американского акцента.
- Просто не верю, что может найтись человек, который не любит шаматы. Это же так увлекательно. Особенно в подобном - живом - варианте.
Широкий жест в сторону импровизированной доски для игрищ подкрепил слова, а мантия распанулась, открыв заляпанную искусственными кровавыми пятнами рубашку. Испанец повернулся и продолжал, коснувшись рукой плеча "восточного гостя", приглашая его пройти за собой.
При их приближении человеческая составляющая, расставленная на доске, пришла в легкое движение, беспокойно заколыхалась, в попытке, не поднимая головы, боковым зрением, уловить надвигающуюся опасность.
-Взгляните на лица тех, кто стоит на доске, сеньор...
Де Вальдес умышленно убрал неблагозвучное "мистер" и назвал американца на испанский манер.
- Разве Вам не доставляет удовольствия наблюдать этот феерверк эмоций, эти натянутые жилы страха, даже, когда те, кто предназначен на заклание, еще не чувствуют боли?
Пальцы Чумы сжали рукоятку стека, концом кожаной оплетки с петлей на конце коснувшись обнаженного плеча стоящего на коленях раба. Тот едва заметно дернулся, мышцы напряглись, а спина мгновенно покрылась испариной, словно предчувствуя удар. Алехандро спокойно убрал руку.
- Как-то мне в руки попали древние свитки, в которых говорилось, что в Персии, в древности  в эту игру играли именно так.
И осветив лицо широкой улыбкой, понизив голос, добавил
- Ваше восклицание красноречиво говорило о том, что Вы не привычны к таким зрелищам или не слишком склонны к жестокости. Помогите же мне разыграть эту партию и, если Вам повезет...
Чума выдержал недолгую паузу и концом стека указал на стоящую к ним спиной лаково-черную статуэтку - Королеву.
- То, кроме новых ощущений и полученного удовольствия... взгляните, какой приз Вас будет ожидать в финале.
Стек, играя, вальяжно прошелся по бедру Ксавье, а темные глаза Красной Смерти, слегка прищурившись,  встретились со стальными - американца.

Отредактировано Алехандро де Вальдес (2009-11-12 17:01:18)

47

Тринадцать лет назад
Мельбурн
Два месяца прошло после  скандала на Мельбурнском  фестивале моды, а в  Herald Sun нет-нет, да проскальзывали злобные заметки, что бриллиант «Джейкоба» ( 184, 75 карата, 93 млн. долларов), похищенный во время показа  коллекции модного американского дизайнера Игаля Азурэля , так и не найден.

«Жемчужина Средиземноморья» готовится к отплытию, команда отдает швартовые, винты корабля вспучивают воды Порт-Артура. Позади экскурсии, прогулка по городу, небольшие магазинчики, ублажающие туристов  подделками под украшения и утварь австралийских аборигенов-бусы, миски, бумеранги, маски, страусиные перья и прочие сувениры, на которые падки туристы. София  добросовестно выполнила программы и минимум,  и максимум, накупив безделиц, которые потом   годами будут пылиться на чердаке. Вито не мешал молодой супруге развлекаться, и более того, посодействовал в покупке ярких деревянных бус, с приобретением   которых молодая женщина  долго колебалась и взяла, к удовольствию лоточного торговца,  после коротко брошенной мужем фразы, что  в них она неотразима. Подружившийся с молодоженами, охотно разделяющий их прогулки молодой, преуспевающий  фермер из Огайо   Бенджамин Гор бурно поддержал сицилийца, изящно делая комплименты красавице.

Лайнер, нетерпеливо подрагивая корпусом, как норовистый конь, тосковал по океану, втягивая якорную цепь,  когда мужчина, держа в руках пеструю связку нанизанных на бечевку крупных деревянных шариков, зашел в кабинет и повернул ключ в двери. Красный, зеленый в полоску, желтый с глазом-оберегом.. вот этот, оранжевый с ромбом. Взяв канцелярский нож с письменного стола, Вито соскреб краску с деревянного шарика, ища едва заметный шов, поддел, и «бусина» развалилась переспелым арбузом. Дон не поверил своим глазам. Вместо баснословно дорогого кристалла углеводорода в полом шарике лежал плотно скрученный листик  тонкой бумаги.  Бросив канцелярский нож на стол, мужчина развернул послание,  несколько минут тупо смотрел на  отксеренную фотографию и обведенное синей ручкой лицо сероглазого американца в полицейской форме. Рядом с небрежно выведенным на бумаге круге стояло три буквы « F.B.I» и внизу приписка «Вариант B . Сидней»

Подвижное серебро тускло серых глаз вновь и вновь играючи  ловит пламя пахнущих медом свечей, плывя в танце в полумраке ресторана . Поворот головы, улыбка, раз-два-три.. и не оторваться, не вдохнуть. Протянуть руку, коснуться ладонью шеи у кромки волос, собрать губами улыбку у уголков рта, выпить ее, вплестись пальцами в волосы, растрепанные бризом, вдохнуть его запах и  задохнуться от безвременья.
Оправленное в позелененную бронзу серебро зеркала пошло волосяными трещинами, взорвалось изнутри и разлетелось осколками.
Омерта.

-Дорогой, Бенджамин ждет наc на   солнечной палубе у бассейна. Ты скоро?
Беззаботные бубенчики  женского голоса из гостиной
-Да, милая. Я сейчас.
Трубка  телефона в холодной  руке и погасшие маслины карих  глаза.
-Конг. Ты едешь в Сидней на машине. Вариант В.

Отредактировано Маэстро (2009-11-12 17:17:59)

48

Тихая просьба эконома вызвала желание реально стать вампиром. Жажда крови - в действии, естественном и физиологическом, просто - пожрать. Упиться гемоглобином и отвалиться на тот же диван, отдуваясь и вытирая губы с довольной улыбкой сытого гурмана. Рыкнув вслед Лансу, изображая кровососа, готового к приключениям, Хуго оставил без комментариев произошедшее. Вот тут уж решает Марат. Они шли играть. И захочет ли друг расширять горизонты предполагаемой праздничной программы до партии в лайф-шах-мат - выбор Сен-Сира. У Найса пока все приготовления вызывали мягкую усмешку, спрятанную в уголке губ. Клыки ещё мешали с непривычки, даже малое искривление губ тут же превращалось в оскал и последующие гримасы, чтобы снова пристроить клык поверх нижней губы отдавали снобизмом. Зато можно было целовать Марата, поглядывая на процесс подношения подарка телохрану мсье Алехандро. Практически - жертвоприношение. Так смотрелось в исполнении Вальтера поедание четвертованного на подносе фрукта. Флирт, он и в Африке - флирт. Обмен забавными, с намёками, презентами, улыбки двух хищников, оказавшихся на одной территории, ритуальное рычание... это не даёт заснуть, хоть немного развлекает, разбивая атмосферу одиночества и отстранённости.
Забравшись пальцами между пуговиц пиджака друга, Найс позволил себе пространно заметить
-Больше крови, меньше крови... Даже если мы с тобой ухитримся изображать дабл мать Терезу, то Алехандро наверстает за троих. Ну что, работать на вечеринке не влом, коллега?
Шутил, поцеловав коротко Марата в клык, обозначив своё настроение как желание развлечься. Пресное сидение на диване всё равно обоим скоро наскучило бы. Оглянувшись на Красную Смерть, оценив напуганную, но храбрящуюся Чёрную Королеву, стоящую во главе своего поникшего и разящего страхом войска, Найс прищурился, оценивая размах предстоящей работы. Быть буфером между желанием кровавого и брутального насилия, и человеческими инстинктами выживания. Тонкий флёр жестокости и умения преподнести видимое как желаемое. Дело Мастера боится. И тело - тоже.
Атмосфера зала шла волнами. Напряжение, спад, выдох после задержанного от ужаса дыхания и снова - дрожь ожидания и скрип зубов судорожного отвращения. Это ласкало сознание, возбуждало и крестило в спину, давая расслабиться, словно погружая в воду.
Хрупкое нечто со взглядом Мессалины и розовыми волосами появилось словно ниоткуда, встав вплотную и выдав странную фразу о собственной призрачности. Запах был приятен, напоминая о детстве, и чётко говорил о реальности подошедшего ребёнка. Маленький рыжий плод вызывающе качнулся перед глазами Хуго, свежуя резким рывком память.
Шутка? Вальтер неумно перехватил инициативу? Вздыбившийся загривок и расширившиеся ноздри... Испуг? Да. Если честно - он. Поймал моментально малолетку за хрупкое запястье, выхватил померанец, и намертво, до побеления костяшек сжал, и руку и апельсин...
-Кто? Кто дал?
Беппо протянул нож, которым тут же, стоя возле соклановцев, чистил апельсин. Горечь цедры попала в рану, когда Хуго провёл лезвием по руке, выпуская кровь для того, чтобы смешать с соком померанца... теперь он в Семье... ритуал словно превращает тебя из сочного наивного красного апельсина-королька, в маленький горький, словно начиненный порохом, померанец. Два вида апельсинов, которыми славится Сицилия... красные - вкус и простота жизни... декоративные - символ мафии...
Круглый плод, лежащий перед быстро белеющим мужчиной. Символ. "Ты преступил Омерту". Напоминание. Беппо любил красивости. Всегда выкладывал перед провинившимся померанец. Так было меньше слов. Обычно человек сам знал - в чём виноват. Можно было читать дальше всё по лицу... первые слова оправдания вообще, чаще всего сами рыли для жертвы могилу... Беппо лишь виновато улыбался и приступал к делу. Хуго обычно стоял чуть сзади, чуя запах, который резко менялся и запоминая реакции обвинённого и то, что делал дядя, владея ситуацией и почти в совершенстве выполняя свой долг...

Отредактировано Хуго де Крё (2009-11-13 11:44:50)

49

- Кто? Кто дал?

Кто дал, у того уже нет!- чуть не вырвалось у Флера, но он успел уапнуть себя за кончик языка. По спине пронеся табун крупных мурашек, скрываясь где-то на макушке.

Дезире смотрел на мастера в упор и сначала молчал, четко помня указания, данные ему.
Не скажу, а...А ведь тот дядбка знал, что этот вампир меня сцапает! Знал же!
Флер не мог понять, как какой-то фрукт может вызвать такую бурю эмоций у взрослого человека. Неужели, все всегда, как в плохом, глапом фильме? Если я сразу не сказал, от кого посылка, зачем выпытывать? Мальчик хотел было оглянуться по сторонам, но сдержал даже мысль об этом. Все должно быть в лучшемм виде, иначе Ксавье придется собирать по кусочкам. Больше всего Флёру не хотелось оказать между двух огней. Конечно, если хотите поссорить две державы, поставьте между ними одну маленькую. Вот ведь красота!
- Мсье, я не знаю имени того, кто дал мне фрукт. И я не помню его лица. У меня очень плохо с памятью, сэр....- мальчик не стал строить рожицы, изображая вселенскую скорбь бо рано почившей памяти, ведь все равно дело не в том, каким образом он сохранит тайну, дело в результате.

Гон сужал круги. Флеру вдруг стало смешно. Он будто почувствовал себя королем. Героем! Не меньше. Он не выдаст секрет. Не скажет этой важной персоне правду, и ничего никто от него не добьется.
Ксавье....

В груди снова заныло, но это придало уверенности в себе.

- Я Вам не скажу, - в глазках колыхнул вызов.

Отредактировано Дезире Флёр (2009-11-12 20:29:31)

50

Туз то Артур из рукава вытащил, а он оказался не к месту. Ход дурака. В картах агент всегда проигрывал даже слабым оппонентам, а ставка была больше чем связка банок и крендельки.
Хотелось потереть по привычке шею, сесть и подумать, вновь вывешивая план, но времени не было даже на то, чтобы спокойно вдохнуть сладковатый аромат горящих, сжигающих воздух свечей.
Шутка с иностранцем, плохо понимающим изысканную французскую речь, проваливалась как постановка деревенского мюзикла на Бродвее.
В этом чертовом Вертепе раз за разом, словно специально выворачивая на изнанку жизнь, все прекрасно понимали необразованного ковбоя. Было б так в Индии, Китае, да той же Италии, где каждый мусорный бак пестрел английскими словами, но слово «спортбар» все понимали как притон с проститутками всех мастей или дом престарелых, так Гор не клялся бы больше в кабинете начальства, что командировки он выдержит только по родным штатам, где даже собаки гавкают на английском.
- И что теперь? Надо было учить китайский! – Продолжая улыбаться «нарисованным лицом», Артур лихорадочно обдумывал пути отступления, и шел вперед как на плаху, чувствуя как начинает на шее пульсировать и биться вена.
- Остынь, остынь, не делай глупостей. Вспомни, ты из таких задниц выбирался, победно неся в зубах звездно-полосатый, что сейчас разберешься – раз плюнуть! Проскользнешь, как еврейская душа между капелек!
А вокруг было между чем проскальзывать. Нет, хуже. Здесь было На чем поскользнуться.
Шестьдесят четыре клетки животной, затравленной покорности сильнейшему.  Опущенные головы, ссутуленные спины, затравленные взгляды пойманных, укрощенных, сломанных зверей.
Восемь на восемь полей, уродливо утыканных человеческими телами и сладкая, даже слащавая речь одного их Хозяев, заигравшегося Прожигателя жизни.
- В Персии значит? Не удивительно, что истинные персы все дружно вымерли. Уродство само собой стирается, матушка-природа позаботилась. – Взглянув на коленопреклоненного человека, Артур плотно сжал губы, стараясь сдержать желаемое высказывание «убери от него руки, мразь!»
Сдержался, уверив себя, что чем больше говоришь ребенку «не делай», тем охотнее он сует руки в огонь, надеясь познать запретный плод.
Благоразумно решив не провоцировать агента, мужчина в красном отошел от несчастного, только подразнив намеком на боль, но «раб» не поднялся, продолжая мучительно прогибаться под тяжестью взгляда.
- Почему ты не встаешь? Что заставляет тебя, вас всех, стоять покорно и ждать участи. Вы же не животные, а мы не в Древнем Риме! – Ища взглядом глаза, и натыкаясь только на склоненные головы, отворачивающиеся лица, дрожащие или опущенные плечи, Бенджамин чувствовал почти физически, как вокруг шеи затягивается удавка ужаса и непонимания.
Людей в зале не было.
Только голодные до власти, крови, боли волки и покорные, молчаливые ягнята, готовые молча стать блюдом на господском столе.
- Господи, что это за кошмар? Это не может быть жизнью, это не может существовать. Извращенный маскарад. Цирк уродов! Как ты допустил это?
Игрок, продолжая беззаботно повествовать, пошел вперед, к высокой и худой фигуре. Артур остановился.
Этот странный корсет, чулки, длинные ноги и слишком тощую филейную часть, увы, принадлежащую не женщине, он уже сегодня видел.
Мотылек попался в паутину и не трепыхался, держался как и все, молча, отстраненно, беспрекословно!
Тот же стек, который только что лишился первый жертвы, пошел ко второй, надеясь хотя бы здесь оттянуться вволю. И Артур не удержался на месте, не смог.
Догнав «краснокостюмного», федерал с такой силой дернул мужчину за плечо, что едва не оторвал мантию вместе с рубашкой, разворачивая несчастного лицом к себе.
Рука дрожала от гнева, уже сложившаяся в кулак, она должна была впечатать в челюсть, снизу, запрокидывая голову с громким щелчком челюстей. Но агент не мог. Не имел права бить. Верный пес государства, кормившийся с хозяйской руки давал присягу. Он должен был служить.
Смотря в глаза давно уже не человека, скрытые красивой маской, не способной пересилить внутреннее уродство, Артур давил в себе проснувшийся было гнев. И это удалось. Пальцы медленно разжались, расслабляя кулак, желваки перестали шевелиться, позволяя челюстям разомкнуться, чтобы не сломать зубы, а запертое в легких дыхание вновь ожило и сдвинулось с места.
Только глаза не способны были подделаться под общий покой тела. Лед тоже умел гореть синим пламенем.
- Если я откажусь, игра в шахматы все равно не будет отменена? – Артуру казалось, что он уже знает ответ, и результат ему не нравился еще больше, чем факт существования такой вот «игры».
- Неужели здесь каждую ночь происходит такое? – Взгляд вновь заскользил по людским телам, перешел на отвратительные механизмы, о предназначении которых агент не хотел, не желал догадываться и вновь вернулся к глазам маскарадного палача.

51

Ксавье вздрогнул, когда Красная Смерть перешел на английский.
Вздрогнул и повернулся.
Чума разговаривал с ...
"Ковбой!" чуть не завопила Черная Королева, буквально пожирая взглядом американца.
"Что ты здесь делаешь?!!!! Здесь?! Стерильный, чистенький, отглаженный, с отбеленными зубами и вскормленный пепси-колой и идеалами вашей демократии? Зажрался там в своей Америке? Захотелось жареного? Перченого? С легко ноткой паники страха и крови?" Бешенство крыло, подстегиваемое не перебродившим в адреналиновой атаке, кокаином
Вон и собачку себе уже приискал!.
Позвонки словно прошила стальная спица, когда стек Красной Маски, пока еще ласково, лизнул бедро
Если бы взглядом можно было убивать..О не сомневайтесь - эти двое, светски беседующие о предстоящем развлечении, были бы уже мертвы!
Видение, приторное в своей невыполнимости, застило мысли И мнилось:
Два трупа с дырами в груди. Огромными, зияющими дырами с опаленными краями.
В следующий момент глаза Ксавье нереально расширились...Ковбой как то странно побледнел, а потом
"ДА! Вмажь ему! Давай!"  Увы...видимо хищники просто порычали друг на друга за косточку послаще.

52

Кивнув подошедшему Мишелю, Ланс прислонился к колонне, внимательно следил за тем, что происходило у доски. Сейчас помочь Ксавье  не мог бы даже господь бог, но все же у него была более выгодная позиция по сравнению с выставленными на доску рабами. Не всегда на свадьбе доходит до торта.
Чтобы не творили сегодня тут зажравшиеся гости Вертепа, придется морально подстраиваться под обстоятельства.  Любая попытка вмешаться, вызовет у некоторых лишь приступ новой  агрессии и непредсказуемые последствия. А просто смотреть на все это... Он уже успел десять раз пожалеть, что заикнулся о помощи мастерам.
На щеке нервно дернулась жилка. Вновь переведя взгляд на Черную Королеву, эконом мысленно согласился, что без хорошей дозы кокаина в этой "обители любви" долго не протянешь и тут же чертыхнулся в ответ на собственные мысли.
Бросив взгляд на дворецкого, негромко проговорил:
- Надо бы поискать врача, чтобы поприсутствовал в зале. На всякий случай. Если кто-то из Эскулапов сегодня еще  свободен.
Чувствуя, как от всего происходящего, от этой постепенно накаляющейся обстановки, запаха теплого свечного воска, вида приспособлений, выставленных на доске, и липкого страха ожидания постепенно начинает мутить, а в горле становится сухо, как в пустыне, Ланс поискал глазами кого-нибудь из официантов. Вся эта братия плотно занялась клиентами Вертепа, дефилируя с подносами по залу, поэтому пришлось вспомнить, что помощь утопающих... и эконом отступил назад, уходя в тень ближайшей к нему ниши, где на столах в изобилии были выставлены фрукты и напитки.
Взяв себе из вазы ветку винограда, бросил взгляд на сидящего в глубине на диване Тэо Ринальди. Оценив загнанный вид парня, почти по-дружески посоветовал:
- На твоем месте я бы подкрепился, пока на тебя не обращают внимания. Даже, если придется есть через силу. Вряд ли кто-нибудь о тебе вспомнит и позаботится накормить в ближайшие несколько часов, так что давай, налегай...
Придвинув к нему вазу с фруктами, плеснул в бокал минералки и поставив перед ним, отошел и сел на диван, наблюдая из ниши за входящими в Зал гостями.

53

На виске теплился костерок поцелуя, перед глазами предательски плясали ряженные черти, пузырьки шампанского лопались в голове с злорадным хохотом и пугливыми вскриками раненной чайки. Ночь длинна... Повторял натуженно и басом внутренний голос советуя продлить его еще на больше, закрыть все двери и окна, погасить свечи и ...
Реальность незатейливо прошествовала рядом, а перед взором вместо мальчишки возник мсье Харт. Марат смотрел на него несколько удивленно. Черт из табакерки. Молчал. Слушал. Запоминал. Хьюго быстро, пользуясь какими-то скрытыми ото всех энергетическими течениями подхватывал ситуацию в руки, как иной раз шев-повар раскаленную сковороду прихватом, умело орудуя запеченными в ней блюдами, подкидывая вверх и собирая в прекрасный калейдоскоп некогда разрозненные части единого. Мастер.
Прыткий эконом перехвативший инициативу выдал интересную мысль. Почему бы и нет? Ведь это не так трудно побыть в своей же шкуре на званном вечере, тем более нагнетаемая атмосфера страха стелящегося клубами вслед за накидкой Чумы, могла нет-нет да и вызвать какой-нибудь припадок у фигур на доске, ...почета. по типу цепной ядерной реакции. В голове заиграли нотки марсельезы во след убегающему с компрометирующим посланием парню. Фыркнул смешком оборачиваясь к сицилийцу, пока Вальтер поедал фрукт. Оба хороши. Улыбнулся четко демонстрируя ослепительную грань симпатии к подобным заигрываниям. Понял ли Вальтер, что только что с аппетитом сожрал?
-Ничуть. Наверстает, но он не станет все делать сам, если, конечно, не произойдет нечто, что потребует от него личного вмешательства, в подобном случае мы рискуем искупаться в крови. Поэтому вместо двадцатки "птичка" ограничиться, тем что мы попробуем раззадорить публику до того, как они захотят увидеть ферзя поверженным. Малыми жертвами...
Судя по реакции Хьюго адреналин резко скакнул до самых небес, грозясь им не меньшей расправой, а в воздухе ощутимо запахло паленым. Чудный-чудный запах опасности, подобный тому как пугающе разит от электричества и рок быть заживо запеченным под собственной коже сквозит из каждой щели. Его кровожадный оскал и заигравший влажным блеском взгляд заставляли по хребту роиться мелкой холодной дрожи. Сен-Сир знал, что это значит. Собственное сердце затрепыхалось пойманное в костяную клетку из ребер. Поцелуй с клыка слизнул, продлив касание до губ и медлил бы еще с полминуты, но святое уединение нарушил ребенок юный Эрос, некогда виденный в зале.
С интересом воззрившись на мальчишку, Марат упустил момент, который так ...напугал друга. Посмотрев на него, уже привычный угадывать все самые потаенные мысли за куда плотными масками, он напрягся, до скрежета стирающихся в пыль зубов, не понимая почему этот недозрелый апельсин вызвал бурную реакцию. Законы Вендетты ему были не знакомы, но и выяснять он это не стал бы...сейчас.
Подсев ближе, на край дивана, Марат мягко взял хрупкую руку мальчика в свои ладони. Посмотрел в глаза, делая интонацию монотонно спокойной и крайне благодушной, слова полились медленно, так как при наличии клыков быстро излагать свою мысль стало невозможным.
-Мсье. Обратился он серьезно, без того сюсюканья каким обычно апеллируют при беседах с детьми...ведь стоящий пред ним юнец, наверняка знает больше, чем его обычный сверстник.
-В вашем возрасте не бывает проблем с памятью, и дай Бог, чтобы их у вас никогда не было. Бывают проблемы с хитростью. Потянувшись к руке Хьюго намертво зажавшей и ладошку мальчика и апельсин, осторожно расцепил и забрал себе, вместе с раненным и истекающим, источая резкий аромат, цитрусом. Вытащив из петлицы шелковый платок промокнул детские пальцы.
-Скажите мне, кто послал этот фрукт и можете загадывать любое желание. Сегодня ведь волшебная ночь.
Переговоры с детьми, все равно, что с террористами- просто так не выдадут ни одну тайну, а давить на и без того, напуганного толпой, как считал Марат, ребенка он не стал бы. С первой попытки. Вторая -боль и применение силы. Встревоженно посмотрев в глаза Хьюго, крепко утвердился в этой мысли.
Алехандро, как мог видеть краем глаза Сен-Сир, уже ввязался в какой-то спор, а потому надо было спешить. Времени на то, чтобы и дальше пытать "маленького принца"  так же не было, а потому, держа его за одну руку он поднялся и кивнув Хьюго, не решившись и его взять за руку, создавая весьма любопытное трио, направился прямиком к другу, давая розововолосому короткое время на раздумья.
-Господа. Встрял острым клином между восточным абреком и Чумой.
-Вам нужны секунданты Мастера?

54

Онемение... лицо словно заморозило и вытянуло...взгляд... взгляд ушёл мимо "призрака" куда-то...
... оплывающая серыми свечами боль... строгие тёмные костюмы... мама в смешном её любимом зелёном платье... ало-лаковая кровь на руках дяди Беппо... тяжесть браунинга в руке... жара и пот, текущие вместе по спине... запах мартовских апельсинов, одуряющий... фонтан, вода и свежесть... рана, зажатая скомканной рубашкой, тёмные толчки крови в руку... пицца из забегаловки напротив... хряск костей, как фруктовая косточка на крепких зубах... протяжные вечерние крики и разборки соседей... хлопанье дверей лавки с характерным дребезжанием стекла... взгляд Вито, от которого охота выть волком... гарь и палёное мясо, шипение и вопли... нагретый пальцами руль и душный салон... смех мальчишки за мгновение до красивого прыжка в море... глухота от стрельбы... потное сопение за спиной и тяжесть... желание ударить, чтобы прервать тупое молчание... методичное вбивание ножа в цель, кулака в снаряд... вкусно прожаренная рыба... хряский звук раздавленного кровавого апельсина... столь же красный закат... ещё один закат... ещё...
Пронеслось, ударив по лицу, забившись толстым глупым мотыльком, заставив вздрогнуть.... Первая же мысль - спрятать Марата... Чтобы - никто не добрался, не подумал даже тронуть, даже чтобы мысли кощунственной не возникло... До боли хотелось орать. Сорвать голос, выкрикивая: Кто!?
Упрямый ребёнок. Не знает всего, а упрямится и делает тупость... Не в этой ситуации надо геройствовать. Хуго вдохнул-выдохнул, подчиняясь мягким действиям друга, беря таймаут на краткое резюме произошедшего... происходящего.
Меня нашли и знают. Раз. Надо всё объяснить Марату ... хотя я бы тут же, убивая себя, разругался бы с ним, только чтобы от него отстали и не трогали...но это из области фантастики... Два. Надо найти того, кто послал мелкого... того, кого он испугался больше, чем Мастера... или того, что пообещал нечто... Достаточно сильного и убедительного, чтобы мальчишка поверил... Три. Играем в игру. Потому что на людях меня не тронут. Четыре. 
Друг спокойно продолжил за застывшего в жёстком отчаянии Хуго. Сицилиец вминал обратно в себя весь гнев, что вырывался наружу, щедро подмазанный страхом. Молча поднялся и последовал за ними, к шахматной доске... чувствуя себя идущим по доске, перекинутой за борт... хорошо, хоть цемента тут нет... Это уже была шутка... Найс начал оттаивать. Мысленный процесс продолжился чуть более оживлённо, и когда троица остановилась возле делящих приоритеты Смерти и Бедуина, Хуго резко дёрнул мальчишку, разворачивая к себе и впиваясь пальцами в тонкий подбородок, чтобы смотрел в глаза. Нависнув, негромко сказал
-Неверные приоритеты, дитя... Тебе надо меня бояться, Мастера, а не какого-то человека, который уедет отсюда и забудет всё. А ты останешься здесь, где есть... я.
Вжал ногти в тонкую кожу, намеренно делая больно и отпустил, присаживаясь рядом на корточки.
-А в то же время... я могу тебя выкупить и никому не позволить к тебе касаться... Понимаешь? Или сделать тебя обычным ребёнком, отправив учиться в лицей, к таким же детям как ты, шалить, играть, гулять на свободе, делать что хочешь...
На наитии, вспомнив, как тот метнулся к лежавшей на полу "птахе", и кричал, надсаживаясь, Хуго добавил
-И другу твоему помочь сейчас могу лишь я. Или - убить.   
Объяснил всё, как есть. Выпрямился, приказал
-Где тот человек? Покажи где он.
Весомость слов подтвердил звонкой оплеухой, которым научился у дона Вито.

55

Народ мельтешил по залу, но как-то всё же было тихо. Давящая на виски тишина не предвещала ничего хорошего. Подавив зевок, Мишель понял, что уже минут пять смотрит в одну и ту же даль, расплывающуюся перед глазами живыми огоньками свечей и контрастом отблесков позолоты и чернотой колон и ниш. Становилось как-то душно. Нужно... начал было размышлять дворецкий, но был прерван Лансом.
Сходить за врачом? Да, без него здесь не обойтись. А лучше целую бригаду скорой помощи, похоронное бюро "Ландыш" с девизом вы умираете - мы цветём и полицию нравов... Зал был хоть и большим, но от испарения воска и подогрева воздуха живым огнём было довольно душно. Перехватив поудобнее трость дворецкий направился из зала.
Поймав на выходе слугу, он направил его к щиту управления кондиционерами. Пусть усилит вентиляцию и немного охладит воздух. Накал страстей и без того разогреет участников и зрителей игры. Так что если кому станет плохо, то не от духоты.
Так, теперь за доктором...

-----Комната Региса Каде/Кабинет врача

56

Так попасть! Мамочка моя...Если я скажу им, кто меня послал, то подставлю Ксавье, да и меня по головке тот мсье не погладит. Если не скажу, то опять же попадет им обоим. Только вот как из двух зол меньшее-то выбрать! Уроды все! Ласковым хочешь казаться, а, мастер? Платочком ручки вытираешь, а потом что ты этим платочком вытрешь? Мою кровь со своих рук? Видать, коварный был фрукт...

Дезире старался дышать ровнее и не кусать губы, не выдавать волнения. Это пока было просто волнение,  не больше. Мальчишка никогда не начинал паниковать раньше времени, именно поэтому он сохранил бодрость духа и не рехнулся сразу и наповал. Ну, что с ним могут сделать? Избить? Порезать? Заставить слизывать грязь с ботинок? Дезире проделывал это уже не раз. Чтос того?
Максимум - рыдать в подушку и несварение желудка. Так от него еще никто не умирал. И исключением Флёр явно быть не собирался. То, что он давно не спал нормально, да и покормить его тоже никто не собирался, только злило парня и придавало больше силы духа,  чем отбирало ее.
Мастера играли свою хитрую игру, вели внутренние монолиги или бессловесно перекидывались фразами. Тот,кто был Заказчик казался Флёру более влиятельной личностью.
-А в то же время... я могу тебя выкупить и никому не позволить к тебе касаться... Понимаешь? Или сделать тебя обычным ребёнком, отправив учиться в лицей, к таким же детям как ты, шалить, играть, гулять на свободе, делать что хочешь...

Дезире сжал зубы.
Мне обещали это тысячи раз, когда что-то хотели. Мальчик поднял глаза на мужчин.

- Я не скажу. Потому что я дал слово. Почему Вы хотите подставить меня...Я дал обещание. Если скажу, то пострадаю. Если не скажу, тоже пострадаю. Какая мне разница? - мальчик почувствовал, как где-то внутри что-то скрутилось в спазме страха. Выброс адреналина был колоссальным.
Когда начнут бить, будет проще. Сложно ждать...
Но Дезире было страшно...уже было.
Пощечина. Зазвенело в ушах. Но сносно. Всего лишь удар по щеке. Не фатально.

Отредактировано Дезире Флёр (2009-11-13 23:56:14)

57

Де Вальдес говорил спокойно, доброжелательным тоном объясняя собеседнику все прелести подобной игры, предвкушая скорое начало и почти на физическом уровне ощущая, как слова доносят американцу его чувства и мысли. Речь текла плавно, а состояние легкой эйфории придавало словам вес и силу для убеждения. Стоя за Королевой и все еще продолжая говорить, краем уха уловил сбившееся дыхание американца и едва-слышный зубовный скрежет. Замер, подняв глаза, уставился в шею Ксавье, боковым зрением вылавливая внезапно изменившееся состояние собеседника.  И тут же...
Ну-ну... не так быстро, cеньор...
... рука на автомате, до хруста, сжала стек, когда "восточный гость рванул его за плечо, с силой разворачивая на себя. Лицо испанца под маской ничуть не изменилось, радуя все той же приветливой улыбкой. Только взгляд застыл, с холодностью метронома отсчитывая мгновения до удара. Малейший жест американца, несущий угрозу - и незаметно перехваченная рукоять стека рассчитанно-точным движением пробьет его глазницу, мягко входя в мозг...
Пауза, звенящая, как протяжный стон разбившегося хрусталя. Алехандро внимательно вглядывался в лицо американца, выкинув в сторону руку - сделав знак - стоять! - рванувшемуся к нему Вальтеру. Молчал, выжидая, смотря, как взбешенный собеседник давит в себе поднимающийся изнутри гнев. Черно-красная маска удачно скрыла промелькнувшую тень удивления, дав время собраться с мыслями и продолжать игру, как ни в чем не бывало.
- Если я откажусь, игра в шахматы все равно не будет отменена?
Американец задал вопрос и де Вальдес расслабил руку, готовящуюся нанести удар. Легкое сожаление мелькнуло во взгляде, но тут же уступило место абсолютному спокойствию, сдобренному слишком сладкой улыбкой.
- Игра вот-вот начнется и только от Вас зависят добрая половина жизней на этой доске. Готовы разыграть их или передадите этот шанс другому?
Аромат теплого воска стал еще явственней, аромат страха витавший где-то поблизости, над доской, плавил мысли стоящих рядом, пробуждая желание крови.
- Господа. Вам нужны  Мастера?
Черт из табакерки выпрыгивал не с такой скоростью. Не узнать голос было невозможно.
Марат. Дьявол тебя побери...
Что-то происходило вокруг, незаметно накаляя воздух, дышать которым становилось все опасней. Словно с каждым его глотком поток мечущихся вокруг эмоций проникал в сознание, грозя взорвать его ко всем чертям.
Повернулся, смотря в глаза "вампира". Спокойный, как удав, и лишь в глазах отражением свечей веселые блики.
- Разумеется, мсье. Нам необходима помощь и ваши услуги. Ибо поле деятельности весьма обширно...
Второй "вампир" - Чуме даже не надо было гадать, кто скрыт под маской - присел на корточки рядом с розовым гномом, недавно рыдавшем над телом поверженной Королевы, настойчиво выспрашивая его о чем-то.
Хуго, Хуго... нервная у тебя работа... - де Вальдес прищурился, вбирая в себя изменившиеся, плохо сдерживаемые жесты де Кре, рванувшего мальчишку из рук Марата и залепившего ему пощечину.  С таким выражением на лице Вальтер обычно выбивает признания у некоторых несговорчивых.
Что же с тобой происходит, Мастер?

Отредактировано Алехандро де Вальдес (2009-11-13 23:56:25)

58

Барон вошел в Зал. Ему доводилось видеть белее приятные помещения. От обилия свечей и зеркал рябило в глазах, они же создавали жуткую картину. Николай даже зажмурился, стараясь успокоить, в момент уставшие от мельтешения огней, глаза.
- Твоюж мать, если архитектор еще жив, я уго обязательно убью.
В какой-то момент, мужчина даже подумывал о том, чтобы покинуть помещение, но присутствующие затевали что-то интересное.
- Не для того я сюда приперся, чтобы людей сторониться. Пора уже начинать развлекаться.
С такой мыслью Селиванский постарался из толпы вычленить хотя бы кого-нибудь приемлемого для разогрева, чтобы не рвать с места в омуты. первое что попало в поле зрения, оказалось парой: мужчина и маленький мальчик. Вспомнились былые времена, когда подрастал первенец Николая. мальчик тогда стал центром вселенной и занимал все свободное и несвободное время. Селиванский тогда даже редко посещал столь излюбленную охоту, а позже, когда мальчик стал юношей, брал его с собой и учил премудростям охотничьего ремесла.
- Где он сейчас... может быть именно в этот момент он вспоминает батю, сидя в лесу и поджидая момента, чтобы спустить курок.
Мужчина извлек из кармана заветную флягу, и приложился к живительной жидкости, которая с одного глотка запросто могла уложить неподготовленного человека в больницу.
Не желая привлекать внимание собравшихся, Николай неспешно побрел к паре. Попутно попытался угадать о чем идет беседа, и в голове репетировал, как будет рассказывать о победе над медведем.
- Доброго вечера вам! Надеюсь я вам не помешаю, - Селиванский умиленно посмотрел на ребенка, жалея, что не принес с собой никакого угощения.
Надо будет впредь носить при себе хотя бы конфету.

59

Ланс сделал глоток минералки и повертел в руке бокал, приглядывая за тем, что происходило в Зале . Обстановка у шахматной доски накалялась. Сначала странный выпад ковбоя. Внезапное напряжение испанца и чуть не бросившийся на его собеседника Вальтер... Появившиеся вампиры буд-то бы разрядили обстановку, но тут же...
Ну началось...
Бокал чуть не разлетелся в руке эконома и он, отставив его  и поднявшись с дивана, тихо матерясь в адрес мастеров, гостей и всего Вертепа в целом, вышел на границу света и тени, как раз в тот момент, когда звонкая пощечина взлетела вверх, окрасив щеку Флер в еще более розовый цвет. Вписавшийся в эту комапанию новый господин и явно желающий то ли пообщаться, то ли пожалеть ребенка, мог только осложнить ситуацию, взбесив и без того разъяренного Мастера. Раздумывать было некогда и эконом быстро пересек пространство Зала, оказавшись перед новым гостем, странно одетым даже для маскарада...
- Прошу прощения, мсье. - голос был предельно вежлив, Ланс говорил тихо и старался не заглушать беседующих, - Но время этого ребенка на сегодня куплено одним из гостей, а здесь будет проходить игра. Вы можете занять место, - он указал на расставленные вокруг доски кресла, - Чтобы посмотреть шахматный турнир, и выбрать то, что вам понравится для большего комфорта. Альбом с фотографиями вам принесут...

Отредактировано Ланс (2009-11-14 02:19:21)

60

Тише, Хуго, тише. Nice. Just nice. Это же ребёнок.
Святой Франциск, как же Найс не терпел работать с детьми... Постоянно приходилось помнить, что детская логика совершенно иная. Они мыслят близкими категориями, предметно-эмоциональными. У каждого малолетка выстроен собственный мирок, эдакая своя реальность, которую надо взламывать и изучать правила. Иначе всё - как о стену горох. Это бесило.
-Значит, ты меняешь своё спокойное, домашнее детство на слово, данное тобой трём амбалам, которых ты видишь впервые? Потрясающе.
Ловушки, смысловые и словесные... Следить за глазами мелкого... Там всё - как в книге.
Видя отчаянно цепляющегося за свой страх мальчика, Хуго сравнил себя с ним и успокоился. Отвесил ещё одну затрещину, любуясь, как метнулись розовые пряди волос, мультяшные. Забавно.
-Ради чего, дурачок?
Тычок неожиданный в пуговицу носа, болезненный. Мастер знал это. Кровь потекла струйками, капли прыгали с губ и подбородка на ткань одежды, впитываясь. Наблюдал за реакциями, определяя психотип мальчишки.
-Подбери сопли, защитник... А тебя не учили что доверять чужим дяденькам нельзя, если не хочешь оказаться без рук и ног - просто куском мяса с двумя растраханными дырками, закрытым в подвале? М?.
Доверительно сел рядом снова, вытер пальцами кровь с хрупкого подбородка ребёнка.
-Я тех людей знаю, что передали апельсин. Тебя подставили просто, плохо пошутили. Смотри...
Рванул свою рубашку из-за пояса брюк, заголив бок со старым, каракатицей стянувшим кожу шрамом.
-Это их работа. Но я тогда победил.
Немного полуправды всегда хорошо, потому что от неё веет искренностью. Зачем мальчишке знать, что это след от двух пуль, коряво вытащенных дрожащей рукой пьяного врача? Нет, пусть его фантазия сама напишет жуткую картину случившегося. Он совсем ещё мелкий, и ,как Хуго в своё время, попал в жестокие обстоятельства. Ассимилировался. Вспомнив себя, сицилиец вдруг прищурился, словно почуяв нечто знакомое... Кого мальчик мог защищать, боясь больше, чем Мастера? Двух Мастеров? Того, кто вызывает желание его защищать... неосознанное, на уровне наития, чувство, которое неодолимо заставляет не выдавать и почитать... как муравьи защищают свою королеву, как пчёлы - матку... К примеру, тот, кого когда-то бессознательно защитил сам Хуго, спас... Дон. Его мощная харизма прогибала даже стены, беспрекословный авторитет и умение подчинять...
-А не делал ли тот человек так...
Хуго повторил характерный жест дона, скользнув ладонью по бедру мальчишки, задирая подол платья. Не даром Найса дразнили "пересмешником"... Жест повторил один в один, даже с тем же посылом чуть равнодушной похоти, бросив
-Вот и славно...
Смотрел в лицо мелкого, ловя все тени и намёки... сам тихо воя от тоски смертной внутри... Неужели дон Ванцетти?
Резко встал в рост, подшагнул к Марату, склонился к нему близко-близко и прошептал неслышимо для других
-Боюсь, меня разыскала Семья. Вернее, не боюсь, а опасаюсь.
Заглянул в зелёные глаза, передавая все мучительные мысли.
-У тебя есть желание остаться? 
На внешние разговоры пока не обращал внимания. Надо разобраться с первостепенным по важности, а развлечения - никуда не уйдут.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Зал Тысячи Свечей