Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Зал Тысячи Свечей


Зал Тысячи Свечей

Сообщений 1 страница 20 из 176

1

Огромный зал прямоугольной формы, издавна именуемый Залом Тысячи Свечей, почти не имеет электрического освещения. Все стены украшены канделябрами изящного литья с мерцающей в полутьме позолотой. Говорят, ровно тысяча свечей загораются здесь в дни празднеств в честь гостей Замка. Старинные зеркала, покрытые патиной времени, многократно отражают все это великолепие,  превращая зал в волшебную, сияющую страну.
Для тех, кто желает укрыться от посторонних взглядов, надежным убежищем послужат три длинные ниши вдоль стен, полускрытые колоннами. Мягкие диваны и низкие столики с затейливо загнутыми ножками... плавно льющаяся, словно из стен, негромкая музыка, не мешающая наблюдать за тем, что происходит в зале... Мерный шум фонтана в  в дальней оконечности зала создает особое, ни с чем не сравнимое настроение. Меняющаяся подсветка воды - от сияюще-черной до кристально-чистой или цвета крови - зависит от выбора хозяина или желания того, кто устраивает в зале очередное представление...

2

----- Комната дворецкого.

Войдя в зал Мишель огляделся, осматривая общий фон. Зал тысячи свечей был настолько же таинственным и великолепным местом, как и всё остальное в замке. Сейчас его готовили для мероприятия в честь бала Сатаны. Слуги зажигали ровно тысячу свечей, и с каждой новой позолота на канделябрах сияла всё ярче, погружая зал в тёплый оттенок света. Мишель прошёлся вдоль стен, проверяя чистоту и порядок в нишах, к фонтану. Пока свет в нём был обычный, и вода, как и должна была быть, кристально-чистая струилась водопадами и фонтанами то вверх, то вниз. Взглянув на пол под своими ногами, дворецкий с удовольствием отметил, что видит в нём, в полу, блёклое, но всё же своё отражение. Ни пылинки, ни пятнышка, ни развода на зеркалах, столах, полу и стенах. Время до мероприятия ещё оставалось и можно было прогнать пару тройку слуг с тряпкой по полу и канделябрам, что Мишель и сделал.
Наблюдая за работой, дворецкий примостился к стене у входной двери и подумал, что неплохо бы сейчас с кем-нибудь поговорить. На сколько он помнил, эконом тоже должен был прийти и проверить зал на пригодность. Опаздывает или всё-таки заснул?

3

Эконом ворвался в зал, подобно урагану, в сопровождении двух слуг, несущих корзинки с фруктами,чуть не сбив плечом стоящий у дверей высокий витой канделябр, и, потирая ушибленное место, быстрым шагом обогнул пространство, минуты через две вернувшись с другой стороны к поджидавшему его дворецкому.
Официант и сомелье с мученическим видом стояли у дверей, уныло наблюдая за манипуляциями эконома, исследующего заново отделанный зал на предмет скрытых недостатков.
Занятый своими мыслями и не сразу увидев наряд Мишеля, Харт затормозил в паре шагов от него, во все глаза разглядывая новый маскарадный костюм.
"Мерлин, и ты здесь... Боже, спаси Францию." - скрипучий тон пышущего ехидством внутреннего голоса подлил масла в огонь, нудно заметив, что для полного комлпекта в Вертепе не хватает пожалуй лишь дракона и Гвиневры.
- Кажется, здесь все в порядке, мсье. Можно открывать двери...

Отредактировано Ланс (2009-11-07 15:46:25)

4

С грохотом, чуть не уронив канделябр в зал ворвался эконом. Только чёрта помяни... мысленно хмыкнул Мишель, наблюдая за тем, как Ланс несётся по залу прямо к нему, дворецкому.
- Знаете, Харт, - с подозрительной ноткой в голосе начал Д`Он, комментируя взгляд библиотекаря, прикованный к его, Мишеля, костюму, - если бы я вас не знал, то решил, что вы очарованы моим видом. Вот только не буду себе льстить и предположу, что наряд вызвал у вас больше насмешку, хотя...
Краем глаза глянув на то, как слуги расставляют фрукты, дворецкий снова посмотрел на эконома. Наряд состоял из нечто в балахоне, однако, Харту это шло. Костюм чего-то непонятного и необъяснимого. Тени? Здорово придумано.
- Да, двери можно открывать, только вы сами, Ланс, успокойтесь. От вашей суеты того гляди зал в руины превратиться - хмыкнул Мишель без тени насмешки в голосе.
Он хлопнул два раза в ладоши и все лишние быстро убрались из зала. Пройдя к двери Мишель обернулся, ещё раз окинув взглядом помещение и махнул слугам, чтобы те открыли двери.
- Зал тысячи свечей открыт!

Отредактировано Мишель (2009-11-07 18:17:04)

5

Барная комната___личные апартаменты____

Три часа непрерывного  крепкого сна, это в последние четыре месяца  уже удача.  Полтора-два максимум. Потом тошнотворное  шатание на грани полудремы, когда мозг пытается закутаться в уютное  одеяло забытья. А засевшая в правом полушарии  студенистая тварь вновь дает о себе знать тупой, бесконечностью  боли, то тоской, то агрессивностью, то пограничьем с адекватностью,  искажением реальности. И так до следующего укола. И это еще не предел. Это еще по- божески. А что будет потом? Об этом лучше не думать.
Лучше уж о предстоящем  маскараде. Недетские игры  не повзрослевших детей. Не важно.
Покинув   уединения роскошных апартаментов, немолодой  мужчина в сопровождении Кинга  неторопливо пошел  в направлении  общих залов, где уже начинали собираться гости в карнавальных костюмах. Конг задержался, выгуливая Тоби, который напрочь не желал подпускать к себе прислугу отеля.  Танцевальная зала, шумные места большого скопления народа Маэстро мало прельщали, но посидеть- покурить в каком-нибудь уютном местечке, посмотреть на веселье  ряженых – почему бы и нет?
Из всех  подготовленных под праздник,  украшенных  помещений, больше остальных приглянулся Зал Тысяче свечей. Живой огонь все же имеет свои прелести в сравнении с экономичной стерильностью электрических ламп. Конечно, дело вкуса. И умелая подсветка, сделанная  профессионалам  может интересно обыграть помещение, полностью изменить интерьер. Но все же живой огонь, есть живой огонь. Бессознательная тяга к нему в крови, доставшейся от предков, жегших костры в первобытных пещерах.  Да чего там пещеры? Еще два века назад люди понятие не имели об электричестве, и огонь был основой основ жизни.
Облюбовав центральную нишу, полускрытую колоннами, Маэстро расположился на диване и заказал немного коньяка с тонко нарезанными дольками лимона. Отсюда хорошо было видно все, что происходило в зале, сам же мужчина мог спокойно отдыхать без привлечения, без необходимости, лишнего внимания.

Отредактировано Маэстро (2009-11-08 20:56:08)

6

Приготовления. Инструктаж. Макияж. Все это взбодрило. Но еще пуще взбодрил результат краткой инспекции шкафчика Эрика, которого Ксавье сегодня замещал.Инспекция, принесшая  чудесный маленький пакетик чистейшего кокса. "Господи благослови этого парня! Дай ему больничного недели на две. Пусть отдохнет! Он сегодня меня спас" Носоглотка занемела и в гортани был дивный сладковато льдистый привкус. Настроение медленно, но верно ползло вверх и в зал озаряемый трепетным светом живого огня Дюбуа впорхнул уже почти в эйфории. Одно было плохо- хотелось делиться своими мыслями и соображениями, которые со скоростью распада урана плодились в голове. На то чтобы молчать уходили почти все силы. Серебряный поднос словно прилип к пальцам и Ксавье словно большая лаково-черная рыба плавно огибал столики в нишах, собирая пустые бокалы у чинно беседующих масок. Ночь...бесконечно длинная ночь продолжалась

7

Дезире вовсе не думал, что когда надзиратель приказал ему идти с ним, то приведет именно в эту залу. Зачем меня сюда позвали? Что здесь будет?
Страшно не было совершенно. Дезире привык выполнять приказы и умел быть незаметным, если того требовала ситуация. Правда в этот раз он понял, что его привели не на сессию. В зале находились еще несколько человек: представительных мужчин.
Дезире остановился в дверях и поклонился, опираясь ладонями на колени.
- Здравствуйте, мсье. Меня привели сюда и велели оставаться здесь,- он не поднимал головы, ожидая, пока ему разрешат это сделать.

Дезире, конечно, видел шикарные комнаты в поместье своего бывшего хозяина, но они уступали этим по своему простору, хотя как раз своими размерами они и пугали маленького "мсье Флёр", как его звал бывший мастер. В Вертепе Дезире казался себе как на ладони: не спрячешься, не скроешься. Везде глаза, да уши.

8

Костюм создавал нужное настроение и оказался почти последней каплей того, чего не хватало все это время, с минуты приезда в Вертеп.
«Город был проклят, стены дышали болью,
Словно живые, - в небо глазницы окон...»

Неторопливые шаги вниз, по мраморной леснице,  к Залу Тысячи Свечей, где тепло огня и едва слышный шепот фонтана.  Каждое движение - уверенность и спокойствие. Каждый выверенный жест - сотни предков позади, повязанных кровью. Позади, словно послушный пес, след в след - Вальтер в костюме инквизитора. Неплохая шутка. Сей наряд более всего подошел бы ему в качестве повседневной формы, а не так вот, среди других масок... Отмотать бы сейчас века три-четыре назад, поразвеяться в этом средневековом разврате, но... фантазии, фантазии.
Последние распоряжения бодигарду отданы. Идея большой шахматной игры почти оформилась в нечто целое. Осталось совсем немного. Детали. И найти тех, кто сыграет роли в этой безумной пьесе.
"Праздничный шум, пестрота, кутерьма..."
Шаги все так же четко стучат о мрамор, отлетают от ступеней, звонким эхом разносясь под каменными сводами , отбивая негромкими мерными ударами строгий ритм коротких четверостиший, как кастаньеты танцующего фламенко. В такт биению сердца.
"Но берегите здоровье, сеньоры.
К нам приближается Доктор Чума.
Очень любим им наш ветренный город...."

Спокойный ищущий взгляд спускающегося по леснице человека скользит по головам, по нарядам и лицам, сверху вниз и по всему залу, от персоны - к рабу, от невольника - к мастеру.  Перебирая, касаясь внутренним взором частичек души, отсеивая и вновь устремляясь в самую глубину внезапно поднятых на него глаз. Презрительно поднята бровь.  Снова не то...
Сейчас неважно, кто есть кто в этом людском водовороте. Маскарад уравнял всех.
В воздухе разлито теплое дыханье свечей, смешанное с тонким ароматом парфюма и чем-то еще, чему нет названия. Атмосфера, пронизанная дыханием страсти, порока, грязью человеческого неравноправия и роскошью туалетов, созданных лучшими кутюрье Парижа, окутывает, совращает, доводит до исступления, если вовремя не опомнишься. Костюмы принцев и чудовищ, любви и смерти, детей света и тьмы окружают, затягивают в бесконечный танец, следуют за тобой везде, околдовывая симбиозом  ужаса и веселья.
Гротеск. Порождения бреда или ночного кошмара. Кокаиновые дебри - Вертеп.
"Как ни божественна тела тюрьма,
Дух слишком долго задержит едва ли.
Весел и добр старый Доктор Чума.
Маска. Почётная. На карнавале."

Строки кончились, а шаги человека в костюме Чумы замерли у широко распахнутых дверей Зала. Звучный низкий голос пророкотал, негромко здороваясь с несколькими присутствующими в масках, но выбирая все внимание на себя. Добродушный Вальтер предусмотрительно взял за руку и отвел в сторону попавшегося на пути ребенка в розовом платье.
- Приветствую Вас, господа.
Игра начинается...

Отредактировано Алехандро де Вальдес (2009-11-09 01:24:06)

9

Эконом кивнул Мишелю, открывшему зал, присел на бортик фонтана и почти машинально окунул пальцы в серебристую прохладу журчащей  воды. Выдохся он уже с этим Маскарадом, а скребущие душу предчувствия все не оставляли, не давая как обычно абстрагироваться от происходящего.
Приготовления прошли быстро, легко и практически без заминок. Зал этот он выбрал по какому-то наитию из-за несколько мрачной, таинственной атмосферы - той, что нужна была испанцу. Вдобавок пол помещения представлял собой паркетные квадраты, имитирующие шахматную доску, чередовавшие светлое дерево с темным. Невольников должны были привести с минуты на минуту. То, что должно было изображать шахматные фигуры, уже было доставлено и ждало своего часа в одной из закрытых ниш. При  взгляде на орудия пыток и даже сейчас, при одном воспоминании о них, волосы на загривке вставали дыбом. Свалить бы отсюда, послав дорогого господина де Вальдеса ко всем чертям...
В зал входили гости и прислуга, но в целом благодаря огромным размерам помещения, здесь было довольно тихо и уютно. Пока.
Краем глаза Ланс выхватил из общей массы пришествие сеньора Кардильяни с сопровождающим его неандертальцем. Господина с музыкальными пристрастиями, как назвал его про себя. Редкой сволочи, судя по слухам, ходившим в Вертепе. А слухи в этом злачном месте бегали быстро и по пути следования обрастали такими подробностями, что привычный ко всему эконом слушал и думал, то ли окончательно развесить уши, внимая увлекшемуся рассказчику, то ли уже давно пора начинать снимать эти умело развешанные на них сицилийские спагетти...
Появление Ксавье почти успокоило взбрыкнувшие нервы и внесло нотку легкого веселья и эмоционального подъема, которое он всегда чувствовал в присутствие горничной. Не будем думать о грустном. Кивнул, приветливо улыбаясь во все крепкие тридцать два. Интересно, узнает или нет под маской? Все- таки жаль, что тот не женщина. Иногда Ланс ловил себя на мыслях, что забывает об этом, а скорей всего просто не воспринимает Дюбуа, как мужчину, но тут же одергивался, уверяя, что это лишь дурное влияние обстановки.
Мать твою...
Появление на пороге залы ребенка резко оборвало устремившийся явно не в то русло поток мыслей эконома и он быстро поднялся,  направляясь ко входу. Надзиратель, который привел  Дезире, отлично зная, что мальчишка не сделает ни шагу отсюда без разрешения или приказа, со спокойной улыбкой оставил его на произвол судьбы и удалился, окинув удовлетворенным взглядом присутствующих.
Подойдя к мальчику, Ланс нос к носу столкнулся с испанцем, велевшим приготовить Зал, прекрасно узнав того по голосу и телохранителю с лицом улыбчивого Ганнибала Лектора, которое тот не слишком усердно прятал под узкой маской. Забрав у Вальтера Дезире, незаметно пихнул того себе за спину, убирая с линии прицела, и быстро отчитавшись перед сеньором де Вальдесом в выполнении поручения, направился вместе с мальчиком в одну из ниш. Совсем убрать отсюда мальчишку было невозможно, да и рисковать ради кого угодно собственной, горячо любимой шкурой, никакого желания не было. Но сделать так, чтоб про ребенка вспомнили как можно позже, когда  разгоряченные инстинкты уже выместили свою злость на других, более способных выдержать насилие невольниках, было вполне в его силах и проделывалось неоднократно.
- Сиди тут, ешь и не высовывайся, пока про тебя не вспомнят, понятно?
Взяв из чаши на столе огромное спелое яблоко, Ланс сунул его в руки мальчишки, разряженного, как Барби-малолетка, растрепал его аккуратно приглаженные волосы и, переглянувшись с дворецким, не слишком уверенный в том, что тот не станет возникать по поводу его манипуляций, вернулся на свой наблюдательный пункт у фонтана, ожидая, когда подадут приказ начинать...

10

Ксавье на минуту завис около барной стойки. Гостей было еще немного. И можно было не суетиться. Жаль конечно что нельзя было курить. Курить хотелось нещадно. Но еще больше хотелось общаться. Это действие кокса следовало бы конечно учесть, прежде чем взбадриваться то...Но теперь уж ничего не поделаешь. Дюбуа замер, обводя глазами зал. В голове роились обрывки идей одна гениальнее другой
"К чему такой мрачняг! нет бу устроить веселый балаган с воздушными шарами и сладкой ватой на палочке , карусели!" (парень аж зажмурился, чтобы не заржать в голос, представив себе свое начальство - Хитрого Лиса Ланса верхом на карусельной лошадке: пижон , вцепившийся в пластмассовую холку лошадки, весело смеялся и уплетал истошно розовую сахарную вату) Дюбуа таки не выдержал и хихикнул. "И чтобы оркестр играл что нибудь развеселое, а с потолка сыпался сверкающий дождь блестящего конфетти. И он Ксавье кружился кружился, кружился бы раскинув руки, пока не упал бы..." Гоничный тряхнул головой чтобы отогнать красочные видения и поймал ухмылку какого то затянутого в черную кожу пижона. Фигурка у пижона была будте нате!!! "Какая фигууурочкаааа!- просто так бы и сьел!"
Улыбка незнакомца показалась смутно знакомой и Ксавье, приложив к губам пальцы, послал улыбчивой маске воздушный поцелуй. И в этот момент в зал вошла...вошло..."Привет неприятности!" - молнией мелькнуло в голове. Мужик явно не был любителем карусельных лошадок. Ало-золотая маска скрывала поллица ...но тяжелый подбородок и властный рот навевали совсем не благостные мысли. Да и костюмчик не внушал легкомысленных грез об искрометном флирте. К тому же за спиной у маски маячил инквизитор. От обоих просто тащило угрозой. "Так, с этими мальчиками ты , девочка моя,сегодня не танцуешь!" - строго приказал себе  Ксавье и, подхватив поднос, зашел на очередной "вираж" по залу.

В голове серебряные колокольки весело вызванивали
"Ах мой милый Августин Августин Августин!"

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-09 12:53:53)

11

Обитель

Неторопливо спускаясь к залам замка Марат намеренно отстал на полшага, заведя совершенно бесполезный разговор о каких-то мелочах касающихся, то поместья, то работы, та, что официальная, непринужденно рассказывая курьезный случай из практики. Он тонко намекал, что взятая в комнате монета не была сиюминутной прихотью, согретого чуть терпким вином у друга, сознания.
Хьюго действительно должен был выбрать место дислокации на вечер. Никуда не надо было торопиться -вселенная отверзла свои объятия и кочевать из одного зала в другой желания никакого не было. Однако мысль о споре с Алехандро все еще свербила в подкорке, а ведь все можно подстроить и разыграть, как случайность, даже принести себя в жертву, но он положился на шкодливую капризницу Судьбу, позволяя ей направлять Найса, за которым сегодня следовал неотступно, подобно прирученному хищнику за укротителем.
Погруженный в мысли, замолчав на продолжительное время Марат обнаружил себя на пороге чего-то грандиозно яркого и теплого. Подняв взгляд с черно-белого паркета, зажмурился от ударившего в глаза света множество свечей сливающихся в одно огромное живое существо, создавая иллюзию нахождения в его утробе, вокруг комнаты в которой проплывали упакованные в пестрые костюмы маски, разнообразию которых позавидовал бы все твари Преисподней, разбавленные нежными, сочными, молодыми телами вероломно прикрытые каким-то тряпками, будто насмешка и вызов небесам.
Повернув голову нашел блестящий взгляд Хьюго, сверкнувший в прорезях черной маски, влажные клыки подхватывающие всеобщее настроение казались покрытыми позолотой. Марат улыбнулся почувствовав как сжимается все внутри, перед прыжком в сумеречное сознание потянувшееся через ноздри отчетливым запахом огарков.
-Чудный выбор.
Бесстыжий взгляд первым делом углядел различного рода конструкции сиротливо приютившиеся будто бы в хаотичном порядке, сейчас они казались бездушным хламом, но до чего же не хватало человеческого тепла дереву и металлу, чтобы облагородить их до великолепия изысканных скульптур.
-Пойдем? Колеблющийся, будто захромавший на обе ноги вопрос возник из ниоткуда, непроизвольно вырвавшись, стоило Марату отлепить зеленые очи от одной весьма замудренной вещицы, сочетающей в себе несколько механизмов. Он увидел свободную нишу у фонтана и для начала предпочел бы посидеть там привыкнув к атмосфере зала, приглядеться к гостям, однако обещание сегодня идти за Хьюго куда бы он не задумал ступить осекло его на полмысли. Ожидание согрелось простой улыбкой.
-Пойдем. Тронув осторожно за локоть уверенно зашагал к дивану, ныряя в показавшуюся прохладной тень.
Тут же внимание отвлекло появление человека в красном. Он не услышал, что сказала маска, но предположил, что это приветствие. Его сопровождающий был одет в костюм инквизитора навевая тягучие, как патока и вяжущие на языке от горечи, воспоминания о Риме, о местных духовниках, не далеко ушедших от своих предшественников всего-то несколькими веками ранее. Сен-Сир и задней мыслью не заподозрил, что человек в красном балахоне его дражайший друг. Чума. Добродушно отозвалась память. Красная Чума. Как поэтично! Бьющаяся о черепную стенку мысль, что что-то наверняка намечается мешала сосредоточиться и применить дедуктивный метод...хотя и в этом он был не настолько силен, как его загадочный спутник.
Француз откинулся на спинку дивана обитого бархатом и посмотрел на друга.
Мимо проплыла стройная... Даже чересчур. фигура с подносом, которую Марат перехватил практически неожиданно выпрыгнув из их с Хьюго логова и дернув назад, перехватывая второй рукой поднос, так чтобы не поразбивать на счастье фужеры. Наряд на очередном оголенном теле был ярок, хоть и не был похож на попугаячью шкурку, привлекая внимание выбором в котором читался до неприличия приличный вкус.
Веселая ухмылка искривила губы, когда он усаживал Ксавье Дюбуа между ним и Хьюго, все равно, что заключал в колодки. Но то ведь лучше позорного столба, верно?
-Скажи-ка краса..аавец, тут что-то намечается? Заинтересованный взгляд скользнул по горчичному меду глаз сицилийца и поднялся до лица горничной с плоской груди. Андрогинность этого субъекта явно ставилась под жирным знаком -вопроса.

12

Мишель оглянулся назад и хмыкнул, увидев Ланса, сидящего на бортике фонтана. Мысль о том, что эконом волнуется, была вполне здравой. В конце концов, он курировал это мероприятие больше, да и ответственность. Но если честно, вид и неосторожность движений (тот же чуть не снесённый им канделябр), выдавали англичанина  со всеми патрахами.
Чуть отвлёкся и пропустил первого гостя. Не успел поприветствовать. Но тот, похоже, этого и не заметил. Уверенная походка, дорогой костюм  и лишь одна маска говорила о его приверженности к маскараду. Один только вид мсье Маэстро будил в дворецком чувство тревоги. Особенно в свете последних событий. Какие же длинные языки у слуг в Вертепе. Но это так на руку. Особенно дворецкому.
Вслед за Маэстро в зал буквально впорхнула горничная. Дюбуа. Вечный источник хорошего настроения. Или просто его вид всегда заставлял Мишеля волей неволей улыбаться. Ксавье похоже тоже был в приподнятом настроении. Надо будет потом спросить у него рецепт этого настроения.
Детский голосок отвлёк Мишеля от размышлений, и тот с удивлением уставился на нечто мелкое в чём-то розовом. Мишель уже хотел было открыть рот, чтобы направить мальчонку куда-нибудь, как вдруг рядом появился Ланс и нос к носу столкнулся с человеком в красной маске. На ум приходила только одна ассоциация – Красная смерть. Призрак оперы в том мюзикле тоже рядился в этот костюм. Правда, тот был немного другой. Отчитавшись, библиотекарь быстро увёл мальчишку в одну из ниш. Верный ход, если хочешь сохранить такому нежному созданию его целостность. Мишель не возражал. Его дело гости. И пока они не вспомнят про это розовое нечто, он тоже о нём не вспомнит.
- Добрый вечер, мсье, - Д`Он вежливо поклонился де Вальдесу, провожая взглядом остальных входящих. Чует моё средце, народу будет много.

Отредактировано Мишель (2009-11-09 15:22:06)

13

Дезире четко понял, что попал в большую волчью яму. Но мальчик не чувствовал, что нашел в ней союзников. Мужчина, что спрятал его от Красной Маски, и дал яблоко наверняка руководствовался какими-то другими принципами, хотя Дезире с затаенный надеждой смотрел на него, как на единственную защиту. Он пригладил встрепанные розовые волосы и чуть высунулся из ниши, чтобы видеть тех, кто еще будет пребывать в этот странный зал. Дезире удивился, почему не дали сразу какое-то задание? Он ведь умеет быть официантом и вообще может помочь гостям, развлечь их. Но эти мысли и желания были благоприобретенные. Это то, что вбил в розовую головку экс-мастер, пока Флёр был его собственностью.
Помочь. Услужить. Принести. Быть при этом незаметным и всегда улыбаться. Но как быть незаметным, когда у тебя розовые волосы и тебе 12 лет, а ты невольник в таком вот заведении....Ну, это хотя бы не дешевый портовый бордель.

Дезире облизал бочок яблока, пока не решаясь его укусить. В этот момент его взгляд пересекся со взглядом дворецкого. Мальчик моргнул и посмотрел на фрукт.

14

"ЖЖЖЖЖ....я пчелка, пчелка, пчееелкаааа. Лечу, лечу, лечууу" - Ксавье скользил между столиками, убирая пустые бокалы и меняя пепельницы. Голова была восхитительно легкой и звеняще пустой. В этой звенящей пустоте искристыми всполохами переливались дурацкие мысли и звенели придурковатые песенки. "Хотя нет! Ну какая я пчелка если я весь в черном? Наверное я пчелка в трауре. И я жужжу меееедленно и печалььььноооо - жжжжжжжжжжж" За неимением собеседника с которым можно было гнать, Ксавье гнал сам себе. Мысленно.Получалось неплохо. Горничный, а сегодня и официант по совместительству, сиял приветливой улыбкой всем без разбору и на волне этого благодушия пропустил момент, когда поднос невероятным способом исчез с руки, а он сам оказался зажат  между двух элегантных вампиров.
- Ай ! - вскрикнул Дюбуа. Вампир из под бархатной полумаски внимательно изучал его грудь. " Хиии! Точнее полное отсутствие оной груди какого бы то нибыло, даже самого минимального размера" " Парочка нью-йоркских вампиров. А что такого? сегодня вся нечисть здесь. Почему бы приличным вампирам и не повеселиться?! К тому же судя по некоторой небрежности в виде пятен крови - господа уже успели подкрепиться"- Скажи-ка краса..аавец, тут что-то намечается?
- О - с радостью защебетал горничный - судя по всему господа сегодня здесь будет полный беспредел. Действие заявлено как Бал Сатаны. Проше говоря - Шабаш. Сдается мне, сейчас сюда сползется и слетиться вся окрестная нечисть и, нажравшись до поросячьего визга, приметься, как и полагается на Шабаше, сношать все что движеться. Вполне вероятно сам Сатана тоже почтит присутствием - ведь невежливо же, в конце концов, созвать гостей и не встретить их. Но в этом случае придеться, согласно канону, целовать ему задницу - Ксавье несло и остановить его сейчас мог наверное только кляп. Которого не было . Посему глядя в зеленые глаза одного из вампиров он продолжал "щебетать"
- Говорят у Сатаны - ледяная сперма. Хотя меня все время удивляло это самое "говорят" Можно подумать после со-и-ти-я -  тщательно выговорил слово пацан - кто то может что то там говорить...А после свального греха выжившие в сем выматывающем мероприятии пойдут встречать рассвет и пить молоко со свежими круассанами.
Ксати вампиры пьют что то кроме крови? может по бокальчику блади мери а?
Гоничная вовсю наслаждалась "общением"- наконец то нашлись собеседники которые слушали.
- А еще... Дюбуа игриво погладил лацкан зеленоглазого вампира  - давно хотел спросить вампиры кого нибудь держат в качестве домашних животных? мышек там летучих а ? И не угостите сигареткой? Он вопросительно уставился в зеленющие глаза напротив.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-09 16:33:41)

15

Обитель: Марат и Хуго-----

Вылавливание на нюх верхнего следа. Раз уж взяли проводником, то не называйте Моисеем. Тридцать лет по пустыни - это бал закончится. Однако, прогуляться по коридорам и широким лестницам, забегая то вперёд друга, то отставая, чтобы полюбоваться на портрет или доспехи, поковырять пальцем в статуе - чертовски занимательно. Всегда любил новые впечатления. Намазывал их как лакомство на тонкий слой реальности и ел, гурманя отчаянно. Держал рассказ друга, то и дело заглядывая в глаза цвета дождевых джунглей. Свербила одна идея, но отодвигал её на то время, когда усядутся где-нибудь в тихом месте, чтобы обсудить. И желательно - с бокалом чего покрепче. Так будет проще. Анастезия, она важна иногда. Или адреналином или феромонами, или алкоголем. Вот это и вынюхивал Хуго, если так можно было выразиться. Шум от отметал тут же, едва слыша излишек музыки, несущийся из какого-нибудь зала - сворачивал, ища другие двери. Пересекли пару малых зал, с выходами на балконы, где дефилировали яркости и позолота. Заранее передёргивал плечами, стремясь дальше и дальше. В тёмные, приглушённые мраком залы тоже не сунулся, в приват врываться со своими ощущениями бурлеска не хотелось. Вот, не стоять, не греть бокалы в ладонях, разглядывая кружащиеся во флирте пары и определяя на глаз - кто есть кто под масками, а поиграть бы. Для этого нужна атмосфера. Золото дрожащее, искажающее фрески на потолке и наполняющее залу живым теплом, что скоро должно будет перейти в нутряной жар сразу притянуло взгляд. Они с Маратом встали в дверях, как два монохромных близнеца оглядывая струящийся светом свечей зал. Растопленное пространство колебалось и превращалось уже в грот сокровищ, что ходили по залу, начиная свой ритуальный танец представления. Кое-кто наверняка уже прятался в нишах... Завидев ниши, Хуго непроизвольно улыбнулся и понял, почему друг так заинтересовался. И одобрил выбор. Здесь будет игра... вернее - зрелище. Осталось лишь добыть хлеб... выпивку и информацию. Интересно, как быстро оплавятся свечи.. часа за четыре, наверняка... значит, будут менять. Прислуга и так мельтешила, чуть раздражая своей пронырливостью. Не верил Найс этим полудетским ручонкам, таскающим подносы...
Кивнул на слова Марата, погружаясь с ним вместе в действо, творящееся в зале. Пусть свет свечей оближет и благословит, сжигая на себе флюиды беспокойства. Кожа друга золотилась и тени живого огня делали его похожим на гравюру из древнего фолианта с пожелтевшими страницами. Тёмная патина, как на антикварной меди, нечёткость границ света и тьмы и точки яркости, не режущие глаза. Ткани шуршали, звуки разливаемых напитков, глухой смех и разговор, шаги и шарканье, более громкие голоса. Кто-то входил, выходил. Останавливали внимание яркие персонажи. Хуго привычно оценивал степень валентности того или иного существа. Ставил невидимые значки на тех, кого стоило учитывать. Делал это на автомате, не забывая поглядывать на де Сен-Сира, руководствуясь его знаниями высшего общества и повадок некоторых его представителей. Облизывая клыки, снял с подноса бокал и понюхал предлагаемое шампанское. Уселся на неплохой такой пост наблюдения за происходящим вместе с другом, скрипнув тугой кожей диванчика и глотнул игристого. Для начала. Охотничий рывок Марата расценил как удачный, судя по добыче, что шлёпнулась почти на колени... птичка. Если ещё и петь умеет - цены нету той горничной. По привычке оглядел на предмет странностей, но вроде миловидный парень, не из двинутых на всю голову, с которыми заговаривать - одно мучение. Пленённую птаху зажали и устроили допрос, не обращая внимания на трепыхания, и переглядываясь как два кота. Информация потекла рекой, что заставило Найса заглянуть в глаза парнишке.... Уууу... просто шикарно.
-Прости, сигаретки нет... Но тебе и без никотина сейчас хорошо, да? Скажи, а вон те, орудия труда и самообороны, - съязвил Хуго, кивнув на заставленные в нише предметы гордости палачей и искусников всех времён и народов. - Не случайно здесь, верно? Кто приказал их доставить, знаешь?
Сатана - сатаною, но должен же быть распорядитель всего этого сюра, что готовился, на цыпочках вкрадываясь в зал со свечами.

16

-Прости, сигаретки нет... Но тебе и без никотина сейчас хорошо, да? Скажи, а вон те, орудия труда и самообороны, не случайно здесь, верно? Кто приказал их доставить, знаешь? Ксавье машинально повернул голову в указанном направлении. Эйфория притупила восприятие и угрожающие "орудия" не вызвали ничего кроме недоумения. Немного поерзав на диване, "птичка" пожала плечами
- Понятия не имею. Должно быть опять какие нибудь ужасы задумали. В голосе прорезался сарказм и зазвучали визгливые интонации ярмарочного зазывалы
- Только сегодня и только у нас "Ночь сладкой боли ! мы погрузим вас в пучины ужаса и отчаяния. И заставим умолять об избавлении. Плеть господина вознесет вас к сияющим вершинам неземного экстаза!" - Ксавье осекся. и сморшив носик фыркнул:
- Наверное эконом знает. А я сегодня заменяю заболевшего так что не в теме.
Он явно не торопился упорхнуть. Работа - не волк. А когда у тебя есть такая железная отмаза как удовлетворение любопытства гостей - глупо спешить топтать ноги , когда можно вальяжно сидеть между двух шикарных мужиков и точить лясы.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-09 16:51:15)

17

Отведенный под шахматную доску квадрат на полу, заключавший в себе шестьдесят четыре клетки, был обведен по периметру обычным мелом, тем же мелом расписаны по сторонам буквы и цифры.  Углы обозначены поставленными высокими литыми канделябрами, мягко заливавшими "поле боя" дополнительным неровно-колеблющемся освещением.
Вальтер кивнул вошедшему в зал человеку и тронул за плечо де Вальдеса, беседующего с кем-то из гостей.
- Невольников привели. Будете смотреть или сразу расставлять на доске?
Алехандро извенился перед собеседником и кивнул бодигарду.
- Расставляй. Я доверяю вкусу устроителей.
Кстати... кто там у нас подбирал пешек?
Брошенный в сторону дворецкого и эконома взгляд говорил совершенно откровенно, что если работа ему не понравится, у них есть все шансы заменить не подошедших по тем или иным показателям рабов. Охрана ввела невольников и разделила группу на две части, заставляя шевелиться, разгоняя по доске и расставляя на нужные клетки.
Восемь рабов с одной стороны и восемь с другой. От двадцати до тридцати лет, как на подбор. Крепкие тела, единственной одеждой которых являлась  темная или светлая, в зависимости от масти, набедренная повязка, ошейник, жесткие кожаные наручи на запястьях, которые в любой момент можно скрепить на манер кандалов и ощущение полного дерьма, в которое они попали.
Пешки поставлены на колени в ряд, друг против друга. Лица до предела напряжены. Они ждут, молча переглядываясь между собой. То один, то другой взгляд падает на выставленные по крайней линии "фигуры" и опускается к полу. Где-то в глубине души вспоминаются полузабытые слова молитвы. Кто-то читает "Да минует меня чаша сия..."
Кто-то попытался молиться шепотом, но тут же глухо замычал, почти оглушенный ударом хлыста.
То, из-за чего произошел переполох и вспышка внезапной религиозности среди невольников, было размещено охраной на клетках шахматного короля и являлось не высоким, размером по пояс, но мощным подобием гильотины. Монолит дерева и блеск металла. Два подобных предмета, поставленные с обеих сторон шахматной доски явились полной неожиданностью даже для охранников, но взгляд Алехандро тут же погасил невысказанные вопросы в их глазах. Вокруг импровизированной шахматной доски поставили удобные кресла для играющих и всех, желающих наблюдать за игрой. Из ниши вынесли остальные приспособления, размещая их по обе стороны на клетках Слона, Ладьи и Коня. Все места на шахматной доске были заполнены. Не хватало лишь ферзей.
Кто же станет Королевами на этом поединке? Взгляд испанца неторопливо блуждал по скрытым под масками лицам...

18

Чудно. Парень как трещотка рассыпал мысли и слова, не тормозя ни на секунду почти. Язык мой, враг мой к этому моменту не относилось абсолютно. Вручив Марату свежий бокал с шампанским в руку и экспроприировав у него поднос, Хуго постучал костяшками пальцев по хромированной посудине, прислушиваясь к получаемому звуку. Приятно. Не жестянка, вещь солидная. Пробуя на остроту край подноса и прикидывая с какой силой надо его бросить, чтобы к примеру хорошо вошёл в шею вон той маски с чертами обезьяны в бисере.
Пожимание оголёнными плечиками всколыхнуло некоторые воспоминания и Хуго улыбнулся очень даже дружелюбно, не смотря на клыки. К красоте испытывал удовольствие почти физиологическое и был падок на удачные экземпляры. Так что, сунув поднос подмышку, провёл пальцем по перьям на перчатке горничной, выдрал одно, задумчиво дуя на него в пальцах. Хорошо, что парень не узнаёт в нём и Марате... не узнаёёёт, очень хорошо. Даже приятно стало. Выудив купюру в двадцать евро, скрутил её трубочкой, показал птичке и задумчиво повёл по коже груди, вниз.
-О ледяной сперме сатаны не знаю, но сегодня, думаю, это испытают многие. За объявление Ночи сладкой боли - спасибо, это нам подходит. Но вот про заказчика - узнай всё же. И голубем - обратно.
Сунул купюру за резинку стринг, допутешествовав до них бумажкой.
-Цып-цып...
Поднял взгляд на друга, подытожил, улыбаясь мягко
-То, что ты рассказал мне об Алехандро... Думаю, его притянет сюда так или иначе. Мимо таких игрушек он вряд ли пройдёт. Поищем...

Отредактировано Хуго де Крё (2009-11-09 17:39:42)

19

"Деееенжкааа!" - звякнул в голове невидимый кассовый аппарат. Господа вампиры в представлении Ксавье сразу же приобрели статус "гости дорогие". Энергично кивнув, так что на кукольном циллинре колыхнулись перышки, парень вскочил на ноги.
- Я - мигом! - и цокая каблуками метнулся прочь на поиски эконома.
Однако пространство шутило странные шутки и вместо эконома он буквально с разбегу врезался в высокую маску.
Вместо того чтобы отскочить и извиниться Ксавье на минуту застыл вглядываясь в "препятствие" и неожиданно сам для себя выпалил
- Господи - ну и урод!. Воистину ангельская пыль шутила сегодня с сознанием злые шутки. В нормальном состоянии Дюбуа никогда не высказывал никаких оценок в отношении кого бы то ни было. Но сейчас...сейчас целый легион чертенят, напыжившись от натуги, тянули Ксавье за язык. Оглянувшись и узрев "шахматную доску" горничный и вовсе расхохотался
- А эточто еще за балаган? 
И уперев руки в боки уставился в ожидании ответа в прорези маски "Чумы"

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-09 17:52:32)

20

Алехандро стоял, задумавшись, перебирая в мыслях последние детали игры. Толчок был неслабым. Испанец покачнулся, но тут же утвердился на ногах, быстро восстанавливая равновесие. Медленный поворот головы и ледяной взгляд, лишь на мгновение сквозь прорези маски вспыхнувший злобой, снова стал прежним, а тяжелая рука взметнулась вверх, для удара.
- Mierda!
Хлесткая пощечина прошлась по щеке Ксавье, заставив тут же заполыхать лицо, а саму горничную во всем ее черно-лаковом великолепии швырнуло на пол, к ногам застывшего в двух шагах Вальтера.
Преодолев эти пресловутые два шага, Чума наступил сапогом на живот лежащего на спине парня и навис сверху, внимательно изучая физиономию наглеца.  Сразу же бросились в глаза расширенные зрачки. Низкий голос испанца снизился почти до интимного и словно погладил против шерсти.
- Щенок... да ты еще и под кайфом...
Вальтер возмущенно крякнул и присел в головах у поверженного мерзавца, слегка качнув рукой эту самую дурную голову на предмет проверить, жив парень или уже нет. Таким ударом вполне можно было отправить к праотцам и он внимательно наблюдал за его реакциями, даже заботливо проверив пульс на запястье.
- Жив, гаденыш!
Телохранитель поднялся и отшвырнул ногой цилиндр, свалившийся с головы горничной во время падения.

________________________

Mierda - дерьмо.

Отредактировано Алехандро де Вальдес (2009-11-09 20:01:18)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Зал Тысячи Свечей