Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Песчаный Разрыв


Песчаный Разрыв

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

When your stars are baked,
And your rivers fly,
Do you ever believe you were stuck out in the, sky,

Все замки разрушены, все города завоеваны, все стало не нужным и бессмысленным. Только потому что сердце больше не хочет стучать. Оно ноет и стонет ходя вокруг тебя кругами, постоянно прося только об одном. – «Дай же мне остановиться, дай же мне замереть в этот момент и никогда больше не стучать. Я не хочу. Я все нашел» Бред сознания на пределе и твое агонизирующее сознание вот-вот всполохнет ярко-алым огнем, покроется синеющей корочкой предсмертных конвульсий таинственного огня, а потом рассыплется в серебристо-морозный прах снега. И так только потому, что это вторжение, вторжение в твой внутренний мир, где почти сразу рожден был новый. Это мучает сердце, заставляет его плакать кровавыми слезами, но твое сознание непреклонно. Нет, все в тебе еще должно жить. Жить только ради того, что ты сейчас нашел, обрел, поймал. 

When your castle breaks,
And your feet are dry,
Do you ever believe you were stuck out in the, sky,

На мгновение в голову врезается льдистая музыка чужого дыхания и даже быть может боли. Серегил едва морщится, стараясь делать это незаметно, все еще поглядывая на просыпающегося дракона в его кровати. У того усталый вид и совсем усталое дыхание. Такое бывает, когда ты живешь не своей жизнью, а чей-то придуманной, и думаешь что она твоя. Серегил это понимает и лишь скользит задумчивым взглядом по постепенно оживающему телу. Напрягшиеся, было, серые плечи зверя почти сразу расслабляются, словно под давлением чьих-то рук. Демону эта привычка дракона почему-то очень хорошо знакома. Ах, да. Каждый раз когда спишь рядом, чувствуешь это напряжение и невольно просыпаешься. Так выходит что Онис всегда просыпался раньше. Потом это встало входить в привычку, даже если дракон мог лежать вжавшись в стенку в агонии своих очередных кошмаров. Война, да, ее Серегил тоже помнит. Предпочитает не помнить, делать вид  что ее не было. На мгновение черный взгляд демона мелькает, превращаясь в отражение звездного космоса, набирает ту чревоточущую клоаку глухой тьмы усеянной звездами и…пропадает, растворяясь в темно-карих отблесках демонических глаз.

Do you believe, when you're high,
That your life is tried,

Don't you ever get stuck in the sky,
Don't you ever get stuck in the sky,
Don't ever get stuck in the sky, when you're high,

Это все напоминает самому демону какой-то аттракцион, где они оба должны постоянно разъезжать на таких высоких горках с очень большой скоростью и где то на одном из ответвлений встретится. Только голова демона будет внизу, а дракон в это время будет проезжать по крутому кольцу вниз головой. Просто пересечься на мгновение что бы едва уловить взгляды друг друга, а только потом желать сойти с этих горок и вцепится в друг друга, не отпуская. Какой смысл таких отношений?
Это не похоже на любовь. Это вовсе и не она. Это просто вирус, разрывающий демона и дракона, заставляющий выворачивать их нутро наружу. Корчится в агонии непонятных эмоций и чувств. Слишком много проблем, слишком много крови и боли. Нет ничего хуже, когда твое сердце бьется в чужой грудной клетке.

When your moon is fake,
And your mermaids cry,
Do you ever believe you were stuck out in the, sky,

When your tunnel fades,
And your guide is shy,
(с) SOAD

Когда дракон наконец просыпается, странно заглядывая в глаза демону, тому кажется что время остановилось. Сейчас нет смысла что-то объяснять. Серегил хочет просто говорить с Неро, или быть может молчать. Ведь именно дракон единственный с кем демону есть о чем молчать.
Треск, грохот, рвущаяся наружу чужая злость, почти сразу ощущается отвратительным запахом озона, заставляя демона очень медленно встать с кровати, едва отступая к стенке. Когда разбитая кровать в щепки отдается брызгами осколков по комнате, Серегил лишь едва хмурится. Он знает какая на самом деле может быть злость у этого существа. Мужчина поворачивает голову, что бы одним взглядом наблюдать за всеми движениями дракона, готовый в любой момент поставить магический барьер и словить дракона в ловушку. Тот все еще не помнит кто он, а значит с ним легче справиться. Легче успокоить.
Лавина, мощная лавина снега скатывается со снежной горы асбейрга, разрушая все на своем пути, погребая под тонами белой глади все живое, ломая кроны величественных елей, оставляя за собой только мертвую серебряную пыль. Из года в год именно так Серегилу чувствовался дракон, глупый зверь, что так легко справился с его душой, даже не понимая, что ее украл.

Do you ever believe you were stuck out in the, sky,
Do you believe, when you're high,
That your life is tried,

У тебя горят губы, а еще ты хочешь ему отомстить. Просто отдать то, что он тебе дал в ту ночь. Еще совсем недавно, пару заходов назад ты мучался от боли, вздрагивая от очередного удара и бездумно смотря в потолок. А у него был очередной приступ той самой болезни. Ты уже не помнишь как вылечить его от этого проклятия всех звездников. Когда его глаза исходятся кровавыми слезами, а в голове полное безумие. Когда он сам не понимает что творит, мучающийся кровавой жаждой разрушать и уничтожать. Тебе крупно не повезло что был тогда рядом. Что решил прилететь на пару дней раньше, устроить сюрприз. В итоге получил его почти сразу обратно. В многократно увеличенной боли.
Но теперь пришла твоя очередь отдать ему это все обратно. Вернуть сполна, что бы быть квитами. Один из принципов ваших отношений. Дай то в ответ – что тебе дает он. Вы уже давно оба не понимаете что это на самом деле не месть или обида. Каждый из вас в своем изломанном разуме относится к этому как к игре. Ударь в ответ, что бы принести потом настоящее наслаждение.
Он очень сильно не любит когда его связывают. Просто ненавидит чуть ли не больше чем твою магию, но именно это тебе и нужно. Что бы его руки тебе не мешали, что бы он дергался каждый раз от любого движения, желая его прекратить, и не имел возможности.
Насилие? Ай ли.
Игра? Именно.
Следующее что ты будешь делать, это украшать его тело. Ему чертовски идут все эти шрамы. Только потому что он воин и способен разрывать руками живую плоть жертвы, вспарывать острыми клыками кожу и жадно глотать чужую горячую кровь. На мгновение ты заводишься чуть больше чем планировал, всего лишь от ревности. Твоя кровь не такая живая, она просто яд, но именно ее он должен хотеть. Хотя ты не испытываешь никакого восторга когда он хочет попробовать ее. Он ведь зверь. Твое дело всего лишь руководить им в такие моменты. Он твоя защита и источник силы, а ты его мудрость и сердце. Все взаимосвязано, как и должно быть у «Нали».
Тебе кажется что сейчас он похож на красивую ледяную статую. Серые плечи едва вздрагивают после каждого твоего движения. Заведенные высоко руки сцепленные магическими наручниками едва сжимают светящуюся пурпурным светом цепь загадочного метала. Золотой взгляд давно помутнел окрашенный общий цветом страсти, по напряженным мускулам шеи вот-вот соблазнительно стекает солоноватая капелька пота, и тебе тут же хочется припасть к его шее губами. Выпить все это до дна. Насладиться его рычащими стонами, срывающимися в редкие вскрики.
Это все тоже безумная игра которая смазывается легким едва узнаваемым запахом отчаяния.

-Прекрати! – Тяжелый голос, громкий, отдающий колокольным звоном по всей комнате. Серегил едва вздергивает губу и занося руку в ударе, наполняя тот своей силой, опускает на спину дракону. Желая лишь остановить это бессмыслие и глупую трату силы.
-ВСПОМНИ ЖЕ НАКОНЕЦ! – Отчаяние в ответ и вторая рука наливается едва заметным синевато-бирюзовым свечением силы, нанося следующий удар. Заставляя под напором магической энергии отшвырнуть тело дракона в стенку едва ли ту не проламывая.
-Глупое животное! – Серегил едва шипит подобно раздраженному черному коту, дергаясь в опаске, желая избежать этой ненужной злости, что так легко овладела серокожим.
-Ну же…Нали. - Совсем уже шепотом. Онис тяжело дышит разглядывая широко раскрытыми черными глазами, желая словно бы вскрыть этим взглядом все тело дракона. Лишь бы тот вспомнил, лишь бы назвал его по имени. А рука снова наливается силой, словно живя отдельно от тела, готовая врезаться силовым ударом магии в тело воина, лишь бы выбить дурь из него, лишь бы заставить вспомнить все.

Отредактировано Серегил (2010-01-11 13:03:18)

22

Треск ломаемой мебели, рвущейся ткани  насилует барабанные перепонки, поет в унисон яростно бурлящей внутри вулканической лавой, злости. Невесомые перья  из распоротых подушек крутятся фальшивом снегом в горячем воздухе песчаной планеты. Настоящий жар, настоящий песок, настоящие стены дворца, настоящий демон, стоящий за спиной, смотрящий на тебя живыми, настоящими, полными тоски и ожидания глазами.  И фальшивый снег, кружащийся в водоворотах потревоженного тобой воздуха. И вот он, этот не настоящий снег, чем –то  похож на тебя, сродни тебе, слеплен из одного с тобой теста. И именно этим порождена твоя ярость, долго сдерживаемая внутри. Ящер еще этого не осознает, продолжая стремительно двигаться в разрушительном танце, как зеленый  новичок на искусственных тренировках по ближнему бою, когда «мишени» статичны и неподвижны, не имеют защиты и тебе достаточно протянуть руку, нанести простой удар, чтобы они рухнули «побежденными». Но ощущение неправильности происходящего все нарастает, давит изнутри, стараясь разорвать «родильную рубашку», вырваться наружу, стать осознанным.
Сильный удар по спине, самому чувствительному месту, где на серой коже ярким узором светится въевшийся рисунок дракона.  Рвущая боль выгибает тело  зверя  натянутым луком, в  отрывистом крике звенит вибрирующей тетивой, и он оборачивается к тому, кто ударил его.
-ВСПОМНИ ЖЕ НАКОНЕЦ!
Отчаянный голос рвет душу, полосуя ее в лохмотья, оставляя глубокие раны на эфемерной субстанции. Новый удар, и ящер, не готовый к защите, врезается в стену, едва не пробивая ее, машинально продолжает движение вдоль поверхности, гася кинетическую энергию.
Закрыв глаза, дракон вдавливается в стену, водя по поверхности ладонями, подушечками серых пальцев. Стена гладка и холодна, как лед. Такой же лед,  как в Карле - в морозном замке бесконечной зимы, снегов, покоя, статичности и сна. Откуда здесь лед - в бесконечности песков, жара, палящего солнца, неизвестности, непонятности и пустоты? Зверь жмется к нему, как к родному.  Как к колыбели бытия припадает к полированной гладкости, и едва-едва приоткрывает глаза, встречаясь взглядом с пронзительно желтой радужкой с вертикальными зрачками. Зеркало. Огромная серебристая поверхность в тяжелой, бронзовой оправе от пола до потолка, случайно сохранившаяся в разрушительном погроме. Она так разительно похожа на ту… в морозном пустынном замке, сложенном из огромных каменных плит на холодной планете под тусклым, остывающем солнцем.  Там он впервые почувствовал мраморные плиты под ступнями, вдохнул колючий от ледяной измороси воздух, рванулся за исчезающим призраком, породившим его, наделившим сознанием, наградившим ( или проклявшим ?) воспоминаниями.

Его кровь, как горький, невыносимо сладкий яд. Его губы, как спелый виноград, впитавший соки земли, солнца, жара. Их хочется мять, разрывая тонкую кожицу, и капля за  каплей, выдавливать, глотать сладкий сок, которым невозможно насытиться до конца. В его взгляде, как в омуте, можно утонуть, погружаясь все глубже, и никогда не достигнуть дна. Его тело не может пресытить, и ты знаешь, что будешь хотеть его снова, и снова, стоит мельком взглянуть на него. Потому что вы созданы друг для друга, вы никогда не сможете разорвать эту связь, вас будет притягивать друг к другу вновь и  вновь.
Щемящая радость проснуться утром, и еще не открывая глаз, чувствовать, что он где-то рядом. Закрытыми веками видеть, как он осторожно тянется за сигаретой, чтобы тебя не разбудить,  придерживает край простыни, мягко очерчивающей его ноги и бедра. Стоит протянуть руку, и ты прохладно коснешься горячей, гладкой, смуглой кожи, и услышишь его выдох, прежде чем рывком перевернешься, чтобы подмять его под себя.  И засмеешься, топя утреннее приветствие в поцелуе.  А через несколько минут будешь жадно, большими глотками, пить его стоны, его страсть, его боль, соединяясь в едином, безумном порыве.

Зверь вновь закрыл глаза. Мутным пятном выдохнул на зеркальное стекло имя- Онис.
Онис.  Одно из имен демона стоящего сейчас в комнате, и тихо шепчущего: “Нали». Он зовет того, без которого не может жить. Зовет дракона, со странным, красивым  именем – Китэ Драккар.
Драккар. Посмотри на это имя в зеркало, и увидишь- Раккард. Отраженное в зеркале имя, отраженный слепок морозного дракона. Ты разительно похож на него- та же серая кожа и золотые глаза, седые волосы и чувственная татуировка на спине, тебя тревожат и будоражат обрывки воспоминаний Драккара. Порой ты даже чувствуешь, как чувствует он. Иначе откуда эта непреодолимая тяга  к смуглокожему,  крылатому пустыннику, появившемуся у упавшего звездолета?
Но…
Ты всего лишь жалкий слепок, Раккард. В тебе нет самой сути настоящего Драккара, нет того, что называется душой. Нет тысяч прожитых лет за плечами и чувства твоего клана. Нет нужных знаний и чего-то того неуловимого, чему нет названия. Вернее говоря, название этому есть – душа. Точнее не скажешь. Хороший актер, хорошо сделанная, ожившая кукла, она может воссоздать повадки и движения, слова и жесты, может даже чувствовать, но никогда не сможет воссоздать душу. А именно душа дракона и есть твой «Нали», Кей. Именно по ней ты тоскуешь, по ней так громко стучит твое сердце, и пылают черные глаза.
Ты видел настоящего дракона, Неро. Видел его движения, слышал его голос, а главное- ты видел его глаза. В них был целый мир, не понятный тебе, не познанный тобой так, как  познал его он. Целая Вселенная в зрачках золотой радужки. И в этих глазах жил Онис, как в глазах демона живет настоящий Драккар. Две дополняющие друг друга половины,  прихотью судьбы, разделенные на два тела. И ты, Неро, увы, всего лишь похож на одну из них.
-Глупое животное!
Мужчина чуть улыбнулся. Немного печальная, искренняя улыбка. Кей всегда  называл так Китэ, когда злился, или был чем-то недоволен. А иногда просто в шутку, переходящую то в игривую борьбу, то в страсть, то в утомленную расслабленность, то в яростное насыщение терзающего обоих безумия.
-Ну же…Нали.
Ящер вздрогнул, как от удара, чуть помедлил, и подошел к демону. Обняв одной рукой за плечи, второй провел по щеке, приподнимая его голову, чтобы видеть глаза.
И долго стоял, смотря в них, ловя игру свето –тени в зрачках, собираясь с силами, чтобы сказать то, что должен был сказать.  Отчаянно хотелось жить и остаться с ним, воспользовавшись дурманом, навеянным на демона его внешностью. Остаться, чтобы своими глазами увидеть мир, которым жил настоящий дракон. И  еще… безумно хотелось припасть к этим губам, выпить их досуха, забыться в агонии вожделения, познать его тело и душу. А потом расслаблено лежать, болтая о пустяках, смеяться над шутками и чувствовать, как в унисон с твоими двумя, бьется его сердце.
Но.. Это проклятое «но», вздымающееся невидимым, непроницаемым барьером. Его не обойти, не перепрыгнуть, не перелететь. Кею нужен Дракккар. Рано или поздно он почувствует подделку, поймет, что рядом с ним не настоящий Китэ.
- Кей… Я не Китэ. Я пытался стать тем, по образу и подобию кого я создан. Но во мне нет его мудрости, его прошлого, его мечущейся, противоречивой души, его опыта тысячелетий.  Я не знаю, по чьей воле я появился на свет, и зачем. Но чем дальше, тем больше я понимаю, что я всего лишь его бледная тень в зеркале. Я слишком прост и приземлен, во мне нет величия Драккара. Я видел его совсем мало и мельком. но я  его помню. Он бродит где-то в просторах вселенной и ищет дорогу к тебе. Прости меня, Кей.
Мужчина  прижался прохладными губами к горячим, сухим губам демона, замер на мгновение и резко отстранился.
Не оборачиваясь, пошел к зеркалу, засветившемуся серебристым, бездонным маревом. Не дойдя пары шагов, ящер замедлил шаг, хотел обернуться, еще раз взглянуть на пустынника, чтобы увидеть его лицо, но .. не успел. Внутри стекла словно что-то взорвалось, растянулась слепящими лучами- щупальцами, окутывая фигуру слепка. Новая вспышка,  застилающая глаза, заливающая комнату пронзительным светом, короткий крик, и..

После неестественно яркого света спальня могла показаться затененной и пасмурной, как перед дождем. Фальшивый снег из перьев намел фальшивые сугробы у стен и шевелился под легким сквозняком, залетающим в комнату. Большое зеркало в бронзовой оправе потускнело и треснуло, отпечатав на поверхности четыре перепончатых крыла, драконью пасть, держащую в зубах полыхающий солнечный диск и исчезающее под рамой,  накарябанное в последнем рывке – Прости.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Песчаный Разрыв