Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Апартаменты Даниеля ван Бейтена


Апартаменты Даниеля ван Бейтена

Сообщений 21 страница 40 из 233

21

Река
При попытке найти салон красоты, Даниель выяснил, что как такового его в Замке не существует. Но всегда можно пригласить нужного специалиста в апартаменты. Наверно, этот порядок распространялся и на хаслеров. Иначе где бы они избавлялись от лишней растительности на теле, например? О таких деталях Даниель не задумывался. Просто вернулся с Ноэлем в номер, позвонил на ресепшен и попросил прислать кого-нибудь, кто профессионально проткнул бы юноше уши.
Через некоторое время в дверь постучали, и в сопровождении двухметрового слуги-негра в гостиную к Даниелю зашел невысокий человек в белом халате с саквояжем в руке.
- Это по твою душу, Ноэль, - улыбнулся мужчина сидевшему в ожидании процедуры юноше. - Как ты смотришь на то, чтобы тебе проткнули еще соски и член? - Даниель уже представлял, как пристегнет к «Принцу Альберту» цепочку и привяжет к чему-нибудь Ноэля в игровой комнате.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-12 01:57:54)

22

» Река

Прогулка по замку затянулась, впрочем все необходимое удалось выяснить... Вернувшись в свой новый дом, а по совместительству и апартаменты Даниеля, Ноэль оставалось лишь ждать вызванного мастера, или врача, или того, кто мог квалифицировано, но без летального исхода, сделать пару дырок в его теле.
Юноша лежал на кровати, свесив с нее ноги, изучая потолок и морально готовясь к ожидающей его процедуре. Не то чтобы он ее боялся, в конце концов, он уже имел опыт подобной операции и являлся ее инициатором ранее, пусть даже под легким давлением друзей... Но все равно, некоторое волнение сохранялось, человеку свойственно волноваться перед такими вещами, сколько бы раз он не испытал их до этого. Наверное именно это привлекало людей в экстремальные виды спорта... «Забавно, а в первый раз волнения не было вообще... Скорее азарт. Одно дело идти в пирсинг салон в шумной компании друзей, совсем другое — ждать мастера в интимном обстановке с любовников-садистом.» Парень усмехнулся.
В дверь постучали. Аронис приподнялся на локтях, перед его взглядом предстал уже знакомый негр и невысокий мужчина в белом халате, не считая Даниеля, открывшего им. - Вижу. - Он сел, улыбнувшись в ответ. - Как ты смотришь на то, чтобы тебе проткнули еще соски и член? - Юноша опешил, услышав эти слова. «Он серьезно!?» Шокированный взгляд медленно поднялся на мужчину, предложившего столь вопиющую вещь. В комнате повисла гнетущая, давящая тишина. «Да никогда в жизни! Это же навсегда... Мне придется всю оставшуюся жизнь ходить с ним. С ушами проще — снял украшения и никто ничего не увидит, если не будет пристально всматриваться. А пирсинг там, наверное еще и чертовски неудобен... Нет, на такие жертвы я не пойду. Ни ради него, ни ради кого бы то ни было другого.» Парень вздохнул, с целью высказать твердое и четкое: «Нет.» Но не смог. Воображение начало рисовать непристойные, и в то же время крайне волнующие картины, а память выдавать виденные ранее фотографии и рисунки людей с интимным пирсингом...
Ноэль залился краской, медленно опустив взгляд в пол. «Дьявол...» Он отлично понимал, Даниель не мог не понять этой реакции и теперь от его согласия или не согласия ничего не зависело. «Сколько раз еще я предам себя?» Член юноши стоял, о чем свидетельствовал заметный бугорок в паху, который он поспешно попытался скрыть... - Я... - Голос парня взволнованно дрожал. - Я не против. - Он неуверенно улыбнулся, не поднимая глаз. «Сдаюсь без боя, притом в вопросах, где не должно было быть компромиссов... Нежели я настолько слаб? Хотя, раз хватило мужества это признать, может наоборот, настолько силен?» Аронис мысленно рассмеялся, тем самым подбадривая себя.

23

- Я не против - Даниель был очень наблюдательным человеком. Мужчина заметил шок Ноэля, когда предложил сделать  ему интимный пирсинг, почувствовал его внутреннее сопротивление, испуг и уже приготовился к отказу, как юноша залился краской, смутился... и согласился. И, более того, возбудился. "Неожиданный поворот событий. Хотя, такой ли уж и неожиданный?" - Даниель в который раз за утро был удивлен и удивлен очень приятно. И тут же вспомнил, что при многих БДСМ практиках, которые он использовал, весь пирсинг надо, наоборот, вынимать, чтобы не нанести травму, а "Принц Альберт" будет долго заживать... У Ноэля и так запястья изранены, что его никуда не подвесишь, а тут возникнут новые ограничения. "Если проколоть ему сейчас соски, зажимы на них неделю не наденешь. Грузики не подвесишь. В туалет ему ходить будет больно, не говоря уже о занятии сексом". 
Согласие было получено, это - самое главное. Ноэль подчинился и, поэтому: "Не все сразу" - Я тут подумал, Ноэль, - мужчина был немного смущен, потому что получилось так, что вроде он капитулировал и пошел на попятную, - соски и член мы тебе проколем в следующий раз, после того, как уши заживут. "Ему и так сегодня от меня еще достанется, а эти процедуры довольно болезненные. Лучше проколоть ему соски и член тогда, когда я буду в отъезде, чтоб у него было время восстановиться".
- Присядь перед зеркалом, пожалуйста - Даниель указал на кресло, стоящее в гостиной, - и укажи доктору, какое ухо ты хотел бы проколоть и в каких местах
- Места проколов укажите, пожалуйста, точнее, - маленький доктор открыл саквояж, вытаскивая не иглу, а вакуумный "пистолет", в который была уже заправлена медицинская серьга, - я обозначу на мочке точки,- он достал что-то наподобие фломастера. Процедура, на самом деле, предстояла совсем не страшная и почти безболезненная.
"Может, и мне за компанию ухо проколоть?" - задумался Даниель. Он давно хотел это сделать, но как-то не было времени, а тут и случай представился. Пирсинг ушей у мужчин в Европе - обычное дело. Тем более, в Голландии. "На переговоры буду вставлять маленький бриллиант или вынимать из уха" - мужчина почти решился.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-12 22:21:13)

24

Ноэль теперь думал о интимном пирсинге, как о данности, словно ему его уже сделали. На сосках ощущается тяжесть от двух металлических колечек, а член ноет тупой болью... Но слова Даниеля вновь повергли юношу в шок, уже второй за последние пять-десять минут. «В следующий раз?» Удивленный взгляд метнулся к лицу мужчины, кажется чуть смутившемуся от такого отступления. «Нет, я конечно рад, но я его не понимаю... Совсем не понимаю. Сначала предлагать что-то подобное, а потом откладывать это предложение, как только был получен зеленый свет. Впрочем, ладно, главное — сейчас будут только уши.» Парень быстро взял себя в руки и, все еще чуть робко, улыбнулся. - Хорошо. Ведь иначе Пират не сможет помучить похищенного принца, в соответствии со своими желаниями, да? - Последовал лукавый смешок, лишенный впрочем даже намека на надменность или насмешку. «Не вижу других причин, почему он мог изменить свое решение, еще в лодке он намекал на игры в интимной обстановке... А проколы в интимных местах обещают быть крайне болезненными, вряд ли после них я буду в подходящем состоянии для этих игр.»
Аронис кивнул Даниелю, легко поднявшись на ноги и проследовав к креслу возле зеркала. Первое, что он сделал усевшись, — заправил волосы за уши, открывая их для операции. Кувшинку тоже пришлось вынуть, как бы ему не хотелось этого делать, цветок банально мешал. - Обе мочки, посередине наверное... - Еле заметный румянец вновь проступил на щеках. - На женский манер. - Уточнил юноша. Покинувшая его лицо улыбка, вновь вернулась, в этот раз выглядя несколько неловко. «А дальше все знакомо: отметки и пара мгновений боли. По сравнению со вчерашним — совершенные пустяки. Стерплю не расплакавшись... В прошлый раз же не расплакался.»

Отредактировано Ноэль Аронис (2010-01-12 23:00:18)

25

- Поставь кувшинку в воду, - приказал Даниель слуге. Не хотелось, чтобы его первый подарок Ноэлю завял в то же утро.
- Позвольте, молодой человек, я уберу Ваши волосы, - маленький врач был крайне предупредителен. Он вытащил из чемоданчика белую одноразовую шапочку и надел на голову юноше, заправив под нее пушистые пряди.
- Тебе идет, - стоявший за спиной в Ноэля Даниель не выдержал и фыркнул от смеха, прокомментировав увиденное. Ноэль стал похож на поваренка.
Врач, тем временем, взял в руки пыточное приспособление. Хотя, самым страшным на вид средством инквизиции ван Бейтен всегда признавал щипцы для завития ресниц у женщин. У Марианны как-то увидел и содрогнулся.
Доктор, тем временем, продезинфицировал мочки ушей Ноэля влажным тампоном.
Звук, словно легкий щелчок, и медицинская серьга вставлена в левое ухо, щелчок -в правое. Все произошло достаточно быстро.
Потом эскулап стал нудно объяснять, как ухаживать за местом прокола, чтобы оно не загноилось, но Даниель его не слушал. Он тяжелым взглядом смотрел на Ноэля.
- Спасибо, доктор, Вы можете идти, - он махнул рукой в сторону двери, - и ты, тоже - обратился он к слуге.
Как только за ними закрылась дверь, мужчина подошел к креслу, на котором сидел Ноэль, закрывая собой зеркало, подхватил юношу под мышки и поставил на ноги, стаскивая шапочку с головы. Даниель так смотрел на Ноэля, что по поводу того, что он с ним собирается сделать, двух мнений быть не могло. Намерения мужчины были очевидны. Было одно упущение, футболку надо было снимать через горло, можно было зацепить уши. "Это не дело, конечно, не эстетично, но" - особо не раздумывая, Даниель взял ворот футболки, надетой на юношу, двумя руками и потянул ткань в разные стороны. Материал был качественным, с треском, но он поддался. Даниель разорвал ставшую ненужной одежду прямо на Ноэле и стащил с него. Затем принялся расстегивать на нем джинсы, запустив ладонь под ремень, сжимая ягодицу Ноэля ладонью, прижимая юношу к себе, так, что его член стал тереться о бедро мужчины. У Даниеля и Ноэля, все же, была существенная разница в росте.
- Пойдем туда, - Даниель кивнул в сторону ванной комнаты, - я собираюсь делать с тобой жуткие вещи.
Все было по взаимному согласию, они оба этого хотели. Обещая «пленнику» «замучить Принца, как следует» и что тот «будет плакать и кричать, умоляя позволить ему кончить», мужчина не выдержал, совершенно искренне и немного хитро улыбнулся Ноэлю и подмигнул ему.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-13 00:39:18)

26

«Своевременно...» Ноэль был по особенному дорог этот цветок, все таки первый романтический подарок в жизни и по совместительству первый цветок, презентованный ему как любовнику. Такие вещи не хотелось забывать, их хотелось хранить... Может быть даже всю жизнь. Или хотя бы, в случае с лилией, сохранить ее живой как можно дольше. «Интересно, их можно выращивать в домашних условиях? Надеюсь да... Я бы хотел иметь хотя бы одну живую кувшинку рядом с собой...»
Полет мыслей юноши прервал приятный голос врача. - Да, конечно. - Умелые руки аккуратно собрали его волосы , спрятав их под хирургическую шапочку. Зрелище достаточно забавное само по себе, впрочем комментарий Даниеля, Аронис встретил не слишком довольным взглядом, обращенным к тому через зеркало, и тихим вздохом. Параллельно с чем, что-то прохладное коснулось сначала одной мочки, потом другой, предвещая, собственно сам прокол. Раздался гулкий щелчок, парень негромко вскрикнул, ощутив как игла пробила на вылет мочку, оставив в ней посторонний предмет, с непривычки казавшийся тяжелым. Несколько секунд на передышку, еще один щелчок, еще один вскрик, совсем тихий. Врач с операционной частью управился буквально за минуту, но после этого, продолжительно и подробно объяснял как ухаживать за свежими проколами. Впрочем длину лекции он не прочувствовал, так как с интересом слушал и запоминал каждую деталь.
Когда все разъяснения были проведены, Даниель отпустил и слугу и врача. Те ретировались невероятно быстро. - Спасибо. - Слова Ноэль прозвучали, когда входная дверь апартаментов уже закрылась с другой стороны. «Вот и все...» Юноша недолго полюбовался медицинскими заглушками, на месте которых вскорости будут полноценные серьги.
Правда полюбоваться на себя Аронису никто не дал. Мужчина появился перед зеркалом неожиданно, по-хозяйски подхватил его под мышки, ставя на ноги и стянул хирургическую шапочку. Он машинально потряс головой, словно лев своей роскошной гривой после купания, дабы привести сбитую прическу в отдаленное подобие порядка. «Время игр, мой дорогой «похититель»?» Парень поднял взгляд на Даниеля, в них читалось разрешение на продолжение. Вряд ли оно конечно кого-то волновало, да и было скорее исключительно инстинктивным, чем осознанным. Он не шевелился, когда футболку буквально разорвали на нем, пуговица на джинсах отрывать не пришлось, она легко поддалась. Рука мужчины скользнуло под них и сжала ягодицу, одновременно прижимая юношу к телу Даниеля. Его пах, с полу-стоявшим членом, прижалась к чужому бедру, несильно об него трясь.
- Как скажете, Хозяин. - В голосе сквозили томные нотки, Ноэль робко улыбнулся. Его член стремительно наливался кровью, а сердце бешено билось, в предвкушении дальнейших событий. «Ну что, пора снова стать рабом... И сколько раз меня еще должны трахнуть, чтобы я перестал наконец краснеть, черт подери!?» Парень мысленно фыркнул.

Отредактировано Ноэль Аронис (2010-01-13 16:36:10)

27

Вариант развития событий, если бы Ноэль снова не уходил из игры на неопределенный срок.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-13 23:19:49)

28

Вариант развития событий, учитывая, что Ноэль вновь уходит из игры на неопределенный срок.

- Как скажете, Хозяин, - Ноэль, казалось, был полон сил и энергии. Мужчина усадил его на диван, чтобы раздеть, и неожиданно паренек отключился. Уснул.
"Какой он маленький и беззащитный" - Даниель посмотрел на юношу с нежностью, подхватил на руки, уложил на кровать. Снял с него оставшуюся одежду и накрыл одеялом. Ноэлю необходимо было отдохнуть.
Теперь перед мужчиной стояла одна задача. Чем себя занять?
Ноэль тихо спал на огромной постели, работы как таковой не было. Утреннюю прогулку Даниель уже совершил.
«Я хотел сыграть в память о Луи, но так и не сделал этого» - ван Бейтен переоделся. Черный фрак, белоснежная рубашка, белая орхидея в петлице, черные классические ботинки, черная бабочка. Все очень торжественно. «Я не могу теперь кинуть Ноэля здесь одного, но хоть так я с Лулу попрощаюсь, раз уж не смогу попасть к нему на похороны»- мужчина чувствовал свою ответственность за юношу. Тот спал на кровати так мирно.
«Пока я с тобой Ноэль, все будет хорошо» - Даниель подошел к юноше, поцеловал его в лоб и вышел из спальни.
Барная комната.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-14 01:46:26)

29

>>>>>>>Барная комната

На этаже в крыле VIP, Лулу ни разу не был, и, признаться, не стремился.
Он вышел из лифта следом за Даниелем, и тут же сделал индифферентную физиономию, шаг широкий, деловой, без всяких там "от бедра" и кормой лавируем, кормой, или "грузите трон, я еду".
Взгляд - как у медузы Горгоны - близок к абсолютному нулю - "парень из морга".
Потянулись помпезные раззолоченные коридоры, зеркальные анфилады, расписные плафоны, под ногами пружинили персидские ковры, открывались холлы с нефритовыми фонтанами, зимние сады с качелями, столиками и панорамными окнами.
Здесь было поспокойнее, чем на лестницах и в служебных кулуарах поместья. Из невидимых динамиков мурлыкал Вивальди, неслышно сновала вышколенная ливрейная прислуга, кругом стиль, комфорт, ажур, бонтон и тончайший лавандовый аромат ее величества Твердой Валюты.
Если бы не некоторые детали - то все это можно было бы принять за роскошные дворцы золотого миллиарда, кулуары Саммита большой восьмерки, сады семирамиды акул Уолл-стрита, царство доллара, евро и алмазного фонда. В коридорах было малолюдно.
В открытой оранжерее, среди орхидей, фикусов и веерных пальм, два сухоньких академических старичка, похожие на профессора Толкиена кушали утренний кофий с шоколадными бомбошками. Лулу уловил обрывок разговора, и крепко скашлянул в кулак, совершенно остекленев.
Левый старичок благостно гнусил:
- Ээээ, видите ли, коллега,  культурные особенности декаданса пьес Уайльда и раннего Бодлэра, с точки зрения экзистенциального посыла полотен Моро, как бы говорит нам, о нарождающейся эстетике экспрессионизма, и латентной, рассеянной гомосексуальности Ренессанса. ...
- Позвольте возразить Вам, коллега, если рассматривать эти феномены с точки зрения оргиастического дионисийского либидо, в духе нового гедонизма... - вторил правый старикашка.
Оба сидели со спущенными штанами - под скатертью стоя на карачках над их унылыми пипками, толкаясь задами, трудились ротиками два голых мальчика, лет двенадцати - один в ошейничке, второй на шлейке.
В открытой общей гостиной кучковались и ворковали три ранние пташки-какаду. В прическах поблескивали бриллиантовые капельки, мелькали, радужные пиджаки,  брючки-дудочки, такие узкие что видно каждую складочку на члене, дамские бисерные сумочки. Один из попугаев визгливо рассказывал что-то "подружкам" - у его ног терся белый пуделишко, со вплетенными в кудельки цацками. Заметив голландца хозяин манерно помахал ему розовой липкой лапкой, но увидев спутника, гадливо затрепетал породистой ноздрей.
Выждав паузу, пижончик внятно процедил в розовое ушко "подружки", но так что было прекрасно слышно:
- Ка-ашмарный сервис... утром эта мерзкая собака... а теперь... ужасный вкус... с таким драным кабаном.  Люди нашего круга так не...
Ай, ты ж моя цаца-астеничка... Вошь эстетическая. Дай-ка я тебя полюблю. Раз и навсегда.
Луи не вытерпел и на ходу обернулся на говорившего через плечо. Ничего особенного. Ни жеста, ни слова. Он просто коротко и приятно улыбнулся.
Попугай подхватил свою многострадальную кудрявую собачку и делся, будто сдули. Благоразумный спирохет. Кажется жалобная книга Вертепа, буде таковая существует, пополнится сегодня еще парой страниц кляуз и капризов. (скромное обаяние аристократии).
... Комнаты Даниеля порадовали отсутствием лишних деталей. Сейчас усталые глаза уже не воспринимали мелочей. Не точат взгляд шикарные до тошноты интерьерищи и на том спасибо. Голландский минимализм.
Голову вело не от водки, а от предельной, звенящей усталости. Особо не разбирая что там - гостиная, холл, кабинет, Лулу плюхнулся на первый же стул, который увидел.
Потер тупо ноющую поясницу. Бровь, разбитая о череп американца в столовой, снова тепло закровила, он отер кулаком, размазал.
- Ничего обстановочка, Дани. Респект. И соседи красивые.

Несмотря на позывы мигрени и коктейль Молотова в желудке, он не терял рассудка. В голове как часики затикало, то, что говорил в баре ван Бейтен.
"Морис, связался с Морисом, запчасти, сделка, счета... Ч-черт... Я так и знал. Не было печали. Мальчишка... Господи. Убил бы... Дани, Дани, фраерок, что ж ты делаешь, куда лезешь, я же век потом не отмоюсь от твоей крови, что случись.  Как теперь объяснить тебе. Как втолковать. Не прощу себе, что ты полез в мое пекло, и стал тропить мои старые охотничьи угодья, в то время, как там давно заминировано... И ты прыгаешь, как через веревочку по противопехотным "блинам" и заключаешь сделки с таким шакальем и опарышами, которые Гойе не снились...
Лулу до астматического удушья бросило в обливной жар, он смотрел на Даниеля серьезно, почти с болью. Сцепил пальцы на столешнице. Он старательно подбирал слова, чтобы не обидеть. Заговорил наконец:
- Дани. Скажи мне правду. Ладно. Деньги отмыли через банк. Кстати, твой отец знает о махинациях? Ладно, что старик Якобс пробил кси... паспорт, понимаю. Ты пытался связываться еще с кем то из моих? Морис не затребовал у тебя подтверждения? Он ведь знал, что я арестован. Он больше не выходил на тебя? Ты подписывал с ним договора или все на словах? Пойми. Это важно.

Отредактировано Луи Лувье (2010-01-15 00:05:55)

30

- Ничего обстановочка, Дани. Респект. И соседи красивые. - «Ну да, собачка забавная» - к гостям Замка Даниель, привыкший с детства из-за насмешек сверстников абстрагироваться от окружающих его людей, а так же по причине некоторого высокомерия, относился, как к движущимся препятствиям, на которые не надо натыкаться, не более того. Разговор двух старых сатиров он слушал ровно до первой заумной фразы, а «вьюноша» с животным и вовсе отнес к представителям местной фауны. Угрозы не первые, ни вторые не представляли, коммерческого интереса – тоже, как сексуальные объекты – не привлекали, поэтому сознание молодого человека идентифицировало их как «то, мимо чего можно спокойно пройти».
Больше сейчас Даниеля заботило состояние его друга. У Лулу, очевидным образом, болела поясница. Кровь над бровью. Взволнованный взгляд. Даниель догадывался, что за самодеятельность его Лулу не похвалит, и уже приготовил контр аргументы.
- Дани. Скажи мне правду. Ладно. Деньги отмыли через банк. Кстати, твой отец знает о махинациях? Ладно, что старик Якобс пробил кси... паспорт, понимаю. Ты пытался связываться еще с кем то из моих? Морис не затребовал у тебя подтверждения? Он ведь знал, что я арестован. Он больше не выходил на тебя? Ты подписывал с ним договора или все на словах? Пойми. Это важно, - чего-то подобного Даниель ожидал. Партнеры отца, когда только начинали иметь с ним дела, разговаривали примерно так же «Эх, Лулу. Ну что же ты со мной, как с грудным младенцем? Я не настолько безнадежен, чтобы вместе воспользоваться с Морисом хотя бы одним и тем же рулоном туалетной бумаги. Я еще ни от куда не упал, чтобы что-то ему подписывать» - тертым калачом молодой человек, конечно, не был, скорее, калачиком или сухариком, об который можно зубки поломать. Если чем-то «молодой ван Бейтен» и славился, так это осторожностью, доходящей до паранойи, и деловой хваткой.
- Сейчас, Луи, подожди секундочку.
«Если Вы параноик, это еще не значит, что за Вами не следят» - Даниель зашел в спальню, где спал Ноэль, склонился над ним, оттянул юноше веко. Зрачок «метался» по глазному яблоку, как  во время глубокого сна. Ноэль что-то пробормотал, натягивая на голову подушку.
«Совсем вымотался» - убедившись, что Ноэль крепко спит, молодой человек прикрыл юношу одеялом, вышел из спальни и плотно затворил за собой тяжелую дубовую дверь. Стены в замке были толстые.
- Я здесь должен был встретиться со своим знакомым нижним, а он не смог приехать. Вот, прислали эскорт, - Даниель привык все рассказывать Лулу. Если честно, Луи был единственным, с кем ван Бейтен мог быть откровенным до конца, потому что знал, что мужчина никогда не использует полученную информацию против него. Будь то личное или деловое общение, не посмеется и не попрекнет.
Чтобы их разговор не подслушали, на всякий случай, Даниель включил рэп, Эминема. Глухие басы и речитатив, то, что нужно. Ван Бейтен заговорил на очень правильном английском, опять же, на всякий случай. Ведь французские подростки не часто хорошо знают язык туманного Альбиона.
- Луи, - ван Бейтен начал свои объяснения. – Моему отцу почти семьдесят пять лет, в банке главный – я, - они никогда не обсуждали дела с Лулу, наступил момент истины. – А мой управляющий директор подписал бумагу о неразглашении коммерческой тайны, за нарушение обязательств он несет уголовную ответственность. Но даже если бы я убил человека, то мои родители разделали бы его на куски и слили бы в мусорном ведре в канал. После чего человек пять их друзей подтвердило бы, что на момент убийства я находился на дружеской вечеринке и был пьян  в стельку. Тылы у меня крепкие. Далее,- Даниель придвинулся к Лулу поближе и заговорил совсем тихо. – С Морисом я ничего не подписывал, по телефону ничего не обсуждал. Сказал, что нужно достать, он это и так знал, кому -не говорил. С номеров, зарегистрированных на мое имя, не созванивался. Он думает, что меня зовут Генри. Кроме Мориса ни с кем не контактировал. Заплатил я ему по факту, наличными. Отдал в пакете из супермаркета. Я был в перчатках, на улице было холодно. При первой встрече я сказал, что действую по твоему распоряжению, прости, - лицо молодого человека приняло виноватое выражение, - я нашел его через службу безопасности своего банка. Тогда три платежа прошли. Я связался с отправителями. Мне надо было либо возвращать им деньги, либо выполнять принятые тобой на себя обязательства, -ван Бейтен перешел на протокольный язык . - Когда я нашел Мориса, он был на мели. Мне он показался вменяемым человеком, он не из тех, кто будет срать себе же на голову, - выражение лица Даниеля стало немного жестким. Оно всегда менялось, когда ван Бейтен говорил о делах. – Он потом пару раз помогал доставлять мне лоты на аукционы, - так обтекаемо Даниель назвал контрабанду произведений искусства. – Сейчас в Европе творится что-то жуткое, - пожаловался молодой человек другу с несчастным выражением лица, - куча запретов, ограничений. Могут даже с Интернет аукциона лот снять. Сплошные убытки с этими бюрократами, - ван Бейтен надулся, как ребенок, не получивший конфету. Вернее, вместо желаемых десяти, получивший «жалкие» пять. Про убытки Даниель загнул. У него просто были жадные мозги, ему всегда и всего было мало.
- Твой банковский счет так же проходит по линии защиты свидетелей. Чтобы его проверить, нужно согласие гера Якобса, - Даниель усмехнулся. – Уж не знаю, что он там еще сделал, но ко мне в банк никаких запросов не поступало и вряд ли уже поступит, учитывая трагические обстоятельства, - ван Бейтен намекал на до времени почившего Мартина Марешаля. – «Оперировали» Ремонт производили в «клиниках» гаражах коллег моего друга, в Цюрихе, - когда Даниель это произнес, у него на лице ни один мускул не дрогнул. Молодой человек слишком хорошо представлял себе реакцию Луи, узнай тот правду. – У меня его бизнес в управлении, так что все нормально. Там можно тебе руки будет подлечить, если останутся шрамы, - ван Бейтен посмотрел на ужасные царапины на тыльных сторонах ладоней Лулу. «С паршивой овцы, хоть шерсти клок» - злобно подумал Даниель о Клаусе Фёте. «Надеюсь, он захлебнется желчью, когда увидит меня с Лулу». Кто сказал, что ван Бейтен был добрым? Добрым он не был, разумным – да.
- Луи, - Даниель подумал, что на все вопросы он ответил и успокоил друга. Теперь можно переходить к более приятной части программы. С торжественным видом ван Бейтен подошел к сейфу, вытащил из него запечатанный конверт и вручил его Луи. Как давно он мечтал об этом моменте! Как часто его себе представлял. В конверте лежали паспорт на имя Луи Лувье, свидетельство о крещении, с именами родителей, документы о собственности на дом в Нордвике, договор на обслуживание банковского счета, «платиновая» кредитная карта, пистолет, тот самый, и упаковка патронов к нему. – Там для тебя подарок, Лулу, - вид у Даниеля стал довольно смущенный, - я собирался тебе его на два года со дня знакомства подарить, -молодой человек покраснел, даже уши стали пунцовыми. – Я заказал его после Чада, надеюсь, тебе понравится.
Потом, чтобы побороть смущение, быстро отошел, отвернулся. Вытащил из шкафа упаковку влажных салфеток и гелиевые «подушечки»-примочки под глаза. – У тебя лицо в крови, - объяснил Даниель, - а это – он указал на пропитанные лекарственным раствором спонжики, - очень хорошо отеки снимает. Тут еще массажи хорошо делают, парафиновые обвертывания, опять же… Тебе надо в сауне попариться и принять ванну с морской солью, "Война войной, а обед по расписанию", - молодой человек волновался, ожидая, как Лулу отреагирует на его объяснения и на подарок, поэтому и говорил все подряд.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-15 03:06:46)

31

Лулу внимательно  слушал английскую речь ван Бейтена. В мыслях переходил  на  ниггерский  гортанный жаргон, который подхватил как вшей или гонорею, не иначе как в ночлежках и прокуренных хазах Нового Орлеана или Гарлема.
В пятистах километрах от Вертепа мужчина по имени Морис, он же Жан Жанвье, он же Юджин Берт, он же... не важно, раком трахал на съемной квартире телку по вызову, трясся розовый силикон поверх красного лакового корсета. Спущенные на икры трусы и брюки, мелкие черные волоски на тощих мужских ляжках. Подельник не знал,  что потные судороги его фрикций давно повторяют  такт пульса и мыслей бывшего хозяина. Мы никогда не учитываем сколько вещей происходят на свете... одновременно. Секунда в секунду. Вдох на выдох. Крест накрест. Игла в глаз. Пуля в рот. На каждый трах найдется свой крах. На каждые роды-агония.
Медленно сжался битый кулак Лувье на столешнице. Пара затрясла постель сильнее. Луи переглотнул вязкую слюну с водочной оттяжкой. Девка завыла, член передернулся меж сочных от смазки петушьих гребешков половых губ. Лулу подумал:  Выберусь - ты труп, Морис. Пора кончать. . Морис кончил, запрокидывая голову.
Лулу кивнул Даниелю. Из динамиков тяжко как уличный "бум-бокс" бесстрастно бухал по ушам речитатив Эминема "Till I Collapse", выдавал джемы и батлы.
Так-так, все так, Дани. Штрих-код поперек души.  Лживые платежи.  Вонь горящей синтетической шерсти. Бумажная лапша из уничтожителя документов. Резиновые перчатки с тальком сшиты двоичным кодом. Хрусткий полиэтилен. Контейнер с органами. Три обезьянки-нэцке.  Не видим, не слышим, не говорим. Номер вне доступа. Похороны. Орхидея в петлице. Родня в доле. Рука руку моет. Трое сбоку, наших нет. Ты мне, я тебя. Кто может, пусть сделает больше. Эскорт-блондинчик спит. Веко дергается: фаза быстрого сна. Садо, мазо, все сразу без смазки, без  мазы.  Рычаг, коленвал, шестерня, весь цикл-индастриал по кругу на repeat. Система стим-панк. Мировой кризис. Многотомные следственные дела, досье, гроссбухи,  запах запекшегося на электрической плитке кофе, холостяцкие сутки "криминал полис" и FBI,  допинг-стероиды, астероид летит к земле, пиздец всемирному супермаркету. Честная, как выкидыш, ненависть. Виртуальные миллионы миллениума, сухой остаток чужого выдоха - рот в рот, первая помощь.  Красная, как засос,  кнопка в атомном чемоданчике Президента Республики. Гарант конституции ласкает ее слюнявым пальцем, трогает  пластиковый клитор, зная, что достаточно втапить кнопку и... руками не трогать. 
Белый посылочный конверт на столе.
Лулу надорвал край.
Стоп.
Вот с этого момента отмотать рэп на пару секунд. Зигзагом - звук иглы по винилу. Ремикс.
Пуск. Снова стоп.
А сейчас, леди и джентльмены.
Beretta 90two.
Гравировка, уникальная сборка, без номеров. Монограмма красивая, жаль, что придется в пожарном случае сводить. Особые приметы. Дактилоскопия. Сканирование зрачка. Экспертиза по костям. Фоторобот. Опознание по Бертильону.  Все, что нельзя.
Вороненая рукоять легла в ладонь, как детка в люльку. Холод медленно впитал тепло. 36 и 6.
Первое оружие человек  по имени Луи Лувье  купил, когда ему исполнился двадцать один год. (NC-21, разрешение на ношение и сношение). На следующий день после дня рождения, 4 августа 1998 года. С тех пор оружие было неотъемлимо от тела, как группа крови или правая рука. И вдруг острая туфелька судьбы кабаретным каблучком с ноги выбила из его руки пистолет. Бесперспективняк. Четыре месяца под хвост стерилизованной суки.  Суды, полицейские свистки, печати на дверях, лязг карцерного замка, параша в одиночке, домашний арест, бега, бега, бега,  каменты в форумах, гостевых книгах  и lj.com. Аська взломана,  вертепные хаханьки-траханьки, манная каша без соли, триста фунтов дерьма и газетных дрязг. Кредит невыплачен, черная ипотека. Атрофия мышц, кромешная тоска, подмышечная духота подвальных спортзалов, где полицейская мускулатура толкает чушки, толчея из пустого в порожнее, пудра с золотыми блестками в волосах.
Скопированный из энциклопедии от скуки список половых извращений в досье. Да еще и с ошибками. Господи, как достало.
Представьте, что четыре месяца вы переваливали синюшные парализованные ноги с койки на судно, и каждое утро врачебный обход твердил вам, что больше никогда.
И вот однажды. В четверг или в воскресение, не верь календарю,  вам - хоба-на - дают новые ноги.
Упал. Отжался. Встал.
We Are The Champions.
Время рвать ткань.
Двадцать пять лимонов. Четверть миллиарда. Чистый паспорт (маде ин Интерпол), убавили пять лет, молодцы, хорошо хоть не сменили пол, ок, офицер, мы уходим. Презумпция виновности.
Дороже алмаза "Шах", весомей золотого запаса Банановой Республики простая тяжесть ствола в ладони.
Убейте Фрейда. Мужчина берет оружие.

Пальцы медленно провели по U-образному профилю накладок.
Совершенное, литое, вороненое статус кво. Ключ от всех дверей.
Четыре месяца моим оружием было голое слово. Пора добавить свинца. Для глухих. Совершенно неважно применяешь ты "волыну" или нет. Главное ее иметь. Последний паззл лег в пазы.
Лулу бережно положил "беретту" поверх всего остального.
Устало убрал волосы со лба пятерней назад.
Близко посаженные стремные серо-голубые глаза, грубый круглый подбородок, не лицо, а голая, уголовная  морда,  на которой пробы негде ставить. Фас. Профиль. Метрическая тюремная линейка.
Лулу глянул на собеседника и сказал:
- Спасибо.
Из разговора всплыли слова "парафиновое обертывание".
Лувье, поглаживая рукоять "беретты" смутно вспомнил значение этой во всех отношениях приятной и полезной косметической, мать ее, процедуры, но в голову упорно лезли паталагоанатомические сравнения.
Затараторила воображаемая дикторша:
Вчера в центральном судебном морге к неопознанному трупу была применена техника парафинового обертывания, новейшая практика сохранения тканей от некротизации...
Лулу поднялся со стула и, как мог, облапил Даниеля за плечи.
- Ты прости, мне сейчас не до бани-сауны и не до здорового образа, ну просто никак. Я у тебя в крепком неоплатном долгу. Если что - с края света приеду, даже свистеть не надо. Нутром почую, что нужен. Я такого  не забываю. Только  на будущее, прошу тебя, забудь все номера, имена и явки, я свихнусь конкретно если ты впутаешься глубже, чем уже.  Понимаешь, страшней нет, когда потом говорят "я вытянул его, я сделал для него все, а он... " Никто не помнит потом, что окаянный "он" об этом не просил, а вина - вот она. Береги себя. Ты мне друг, а это в разы больше чем половуха стояком в душевой кабине.  У меня сейчас под ногами земля горит. Пора рвать когти из блядушника и все начинать с нуля. Мне позарез пора, Дани. 
Впервые за много лет Луи Лувье не лгал и не притворялся. Он отвечал не только за себя. В комнате ждал человек без нормального паспорта, в воздухе потрескивал предгрозовой  озон. Система снова включена в сеть.
Лулу слабо надеялся, что его поймут.

_-------------------------
значение слова "волына" по ссылке

Отредактировано Луи Лувье (2010-01-15 20:58:41)

32

- Спасибо. - Лулу принял подарок. Даниель с облегчением выдохнул. Бывают случаи, что когда у тебя принимают подарок, это - все равно, что дарят. Сейчас как раз так и произошло. 
Даниель смотрел, как менялось выражение лица Луи, когда тот взял ствол в руки. Стал словно выше ростом, помолодел лет на пять, как в новом паспорте. Перед Даниелем вновь стоял тот человек, с которым он познакомился на яхте два с небольшим года назад. "Господь Бог создал людей разными, а револьвер их уровнял" - вспомнилась американская пословица.
- Ты прости, мне сейчас не до бани-сауны и не до здорового образа, ну просто никак. Я у тебя в крепком неоплатном долгу. Если что - с края света приеду, даже свистеть не надо. Нутром почую, что нужен. Я такого не забываю. Только  на будущее, прошу тебя, забудь все имена и явки, я свихнусь конкретно если ты впутаешься глубже, чем уже. Понимаешь, страшней нет, когда потом говорят "я вытянул его, я сделал для него все, а он... " Никто не помнит потом, что окаянный "он" об этом не просил, а вина - вот она. Береги себя. Ты мне друг, а это больше чем половушка стоячком в душевой кабине. У меня сейчас под ногами земля горит. Пора рвать когти из блядушника и все начинать с нуля. Мне позарез пора, Дани. - Но ты действительно ни в чем не виноват, Луи. Все, что я сделал, я сделал сам. Сам предложил, чтобы продолжать с тобой общаться, открыть счет в моем банке. Сам после твоего ареста вышел на отправителей денег. Сам связался с Морисом. Я сделал все сам, по своей собственной инициативе - Даниелю стало грустно. - Знаешь, мне было страшно. Как ты там... - молодой человек замолчал. - Ты больше не пропадай, что бы с тобой не стряслось. Заходи к нам в гости, мои родители про тебя постоянно спрашивают. И Марианна и гер Якобс тебя ждут... Он теперь, вроде, как твой крестный папа - Даниелю так много хотелось сказать Лулу еще, но он не хотел его грузить своими чувствами. - Ну, а я, ты сам знаешь... - Даниель сглотнул. Замолчал.
Воображение рисовало картину. Они с Лулу полулежат в шезлонгах на песчаном пляже острова Барбадос, закат, облака на небе окрашены во все оттенки рыжего, розового, малинового красного, на белом песке лежат морские звезды. Можно ведь помечтать?

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-15 21:39:18)

33

Разбойничья исцарапанная ладонь, обнимавшая плечи Даниеля, плавно соскользнула по бусинкам хребта которые прощупывались под задним швом черного фрака голландца, безымянный палец проник в шлицу меж "ласточкиными хвостами" фалд, он крепко прихватил молодого мужчину под поджарые ягодицы и притиснул  пах к паху.
Чуть приподнявшись на цыпочках - (французская широта и голландская долгота это не только географические термины) Луи поцеловал Даниеля, требовательно, на перерыв  дыхания, но с жадной нежностью  разжимая языком четко очерченные губы, как говаривали в восемнадцатом веке "форма лука амура".
После полугодовой разлуки поцелуй был глубок и жарок, не без водочной горчинки и холодка ментоловой жвачки из бара.
Лувье медленно разжал объятия, отступил, благодарно глядя в глаза друга.
- Я все знаю, Дани. - все остальные слова он уже не смог, бронхитно сдавило грудь и горло. - Я тебя никогда не забуду.
Лулу аккуратно прибрал ксиву и платиновую карту, тиснул во внутренний карман пиджака, ближе к сердцу, еще раз полюбовавшись секундно на "беретту" (девочка моя, красотуля, иди к папочке, мы подружимся) тиснул пистолет и боезапас в карман черных брюк. Оружие надежно оттянуло ткань. Он вспомнил, что где-то на дне чемодана валяется старая потертая кобура, удобная для ношения под мышкой.
Лулу крепко прихватил жесткую  белобрысую прядь на виске, чтобы так не гудела окаянная голова и азартно, молодо улыбнулся.
Сказал:
- Дани. Я ее все равно помял. Можно? - он указал на белую орхидею в бутоньерке голландца. - А ты себе новую закажешь... А?

Отредактировано Луи Лувье (2010-01-16 11:09:02)

34

"Как давно я мечтал об этом…" - Луи его целовал, а Даниель плавился, таял, как воск, в его объятьях, словно в его теле не осталось ни одной косточки. Все мысли улетели из головы, в ней осталась лишь блаженная пустота. Он снова был слабым, зависимым, терял контроль над собой и не боялся этого.
"Лулу, если бы ты знал, как я по тебе соскучился. Как же я истосковался по тебе, Лулу" - запах кожи Луи, от которого сносило крышу... Желание ударило в голову так, что зазвенело в ушах, Даниель слушал шум собственной крови. Лулу хотелось так, словно Даниель был подростком.
"Блядь, Луи. Как же я соскучился по тебе. По твоей улыбке, по твоим поцелуям, по всему тебе, по твоему хую в своей заднице. Как бы я хотел тебе отсосать..." Хотелось сказать: "Выеби меня, Луи" - но интуиция подсказывала: «Не здесь. Не сейчас. Ты все испортишь
"Завтра обязательно наступит" - Лулу вернулся. Даниель это, наконец, осознал. Нет, конечно, они с Луи  не будут ходить за ручку, они даже не станут хранить друг другу верность в физическом смысле этого слова. У каждого из них своя жизнь, бизнес, графики работы. Лулу, чтобы подняться, будет вкалывать, как лошадь. Они будут созваниваться раз в две три недели, а в следующий раз, возможно, увидятся только через несколько месяцев. Это было не важно. Главное, исчезла гнетущая неопределенность, чувство беспомощности, когда хочется выть от бессилия.
Когда Лулу перестал его целовать, разжав объятия, возникло ощущение потери. Хотелось сделать что угодно, чтобы он остался хотя бы еще на чуть-чуть.
«Нельзя, ему надо уехать отсюда, чем быстрее, тем лучше» - Даниель вдохнул ртом воздух сквозь приоткрытые губы, глядя на Луи расфокусированным взглядом, пытаясь привести в порядок чувства и мысли. Молодой человек находился в таком состоянии, что свое имя сейчас написал бы с ошибкой.
- Я все знаю, Дани. - За все то время, что они были любовниками, Луи смотрел на него по-разному: нежно, страстно, весело, грустно, задумчиво, серьезно. Но так, как сейчас, - еще никогда. И никогда молодой человек не слышал, чтобы у мужчины был такой голос - Я тебя никогда не забуду.
«Я буду помнить про тебя, где бы я ни был» - еще не до конца вернувший себе способность соображать, Даниель скорее даже не понял, а почувствовал смысл признания Луи именно так.
Борясь с охватившим его желанием «Держи руки при себе! Нельзя!», приводя мысли в порядок, наблюдал, как Луи с довольным видом рассовывает паспорт, кредитку и пистолет по карманам. Последний любовно, ласково и нежно.
«У меня все получилось! Я это сделал! Теперь главное, чтобы он уехал отсюда… И тогда все будет хорошо» - с точки зрения Даниеля, Лулу в Замке ничего не угрожало, «Но, возможно, я чего-то не знаю».
Лицо Луи, тем временем, приняло смущенное выражение.
«Что такое?» - Даниель аж опешил. Так это не вязалось с образом Лулу.
- Дани. Можно тебя попросить... Я его все равно помял. Можно? – мужчина указал на орхидею в петлице молодого человека. - А ты себе новую закажешь... А?
Бум, бум, - дыхание перехватило. Луи был щедрым, он мог был веселым, он был пофигистом, мог быть жестким и наглым, он был разным, но нежным и сентиментальным - никогда. А это значит…
Даниель не был уверен, разбирается ли Луи в языке цветов.
«Ты славный, ты самый лучший, я тебя хочу. Я люблю тебя» - со времен императора Нерона, когда мужчина дарил орхидею другому мужчине, он, тем самым, говорил ему эти слова, признаваясь в своих чувствах и желаниях. В Европе эта традиция тоже прижилась, особенно в Голландии. И Даниель прекрасно про это знал. Белую орхидею он продел в петлицу, когда шел играть на пианино, чтобы попрощаться с Луи, именно для того, чтобы выразить свое отношение к нему.
- Конечно, - Даниель смотрел на Лулу с нежностью, и, в тоже время, серьезно и очень по взрослому. Он взял цветок и вложил его в ладонь мужчины. – Она с самого начала была только твоя.
Мягким движением Даниель заправил за ухо Луи светлую прядь. Ладонь молодого человека скользнула мужчине на темя, пропуская сквозь пальцы волосы. Даниель наклонился и поцеловал Луи нежно, очень осторожно, боясь сделать больно. Снова ком у горла.
- Лулу, пожалуйста, береги себя, - голос прозвучал глухо и немного беспомощно.
Но беспомощным ван Бейтен не был.
«Береги себя, Лулу, пожалуйста. Я уже большой мальчик, и я не очень хороший мальчик, Луи. Дороже чем ты, Лулу у меня никого нет и вряд ли появился. Мысль о том, что кто-то может навредить тебе, приводит меня в ярость. Если ты попадешь в беду, Луи, мой благородный разбойник, я приду тебе на помощь. Но я не из тех, кто выходит на бой в чистом поле с открытым забралом, давая шанс противнику. Я буду бить в спину и из-за угла. Если для того, чтобы вытащить тебя из передряги, надо будет пойти по трупам, я по ним пойду. А если тебя не станет, я найду того, кто в этом виноват, пусть даже десять лет пройдет, и он или она, не важно, поймет, что смерть милосердна».
Так примерно Даниель и рассуждал, но вслух не произнес. Чтобы не волновать Луи понапрасну.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-16 00:51:43)

35

Лулу молча заправил изрядно помятый тропический цветок в прорезь на лацкане черного пиджака. Резко оправил отвороты.
У него на груди орхидея выглядела не просто растрепанной, а бывшей в употреблении, как старая кокотка из варьете.
Что либо сказать еще в такой ситуации было выше всех человеческих сил, подшейте это в дело, господин судья.
Он обернулся в дверях и посмотрел на Даниеля через плечо. Кивнул и вышел в коридор. У него стало такое лицо. А какое - не скажу.
Ну все, все, голову выше, руки в карманы, вздох, шаг, шаг, шаг... шик. блеск... красота...?
Запестрели перед глазами мальчики и мужчины, богачи в смокингах и элитные шлюхи в пеликаньих боа, навороченные прически, надушенные члены в шелках, зеркала, бархаты, позолота, перья какаду и полумаски с блестками.
Движения гостей и слуг казались фоновыми, замедленными, как под водой или в кино.
Лулу машинально порылся в левом кармане брюк, нащупал резинку, вынул - точно такими тонкими красными резинками перехватывают в банках пачки крупных купюр.
Он сгреб волосы в хвост, оттянул до боли в скальпе и в два оборота перехватил жгут.
Мелодичный звоночек лифта. Чернокожий мальчик-лифтер в зеленой каскетке и куртке с золотым позументом, оскалил перед Лувье белые-белые острые зубы-кукурузные зерна. Звонко и гортанно выпалил:
- Лифт идет вниз, месье. Прошу!
Лулу проговорил:
- Нет... я пешком. - и свернул на лестницу со статуями и зеркалами.
Лифтер приложил к каскетке два пальца в четком салюте и шепнул с улыбкой:
- Мы еще встретимся.
... Лулу вел ладонью по бархатным перилам с кистями. Дробились и врали зеркала. Красочная душная толпа валила наверх, обтекая его с двух сторон, как мертвая вода.
Все так здорово, так радостно, так сказочно, так красочно, так весело в наши дни...
Шаг по мрамору. Другой. Третий.
Ну, где твоя осанка, где блеск в глазах? Ты король мира... Ты всего достиг и добился. Вот твой Эверест. Втыкай флаг ему в макушку. У тебя в кармане двадцать пять гребаных лимонов, ксива, и ствол. Впереди - дорога, вымощенная желтым кирпичом, и новенький  Bugatti Veyron, выжимающий 410 км в час, прямо с конвейра без пробега. Простите, дамы и господа, бенефис отменяется, я растерял свои счастливые мысли, дорогая Венди.
Подвернулся на пролете голый второгодник - шнурок на гениталиях, подхватил под локоть,  приластился, страстно залепетал карамельными губами в ухо:
- Я беру в рот недорого!
Лулу отряхнул рукав.
И стиснул виски, тесно помассировал. Выровнял походку. Так ходят потомственные наглые и мордатые дворняги. Чтоб никто не смел подумать, чтоб никто не смел представить, что... Что им некуда идти.
V. I. P. или R. I. P.? Разница всего в одной букве.
Травести-дива  в венецианской оперенной треуголке и красных сетчатых чулках, взвизгнул и пустил с ладони спираль голубого с золотом серпантина.
А ведь и ты когда то был мужчиной. - некстати подумал Лулу - Нет. Хуже. Ты тоже когда-то был человеком.
Он перегнулся через перила, и подышал открытым ртом, не разжимая сведенного кулака на рукояти пистолета.
Блядь. Кажется я словил передоз. Нет. Это измена.
Перед глазами заманчиво замаячила картинка.
Зеленое игорное  сукно старинного стола.  За окном сочится синий вечер. Дверь крепко заперта на три оборота ключа. Вечерний черный костюм по фигуре. Белая гангстерская бабочка под кадыком.
В левой руке чековая книжка на миллионы,  в правой -отлично смазанная, ни разу не стрелявшая "беретта", девственница.
Ты всего достиг. Вот он твой Эверест...
Холодное дуло в левую глазницу.
Заряжай. Готовьсь. Пли.
И мордой в это самое сукно. Собственные мозги вдрызг на губах. Последний деликатес.  Самая дорогая записка самоубийцы - твоя чековая книжка. Отлично. Снято.  Пошли титры. Финал.
Лулу помотал головой и улыбнулся.
Толпа все валила и валила, подкатывала к мраморному горлу вертепной лестницы, как рвота.
- Поберегись! - хрипло крикнул Лувье и с тяжелого разбега, подпрыгнул и вволю скатился по перилам на два пролета вниз, прекрасно балансируя на краю.

Отредактировано Луи Лувье (2010-01-16 11:07:47)

36

Когда Луи ушел, Даниель оперся затылком о стену возле двери и закрыл глаза.  Все произошло очень неожиданно и быстро. Лулу, как комета, появился на небосводе яркой вспышкой и исчез, чтобы снова объявиться, когда наступит время. Ощущение покоя со странной примесью горечи. Как любимые духи. Драккар Нуар.
"У него есть документы, деньги, оружие? свобода и новое имя. Я сделал все, что смог.  Если кто-нибудь сможет, пусть сделает это лучше меня" - человека можно защитить от чего угодно, но только не от него самого. Даниель не знал, чем собирался заниматься Луи в своей новой жизни, законно ли это будет. Молодой человек в любом случае уже принял выбор Лулу.
"Луи ушел, но он обязательно объявится" - все штатно. Надо  жить дальше. В спальне на огромной кровати без задних ног дрых Ноэль, обняв руками подушку.  "Я его здесь не оставлю, хотя, если не будет пока возможности вывезти его на "большую землю", пусть живет здесь, как в гостинице. Главное, чтобы он пользовался услугами охранников. Случись что, мне деньги за него вернут, но это -не то, что мне надо" - ван Бейтен сомневался, он не знал, как поступить правильно.
Мужчина не выспался. Нервное напряжение спало. Даниеля клонило ко сну. "Можно немного вздремнуть" – он  разделся, бросив вещи на пол. Все равно придет прислуга и все уберет.
После чего зашел в спальню, залез к Ноэлю под бок, обнял юношу, притянул к себе,  прижавшись грудью к его спине, и уснул.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-18 13:47:29)

37

Проспав буквально пару часиков, Даниель проснулся. Ноэль спал. Будить его было жалко. "Он такой милый" - Даниель меланхолично наматывал на палец светлую прядь.  Так уж получилось, что мужчина предпочитал "пшеничных" блондинов.
Даниель поднялся с кровати, потянулся, "похрустел" косточками. Спина побаливала, шея затекла, как будто в нее песка насыпали, в районе лопаток раздавался характерный хруст. Мышцы на ногах болели и были, словно деревянными, еще не отошли от позавчерашней тренировки.
"Мне необходимо попариться и вызвать массажиста" - Даниель мечтательно закрыл глаза. "Да, это именно то, что мне сейчас нужно" - он направился в ванную комнату, включил сауну, чтобы она прогрелась. Посмотрел на "игровую" часть напротив джакузи и нажал на кнопку управления роль-жалюзями. Те мягко опустились с балки, приделанной к потолку, закрывая от посторонних глаз пыточные приспособления. Сейчас Даниель находился в "обычной" ванной комнате. Паровая кабина, джакузи, финская сауна, мраморная чаша бассейна, наполнявшаяся водой с морской солью, удобный стол для массажа, различные масла, шампуни, гели, лосьоны, скарбы. Мужчина придавал  уходу за своей внешностью огромное значение.
- Пришлите мне массажиста в номер... Внешность? "Не важно, а, прочем..." Если он будет блондином с длинными волосами, это было бы очень хорошо... Спасибо, - Даниелю ответили, что интересующий его специалист подойдет в течение получаса.
"Вот и отлично, а пока попарюсь" –сняв «боксеры», обернув бедра полотенцем, чтобы не сидеть голой попой на горячих досках (кожа грубеет на копчике от этого), Даниель разбавил в стаканчике с водой спиртовую настойку лаванды (успокаивает нервы, расслабляет, снимает ощущение тревоги), плеснул полученный состав на раскаленные камни, залез на вторую полку, вдохнул полной грудью ароматный пар и блаженно закрыл глаза.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-18 14:11:33)

38

начало игры.

Душераздирающе зевая, Ален бросил трубку.
Сейчас весь замок веселился на маскараде, тут не до культуры тела и духа, а вот когда праздничный угар сойдет на нет, вот тогда всем и понадобиться  поправить здоровье. И не только пивом.
Поэтому, Роше откровенно наслаждался выпавшей ему свободой. Выпроводив несколько часов назад из своей спальни  местного официанта, как там его звали? Алену, показалось, что он едва успел закрыть глаза, как был тут же безжалостно выдернут из объятий Морфея звонком.
Похоже, появились первые «жертвы»  маскарадных излишеств. Ну, его дело маленькое – ноги в руки и пошел.
Быстро приведя себя в порядок, Роше задумчиво оглядел свой кабинет. И когда только уважаемые гости научатся конкретно выражать свои пожелания?
Ален знал, что многие апартаменты имеют соответствующее оборудование, так что клиент мог вполне потребовать полный комплекс услуг «на дому», поэтому следовало явиться во всеоружии.
В небольшую, но вместительную сумку меткими бросками отправились: белый халат, похожий на медицинский  (на случай сеанса аквамассажа или подобного, чтобы не промочить и не испачкать одежду), тонкие нитяные перчатки (Ален встречал клиентов, не желающих, чтобы к ним прикасались голыми руками), несколько банок с массажными маслами, которые для Роше изготовляли на заказ (гораздо лучше магазинного ширпотреба).
Потом надел на запястье тонкую резинку – скреплять волосы он не спешил, часто, при вызовах в апартаменты, до массажа дело вообще не доходило, а о впечатлении, которое производила на окружающих его грива, он прекрасно был осведомлен.
До комнат гостя Роше добрался в рекордно короткие сроки – первое, что он сделал по прибытии в замок -произвел рекогносцировку на местности. Теперь Ален перемещался внутри Вертепа с такой же уверенностью как в собственной уборной.
На миг замерев перед  дверью, он несколько раз глубоко вздохнул, восстанавливая дыхание, одернул одежду, поправил волосы и нацепив на лицо самое любезное выражение и сияющую улыбку « а-ля реклама зубной пасты», громко постучал.
За дверью царила тишина. Роше повертел головой – нет, он не ошибся, это именно те апартаменты. Секунду подумав, он надавил на ручку и беспрепятственно вошел внутрь.
Поправив сумку на плече, Ален уверенно направился на шум в ванной и, остановившись у ее двери, громко кашлянул.
-Мсье! Массажист к вашим услугам, - отчетливо сказал он.

Отредактировано Ален Роше (2010-01-18 14:59:21)

39

Даниель как раз принял душ после сауны и вытер мокрые волосы, которые взъерошено торчали во все стороны, как раздался стук в дверь ванной "комнаты".
-Мсье! Массажист к вашим услугам, - Даниель автоматически  обернул бедра полотенцем и распахнул дверь.
На пороге стоял высокий парень, такой же высокий, как Даниель. Широкие плечи, обтянутый майкой торс с рельефными мышцами, прямая осанка, длинные ровные ноги с упругими ягодицами и мускулистыми бедрами. Длинные светлые прямые волосы и карие глаза. "Как у Ноэля" - ван Бейтен подумал, что служба персонала Замка работает идеально. Окинув пришедшего быстрым, но вовсе не наглым и не оценивающим взглядом, Даниель улыбнулся, - Проходите, пожалуйста, - произнес он доброжелательно.
Когда молодой человек увидел парня, ожидая, по привычке, что на массажисте будет форма сродни медицинской, ван Бейтен в первый момент удивился тому, как тот был одет, в почти армейский камуфляж, даже жетон на шее висел на цепочке.
"Ты не в СПА в Роттердаме, ты в Замке" - напомнил Даниель сам себе.   
- Я, наверно, спину потянул "или перетрахался", или меня в вертолете продуло, - молодой человек начал объяснять, что с ним происходит. - Шея хрустит, спина болит, поясницу ломит, мышцы на ногах, как деревянные, их судорогой сводит - не то, чтобы ван Бейтен любил пожаловаться. Но ему иногда хотелось заботы, внимания и бережного к себе отношения, пусть даже за деньги.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-18 16:27:23)

40

Проходите, пожалуйста
-Здравствуйте, мсье, - Ален  кивнул головой в знак приветствия, ловким движением отбрасывая за плече свалившуюся на грудь прядь, изо всех сил стараясь, что бы в голосе не прозвучало ничего кроме профессиональной приветливости.
К сожалению, иногда в его работе попадались вот такие «клиенты» - от одного быстрого взгляда на них голос сам становился бархатистым и соблазняющим.
Роше знал эту свою черту, поэтому старался следить за собой, правда, не всегда получалось. «Кот мартовский» - обычно в таких случаях ругался на него старый массажист, обучавший тонкостям мастерства.
Придав выражению лица максимальную приветливость и деловитость, Ален посмотрел на гостя. Симпатичный, ухоженный, возраст – черт его знает, Роше уже понял странное свойство больших денег: они либо рано старили, либо долго сохраняли молодость своего владельца, третьего не дано. 
Ну, массаж, так массаж, а потом можно будет забежать в комнату отдыха прислуги – помощник консьержа давно напрашивался на свидание… минут на сорок.
Я, наверно, спину потянул или меня в вертолете продуло, - Шея хрустит, спина болит, поясницу ломит, мышцы на ногах, как деревянные, их судорогой сводит.
Ален понимающе улыбнулся.
-Конечно, мсье. Сделаем в лучшем виде! – бодро сказал он, снимая с плеча сумку.
Потом перехватил взгляд клиента и убрал выскочивший жетон под майку.
-Простите. Это память. – извиняющимся тоном сказал он, и снова улыбнулся, поводя плечами. В глазах плясали веселые искры. – Я могу переодеться, если вам угодно.
Он достал из сумки накрахмаленный халат. Хотя, сделать расслабляющий тонизирующий массаж, который, судя по всему, требовался клиенту,  Ален мог бы в полном костюме химзащиты, или даже в скафандре. Но мало ли какие у гостей предпочтения, вдруг брезгует? Одежда Алена всегда была идеально чистой – каждый день он надевал свежие штаны и майку:  у него было их комплектов десять, совершенно одинаковых вещей, что служило предметом шуток прислуги в замке. Роше не обращал на насмешки внимания, главное, что ему нравилось, а начальство не возражало.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Апартаменты Даниеля ван Бейтена