Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Только кофе, месье


Только кофе, месье

Сообщений 21 страница 40 из 77

21

И когда только его птенчик успел вырасти? Недоумение на лице мужчины кажется промелькнуло весьма явственно - у его малыша самый красивый парень в колледже, и это ему кажется весьма нравится. Досчитать до десяти и приветливо улыбнуться - пусть Адриан считает, что все так как и должно быть... Феликс еще раз посмотрел вслед удаляющемуся парню, понимая, что соперничать с ним за постель блондина он не сможет - он теперь имеет все права на юношу, на его свободу, на его тело и на его любовь. А Феликсу остается видеть мальчика раз в месяц и не более того.
- Надеюсь он любит тебя так, как ты того заслуживаешь, - мужчина продолжил путь, вдоль залитой солнцем улицы, думая лишь о том, что скоро произойдет между Адрианом, и его парнем. Секс. С Феликсом дитя не проявляло особого желания - нет, ему кажется вполне нравилось, но не более того - он не желал Господина, и всячески избегал близости, насколько это было возможно. А тут... Висеть на шее у этого кобеля, стаскивая с него одежду - шептать, что хочет его здесь и сейчас... Это было просто невыносимо... В глубине души Шаторенар рассчитывал, что у Адриана с ним ничего не выйдет, и он снова будет свободным для отношений. Возможно доже с ним.

22

- Как я заслуживаю? - эхом повторил Адриан, плавно шагая по уложенному коричневой плиткой тротуару. - Да, наверное... Вы ведь сами видели.
Он улыбнулся, глядя под ноги и жалея, что на дороге не попадается камушка, чтобы его пнуть - это здорово отвлекает и успокаивает. Хотя его не так уж сильно огорчало отношение Доминика - да, за глаза он называет Адриана пидорасом, и очень возможно, что сейчас он смеется над ним с той белобрысой красоткой, которую так и не сможет трахнуть вечером, просто потому что его член на нее не встанет. Но при этом он искренне будет продолжать считать себя натуралом - ведь он не подставляет кому-то свой зад, а то, что пользует другие упругие попы - это ничего...
Но все эти мысли не расстраивали так, как должны были. Какая разница, что о нем подумают? Адриана давно перестало это интересовать. Он был шлюхой, шлюхой и остался - что тут удивительного.

23

- Ты не любишь его? - Будничный тон мальчика, говорящего о своем возлюбленном несколько насторожил Феликса - он считал что романтическим отношениям присуща несдержанность и восхищение друг другом - тогда как здесь полное безразличие с обоих сторон. Сам же он, встреть на улице своего парня как минимум поцеловал бы его, не стесняясь никого - в конце концов это его личное дело. Улочка резко сворачивала, превращаясь в крошечный проулок - почти интимный уголок старой части города - народа здесь было не в пример меньше, а так же и шансов встретить друзей мальчика, видеть которых Шаторенар сейчас не желал. Ему достаточно было увидеть того, кто через несколько дней будет пихаться в его подопечного, вызывая у того стоны и сладкие вскрики, от воспоминаний о которых у Феликса шевелились волосы на затылке.
- У вас с ним было что-нибудь помимо поцелуев? Вы трогали друг друга? Раздевались друг для друга? Изучали? - Вопрос звучал тоном, каким обычно предлагают гостям чай, - Ходите куда-нибудь вместе? Свидания, кино? Солнце здесь светило не так ярко, но тени создавали на мощеной мостовой причудливые узоры, повторяя форму низеньких крыш домов, и добавляя им новые очертания:
- Ты хочешь его? Хочешь, делать с ним то же, что делал со мной, тогда, когда мы встречались?

24

- Я... - от такого потока вопросов Адриан несколько растерялся, тем более, что ответы на них были далеко не так просты, как хотелось бы. Он мельком взглянул на мужчину. Сейчас Феликс больше обычного был похож на себя прежнего - требовательного и властного господина, желающего, чтобы ему повиновались. И Адриан не мог пойти вразрез этому желанию. Иногда ему казалось, что у этой неспособности сказать простое и короткое слово "нет" не столько моральные причины, сколько физические - он не мог ни в чем отказать хозяину, ровно как и соврать ему. Даже если очень хотел этого.
- Нет, я не люблю его. Но мы неплохо ладим, когда наедине. Мы нравимся друг другу... И я надеюсь, что это перерастет во что-нибудь большее. Я ведь уже достаточно вырос, чтобы не верить в любовь с первого взгляда. Чувства приходят со временем.
Адриан немного помолчал, разглядывая свои белые кеды. Хозяин переводил на его счет достаточно денег, на которые он мог покупать себе самые дорогие вещи, но бывший невольник никогда особо не тратился на одежду: после колледжа ему нужно будет снимать квартиру, а это отнюдь не дешевое удовольствие.
- Мы не раздевались... Просто целовались, и - да, я его трогал, - блондин покраснел, не отрывая взгляд от тротуара. Ему очень не хотелось рассказывать об этих постыдных вещах. - Но лишь через брюки. Я... пока не уверен, что хочу большего. Хотя один раз, после бокала вина, я хотел... хотел ласкать его губами, как... Как тогда Вас, месье... - Адриан запнулся, так и не сказав последних слов. От стыда хотелось расплакаться, но было нельзя - теперь он уже не маленький мальчик и подобное можно позволить себе лишь в одиночестве. - Но я не думаю, что пожелал бы этого и сейчас. Просто тогда я был... немного не в себе. И мы с ним не ходим на свидания, месье, он не хочет, чтобы все знали о наших отношениях. Это испортит его репутацию. Он ведь спортсмен и популярен. А я... ммм... просто гей.

25

Феликс остановился посреди проулка и внимательно посмотрел на мальчика - они еще никогда не говорили так откровенно, и были вещи, о которых он бы предпочитал не знать. Мужчина поднял лицо Адриана под подбородок, разглядывая внимательнее, осторожно проводя большим пальцем по его губам. Он прекрасно помнил эти губы после ласк - горячие, припухшие, ярко-алые - эти губы хотелось целовать и целовать, впиваясь в них, сминая их натиском желаний. Теперь эти губы принадлежат другому, и от этого они еще желаннее, как запретный плод...
- Ты далеко не "просто"... - Голос хозяина почему-то звучал глухо и тихо - Тобой нужно гордиться, и появляться рядом с тобой, хвастаясь тем, что ты его... Твой парень осел, и ты это знаешь, и полюбить кого-то, кого ты считаешь глупым животным, будет достаточно сложно... Лицо мужчины еще чуть приблизилось - теперь расстояние между их губами было минимальным - еще чуть вперед и все - они оба утонут в жадном поцелуе.
- И я никогда не думал, что тебе захочется ласкать кого-нибудь, тебе слишком часто приходилось это делать...

26

- Если бы тогда я все же решился расстегнуть его брюки и взять в рот его член, я думал бы о Вас, месье... - Адриан, не моргая, смотрел в его глаза. Это говорил не он - кто-то другой, смелый и решительный, произнес эти слова. Можно было бы еще добавить, что когда целуешь губы Доминика, жадно и нетерпеливо, лаская языком его горячий рот, то закрываешь глаза, и в сознании сразу всплывает образ хозяина, отпечатавшийся навсегда на внутренней стороне век. Или рассказать о том, что, лаская себя по ночам под одеялом, во время оргазма, когда влажное от пота тело выгибается в последней конвульсии, с губ слетает - нет, не имя, он никогда не называл хозяина по имени - всегда лишь два слова: "Мой господин". Мой...
Адриан не знал, что сломало эту невидимую грань между ними: ласковое прикосновение Феликса и давно забытое ощущение его теплой кожи на губах? Или его глаза - пронзающие насквозь, лучащиеся добротой? Как же он опять купился на этот трюк... Видимость, игра света. Человек, искавший когда-то развлечений в том адском месте, не может быть ангелом, прекрасным абсолютно во всем. Не может... Но это, как и многое другое, стало сейчас неважно. Хоть раз в жизни, но он возьмет желаемое сам, без приказа, и готов понести за это любое наказание.
Бывший невольник подался вперед, благо, оставалось меньше пары дюймов, и коснулся губ мужчины. Нежно и ненавязчиво, он снова гладил его губы своими, прикрыв глаза и не решаясь, а может, просто не желая, углубить поцелуй.

27

Решительная откровенность юноши расставила все по своим местам - Феликс притянул его к себе, отвечая на робко-нежный поцелуй таких желанных губ. Он мечтал поцеловать мальчика с того самого дня как оставил, нет, не переспать с ним, а именно поцеловать - долго, глубоко, жадно, как целую того, кого любят и хотят больше всего на свете. Рука мужчины гладила спину мальчика через белую рубашку, чуть сжимая мягкую ткань, беря инициативу на себя - теперь поцелуй был более чувственным - ласки приоткрытых губ, и легкое прикосновения языка - пока еще не внутри, но уже на подступах, не замечая никаких преград.
Если бы Адриан ласкал своего парня - он думал бы о нем, что это член Феликса двигается внутри его рта, что это его руки гладят волосы мальчонки, с его губ срываются сладкие стоны, и просьбы двигаться чуть быстрее. Что это? Мальчик не против переспать с ним, или просто настолько привык к назойливому хозяину, что он мерещится ему по всюду? Уже не важно, влажные губы Шаторенара исследовали губы юноши - все еще пухлые и такие ласковые, и вряд ли мальчик узнает когда нибудь, что кончая в своего парня, Феликс зовет его Адрианом, неосознанно, и даже не замечая этого.

28

В узком проулке, кроме них, не было ни души. Но даже если бы мимо один за другим проходили люди, целые толпы людей, Адриану было бы плевать на это. В Вертепе он научился не замечать того, как смотрят на тебя другие, не задаваться вопросом, что они думают о тебе. Все они были посторонними, чужими и не имели никакого отношения к его жизни. Настоящим был лишь один человек, и сейчас он стоял рядом. Нет, ближе, чем просто рядом...
Адриан не открыл глаз и не сделал попытки отстраниться, когда руки мужчины обвились вокруг его тонкого тела, заключая во властные объятия. Он отвечал на поцелуй, лаская эти восхитительные губы, сладкие и нежные - кажется, на них еще остался легкий привкус кофе... Еще... Еще... Адриану казалось, что он шепчет это вслух, но эти мольбы были лишь мыслями, вихрями проносившимися в его голове. Тогда хозяин, должно быть, мог читать мысли... Поцелуй стал настойчивее и чуть глубже, губы бывшего невольника тут же призывно приоткрылись, впуская язык господина. Руки Адриана обвились вокруг талии Феликса, он тесно прижался к нему бедрами - неосознанно, к этому принуждало его желание.

29

Мальчик жался совсем как тогда - миллион лет назад - когда предлагал близость желавшему его Господину. И сейчас это выглядело точно так же - уступки при виде вожделения, но в этом проявлять гордость и благородство Феликс был не намерен - он хотел малыша больше всего на свете.
Он скользнул языком в призывно  приоткрытые губы, сделав поцелуй непристойно чувственным и жадным, прямо заявляя о своих намерения - но черт возьми, мальчик целуется так, что впору кончить прямо здесь, не раздеваясь, совсем, по-ребячьи.
Феликс ближе притянул к себе Адриана - поглаживая его тонкую гибкую спину, - в ушах стучало, и мозг пытался достучаться до сознания - У него есть парень! У тебя тоже, и ты обещал не трогать его! Но это не имело значения - мальчик сделал первый шаг, и теперь ход за Шаторенаром - он на мгновение отстранился от губ юноши и тихо спросил:
- Чего ты сейчас хочешь?

30

- Вас, месье... - простой ответ сам собой пришел в голову и слетел с губ мальчика так легко, будто он просил о близости каждый день своей не самой обычной жизни. Да, именно просил - сейчас это была его инициатива и его желание. То, что хозяин разделял это - уже другой вопрос. Адриан еще не знал, как далеко он способен зайти, не знал, в какой момент его "хочу" закончится и начнутся лишь прихоти господина. Но странным было то, что сегодня все это его не так уж и волновало. Он не боялся секса так, как раньше, когда был ребенком. Страх превратился в волнительный трепет и сосредоточился внизу живота, вынуждая Адриана плотнее вжаться в бедра мужчины. Через тонкую заоблачно дорогую ткань брюк он почувствовал, как стоит член его хозяина, и это лишь распалило желания. Несколько секунд он вглядывался в темные глаза своего господина, потом приблизился и коснулся губами его шеи, сначала осторожно, потом настойчивее, позволяя себе перемежать жадные чувственные поцелуи легкими укусами. Адриан никогда раньше не ласкал Феликса этим страстным и вместе с тем очень невинным способом и сейчас впервые ощущал под своими губами нежную гибкую шею хозяина, бархатистую кожу, чуть выступающую пульсирующую венку... Бывший невольник медленно провел по ней языком, снизу вверх. Легкий аромат дорогой туалетной воды кружил голову, а сердце, казалось, билось уже где-то в паху...
- Мой господин...

31

Возможно Феликс застонал в голос - сам он точно не понял, но ласки мальчика, который будучи любовником Шаторенара ни разу сам его не поцеловал, значили многое. Он привлек к себе юношу, снова вовлекая его в страстный и полный нежности поцелуй, скользнув рукой по его спине, нетерпеливо сжав тонкую ткань его рубашки. Терпеть сил не было, но заниматься любовью тут не хотелось - хотелось чтобы этот вечер запомнился и ему и мальчику, своим совершенством и чувственностью.
Черт знает сколько сил понадобилось мужчине, чтобы оторваться от губ юноши, и крепко взяв его за руку потянуть к машине. То, что брюки уже вполне заметно оттопырились спереди не имело никакого значения, в более подходящем месте он утолит свою страсть. Прежде чем сесть в машину, чистую и блестящую, как начищенная кокарда, он снова поцеловал блондина, в самый уголок губ, и открыл для него дверцу пассажирского сидения. Несколько минут до мотеля были сущей пыткой - в том, что он будет желать Адриана еще больше по приезду, он не сомневался, а в том, что мальчик придет в себя и откажет - нисколько. Если так и произойдет, он не станет настаивать -  главное не секс, а то, что он чувствовал к этому ребенку, - любовь и желание обладать. На светофоре можно позволить себе немного отвлечься - он улыбнулся пареньку и провел языком по его губам, так, чтобы он инстинктивно облизнулся. Почти поцелуй.
В дорогую гостиницу они вошли держась за руку, явно заявляя о том, что собираются делать.
- Люкс  на сутки с возможностью продлить.  Для новобрачных. Пачка наличных сделала чопорного мужчину-регистратора лояльным, и электронный ключ через мгновение лег на стол.
Пожалуй так в лифте, за всю свою 34 летнюю жизнь, Феликс не целовался ни разу - бешено, как на первом свидании, не видя и не замечая ничего вокруг, прижимая к себе хрупкое тело, боясь отпустить, чтобы оно не исчезло.
- Если ты передумашь, я не стану настаивать... - голос стал глуше, как-будто мужчина боялся говорить громче, чтобы не спугнуть удачу, стоящую тут же рядом. Он пропустил юношу в шикарный номер - отделанный белым - шелком и цветами, с огромной кроватью под балдахином. В воздухе пахо чем-то знакомым и нежным, приятный запах, особенно чтобы расслабиться. Мужчина внимательно посмотрел на Адриана, и обнял его, целуя в висок, шепнув на ушко, обдавая горячим дыханием, так, что волосы на затылке встали дыбом:
- Я сделаю все, что ты захочешь...

32

Если бы Адриана спросили, как он согласился на все это, он бы без тени смущения или удивления ответил, что всего лишь выполнял приказ. Но сейчас вопрос стоял по-другому: как он осмелился предложить такое, сам, без всякого давления извне... Это оставалось загадкой для юноши, и он не хотел копаться в себе, пытаясь найти истину. Кому она нужна сейчас? В конце концов, они не совершают никакого преступления, это просто секс. Просто секс? Нет... Далеко не просто. Секс по желанию, взаимному и абсолютно безумному, захлестывающему с головой... Такого Адриан не испытывал еще никогда в жизни, и все происходящее сейчас было восхитительным. А через несколько минут станет еще лучше. Потом еще и еще, пока не прекратится... О том, что будет после, Адриан не думал.
Номер был превосходен - идеально подобранные цветы, светлые удивительно легкие шторы, огромная постель - все это захватывало дух. Блондин оглядывал эту роскошь с восхищением, и, казалось, даже сказанные на ухо слова не донеслись до его сознания. Адриан лишь чуть вздрогнул, как от легкого ветерка.
Все это напоминало сон, один из тех, которые кончаются на удивление быстро, вызывая тем самым горькое разочарование. Бывший невольник подошел к постели и провел кончиками пальцев по тонкой полупрозрачной ткани балдахина, тот призывно заколыхался от прикосновения. Настоящий...
Блондин, все так стоя спиной к хозяину, стянул через голову белую рубашку и бросил ее на пол. И лишь затем повернулся, словно вспомнив о присутствии Феликса. Вряд ли господин видел когда-нибудь в его взгляде столько решимости и... желания. Вспоминал ли он еще о том, как минуту назад боялся, что Адриан может передумать?.. Бывший невольник так не считал.
- Я уже сказал, чего хочу, месье. Быть Вашим. Принадлежать Вам полностью. Душой и... телом. Хочу, чтобы Вы делали со мной то, что делаете с другими, не задумываясь о возрасте или других ограничениях. Хочу, чтобы Вы получили удовольствие со мной. Настоящее удовольствие...

33

То, что сказал мальчик было неожиданным - Феликс никогда не думал о том, что может вызывать в нем какие то желания кроме ненависти. Он обычной холодности Адриана не осталось и следа - он стоял посреди комнаты, без рубашки, хвастаясь молодым и свежим телом, и смотрел на хозяина с вызовом. Это он и был, и сегодня ограничивать себя ничем он не собирался - если юноша хочет секс, он его получит, а то, что он не готов спать со своим парнем, проблемы только этого парня. Медленно, пуговица за пуговицей, Феликс расстегивал свой пиджак - минута и он уже на полу, рядом с поло блондина. Изящный жест расстегивания запонок, потом пуговицы рубашки, и с тихим шелестом она опустилась к ногам мужчины. Теперь они на равных, и у мальчика столько же прав сколько и у него - так будет честнее. Приблизившись к юноше он властно притянул его к себе, проводя языком по его губам,не целуя их, потом спускаясь к шее, плечам - мальчик так нежен - его кожа бархатиста как у ребенка, которым он впрочем все еще был...
- Назад пути не будет, если ты... Ты хочешь быть моим... И я сделаю с тобой все, что пожелаю... - Иногда вещи которых ждешь очень долго, появляются неожиданно, и обычно к ним не готовы - Феликс планировал долго осаждать бывшего любовника, чтобы он ответил взаимностью, но он пожелал сам, ускорив события.
Мужчина продолжал целовать плечи и шею Адриана, постепенно опускаясь на колени, но ворсистый ковер, продолжая целовать его, теперь уже влажная дорожка из поцелуев осталась на животе, а руки уже справились с брюками, стягивая их с бедер блондина. Он вышагнул из них, оставаясь совершенно обнаженным - с мужчиной перед ним, целующим все ниже, касаясь дыханием его возбужденного члена. Раньше, когда мальчику было лет 13, Хозяин иногда развлекался тем, что отсасывал ему - это единственное, что нравилось крошке-любовнику, и сейчас ему хотелось того же, чтобы ему нравилось. Он бережно взял в рот достоинство парня, начиная сосать, пожалуй чересчур торопливо для прелюдии, заглатывая его полностью, касаясь губами основания, трогая руками его бедра, напряженные, упругие. Ты запомнишь эту ночь.

Отредактировано Феликс (2009-12-12 09:15:54)

34

Адриана медленно, но неотвратимо накрывало ощущение, что он проваливается куда-то с головой и летит вниз, быстро, очень быстро - так, что захватывает дух и приподнимаются мягкие немногочисленные волоски внизу живота. И обязательно надо за что-то схватиться, потому что на свои ноги рассчитывать слишком рискованно - разве можно доверять им, когда внизу пустота?
Пальцы бывшего невольника скользнули по затылку Феликса и судорожно сжали его густые темные волосы. О, как давно он не испытывал подобных ощущений - горячая влажная теснота, мягкие настойчивые губы, проворный язык... Разве могут с этим сравниться уже вошедшие в привычку ежевечерние мастурбации в душевой кабинке?
Адриан до боли прикусил губу, но это не помогло сдержать первый стон, похожий на судорожный всхлип, а может, им и являющийся. Юноша откинул голову назад, отчего кончики его светлых волос коснулись не слишком широких плеч. Очень хотелось сесть, все равно куда. Или лечь, что еще лучше. Голова кружилась, как после трех бокалов крепкого вина, и Адриан вынужден был второй рукой, не путающейся в волосах господина, с силой сжать его плечо, ставшее с этой секунды опорой.
Было хорошо, непозволительно хорошо, все тело охватывала сладкая нега, но нельзя было поддаваться. Бывший невольник всегда был несдержан и прекрасно знал об этой своей слабости. Каждое движение Феликса - глубокое, требовательное - приближало развязку. Но Адриан не так хотел достичь оргазма... Совсем не так.
- Месье... Боже... - шумные вздохи и стоны с большим трудом складывались в слова. - Прошу Вас, Господин... Я не выдержу...

35

Рука мальчика на плече, а вторая зарывшаяся в волосы - все это свидетельствовало о том, что он все делает правильно, и Адриану по-прежнему нравится, когда сжатые губы Хозяина скользят вдоль его заметно подросшего за последние годы достоинства. Но менее соблазнительным он от этого не стал - его обнаженное тело стало, пожалуй, еще более желанным, настолько, что сводило зубы от желания. Феликс не помнил, чтобы желал кого то, так же остро, кроме как этого же мальчика, но три года назад - и так же как и тогда, сейчас он не был уверен, что сможет им насытиться за одну ночь. Это просто невозможно. Чувственные губы Шаторенара скользнули к самому основанию члена юноши, вызвав очередной судорожный всхлип - кажется он не шутил, и скорее всего не выдержит и трех минут. Он осторожно выпустил влажный и горячий член юноши, с некоторым сожалением отстраняясь. Стоять перед ним на коленях, отсасывая, не казалось ему чем-то непотребным - это был знак внимания, и Господин не прочь был закончить дело так, слизывая потом со своих губ сперму мальчика. Он всегда помнил ее вкус.
Поднимаясь на ноги, мужчина привлек к себе Адриана, и долго, с нежностью разглядывал его лицо, потом улыбнувшись, дотронулся губами до его губ - почти поцелуй, но скорее всего нет, и подхватил юношу на руки, относя к постели, как юную супругу в первую брачную ночь. Хрупкий юноша почти утонул в мягком шелковом покрывале - белоснежном, как платье невесты, идеально оттеняющем его безупречную красоту - в том, что мальчик прекрасен, Господин не сомневался с первого дня их знакомства.
- Ты самый красивый юноша на свете... - Он не лгал ему, и поглаживая его тело, взглядом полным вожделения, излишне торопливо разделся. Он даже не смотрел, куда отбросил свои брюки, атласное белье. Все это не имело значения. Шаторенар опустился на постель рядом с мальчиком, поднося руку к его лицу, желая коснуться, но в последнее мгновение замер, как-будто бы вспомнив что-то:
- У тебя был кто-нибудь после меня? - Это был естественный вопрос, давно вертевшийся на языке, но прозвучавший однако немного ревниво.

36

Это было так странно - лежать рядом, почти вплотную друг к другу, совершенно обнаженными. Да, такое бывало раньше и довольно часто, но Адриан не думал, что судьба вновь сведет их... настолько близко. Но тем не менее смущения он не испытывал. За два года, проведенных в Вертепе, он научился не стесняться ни своего тела, ни тела хозяина. Одежда всегда только мешала им, без нее они были более естественны.
Шелковое нежно-кремовое покрывало приятно холодило кожу, но это никак не могло сбить желания: член Адриана стоял, как влитой, и юноша видел, что Феликс тоже неравнодушен к происходящему. Бывшему невольнику хотелось целоваться, жадно и безудержно, хотелось прикасаться к возбужденному органу господина, гладить, чуть сжимая, его яйца... И Адриан, чья узкая ладонь уже лежала на обнаженной груди хозяина, с совершенно определенными намерениями потянулся к его губам, как вдруг услышал вопрос. Блондин замер на полпути, несколько удивленно глядя на Феликса. Странно, что он спрашивает, ведь, кажется, ответ очевиден...
- Нет, месье. Вы - единственный.

37

Единственный... На такую удачу он почти не рассчитывал - все это время его измученная ревностью фантазия рисовала мальчика в объятиях других мужчин, мужчин, которые наконец смогут разжечь его пыл, так, как не удавалось ему самому. Он заметил осторожное движение юноши, тянущегося к его губам поцелуем, и поспешил ответить на это - их губы встретились - никогда еще их поцелуй не был так жаден, - он впивался в мягкие губы мальчика, так жадно овладев его языком, и что самое удивительное - юный невольник не отставал, иногда вполне осознанно перехватывая инициативу. Голова кружилась от желания - и если бы у Феликса было бы чуть меньше опыта в сексе, он кончил бы прямо сейчас - от поцелуя.
Рука мужчины легла на грудь бывшего невольника, поглаживая ее, неторопливо, желая запомнить пальцами каждый изгиб тела.  Черт возьми, как же сильно он скучал... Невыносимо было сейчас прерывать поцелуй, но Адриан нуждался в ласке везде, и губы получат свое, чуть позже. Хозяин провел языком влажную дорожку - от губ к левому соску, обведя его самым кончиком, и тут же втягивая губами. Он осторожно посасывал его, едва ощутимо прикусывая, теребя языком, прекрасно помня, что это мальчику нравилось еще тогда. Рука скользила дальше, занимаясь вторым соском, легонько дергая за него, лакая, совсем в другом темпе, нежели первый. Густые волосы Шаторенара рассыпались по телу любовника, они щекотали, и возбуждали сильнее - но собирать их в хвост сегодня он не планировал - пусть юноша запомнит его таким... Возможно эта ночь будет для них единственной - и нужно взять от нее максимум.

38

Адриан откинулся на мягкую подушку, почти утонув в ней. Частое шумное дыхание выдавало все его желания и мысли, он вздрагивал под умелыми прикосновениями губ господина и выгибался им навстречу. Юное тело жаждало этих нетерпеливых поцелуев и само, без участия в том разума бывшего невольника, отвечало на малейшую ласку. Волосы господина сводили с ума, и теперь это было совсем не так, как раньше. Да, Адриан с первой минуты влюбился в эти мягкие густые локоны, но тогда он любил смотреть на них лишь потому что они были красивы, а прикасаться - потому что это было приятно для пальцев. Сейчас же они вызывали в Адриане совсем другие желания. Он хотел, чтобы они ласкали его тело, скользя по нему дюйм за дюймом, все ниже, пока не рассыпятся мягкой волной по его бедрам, в то время как их обладатель будет жадно...
- Аааххх... - юноша сладко застонал, выгибаясь и судорожно сжимая пальцами шелковую ткань. Как же он хотел сейчас... Хотел того, чего панически боялся несколько лет назад, - секса. Не мог дождаться той минуты, когда хозяин введет в него свой горячий член, глубоко, очень глубоко, и будет двигаться, сначала медленно, потом...
Новый стон сорвался с губ Адриана, ожидание все больше томило его, сводя с ума. Он широко раздвинул ноги, не задумываясь о том, как непристойно это выглядит. Это было приглашением, и он очень надеялся, что хозяин воспользуется им прямо сейчас.

39

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Феликс (2010-02-11 11:25:34)

40

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Только кофе, месье