Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Только кофе, месье


Только кофе, месье

Сообщений 61 страница 77 из 77

61

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Феликс (2010-02-11 11:21:36)

62

Долгий поцелуй непозволительно увлек юношу. Он закрыл глаза, позволяя языку господина скользить в своем рту. Это проявление нежности дарило огромное наслаждение - не сексуальное, нет. Здесь было что-то гораздо более интимное. Длинные руки Адриана обвились вокруг талии господина. Она все еще была по-юношески тонкой, несмотря на то, что Феликсу было за тридцать. Бывший невольник знал, что и через десять лет, и через двадцать его хозяин будет все так же красив. Возможно, уже иной, зрелой красотой, но тем не менее.
- Нет, месье... - тихо выдохнул блондин, как только мужчина прервал поцелуй. "Малыш"... Совсем, как раньше. Видел ли хозяин в нем все того же робкого покорного ребенка или теперь Адриан был для него совсем другим - кто знает?  Да и имеет ли это значение, если будет лишь эта ночь? А может, будут и другие? Потом, через месяц. И еще одна - через два... А потом еще и еще. Просто секс, большего юноша не осмелился бы просить.
  Адриан внимательно посмотрел в красивое лицо своего господина. Всего несколько минут, а потом снова перевел взгляд на его губы. Он никогда не позволял себе долго смотреть в глаза хозяину. Это было неприлично и неприемлемо для раба - так говорил когда-то мастер. И хотя Адриан давно уже не был рабом, привычка сохранилась.

63

Феликс не мог разобрать то, что говорил ему взгляд юноши - тот долго и внимательно разглядывал его лицо, прежде чем отвести глаза, но продолжая обнимать талию своего бывшего хозяина. Что-то странное произошло сегодня между ними - они не стали противиться пробежавшей меж ними искре, отдались порыву страсти, вспомнив все то, что связывало их когда-то. Конечно эта ночь будет единственной - больше все это не повториться никогда, и кажется, они оба знали об этом. Знали когда ехали сюда, когда занимались любовью, когда мальчик ласкал его... Знают и сейчас.
Феликс резким движением закрутил оба крана, и для этого ему пришлось на мгновение разомкнуть руки обнимавшие Адриана, но тот не отстранился. Все это было слишком прекрасно - значит, это неправда - юноша вернется в школу, к своему спортсмену-парню,  и даст ему, наконец, то, чего тот добивается.
- Пойдем... В номере есть холодное шампанское... - Губы Феликса едва касались ушка бывшего невольника, когда он выбирался с ним из душа. Кафельный пол приятно холодил ступни, в запотевшем зеркале ничего нельзя было разобрать - даже контуры стоящих перед ним людей. Шаторенар снял с крючка белый халат, и держа его как пальто перед дамой, помог Адриану облачится. Он сам одел второй такой же халат, и промокнул свежим полотенцем волосы, чтобы с них не стекала вода.
Они вышли из ванной комнаты, так же, как и вошли - держась за руки, и Феликс легонько подтолкнул юношу к постели, пока сам подойдя к мини-бару наливал в два высоких замороженных бокала холодное шампанское. От прикосновения холодного стекла слегка онемели пальцы - внезапная мысль, - а что если коснуться им тела Адриана? Смотреть как мгновенно затвердеют его соски, а белая кожа покроется мурашками? - промелькнула в голове мужчины. Но нет, не сейчас, возможно чуть позже, когда желания снова пробудятся и потребуют удовлетворения.

64

В номере было тепло, но после горячего душа немногочисленные волоски на теле Адриана приподнялись, протестуя против смены температуры. Ощущение легкого озноба продлилось недолго, и когда бывший невольник приблизился к постели, холодно ему уже не было. Смятое шелковое покрывало - единственное напоминание о том, что произошло в этой комнате совсем недавно. Блондин поймал себя на мысли, что не жалеет ни о чем. В Вертепе он научился жить, не оглядываясь, и это, пожалуй, было лучшим, что дали ему два года в поместье для богатых извращенцев. Еще он приобрел там чувство, изводящее его каждый месяц вплоть до очередной встречи с хозяином, но в "плюсы" он этого не относил. Насколько проще было бы жить, спокойно засыпая каждую ночь, а не изучая лунные блики на потолке по часу и дольше...
Адриан с ногами забрался на постель, прислонившись к кованой спинке кровати. Он был высоким, но почему-то взрослым не выглядел, несмотря на не по-детски грустный взгляд. Впрочем, он всегда казался немного утомленным и отстраненным, даже когда ему было двенадцать.
- Спасибо, месье... - блондин принял из рук Феликса холодный бокал, подавив в себе инстинктивное желание разжать пальцы. Вскоре стекло нагрелось под его прикосновением, и ощущение, что он держит в руках кусок льда, пропало. Адриан улыбнулся - тепло и искренне, на секунду задержав взгляд на лице мужчины. Который раз уже за этот день?.. Он словно хотел запечатлеть в памяти каждую его черточку, чтобы потом написать портрет по одним лишь воспоминаниям.

65

Лежать на постели с молодым любовником, попивая холодное шампанское, любуясь друг другом - разве это не счастье? Возможно со стороны вся эта картинка казалась бы верхом пошлости, но оба участника действа так не считали. Феликс осушил бокал, и отставил его на тумбочку, поворачиваясь к Адриану. Губы были приятно холодны, и не воспользоваться этим было бы крайне глупо - он коварно улыбнулся, и коснулся онемевшими губами шеи мальчика - он тихо хихикнул, и посмотрел на Господина. От этого взгляда мужчина таял как пломбир на солнышке, и делать вид, что это не так он не хотел.
- Давай сюда... - Он взял из его узких ладошек пустой бокал и поставил рядом со своим, снова возвращаясь к соблазнительному юноше. Шампанское должно немного раскрепостить его, сделать более податливым, расслабить... Не то чтобы Феликсу не нравилось в мальчике то, что он до сих пор ведет себя как девственник, но именно сейчас ему хотелось, чтобы он был опытным и искусным, какими обычно делают юных потаскушек.
- Ты не против? - Мужчина улыбнулся несколько плотоядно, умело развязывая кушак халата, и откидывая его полы, открывая обозрению всю прелестную наготу своего любовника - на эту ночь это хрупкое тело принадлежит Феликсу - так захотел бывший невольник, и он же в праве передумать. Губы хозяина неторопливо целовали плечи возлюбленного, не требуя, а лишь пробуя его молодую кожу на вкус.

66

Шампанское... Один бокал - кажется, это совсем немного. Но Адриан так редко пил что-то спиртное... В последний раз это было на дне рождении Майка. Тогда он тоже ограничился одним бокалом вина - не игристого, как сейчас. Обычного красного вина, кажется, даже не очень дорогого. Оно не оказало на него ровным счетом никакого действия, но сейчас он чувствовал, как эти пузырьки медленно расползаются в его сознании, чуть туманя взгляд. Может, потому что он ничего не ел с прошлого вечера? Нет, он не был пьян, это был пока лишь намек на ту божественную эйфорию, которую порой может подарить алкоголь. Но тем не менее смущение и скованность постепенно уходили, открывая путь к новым удовольствиям.
Он не смог подавить в себе глупый смешок, когда холодные губы хозяина коснулись его шеи. Так щекотно и неожиданно... приятно. Я хочу еще... И, словно в ответ на его мысли, Феликс снова прижался потеплевшими губами к его коже. Еще поцелуи и еще... Такие нежные, неторопливые. Губы Адриана чуть приоткрылись, но он не замечал этого. Он откинул голову назад, отчего пряди светлых волос коснулись его плеч, и закрыл глаза, впившись пальцами обоих рук в смятое покрывало. Что же господин задумал на этот раз?.. Собственная нагота не смущала Адриана, он просто не думал об этом. Губы, скользящие по его покрывшейся мурашками коже, ласкающие, делающие его влажным... Вот что сейчас занимало все его мысли. Член стоял - он не заметил, когда это случилось. Может быть, еще в душе, может, позже. Какое это имеет значение?

67

Реакция мальчика была бесподобной - он откинулся назад, отдавая всего себя в распоряжение бывшего господина, лишь лукаво улыбаясь, как будто бы знал какой-то очень-очень важный секрет. Он не смутился когда Феликс развязал его халат, обнажая, не сделал попыток прикрыться.... Губы мужчины ласково исследовали тело любовника - когда у него еще будет возможность сделать это, так медленно и чувственно, запоминая каждый изгиб, и вкус кожи, каждый раз разный... Пробежав поцелуями по ключицам юноши он спустился чуть  ниже, водя губами по узкой и крайне соблазнительно груди Адриана. Не торопиться, как бы не хотелось, было крайне  трудно   - желание снова овладело Шаторенаром, и его безумно хотелось удовлетворить физической близостью с белокурым мальчиком, так доверчиво отдающем свое тело. Только лишь тело? Холеная рука мужчина скользнула, едва задевая кожу, вниз - не трогая, а лишь обводя пальцами налитый ствол Адриана, вызывая первый тихий стон, больше похожий на вздох, полный разочарования, от того, что ласки на продолжились.
- Потерпи немножко, всему свое время... - Феликс с улыбкой взглянул на мальчика, и наклоняясь обхватил губами нежно-розовый сосок, начиная посасывать его, теребя языком.

68

Напряглась, казалось, каждая клеточка тела. Адриан дрожал под умелыми прикосновениями. Медленно, слишком медленно... Желание проснулось в нем с ужасающей быстротой - еще минуту назад все было спокойно, а сейчас член разрывался от напряжения. Бывший невольник отчаянно хотел, чтобы Феликс вновь провел пальцами вдоль ствола, а потом сжал его, резко лаская, чтобы в считанные минуты довести до разрядки. Или секунды? Адриану казалось, что сейчас он готов кончить от одного прикосновения. Давно уже он не испытывал столь острого возбуждения. Боже...
Губы хозяина ласкали его грудь - волшебное ощущение. Адриан выгнулся на постели, чувствуя, как мурашки побежали по его коже, а немногочисленные тонкие волоски приподнялись. Он часто и шумно дышал, выдавая свое возбуждение. Хотелось большего, и он точно знал, чего именно. Феликс и раньше делал это для него, тогда Адриан получал удовольствие, но не столь сильное, чтобы желать этого снова и снова. Должно быть, виной этому была детская незрелость и смущение, он не был готов к подобным ласкам. Тогда не был. Но сейчас желание захлестывало, и Адриан, мало понимая, что делает, зарылся пальцами в волосы своего любовника, мягко, но настойчиво нажимая на его голову, чтобы тот спустился ниже.

69

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Феликс (2010-02-11 11:21:12)

70

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

71

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Феликс (2010-02-11 11:20:50)

72

Несколько секунд Адриан чувствовал какое-то странное опустошение. Оно не было неприятным - напротив, каждую клеточку его тела заполнило ощущение умиротворения и покоя. Не хотелось двигаться и думать о чем-то. Просто лежать и слышать рядом размеренное дыхание Феликса казалось вполне достаточным для счастья. Феликс... Он никогда не называл его так даже в своих мыслях, а зря - у его хозяина такое красивое имя... Феликс значит счастье. Адриан не изучал латынь, но прекрасно знал это - просто потому, что специально нашел в словаре, взятом в библиотеке. Ему всегда хотелось знать о своем хозяине больше, но он никогда не расспрашивал того ни о чем. Где, как и с кем живет его опекун - это оставалось загадкой. Возможно, у него были даже жена и дети...
- Да, месье... Спасибо, - Адриан открыл глаза, почувствовав легкое и до безумия приятное прикосновение горячих губ. Мягкие волосы хозяина касались обнаженного плеча юноши - щекотно, но не настолько, чтобы бывший невольник пожелал отодвинуться. Все было слишком хорошо, даже не верилось, что это по-настоящему. Адриан улыбнулся и провел длинными пальцами по щеке своего любовника, с нежностью и благодарностью глядя в его влажно блестящие темные глаза. Господи, как же я влюбился...

73

Мужчина тихо рассмеялся - трогательное "спасибо" от любовника, кажется, самое прекрасное, что он слышал в жизни... Мальчик лежал рядом, так близко, что Феликс с трудом мог определить, где заканчивалась его кожа, и начиналась кожа Адриана - казалось, что сейчас они представляют собой единое цело, дыша в унисон, и улыбаясь друг другу. Прикосновение длинных пальчиков к щеке, нежность, подаренная каждым взглядом - это, пожалуй, было даже лучше чем секс.
Возможно это прозвучит странно, но секс не был главным для Феликса в отношениях с мальчиком, даже тогда, в Вертепе - он корил себя за несдержанность, хотя вполне мог бы подождать с интимом еще года два - благо есть руки и фантазия. После близости все изменилось - из ласкового котенка Адриан превратился в маленького дикого зверька, в любой момент ожидающий опасности. И если бы Шаторенар не настоял тогда на сексе, сейчас они, возможно, были бы вместе. Как пара.
Но исправлять все уже слишком поздно - мальчик потерян для него, но эта единственная ночь давала надежду, что все еще может получиться...
Бывший хозяин тепло улыбнулся мальчику, наклоняясь к его лицу, медленно вовлекая его в чувственный поцелуй, полный умиротворения и ласки, без единого намека на похоть или вожделение - такой поцелуй, который скрепляет узы новобрачных. Люблю тебя, милый...

74

Какой непредсказуемой иногда бывает жизнь - просто удивительно. Один час - казалось бы, это так мало. Всего шестьдесят минут... Но на самом деле за это время может случиться многое. Например, тебе собьет машина и ты умрешь. Или тебя так достанет сосед, слушающий громкую музыку, что ты возьмешь пистолет и застрелишь его, после чего сам позвонишь в полицию. А возможно, девушка, за которой ты ухаживал с детства, бросит тебя у алтаря. Всякое может случиться... В детстве Адриан согласился сесть в машину к дружелюбному незнакомцу, и это перечеркнуло все, что было до той минуты. Началась новая жизнь, иногда страшная, иногда приятная, но всегда полная сомнений и тревоги. И сейчас он чувствовал примерно то же, что и тогда: приближение больших перемен - пугающих, волнующих, но тем не менее желанных. И очень хотелось надеяться, что желанны они не только для него.
В эту минуту все было настолько чудесно, что если бы Адриану кто-то сказал, что они с Феликсом не увидятся еще очень долго после этой ночи, он бы вряд ли поверил. Разве может человек, смотрящий и прикасающийся с такой нежностью, бросить без сожалений? Наверное, все эти надежды были ужасно глупыми, но в этом вопросе Адриан ничуть не изменился: даже познав всю жестокость мира, он остался бы прежним наивным мальчиком, отчаянно верящим в лучшее.
Бывший невольник закрыл глаза, как всегда это делал во время поцелуя. Губы хозяина были мягкими и теплыми с чуть сладковатым привкусом. Адриан знал, откуда этот вкус, но почему-то это не вызывало у него брезгливости. Он прижался теснее, зарывшись пальцами одной руки в густые влажные после душа волосы, и позволил себе чуть прикусить губу Феликса - ласково и почти не ощутимо.

75

Феликс тихо рассмеялся - сейчас мальчик вел себя как расшалившийся котенок, желающий побольше внимания - и это как минимум восхитило бывшего господина. Он все еще смеясь продолжал целовать юношу, касаясь губами его губ, щек, век, целуя его виски, переносицу, не в силах насытится им и собственной любовью. Даже думать не хотелось о том, что будет дальше - он хотел продолжения, серьезных отношений, а не случек раз в месяц. Хотелось поселить мальчика у себя, представлять его друзьям как своего парня, выводить в свет. Но тому как всегда было множество препятствий - вряд ли это то, чего хочет Адриан - он отдался скорее по привычке, нежели питая какие-то чувства, да и парень у Шаторенара уже давно есть, хотя он и хорош в постели, но зажечь в нем искру, как этот юный блондин, как и не смог. А может стоит попробовать начать все сначала? С чистого листа, раз уж первый раз не получилось? А если мальчик снова откажет? Хотя прошло уже три года, но болезненность осознания того, что твоя любовь не взаимна не проходила. Даже сейчас, лежа в постели с белокурым ангелом, Феликс не знал, что чувствует к нему мальчик. Что бы это не было - это точно не любовь.
Их губы снова встретились, на этот раз надолго - он и сам прикрыл глаза, сосредотачиваясь на ощущениях - прикосновениях рук к коже, губ к губам, тела к телу...
- Мне нравится, как ты кусаешься... - произнес мужчина с чуть слышным придыханием, явно говорящим о том, что поцелуй удался, и даже более чем, снова возбудив его ненасытную плоть.
- Мне нравится все, что делаешь ты, мой сладкий...

76

Адриан чуть улыбнулся, стараясь скрыть смущение. Этот невинный жест, прокомментированный Феликсом, казался ему очень интимным. Нельзя сказать, что это получилось у него случайно, нет - бывший невольник действительно желал этого. Слово "необдуманно", пожалуй, подошло бы лучше. Все эти проявления нежности всегда давались ему с трудом, что странно: он ведь никогда не был холодным и бесчувственным. Напротив, любые эмоции всегда захватывали его с головой, будь то радость, грусть или страх. Но между ним и Феликсом всегда стоял какой-то незримый барьер. Даже если Адриан хотел поцеловать его, обнять, по-настоящему хотел, ему приходилось делать для этого большое усилие и переступать через себя. Он не знал, что это - смущение, страх показаться смешным или что-то еще. Феликс как будто был очень ценным экспонатом музея, и Адриан не смел прикоснуться к нему даже пальцем, зная, что зоркие глаза охранника неустанно следят за каждым его движение.
- Я сделаю все, что вы пожелаете, месье... - Это было сущей правдой. Сейчас Адриан был готов. По крайней мере ему так казалось.

77

Феликс тихо рассмеялся, покрывая медленными и едва ощутимыми поцелуями личико мальчика. Я сделаю все, что вы пожелаете, месье - тогда он говорил так же, как его научили, чтобы доставить удовольствие господину. Прошло столько лет, столько изменилось, а мальчик по-прежнему произносит эту фразу, стремясь угодить.
- Нет, мой хороший, ты будешь делать то, что пожелаешь сам. - мужчина нежно поцеловал губы мальчика, невинный поцелуй, которые тому всегда нравились, единственное, что нравилось тогда. Ладонь Шаторенара скользила по гладкой груди юноши, все ниже и ниже - ненавязчиво, и практически целомудренно - чтобы у Адриана хватило времени сказать "нет", и прекратить все это. Я люблю тебя, и ты даже не представляешь насколько. Но сказать это вслух не получалось - как будто бы это не слова, а магическое заклинание, которое разрушит весь мир. Еще рано говорить об этом, тем более эта ночь вряд ли будет иметь продолжение.
Если бы ему сейчас, в этом возрасте, предложили бы украсть для него ребенка, для сексуальных утех, он бы отказался, не решаясь сломать жизнь ни в чем не повинному дитя. Тогда почему же он согласился тогда? Почему не подумал о том, кого для него похитят? И сейчас, он больше всего жалел, о том своем глупом заказе, так круто изменившем его жизнь, и жизнь мальчика лежащего рядом.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Только кофе, месье