Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » "Сказочная страна"


"Сказочная страна"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

"Я верен всем, кого любил. И когда я бываю один, утром или вечером, я закрываю глаза и прославляю их всех..."
                                                                                                                                                                Поль В.

2

За окном падал снег, смешанный с дождем. Начало зимы ознаменовано сыростью и неприятной промозглостью, когда холодно не снаружи, а пробирает изнутри до самых костей. Тем не менее, народу на улицах было много, все спешили по своим делам, стараясь как можно быстрее преодолеть открытое пространство и попасть под крышу. Магазины закрывались, вся эта суета напоминала возню в муравейнике.
Он стоял за прилавком, осанистый и гордый. Так, словно прилавок был ораторской стойкой, а он собирался читать важную речь сотне человек. Но что-то в его взгляде могло бы насторожить, что-то нехорошее и скользкое. А пальцы, будто существуя отдельно от тела, барабанили по лакированной деревянной поверхности. В ярком магазинчике царил полумрак, здесь никого не было...потому, что сюда заходят только те, кто нуждается в "счастье и лучшей доле", для остальных же этого милого местечка просто не существует. Кукушка веселых часов отбила десять раз и убралась восвояси. Наш субьект постепенно начинал нервничать, ожидание уже затягивалось, а держать магазин еще дольше он не сможет, итак израсходовал уже порядочно сил. Но нужен был ребеночек, любой ребеночек - хоть гаденький, хоть прелестный, хоть тупой или смышленый, мальчик или девочка...неважно!
Нет, смышленого не надо, с ними проблем не оберешься. Слишком много вопросов... - Эдгар почувствовал, как становится нехорошо и хочется заскрежетать зубами, если в ближайшие пятнадцать минут никто не появится, он снова останется ни с чем. Уже который день в магазин не попала ни одна душа, неужели все так счастливы и довольны своей жизнью? Быть того не может, полнейший абсурд.
-Ребенок без проблем - кривой ребенок! - не удержался и прорычал вслух, хлопнув ладонью по дереву, затем глубоко вздохнул и мгновенно откатился к гробовому спокойствию.
Мы же помним, какие качества необходимо выжигать каленым железом...помним ведь? Ну вот и слааавно...
Слишком светлые серо-голубые глаза, напоминающие глаза слепца, медленно обводили помещение. Весь магазинчик из натурального дерева, чей запах удачно смешался с запахом самых разнообразных сластей. Здесь ездил и поездок со вкусностями в вагонах, временами издавая свое раздражающее "Ту-ту!"
Я сам скоро стану "ту-ту и того"...
На полках стояли банки с мармеладом, различные блестящие коробки с конфетами и печеньем всех видов и сортов, любой формы и размера. Рядом с прилавком расположилась огромная морозилка с мороженым...
Но тут, неожиданно, необычный кондитер почувствовал запах. Запах того, кто возможно зайдет сегодня в его магазинчик. Глаза болезненно распахнулись, и Эдгар, ваш покорный слуга и невменяемый колдун, блаженно потянул носом. Не удержался и телом подался вперед, почти переваливаясь через прилавок. Он щелкнул пальцами, гробовых тонов костюм сменился белоснежной рубашкой, брюками и длинными фартуком на бедрах. Он по уютному, с томным наслаждением, закатал рукава. Сзади загорелась комфорка у плиты...варился шоколад, который гостю обязательно надо попробовать. Всё происходило, как подготовка к спектаклю, где вновь предстояло играть излюбленную роль.

Отредактировано Эдгар Лебрэн (2009-12-15 18:03:50)

3

С крыльями птиц не достать до безлюдного рая. Играем
В странные игры с логичным известным началом. Стучало
Эхо и что-то левее в груди – непонятно. Невнятно
Пел о высоком нестройный хор разногласий. Согласен

Начало зимы. Первый нежный белый снежок покрывал черную землю. Небо становилось серым; солнце больше не грело, а лишь висело бледным пятном в небе. Голые стволы деревьев; холодный обжигающий ветер бил в лицо. Зима пришла на наши улицы. Но жизнь идет, несмотря на то, что мир засыпает. Машины мчались по дорогам,  бросая в стороны брызги мокрого снега и ярко мерцая фарами. Каждое утро горячий кофе и снова в путь, будто по кругу бессмысленная рутина. Рабочий день уже заканчивался, бесчисленные магазинчики закрывались, выпуская из своих объятий людей. Бесчисленные офисные здания освобождали сотрудников, похожих друг на друга как капли воды...
Еще одна холодная зима.. в холодном городе..
Амилькар бесцельно бродил по городу, не поднимая взгляда от земли, будто и не верил в небо. Машина осталась где-то позади – итальянец просто оставил ее возле какого-то киоска с сигаретами. Час, два – сколько он уже бродит по заснеженным, грязным улицам? Кто знает. Еще недавно телефон звонил не переставая: то секретарша, обеспокоенная состоянием шефа; то друзья, сопереживающие в том, что он проиграл дело. Все пустое. Сейчас его меньше всего заботила собственная репутация, ведь одно проигранное дело не испортит его имидж беспроигрышного адвоката, так… чуть напакостит в послужной список. Больше тяготило то, что клиент отправится в тюрьму. И если бы он был заурядным убийцей, бессовестным и жестоким, то все было бы не так пасмурно. Ричардсон был добрым семьянином, по воле рока завернувшим не на ту улицу и услышавшим не тот разговор. И ди Конти проиграл не дело, а жизнь. Жизнь человека, которого в тюрьме убьют по приказу одного из бандитов. Такая вот смешная судьба.
Это тяготило, давя на сердце. Хотелось спрятаться за чью-нибудь широкую спину, как в детстве он прятался за отца. Чувствовать себя ненужным, потерянным и беспомощным – не самое приятное, но столь сильная апатия нахлынула впервые и внезапно, да так сильно, что итальянец будто бы потерялся, заблудился в своих чувствах и переживаниях.
От неприятных мыслей отвлек тонкий ароматный запах. Запах пряностей, шоколада, глазури и чего-то еще, странно будоражащего кровь и воображение. А вот и источник аромата – магазинчик сладостей, наверное, единственный магазин и улице все еще не погасивший свои огни.
Ноги сами принесли его к порогу, руки толкнули дверь и он вошел в залитое светом помещение. Колокольчик приветливо звякну, будто радуясь пришельцу и зовя его внутрь, а радужный продавец уже стоял наготове, будто только его и ждал все это время.
-Вы еще не закрываетесь? – Странная робость в голосе, будто маленький мальчик смущается заговорить со взрослым человеком и теряется, путается в словах.

Отредактировано Леон Гесс (2009-12-15 20:11:24)

4

Эдгар даже вздрогнул, когда его ожидания оправдались, и колокольчик счастливо и приветственно зазвенел. Черное маслянистое сердце забилось чаще, а во рту сию же секунду скопилась слюна. Неужели он дождался, и все усилия не пропадут даром? Легкая дрожь азарта пробежалась по телу, но кондитер умело скрыл ее, дабы гость не заподозрил чего не ладного. А гость, кстати, выглядел совсем потерянным...как маленький щенок, оставшийся один на улице, мокрый и никому ненужный. Все люди проходят мимо, старательно и успешно делая вид, что его нет. Всё правильно, только такие "щенята" к нему и заходят, только такие слепнут из-за своих неудач и попадаются в расставленные приторные сети. Эдгар очень внимательно на него смотрел, изучая, проникая даже в мысли...Вот он, его "ребеночек", на редкость удачный экземпляр, источающий еле уловимый южный аромат цитрусовых. От него приятно щекочет ноздри и хочется вдыхать снова и снова, подойти к нему, зарыться лицом в добротную шевелюру и дышать, впитывать...Кажется, скоро слюна потечет по подбородку и закапает на прилавок. Кондитер поспешил сглотнуть проявления своего жадного восторга и очаровательно улыбнулся пришедшему:
-О, нет, мой друг, ни в коем случае. - стеклянный взгляд умело изобразил тактичное понимание и сопереживание. - Сладкое поднимает настроение, а я вижу, что вы чем-то расстроены. Хотите попробовать фирменного горячего шоколада? Вы очень кстати, он как раз почти готов...
Голос его тоже был полон успокаивающих, гипнотизирующих нот. Когда из серых слякотных будней вы попадаете в уютное тепло, где вам рады, то очень быстро становитесь податливы, как тесто, и можно вылепить всё, что угодно. Уставший "детский" организм более открыт и восприимчив, а инстинкт самосохранения притуплен. И, конечно же, этим непременно воспользуются. Мужчина взглядом ненавязчиво указал на мягкое кресло рядом с прилавком, которого минуту назад здесь будто бы и не было. А может, молодой человек просто не обратил внимания.
-Какая отвратительная погода, не правда ли? Даже не хочется показывать нос на улицу... - Он взглянул в окно и нарочито горестно вздохнул.
Здесь так тепло, что можно снять пальто. Можно даже не уходить...никогда. - Необычного цвета глаза словно шептали заманчивые фразы на ухо гостю, может и не заманчивые, но становящиеся такими. Кондитер рассматривал родинку на лице, пухлые сочные губы...а затем повернулся и выключил комфорку, наслаждаясь шоколадным запахом. Аккуратным половничком, расслабленно и завораживая своей расслабленностью, налил густую темную жидкость в кружку. В кружку с надписью "Home, sweet home". Поставил на прилавок, пододвинув к ребенку, загадочно улыбнувшись аля "один глоток изменит всю вашу жизнь до неузнаваемости"...

Отредактировано Эдгар Лебрэн (2009-12-15 21:03:58)

5

Дверь за спиной захлопнулась, и сразу стало более тепло и уютно на душе, будто он теперь был отгорожен от все проблем и несчастий этими стенами.  В магазинчике было тепло и приятно пахло шоколадом, так пахло, что молодой человек неосознанно потянулся к причине этого волшебного запаха, подавшись всем телом, вбирая его в себя полной грудью, но вовремя остановился, чуть краснея  и мысленно сетуя на свою беззаботную необдуманность.  Хозяин местечка был улыбчив и крайне радушен, притягивая к себе взгляд и все внимание, будто вся вселенная в данную минуту кружилась вокруг него одного. А еще он смотрел так, будто все понимал и заранее прощал, как отец смотри на своего ребенка-хулигана. Странное, сжигающее изнутри чувство. Хотелось протянуть к нему руки за лаской и заботой, и лишь гордый характер и рамки, поставленные обществом, сдерживали от столь необдуманного поступка.
-Шоколада.… Не отказался бы от кружечки – на улице и вправду крайне холодно и мерзко... А зима лишь началась. Не представляю, что будет дальше – перемерзнем все в этом городе. – Сказал, неторопливо стягивая с кистей рук кожаные перчатки, и небрежно кинул их на стойку, перед кондитером.
В голосе слишком много неловкости и неуверенности в себе, что крайне не понравилось адвокаты. Мужчина попытался натянуть на лицо маску равнодушной учтивости, так часто помогавшую ему переживать ту или иную жизненную трагедию. И вроде бы все как всегда – ничего страшного не произошло, планета продолжает вертеться, люди рождаются и умирают, но именно этот день навел на него покров некого уныния. Но почему-то именно тут, в этом теплом магазинчике, среди сладких запахов ванили, шоколада и корицы, становилось тепло и легко на душе, а хозяин местечка вызывал эмоции крайне положительные и сердечные.
-Да.… Но работа не терпит детских желаний зарыться с головой под одеяло и поспать еще пару лишних часов.
Взгляд, будто теплые руки, подтолкнул его присесть в кресло, а нежный, но настойчивый голос, которого и не было то в реальности, предложил избавиться от обременительного сейчас пальто.   Итальянец последовал совету голоса,  (Здравый смысл? Второе Я? Просто сама Судьба сейчас предложила ему расслабиться?) медленно скинул плащ, повесив его на вешалку рядом с креслом и задумчиво, смотря куда-то мимо собеседника, расстегнул манжеты, чуть закатав рукава.
-А почему вы еще не закрылись? Ведь в такое время все магазины заканчивают работу… - Поинтересовался, присаживаясь в кресло,  со свойственной итальянцу уверенностью закинуть ногу на ногу и вдохнул, ставший просто с ума сводящим, запах шоколада.
Так бы и сидел тут… День  изо дня, забыв обо все делах и заботах… Глупость, но приятно.
И вот шоколад уже налит в кружку, а руки тянутся за ней, с наслаждением обнимая пальцами и чувствуя как тепло от горячей кружки разливается по всему телу. Буркнув невнятное «спасибо» итальянец сделал пару глотков, обжигая небо горячей жидкостью, но наслаждаясь вкусом чудесного напитка, будто приготовленного именно для него. Еще пара глотков и легкое головокружение заставляет насторожиться, зажмуриться, будто отгоняя морок. Кружка падает из рук, ударяясь об пол и разбиваясь на сотни мелких осколков, темный шоколад грязной лужицей растекается по полу, а сознание, как  гулящая девка, уходит куда-то в туман. Мужчину обнимает благодатное сейчас бессознание.

6

Видимо, сегодняшний день для гостя был настолько мрачен, что никаких защитных механизмов у сознания не осталось. Оно приглашало внутрь всех и каждого, позволяя распоряжаться направо и налево. Вот и все уловки кондитера действовали на "ура". Ответный возглас в темных глазах итальянца "возьми на ручки, погладь, приласкай", приводил в полный восторг. Того и гляди, щенок заскулит от обиды на весь мир, и станет тереться об ноги единственного, кому он нужен. Каждая клеточка тела пела, Эдгар весь будто завибрировал в предвкушении...Вот и перчатки небрежно брошены на стол, скинуто пальто, словно так и должно быть.
-...Не представляю, что будет дальше – перемерзнем все в этом городе.
Зато я представляю...а дальше будет сказка. И там никто не замерзнет, никто еще не замерзал. - по губам медленно растеклась странноватая, довольная улыбка. Он на миг замер каменной статуей, в тот самый миг, когда рука потянулась за кружкой горячего шоколада. Первый шаг в бездну, а еще кондитер подумал, что вторым было бы неплохо одеть на мальчика футболку с Микки-Маусом. Пока со скоростью улитки ползли секунды, мужчина перестал следить за выражением собственного лица, ибо сейчас он любил абсолютно всех: тараканов в своем сахаре, Мадонну и даже эстонскую армию...К слову сказать, на лице застыло выражение всего голодающего поволжья сразу.
-А почему вы еще не закрылись? Ведь в такое время все магазины заканчивают работу… - внезапный вопрос заставил отвлечься от коварного торжества, присущего любому стандартному злодею. Он быстро вернул себе маску дружелюбности и ответил:
-Потому, что мой магазин особенный. Вы скоро это поймете... - расстегнул пару пуговиц на воротнике, что-то дышать стало тяжелее.
Наконец, момент свершился, и гость глотнул горячего шоколада из кружки. Вот он, вот и инстинкт сработал...но как же не вовремя, черт побери. Не вовремя ты сработал, идиот! Фарфор разбился на множество осколков, а по полу растеклась уродливая темная лужа, которая, впрочем, быстро протекла между досок в спасительное небытие. В спасительное ли? Кондитер неторопливо облизал губы и вышел из-за прилавка, приближаясь к креслу с бессознательным ягненком в нем. Он наклонился к самому лицу, чуть касаясь носом благоухающей прохладной щеки, не успевшей отогреться с мороза. Теплые пальцы коснулись другой, слегка поглаживая, пока изучая и привыкая к мягкости кожи.
-Мне даже жаль тебя такого...хорошего, сладкого. - Повел носом выше, к виску, ощущая шелковистость волос, наконец втягивая в себя запах. - Всё...теперь не жаль, пожалуй. - выпрямился и подхватил его на руки, как невесту. Можно подумать, что гость ничегошеньки не весил. Хотя и впрямь ведь не весил...для Эдгара.
В магазине в мгновение ока наступила непроглядная темнота. Поездок остановился и больше не издавал своё "ту-ту", блестящие коробки померкли, и кукушка боязливо спряталась в гнезде часов. Повисла гнетущая тишина, словно "хозяин говорил с лесом, а лес боялся отвечать хозяину"...боялся. Неожиданно, откуда-то сверху свесилась дверь, абсолютно черная и видавшая виды. Она распахнулась, и мужчина с ношей перешагнул порог, оказываясь на залитой солнцем полянке. Здесь щебетали птицы, в общем бегало-прыгало полно разного мелкого зверья. А в центре стояла воздушная постель, сотканная, на первый взгляд, из облаков. Ах, нет, это всего лишь зефир отличного качества. Маленькие гномики толклись рядом с нею, каждый из них что-то держал в руках. Эдгар мягко опустил ребенка на розовую перину, затем повернулся к одному из гномов и пальцами растянул тому рот в улыбку.
-Не забывай об этом, - и в глазах мелькнуло что-то совсем не доброжелательное. - Ребенок должен быть одет, как ребенок. - Послышался ласковый голос, и гномы принялись стаскивать с итальянца его одежду. Затем натянули шорты и футболку...с Микки Маусом.  Механизм, похожий на часовой, щелкнул в голове необычного кондитера, и он искренне поверил в то, что одарит своего мальчика счастьем. Гномы разбежались в разные стороны, мужчина опустился в кресло, стоявшее напротив и стал ждать пробуждения.
А дверь исчезла без следа. По небу размеренно плыли облака различных форм и размеров, трава тоже казалась сьедобной...в этом месте всё было вкусное, сьедобное и безобидное. На первый взгляд.

Отредактировано Эдгар Лебрэн (2009-12-16 00:39:01)

7

- Потому, что мой магазин особенный. Вы скоро это поймете...
Странная фраза кондитера была последним, что осталось в сознании Леона, перед тем как оно отключилось, даже не успев осознать происходящего, и адвокат провалился во тьму с привкусом согревающего шоколада… Как будто вся усталость последних дней, вместе с раздражением от проигранного дела, вдруг разом обрушились на него, подавляя разум и погружая его в небытие, неся приятное расслабление. Сквозь сон Леон чувствовал, будто его тело подняли, но он не в силах был прорваться сквозь пелену этого бессознания. И все вокруг вдруг потеряло всякое значение. Шоколад был удивительно вкусным. Именно таким, как готовят в Италии. И его аромат так и остался на языке, делая сон приятным. В конце концов, черт с ним. Бывает… Он не первый день адвокат. Проигранные дела – это, к сожалению неизбежно, они были и будут еще… И дело здесь не только в его знании законов и способностях адвоката. Всегда вмешиваются какие-то посторонние факторы, и им иногда невозможно противостоять. В конце концов, адвокат – не Бог, способный творить чудеса.
Неизвестно сколько времени прошло, когда итальянец открыл глаза, пребывая все еще в полусне, не дающем полностью осознать ни где он оказался, ни что с ним произошло…
Это точно была не кондитерская. Первое, что увидел адвокат, очнувшись, , было небо, а сам он лежал на кровати, в которой, по первым ощущениям, было что то странное, но что именно в ней было не так,  Леон еще не мог понять. Это какой- то сон? Ну да, точно, я же отрубился прямо в кондитерской. Однако, сон был слишком уж реальным. Он привстал на кровати и оглядел помещение…
Сознание постепенно возвращалось, и Леон оглядел себя, вдруг поняв, что его одежда – его отличный костюм и галстук - все куда то исчезло, а на нем была одета какая то футболка с уродливым рисунком и детского вида шорты. Больше ничего не было. А вот это уже было не слишком хорошо. Вместе с пониманием того, что все это не сон, в мозгу адвоката стали калейдоскопом сменяться мысли. Что это? Похищение? Он в каком-то странном месте, в дурацком наряде. Чья то месть? У каждого адвоката есть враги, а у успешного адвоката их очень много… Страха или беспокойства Леон не ощущал. Он знал всегда, что подобное может произойти… В конце концов, если он еще жив, то видимо, убивать его не собираются. Значит, будут требовать выкуп… Его взгляд остановился на кондитере, спокойно сидящем в кресле напротив, и наблюдающего за его, Леона, пробуждением. А это, стало быть, автор спектакля…
- Полагаю, именно Вам я обязан всем этим. - Леон сел по-турецки на кровать, чуть поежившись под пристальным взглядом. – И у меня к Вам всего два вопроса: где моя одежда. И какова, собственно, цель моего похищения?
Голос слегка дрожал, выдавая легкую неуверенность и бессилие перед возникшими обстоятельствами, но не зря Леон считался отличным адвокатом, все – мимика лица, гордо вздернутый подбородок, осанка – все говорило о том, что молодой человек вполне вменяем и не готов мериться со столь абсурдными обстоятельствами.

Отредактировано Леон Гесс (2009-12-17 11:41:45)

8

Амилькар, да-да, так его зовут, здесь, в собственных владениях, гораздо проще "вскрыть мозг". Так вот, Амилькар очнулся и поток мыслей сразу же хлынул тому в голову, они жужжали пчелиным роем и долбили по вискам самому кондитеру. Он терпеть не мог, когда дети начинали усердно напрягать мозги, ну почему бы просто не оглядеться и не восхититься той красотой и яркостью, что их окружает? Им предоставлен целый мир, полный счастья и безмятежности, каждый ведь хочет умереть счастливым...
Его история началась много сотен лет назад. Он не знал как появился на свет, не знал зачем...только одна ясность отчетливо пульсировала в жилах: "тебе нужны дети, нужны, чтобы жить." Почти безграничные возможности открывались перед ним, но за всё нужно платить. Цена оказалась высока, и когда внутри щелкало что-то, похожее на часовой механизм, Эдгар вдруг понимал - лучше бы он не рождался. Но такое бывало редко, в основном радужный дурман захватывал сознание очень прочно.
Кондитер поморщился, нетерпеливо отмахиваясь от мыслей ребенка:
-Ой-ой-ой...какие нехорошие думы ты думаешь, мой мальчик. "Похищение, выкуп, убийства", - Губы снова растянуты в радушной улыбке, во взгляде плещется ироничное сочувствие. - Оставь всё это...тебе больше не нужно ни о чем беспокоиться. Даже не представляешь, насколько тебе повезло оказаться здесь.
Эдгар неторопливо поднялся с кресла и приблизился к постели, отвлеченно проводя по розовой простыни ладонью. Внимательный взгляд не оставлял адвоката...Ох, и любят же они играть в "плохого-хорошего, больничку, школу" и тому подобные радости жизни. Теперь вот адвокат.... Дело в том, что сам кондитер видел гостя только как ребенка и в другом амплуа не представлял. Словно неписанный закон, негласная истина.
-Я вижу, тебе не нравится твоя новая одежда. Очень жаль...а я старался, - еле слышный вздох огорчения, щелчок пальцами и на кровати появился серебряный поднос с различными сладостями. - Хочешь чего-нибудь? Теперь у тебя будет все, что пожелаешь. Больше никаких проблем и трудностей, огорожу тебя от всего...только останься со мной.
Последнюю фразу Эдгар прошептал столь проникновенно, будто жить без него не мог. Однако, и правда не выживет...какая ирония. Отчего-то эти сладости так притягивали и манили любого, кто попадался в сети...их непременно хотелось попробовать, а затем вылизать весь поднос до крошки. Личный сорт героина, только зависимость проявляется сразу же. Все его "дети" быстро становились упитанными, розовощекими...одним словом - пригодными к употреблению. Кондитер протянул Амилькару большую ладонь, намереваясь прогуляться с ним, показать этот волшебный уголок, слов больше не требовалось. Ребенок сам всё поймет, если захочет конечно. Казалось, сказочному миру нет конца и края: где-то шумит водопад, успокаивая утомленный разум адвоката. Всё подозрительно успокаивало, заставляло потерять бдительность и плюнуть на проблемы да переживания. Ласковые серо-голубые глаза только усиливали странное чувство...будто плаваешь в теплом молоке, откуда не хочется вылезать, или находишься в объятьях любящей матери. Тогда точно знаешь, что всё будет хорошо, и все "злые сказки" - это ведь не про нас. Про кого угодно, только не про нас.
Девяносто процентов мыслей - мусор, пусть будет все сто. - И кто бы знал, что сейчас творится внутри самого Эдгара. Всё буквально чешется от нетерпения, жалкая надежда жалкого существования пульсирует в висках. Один шаг в сторону и пелена с глаз может упасть, тогда назад уже ничего не вернуть. А он не любил показывать свое истинное лицо, даже когда высасывал детям глаза...те продолжали боготворить его.

Отредактировано Эдгар Лебрэн (2009-12-18 02:23:31)

9

-Ой-ой-ой...какие нехорошие думы ты думаешь, мой мальчик. "Похищение, выкуп, убийства", - Cлова странного кондитера вливались в сознание адвоката, непонятным образом затрагивая самые его глубины, проникая в разум, словно горячий и сладкий шоколад. Эно успокаивало, будто Амилькар вдруг почувствовал, что у него есть кто-то, кому можно открыть свои самые потаенные чувства, и не бояться непонимания. - Оставь всё это...тебе больше не нужно ни о чем беспокоиться. Даже не представляешь, насколько тебе повезло оказаться здесь.
Он встал со своего места и направился к Амилькару, сидевшему на кровати, все еще ничего толком не понимая. Да и как тут было что-то понять…Он был вырван из нормального мира и оказался в загадочном месте, словно воплотившем все его мечты о мире и спокойствии, наедине с человеком, которого он не знал, но который внезапно стал для него невероятно близким.
Голос кондитера гипнотизировал, заставляя все больше и больше терять связь с реальностью. Хотя, имела ли реальность вообще какой-то смысл. Работа, проигранное дело, скандалы и грязное белье. Столь неотъемлемые части работы адвоката, - все это осталось где-то там, за невидимой гранью, и в один миг перестало для него что то значить.
-Я вижу, тебе не нравится твоя новая одежда. – Все тем же приятным, окутывающим, успокаивающим сознанием, голосом. Продолжал кондитер. - Очень жаль... а я старался.
Похоже, он действительно был расстроен, и от этого Амилькару вдруг стало неприятно. Как будто он, сам того не желая, обидел близкого человека. И по сравнению с этим, унылый костюмчик, одетый на него, был ничем. И ему вдруг стало стыдно и тошно, от того что он держится за свои стандарты и обыденность, не желая принимать хоть что-то новое.
- Нет, не волнуйтесь, - произнес адвокат, - это отличается от того, к чему я привык, поэтому... слегка незнакомо и странно. Знаете, думаю, первое впечатление бывает обманчивым. Благодарю Вас и прошу прощения. -Он впервые за все время посмотрел в глаза кондитера. Такие прекрасные, наполненные добром, и светом. И весь этот свет был только для него- для Амилькара… Как он мог быть таким грубым в начале…. Но, похоже, таинственный хозяин этого места не слишком обиделся.
Он щелкнул пальцами и прямо на кровати возник поднос с пирожными. Очень мило… Пирожные были прекрасны на вид, как, впрочем, и все в этом месте. Какзалось он спит, ведь магия невозможна, ее нет в мире. Моз взрослого, умного человека аборолся с надеждой и желаниями, рвущимися на волю. Ребенок внутри был просто счастлив и тянул руки к угощениям, а ум убеждал "не стоит, не тронь".
-Хочешь чего-нибудь? Теперь у тебя будет все, что пожелаешь. Больше никаких проблем и трудностей, огорожу тебя от всего...только останься со мной.
Никаких проблем и трудностей… Если бы это было возможно…Но взгляд кондитера не оставлял сомнений, что это так. Огорожу тебя от всего… Амилькар сам никогда не признался бы себе в этом, - но именно этого ему хотелось. Чтобы был рядом кто-то, способный защитить от всех бед и проблем, и заставить забыть о том плохом, что наполняло жизнь адвоката. Амилькар из последних сил пытался скинуть с себя путы наваждения, с каждой секундой все больше теряясь. Он отстранился от «кондитера». Он поймал себя на том, что ему ужасно хочется дотронуться до этих восхитительных, манящих сладостей. Он протянул руку, но отдернул ее.
-Я пожалуй воздержусь от сладостей. А то что то подсказывает мне, что в них то же самое, что было в шоколаде. - От сладкого он отказался, а вот протянутую руку проигнорировать не смог, потянулся к ней всем телом, как к спосительному тросу. Куда-то идти? Да с вами хоть на край света. Мысли безумные, как и сама ситуация.

Отредактировано Леон Гесс (2009-12-25 13:51:55)

10

Помните ли вы миф о Персефоне? Ее похитил Бог подземного царства, чтобы сделать своею женой и навсегда оставить под землей. Но девушке удалось вырваться, однако...та сьела несколько гранатовых зерен, находясь в Аду. Эта пища связана с тем местом, и Персефона вынуждена была возвращаться и проводить с Аидом одну треть года, а две трети отводились поверхности...
Глядя на нетронутые сладости, Эдгар наверное испытывал те же чувства, что и Аид, узревший Гермеса, прибывшего спасать молоденькую богиню. Однако, ведь засранец даже крошки не попробовал, соответственно Богу подземного царства повезло несколько больше. Но ведь и жрать он Персефону не собирался...Да, как вы уже поняли, пища "Сказочной страны" была связана с самой страной, сплетена из того же "материала". И если хоть крошка окажется во рту у Амилькара, тот не выберется отсюда низачто на свете. Хотелось разозлиться, исказить лицо в бешеном оскале, показывая свои страшные острые зубы, с которых стекает горячая слюна...полная жажды свежего человеческого мяса. Но, кроме одного промаха, всё получалось просто отлично, шло как по маслу. Мальчик успокоился, убаюканный медовыми речами, опьяненный спокойствием и красотой места, где очутился. Поэтому, сейчас нельзя портить созданное зыбкое доверие. Он протянул Эдгару руку, неожиданно извиняясь за свое поведение...казалось, что хочет отдать всего себя, прильнуть всем телом и никогда не отлипать. 
Скоро...уже совсем скоро отдашь, потерпи еще немного и мы станем единым целым.
-Я пожалуй воздержусь от сладостей. А то что то подсказывает мне, что в них то же самое, что было в шоколаде.
Ах ты, маленький засранец...я уже дважды назвал тебя засранцем? - Непринужденная улыбка, будто он и не понимает, о чем идет речь.
-О чем ты, мой хороший? Я не помню никакого шоколада, наверное тебе приснился сон. - и всё запело и затрещало о том, что действительно ничего подобного не происходило, всё это дурацкий сон. Кондитер такого не мог сделать, он же хороший...такой хороший и добрый дяденька.
Колдун обвил его ладонь своей, и на мгновение мелькнуло нечто ужасное. Словно коварное видение, оно показало Амилькару челюсти, в ушах прозвенел рык..а тело в детской одежде будто опутали десятки щупалец. Что это? Всё исчезло, улыбчивый кондитер продолжал все также улыбаться, помогая встать с постели. Если бы Эдгар мог, он бы сейчас покрылся липким потом. Все таки, слишком много сил потратил на содержание магазина сегодня вечером...он так голоден, так истощен. А вдруг мимолетное видение отрезвит мальчишку и его больше не удастся околдовать?! Тогда это конец...но в выигрышном положении всегда тот, на чьей территории ведется война. В конце концов, Эдгар получит свое во что бы то ни стало. Он сжал руку Амилькара сильнее, глядя точно в глаза. Голова шла кругом от его упоительного запаха, снова слюна скопилась во рту. Кондитер прилагал все усилия для того, чтобы наваждение не улетучилось.
-Может все таки возьмешь одно пирожное? Глянь, как они просят тебя их сьесть... - Тихий шепот почти в самые губы, так близко и тепло, так уютно и приятно...пальцы невесомо касаются щеки, уже во второй раз, снова ощущая мягкость. Кондитер разрывался на части от желания вырвать кусочек вожделенной плоти, оставив уродливую дырку, через которую видно десны, зубы...

Отредактировано Эдгар Лебрэн (2010-01-17 22:25:09)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » "Сказочная страна"