Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Метаморфозы » Где-то в далеком космосе...


Где-то в далеком космосе...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Редкий случай. Можно даже сказать, исключительный. Тридцатипятилетний Даниель ван Бейтен, офицер госбезопасности, полковник в статусе Посла по особым поручениям летел на Планету Тысячи Островов под своим собственным именем. Это было его ровно двадцатое задание, и оно должно было стать последним для мужчины в прямом смысле этого слова. Не в том смысле, что он собирался погибнуть, а в том, что при благоприятном стечении обстоятельств Даниель ван Бейтен получил бы чин генерал-майора и остался бы Послом на планете, на которую летел. А при неблагоприятном… Что ж, за почти семнадцать лет безупречной службы у элиты разведки Межгалактической Федерации неудач не было. Задание было относительно простым. Прилететь, осмотреться, найти родственника короля Филиппа, который рвался бы к власти, и устроить дворцовый переворот. Цель – установление между Планетой Тысячи Островов и подконтрольными ей звездными системами дипломатические отношения.
Причина – необходимость завладеть некоторыми медицинскими технологиями. 
Планета тысячи Островов являла собой высоко технологически развитую, отлично вооруженную метрополию, черпавшую свои богатства из планет-колоний, богатых полезными ископаемыми. Прямое нападение на нее было немыслимым. Государственный строй – конституционная монархия. Правящий монарх, король Филипп являлся ярым сторонником политики изоляции, тем самым, его огромная империя была «бельмом» на глазу Межгалактической Федерации и белым пятном на ее карте.
Когда-то, лет за четыреста до того, как Даниель ван Бейтен появился на свет, на Планете тысячи Островов, где главенствующей религией было мирное язычество, утверждавшее, что правящая династия имеет божественное происхождение, появились христианские проповедники. Ужаснувшись их ханжеству, боясь, что они могут пошатнуть тысячелетиями существующий строй и устоявшийся порядок вещей, правящий тогда король Филипп Десятый вышвырнул иностранцев вон. А его пра-пра внук был его верным последователем. Раз в год в королевство прилетал чрезвычайный и полномочный посол Межгалактической Федерации, вместе с ним на Планету Тысячи Островов впускали торговые корабли. Мирная миссия, торговцы улетали, Посол оставался ровно на древнетеррианский год, чтобы через двенадцать древнетеррианских месяцев, которые еще называли универсальными, улететь обратно в Федерацию, оставив пост своему приемнику. Целый универсальный год. Чтобы устроить государственный переворот, времени у полковника ван Бейтена было достаточно.
Даниель, как говорят, был на все руки мастер. Галантный кавалер, великолепный танцор, культурный, эрудированный человек, говорящий на шести межгалалктических языках, прекрасный дипломат, выходец из уважаемой древнетеррианской семьи, нежный любовник. Интриган, шлюха, садист и убийца –вот кто скрывался за обманчиво молодым фасадом. В свои тридцать пять лет Даниель, дай Бог, выглядел на двадцать семь.
- Просьба пристегнуть ремни, корабль заходит на геостационарную орбиту, - пилот мирного торгового судна запросил у наземных служб разрешение на посадку.
Даниель с интересом разглядывал планету, на которой должен был прожить целый год, а, может быть, и больше. Ровно тысяча крупных островов, разбросанных в синем океане, кое-где поверхность планеты была затянута облаками. Белые шапки льда на полюсах. По погодным условиям ПТО, как ее кратко называли в учебниках, напоминала древнюю Терру, колыбель человеческой цивилизации, только с более мягким климатом. Ни змей, ни ядовитых насекомых, отсутствие хищников, население со средней продолжительностью жизни 135 лет, прекрасно развитая промышленность, медицина, высокий уровень образования, процветающее искусство. Рай, да и только. И вот в этот Эдемов Сад и долен был пробраться змей-искуситель ван Бейтен.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2009-12-19 00:04:32)

2

Филипп Десятый был слишком молод для королевского трона - ему едва исполнилось 24 года, что для местных жителей значило, что он по сути еще подросток, и уж никак не полноценный мужчина, которому можно доверить такой великоважный пост, как правление целой планетой. Но Филипп взошел на трон тоже не по своему желанию. Его отец, предыдущий король, скончался при трагических обстоятельствах. Официально это был несчастный случай, некая авария, которая в различных средствах массовых информациях различалась в мелочах. На деле... на деле это было тщательно спланированное и разработанное покушение, на сей раз - удачное. Убийцу найти не составило большого труда - он сам покончил с собой на месте преступления, но заказчик так и оставался неизвестным. Было много предположение - кто и зачем - но ни одно из них не подтвердилось. Были под подозрением многочисленные родственники, желающие захватить трон или же управлять совсем юным и неопытным королем. Были под подозрением все различные пришельцы с других планет - их настойчивость о Союзе была известна всем.
Внутри планеты велась ненавязчивая пропаганда о том, что остальные просто хотят использовать Тысячу островов в качестве ресурсов, технологий и просто курортной зоны, а позже просто кинуть на произвол судьбы.
Филипп, как и предыдущие правители, придерживался политики ограничения. Тысяча остров была высоко развита в техническом, медицинском и культурном планах. Планета существовала за счет своих и колониальных ресурсов, не нуждаясь в межпланетных договорах и исследованиях.
Одна из особенностей и желанных "подарков" Тысячи островов была "сыворотка жизни". Это смесь из местных витаминов и химических веществ, которые позволяли жителям Островов бодрствовать в течении определенного времени без последствий на организм. То или иное средство всегда дает осложнения, поскольку организм нуждается в периодическом покое и сне, но с помощью "сыворотки" житель Тысячи островов мог при необходимости не спать годами. В теории это возвышало работоспособность не только работников, но военных сил - целая армия, находящаяся в боевой готовности круглые сутки, и при этом не  испытывая усталости, сонливости и других побочных эффектов, кроме, конечно, неизменных человеческих факторов.
Планета могла бы быть туристической базой отдыха, но это значило корабли полные пришельцев, незаконные переселенцы, не говоря уж о загрязнении окружающей среди и прочие... человеческие факторы. Это ведь значит еще различные консульства и посольства других планет, новые построения и так же новые законы. Все, все это было слишком много и вдруг переиначивать всю систему, особенно для юного короля.
Филипп старался как мог. Юный король занимался всеми делами, законами и политикой. Только вот для этого пришлось почти забыть про свою личную жизнь. Филипп играл на публику, показывая всем холодного и властного юношу, которые принимает порой резкие и жестокие решения. Во многом он обязан и благодарен своему первому помощнику и советнику Тейвазу, статному мужчине старшего возраста. И лишь в тайные, редкие и оттого безумно сладкие ночи он позволял себе расслабиться и отдаться какому-нибудь любовнику.
На сегодняшний вечер была назначена церемония смены послов, весьма пафосная и совершенно не нужная на взгляд Филиппа. Казалось, она требуется лишь для того, чтобы пустить пыль в глаза инопланетных гостей - роскошь, технологии, власть. Это должно просто очередной раз показать, что планета Тысячи островов не нуждается в большем, чем есть сейчас. И, конечно, не в последнюю очередь - военная мощь.
Его Величество Филипп не готовился к этому, за него все делали другие. А пока он занимался куда более серьезными документами.

3

Зал для приема официальных делегаций в Королевском Дворце был огромен. Площадью не менее тысячи квадратных метров и высотой с двенадцатиэтажный дом, прозрачным пуленепробиваемым потолком и стенами, возведенными из новейших конструкционных материалов, с огромными стрельчатыми французскими окнами, он должен был вызывать у посетителей ощущение собственной ничтожности.
В первый момент, от обилия свободного пространства и воздуха, до которого, казалось, можно было дотронуться рукой, у ван Бейтена закружилась голова. Фигурка короля, сидевшая на троне в противоположном конце зала, казалась совсем крохотной. Разглядеть его издалека не представлялось возможным. Зрение у Даниеля было отменным, но все же не как у орла или Грифа. Под последним именем ван Бейтен был широко известен в узких кругах, а именно в БДСМ клубах Федерации. Начальство смотрело на развлечения подчиненного сквозь пальцы, элите разведки тоже как-то надо снимать стресс.
«Звезды над головой все равно выше» - мужчине удалось привести мысли в порядок и справиться  с первоначальной растерянностью. «Это просто большой зал, в конце зала стоит стул с подлокотниками и спинкой, а на нем сидит человек. Из кожи и костей, с некоторым количеством серого вещества в голове. И не более того. Но ему «посчастливилось» родиться королем» - желания поменяться местами Даниель не испытывал никакого.
Сюзерен, получивший свои права по наследству – самая опасная в мире профессия, опаснее, чем солдат или пожарник. Способ уйти в отставку или быть переизбранным – смерть, иногда - пожизненное заточение и изоляция, в лучшем случае – изгнание. Все заранее предопределено, даже браки по расчету. Любимый человек всегда с черного хода, так или иначе, желанные дети – бастарды, пусть с титулами. «Спасибо, мне такого не надо» - полковник ван Бейтен поправил голубую шелковую перявизь, к которой были приколоты его правительственные награды. Офицерское звание на Планете Тысячи Островов приравнивалось к дворянскому титулу, и поэтому, Господин Посол Межгалактической Федерации, приехавший во дворец, чтобы вручить свои верительные грамоты, был одет, согласно протоколу. Высокие кожаные черные ботфорты, темно-синие брюки в обтяжку, белая шелковая рубашка с жабо, отороченная кружевами, затканный серебряными нитями камзол цвета индиго, серебряный кортик с украшенной сапфирами рукоятью, поскольку ван Бейтен происходил из семьи моряков. Его террианские пра-пра-пра деды освобождали Голландию от Испанского владычества. «Хорошо, хоть шляпу с пером одеть не заставили» - подобная одежда казалась ван Бейтену немного архаичной, но она, все всякого сомнения, ему шла.
-Господин Посол от Межгалактической Федерации Планет полковник Даниель ван Бейтен! – громогласно объявил церемониймейстер, «промариновав» посланника положенные пол часа, чтобы дать ему понять его место.
Даниель шел по мягкой ковровой дорожке, ведущей через весь зал к трону, делящей его на двое, и ощущал на себе взгляды настороженные, недоброжелательные, подозрительные. Чужаку не были рады.
«Все лучше, чем лежать в окопе под дождем трое суток с оптической винтовкой, для того, чтобы сделать единственный меткий выстрел» - тогда еще старший лейтенант изрядно простудил себе почки, но организм был молодой, здоровый, обошлось. А «клиента» он ликвидировал. Ван Бейтену было все равно, кто и как на него смотрит. Сейчас его целью был король Филипп.
«Какой красивый!» - это была первая мысль, когда Даниель рассмотрел «клиента», приблизившись к трону настолько близко, насколько позволял придворный протокол. «Такой молодой. Будет жаль, если нам так и не удастся договориться» - полковник ван Бейтен питал страсть к светловолосым мужчинам, а волосы Филиппа по цвету напоминали золото.
- Ваше Величество, - Даниель посмотрел юному сюзерену прямо в глаза и чуть-чуть улыбнулся, и первое и второе было совсем не по протоколу. Но не дадут же ему набалдашником трости за это по голове со словами «Глаза к долу, раб, когда ты смотришь на своего господина», как это было на Сиере? Тогда он ублажал безразмерную тушу пол года подряд и при этом медленно травил, все решили, что тиран помер от ожирения сердца. В качестве дополнения к награде двадцатипятилетний капитан потребовал у командования его тело, сварил из жира мыло и мылся им, пока то не закончилось. Но естественно, никому про это не рассказал. Это же задание было не в пример приятнее. – Позвольте вручить Вам мои верительные грамоты, - далее следовала часть церемонии, которую многие считали унизительной. Надо было протянуть свиток, скрепленный гербовой печатью, преклонить колено и поцеловать руку Короля, признавая себя, тем самым, его вассалом. Для Даниеля же это была прекрасная возможность «добраться до тела», прикоснуться к Филиппу, преодолев те несколько миллиметров, что, порой, разделяют людей лучше, чем самая глубокая пропасть.
Мужчина преклонил колено, смотря перед собой. Глядеть на Короля он сейчас не мог, это выглядело бы вызывающе. Когда тот подошел, он видел лишь его сапоги, обтянутые бриджами стройные ноги выше колена и рельефно выделяющийся пах, чуть прикрытый коротким камзолом, пурпурный плащ с подвоем горностая, свисавший до пола.
«Вот теперь можно» - Даниель поднял голову и протянул Филиппу свиток, их пальцы на мгновение соприкоснулись. Ощущение, как будто электрический ток пробежал по проводам. Момент «включения». Замок зажигания повернут, понеслось…
Милостиво протянутая ладонь. Мужчине нужно было приложиться к огромному изумруду в перстне, только и всего. Но он поцеловал руку по настоящему, мягко прижавшись сухими, горячими губами к холеным пальцам, к верхним фалангам, только едва коснувшись кольца, и поднял глаза, встретившись на мгновение взглядом со взглядом Короля, совсем мимолетно. Разведчик действовал на грани фола, но границ приличий не переступил. Опустив глаза к долу, согласно придворному протоколу, он ждал, когда Его Величество отстранит руку, позволит ему подняться на ноги и признает Послом.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2009-12-28 16:04:31)

4

Филипп сидел на своем троне - символе власти и превосходства над всеми живыми существами в этом зале, а так же планете, наблюдая за развернувшейся перед ним церемонией. Он не впервый раз присутствовал при смене посла, но впервые - с этой точки зрения. Нельзя было сказать, что это было нечто оригинальное или вызывало ощущения, что "аах, я умираю". Для Филиппа и большинства придворных это была обычная рутина. Хотя нет, для придворных это был шанс вызвать хоть какой-то взгляд у Его Величества, а так же показать себя и свой новый наряд.
Кстати, о костюмах.
Совершенно дурацкий по мнению Филиппа обычай одеваться в старомодные одежды, которые не носят уже несколько веков. Обычно он предпочитал куда более легкие и удобные материалы, особенно если работал у себя в кабинете и ему не требовалось выделываться ради чужаков или для приема гостей из каких-либо островов. Деловые чиновники и советники привыкли к другому образу их молодого короля - это обычно сьюит состоящий из двух основных частей: одна, из растяжимого и удобного материала, обтягивающая тело от шеи до щиколоток и запястий, и вторая - из свободной ткани, служащей больше украшением и декорацией сьюита. И, конечно, чтобы костюм не выглядел пошло-сексуальным. Обычно ткань крепилась поясом на талии и напоминала длинную и свободную безрукавку.
Волосы обычно стянуты в тугой хвост, чтобы не мешались, но сейчас служили золотистым украшением и дополнением к богато-вычурному костюму короля.
Филипп без интереса наблюдал за послом Федерации, оставив на лице холодно-вежливое выражение лица. Лишь когда мужчина приблизился, юный король скользнул взглядом по широким плечам мужчины, думая, что тот неплохо смотрелся бы в его постели. Эта невинная фантазия была тут же сметена за ненадобностью - спать с инопланетянином, а тем более федералом высших чинов было все равно что положить голову под ногу человека, ненавидевшего его - опасно.
Господин Посол, полковник Даниель ван Бейтен был, на взгляд Филиппа, напуган. Он явно оказался не в своей тарелке, да еще приправленных чужими обычаями, монархией и внешней обстановкой. Пожалуй, мужчина просто не знал, как себя вести и следовал строго всем правилам, от и до, словно репетировал эту сцену раз за разом в своей каюте.
Филипп был знаком с другими формами правления, это входило в его образовательный минимум. Там была и диктатура, и анархия, и демократия. Филипп нашел особенность, что короля боятся больше, чем допустим, какого-нибудь президента. Потому что король - это закон, и он вправе приказать убить человека на месте и он ни перед кем не должен будет отчитываться, в то время как президент натянет вежливую улыбку и что-нибудь скажет. Но на самом деле было столько различных социальных и дипломатических "но"  в приказах, что истинных желаних короля никто не знал.
Думал ли ван Бейтен, что его могут казнить за какую-нибудь провинность? Возможно. Филипп правил совсем немного, никто не мог ручиться за него стопроцентно. Новый король так же никогда не высказывал своего недовольства вслух, он ограничивался лишь холодными взглядами, насмешками и наводящими вопросами. Он никогда не давал прямого приказа, не показушничал, не делал ничего впопыхах. Все происходило потом, в его кабинете, а для исполнения приказа был, возможно, задействован и тайный королевский отряд, о существовании которого до сих пор никто не уверен.
Холодные взгляды и происходящее потом с людьми - никто не знал, что совпадение, а что приказ, но все на всякий случай приписывали королю - и неожиданное требование заплатить налоги за прошедшие десять лет, и падение с лошади, и даже испорченные духи. И все, ну на всякий случай, боялись, а слухи лишь подливали масло в огонь.
Посол прикоснулся, и Филипп почувствовал неподдельный интерес, едва сдержав выражение удивления на своем лице. Интерес мужчины, интерес к мужчине. Юный король решил, что им надо обязательно встретиться, хотя бы покататься на лошадях - чужаки обычно боялись этих животных, что невероятно веселило Островитян. 
Почувствовав что-то вроде жалости и сочувствия, Филипп ободряюще взглянул на мужчину, мол, еще совсем осталось, держись.
- Мы, Филипп Десятый, Правитель этого мира признаем Вас, Даниель ван Бейтен, послом от Межгалактической Федерации Планет и позволяем остаться в этом мире на целый год, - молодой мужчина протягивает руку и оставляет на лбу мазок от ароматического масла из местно флоры, красное пятно, символ. - Встаньте, Посол. Теперь Вы - гость нашего дома, - король кивает и ждет. Когда полковник встанет, заиграет музыка, забегают слуги и роботы с напитками, начнется праздник и через полчаса он сможет удалиться к себе.

5

Месяц спустя.

Королевская охота поражала своим размахом. Скорее, это был парадный выезд. Ярмарка тщеславия. Охота должна была быть бескровной. Птицы, внешне напоминающие соколов, должны были ловить дичь, хватая ее когтями и приносить владельцам, не оставив на ней даже царапины. Между самими охотничьими птицами допускались схватки в воздухе за добычу. Таковы были условия состязаний. Владелец "сокола", который принесет больше дичи, объявлялся победителем.  Такие "птички" стоили целые состояния. На охоте присутствовала все знать королевства, даже гости с других планет-колоний, признавших себя вассалами Филиппа Десятого. Даниель, как Посол Федерации, тоже был приглашен.
За то время, что ван Бейтен прожил в королевском дворце в предоставленных ему апартаментах (не оставлять же без присмотра вражеского посла?) он видел Филиппа всего два раза и издалека. С самого первого дня мужчина стал создавать имидж доброго малого,  повесы, который готов трахать все, что движется, отдавая предпочтение блондинам, прожигателя жизни и азартного игрока в бридж (уже пару раз проигрался, кому надо). В общем, человека, который отлично понимает, что на этой планете ему ловить нечего, собирается по возвращению на Родину выходить в отставку,  и, поэтому, решил устроить себе год роскошного отдыха. Все равно все оплатит Федерация, как накладные расходы. Даниель активно занимался спортом, парился в термах, щедро платил массажистам, очень уважительно общался с обслуживающим персоналом, даже с уборщиками и гардеробщиками. Хотите узнать, когда у знатной дамы месячные или на простынях короля остались следы спермы? Подружитесь с его прачкой. Знати дворца было присуще высокомерие по отношению к прислуге, у ван Бейтена оно отсутствовало начисто. Служанки всегда сплетничают. И, поэтому, Даниель уже через две недели знал, что Филипп много работает, сексом занимается время от времени и партнеры у него всегда разные. Это было и хорошо и плохо. Хорошо, потому что не было фаворита, которого пришлось бы оттеснять на задний план, плохо - потому что, если Филипп ветреный, на него трудно будет произвести впечатление и задержаться в его постели.
Пока мужчина рассуждал подобным образом, король, его свита и приглашенные подлетели на своих аэромобилях к королевским конюшням. Ван Бейтену предстояло цирковое представление. Охота должна была проходить верхом на животных, которых с натяжкой можно было сравнить с лошадьми. По протоколу Даниелю должны были предложить скакать верхом. Он, в свою очередь, должен был быть поражен мощью животного, его внешним видом и отказаться. Чтобы польстить хозяевам праздника, потешить их эго. Так делали до него все офицеры госбезопасности, которых посылали на эту планету послами, хотя в своей жизни те летали на чем угодно. Только вот Даниель отказываться не собирался. Потому что его место, сядь он в седло, а не останься в аэромобиле, согласно придворному протоколу, была в свите Филиппа, среди его ближайшего окружения. Грех было не воспользоваться такой возможностью. Тяжелые ворота открылись. Мужчина услышал рев. О, да! "Лошадкам» удалось произвести на него впечатление.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-01-17 14:39:29)

6

Лошади - а их все-таки так называли и на этой планете - имели похожий вид с террианскими лошадьми, если сравнивать с картинками. Это огромные животные, рост взрослых особей которых начинается от двух метров. Мощные ноги заканчиваются не копытами, а огромными лапами с опасными на вид когтями. Домашним и тягловым лошадям обычно подстригают когти, ради безопастности окружающих, да и просто удобства для самих лошадей. На морде так же красуются длинные клыки в пасти - ничего удивительного, эти животные были хищниками. Конечно, дрессированные и домашние ни в коем случае не охотились - иначе они могли и напасть на человека, а диких лошадей уже и не осталось. Разве что на каких-нибудь мелких и диких островах-заповедниках. Радужная оболочка у животных обычно имеет красный цвет, отлично дополняющий образ некого демонического создания.
У лопаток есть небольшие отростки, оставшиеся от ампутированных крыльев. Обычно их отрезали у жеребят, чтобы со взрослением они им не мешали. Местные ученые до сих пор спорят, умели ли ранее лошади летать. С одной стороны - крылья наглядный и неоспоримый факт, но комплекция животного и размах крыльев не позволяет ему взлететь ни при каких условиях. Наиболее распространенный вариант теории - что лошади находятся на стадии эволюционного развития, и когда-нибудь они избавятся от крыльев полностью. Несколько экземпляров с крыльями оставляют для зоопарка, где и можно восхититься великолепием всего вида.
Ездить верхом на этих животных без подготовки и базовых навыков было сложно. Конечно, для начала нужно было просто не испугаться лошадей, а потом - удержаться на них, с их-то грацией и галопом. Слуга, который вывел лошадь для ван Бейтена, предвкушал реакцию чужака и его поражение. Ничего личного, просто он не любил "инопланетян".

Филипп натянул тонкие перчатки и улыбнулся своей невесте Аликс - девушке с короткими черными волосами. Нельзя было сказать, что юный король так уж любил ездить верхом, но это было лучше, чем ехать на аэромобилях и снова говорить на светские темы. К тому же, это "охота" с натяжкой - вначале просто соколы, потом заядлые охотники углубятся в лес в поисках дичи покрупнее, ну а остальные устроят пикник, который плавно перерастет в попойку и рассредотачиванием по кустикам по парам (ну или троицам).
В его поле зрения попала спина ван Бейтена - посла, доклады и доносы на которого время от времени появлялись на его столе. Короткие, скучные и не особо интересные - Филипп не любил читать, кто с кем занимается сексом, если в нем не участвует он сам.
"Так-так, неужели он сам полезет на них?.."
Филипп приподнял брови, наблюдая за мужчиной. В современно мире автомобилей и космических кораблей, едва ли кто-то учился ездить верхом на животных, а уж на таких диких и страшных - подавно. Его величество решил не отвлекать мужчину, и чтобы не дай бог тот не решил просто перед ним выпендриться и залезть на лошадь исключительно ради того, чтобы покрасоваться перед ним.

7

«Если бы они были действительно хищными и опасными, их бы к его Величеству на пушечный выстрел не подпустили бы» - Даниель еще раз осмотрел «лошадок», но уже более критически, избавившись от первого впечатления. Хорошо дрессированные звери,  результат многовековой селекции, отличные быстроходные скакуны, широкие спины, удобные седла, похожие на кресла, поводья с пазами для рук. Толстые крепкие хлысты и стремена с шипами на внешней поверхности, чтобы в случае чего, втыкать в бока «лошадей».
На чем в своей жизни Даниель только не ездил и не уходил от преследования. Один раз даже умудрился взгромоздиться на шею гигантской дикой игуане и успел вовремя с нее спрыгнуть и убить свою «спасительницу». Но, не полагаясь на волю случая, тренировался в подготовительном центре езде на «лошадках» с ПТО, используя симулятор, имитировавший движения этого животного. Конечно, живые звери выглядели куда более внушительно, но технически было все то же самое.
- Благодарю за оказанную честь, Ваше Величество, - ван Бейтен посмотрел Филиппу прямо в глаза и улыбнулся. Даниель, вместо того, чтобы вежливо отказаться от конной прогулки, занял свое место возле лесенки, ведущей к площадке на уровне стремени «лошади». Ни король, ни его свита цирковыми акробатами не были и на двух с половиной метровых животных с земли запрыгнуть не могли. Возможно, и могли, но далеко не все.
Остальные гости тоже встали рядом со своими лошадьми, дожидаясь, когда же Его Величество сядет в седло. Мероприятие было протокольным. Никто не смел сидеть, пока Филипп стоял на ногах.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-03 22:36:09)

8

Посол не боялся животных и, судя по его виду, он уже оседлывал их или им подобных лошадек. Это было... скучно. Ван Бейтен выглядит молодцом, храбрым воином и просто крутым парнем. Филипп вежливо кивнул на не менее вежливое обращение мужчины.
- Приятной охоты вам и вам, господин посол.
Филипп, тут же потерявший интерес к нему, повернулся к Аликс. Девушка улыбалась и ждала, пока юный король обратится к ней. Аликс была подругой с самого его детства, вместе они совершали шалости, вместе учились и вместе же выросли. Сейчас она была его невестой и, честно говоря, он с удовольствием на ней женится и даже хочет совместных детей. Он знал, что Аликс его любит, он не был настолько туп. И он так же знал, что его невеста в курсе его... скажем, предпочтений в выборе партнеров. Он никогда не афишировал этого, и всегда держал любовников в тайне, но что-то, где-то да и просачивалось. Когда они были поменьше, они даже вместе обсуждали парней - внешность, повадки, шутили на тему постели. Потом Филипп понял, что гомосексуальность хоть и не порок, но и не приветствуется, а уж с его мазохистскими повадками - тем более.
Аликс должна была, как полагает даме и королевской невесте, добраться до поляны на безопасном транспорте. Филипп заглянул в ее глаза и увидел сочувствующий взгляд, улыбка тронула его губы. Они... они бы предпочли забраться на лошадей и вперед, на перегонки. Чтобы ветер трепал волосы, что бы когти животного врезались в землю, что бы смех вырывался из горла... Но когда ты юный король без наследников, и когда за спиной стоит толпа голодных и жадных до власти родственничков, ты просто не имеешь права позволить себе быть беспечным. Иногда Филиппу казалось, что Рауль - его правая рука, наставник и помощник - следит за ним даже в спальне, чтобы не дай партнер позволил себе затянуть веревку туже, чем следовало бы.
Аликс отошла, все ждали только его. Филипп с легкостью забрался на лестницу и прыгнул в седло. Горн, начало охоты. Король и его свита отправились в глубину леса, где вот-вот начнется травля животного.

9

Ехать на этих звероподобных лошадях оказалось легко и удобно. Передвигались они быстро, отталкиваясь мощными лапами от земли, делая огромные скачки. Сразу после того, как участники охоты, в основном мужчины, сели в седло, кавалькада пустилась в галоп.
Даниель думал о невесте Филиппа.
"Милая юная девушка. Как быстро ей надоест быть аппаратом для производства наследников и ширмой? Когда она устанет наблюдать за похождениями мужа и захочет, чтобы именно на нее смотрели со страстью, а не на какого-то очередного юношу? Как Аликс и Филипп выберутся из этой ловушки?" - супруга Даниеля ван Бейтена продержалась ровно пять лет и, родив ему двоих детей, подала на развод.
"Так я ведь не король" - Даниель еще раз порадовался этому обстоятельству. Филипп и Аликс вряд ли разведутся, заведут наследников и будут каждый жить своей жизнью, пуская любовников через черный вход. Ван Бейтен хмуро вздохнул. Некоторых его визави через черный вход выносили, чтобы отвезти в больницу, хотя все происходило с некоторых пор лишь по взаимному согласию. Даниель отогнал грустные мысли. Они портили выражение лица.
Когда кавалькада достигла места, где надо было выпускать охотничьих птиц, чьей задачей было принести в когтях дичь живой, тем царская охота и отличалась от обычной, что была бескровной, те, кто непосредственно не принимали участие в состязаниях спешились.
Филипп был неприступен, как скала Гибралтара, поэтому осталось подобраться к нему с помощью его невесты. Чувства юного короля в подруге детства были искренними и дружескими. Но не более того. Этим Ван Бейтен и решил воспользоваться.
Для начала Даниель подошел поздороваться к одной из ее фрейлин, с которой частенько играл в карты  и столь же часто ей проигрывал. Слово за слово, веселый анекдот, случай из жизни, и она уже хохотала. Пока мужчины смотрели, как их хищные ловчие птицы сбивают друг друга в воздухе, ссорясь из-за добычи, ван Бейтен развлекал дам. Их вокруг него было уже пять, вот и Аликс заинтересовалась, что ее подруг так развеселило, что они хохотали в голос.
- ...такая картина. Входят генералы, фуршет, все как положено, а над столом, на высоте пяти метров под потолком, держась руками за вентиляционную трубу, висит карлик и ногами болтает. Он чистил воздуховод над залом для приема официальных делегаций, и люк его вес не выдержал. Труба горячая, карлик вот-вот заорет, а я сделал музыку погромче и говорю: "Господа, пройдемте в другую комнату, там собраны чрезвычайно интересные экспонаты…".
- И что стало с этим несчастным?- Аликс была доброй девушкой.
- Он спрыгнул на скатерть, которую мы растянули, - Даниель слукавил. На самом деле несчастный карлик сорвался с балки и сломал ногу, пока Даниель развлекал высоких гостей байками в соседнем помещении. Но зачем портить девушке настроение? - Вы не объясните мне правила охоты, Ваше Высочество? - обратился ван Бейтен к невесте короля. - Скучно смотреть, как другие радуются, когда самому хочется учавствовать, а нельзя... - Даниель вбил первый клинышек, говоря больше про нее, а не про себя. - Вы позволите подать Вам руку, Ваше Высочество? - полковник ван Бейтен был красивым высоким мужчиной с армейской выправкой и великолепными манерами. Что видела эта девочка в жизни? Придворных, которые общались с ней, как с бесполым существом, зная, что она их будущая королева? Заискивающих фрейлин?  Дружеское участие короля? Это не совсем то, о чем мечтают девушки в ее возрасте. Власть? Она была у нее с рождения. Конечно "она знала свое место", но долго ли она собиралась его знать?
"Если он чувствует к своей невесте хоть что-нибудь, он сейчас к нам подойдет"- мужчина, веселя принцессу и ее фрейлин, бросил быстрый взгляд на короля.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-15 21:03:55)

10

Филипп любил охоту. Он мог ездить на лошадях, пускать в кровавый поединок зверя или же самому взяться за оружие. Запах преследования, ощущения возбуждения от скачки и предвкушения. И большая компания. Голоса подбадривания, разочарования, веселья. Хоть Филипп и был королем, в охоте в основном принимале его друзья, с которыми он познакомился еще в специализированной дворянской школе, которые после определенной доли выпивки совсем забывали о высоком статусе бывшего однокашника.
Но в этот раз подобного веселья не было. Охота была скорее формальностью, данью одному из любимых занятий правителя, и просто традицией. В путь отправились не только молодые и азартные, но и люди гораздо постарше. А еще леди, морща носики и натяжно улыбаясь при виде "несчастных животных". Венец всего - перевоз людей на аэробусах и аэробилях, и "охота" могла бы происходить и на мух в поле с маками.
Филипп заметил, что с его невестой заигрывает посол, и Аликс была вполне этому рада, если учесть ее веселый смех. Даниель же старался из-зо всех сил, он даже выглядел вполне искренне. Извинившись со своими собеседниками, он отправился к будещей супреге - ну как же, это же просто святая обязанность уделить ей драгоценное внимание.
Филипп положил руку ей на спину, чуть погладив. Она удивленно на него посмотрела, и тут молодой король ответил ей таким же удивленным взглядом, демонстративно подняв брови. Она фыркнула и улыбнулась, шутливо ударив жениха ладошкой. Нет, все-таки как здорово иметь человека, с которым у вас полное взаимопонимание.
- Мистер ван Бейтен, - наконец он поднял взгляд на мужчину. - Мы еще не имели сегодня возможности поговорить. Я весьма удивлен, заметив, как хорошо вы ездите верхом, что просто удивительно во времена высоких технологий. Очень редко инопланетяне практикую верховую езду. Скажите, вы ей занимались или это... врожденный талант? - блондин улыбнулся, ненавязчиво поглаживая спину девушки, которая тоже заинтересованно смотрела на посла. Она была не очень довольна резким прерыванием беседы, но вполне не против, что она потекла в новое русло.

11

Расчет оказался верным. Его Величество подошел и даже обнял свою невесту. Вероятно, впервые за последние полгода, судя по тому, как она удивилась, когда ее жених положил ладонь на ее талию.
"Ничего, милая девушка. У тебя еще есть время предаваться иллюзиям. А потом ты заметишь первые морщинки на своем лице и поймешь, что ничего из того, что сделало бы тебя по настоящему счастливой, в твоей жизни еще не произошло". - Филиппа от напряженной обстановки в семье могли спасти либо фригидность его будущей жены, либо то, что после пятнадцати лет совместной жизни они с супругой научатся смотреть на похождения друг друга сквозь пальцы.
А пока Король и юная Принцесса общались вполне дружески и флиртовали друг с другом.
- Мистер ван Бейтен, - его Величество, наконец, сделал то, ради чего Даниель разыграл свою "хитроумную" комбинацию и просаживал деньги, проигрывая в карты фрейлинам ее Высочества, то есть обратился к нему. - Мы еще не имели сегодня возможности поговорить. Я весьма удивлен, заметив, как хорошо вы ездите верхом, что просто удивительно во времена высоких технологий. Очень редко инопланетяне практикую верховую езду. Скажите, вы ей занимались или это... врожденный талант? - Даниель получил даже гораздо больше того, на что рассчитывал.
- Ваше Величество, - ван Бейтен не стал растекаться, как патока, или лебезить, тем более, что мужчине действительно было чем гордиться. – Я председатель Клуба Любителей конного Поло и капитан команды по конному поло своего графства, - это было чистой правдой. – Охота и верховая езда – моя страсть. Но настоящая моя страсть – это гонки в астероидных роях, - после развода с женой Даниель вернулся к увлечению юности, - я побеждал в них шесть раз. А сейчас вхожу в судейскую бригаду, - мужчина коснулся мочки своего уха, в которую была вдета круглая платиновая серьга, украшенная шестью бриллиантами.  По одному за каждую победу. – Это - не простая безделушка, - Даниель улыбался Филиппу, рассказывая о своих триумфах. Мужчине и вправду было чем гордиться, и не было больше никакой необходимости скрывать что-либо.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-04-14 00:49:46)

12

- Гонки в астероидных роях? - Филипп заинтересованно переспросил, скользя взглядом по лицу полковника, разглядывая серьгу в его ухе. К его неожиданности, ван Бейтен действительно заинтересовал его. Образ высокомерного прожигателя жизни стал постепенно заменять образ молодого мужчины, привлекательного и умелого.
- Может, расскажите об этом побольше? Мне не доводилось много слышать о них. Это... опасно? - он улыбнулся, наклонив голову, пальцы на талии невесты сжались сильнее.
В голубых глазах плескался искренний интерес, жадность к новым познаниям. Филиппу не доводилось покидать пределы родной планеты, не позволял банальный вопрос безопасности - как ни крути, а он был единственным прямым наследником.
И если Филипп не мог испытать это сам, то он желал получить дозу информации и ощущений из первых рук.
Юный король окинул взглядом поляну, словно решая, что делать. Ему хотелось более интимной обстановки, что не представлялось возможным в данный момент. Разве что создать хотя бы иллюзию уединенности.
Аликс дотронулась до руки Филиппа, словно спрашивая взглядом, что с ним, и тот улыбнулся. Наклонился к ней и прошептал что-то на ухо. Девушка кивнула и отошла в сторону, вместе с другими, которые тут же начали разговор. Филипп легким жестом приказал полковнику следовать за ним и, не смотря, подчинился ли тот, пошел к специально оформленном для него месту - столик и несколько стульев поодаль от общего оживления. Слуга уже разлил местное вино в бокалы, охрана встала по периметру, наблюдая за остальными гостями.
Король сел и с легкой улыбкой кивнул.
- Рассказывайте, полковник.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Метаморфозы » Где-то в далеком космосе...