Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лесопарк

Сообщений 61 страница 80 из 81

61

Сальвадор всегда плохо чувствовал приближение других людей. И этот чужак с волосами странного оттенка и глазами синего цвета подошел незаметно. Эргот решил молчать, упрямо не отвечая на реплики незнакомца, тем самым желая то ли разозлить мужчину, то ли проверить самого себя на некоторую прочность.
- Вы забираете его? – услышал парень недоуменный возглас охранника. И тут же – едва слышный вздох охранника. Незнакомец, видно, слишком сильно сдавил ему плечо.
Этот взгляд. Почему он так смотрит на меня? Что я ему?
По телу волной мурашек прокатился липкий страх. Сальвадор уже как-то научился представлять, кто такой клиент и какая роль отведена невольнику в этой паре. Похоже, сейчас молодому человеку предстоит на собственной шкуре узнать все «прелести» подобных отношений. Брезгливая тошнота подкатила к горлу, Эргот закашлялся. Только сейчас он ощутил холод и дождь.
Охранник все-таки решил не спорить с клиентом и подошел вплотную к Сальвадору. Юноша ощутил, как на его шее защелкивается ошейник, от которого идет повод.
- Эй, ты, я сюда без этой штуки приходил! – попытался возмутиться Эргот, пытаясь дотянуться до ошейника руками.
- Заткнись, - зло процедил охранник.
Легкий, почти незаметный удар под ребра, так, чтобы не заметил незнакомец.
Сальвадор покорно замолчал.
- А если и я, то что? – огрызнулся Эргот, глядя прямо в глаза мужчине со странными волосами.
Повод от ошейника перекочевал в ладонь к мужчине.

62

Темная холодная ночь поглотила фигуру Конрада, который неспешно направлялся в парк. Высокие деревья полностью скрывали от чужих глаз и дарили абсолютный покой и в тоже время легкую тревогу и азарт, вдруг за следующим деревом, скрывается добыча или же сам охотник. Запрокинув голову назад, Конрад любовался всепоглощающей темнотой. Словно, как и я скрывает все и все помнит, каждый грех совершенный тайно, каждую сокровенную мысль, что шептали когда-то луне и звездам, все хранит она в себе, непроницаемая и опасная.Тенью мужчина скользил меж деревьев, наслаждаясь спокойствием и свежестью природы пока не услышал недалеко от него голоса и один из них был крайне знаком.
Божество…о да…с мокрыми растрепанными волосами, к которым так и хотелось прикоснуться, целовать, любовно перебирая отдельные пряди. Гневный бог, но от этого еще желанней, кажется, решил подобрать еще одного раба. Расслабленно прислонившись к высокой ели, Конрад скрестил руки на груди, наблюдая за этой пусть и не занимательной, но познавательной картиной. Чего же ты ищешь…кого?Губы Конрада тронула легкая усмешка, а в голове уже давно созрел странный план.
Проследив глазами за тем как цепь от ошейника раба перекочевала в цепкие руки Бальтазара, Конрад лениво оторвался от дерева и мягкой хищной походкой подошел к ним, остановившись буквально в двух шагах от мсье Лоар-Гронжа, он прямо взглянул в его глаза, улыбаясь своим мыслям.
-Доброй ночи, мсье Бальтазар. Надеюсь, Вы помните меня?-Тихий хрипловатый смех, легкое движение руки и капюшон упал с его головы, почуяв свободу, огненный каскад волос рассыпался по плечам.

Отредактировано Конрад Д'хакур (2009-11-22 13:56:56)

63

Рагнар бродил по лесопарку просто от нечего делать. Хотелось спокойствия и тишины.  И тело и душа устали от душных коридоров и комнат замка, от обилия голосов и фигур снующих по коридорам, обнимающихся в уголках и комнатах или же просто танцующих в залах.
Как хорошо.. спокойно и тихо..
Ра поднял голову, вглядываясь в глубокое ночное небо, любуясь звездами и легкими облаками периодически скрывающими яркий, но холодный диск луны. Однако идиллию мыслей и чувств нарушили голоса и мелодичный свист со стороны. За деревьями ближе к опушке явно кто-то был и о чем-то спорил или ругался.
Ну, черт.. даже погулять не дадут спокойно. И тут шум и споры.
Рагнар, чуть нахмурился и направился в сторону раздававшихся все громче голосов. Через некоторое время Ра остановившись в тени деревьев, застал весьма оригинальную картину. Двое статных мужчин, вроде бы клиенты и белобрысый тоненький мальчишка, в ошейнике с поводком, что держал один из мужчин, явно раб. Один из мужчин откинул капюшон и по плечам рассыпались роскошные огненные волосы,  у Ранара аж дыхание на мгновение перехватило.
Какие волосы...Господи, не поделили невольника? Или..
Ра прислушался к разговору,  разглядывая невольника и мужчин, оставаясь незаметным в тени деревьев.

64

Бальтазар натянул повод.У лыбка стерлась с лица, оставив хищно опущенные уголки губ в пренебрежении. Демон ярости захватил разум, хохоча и торжествуя грядущей буре. Его алчный блеск в глазах передался Бальтазару. Он наотмашь ударил парня.
-Впредь не смей дерзить мне. Я этого не люблю и не позволял тебе.
Алая ладонь на бледной коже. Красное на белом, одна из печатей Танца Перехода шаманов, когда дух вырывается из тела под удары ритуального бубна, раздирая миры на осколки, окружаемый духами первозданного Хаоса.
Демон жаждал крови, взяв сознание под контроль и запихнув здравый смысл глубоко в…подсознание.
Еще! Еще!!Я хочу услышать его крик! Ощутить запах крови в воздухе! Я хочу насладиться им НЕМЕДЛЕННО!
Медленно приоткрылись губы, обнажив ряд белоснежных зубов, как если бы он хотел сказать что-то. Но глаза были не человеческие, в них юноша бился в агонии от страшной рваной раны, и демон насыщался уходящей по каплям жизнью…
-Доброй ночи, мсье Бальтазар. Надеюсь, Вы помните меня? – голос, хрипловатый смех, чье-то тепло совсем рядом.
Демон недовольно ворочался в сознании. Бальтазар сморгнул и обернулся. Только сейчас ощутив, насколько промок, насколько холодно вокруг, насколько жарко рядом с Ним.
-Конрад? Откуда ты? – он провел ладонью по лицу, прогоняя наваждение. Демон затаился, готовя силы для броска.
По телу пробежала дрожь. В который раз он порывался сорвать осточертевшую промокшую одежду и в который раз останавливал, понимая, что быстрее получит воспаление легких таким опрометчивым жестом. Рука остановилась на горловине воротника. Поправив ее, Бальтазар сжал повод и подтянул к себе невольника.
-Да, я тебя помню. Спасибо, что пришел. Мне показалось, я теряю контроль…

65

Охранник исчез, благоразумно растворившись среди деревьев. Сальвадор и новоиспеченный господин остались наедине. Натянулся повод и сразу боль. Нет, нельзя сказать, что это было каким-то шоком, Эргота били и сильнее, особенно в первую неделю пребывания в этом адском Замке. Художник сделал полшага назад и замер, по-детски пытаясь прикрыться связанными руками от новых ударов. Было в глазах незнакомца что-то зверское, что-то такое, чего Сальвадору следовало опасаться.
- Впредь не смей дерзить мне. Я этого не люблю и не позволял тебе, - услышал Эргот. Ох, как бы сейчас ответил мужчине Сальвадор, если бы его руки не были связаны. Юноша ограничился лишь злобным взглядом загнанного зверя. Пока этого будет достаточно.
Интересно, что сделает незнакомец через несколько секунд?
Впрочем, на сцене появился еще один персонаж и Сальвадор едва ли не благодарно взглянул на новоприбывшего. Вот только в голове тут же мелькнула мысль о том, чего стоит ждать от этого персонажа.
Вдруг незнакомец со странным оттенком волос притянул парня к себе за повод. Сальвадор непривычно дернул головой и тихо зарычал.

Отредактировано Сальвадор (2009-11-22 21:17:59)

66

Конрад чуть удивленно посмотрел на сцену, разыгравшуюся перед ним. Злой…но это так восхитительно мило. Вот только малыш не особо виноват, но что ж я вовремя пришел.
Шаг еще один, разделяя, наконец, эту пропасть, почти нет мыслей, лишь желание, что не было высказано вслух, но прочитано им в жестах, во взгляде, что неуловимо изменился. Жар…да и его холод, от дождя. Промок совсем, не важно, уже это не важно. Обнял рукой его за шею, резко притягивая к себе и накрывая его губы, обжигающе горячим поцелуем, заставляя забыть обо всем, свободной рукой сжал его руку, держащую цепь с невольником и разжал ее. Глухо звякнуло железо. Свобода, о ней всегда мечтают те, кто лишен ее и неважно. Физическая ли это невольность или же душевная, стремятся всегда, но вот к чему? Та ли эта свобода, что они желают и что будут делать, получив ее…Память…я помню и это на своем веку, многие теряли себя, слишком упиваясь ненужной свободой и умирали от нехватки оков. Слишком холодные губы, но такие желанные, волосы...мокрое серебро, кажется я любил их когда-то давно, люблю и сейчас. Осколки воспоминаний, чувства, все застыло на губах, передаваясь в этом странном поцелуе.
Но, столь же внезапно оторвался от него, продолжая обнимать за шею. Сплел свои пальцы с его, заставляя смотреть лишь в свои темные всепоглощающие глаза.
-Тебе не нужны были эти рабы. Не они. Тебе нужен был я.- Спокойно заметил.-И я бывал на твоих концертах, Бальтазар. Цитрусовые и фигурки лисиц, отлитые из белого шоколада, моя блажь и подарок вам. Без обратного адреса, без имени.-Медленно сделал шаг назад, не отпуская его взгляда, чуть дрогнули бледные губы в легкой улыбке, ожидая его действий и реакции.

67

Рагнар наблюдал за развернувшейся сценой  из-за деревьев. Пощечина, которой наградил блондин раба, заставила Ра нахмуриться. Он был против такого грубого обращения, пусть и с невольниками. Однако и вмешиваться Ра не спешил, он лишь случайный наблюдатель и не в праве учить господ, как им обращаться с рабами, тем более здесь, в этом замке. 
Внезапно, рыжий обхватил за шею блондина и поцеловал, почти властно, как будто знал, как тот любит. Ра чуть приподнял бровь.
Ммм.. знакомы? Вполне возможно.. А мальчишка явно с характером. Рычит и огрызается. Занятный паренек.
Легкая улыбка коснулась губ дипломата, он с неприкрытым интересом рассматривал раба, волею случая оказавшегося меж двух огней. Поцелуй закончился так же быстро, как и начался, и цепь раба покинула руку блондина, с глухим звоном упав тяжелой змеей на землю. Рагнар уже даже не скрывался с интересом наблюдая, чем закончится эта неожиданная встреча. Взгляд скользнул по хрупкой фигуре мальчика, затем по двум мужчинам, которые казалось, уже забыли, что рядом раб.
Попробует удрать или останется послушно стоять?

68

Целуются. Эргот не собирался, опять же, удивляться и прикидываться невинным птенчиком, решив для себя вынести из ситуации как можно больший процент личной выгоды. Но, не смотря ни на что, молодой человек невольно залюбовался чужим проявлением чувств. Задумавшись о чем-то своем, Сальвадор даже не сразу осознал, что его больше не держат, повод каким-то образом (не стоит ли сказать спасибо месье... как его там?) покинул руку беловолосого.
Свобода? Сейчас у юноши появилось всего лишь несколько секунд, чтобы понять, как эту самую свободу сохранить. Замок охраняется, но площадь леса большая, можно хотя бы рискнуть. Пусть лучше застрелят, чем используют в своих целях. Сальвадор старался не думать о том, что ему очень хочется жить.
Эргот сделал два быстрых шага назад, последний раз взглянул на незнакомых мужчин и побежал, на ходу пытаясь сорвать с шеи полоску кожи. Деревья были близко, оставалось надеяться, что он успеет скрыться среди ночи и леса, что у незнакомцев нет огнестрельного оружия.
Сердце билось как никогда сильно, желая перекачать как можно больше крови по венам и артериям. Холодный воздух кажется безумно сладким. Глаза застилает какая-то пелена, но нет, нельзя. Взмахнуть головой, чувствуя, как сползает и падает на траву резинка. Разум берет верх над чувствами. Беги, беги, беги. Вот первые деревья, Сальвадор успел, но...
- Черт! – еще один незнакомец, который, будто шут из коробочки, внезапно выпрыгнул из-за деревьев. Впрочем, мужчина не двигался, но бегущему и испуганному юноше показалось иное.
Черт! Черт! Черт! У меня не получится, я не сумею... Я не успею... Черт!
Сальвадор попытался развернуться, как-то проскочить мимо незнакомца, но кроссовки скользили на мокрой траве, и парень упал на пятую точку. Не ощущая легкой боли, попытался встать, но силы, неизвестно откуда взявшиеся, разом покинули Художника. Руки скользили по зеленому ворсу, юноша смог лишь слегка отползти от мужчины.
Взгляд парня пробежал по силуэту незнакомца. Красавец. Глаза карие, волосы темные, черные почти, фигура достаточно привлекательная... Перед Сальвадором стоял тот самый образ мужчины, к которому молодой человек всегда стремился, но которого не смог достичь. По телу разлилась некоторая слабость от какого-то душевного разочарования, обиды и зависти.

Оффтоп: пишу по просьбе Бальтазара первым

69

Неожиданность поцелуя сбивает с толку. Взрыв огненных снежинок на губах! Бальтазар вздрогнул всем телом, напрягаясь от чересчур открытой смелости Конрада…
Волна накрыла с головой, прошлась по телу от груди до кончиков пальцев, сладко задев низ живота.
Рука разжалась сама собой, выпуская цепь, обхватывая талию Огненного Демона в ответ. Движения стали плавными, почти замедлились.
Невольник может….все может…поймаю-накажу отменной поркой…далеко не… Конрад!.. Ты непредсказуемый Маяк. Порою, белый мотылек бывает беспечен… Крылышки трепещут совсем рядом, не обжечься невозможно.
-Тебе не нужны были эти рабы. Не они. Тебе нужен был я.
Как интересно ты мыслишь. Но ты не узнаешь, я этого не скажу... Фигурки? Да. Я до сих пор храню их в холодильнике. Так это был ты!...
Тела сблизились с пугающей быстротой, не оставив зазора. Он притянул ближе к себе, чувствуя, как натянулась мокрая ткань. Перехватив его губы, Бальтазар прикусил их, играя и рыча глубоким сильным голосом.
Мотылек, Белый тигр, Северный лис – он мог быть каждым из них, скрывая одну суть, заменяя другой, пока не оставалась четвертая Снежный король - беспощадный Демон, подчиняющий разум, калечащий волю, заставляющий наслаждаться болью. Изощренный и опасный, он дремал и ждал своего часа.
Я желаю тебя. Сейчас. Немедленно.
Очень медленно, он отпустил губы Конрада, забирая свой гибкий язык, проводя самым кончиком по краю своих губ.
-Конрад… холодно. – Голос, до этого сильный и мощный, едва пробился шепотом. Отвернувшись, он сдержал кашель в свербевшем горле.
Не вовремя…
Бальтазар обернулся.
Его маленький Кай далеко не убегал, сидел и пялился на кого-то.
Брови дрогнули.
-Это еще кто такой?! – Угрожающе - тихо спросил мужчина. Паренек стал его собственностью, и подобный чересчур близкий контакт с чужим мужчиной расценивался как посягательство.
Бальтазар развернул плечи, чуть склонив голову. Прищур хищника, готового отстаивать Свое. Рука сжалась в кулак. Второй же он привлек к себе Конрада.
Ты тоже мой! Если это враг - ему не поздоровится.
Демон, уже засыпающий, радостно потер лапки, и хитрые звездочки запрыгали в бесстыжих глазах. В подтверждение, глаза Бальтазара потемнели, словно высокогорные озера, от гнева. В них появился недобрый внутренний свет. Он неотрывно смотрел на пришельца.

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-11-26 17:48:22)

70

Да, как я и предполагал.. храбрый малыш..
Рагнар наблюдал, как раб, почуяв свободу от удерживающей цепь руки хозяина, рванулся прочь, и почему-то выбрал направление неминуемо приведшее его в сторону Лодброка. Естественно, не ожидая увидеть на своем пути еще одного мужчину, мальчишка попытался сделать вираж. Естественно поскользнулся и загремел на землю. Ра чуть поморщился.
Больно, наверное.. самым мягким местом..
Цепь слегка взметнулась и легла четко к ногам Рагнара. Датчанин улыбнулся и сделал шаг к рабу, даже не думая трогать цепочку ошейника. Чуть наклониться и протянуть руку ладонью вверх что бы помочь мальчику подняться.
-Не стоит бегать по лесу в дождь. Так и ребра переломать можно. Тебе оно надо? Вставай.
Мягкая улыбка скользнула по губам дипломата. Краем взгляда Ра зацепил, как блондин оторвался от рыжего мужчины и бросил собственнический взгляд в их сторону.
Ну-ну… Игрушка сбежала? Ты недоволен?
Взгляд блондина казалось, прожег бы в нем дырку, если была такая возможность.  Однако Рагнар даже не обернулся, все еще смотря на раба и протягивая ему руку.

71

Шорох…отлично раб все же надумал убежать. Смеющийся темный взгляд. Именно, сегодня не хочу больше ничего. Только ты и я, больше никак, не отдам тебя никому, да, я собственник и имею на то право.
-Конрад… холодно.
-Разве что-то мешает нам вернуться в замок, Бальтазар?-Спокойно спросил, явственно ощущая его дрожь и зная ее истинное происхождение. Словно ребенок, хрупкий ранимый. Несмотря ни на что, возможно я и ошибаюсь, но я столько успел повидать, но редко касался столь нежных серебристых лепестков лилий, да я определенно схожу с ума по этим волосам. С чего бы? Всегда нравились жгучие брюнеты, но никак не бледные европейцы. Впрочем, раньше мне нравилось и многое другое, к примеру, горячий крепкий кофе по утрам или свежевыжатый апельсиновый сок, обязательная прогулка по новым местам, верховая езда. Все осталось в прошлом, плохо это или хорошо? Судить не берусь и принимаю жизнь такой, какая она есть, сколько осталось еще таких ночей, встреч, кто знает.
Лениво проследил взглядом то, как Сальвадор споткнулся, падая к ногам темноволосого мужчины. Более чем удачно упал, малыш. Ничего не бывает случайным в этом мире, ровно, как и то, что ты поскользнулся и то, что я являюсь рабом. Так было нужно для меня, резко изменить уклад жизни, забыться в этом аду, не помнить себя. Ничего не бывает случайным. Все закономерно определяется игрой самой жизни и тот ход, что делает она, единственно верен с позиции вечности.
-Это еще кто такой?!
-Очередной клиент, разумеется. То, что ты выдрал цепь раба из рук охраны, еще не значит, что имеешь право полностью и безраздельно иметь его. Здесь все решают деньги, заплатишь за него большую сумму тогда и претендуй.-Задумчиво отозвался Конрад на его угрожающую реплику.- В конце-концов это Вертеп, а не песочница, где дети отбирают друг у друга игрушки.
Чуть нахмурил брови, когда Бальтазар обнял его, резко привлекая к себе, и решительно отстранился, вновь накидывая на огненные волосы капюшон, ощущая, как и он начинает замерзать на этом ночном холоде.
-Бальтазар, почему бы нам не пригласить их с собой, там и разберемся, но не здесь.-Сделал шаг назад и вновь странная улыбка тронула его губы, а тень капюшона скрывала бездонные черные глаза, в которых не было ничего и лишь в самой глубине затаилась тщательно контролируемая страсть.

Отредактировано Конрад Д'хакур (2009-12-03 18:01:18)

72

Бальтазар звонко чихнул.
- Заканчивать нужно с прогулками. Конрад, будь добр, пригласи этого юношу ко мне в покои. Надеюсь, он не забудет про моего невольника… И я бы хотел, чтобы ты пришел.
Он приподнял его лицо за подбородок.
Красив в своей гордой красоте, как дикий ирис! И упрям, подобно пустынному кактусу. Конрад… Пойдешь ли ты, или же вновь заупрямишься?.. После своих слов…
Бальтазар пошел к замку, удаляясь от них.
Сейчас бы не помешал горячий душ и пара умелых рук. Плечи свело от холода. Нет, как он сказал, как сказал!...
Улыбка промелькнула на его лице.
Возможно, он даже и прав. Возможно… Я еще не решил. Подумаю об этом в душе.

>>>Уединенная обитель Бальтазара

Отредактировано Бальтазар Лоар-Гронж (2009-12-07 20:16:55)

73

Ему, как обычно, поначалу не снилось ничего.
Огромная черная пустошь, заполненная мельтешащими цветными змейками, которая скрывалась за веками, так и оставалась с ним, как только Лукас засыпал. Спустя некоторое время, правда, змеек становилось все больше, они сплетались между собой, формируя сначала нелепые, а позже привычные фигуры и формы, смешивая цвета собственных окрасок. Вскоре змейки исчезали, оставляя Лукаса один на один со сном.
Как и все другие, этот был лишен всякой логики, смысла и морали. В нем был кабинет деда, пропахший этим старым маразматиком, под конец жизни не выходившим из помещения. Кажется, стоял запах пыли и оливкового масла, а еще подошвы его домашних туфель - они были сделаны из козьей кожи, и навсегда оставили в себе запах молока. Так казалось Лукасу каждый раз, когда мужчина, выпив на один глоток больше положенного, старательно вытирал ноги о лицо собственного внука.
Еще шел снег. Огромными хлопьями, которые больше напоминали невесомых ледяных чаек - от них пахло хвоей и морем, и Лукас, будучи у себя во сне совсем маленьким мальчиком, ловил этих быстро погибающих в руках птиц окровавленными пальцами. От их сумеречного прикосновения боль, которая покрывала его тело, как затхлая короста, становилась чуть меньше, а дыхание, хриплое и словно бы вырывающееся из болотной жижи, делалось легче. Изо рта пропадал привкус металла, и вода, которой скатывались чайки с тела мальчика, смывала с него следы побоев, кровь и грязь его собственного уродства, которого он боялся всю свою жизнь, но был не в силах признаться в этой фобии.
И вот, когда он протянул руки за очередной чайкой с белыми глазами, за его спиной хлопнула дверь, а пол под его ногами провалился.

Рэйвен открыл глаза, не сразу понимая, где находится. Чудовищно болела голова, его лихорадило, ныла поясница и нога. Кажется, столь долгая дорога измотала его, и первые несколько дней в Вертепе придется провести прикованным к постели, груде лекарств и общению с доктором, лица которого он не помнил.
- Простите, мсье, мы налетели на камень, это разбудило вас, мсье.
Извиняющийся тон, подобострастное лепетание и перепуганный взгляд водителя в зеркале заднего вида разозлили юношу куда больше, чем само происшествие. Пожалуй, промолчи Жорж и продолжи дорогу, Лукас снова уснул бы.
Рэйвен поставил себе на колени дорожную сумку и, открыв ее, извлек из шелково-кожаной пасти упаковку ибопрофена и бутылку воды. Проглотив пару таблеток, он хотел было отставить сумку в строну, но мерседес, налетев на еще один камень, вновь подскочил, и сумка выпала из неловких рук юноши. Содержимое ее немедля оказалось на полу: ежедневник в бархатистой обложке, несколько ручек и карандашей, портмоне, чехол с мобильным телефоном, очки для чтения, пластиковая коробочка с таблетками открылась, выпуская содержимое наружу.
Лицо Цахеса, не слишком аккуратно вылепленное и не предназначенное для выразительной мимики, выглядело крайне комично, когда выражение его так быстро сменялось за короткое время. Сперва светлые брови приподнялись, сходясь над переносицей в скорбном изгибе, а уголки приоткрытого рта опустились. Затем Лукас поджал задрожавшую нижнюю губу, узкие ноздри расширились и глаза, секунду назад едва не наполнившиеся слезами, загорелись злостью.
- Идиот! Кретин! Ты убить меня хочешь, сволочь?
Лукас не кричал а, скорее, верещал, как истеричная девчонка. На спинку водительского кресла посыпались удары ног и трости, громко ругаясь, Лукас избивал кресло, словно оно, а не водитель, молоденький черноволосый юноша, было виновато во всем случившемся.
Жорж втянул голову в плечи, сильнее вцепляясь в руль. Он работал на "мсье Рэйвена" совсем недавно и еще не успел привыкнуть к подобным выпадам своего хозяина. Признаться честно, при нем это происходило впервые, и от криков, ударов в спину и омерзительно раздражительного визга, он впал в ступор. На побледневшем лице выпала испарина, он не знал, что ему делать - вести машину дальше или остановиться, чтобы мсье изволил успокоиться.
Следующее его движение вкупе со слишком сильным взмахом тростью Лукаса решили ситуацию за него.
Жорж выпрямился, чтобы не отвлекаться от процесса, чуть склонился в сторону, надеясь увидеть, что происходит с мальчишкой, которого он ненавидел всей душой, и в этот момент рукоятка трости, скользнув по бархатистой обшивке сидения, угодила точно в висок водителю. Удар, который казался не слишком сильный, пришелся очень точно и аккуратно, из-за чего его воздействие было куда сильнее, чем могло бы быть. Все произошло слишком быстро, чтобы у этих нескольких секунд появилось чуть больше эмоциональной окраски и эпитетов.
Руки потерявшего сознание Жоржа крутанули руль вправо. Послушный автомобиль соскользнул с дороги, шедшей чуть выше окружающих ландшафтов, подминая под себя растущие на склоне кустарники и проезжая дальше, в лес, между покрытых солнечной карамелью деревьев. Лукаса, на которого произошедшее нахлынуло с мгновенной задержкой, тряхнуло в сторону, словно легкую фигурку из папье-маше, к окну, где он впился в пассажирское сидение. Он завопил, зажмуриваясь, и через несколько секунд его голос, сорвавшись, пропал, оставляя его с нелепо раскрытым ртом.
Зажатая ногой потерявшего сознание водителя педаль газа заставляла автомобиль ехать дальше, несмотря на стоящие на пути деревья. Мерседес подкидывало и трясло, разворачивая между стволов, на коре которых оставались жестокие глубокие раны от соприкосновения с металлом.
На очередном развороте дверца возле водительского сидения распахнулась, и Жорж, выскользнув из-за подушки безопасности, выпал из нее.
После этого движение продолжалось еще несколько секунд. Когда же в треске веток и шуршании листвы наконец-то остался лишь шум включенного мотора, Лукас не спешил выбираться из машины. Еще несколько минут он продолжал сидеть, вцепившись в спинку кресла, не решаясь даже открыть глаза.
Челюсть онемела, во рту не было ни капли слюны.
Рэйвен распахнул глаза резко и тут же отпрянул от сидения. Его трясло, словно на электрическом стуле, по лицу и шее катился пот, он весь взмок, но ему было безумно холодно. Глаза его были открыты так широко, что, казалось, он вот-вот вылезут из орбит, и без того иронично огромные на тощем узком лице.
Салон был засыпан стеклом, ветками и листвой. Первым, что он попытался найти, был мобильный телефон, но безуспешно - скорее всего, он вылетел из разбитого окна. Нашарив на полу трость, Лукас около минуты возился с дверью. Трясущиеся пальцы не давали ему открыть ее, он нервничал и плакал, чувствуя, что его поймали в ловушку. ОН был уверен, что сюда вот-вот пустят ледяную воду, и он захлебнется, так и не открыв единственную дверь, ведущую на улицу, потому что был слишком запуган.
Когда же замок поддался, он не вышел, он вывалился наружу, на еще влажную землю, греющие лучи солнца до которой не добирались из-за высоких деревьев.
- Жорж?
Нет, ему показалось, вслух имени своего водителя он произнести не смог. Голос разбился, как и окна в автомобиле, рассыпался, оставляя Лукаса с пересохшей глоткой и бесконечным ужасом в душе.
- Жорж!
Испуганно оглядываясь, Лукас пытался найти юношу, единственного, кто мог сейчас хоть как-то помочь их ситуации. Но Жоржа нигде не было. Он не звал хозяина, не пытался его найти.
"Ублюдок! Сбежал, как только предоставилась возможность!"
Через тридцать минут поисков, только под конец которых он все-таки сумел справиться с дрожью и более-менее твердо встать на ноги, он понял, как рад был бы, окажись его обвинение правдой.
Жорж нашелся. Он лежал возле одного из ужаленных металлом деревьев, в нелепой, неестественной позе. Все лицо юноши было в царапинах, губы были бледными.
- Жорж! Очнись, пожалуйста, Жорж! Очнись! - Лукас вцепился в ворот форменного пиджака юноши, пытаясь разбудить его. Голова водителя мотнулась в сторону, как у поломанной куклы, и Цахес тут же разжал пальцы.
Он стянул одну из перчаток, немедленно прижимая пальцы к шее Жоржа, после чего Рэйвен почувствовал, что он словно бы провалился в огромный чан чего-то вязкого, вроде смолы светло-серого цвета. Краски, звуки, запахи - все это утянуло, одним тугим водоворотом все ушло куда-то вниз, как вода в ванной. Лукаса снова затрясло, уголок губ дрогнул, обезображивая лицо юноши омерзительной ухмылкой.
Жорж был мертв. И он был бы жив, не закати Лукас истерику.
Лукас Рэйвен убил человека.

Отредактировано Лукас (2010-01-16 12:55:32)

74

Комнаты Аль-Хазари »Прилегающие к замку территории » Лесопарк

Легкий ветерок едва прошелся по сухим осенним листьям, с опаской оглядываясь назад, будто желая увидеть за собой бегущую по пятам прислугу осени – дождливую тучу. Едва он замер, послышалось пение лесных птиц, рассыпающееся бархатными нитками то тут, то там, по солнечным тропинкам. Едва прошуршала дикая белка на ветке, юрко скатываясь по ребристому стволу вниз, что бы попытаться найти орехи, которые она прятала раньше к зиме. Еще где-то виднелись редкие островки уцелевшей зелени, и только стойкий запах дождливой осени напоминал, нет, не весна. Вот раздался шум падающей шишки в ельнике недалеко, и не важно что голубые колючие верхушки деревьев едва виднелись, шорох словно задавая мелодию дикого леса, переходящий во время «день» едва ли не казался царственной сказкой вокруг строгого и старого замка Вертепа.
Едва различимые шаги куда более задумчивые, чем быстрый бег очередного ветерка за спиной, могли ли они нарушить гармонию рыжего леса? Казалось, что присутствующим тут было глубоко плевать на появившуюся фигуру мужчины, что курил сигарету, зажимая одними губами, и, невидяще глядя вперед - брел прямо в глубину леса, не особо замечая, что уже сбился с тропинки.
Мысли Серегила витали так высоко, что он не уверен сможет ли его разум долететь туда же. Даже черный взгляд хладнокровной уверенности не успокаивал мастера, все ненавязчиво нашептывая какие-то совсем непонятные образы, воспоминания, ощущения чужой реальности. На мгновение мужчина остановился что бы вдохнуть осенний воздух и выдохнуть струйку серебристого дымка, даже не ощущая уже своего тела. Внутренне он был где-то совсем далеко, шагая босыми ногами по снегу, и сжимая смуглые плечи руками.

Черные волосы нещадно трепались больно по лицу плетью, оставляя неприятное жгучее чувство короткой боли. Ноги уже давно не чувствовались, упрямо шагавшие по белой глади снега. Он был уверен что найдет его. Мертвые ведь не чувствую холода? Или не должны чувствовать? Футболка уже покрылась серой корочкой льда, грозя потрескаться и просто рассыпаться кристалликами. Эта простая ткань не была предназначена для такой температуры, да и жаркое тело демона не способно было согреть ее сейчас.
Мужчина едва остановился, щуря черный взгляд и развел руки чуть прогибаясь в спине, громкий хлопок кожистых крыльев едва ли смог нарушить громкий вой ледяной пустыни. Крылья тут же прижались к телу словно бы стараясь хоть как-то укрыть от пронзающего ветра. Мужчина едва дернул плечом на мгновение прикрывая глаза и что-то шепча замер. Несколько минут, а быть может секунд, он стоял так словно ожидая чужого сигнала, а потом двинулся дальше, плотно кутаясь в ореоле своих крыльев. Летать в такую погоду было невозможно, хотя так, он бы нашел его быстрее. Буря все не унималась, заставляя Серегила раздраженно убирать волосы с лица, что так и норовили попасть в рот или глаза, мешая видеть ту малую часть белого пелена, что он мог увидеть за снующим диким ураганом ветра. Тот, кого он искал, лежал где-то совсем близко, почти полностью занесенные холодным снегом и погружался в очередной свой длинный сон. Серегилу не нравилась когда он так делал, потому что именно ему приходилось все бросать и искать его в этой пустыне. В ней он хозяином не был, и не любил этот ужасный холод, но все равно шел искать.
-Где ты? – Ветер подхватил едва различимые нотки шепота и тут же кружа понес дальше, мимо ледяных тяжелых скал, закрутился с новой силой и вернулся совсем недалеко разбиваясь серебристой пылью о какой-то сугроб. Демон настороженно замер, словно ощущая даже сквозь дикие шумы дикой природы чужое сердцебиение. Он был совсем рядом.

Едва судорожно вдохнув воздух, мастер закашлялся почти сразу неправильно вдыхая табачный дым сигареты. Тело подсознательно ожидало прочувствовать тот ужасный морозный воздух, ощутить тяжесть крыльев за спиной, и жмурится от того, что черные длинные волосы с едва заметной сединой на челке, должны были лезть в лицо, мешая видеть дорогу.
Шиит еще откашливаясь прижался к стволу какого-то облезлого дерева, что стояло совсем рядом, и закрывая глаза тряхнул головой, стараясь согнать это совсем чужое, ненужное наваждение. Ну вот, ведения чужой жизни стали приходить к нему даже просто так, днем, когда он был совершенно трезв.
Хазари почему-то ощутил дикое желание отправиться срочно в Париж, забрать Ромео из Вертепа и никогда больше не возвращаться в этот лес для прогулок, что бы никогда….никогда что? Не видеть этой чужой жизни? Разве это могло его на самом деле спасти?
Мужчина странно посмотрел на догорающий окурок сигареты в руке и тряхнув кистью выкинул его куда-то в сторону, тут же прикладывая перчатку к лицу, ощущая кожей холодный от ветра скрипящий материал.
Возможно это разговор с Ромео и его реакция на услышанную новость заставили Серегила так поступить. Что вообще могло вызвать желание приласкать ребенка? Мастер никогда не любил детей, максимально стараясь избежать  подобного рода отношений, сессий и прочих заказов на эту тематику, даже если обещали хорошую цену.  Но тогда….что вообще могло разбудить в нем ту короткую страсть, что он оставил с Ромео, и тут же сбежал? Мужчине не хотелось развивать эту  тему дальше, но он понимал, об этом придется задуматься рано или поздно.
Резкий визг колес, шум и громкий глухой удар чего-то большего недалеко сразу выдернул из этого странного и ничуть не радостного состояния. Мастер нахмурился прислушиваясь к шуму, пытаясь понять с какой стороны леса он шел и направился к нему. Хрустящие ветки под ногами иногда сбивали мастера с дороги, заставляя остановится и прислушаться, понять что тот громкий звук удара прошел, зато послышался чей-то вскрик. Голос, теперь Серегил шел на него, уже не особо понимая, что давно потерялся в лесу, ведь он зашел слишком далеко. Сейчас его беспокоило совсем иное.
-Эй, кто здесь!? Что случилось?! – Серегил громко позвал кричащего, и, уже вдалеке заметил движение. Разбитая машина врезавшаяся прямо в дерево уродливым черным жуком нарушала гармонию рыжего леса, заставляя мастера прибавить шагу. Кто-то попал в аварию и должны быть живые. Чей-то голос.
-С вами все в порядке?! – Приближаясь Серегил различил худую фигурку юноши, который стоял на земле теребя лежащего  второго молодого человека. Мастер еще несколько минут постоял наконец понимая что неподвижные лежащий шофер, а это, судя по форме, был именно он, мертв. Кто рядом сидящий светловолосый юноша, мастер не знал.
-Осторожно. – Серегил не успел заметить на лице молодого человека кривой и злой улыбки, не особо вглядываясь он опустился рядом на колено стараясь осмотреть его тело.
-Как вас зовут? С вами все в порядке? – Стандартные вопросы и возможность оказать первую помощь, которую Серегил мог предложить. Наконец заглядывая в пронзительно голубые глаза юноши, мужчина едва подавил желание скривиться. Опять дети. Да что ж это такое? Мальчик не был красив, но и особенно уродлив. Сухое лицо, нос с горбинкой и бледная кожа почему-то создали образ этакого маленького вампира из какой-нибудь Варшавы, который едва покинул свой склеп, и тут же успел вляпаться в неприятности.
-Как вы? Что здесь произошло? – Мастер опасливо покосился на разбитую машину и сняв перчатку с руки приложил к шее шофера, на всякий случай желая проверить пульс. По неестественной позе тела можно было даже и не сомневаться что человек мертв, но… Уже убирая горячие пальцы с чужой шеи Серегил нахмурился сильнее. Он все еще ждал пока юноша заговорит с ним.

Отредактировано Серегил (2010-01-18 18:52:02)

75

Нет, нет, разумеется, безусловно, как иначе..?
Сон. Да. Сон, ничто иное, как сон. Он все еще едет на заднем сидении нового черного Мерседеса, Жорж не включает музыку - она раздражает хозяина - а до Вертепа осталось всего-то минут двадцать пути. И все это ему, Лукасу, снится. Наверное, съел что-нибудь не то, или фильм, который он смотрел в самолете, задел его чуть сильнее, чем можно было предположить. Вот и все. Вот. И. Все.

Мир заканчивался в паре сантиметров от его кожи, там, где кончалось тепло тела Лукаса. Мир за пределами его собственной оболочки не существовал. Там было темно, холодно и совершенно, абсолютно пусто. Он не чувствовал холода, не чувствовал влаги под коленами намокающих от сырой земли джинс, не чувствовал, как за шиворот проник прохладный, осенний уже совсем ветер. Не знал он, что онемели пальцы на трости, в которую он вцепился, как в нижнюю перекладину опущенной с вертолета спасателей веревочной лестницы. И, что самое главное, не слышал, как его окликнули. Лукас не заметил, что голос, который, как ему показалось, охрип и исчез, все-таки был с ним, и его крик, словно возглас испуганной птицы, скользну меж деревьев, брезгливо обогнул разбитый автомобиль и достиг чьего-то слуха.
Он был перепуган до самого основания своей не слишком опрятной душонки. Ощущение тотального отчанья захватило его в одно мгновение, попыток прийти в себя сознание не предпринимало. Он был точно парализован случившимся.
Жорж, еще пару часов назад встречающий его в аэропорту, высокий стройный парень с блестящими карими глазами, такой молодой и до тошноты жизнерадостный, сейчас был мертв. Нет, не так. Он был убит. Убит эгоизмом, злобой и мерзостью сущности Лукаса. Рэйвен обожал причинять людям боль. Физические страдания корчащихся у его ног мужчин заставляли его кровь вскипать, а пальцы - подрагивать от вожделения. Он бесстыже кончал себе в руку или, если не успевал, то в штаны, раз за разом, когда видел на чужих телах кровь, когда знал, что слезы, проливаемые невольником - не подделка.
Но сейчас, когда скорлупа, которой Лукас покрыл себя, дабы избавиться от взаимодействия со внешним миром, треснула на его глазах, когда перед ним лежал мертвый, убитый им человек, он испытывал лишь ужас. Еще его тошнило - он впервые видел труп. Похороны дедушки он пропустил, а после не случалось прецедентов для созерцания столь малоприятного явления.
Он просидел бы еще черт знает сколько, уставившись на лицо мертвого юноши, не снимая с губ дурацкой истерической улыбки, которая повествовала отнюдь не о веселье, но в его мир, который постепенно все же расширился, вторглись.
Около минуты, что незнакомый ему мужчина говорил что-то (Лукас практически не различал слов, в ушах у него стоял жуткий шум), Лукас лишь смотрел довольно глупо на него, пытаясь понять, что вообще происходит. Стоило ему, однако, сморгнуть и почувствовать, как болит у него спина, и как замерзли ноги, как ситуация стала предельно ясна. Первичный шок прошел, уступая место привычному холодному спокойствию. Лукас выпустил из рук трость, чтобы взяться за нее как следует и поспешил встать. Поднялся юноша удивительно легко и пружинисто, но почти сразу едва не упал снова - трость соскользнула на начавшем гнить листе, и Цахесу пришлось сделать неуклюжий шаг назад, чтобы удержать на ногах. На коленях осталась грязь и прилипшие листья, которые он смахнул снятой ранее перчаткой.
- Я не знаю. Кажется, он потерял управление. Машину вынесло с дороги, дверца распахнулась и он, не удержавшись, вылетел, - голос у юноши был абсолютно спокойным, он говорил так, словно ничего и не случилось. На лице вновь заледенела маска безразличия, уголки губ опустились вниз. Рассмотреть внезапно подоспевшую помощь он не удосужился - ему хватило лишь того, что она была. Паника, которая билась в нем, как душевнобольной в мягкой комнате-изоляторе, связанная по рукам и ногам напускным спокойствием, не собиралась утихать ни на секунду.
- Вероятно, он сломал шею, - подытожил Лукас, глядя на Жоржа, - со мной все в порядке.
Он вовсе не соврал, просто ощущения несколько застопорились. Вот начало болеть правое плечо, которым он сильно ударился о дверцу, пока машину швыряло из стороны в сторону, вот один за другим расцветали синяки и ссадины, которых на его теле было теперь не меньше десятка.
- Лукас, - как-то невпопад вдруг сказал юноша, отводя от погибшего глаза, - Лукас Рэйвен. А его зовут... звали Жорж.

Отредактировано Лукас (2010-01-19 01:02:22)

76

Смерть. На что она похожа? Какой у нее будем костюм, настроение, взгляд, когда она придет за тобой? Каким ощущением разойдется прикосновение ее руки по твоему телу, когда ты сделаешь свой последний вздох? Подарит ли она тебе еще два быстрых удара сердца или вовсе вырвет его? Будет ли твое тело так же красиво и после ее ухода? От нее многого можно ждать. Страшнее всего, когда ты ее вовсе не ждешь. Тогда она бывает особенно жестока и.. прекрасна. Она любит одевать самые черные одежды с яркими вкраплениями черных камней – глаз, кто раньше умирал так же, как и суждено тебе сейчас. Ее воротник услан из черных перьев ваших криков, а ее взгляд едва прикрыт легкой черной вуалью неожиданности. У нее мягкие и красивые бледные губы, и такой же нежный шепот, которым она не спешит поделится с тобой. Только потом, когда ты даже не успеешь почувствовать перелома шеи, или того, как твое тело расплющится об асфальт. Когда от тебя ничего не останется, она станет для тебя всем. Заберет тебя в свое царство, пустит гулять по черному лесу, но оставит только твою душу. Душу она увести не может. Только вот…не у всех она есть. Кто-то даже не успевает ее создать,  а кто-то уже совсем давно отдал ее своему демону на растерзание, кто-то продал, пропил, изнасиловал, или….или просто убил. Люди – все смертны. Только вечность бессмертна.
Легкое и странное спокойствие постепенно опускалось на плечи Серегила, когда он смотрел на лежащий перед ним труп. Мастеру вдруг захотелось раздеть этого юношу, вымыть, одеть в красивую одежду и положить на кровать. Большую, что бы рядом с умершим можно было выложить множество лепестков черной розы – Карликового Принца. Этот странный образ, придуманный шиит, внезапно придал каких-то непонятных сил и решимости. На мгновение Серегил решил что так и сделает. Попозже, когда с живым будет решен вопрос. Мастер еще до конца не осознавал что на самом деле это вовсе не его мысли. Мысли того чужого разума, что давно и прочно угнездился в его теле, вселяя бесконечное множество этих чужих ведений и непонятной жизни. Рука Серегила коснулась лица трупа, проводя кончиками горячих пальцев по щеке, будто лаская ореол лица юноши, желая его прочувствовать, запомнить черточки лица. Можно было даже сказать что смерть ему шла. Ты выглядишь так гораздо лучше, пусть я не знал тебя раньше. Совершенно чужой оттенок просочился в сознание мужчины, чуть окрашиваясь красновато-черным свечением, он незаметной дымчатой струйкой опоясал его сердце, на мгновение сжимая бьющееся в странном ритме сердце, заставляя неровно выдохнуть, и тут же рассеялось растекаясь невидимым ядом по венам. Серегил что-то решил, даже не осмысливая того, что именно будет делать. Первая оправдывающая мысль была «Вертеп скроет даже это. Тем более это на его территории»
-Мсье Райвен, что вы тут делаете? – Серегил поднял темный взгляд чуть почерневших глаз, всматриваясь в лицо юноши. Трость и дорогая одежда, пусть и запачканная, говорила о высоком статусе мальчика, однако ничуть не поясняла Серегилу что именно делает незнакомец в лесах, уже принадлежащих к территории замка. Ссутуленная фигурка мальчика и его интересное, бледно лицо только еще больше заставили Серегила задуматься о том, что же конкретно он собирается делать и как у него это получится. Мастера просто тянуло…что? Украсть труп? Да. Он еще толком сам не понимал, что конкретно собирался делать с ним, но жаждал этого очень сильно. Незатейливой пыльцой, совсем ненавязчивой мелькнула мысль, что быть может стоит позаботится и  о живом мальчике? Но Серегил понятия еще сам не имел что подразумевал под этим. Убить? Надругаться? Нет, сексуальных желаний мальчик у него никак не вызывал. Только это странное состояние тоски по…чему? ЧЕМУ ЖЕ?

Пронзительный ветер в очередной раз подгоняет тебя вперед заставляя раздраженно зарычать, чувствуя что иней пошел уже и по плечам. Черная футболка давно потрескалась и распалась на маленькие кусочки, оставляя черные пятнышки закоченевшей ткани, которые тут же занесла буря. Торс теперь был абсолютно обнажен, что позволяло ледяному ветру обжигающими касаниям проходится по смуглым кубикам напряженно пресса, поднимаясь вверх к затвердевающим от холода соскам и разлиться усталым ощущением раздражения по плечам. Почему он ушел так далеко на сей раз? Специально ли заставляет себя искать? Это только больше злит, ты обещаешь себе что обязательно отомстишь ему за эти неудобства. Скоро ведь и ткань твоих свободных штанов не выдержит и осыплется так же, как и футболка. Черные крылья едва хлопают, словно бы демонстрируя недовольство хозяина, и он  упрямо бредет дальше. Наконец виднеется какое-то странное движение впереди. Словно белая тряпка треплется об дикий ветер вдалеке длинные пряди волос.
-Наконец-то. – Острое желание впиться острыми клыками в холодную шеи, растерзать губы в клочья и согреется в этом теле. Дать понять, что не стоит так поступать с тобой. Шаги становятся быстрее, а рычание чуть громче. Вот уже виден ореол лежащего в снегу. Серая кожа, закрытые веки и абсолютно спокойное выражение лица. Такое, словно он спит в теплой постели дома, а не лежит в снегу впадая в полный анабиоз.
-Ну уж нет! – Вскрик раздражения на мгновение пробивается сквозь сильную стену шума дикой снежной бури и тут же погибает, разбиваясь о сугробы. Ты начинаешь раскапывать тело лежащего, постепенно видишь что на нем как и всегда только белые штаны и ненужные перчатки на руках. Что за животное, думаешь ты и взваливаешь тело на плечо, едва приседая под его тяжестью.

Серегил на сей раз очень медленно выдыхает, почти ощущая тяжелый груз чужого тела на плече, и убирает руку с лица мертвеца. Тело в любом случае стоит забрать с собой.
-Мсье, пойдемте, там недалеко есть поместье в котором я….-Серегил на мгновение запинается думая как бы именно сказать осторожно то, что он там не просто живет, а именно работает мастером.
-К которому я имею отношение. Вам там помогут. – И совершенно уверенный в своих действиях быстро прикрывает открытые глаза трупа, снимая куртку, набрасывая ее на плечи юноши. Потом встает и взваливает на плечо труп, неся его к разбитой машине.
-Его стоит спрятать, тут есть дикие волки. Мы за ним вернемся потом. – Казалось, что шиит находился под действием какой-то лихорадки, хотя со стороны этого не было заметно. Что-то поменялось в нем за это короткое мгновение в эту короткую встречу с этим мальчиком. Что-то, что так легко разрушило барьер рассудка, который он так долго сдерживал. Может быть смерть? Такая легкая и простая? Серегил этого еще не знал. Мысль, которая ненавязчивой мухой вилась в его голове, мешала даже нормально идти. Он слегка подтормаживал, желая прямо сейчас вернуться и сделать это прямо сейчас. Мысль что он хотел убить и этого мальчика, еще не было до конца сформирована, а уже желала родиться. Странно жить так.
На мгновение включилась логика и Хазарии замер оглядываясь назад, уже когда труп лежал в машине на осколках разбитого стекла.
-Я…..кажется, заблудился сам. – Серегил наконец обратил внимание что имена эта часть природы этого леса была ему совершенна незнакома. Дорогая, которую выбрал этот шофер, шла через лес и в какую именно сторону стоило идти, мастер сам не знал, да и не был уверен что смог бы их вывести обоих. Парадокс. Он только что хотел убить этого Лукаса Райвена, а теперь жалел о том, что так неудачно потерялся  и  не может их вывести. Просто тут шиит еще не гулял, он был совершенно в этом уверен. Совсем другие породы деревьев, даже цвет травы и запах леса был другим…Тяжелым. И смерть тут была не причем, она пахла совсем по -другому. Совсем….
Серегил некоторое время рассматривал окружающий их лес и повернулся к юноше.
-Мсье, у вас есть с собой какие-нибудь вещи? Фонарик, теплая одежда, лекарства, вода? – На мгновение чей-то чужой голос подсказал что ему это все не нужно совсем, что утром все будет по другому, но логика все еще пыталась брать вверх, заставляя уйти шепот в глубь.
Горячие пальцы мужчина тяжело легли на плечо юноши, словно бы дожидаясь что скажет этот мсье, что сделает. Мгновение, это будто бы что-то могло решить. Спасти Серегила? Навряд ли. Спасти себя самого? Возможно.

77

Он наблюдал.
Говорить? Чуть позже, когда кончился этот поток кажущихся ему бессмысленными вопросов и слов, когда в сущности большинство из них стоило бы пропустить. Его большие, чуть выпученные, как у рыбы глаза были даны ему не просто так. Абсолютно не пригодный для участия в чем либо, Рэйвен был идеальным наблюдателем. Внезапно нахлынувшая судьба богатого наследника едва ли вязалась с образом, который ему приготовила природа. А именно - наблюдать из угла за красивыми и сильными мира сего, которые предпочитают не обращать на ублюдка никакого внимания. Он, жалкий червь, словно в шутку был поставлен в одну линию со львами и тиграми, которые кружили вокруг, пока он, неистово напрягая каждую мышцу своего крохотного неказистого тельца, изо всех сил старался не отставать.
Когда же на плечо его опустилась рука, он все же предпочел начать говорить.
- Вертеп, - проговаривает Лукас, наблюдая при этом за реакцией мужчины, обернувшись и глядя снизу вверх. Нет, он не казался рядом с незнакомцем карликом, не смотря даже не внушительную разницу в росте, а совсем наоборот - словно крошечный Господин и его огромный, но послушный зверь. Первый доверяет второму ровно настолько, что не одевает на того цепь.
Рэйвен быстро сморгнул, прогоняя из внутреннего взгляда картинку, весьма красивую и даже в некоторой степени чарующую.
- Поместье, к которому вы имеете отношение - Вертеп, не так ли?
"Здесь слишком далеко до любого населенного пункта, а будь ты оттуда, то это означало бы лишь то, что плутаешь ты не первый день. И едва ли ты выглядел бы таким холеным, будь оно так. А других поместий здесь нет. Так кто ты? Богатый ублюдок, жадный до послушных членососов, или ты господин, которому текущие жиром и похотью уроды подставляют свой зад? Ты не можешь быть рабом, иначе тебя бы здесь не было. Интересно, за кого ты принял меня?"
- Я направлялся туда. Мои вещи были в другом автомобиле, полагаю, что они уже доставлены в мои апартаменты.
Он говорит, пока мужчина относит труп в машину, которая была совсем неподалеку - странно, а казалось, что они проехали так много с того момента, как Жорж выпал из дверцы! Лукас находил незнакомца странным. Дело было не расовой принадлежности, а просто... Рэйвен не мог определить. Даже тот факт, что мужчина предпочел не взять Жоржа на руки - что было бы куда легче, элегантнее и практичней, а устроить его на своем плече, настораживал. Но вида, разумеется, Лукас не подал. Он, как и прежде, стоял на своем месте, впившись в рукоять трости.
Боже мой, его спокойствие было просто омерзительно. Ни один человек на Земле не мог относиться столь безэмоционально к тому, что на его глазах кто-то погиб, каким бы выродком и сволочью он ни был. Такого просто не могло происходить.
Рука, опустившаяся на его плечо, все это время не мало раздражала Лукаса, и он недвусмысленно повел им, стряхивая ладонь мужчины.
- Извольте представиться прежде, чем вторгаться в мое пространство, - шаг вперед, весьма плавный для калеки разворот на влажной земле. Смотрит прямо, открыто, без малейшего намека на страх или хотя бы уважение. Наглец не считал мужчину даже за равного, всем своим видом, манерой держаться и говорить он открыто заявлял, какую жирную черту он ставит между ними.
Но то было не высокомерие, нет. На самом деле Лукас был напуган до смерти, и холодная, практически незаметная агрессия была для него сейчас лучшей защитой, как физически, так и морально. Он не был уверен, что не сорвется, почувствую он опять хоть толику человеческого тепла, потому что натянутые до звенящего предела нервы готовы были вот-вот лопнуть, оставляя его разбитым и подавленным. А плакать перед незнакомцем, от которого подобным образом едва ли можно было что-то получить, он не собирался.
В повисшей на мгновение тишине раздался звонок. Переливчатый звон мобильного телефона - где-то совсем рядом. Лукас моментально обернулся на звук, делая шаги по направлению к нему. Источник звука был в пятнадцати шага от него. Рэйвен смахнул несколько листьев, и взгляд его потеплел. Наклонившись, он подхватил с земли мобильник.
- ...да, да, со мной все в порядке...небольшая авария... - нельзя было не заметить, что заледеневшая маска на его лице была тронута едва различимыми мазками теплых красок, точно к белому листу прикоснулись самым кончиком смоченной в акварели кисти, -...Жоржу... не так повезло, - он обернулся к автомобилю, его губы чуть скривились, - ... где я? Понятия не имею. Но если ты сильно отстал, то езжай по дороге, о которой я говорил... я думаю, ты увидишь, где нас вынесло.
Не прощаясь, Лукас нажал клавишу окончания вызова и обернулся к мужчине.
- Второй водитель, - пояснил он, - машина с моими вещами. Скоро... будет.
Почему-то приближаться к незнакомцу не было никакого желания.
Вернее, не так. Испуганный до гусиной кожи мальчишка внутри Лукаса больше всего на свете хотел прижаться к этому большому человеку, чтобы тот отнес его в безопасное место, жалея и поглаживая по голове. Но человек более рассудительный и умеющий мыслить хоть сколько-нибудь логически предполагал, что никто, "имеющий отношение" к Вертепу, да еще и обладающий подобным телосложением и - что куда важнее - взглядом, не мог быть не опасен. Этому Лукас научился в прошлы раз, когда ему спутали с невольником. Недоразумение было быстро разрешено, но Лукас обзавелся еще одним страхом. И, стоит заметить, иногда это оказывалось полезным.

Отредактировано Лукас (2010-01-20 12:42:43)

78

Образ. Какой образ стоит выбрать для своей жизни, и какой лучше спрятать для своих грез? Тяжелее всего, когда ты до конца не уверен что именно это тебе подойдет. И тогда получаются бессвязные движения, ненужные мысли, совершаются глупые поступки и ты по большей своей части рассредоточен. Очень важно выбрать правильный взгляд, ведь именно твоя жизнь – игра, спектакль, в которой ты главный герой. Тебе решать каким выйдет следующий акт, и тебе решать как именно нужно себя вести в нем, как шагать, как дышать. Это тоже важно.
Голос мальчика почему-то кажется Серегилу отдаленно знакомым. Всего на мгновение, и мастер едва ли хмурится, пытаясь понять почему же? Или это было обман его сознания? Нет, его лица он не помнит. Бледное лицо, испуганный, потом надменный и даже чуть злой взгляд заставил Серегила вдруг мягко улыбнуться. Минуты хватило мужчине что бы осмыслить статус рядом стоящего человека. И даже положение, которое сейчас занимал сам Серегил нагибаясь к земле, что бы поднять упавшую, так не к стати, из кармана перчатку, ничего не обозначало для него. Мальчик, представший перед ним, мсье Райвен Лукас, скорее всего был клиентом Вертепа, что моментально успокоило Серегила. Его он не тронет. Теперь уже не сможет, но мягкий шепот в голове почему-то улыбался, лучезарно проскальзывая осенним ветерком прямо перед глазами шиита. Он так же одухотворенно слушал короткий разговор по телефону мальчика с кем-то еще. Водитель. Так даже лучше.
-Да, имею. – Серегил поднялся с колена отряхивая джинсы от листьев и спрятал перчатку обратно в карман. Темный взгляд скользнул по худой фигурке клиента, изучая, словно пытаясь понять или вспомнить, был ли он знаком за работой с ним. Хотя на вряд ли, такого бы клиента Серегил помнил. Юноша был слишком молод для него.
Мастера ничуть не удивил приступ высокомерия Лукаса, а даже наоборот. Успокоил. Его будто все еще под действием той самой лихорадки ничего не могло вывести  из себя, позволяя только мягко улыбаться в ответ и согласно кивать. Когда мальчик закончил разговор по телефону, Серегил заговорил снова:
-Серегил де Ивори-Фарансье. Я один из действующих мастеров Вертепа. – Шиит кивнул, словно в подтверждении своих слов, и тут же перестал сосредотачивать внимание на блондине. Послышался звук подъезжающей машины и громкий хруст веток. Черный тяжелый джип затормозил  невдалеке от них, выпуская наружу светлую макушку второго охранника  мсье. Отсюда, за кустами и деревьями был виден только ореол грозного автомобиля, но именно это было и нужно. Внутри Серегила словно что-то щелкнуло.  Сломалось, выпуская наружу тот таинственный черный дымок забвения.
-Позвольте, я его встречу. – Уже не совсем соображая что конкретно делает или собирается делать, мастер просто прошел мимо Лукаса целеустремленно направляясь к машине.
-Добрый день, там мсье Райвен, помогите ему собрать вещи, я сейчас тоже приду, у вас ведь есть телефон в машине? – Серегилу не нужен был не телефон, ни сама машина. Тем более работающая. Голос внутри говорил что он обязан задержать их обоих тут надолго. Тем более, тебе ведь так понравился зеленый цвет глаз водителя, да?  Спокойный, едва ли мягкий и…какой-то теплый голос  раздался над самым ухом мастера, вызывая стремительный поток мурашек пробегающихся неприятной волной вдоль по позвоночнику к пояснице.
Доверчивый охранник кивнул открывая вторую дверцу джипа и протянул трубку Серегилу. Мастер мягко ухватился пальцами за аппарат, поглядывая темным взглядом на исчезающего за ветками охранника. Трубка тут же была возвращена обратно. Ключи, которые парень оставил в машине, все еще позволяли черному джипу урчать, давая слышать его мощный мотор. Но это Серегилу было не нужно. Вытащив ключи из зажигания, мужчина вышел с машины направляясь к капоту, открывая его что бы рассмотреть новенький мотор и прочие его внутренности. Водить машину сам мастер не любил, предпочитая это предоставлять квалифицированным шофером, а вот от быстрый езды у него..сносило крышу. Именно по этому, еще будучи совсем молодым студентам французского университета Париж-Дофин* Серегил напрочь отказался от мотоциклов. Попробовав один раз, он несколько месяцев подвергал себя большой опасности, разъезжая с такими же лехими парнями на окружных дорогах. Даже попал в аварию. Именно по этому и решил оставить это, напрочь запрещая себе подобное удовольствие. Однако, не смотря на все это, знания об машинах никуда не делись.
Мастер бегло осмотрел детали и потянулся к трубке зажигания. Ключи от его комнат в Вертепе пришлись как раз кстати. Мало кому известно, что если повредить трубку зажигания, а она в джипе находилась справа от соединений с карбюратором, то никакая современная машина не заведется. Тем более этот мощный Хаммер. Одна дырочка и все. Не особо стараясь, Серегил повредил резиновую трубку достаточно острым концом ключа, и быстро захлопнул капот. Ключи через несколько секунд вернулись в зажигание и джип снова заурчал. Всего 2 минуты и машина заглохнет.
- Бедный Жорж. – Парень тяжело вздохнул, все еще поглядывая назад, где в разбитом автомобиле лежал его мертвый коллега и начал возиться на переднем сидении, словно что-то ища. Серегил как раз сделал вид что закончил разговор и положил трубку все так же понимающе спокойно кивая. Логика в его голове все еще не работала, напрочь выключенный рассудок полностью отсутствовал, лишь отдаваясь странным эхом в голове.
Как и следовало, Хаммер заглох, вводя в ступор, на мгновение, второго водители. Парень подергал еще раз ключ словно не веря своему «счастью» и вопросительно поднял взгляд на Серегила. Мастеру оставалось только изобразить недоуменное лицо и тоже выйти вслед за водителем из машины. Будто бы он в самом деле собирался помогать.
Чужой голос в голове звучно рассмеялся опускаясь на плечи легким морозным касанием чьих-то рук, успокаивающих подбадривающих. В эти мгновение Серегил лихорадочно выбирал способы как именно он убьет этого парня. Постой. А как же мальчик? Предложи ему…посмотреть на это? Предложи? Безумие. Черное, прочное, сильное и стойкое безумие. Оно полностью завладело Серегилом грозя в этот момент полностью сломать его жизнь. Что-то обязано было остановить его от этих бредовых действий. Что это все не правда и пока еще не поздно остановится, но….
-Лукас.... Лукас, подойди, пожалуйста, ко мне. – Чужой. Голос Серегила словно не принадлежал ему самому. Да и это уже был не он. Сейчас, здесь, был кто-то другой. Чужой. Не такой. Со странным томным голосом, похожим на какую-то потустороннюю песню, словно призрак. Взгляд маньяка? Возможно. Черный взгляд которым Серегил буквально приковал мальчика к себе, едва склонив голову набок. Такое бывает, когда человек кажется таким страшным, что ты от бездумного страха не способен слушаться себя и подчиняешься как глупая кукла чужой воле. Водитель недоуменно поднял голову уже возясь с какими то вещами мсье Райвена пытаясь их очистить, и видимо донести до хаммера.
Не дожидаясь пока Лукас очнется, этот Серегил решил подойти сам наклоняясь к самому Лукасу, что бы обдать его бледное и худое не слишком красивое лицо, приятным запахом корицы и кофе. Что бы дать ощутить то самое горячее касание чужого воздуха, с ярким запахом огня и…опасности.
-Лукас, ты отдашь мне его, а я покажу тебе жизнь и смерть. Ведь ты убил человека, и я убью. Мы будем на равных. - Это все было похоже на чистой воды бред. Будто бессвязные какие-то слова, и вроде как не имеющее смысла предложение. Возможно, именно этому напуганному мальчику оно было бы понятно.
Серегил так же легко отошел от блондина, направляясь к шоферу, что бы положить руку, ровно тогда, когда тот вздумает подняться, с земли держа в руке чемодан своего мсье. Откуда Серегил знал что Жорж погиб только что из-за глупой истерики своего господина? Не было этому разъяснения. Возможно это интуиция безумца?
Удар был стремительным и метким. Серегил умел бить, обладая вполне неплохой спортивной подготовкой. Кулак опустился на лицо паренька достаточно сильно, что бы почти сразу уронить его на мокрую землю леса. Потом был второй. Что бы так же сильно чуть оглушить парня, не давая ему еще сориентироваться. Светлая голова метнулась и послышался вскрик недоумения. Лицо мастера было маской. Спокойной, мягкой и ничего не выражающей маской. Ему было жарко. Так нестерпимо жарко, что хотелось раздеться, скидывая к черту этот свитер и белый шарф. Что бы холодный осенний ветер приласкал его обнаженную спину, прошелся легким касанием по груди, огибая ореол бьющегося так сильно сейчас огненного сердца. Имя ему было Огненный, чужой демон в чужом теле. Морок безумия, сотворенной болезнью, что наконец прорвалась в сознание мужчины, принося хаос.
Третий удар снов сбил парня с ног, теперь уже опускаясь на ребра, что бы что-нибудь сломать. Что-что, а избивать Серегил уметь, так же как и ломать тело. Ведь что бы его не калечить, нужно было знать где опасные точки. Но именно сейчас в них и наносились удары. Хазари был уверен, мсье Райвен и с места не двинется, лишь бы не мешать. Что-то подсказывало Огненному что испуганный взгляд извращенного мальчика найдет в этом что-то свое.
Наконец сильные руки Серегила крепко ухватились за плечи шофера, словно удерживая, стараясь избежать его слабых ударов оказанных в естественном сопротивлении, мастер швырнул парня в дерево. Но сегодня лес словно шутил над его посетителями. Издевался, заставляя понимать, что все будет только по его правилам.
Парень дернулся от удара и поскальзываясь на листве, неудачно вывернулся, налитая веском на сук дерева. Послышался странный хруст и безжизненное тело второго шофера опустилось нелепой грудой на грязную землю. Серегил удивленно замер. По его расчетам все не должно было закончится именно так. И по его ли вообще воле? В след за странным потоком злости, который так же внезапно закончился как  и начался, пришло понимание ситуации. Он только что убил человека. Причем целеустремленно, желая этого, и собираясь судя по ударам, не дарить ему такую легкую смерть как это сделал лес. А еще пришла досада что машины у них работающей нет, и они застряли в лесу. Можно конечно выйти по дороге, но едва ли они так к глубокой ночи достигнут Вертепа. Навряд ли хромающий мсье Райвен осилит это расстояние.
Какое странное и непонятное хладнокровие. То спокойствие, и даже безразличие, с которым сейчас относился Серегил к произошедшему, его еще даже не успело удивить. Он повернулся к наблюдающему за всем этим мальчику, и едва посмотрев тому в глаза, вдохнул осенний запах леса. Сквозь него  пробивался слабый запах крови, оставшейся на руках мастера. В голове довершает картину тот самый чужой шепот. Был один, ты подаришь мне и другого. В голове мужчины мелькают способы решения данной ситуации, что бы….можно было совершить и другой раз?
-Лукас….- Серегил смотрит изучающее на мальчика, тем странным взглядом мастера. Человека, который так легко ломает чужие жизни. Который так легко подчиняет тех, кто не может по другому, или хочет этого. Иногда ему приходится это делать даже если человек не хочет, делая его еще большим чудовищем. Вот как и сейчас, превращая его в…убийцу.
-Лукас, мы решим эту ситуацию мирно. Максимально. И я тогда…-Серегил замолкает, надеясь что этот не простой мальчик поймет продолжение. Поймет, что ему сохранят жизнь, если он примет эту странную ситуация. Примет убийство своего шофера.
-За машину я конечно же вам заплачу. – Почему-то вдруг добавляет Серегил, снимая белый шарф со смуглой шеи и вытирая об него остатки крови теперь уже мертвого второго шофера.  Это предложение звучит совсем уж нелепо, но это словно говорит о том, что мужчина готов сорватся в любой момент и сломать эту хрупкую шейку мсье Райвена.

---------------
*Университет Париж–Дофин — один из крупнейших и наиболее известных вузов. Франции. Университет образован в 1968 году в ходе реформы Парижского Университета. Находится на западе Парижа, в здании бывшей штаб-квартиры НАТО.

ООС: По договоренности с играком игра прекращена. Серегил уходит из леса через пол часа, после краткого разговора с Лукасом.

----------->Комнаты Аль-Хазари-------------->Курительная комната(сделка)(действия во флешбеке)

Отредактировано Серегил (2010-02-05 12:24:32)

79

Начало игры.

Слабые отблески ночного светила едва просачивались сквозь тяжелые тучи выдавливающие морось. Редкие блики света прорывались сквозь осыпающиеся кроны деревьев из ярко освещенных окон замка. Карнавал был в самом разгаре, но тут в лесу, пропахшем сыростью и запахом гниющих листьев, продолжалось другое веселье.
Опавшая пропитанная влагой листва, хлюпала под тяжелыми подошвами ботинок, мелкие ветки издавали зловещий хруст, но князь не унимался. Резкими рывками он пробирался сквозь заросли терновника, оставляя на одежде мелкие борозды прорванные шипами. Левая рука, сжимавшая нож в ярости рубила нависавшие ветки, ограждая от игл лицо.
- Ты не уйдешь, мелкая тварь. Я чувствую твой запах. Ты не спрячешься ублюдок! Блядь!
Шипящий голос резко оборвался. Упущенная ветка саданула по лицу, рассекая кожу щеки и оставляя на ней пунцовую царапину. На краях разреза выступило алое кровянистое сочиво. Запах крови и мимолетная боль только подстегнули больной, доведенный до предела разум. Ему было наплевать на мелкие порезы, изодранную одежду и липкий моросящий дождь. Где-то впереди, среди чернеющих стволов деревьев светлой точкой мелькала спина невольника, за которым шла долгая и нелегкая охота.
Иштван не пошел на бал. Суета, шум и столпотворение раздражали, вызывая отвращение и чувство брезгливости. Он всегда был одиночкой и нелепое соперничество, когда вокруг и так полно мяса казалось сущей нелепицей и пустой тратой времени. Еще  вечером он выбрал жертву для предстоящей охоты, отбраковав с десяток голов. Светловолосый парень, смотревший на него злыми наполненными ненавистью глазами, вызвал одобрительный кивок головы. Это была отличная дичь, готовая драться за свою жизнь, а не сидеть верещавшим затравленным кроликом под ногами, с глазами полными слез взывая пощады.
Убивать связанную и беззащитную жертву князь считал не достойным занятием и в высшей степени не спортивным и поэтому, он дал невольнику фору, чтобы тот мог укрыться в близлежащей роще.
Несколько часов охотник кропотливо выискивал свою добычу, настороженно прислушиваясь в темноте вдыхая запах страха смешанного с безумием. Глаза уже привыкли к сумраку, и он легкой тенью скользил по ночному лесу, все ближе кружа и вспугивая прячущегося среди ветвей человека. Еще в замке, Алекс прекрасно изучил местность, сверяясь с картой и запоминая территорию. Дважды он проходил ее днем, чтобы все отложилось в памяти. Почти безошибочно пробираясь среди извилистых троп минуя валежник и овраги, он все ближе подбирался к невольнику и почти уже настиг, но гонимая страхом жертва рванулась в плотные колючие заросли, готовая спасти свою жизнь любым путем.
Клочки одежды, пропитанные кровью, воздух, наполненный страхом и собственный порез, подстегивали не хуже кожаной плети. Князь рвался, продираясь вперед. В глазах наполненных гневом и безумием, тонкою алою сетью набухли сосуды. Он не замечал распахнутой куртки, царапающих сквозь одежду шипов и багряного ручейка сползавшего по щеке. Взгляд был прикован к мелькающей между кустов светлой рубахе, удаляющейся на северо-запад, к реке.
- Не уйдешь, засранец! – Голос срывался, пугая ночных птиц. – Ты мой.
Размазав тыльной стороной ладони сжимающей нож кровь, скользящую по щеке, Алекс рванул кобуру, выхватывая Беретту. Холодная сталь привычным движением легла в натренированную руку. Щелкнул затвор предохранителя и указательный палец уперся в курок. Громкие звуки погони смазали тихий щелчок. Вырываясь из плена терновника, мужчина вскинул руку, стараясь на слух поймать цель, исчезнувшую в кустах бузины.
Резкий рывок пальца, громкий звук выстрела, разрывающий округу и свист пули, уходящей в колыхающиеся ветки.
Почти не останавливаясь, князь устремился вперед. Легкая смерть невольника от пистолетного выстрела не устраивала извращенный разум.
Пуля ушла низко. Только бы это отребье не присело. Перебитая нога в самый раз.
Тяжело дыша и не выпуская из рук оружие, он с хрустом вломился в заросли.

Отредактировано Иштван Батори (2010-06-25 13:56:19)

80

Влекущая пелена безразличия. Угнетающая атмосфера замка, полупустынные коридоры, с ползущими как по стенам пауками – горничными, создавали иллюзию улея, где смешалось все – и осы, пчелы и мухи. Отвратительное чувство напряженности и опустошенности после краткой, но многозначительной встречи со старым знакомым, вызывало так ни кстати, накатывающие воспоминания. Стены замка начинали давить, наслаиваясь подобно архитектуре здания. Расползаясь тонкими дымками по колоннам, завиваясь причудливыми кругами вокруг балясин, вызывая смутное состояние «парящей лестнице в прошлое». Данте это не нравилось, он понимал, что постепенно начинает толкать его в состояние крайней задумчивости, переосмысливание, час «Альтер - эго», как он сам это называл. Ничего полезного обычно из этого не выходило, потому самым идеальным выходом было развеяться, пройтись по вечернему парку Вертепа, наполнить ветром разбухающую голову, пока еще волна тоски не накрыла окончательно.
Была быстро посещена комната, что бы избавить себя от последнего доказательства того, что все его дела идут сегодня под откос и день явно не для бизнеса. Вещи на смену новым и чистым, простым для прогулки. Спина едва горела, вспоминая неслабые удары плетки, в который раз заставляя самого мужчину криво улыбнуться. Забудь, Данте, денек просто один из серии ада. Так он всегда себе говорил, когда все шло под откос, нарушаемое его собственными же действиями. Вот тебе и угнался за двумя зайцами. Всплывшее в сознании какое-то замученное лицо Конга окончательно навело кислоту в настроении, Макс только досадливо фыркнул. Дон был ему нужен, но теперь эту проблему решить придется определенно позже. После таких проколов ангелу требовался отдых. Просто что бы сохранить свой разум в трезвости и холодности – нужно дать волю бурному подсознанию, и тогда оно не будет тебе мешать в решающие моменты, как сегодня. Из-за своих дел итальянец забыл, когда уже полноценно развлекался, потому решение увеличить время пребывания в Вертепе показалось ему вполне правильным решением.
Сильный ветер внезапно встретивший на крыльце замка вызвал у итальянца приступ короткой усмешки, благостного состояния расслабленности. О, да, здесь явно не хватало его любимых догов, которых он оставил дома. Прогулка бы с ними окончательно довершила бы идеальную картинку гармонии и чувства полного равновесия, но увы, псы были оставлены под четким руководством их личного «тренера» Бориса. Немой и всепонимающий «любитель» собак-убийц знал про них, пожалуй, даже больше, чем сам Макс.
Талое чувство легкой скукоты и крайней задумчивости завело Максимилиана в глубокую глушь. В такой темени не хватало только для пущего эффекта еще и потеряться. Отозвавшись собственным тихим смешком на подобные мысли ангел поднял голову к хмурому синему небу вечера, пытаясь рассмотреть остатки звездного покрывала, что так нещадно рвали на грубые лоскутки ветки сухих деревьев.
Внезапный шорох и хруст веток, чужое дыхание за собственной спиной заставило мужчину быстро обернуться, щуря синеватый стеклянный взгляд в глубь темного леса. Впереди кто-то бежал сломя голову, так, словно за ним летела стая голодных волков. Забавно. Сам факт того, что здесь мог находится кто-то по мимо него, мужчину несколько…напряг. Ему хотелось определенно уединения и уж тем более, не каких-нибудь сумасшедших несущихся сломя голову бог весть куда.
Четкий, глухой, узнаваемый в любой ситуации звук выстрела, и просвистевшей пули буквально в нескольких сантиметров  от собственных фирменных ботинок «кензо», пусть и изрядно запачканных уже в мокрой траве, заставил Бальдуччи замереть как вкопанного. Не дыша и не шевелясь он перевел взгляд туда, откуда прошла траектория выстрела и очень громко выругался.
-Che cazzo*!!!  - Мат это одна из высших степеней, когда Данте моментально приходил в бешенство. Оправившись с секундным испугом и радостью, что это пуля не прострелила ноги ЕМУ, а не тому, за кем так гнались, Макс ухватил за грудки горе-охотника.
-Ты что, мать твою, вообще ебнулся? – Говорить приходилось на английском, кто его знает, кем именно был этот мужчина, так бешено поглощающий взглядом самого ангела. Скорее всего, это от перевозбуждения «охоты». Либо какой-то сумасшедший клиент, либо я действительно родился в рубашке. Что ли в храм сходить стоит… Запоздало подумал Макс, отпуская таки странного охотника, скользя синим потемневшим взглядом по окровавленной щеке.
-Вы ранены, мсье. – Наконец-то проснулась вежливость, и остекленевший самоконтроль быстренько пытался взять все тело под контроль. Только вот бьющее барабанном сердце Ди ему, кажется, было не по силам. Ухающий ритм в ушах немного раздражал итальянца, но что уж поделать, если он не любил следы пуль на своем теле.
Оставалось только подумать о том, что невольнику, несущемуся куда-то в глубь леса, можно было только посочувствовать. В темноте, похоже, парень стрелял очень даже не плохо, а беретта, находящаяся в его руках ясно давала понять, оружием этот человек умеет пользоваться. 

-----------
*Che cazzo?!(ит. мат) - Что за хуйня?!

Отредактировано Данте Ди (2010-07-14 18:44:08)