Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Италия, где-то недалеко от Салерно


Италия, где-то недалеко от Салерно

Сообщений 21 страница 39 из 39

21

В одежде ему стало невыносимо жарко, лёгкая ткань словно уплотнилась вдвое, и без того распалённое тело задохнулось в чёрно-белых слоях, когда пальцы Валина послушно сомкнулись на члене, оттянувшем спереди брюки. Герман с прерывистым выдохом прижался плечами к плечам мужчины, его закрытые веки, распахнутые губы затрепетали, сквозь сжатые резцы просочился низкий горловой хрип – краткий, налитый вязким вожделением, от которого пересыхало во рту. Пальцы продолжали сминать пальцы, собственная ладонь стискивала отвердевший ствол и мошонку, и де Виль бы не прервался уже, если бы Валин, завладев инициативой, не увлёк своего друга к постели почти силой. Терпкий мускусный запах защекотал крылья носа. Испарина выступила в подмышечных впадинах и на внутренней стороне бёдер, тонкой липкой плёнкой покрыла спину, когда Герман склонился на руках, вдавливая в пах мужчины своё колено. Имя – неверным багровым шёпотом. Порочная и нежная, опьянённая улыбка, взгляд из-под полузакрытых век, когда резвящиеся от томления хищники нападают друг на друга с нарочито медлительной жадностью, когда губы впиваются в губы, горя от невыразимого желания. Герман выдохнул в рот тихий стон. Погладился бережно, но не позволяя забыть об осторожности, о том, как нравится крепкими острым клыками впиваться в живое, разрывать его, выпуская густыми струями тёмную кровь на блестящие потом покровы. Язык толкнулся к языку. Стукнулись резцы. Жёсткие пальцы удержали лицо Валина за подбородок, ласкали скулу, щеку и шею, пока он пытался, не глядя, расстегнуть жилет, язык глубже, глубже входил и скользил, смешивая слюну, смачивал ею губы мужчины.
Но вот он перевернулся, заставив скатиться на прохладные покрывала. Сознание нырнуло на миг в темноту, а когда прояснилось, Герман расслаблено раскинулся на постели, дыша неровно, с трудом. Боялся вобрать воздух глубже в лёгкие, чтобы не забыть себя самого от ломающего удовольствия – таким оно казалось яростным, враз поглотившим его волю. Де Виль чувствовал, что лежит на гвоздях, чувствовал – они впиваются ему в шею, в лоснящуюся грудь, поочерёдно царапают соски, пресс, срывая с губ мужчины шумный, почти умоляющий выдох. Как хорошо, Валин… разве может быть так хорошо, мне жарко. Очень. Ладони поднялись, обняли голову де Реналя, неспешно зарываясь пальцами в волосы, ведя подушечками от шеи сзади до затылка снова и снова.
- Постой… подожди, Валин…
Сбитый шёпот. Он вдруг приостановился. Возбуждённый, бледный, полураздетый. Темнел и таял голубой лёд взгляда, застывшего на лице друга. Герман аккуратно взял за края очки и снял их. Опёрся на локоть, откладывая подальше, чтобы не раздавить или не смахнуть случайно. Обернулся. Руки тесно обняли плечи Валина. Лбом ко лбу – и дышать, дышать им, деля на двоих своё тепло. Как давно, оказывается, мне хотелось этого. Лишь этого.

22

Так тепло. Но  это не тепло ночи, уютно растекшийся вдоль шумящего моря, убаюканной  песней цикад.  Другое. Теперь, когда Герман, приподнявшись на локте, снял с него очки, оно чувствуется острее. Живое, мягкое тепло.  Только слова, произнесенные тихо, просящие остановиться, встревожили разум. Валину вдруг показалось, что друг попросит его уйти. И, несмотря на то,  что Дьявол, как ласкающийся зверь, мазнул скулой по его щеке и прижался лбом к его лбу, жарко дыша, обнял за плечи, тревога саднила в сознании. 
Он плавно опустился на бок рядом с другом,  глядя на его шею, на выступ кадыка, пульсирующего сердцебиением.  Сейчас он отдал бы правую руку, за возможность просто лежать рядом и смотреть.   Но вкус кожи, которую он с таким упоением целовал, жег язык. Тело не внимало слабому голосу рассудка, приказывающему успокоиться. Пришлось согнуть одну ногу в колене, словно для удобства положения, на самом же деле скрывая желание, которое все еще пытался унять.  Ему столько всего хотелось сразу. Желания возникали одновременно и выворачивали наизнанку здравый смысл.  Это отражалось какой-то растерянностью во взгляде, и чтобы скрыть ее, Валин закрыл глаза, слепо толкнувшись лицом плечо  друга, обхватив руками его за пояс, придвинулся теснее. Торс прижался к торсу, кожа к коже.
- Прошу тебя, Герман… - Произнес он, с напряженным усилием стараясь расслабиться. – Позволь мне остаться…
Он никогда ни о чем не просил, всегда стараясь самостоятельно получить то, в чем нуждался. И эта просьба, казалось бы, совершенно простая, стоила Валину невероятных усилий.  Замолчал, вдыхая запах мужчины, медленно, неспешно, словно стараясь насытиться им на несколько лет вперед. С каждым глубоким вдохом, Валин словно пропитывал этим запахом свою память. Легкая ткань костюма.  Мускус покрывшейся испариной кожи. Море, оставившее свой аромат в черных волосах, когда мужчина стоял на балконе...
Он хотел его. Всего. Хотел его запах, его тепло, его взгляд , его прикосновения, его поцелуи. Хотел лежать рядом  совершенно неподвижно, и также сильно хотел ласкать его, любоваться им.

23

Смешавшись, Герман не знал, что сказать. Что я такого сделал? Где я ошибся? Я правда выгляжу сейчас так, будто с минуты на минуту выдам – ну всё, побаловались и спать? Взгляд растеряно скользнул по комнатной обстановке, не видя, замер на ближайшем отражении Валина в зеркале на стене напротив. Де Виль постепенно сфокусировал внимание. Собственного лица за рамой видно не было, и в узком, продолговатом прямоугольнике, почти опершимся нижним краем на пол, ясно вырисовывалась лишь широкая спина мужчины, его бёдра, склонённая к плечу голова. Отчётливо различалась выгнутая линия позвоночника и каждый мускул, ходивший под кожей. Что-то выдавало незримое, давящее напряжение, и хотелось приподняться, мягко развернув де Реналя, покрывать его спину долгими поцелуями, шептать – расслабься, расслабься же… неужели тебе со мной так плохо? Я хочу тебя. Если бы ты знал, как сильно, уже срывал бы с меня остатки одежды, ты бы искусал моё тело, ты бы превратил её белый мрамор в багровый, ты бы заставил меня исходиться криком. Взгляд зацепился за крошечную тень, пересекшую плечо. Подушечки дотронулись до неё, обвели едва-едва, чутко распознавая неприметную неровность на идеально-гладкой коже. Аккуратный отпечаток-полукружие. След той их встречи. Это был не бред.
Герман закрыл глаза, поняв, что иначе он просто не в состоянии перестать смотреть в зеркало. Его горячая ладонь поднялась к шее мужчины, погладив, зарылась в волосы. Чего стоило хоть немного унять лихорадочное дрожание пальцев.
- Куда же я отпущу тебя? Я хочу быть с тобой, Валин…
Я не просто хочу, я этого требую. В пору было рассмеяться от банальности фраз, но почему-то смеяться совсем не хотелось, горло сдавил очередной спазм. Герман чувствовал, как приближается к какой-то невидимой грани, за которую он боялся заглянуть. За этой гранью поджидал ответ, почему его друг сделался так осторожен и неуверен в себе. И как, какими словами можно было передать ему, что эта ночь принадлежит ему одному? Как и сам Герман. Отчего вдруг казалось кощунственным призывать его к непристойности, когда так глодала страсть, к грязной разнузданности и опьяняющей жестокости? Настолько, что даже де Виль вынужден был отступать.
- Раздень меня.
Глухой шёпот. Он не помнил, говорил ли это уже или только подумал. Всё смешалось в душном невозможном полусне.

24

Еще несколько мгновений продолжал обнимать, чувствуя, как улеглось волнение, темным осадком опустилось на дно его сознания. Вызванное пьянящей близостью, дурманящим теплом, теперь оно отступило. Валин поднял голову, что бы взглянуть в лицо друга, встретиться взглядом с льдистой синевой его глаз, и тепло улыбнуться, с благодарностью за вновь обретенный покой.  Серый взор скользнул по чуть взъерошенным волосам, по  меловой белизне скул мужчины, остановился  на его приоткрытых сухих губах, бледных и узких.
Едва отстранился, что бы поднять руку, коснуться кончиками пальцев его подбородка, повести по краю лица к скуле, по виску, чтобы сдвинуть  с его лба короткую прядь  черных как уголь волос. Собственная рука показалась такой темной на фоне этой снежной белизны. Он словно прикасался к безупречной скульптуре, какие создавали античные мастера. Мрамор кожи обжигал пальцы, скользнувшие по переносице мужчины, погладившие закрытые веки по краю жестких ресниц. Прекрасный Дьявол, я навсегда запомню тебя таким. Поймал его выдох губами, накрыв ими  бледный рот. Целовал с тягучей неспешностью, сперва просто приоткрыв губы, едва касаясь ими, что бы ощутить его дыхание, горячее, глубокое. Затем прижавшись сильнее, захватил губами сначала верхнюю, а затем нижнюю губу мужчины, поочередно целуя, и только после скользнул языком между ними, не проникая глубоко, а только поглаживая с внутренней стороны, едва касаясь резцов, водя языком из стороны в сторону.
Оперся на левую руку, правой сдвигая расстегнутые уже сорочку и жилет с плеча Германа, чуть поднял голову, что бы  еще раз взглянуть в его лицо,  чувствуя, как  вязко натянулась тонкая нить слюны между их ртами, и оборвалась через секунду.
Обняв Дьявола за пояс, помог приподняться  и сесть. Мягко сдвинул одежду и со второго плеча, спуская рукава ниже. Внимательный взгляд чуть прищуренных глаз прошелся по ключицам Германа, по рельефу мышц его груди.
Качнувшись вперед, оставил поцелуй на его плече, долго прижимаясь губами, прогладился ими, выдохнув с жаром. Сейчас в его голове не было мыслей, не было никаких сомнений. Был только Геман. Вот он, перед ним. Освободиться от дум, покинуть размышления. Такое бывало с ним всего пару раз, когда принимая душ, он опускал взгляд и видел юркий водоворот, танцующий в металлическом сливе. Маленький смерч, кружащийся сам по себе. Тогда Валин замирал, будто впадая в кататоническое оцепенение, и мог очень долго стоять так, совсем неподвижно, пока какой-нибудь посторонний шум не возвращал его к жизни.
Этот мужчина перед ним, которого он целует с такой бережностью, что бы не выдать жадный голод, скручивающий внутренности в жгут, этот Дьявол, погубивший столько жизней, не успевших еще расцвести. Как смерч, переломавший их души, разорвавший плоть в кровавые клочья…  Герман Рафаэль де Виль, кровавый призрак своей уединенной башни. Убийца и насильник, за которого Валин не раздумывая шагнул бы в пропасть.
Отстранился, что бы опуститься на пол. Повести ладонями от коленей вниз к ступням Германа. Неторопливо снять с него ботинки, стянув их вместе с носками, погладить быстро остывающими пальцами его горячие ступни. И глядя в его лицо снизу вверх, приподнять его левую ногу, дотронуться губами до подъема стопы,  затем до пальцев, целуя поочередно каждый. Поцеловал скрытую темной тканью брюк голень, коснулся губами колена, привставая, стиснув пальцами тонкую ткань покрывала с краю постели.  Прижался ртом к складке брюк на внутренней стороне бедра Германа, шумно втягивая носом его мужской запах, аромат желания, влажно сочившийся из возбужденной плоти, скрытой под одеждой. Потерявшись носом о четко выступающий силуэт твердого члена, жарко поцеловал его, несколько раз проводя языком, сотавляя на черной ткани мокрое пятнышко слюны.  Приподнялся еще немного, обнимая бедра мужчины, мягко целуя пряжку его ремня.

Отредактировано Валин (2010-02-16 21:40:56)

25

Валин не сразу отозвался, но когда взглянул снизу вверх, отступило окатившее было сомнение. Ладонь остановилась, оставаясь лежать между лопаток мужчины. Так тихо стало на минуту. Шум крови смешался с шумом волн за окнами, всё внутри и в природе, в том, что окружало, пришло как будто в невесомое равновесие. И в нём, не разрывая ткани волшебного безвременья, смуглые пальцы дотронулись до лица, заставив прикрыть веки, чтобы вслушиваться в невыразимое. Подушечки чертили огненный узор, заклинали молчать, пока губы не приблизились к губам. Поцелуй был долгим, трепетным, сбивал биение сердца с только что выровненного ритма.
- Валин... Валин…
В шёпоте тающая до хрипоты нежность. Хотелось больше. Грубо засунуть язык ему в рот, столкнуться с языком, сосать его и кусать, глотая протесты, изнасиловать своим напором, но мужчина отодвинулся, он не дал насытиться, опять ускользая. Нет, не оставляй меня. Покалывал холодком в груди страх – а вдруг сошёл с ума и не заметил? Герман приподнялся, не отдавая себе отчёта в том, что меняет положение, теперь его занимали лишь губы Валина, его дыхание, коснувшееся плеча, ладони, уверенно сталкивающие ставшую лишней одежду. А потом тепло отхлынуло вовсе, и де Виль открыл глаза, встревоженный. В рассеянном свете алого ночника он смотрел на своего друга, опустившегося на пол у кровати. Друга, неспешно снимающего с него обувь – и не потому, что Герман сам был не в состоянии сделать это. Бесцветная льдистость взгляда, скрывающая муку упоения. Сомкнутый в упрямую линию рот. Почти жутко видеть его у своих ног. Видеть таким покорным. Таким бережным, словно тот склонялся не перед убийцей и страшным грешником, а святым. И когда Валин поцеловал стопу, невольно поджавшиеся пальцы, словно капля дымящейся крови по натянутой струне, скатилось прерывистым выдохом:
- Валин
Как он распаляюще заботлив, непростительно внимателен, словно в его руках восковая фигура, готовая растаять от жара сильных пальцев и неспешно целующих губ. Герман закрыл глаза. Чувствовал – плывёт. Не удержаться. Почему он так слаб? Зачем так податлив? Где его насмешливая улыбка, небрежная решительность, вся его угрожающая властность, рассеивающаяся дымом от близости де Реналя? Он прогнулся на покрывалах, едва-едва сохраняя равновесие на отставленных локтях. Медленно, медленно, чтобы не сорваться, с шумом втянул воздух в лёгкие и закусил губу с угла, ощутив, как поцелуй впивается во внутреннюю сторону бедра, как горячий язык лижет член через ткань брюк. Нет, Господи, нет… а собственные колени раздвигаются шире. Хотелось закричать, но он был не в состоянии даже захрипеть, прошептать это умоляющее «Нет». Пульсирующе, тяжело поднималось одуряющее томление. Давило, теснясь под обжигающим мрамором кожи, желая вырваться хоть стоном, хоть резким движением стиснувших полуснятые рукава ладоней и разведённых бёдер. Его всего жгло, де Виль будто окаменел, никак не решаясь пошевелиться лишний раз, потому что малейшее сокращение мышц отдавалось острым до невозможности, болезненным удовольствием во всём теле. И он готов был возненавидеть себя за это.

26

Шипящий выдох, в котором прозвучало его имя, заставил прижаться лицом к низу живота Германа. Короткая пауза в плавной замоиной ласке, что бы потереться лбом о напряженные мышцы пресса,  выслушиваясь в слабое дыхание, которое,  казалось, затихло совсем. Валин приподнялся, что бы взглянуть в лицо Дьявола, повел вспотевшими ладонями вверх по торсу, накрывая бледные, твердые соски.
- Я так хочу тебя… - В горячем шепоте жалящее желание, неприкрытое,  как голенная кость в рваной ране.  Но это  не то желание, которым захлебываются клиенты, прижимая мальчиков к стене еще в коридоре, не в силах даже дойти до покоев. Не то, которое возится где-то под кожей, когда де Реналь смотрит на подобную случку, слушая стоны и торопливые шлепки тела о тело.
Это желание с запахом и вкусом. Жаркое, мокрое от испарины, каменеющее внизу живота.  Терпеливое и от этого еще более неистовое. Его нельзя победить, оно никогда не проходит.  Но можно заглушить его голос чужой болью, страданием, утопить в крови.
Руки вновь скользнули вниз, к пряжке ремня, и Валин опустил  взгляд, расстегивая его, а затем и сами брюки. Сжал пальцами их края, потянув вниз. Его лицо слишком близко, и вынырнувший из ткани член,  резко взмывший вертикально, мазнул влажной головкой по подбородку, мягко ударившись, тяжело качнулся. Пахнуло спермой и Валин чуть не задохнулся, глотая собственно возбуждение. Перед ним  на кровати лежал полуобнаженный мужчина. Одежда не снята полностью, а только сдвинута, стянута и смята. Было в этом нечто  восхитительно сексуальное. Де Реналь не мог отвести глаз, от его тела, не в силах даже моргнуть. Красный свет абажура на белой коже, подрагивающие тени, вычерчивающие напряженные мышцы груди и пресса, блестящая капля смазки, кажущаяся розоватой жемчужиной. Сатанинская красота с запахом горячего желания…
Валин все смотрит, забывшись, все еще сжимая пальцами края брюк, не замечая  даже, как вязкая капля смазки упала с подбородка:
- Герман… мой прекрасный Дьявол… - шепот, в кортом не отдавал себе отчета, похожий на бред .
Глаза сухо блеснули, когда взгляд остановился на тяжело пульсирующем члене. Пальцы, напряженно разжавшись, скользнули по обнаженным бедрам Германа, по их внутренней стороне, к паху. Сжали налившуюся кровью мошонку, перекатывая отвердевшие яички. Хрипло выдохнул, ощущая их жар и твердость, с каждым вдохом чувствуя сильный запах спермы. Ему стоит только слегка податься вперед, что бы коснуться губами потемневшей головки, но наклоняется не сразу, любуясь Дьяволом и здесь, изучая взглядом каждый сантиметр эрегированной плоти. Так хочется ощутить его вкус…как давно он хотел этого. Придвинулся ближе наклоняясь и целуя горячий ствол, ведя губами к его концу, растирая ими беловатую влагу. Это совсем не похоже на то, как невольники ублажают гостей, встав перед ними на колени и послушно открыв рот, сладко стонут, пока твердый член долбит их в горло.  Валин касается осторожно, но с жадностью, в первую очередь для того, что бы ощутить вкус, почувствовать как отзывается на ласку тело Германа, крупно дрожа.
Ощутить его, прикоснуться к нему, быть с ним.

27

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

28

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Валин (2010-02-22 01:48:38)

29

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

30

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Валин (2010-03-03 22:24:36)

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

32

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Валин (2010-03-04 20:24:10)

33

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

38

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

39

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Италия, где-то недалеко от Салерно