Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Уцелевший


Уцелевший

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Если меня убьют прямо сейчас, это будет как дуновение весны..

— А умирать — это больно?
— Больно, милая, очень больно. Но жить — гораздо больнее. 
(с) Чак Паланик

Кристоф и Марсель

Отредактировано Кристоф (2010-01-11 02:49:59)

2

Это было похоже на медленное всплытие с глубины. Он продирался сквозь обволакивающую завесу забытья нетерпеливо и жадно-болезненно, как ныряльщик тянется к глотку спасительного кислорода после долгого погружения. Сначала вернулся слух. Мерзкий статичный звук помех врывался в сознание, заставляя болезненно содрогаться внутри. Звук абсолютно равнодушный, как скрежет наезжающего на тебя скоростного поезда. Следом вернулись запахи, целый букет ароматов ударил по еще не пришедшим в себя нервным окончаниям: гарь, паленая проводка, жженый пластик, и то, что он особенно ненавидел - запах раскаленного металла.
Сознание заполнилось вихрем возвращающихся обрывков прошлого. Он вспомнил, где он, и что произошло. Нападение. Взрыв. Не спастись. Вереница погибших и погибающих.. Слишком много смертей за одно мгновение, позже он обязательно подумает об этом. Кристоф открыл глаза, ощущая, как электрический импульс пронзил его тело с головы до кончиков пальцев ног. Это хорошо, значит позвоночник не поврежден. Это было бы слишком злой насмешкой судьбы: очнуться в тлеющей рубке шаттла со взорвавшимся главным компьютером и смотреть, как к тебе неотвратимо медленно приближается концентрированная лужа охладителя, сочившегося из верхнего контура.
Он медленно поднялся, ощущая сильную боль в ребрах. Кажется, туда пришелся удар отлетевшей части компьютера, когда он изволил взорваться и... Он резко обернулся и увидел оторванную и изрядно обгоревшую кисть руки, сжимающую остаток оплавленного рычага, и чуть поодаль искореженный труп, скалящийся кровавым месивом лица. Кристоф сложился пополам, и его стошнило горькой желчью на испещренный царапинами пол.

***

Теперь он знал, как выглядит ад. Оставшиеся в живых из экипажа посадили часть уцелевших пассажиров на спасательные модули и успешно отправили прочь от погибающего судна, но это оказалось напрасно. Кристоф оцепенело наблюдал в иллюминатор, как  легкую спасательную капсулу расстреливают почти в упор из мощной лазерной установки. Да будет мир праху... Сбив костяшки рук о стену, он бросился в центральную рубку, надеясь оживить главный компьютер. Кристоф точно знал, что они потеряли три маневровых двигателя из четырех, а два главных работали с перебоем, и вполне могли скончаться в ближайшее время. Может быть, если им крупно повезет, он сумеет перезагрузить главный компьютер, и запаса мощности двигателя хватит на гиперпространственный прыжок, куда-нибудь ближе к цивилизации. В данный конкретный момент они висели посреди бесконечной пустоты, где даже не видно далеких звезд, а за бортом словно хищник затаился вражеский крейсер, которому по неизвестным причинам захотелось пострелять по судну, перевозившему мирных беженцев.
В одном из коридоров, заваленных обгорелыми или окровавленными трупами ему попался выживший мальчишка, кашляющий настолько отчаянно, словно хотел выплюнуть на пол свои легкие. Судя по форме, кто-то из младшего офицерского состава, но из-за слоя копоти и грязи, не разберешь. Кристоф невежливо потряс его за плечо:
- Ваше имя, офицер?
Мальчишка тер грязными руками слезящиеся глаза, и только сейчас Кристоф заметил на щеке юноши сочащиеся язвы химического ожога. На руки лучше было не смотреть. Из какого ада ты вылез, парень?
- Лейтенант Адам Смит, младший помощник навигатора, - парень ответил глухо, неразборчиво произнося слова, растрескавшимися губами. Кристоф сглотнул горькую слюну и потащил парня за собой.
- Лейтенант, проверите навигационный компьютер, радар и выставьте щиты на 75%, главный не трогать, слышите меня?
Кристоф видел, что мальчишка отчаянно боится так, что может только смотреть на него огромными растерянными щенячьими глазами. И жалко и тошно. Как его там Алан или Адам? Нашивка с именем оплавилась, оставляя простор для фантазии. Он кивнул, но в глазах по-прежнему плескалась бессмысленная животная паника. Кристоф резко хлестнул его по щеке и повторил указания.
Пока вражеские корабли занимались расстрелом модулей, корабль перестало трясти. И то хлеб...Можно было пока сэкономить энергию щита и не перегружать лишний раз компьютер. Так... давай, родной, не капризничай... Почти все индикаторы на пульте горели красным и лишь несколько зеленых, на которые и поставил Кристоф. Пальцы привычно скользили по клавишам, пытаясь оживить электронного монстра, чувствуя, как сзади копошится лейтенант и бубнит показания приборов. Кристоф кожей ощущал его любопытство, смешанное с напряжением и странным предыстерическим состоянием. Еще чуть-чуть... Кристоф отвлекся всего на полминуты, рванувшись из-за пульта управления к охладительному контуру, чтобы проверить его на герметичность. Дело на две минуты, если он не поврежден, а в противном случае часа на четыре. Вопль мальчишки о том, что компьютер готов к работе, заставил обернуться. Он с каким-то отрешенным ужасом наблюдал, как рука лейтенанта тянется к рычагу, и лужу охладителя в углу... твою мать!!... Остаток мысли утонул в мощном взрыве. Последнее, что видел и чувствовал Кристоф, перед тем, как погрузиться во тьму, как дернулась голова офицера, запрокидываясь назад и почти отделяясь от позвоночника, и резкая боль в ребрах. И полное понимание, что ему не спастись.

***

Последний спазм в животе затих, вместе с желудком странным образом прочистились мозги. С одной стороны ситуация казалась безвыходной: дай Бог полтора двигателя, работающих с перебоем, которые невозможно запустить без компьютера, ноль маневровых, протечка в охладительном контуре, полусдохший навигатор и никакой возможности позвать на помощь. О состоянии щита он старался не думать. Ему нужен был кто-то, кто разбирался в элементарной починке всего этого электронного дерьма в экстремальных условиях. Правда уверенность в том, что кто-то выжил, таяла как дым. Переду корабля, где располагались отсеки техников, досталось больше всего...
Он тяжело поднялся с пола и подошел к личному шкафу капитана, по счастливой случайности не пострадавшему, и достал оттуда небольшую сумку, в которой лежали бластер со сменными блоками питания, фонарик, нож, несколько питательных батончиков, фляжка с виски, аптечка, какая-то наличность и документы, а также все коды доступа к любому отсеку корабля. Наскоро обработав рану и перебинтовав, Кристоф сделал небольшой глоток из фляжки и обронил пару капель, рядом с телом лейтенанта, быстро прочитав заупокойную молитву. Мертвое мертвым, но у живых есть дела поважнее.. Например, как-то выбраться с этого мусорного ведра. Последний раз оглядев помещение, в поисках того, что могло бы пригодиться в дальнейшем выживании, он вышел в коридор, изолируя отсек тяжелой дверью. Впереди было темно, и то, что не горело аварийное освещение, было плохим знаком.  Широкий луч фонарика взрезал темноту, и он двинулся навстречу неизвестности.

3

Широкий луч фонаря вырывает из чернильного мрака отдельные фрагменты коридора: обуглившаяся проводка обвивает взорвавшиеся неоновые лампы, повсюду осколки плексигласа, органики, превратившейся в чистый углерод. Эффектом 25 кадра в осколках и крошеве обожженного пластика он замечает плюшевую игрушку, непонятно каким ветром сюда принесенную и выглядящую абсолютно дико посреди разрушения. Тишину нарушает только мерный звук шагов. Он чувствовал себя странно живым на этом корабле-призраке.
Каждый раз набирая код доступа, Кристоф мысленно готовил к очередному кошмарному зрелищу и, обозревая лучом фонаря, мелкие останки тех, кто очень мучительно погиб от кровопотерь, огня и разъедающей химии, надеялся увидеть живого. И отчаянно размышлял о том, чтобы не пришлось добивать умирающих.
Мертвые руки, мертвые тела, мертвые обезображенные лица, искаженные гримасами равнодушия. Они чудом спаслись на Земле, но смерть настигла их в глубоком космосе, где до Бога, немного ближе. Эти люди просто сами оплатили себе часть пути на небо, не зная, что купили билет в один конец. Но, по крайней мере, им теперь все равно. Кристоф поймал себя на мысли, что впервые позавидовал мертвым.
Жуткая паника трупным червем пробиралась в мозг, которые множились под черепной коробкой, захватывая все больше жизненного пространства, грозя выйти через плотно сомкнутый рот криком безысходности. Он входил в отсеки корабля, уже не проверяя их на герметичность, токсичность и наличие кислорода, находясь под угрозой надышаться вакуумом. Пан или пропал.
Становится жарче, и в воздухе все отчетливее витает едва уловимый аромат тления. Кажется, что-то горит за соседней переборкой, а может быть это начало слуховых галлюцинаций. Неожиданно споткнувшись, Кристоф упал, ощущая под собой очередное тело. Он узнал его даже без армейского жетона, покоившегося на яремной ямке, лишенной пульса. Смерть заострила его черты лица, но не обезобразила. Это был командир отделения стрелков. Они практически не общались с ним по службе, но, находясь в капитанской рубке, Кристоф мог неоправданно долго наблюдать, ловя себя на недостойных офицера мыслях, как напрягаются мышцы под безупречно сидящей военной формой, или как кончик стилоса откровенно до боли скользит по упрямо сжатым губам. Он мог упоенно долго думать, какие они на вкус. Уникальнейшая возможность...
Кристоф склонился к неподвижному лицу и поцеловал ледяные губы, испытывая гремучую смесь дичайшего любопытства, азарта, от нарушения запретов и отвращения. Язык скользнул внутрь рта, упираясь в преграду резцов и мягко заскользил по деснам, оценивающе. Он ничего не почувствовал, кроме легкого разочарования. Может быть он тоже умер? При жизни у его мертвого друга были обветренные губы, теперь запекшиеся и твердые, как подошва тяжелого армейского сапога. Он выдохнул в скованный трупным окоченением рот, сильно потянул зубами за нижнюю губу, надеясь хоть как-то согреть маленькую часть тела. Нежная кожа изнанки рта, утратившая эластичность, поддалась и лопнула, сгустками сукровицы. Кристоф машинально сглотнул и только сейчас осознал степень творящегося безумия. Прочь отсюда... подхватив фонарь он бросился к двери в следующий отсек, не сразу замечая, как она открылась, и ему в лицо ударил яркий свет мощного фонаря. Ослепленный, он привалился к стене, закрывая лицо руками.
- Ради всего святого уберите свет! - перед глазами плясали разноцветные круги и мертвые губы, улыбались особенно насмешливо.

Отредактировано Кристоф (2010-01-14 00:07:29)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Уцелевший