Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Апартаменты Демьена Бенуа


Апартаменты Демьена Бенуа

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

http://s001.radikal.ru/i195/1001/df/1decf9868a79.jpg

http://s006.radikal.ru/i215/1001/9d/e6f1c9144beb.jpg

http://s001.radikal.ru/i193/1001/a2/fb6d62b7668d.jpg

http://s002.radikal.ru/i197/1001/eb/20daaa715403.jpg

2

- Нет, месье Бенуа, он был включен в каталог всего три дня назад. Могу уверить Вас, что он абсолютно чист, - Услужливый молодой человек в темно-синем узком костюме открыл перед Демьеном дверь, после чего протянул ключ и услужливо отступил в сторону, пропуская хозяина апартаментов вперед.
Демьен бывал здесь довольно часто - настолько, насколько позволяло отцовское материальное положение. В предназначенных для него комнатах ничего не менялось без его на то особого желания. Естественно, во время его отсутствия здесь регулярно проводилась влажная уборка (раз в неделю, кажется), и это не могло не радовать - Демьен терпеть не мог пыль.
- Да мне плевать, трахали его до меня или нет! - Блондин прошелся по комнате слегка развязной размашистой походкой, не присущей людям его круга. Взгляд скользнул по большому плоскому экрану телевизора - его заменили совсем недавно. Прошлый Демьен разбил, запустив в него бутылку шампанского, которую никак не удавалось открыть. Ну, психанул - с кем не бывает... - Он должен быть покорен. И - да, - Бенуа раздраженно повернулся к своему провожатому. - Я доплачу эти чертовы деньги за его якобы невинность. А теперь пошел вон и делай уже свою работу!
- Но месье, мы должны учесть Ваши пожелания относительно внешнего вида невольника...
- Свои пожелания, кретин, я изложил в письменной форме и торжественно вручил твоему коллеге! - рявкнул Демьен в лицо служащего. Вывести его из себя было ужасно легко, а тут еще день не задался с самого утра... Молодой мужчина в синем костюме, напротив, оставался бесстрастен. С тонких губ не сходила легкая доброжелательная улыбка. Это невероятно бесило.
- В таком случае, месье Бенуа, все в полном порядке. Ваш заказ будет выполнен в течении часа. Если возникнут еще какие-то пожелания - пожалуйста, позвоните на ресепшн, мы будем рады обслужить Вас.
Демьен промолчал. А что можно было сказать этому выдрессированному парню? "Проваливай"? Но он это уже говорил меньше минуты назад...
- Всего доброго, месье! - автоматический замок в двери щелкнул, и Демьен остался один. Тишина не угнетала, напротив, после надоедливой болтовни обслуги, это воспринималось, как подарок небес. Блондин опустился на мягкий диван, вытянул длинные ноги и откинул голову на спинку. Телом сразу овладела приятная усталость. И зачем он сразу сделал заказ? Надо было отложить до вечера, отдохнуть, полежать в джакузи...  Дотянуться бы до телефона, но так лень... Даже пальцем шевелить не хочется.

3

Его трясло все это время - пока ему объясняли, что неожиданно, его заказал взбалмошный клиент, пока он облачался в принесенные развратные тряпки, пока вели под охраной по коридору, к апартаментам его первого мужчины. Сказать, что Эмери нервничал - не сказать ничего. Конечно же он готовился морально, что этот день наступит, но не думал, что так скоро.
Небольшая, странно одетая процессия остановилась перед дверью, пока охранник открывал замок, распахивая ее перед невольником, и сопровождавшим его мастером.
- Ты же умничка, и все прекрасно запомнил? - Тихо сказал мужчина, привлекая к себе юного раба, жадно впиваясь в его рот. Естественно, после клиента этот мальчишка достанется ему, и он уже в предвкушении ожидал этого, тем более Эмери питал к своему наставнику какие-то чувства. Юноша не ответил на поцелуй, находясь как-будто бы в оцепенении, слабо представляя, что ждет его внутри шикарных апартаментов. И как смутно предполагал он, совсем не секс. Мастер почти грубо оттолкнул невольника, пропуская в комнаты, тут же захлопывая за ним дверь - выхода назад не было, и все что оставалось Анжелю - двигаться вперед, навстречу своей нелегкой судьбе.
Робко открыв дверь гостиной Эмери вошел, представ перед своим новым хозяином - господином на время заказа. Теперь, глядя на полулежащего на диване мужчину, страх сменился удивлением и некой заинтересованностью. Скорее всего мастер напутал - не может этому стройному юноше быть 26 - он едва ли выглядел старше самого Анжеля, и был почти так же красив. Белокурый, изящный - он составлял именно тот тип мужчин, которым восхищался невольник, и теперь представить все ужасы, которые сотворят с ним тут, было намного труднее.
Стоять и мяться у двери было глупо, и смущенно улыбаясь мальчик сделал несколько шагов вперед, по направлению к мужчине, не зная, впрочем, что делать дальше - опуститься перед ним на колени, или остаться стоять как истукан.
- Добрый день, месье... - Большее выдавить из себя он не смог, скрасив глупость приветствия тем, что крайне изящно опустился на колени перед диваном, чтобы хозяин чувствовал себя выше уровнем.

4

Демьен прекрасно слышал, как второй раз за последние минут десять щелкнул замок. Сучий потрох. Они специально это делают? В коридоре послышались шаги. Тихие, неуверенные, словно неумолимо приближающийся человек хотел остаться незамеченным. Но он не учел, что у младшего Бенуа слух, как у летучей мыши - как-никак он тоже ночной зверь... А может и учел, и от этого боится еще больше. Бойся, бойся, выродок...
Демьен открыл глаза и, чуть склонив голову вбок, наблюдал за вошедшим в комнату юношей. Да, фотографии не врали - мальчик был удивительно красив: тонкое гибкое тело, выразительные глаза, чувственные губы. Взгляд блондина скользнул ниже, туда, где под полупрозрачными легкими брюками вырисовывался темный треугольник стрингов. Все таки они лишние... Какой же у него член? Делайте ставки, господа! Пять дюймов? Восемь? Да, пожалуй... Поставлю на восемь...
Усталость как рукой сняло. Осталась заинтересованность и пьянящее чувство предвкушения. И предвкушал он не только секс...
- Заговоришь, когда прикажут, мразь... - тихо ответил Демьен. Он видел этот легкий намек на удивление в чуть расширившихся глазах юноши, да, видел... О чем же ты думаешь, сука? "Как этот задохлик, не похожий на нормального мужчину, может быть клиентом"? Об этом ты думаешь? Серые глаза сузились от ярости, но пока еще Бенуа держал себя в руках.
- И встань на ноги, здесь тебе не комната отдыха. Я хочу видеть тебя.
Мальчик поднялся. Демьен больше не оглядывал изучающе его тело, теперь он смотрел только в лицо, готовясь уловить любую эмоцию - страх, ненависть, презрение... И наказать за это.
- Налей сок из графина... - он кивнул в сторону небольшого стеклянного столика. - Мне и себе. А потом поболтаем немного. Ты ведь не против, правда, Эмери?

5

Кажется, клиент не отличается добрым нравом и покладистым характером - Эмери пришлось взять себя в руки, чтобы хищный блондин не понял слабости своего невольника, и не воспользовался этим в полной мере. По крайней мере сейчас. Месье Бенуа разглядывал его как товар в сувенироной лавке, и то, остался он доволен или нет, понять было невозможно. Молчать так молчать - юноша поднялся на ноги, глядя в глаза разглядывающему его мужчине. Да, без сомнения, он бы красив,в отличие от старых извращенцев, которые проводят в Вертепе практически все время услаждая свое дряблое тело и грязные фантазии, но выражение его лица настораживало - он был готов ударить Анделя, и совершенно не за что, отчего невольник поежился как от холода. Быть покорным и не спорить... - мальчик робко кивнул, направляясь к стеклянному столику, захватив с полочки два высоких стеклянных стаканов.   Руки слегка дрожали, и поставить стаканы на стол без легкого стука от не смог - приятный звон разнесся по комнате, пока Эмери наливал сок.  Почти целый хозяину, половину - себе. Взяв в руки прохладные емкости, он в изящном полупоклоне протянул один из них господину, осторожно присаживаясь на краешек дивана, не в плотную к мужчине, но и не сильно далеко, и слегка пригубил яблочный сок. Вкусный, но сейчас его вкус не имел ровно никакого значения.
У него красивые губы... И глаза... Только такие холодные и злые...

6

Серые глаза Демьена неотрывно следили за невольником. Задержались на упругой, затянутой в полупрозрачную синюю ткань заднице, когда тот повернулся к столику, чтобы налить сок. Блондин почувствовал, как в светло-голубых узких джинсах становится тесно. Эмери был удивительно хорош и вызывал определенные желания. Можно было, конечно, прямо сейчас завалить его на диван и грубо оттрахать в непользованную задницу, но Демьен хотел немного поиграть. В конце концов это доставляло ему не меньшее удовольствие, чем секс. А возможно даже большее...
Хочешь быть похожим на тех непробиваемых сучек с нулевой реакцией, да, май диар? Это ведь так просто - сделать вид, что тебе насрать, останешься ты жив сегодня или нет... Только вот пальцы у тебя дрожат, словно ты пил много часов подряд.
- Почему ты не налил себе полный бокал, Эмери? Я, конечно, могу предположить, что ты просто не любишь яблочный сок... Но знаешь, это подозрительно похоже на то, что ты делаешь мне одолжение. Это ведь такая честь для меня - сидеть рядом с тобой. Да, мой милый?
Высокий бокал приятно холодил пальцы Демьена, но он не сделал ни единого глотка. Он почти физически ощущал исходящее от невольника чувство страха. Кожей чувствовал вибрации воздуха. Это было чертовски приятно... Интересно, сколько времени пройдет до того момента, как Эмери сломается? Пять минут? Или, может, час? Он выглядит таким хрупким... Ну же, мой сладкий... Хочешь порадовать меня? Тогда поплачь, как молоденькая шлюшка, которой не заплатили.

7

- Я... Я просто не хочу сейчас пить... - первая пришедшая на ум глупость - и с вероятностью девяносто девять процентов его за это накажут, как именно накажут выберет этот белокурый мужчина, с таким интересом смотрящий на напуганного мальчишку. Эмери покрутил в руках стакан, согревая его ладонями, прежде чем сделать большой глоток сока, он быстро проглотил его даже не почувствовав вкуса - сейчас это не имело ровно никакого значения - хотелось просто угодить своему первому клиенту, и остаться при этом живым. Сейчас ему как никогда до этого было страшно - клиент, месье Бенуа, был красив и молод, но кажется он не собирался сразу же иметь юношу, и вообще, кажется большую часть заказанного времени он собирается уделять не сексу, и от этого становилось действительно не по себе. Эмери полагал, что придет в апартаменты к пожелавшему его мужчине, и встав на колени подготовит того к акту, а затем, собственно, лишится невинности, но на деле все было гораздо хуже - господин чувствовал власть над мальчонкой, и не собирался упускать момента поиздеваться над рабом. Анжель закрыл глаза, собираясь с силами, чтобы снова не разочаровать клиента, и на этот раз точно угадать, что нужно делать и как говорить.

8

Если бы Эмери не закрыл глаза, то он мог бы уловить тот краткий миг, на который уголки губ Демьена тронула улыбка. Он откровенно наслаждался растерянностью и страхом невольника. Ах, если бы ему довелось жить в то время, когда деление на хозяев и господ еще не каралось законом!.. Тогда бы он был в своей стихии. Вертеп - чудесное место, но слишком дорогое. Находиться здесь постоянно Демьену было, к сожалению, не по карману. Поэтому от купленного на выходные невольника он собирался получить все по максимуму.
Когда красивые глаза Эмери вновь распахнулись, по лицу блондина уже нельзя было определить, что он чувствует. В нем не было злости или радости, скорее легкая вежливая заинтересованность, словно он пришел на очередное собрание литературного кружка. Но это деланное спокойствие внушало большую тревогу, чем откровенная неприязнь.
- Ты сам себе противоречишь, май диар. Сказал, что не хочешь, и тут же выпил... - Демьен чуть склонил голову вбок, серые глаза его сузились, что являлось недобрым знаком, а уголки губ теперь заметно приподнялись - хищная, неприятная улыбка. - Либо ты соврал мне, либо ты просто напросто такая же никчемная тряпка, как и все остальные шлюхи. Какой из этих вариантов верен, Эмери?

9

Мальчик откровенно растерялся - спокойный, и почти приязненный тон, с каким господин рассуждал, никак не вязался с тем, что именно он говорил. Эмери буквально кожей чувствовал сходящую от блондина опасность, и знал, что тот прекрасно чувствует его страх - страх загнанного зверя, который попался, но еще не знает, что именно его ждет - смерть, или мучительная смерть. Стакан в руке уже почти совсем нагрелся, и Анжелю требовалось все его самообладание, чтобы взмахнув черными ресницами вновь повернуть лицо к Демьену, тихо говоря:
- Я не знаю... Я правда не хотел пить... Но все так вкусно... Простите меня, месье, я веду себя глупо, и второй вариант тоже возможен... Но я не лгал вам... - да, он даже не спорил с тем, что он никчемная тряпка и шлюха, это так и было - страх не угодить был гораздо сильнее гордости, а в таком месте как Вертеп, гордость вообще была совершенно ненужным придатком к покорности и развращенности. Пить и правда не хотелось, но юный невольник не решался поставить стакан на столик, чтобы не вызвать очередную порцию оскорблений.
Но черт возьми, клиент знал, чего хотел, и Эмери поймал себя на мысли, что с нетерпением ждет близости с ним, - не потому, что все наконец-то начнется, и уйдет страх неизвестности, а потому, что мужчина был физически притягателен, и хотелось узнать, на что он способен.

10

Демьен усмехнулся, глядя на свои пальцы, обвитые вокруг бокала. Вот уж действительно - "ведет себя глупо". Невольник уже терял самообладание, это было заметно по его тону, по отрывистым фразам. Да и правда, что с него взять - всего месяц в Вертепе, еще ничего не видел, ничего не знает. Жаль, конечно, что Демьен не сможет показать ему всех прелестей жизни сексуальных рабов, но что сделать, если он патологический не выносит вида крови... Что ж, этому его научит кто-нибудь другой. Вряд ли Эмери протянет здесь долго - слишком уж у него изнеженный вид. Над такими хочется издеваться, долго и со вкусом. Иногда Демьен действительно жалел, что у него нет замашек садиста. Должно быть, это чертовски приятно.
С легким звоном бокал опустился на стеклянную поверхность стола, оставив на ней влажную окружность. Блондин поднялся на ноги, не глядя на невольника, и неторопливо прошел по комнате к широкому экрану телевизора, над которым располагалась полка с книгами. Ремарк, Стивен Кинг, Оскар Уайлд и Джордж Байрон вытеснили отсюда остальных гениев пера. Взгляд Демьена сосредоточился на корешках книг. Вряд ли, конечно, он найдет время на чтение, но он должен знать, что у него  всегда есть возможность отвлечься.
- Ты выбрал верную политику, Эмери. Не вздумай врать мне, я это ненавижу... - наконец произнес блондин. Он вытащил томик стихов Байрона и, открыв его на середине, углубился в чтение.
  Мне сладких обманов романа не надо,
  Прочь вымысел! Тщетно души не волнуй!
  О, дайте мне луч упоенного взгляда
  И первый стыдливый любви поцелуй!

Чушь какая... Тем не менее книгу Демьен не закрыл, его глаза продолжали бегать по строчкам, но мысли уже вновь были рядом с невольником.
- Мне сказали, у тебя был превосходный Мастер. Расскажи мне, он красивый? Он трахал тебя?

11

Мастер? Мальчишка внимательно посмотрел на блондина, почти вздрогнув тогда, когда тот отставил бокал. Мастер... Месье Леффер был кобелистым самцом, и впечатлительному юноше показалось, что он почти влюбился в этого искушенного в сексе мужчину. А сейчас, со стороны, когда многое видится по-другому, он уже так не думал - это не любовь, просто желание, которое на данный момент вытеснило желание к клиенту.
- Да, он красив, но не такой красотой, как мне нравится. - тихо заметил Эмери, прекрасно понимая, что из уст невольника это звучит по-идиотски, - его мнения не спрашивают априори - Он несколько груб, при его занятии так и должно быть. - мальчик воспользовался паузой, и поставил свой стакан рядом со стаканом Демьена, на стеклянный столик, который тут же отозвался на прикосновение легким звоном.
- Нет, месье, он не трогал меня... Обучал в теории, но не более того... Правда... - Тут Анжель густо покраснел и стал говорить гораздо тише - он раздевал меня, раздевался сам и делал всякие разные вещи... Но интима не было - мне сказали многие клиенты любят девственников...

Отредактировано Эмери (2010-01-22 05:33:56)

12

Пока мальчик говорил, Демьен продолжал со скучающим видом листать книгу. Время от времени по лицу его проскальзывало выражение легкого разочарования - брови чуть приподнимались, а красиво очерченные губы кривились, но при этом он не выглядел неприятно. Казалось, он вообще не слышит, что говорит ему Эмери. На деле же он ловил каждое слово, и живое воображение тут же рисовало перед ним образы: вот высокий плечистый мастер, именно такой, на каких член у Демьена стоит, как влитой; смущенный обнаженный мальчик. Он опускается на пол, широко раздвигая ноги... Внизу живота расползся приятный жар, и Демьен внезапно почувствовал злость. Он желал быть на месте этого мальчика, и его бесило это.
Резко захлопнув книгу, он повернулся к Эмери. Лицо его больше не было умиротворенным - в серых сузившихся глазах ясно читалась ярость. Это не было чем-то необычным: у Демьена настроение менялось по сто раз на дню, как и у любого наркомана.
- Не было, говоришь?! - он с силой запустил книгой в сторону Эмери, и та, ударившись о спинку дивана рядом с мальчиком, отскочила на пол. - Так какого черта он раздевал тебя?! Не смей врать, сука! Что ты делал? Отсасывал ему?! Лизал его яйца?! Говори!

13

Мальчик едва успел увернуться, когда увесистый том книги, автора которой он не знал, ударился в спинку дивана рядом с ним. Господин был в ярости, и невольник не понимал, чем вызвана такая странная смена настроения - он же не сделал ничего такого. Первые слезы обиды пробежали по смуглым щекам Эмери, и он едва успел их вытереть, прежде, чем месье Демьен увидит их, и разозлиться еще больше. Сейчас он не был похож на заинтересованного и вежливого блондина, который только что вел задушевные беседы с рабом. Нет, теперь он был разъяренной фурией, готовой ударить каждого, кто ослушается его, или скажет что-либо наперекор.
- Нет, месье, не было! - Голос невольника звонко разнесся по комнате, но кажется дрожащих, рыдающих ноток не наблюдалось, хотя испуг его был велик.
- Он... Он заставлял меня раздеваться, и смотрел на мое тело... Трогал себя, или заставлял меня трогать его член... Я не делал больше ничего, хотя иногда он заставлял меня смотреть, как он ласкает себя, и кончал мне на волосы... - Это воспоминание было просто отвратительным - белесые капли стекающие с мгновенно отяжелевшей челки, капающие на пол, не вызывали в мальчике должной реакции, а лишь тошноту и брезгливость, настолько мерзко это было.
- Я не сосал ему... Не лизал... - Он был краснее помидора, когда рассказывал первому встречному настолько постыдные вещи, которых и сам стыдился. О том, что большую часть времени с мастером они жадно целовались, почти обнаженными, он решил опустить, мало ли что взбредет в голову месье Бенуа, и он решить наказать юношу за это.

14

Губы Демьена растянулись в неприятную улыбку. Он медленно обошел хрупкий столик, не сводя хищного взгляда с лица невольника, и опустился на корточки возле низкого дивана, так, что его лицо оказалось на уровне шеи Эмери. Нежная кожа... Сладкий мальчик... Блондин, глядя на юношу снизу вверх, провел подушечками пальцев по его щекам - сначала под одним глазом, затем под другим. Бережно, почти ласково... Какое же удовольствие доставляло ему это ощущение влаги под пальцами. Слезы на горящей от стыда нежной коже юного покорного раба - разве может быть что-то прекраснее?
На какое-то мгновение у Демьена даже возникло желание чуть приподняться и коснуться губами его губ, легко, почти невесомо. Ощутить их солоноватый вкус, их мягкость... Палец молодого мужчины скользнул ниже, остановившись на губах невольника. Медленно, не сводя с них глаз, Демьен очертил их плавный контур, чувствуя, как член в его брюках вновь наливается желанием.
- Расскажи мне... - Голос клиента звучал тихо и ласково, как будто он разговаривал с маленьким впечатлительным ребенком. - Расскажи, как это было... У твоего мастера большой член? И яйца. Он их бреет? Опиши, я хочу представить, как это было. Он быстро отдрочил себе? На сколько минут его хватает, когда он смотрит на тебя, Эмери? И что он говорит, когда кончает? Он ведь говорит что-нибудь, правда? Когда его сперма стекает по твоим волосам...
Демьен мечтательно улыбнулся и легко провел рукой по челке Эмери, пропуская мягкие пряди между пальцев.

15

Резкое изменение в манере поведения господина насторожило мальчонку - он не доверял ровному голосу и ласковым прикосновениям, хотя и не отрицал того, что они ему более чем нравятся. Эмери позволил себе вольность - высунув кончик языка он легонько лизнул палец блондина, подавив в себе острое желание втянуть его губами внутрь. Это было по меньшей мере странно - Анжель желал клиента, который стремился его сейчас унизить, и ничего не мог - его возбуждал и его голос, его ласки, его внешность и манеры - все это нашло отклик в юном теле, и если бы мужчина опустил глаз ниже, то убедился бы в этом.
- У него не очень длинный  член... Не более пяти дюймов... - мальчик безотрывно смотрел в лицо сидящего перед ним хозяина, своей откровенностью пытаясь угодить ему, - Бреет... Они всегда гладкие, как  и пах... Мастер не любит волосы на своем теле, говорит, что это делает его похожим на обезьяну... - юноша вздохнул, собираясь с мыслями, пытаясь припомнить все детали той сцены, чтобы смущаясь поведать об этом очередному извращенцу.
- Он может трогать себя часами... Но тогда его хватило минут на десять - он так яростно дрочил, что казалось он себе его оторвет... - Румянец на щеках невольника лишь усилился, а слезы уже бесконтрольно катились по его лицу падая на пол, - и любит когда я сижу на коленях перед ним и смотрю... Потом он поднимает мое лицо, и кончает на волосы... Он говорит "хорошая девочка". - Это было самое постыдное, из того, что сейчас поведал мальчик - и этого он стеснялся больше спермы на волосах. И сейчас , плача от стыда Анжель больше всего хотел, чтобы допрос прекратился, и они наконец занялись тем, зачем его сюда привели.

16

- "Хорошая девочка"... - эхом повторил Демьен, не сводя зачарованного и слегка туманного взгляда с лица юноши. На лице его блуждала несколько странная улыбка: казалось, он улыбается кому-то, стоящему прямо перед ним, перед его глазами, но этот кто-то был вовсе не Эмери. - Мне нравится.
Взгляд вновь сконцентрировался на лице юного невольника, и улыбка стала шире. Да, ему действительно нравилось. Искренние слезы раба - и это при том, что он его ни разу не ударил. Даже пальцем не тронул. Побольше бы таких впечатлительных... Раз, два, три четыре, пять, я иду искать... У кого-то комплексы? Обожаю чужие комплексы. Да, моя сладкая конфетка?
Демьен чуть приподнялся и коснулся губами щеки юноши, затем встал на ноги и вернулся на свое место на диване - туда, где сидел до и после прихода Эмери. По пути он перешагнул через распахнутый томик со стихами Байрона, ощутимо пострадавший от неудачного столкновения с полом. Да, в библиотеку его, пожалуй, уже не примут... Эта мысль заставила Демьена улыбнуться вновь - словно Байрон был его злейшим врагом, а он сейчас сделал ему ужасную гадость.
Младший Бенуа положил ногу на ногу и внимательно, с неприятной усмешкой во взгляде посмотрел на невольника. Язык его медленно скользнул по верхней губе. Соленый вкус... Однажды в детстве он наглотался воды в море и потом долго отплевывался под дружный смех старших братьев. Странно, что он вспомнил об этом именно сейчас, ведь сегодня все по-другому. Сегодня смеяться здесь будет только он. И еще ему нравится вкус соли на языке.
- Но твой мастер ведь был прав, Эмери. Ты выглядишь, как дешевая телка и говоришь, как дешевая телка. А еще ты пахнешь, как телка. Не самая дешевая на этот раз, но тем не менее. У тебя вообще яйца есть или ты их оставил своему гребаному мастеру в качестве сувенира? Отличный подарок, кстати, - сделает себе брелок на ключи... Давай-давай, раздевайся уже, я хочу посмотреть, с чем ты ко мне пришел. А пока стягиваешь свою гейскую одежку, расскажи, что говорил обо мне твой мастер с маленьким членом. Он ведь готовил тебя морально, не так ли? Не стесняйся...

17

Этот нежный, почти ласковый поцелуй никак не вязался с тем безотчетным страхом, который вызывал этот молодой мужчина. Эта мимолетная ласка еще больше насторожила и озадачила юношу, на мгновение забывшего о собственном постыдном рассказе. Теперь от него требовали большего  - наконец, вечер из разряда допроса переходил в разряд оргии, что тоже не особо добавляло радости, хотя и слегка интриговало, несмотря на опасность.
Хищная и недобрая улыбка на таком красивом лице смотрелась совершенно чужеродно, как будто бы была прилеплена туда неумелым художником, стремящимся что-то доказать миру. Она не шла Демьену, портила его приятное лицо, делая его пугающим...
Бросив быстрый взгляд на господина, Эмери поднялся с низкого диванчика, даже не думая ослушаться или замешкаться - его цель лишь угождать, не спорить и удовлетворять, без выкрутасов. Пусть он еще необъезженный новичок, но он цепляется за жизнь,чего бы ему это не стоило. Слова про "телку" задели мальчика даже больше чем он предполагал - теперь слезы текли по его смуглым щекам соленым водопадом не прекращаясь, застилая глаза, отчего вся комната расплывалась цветными пятнами, теряя привычную четкость. Я не дешевая телка! Я парень! Крик души оскорбленного юнца так и остался безмолвным - даже смазливое личико не изменило покорного выражения лица, когда тот остановился перед своим хозяином, начиная стягивать через голову короткую маечку, бросая ее на пол.
- Мастер говорил со мной не много... Тем более о клиентах... - Голос Эмери заметно дрожал, когда он подбирая слова говорил об этом, перед внимательным и жестоким слушателем, и скрыть это было просто невозможно. Плюс ко всему пушистые локоны мгновенно растрепались и прилипли к лицу, от прикосновения синтетики, мгновенно намагнитив их. Пару раз проведя пальцами по прилипшим к лицу волосам, Анжель вернул их в более-менее приемлемы вид, чем вызвал ощутимую задержку в шоу с раздеванием.
- Мне лишь сказали, что я счастливчик, и мне несказанно повезло - мой будущий господин красив и молод, но требователен и местами жесток. Это лишь то, что мне сказали, месье... - Тонкие пальчики расстегнули брюки, стянув их с округлой попы, после чего те мягкими волнами упали к ногам невольника, оставив того лишь в крошечных стригнах.
Возможно вся эта сцена была чудовищно унизительна, но тем ни менее она возбуждала, и Эмери в том числе - он с удивлением понял, что ему нравится сейчас стоять обнаженным перед этим молодым господином, нравится, что он внимательно смотрит, нравится, что ему тоже нравится... Плоть юноши заметно оттопыривала трусики спереди - это не могло остаться незамеченным, особенно когда избавившись от брюк, он спустил вниз и белье, представая перед своим будущим любовником абсолютно нагим, с налитым членом, и томно-пылающим взглядом.
Мастер был прав... Мне и правда повезло...

18

- Ну, допустим, я тебе поверю. Просто допустим, потому что на самом деле доверия ты не вызываешь, - Демьен, не сводя внимательно взгляда с обнаженного юноши, протянул руку и взял со стола все еще холодный стакан с соком. Конечно, разумнее сейчас было бы пить вино, а не яблочный сок - все-таки оно больше подходило под ситуацию. Но организм младшего Бенуа органически не переваривал алкоголя. Он не мог пить даже четырехпроцентное женское пиво, если, конечно, не желал встретиться с ним снова минут через двадцать.
А яйца у тебя все же ничего. Хотя бы не висят. Ненавижу, когда они болтаются, как гребаные йо-йо. То, что член у невольника стоял, было приятным комплиментом. Хотя с другой стороны, может, в него затолкали дюжину таблеток "Виагры", прежде чем отправить сюда. Эта мысль не понравилась Демьену. Он ненавидел симуляцию и всегда подозревал в этом своих любовников. Снова захотелось запустить чем-нибудь в мальчишку, только на этот раз попасть. Стакан в руке был очень кстати. Тогда твой хрен точно повянет, малыш... Как та долбаная кордилина, которую мне подарили вместо мешка травки, который я просил. Бенуа чуть сильнее сжал пальцами холодный стакан, но не запустил им в невольника. Вместо этого он поднес стакан к губам и сделал еще один глоток. Возможно потому, что он был чистюлей и ему не хотелось поливать соком дорогой ковер. Но скорее всего просто был упущен момент. Если в Демьене вспыхивала злость, то он либо выплескивал ее сразу, либо держал в себе.
- Значит, твой господин молод, так, шлюха? - Тон его был абсолютно ровный и спокойный, а глаза по-прежнему неотрывно смотрели на гениталии невольника. - И на сколько же я выгляжу, по-твоему?

19

Сейчас, более чем когда либо Эмери чувствовал себя вещью. Взгляд господина был холодным и изучающим, и невозможно было понять, нравится ему увиденное, или нет. Наверное нет, раз он так сильно сжал стакан с соком - Анжель был уверен, что он сейчас полетит в него, хотя он даже не знал, что наделал. Просто выглядит не так, как предполагал клиент. Мальчик видел, что именно разглядывает месье Демьен - член парнишки, который от подобного внимания налился еще сильнее, выдавая крайнюю степень возбуждения. Это все гормоны... И недоебит... С такой чувственностью давно пора было завести себе парня, а не ждать большой и чистой любви. О ней теперь смело можно забыть - здесь у него нет права чего либо ожидать и на что-то надеяться. Тут он просто шлюха, как верно заметил хозяин.
- Да, месье, мой господин молод... Мне кажется что вы выглядите лет на 20, хотя я знаю, что Вам немного больше. - Эмери чуть склонив голову разглядывал мужчину, который должен стать его первым. Слишком молодой, и слишком вспыльчивый... Теперь невольник не был уверен, что все обойдется без увечий - не намеренных, а случайных, просто потому что господину не понравился его взгляд.
- И месье, я не собираюсь обманывать Вас, можете мне верить...

20

- Заткнись, - тихо и зло произнес Демьен. Внимательный взгляд невольника ничуть не смутил его, и он выдержал его с легкостью. Создавалось впечатление, что юная шлюха нарочно нарывается на неприятности, по крайней мере вызов в его глазах был явно не к месту. А уж это его "Выглядите лет на двадцать"... Утырок малолетний. Младший Бенуа ненавидел, когда его принимали за подростка. Ему двадцать шесть, черт возьми, а кому кажется, что это не так, могут пососать его член!
- Для шлюхи ты слишком много болтаешь, - тот же ровный тон и полный злости взгляд прищуренных серых глаз, но пальцы Демьена уже с меньшей силой сжимали стакан. В данный момент он контролировал себя, но не мог с уверенностью сказать, что через минуту все будет так же. Кажется, всего год назад он не был таким вспыльчивым, но сейчас становилось хуже с каждым месяцем, хотя доз он не увеличивал. Испытывал ли он на этот счет волнение? Нет, ничуть. Он не замечал изменений в себе и не слушал тех, кто говорил ему об этом. Обычно это был отец или старшие братья. И на их замечания Демьен неизменно отвечал: "Насрать. Отвалите от меня".
И какого черта они постоянно лезут в голову, когда хочется расслабиться? Это действительно раздражало. Нужно было отвлечься и изгнать из головы все ненужные на данный момент мысли.
- Так ладно. Ты, - Демьен поднялся на ноги и указал на обнаженного Эмери пальцем с видом ребенка, изображающего пистолет. - Стой на месте и не двигайся.
Невольник, кажется, попался вполне покорный. Это плюс. Однажды к Демьену привели 16-летнего мальчика, который начал скулить и просить, чтобы он вытащил из его задницы резиновый член. Ему, видите ли, больно... Нет, конечно, слезы - это приятно, но когда тот начал сопротивляться, и без того не ангельское терпение Демьена подошло к концу. Сюда он приезжал лишь для того, чтобы отдохнуть. Если ему вздумается усмирять норовистых жеребцов и искать приключений на свою задницу, то он обкурится и посетит одно из злачных заведений Парижа. Благо их там пруд пруди.
Демьен прошел сначала к одному окну, затем к другому и опустил шторы, отчего комната погрузилась в приятный полумрак. Один раз хлопнул в ладоши, и зажегся свет. Почему-то электрическое освещение он любил не в пример больше, чем солнце. Сняв пиджак, который ему уже порядком надоел, Демьен вытащил из внутреннего кармана рубашки пачку с дорогими сигаретами из уплотненной бумаги и средних размеров прозрачный мешочек с темно-зеленым порошком. Из кармана брюк он извлек серебряную коробочку с кокаином и тоже положил на стол. Но это на потом. Сейчас он собирался просто покурить травку.
Не обращая никакого внимания на Эмери, он аккуратно высыпал из сигареты табак и осторожно сдвинул бумагу к фильтру. "Забивка" косяка была для него совершенно привычным делом, но тем не менее он это не любил. Как правило, Демьен курил в компании и всегда получал уже готовые косяки, что не могло не радовать. Через пару минут все было готово, и блондин расположился на диване, вновь сосредоточив свое внимание на невольнике. Как ни странно, он успокоился. Мягкое освещение добавляло уюта, косяк с марихуаной и красивый обнаженный юноша обещали приятный вечер. Демьен даже позволил себе улыбнуться, остановив взгляд на лице Эмери.
- Отомри, красавчик... Знаешь, мне нравится твоя фигура. Мы прекрасно проведем время сегодня... Вон там, в баре, до черта вина, виски, водки и всякой прочей байды. Бери, что понравится. К тому же я, кажется, слегка польстил себе, набивая эту крошку. Тебе придется немного помочь мне...
С этими слова Демьен, снова улыбнувшись, подпалил свой косяк с помощью изящной и вероятно очень дорогой зажигалки и медленно с наслаждением затянулся.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Апартаменты Демьена Бенуа