Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » То, о чем не узнают журналисты...


То, о чем не узнают журналисты...

Сообщений 1 страница 20 из 56

1

В начале игры. http://s002.radikal.ru/i198/1002/6f/ae247ee7fd12.jpg Десять лет спустя. http://s002.radikal.ru/i197/1002/e5/2dd84343ad61.jpg
Занимавший в гордом одиночестве целый отсек военно-транспортного звездолета, двадцатиоднолетний лейтенант Службы Внешней Разведки  Объединенной Федерации Планет Даниель Ван Бейтен мог бы чувствовать себя важной персоной, если бы не одно «но». Находился он здесь не по своей воле. Единственного сына уранового «короля», генерал–лейтенанта в отставке, председателя парламентской фракции, лоббировавшей интересы «силовиков» Ван Бейтена Старшего похитили, когда тот был в увольнении, спецслужбы Федерации Независимых Планет (те же яйца, вид сбоку), для того, чтобы обменять на своего сотрудника, арестованного по подозрению в шпионаже.
Формально два крупнейших планетарных объединения не находились в состоянии войны, но гадили друг другу регулярно. Так что, юный Даниель оказался заложником большой политики.
Не то, чтобы его плен был очень мучительным. «Темница» была комфортной, еда - вкусной, обращение - вежливым. Но плен есть плен. Парню дали пару раз поговорить с отцом, а так – все. Полная изоляция и скука, уже вторую неделю подряд. Пока Ван Бейтен Старший рвал и метал, требуя у руководства ОФП вызволить своего сына из неволи и обменять на шпиона ФНП, Ван Бейтен младший сходил с ума от ничего не делания. И, наконец,  решение было принято.
Даниель летел навстречу своей свободе.
Движение корабля замедлилось, он входил в зону астероидных роев.
«Скоро все закончится, и я стану жить своей привычной жизнью. И это, тоже закончится» - в космосе нет смены темного и светлого времени суток, но сейчас на звездолете наступила «ночь».
Даниель слушал, как раскрываются автоматические двери. Звуки шагов, мягко скрадывавшиеся коврами, глухо разносились по пустынным коридорам отсека, все ближе, ближе. Створки дверей, ведущие в спальню Даниеля, разъехались. На пороге стоял его тюремщик, который охранял его с момента похищения. Высокий темноволосый парень, офицер госбезопасности  ФНП.
«Коллега» - сидя на кровати, прекрасно зная, что произойдет дальше, Даниель окинул взглядом фигуру вошедшего с ног до головы, и отвел глаза в сторону. У Ван Бейтена была куча возможностей пожаловаться и остановить «все это». Но он молчал, и «это» повторялось вновь и вновь.
«Никто никогда не узнает. И журналисты не узнают…» - это был лишь повод не требовать защиты, причина была в другом. Даниель опустил ступни на ковер и молчал. Он никогда не заговаривал первым.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-15 23:12:25)

2

Задание было, как задание. Данж прекрасно сознавал, что если повезет, то работа может стать интересной, вызывая азарт: вычисление и поимка шпиона, подготовка высадки десанта, разработка плана захвата вражеской важной "шишки". А бывает вот такая рутина, типа той, что приходилось выполнять сейчас: в качестве конвоя сопровождать парня с "чужой" стороны. Данж никогда не нарушал устава, не переступал черту, но тут их обоих, видимо, порядком перемкнуло однажды вечером. Корабль трясло, когда они летели под астероидным дождем, и Дезире заглянул к пленнику, чтобы проверить - все ли с парнем в порядке. Тот, немного бледный, лежал на своей койке, и Данж наклонился к нему, всматриваясь в лицо - не хватало еще, чтобы он заболел перед обменом. Но парень, лежавший с закрытыми глазами, вдруг распахнул их, уставившись на "безопасника". Корабль снова тряхнуло и Дезире по какой-то ему самому непонятной  причине позволил себе повалиться на ван Бейтена, сминая его губы своими...
С той ночи они не останавливались - будто магнитные пола между ними совпали и притягивались с неведомой им раньше силой. И сейчас Данж снова вошел в каюту пленника, куда его неизменно тянуло по вечерам. Он остановился возле его кровати:
- Встать! - короткий приказ - властно и спокойно, зная, что отказа не будет и не надо применять лишнего напора, даже в голосе.

3

Даниель рос спокойным и умненьким ребенком, который с шести лет точно знал, что пойдет по стопам отца, которым очень гордился. В школе учился очень хорошо и, поступая в Военную Академию, попал в подразделение системных аналитиков. Там курсантов особо не муштровали, не изнуряли физической подготовкой, не заставляли зубрить устав. Единственная часть тела, которую там тренировали - это был мозг. Их группу так и называли - яйцеголовыми. Так и стал бы ван Бейтен типичным "ботаном", если бы не случай. Как-то приятель по Академии пригласил его  к себе на каникулы и по дороге домой затащил Даниеля на полулегальные гонки в астероидных роях, поиграть на тотализаторе. Ван Бейтен увидел гонки и пропал. На тотализатор ему было глубоко наплевать, он захотел стать участником «заезда». Записался в Академии на факультатив экстремального пилотирования, чем весьма удивил своих наставников, не ожидавших от тихого и неспортивного мальчика подобной прыти, и столкнулся там с представителями других факультетов. Сравнил их мышцы со своими, и записался в бассейн и тренажерный зал. Пару раз огреб в раздевалке от громил из отдела оперативного реагирования, послушал их насмешки, и пошел заниматься стрельбой и боевыми единоборствами. Приходил на занятия на своем факультете не выспавшийся и «зеленый», с разбитыми костяшками кулаков и «фингалами» под глазами, напоминая среди чахлых одногруппников чужака.
Человеком Даниель был самолюбивым и упертым. Тренировки стали приносить свои результаты. Приложив как-то раз курсанта из группы оперативного реагирования зубами об унитаз, Даниель наконец, заручился их уважением и ему стали жать руку при встрече.  Но самое главное случилось на следующих каникулах. Соврав отцу, который получал вести их Академии и очень гордился сыном, что у него мужик растет, а не рохля, Даниель оснастил свой собственный корабль, наврав отцу что в пух и прах проигрался в казино. Тот милостиво махнул рукой, молодость, с кем не случается. Правда, до финиша Даниель не долетел, пришлось катапультироваться.  Думал, что его обсмеют участники «заезда», а нет. Ему сказали,  что для первого раза очень достойно, хлопнули по плечу и предложили выпить. Так Даниель попал в очень пеструю компанию, которую объединяло одно – любовь к экстремальным гонкам. И пропал, увлечение затянуло его полностью.
К подготовке второго корабля и тренировкам по пилотированию на следующий год обучения юный Ван Бейтен подошел более серьезно.  Договорился с девчонкой со своего факультета, умницей и отличницей, любимым занятием которой было выведение вирусов в пробирке, что для всех она будет его «девушкой» и начал «тратить на нее деньги». Так он научился покупать краденые бриллианты за пол цены, другую половину пуская на оснащение гоночного корабля. Во время следующего «заезда» он долетел до финиша, после чего ему прокололи ухо и вставили туда золотую серьгу в виде треугольника. После пятого курса в ней появился изумруд, Ван Бейтен прилетел на финиш третьим, а преподаватель по экстремальному пилотированию сокрушался, какого прекрасного студента отняли у него «яйцеголовые», заявляя, что Даниелю самое место именно на его факультете.   
Драться Ван Бейтен тоже научился прекрасно, так что по окончанию Академии вместо тихого мальчика из нее вышел высокий мускулистый парень, совсем не похожий на ботана. 
Распределили Даниеля в аналитический центр. В общем и целом работа была интересной. Даниель увидел, как все происходит на самом деле, то, о чем никогда не узнают журналисты, а те, что узнают… Впрочем, зачем о грустном? «Меньше знают, крепче спят» - примерно так Даниель и рассуждал, не у всех обывателей устойчивая психика.
В тот вечер в ресторане Ван Бейтену не понравилось, слишком тихо для пятницы. После глотка вина ему стало плохо, в туалете он упал и очнулся уже совсем в другом месте…
- Встать! – дрожь по спине. Даниель поднялся ноги, вытянувшись практически, как на плацу.
Тот парень, что сейчас им «командовал», оказался его первым партнером в сексе. У Даниеля занимавшегося учебой, тренировками по рукопашному бою и пилотированию, стрельбой, не оставалось времени даже на сон. А личную жизнь ему заменили гонки.
Когда в ту самую первую ночь корабль тряхануло и тот, чьего имени он не знал, их, понятное дело друг-другу не представили, упал на него сверху и поцеловал в губы, Даниель растерялся в первую секунду, а потом все пошло, как по маслу. Даже больно почти не было, хотя она-то юношу и заводила. Не только она, конечно. А как эротическая стимуляция. Возможно, фантазии его охранника были странными, Ван Бейтен об этом догадывался, но молодому человеку не с чем было сравнивать. А то, что происходило, Даниелю нравилось и очень возбуждало. Поэтому он и не набил морду или, хотя бы, не подрался с темноволосым, не сопротивлялся, не жаловался на произвол, а вытягивался каждую ночь в струнку и выполнял его приказы. Бушующие гормоны победили доводы разума. Вот и сейчас Даниель стоял и ждал, что будет дальше.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-05 21:04:24)

4

Это был не столько секс, сколько некая игра. Всю жизнь подчинявшийся Данж, уставший от командовавших им личностей, многие из которых, бывало, и мизинца его не стоили, наверное, хотел доказать этому "генеральскому сынку", что если что-то в жизни далось тебе даром, это не значит, что ты лучший и достоин смотреть на всех сверху вниз. Сам Дезире, отданный отчимом в Корпус космических кадетов, с пяти лет жил по режиму и подчинялся всевозможным распорядкам и правилам, Уставам и приказам. И он прекрасно видел, насколько разница в отношении к курсантам, чьи отцы были какими-то известными деятелями, и к курсантам, которых взяло на обеспечение государство. Но Дезире был упрям, толков и вскоре учителя-командиры оценили его усердие – директор Корпуса дал парню великолепные рекомендации для поступления в службу безопасности ФНП.
Очередное задание не представляло обычной сложности, только при виде парня, которого он охранял, в душе и чуть пониже – в паху, зарождалось непонятное томление. Его замкнутость и высокомерный вид будили странные желания смять его губы своими, стиснуть упругие ягодицы властно, собственнически, а потом развести и вогнать в темнеющееся между ними кольцо мышц ноющий от вожделения член.
- Встать! – две недели их почти ежевечернего «общения» не изменили ситуации – Даниэль Ван Бейтен вызывал все те же желания: распалить его укусами-поцелуями, заставить стонать от собственной беспомощности, толкнуть к прикрепленному к стене столику и надавить на затылок, нагибая. – Спусти брюки. Вместе с бельем.

Отредактировано Дезире Д’Анжуа-Реньон (2010-02-06 13:48:44)

5

Спусти брюки. Вместе с бельем, - на Даниеле была надета серебристая пижама, сшитая из материала чем-то напоминающего шелк, но более плотного. Именно так, по мнению представителей ФНП, должен был выглядеть "ценный" арестант. Ничего более дурацкого, с точки зрения Даниеля, он даже в детстве не носил.
Даниель выполнил приказ, расстегнув "намертво" пришитые маленькие круглые пуговицы на поясе и ширинке ( никаких резинок, молний или шнурков). Те плавно упали вниз, обнажая ноги молодого человека, закрывая его ступни, которые Даниель не стал вытаскивать из штанин. Приказ был именно спустить, а не снять. Юноша понял его дословно. Инициатива не просто наказуема, иногда она опасна, он это уяснил еще во время учебы. Затем потянул вниз трусы с эластичной, не вшитой резинкой через тазобедренные кости и они упали вниз к брюкам. На Даниеле осталась лишь коротенькая курточка-рубашка, даже не прикрывавшая член, который, к смущению молодого человека начал наливаться кровью и вставать. Сердце бешено колотилось, Даниель мучительно покраснел, смотря куда-то в стену, представляя, какой у него сейчас вид, со штанами спущенными до пола в пижамной курточке, стараясь не встречаться взглядом с тем, чьи приказы выполнял.
Казалось бы, чего такого? Он сотни раз ходил обнаженным в мужской раздевалке и в душе, сверкая голой задницей, и это не вызывало в нем никаких эмоций вообще, а тут залился краской.
Все дети, особенно мальчики, развиваются по разному. Кто-то дрочит с пяти лет и, добравшись до Интернета, лет в семь начинает смотреть порнографию. Даниель же в этом  возрасте собирал конструкторы лего.
Его сексуальность пробудилась очень поздно. Даже не так, ее разбудил этот темноволосый парень, и сделал он это, подобно сержанту, который вламывается в казарму и орет "Рота подъем"! Все произошло слишком быстро и резко. Даниель страшно смущался, когда у него после приказов его "тюремщика" появлялась эрекция. Ведь тот был мужчиной. Все, что происходило между ними, было так…
«Через неделю это все закончится» - Даниель успокаивал сам себя. «Я вернусь домой и познакомлюсь с девушкой» - почему-то эта мысль вызывала не энтузиазм, а уныние. Но Ван Бейтен еще не признал себя геем, ему сравнить было не с чем.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-06 14:54:36)

6

Этот парень не был ни первым, ни, как Данж надеялся, последним в цепи любовников, но почему-то его покорность особенно остро отзывалась внизу живота Дезире. Он подозревал, что это потому, что у них что-то совпало в восприятии того, где они, кто они и чего хотят в данный конкретный момент. Данж хотел брать, а парень – отдавать. Его нетронутость была очевидной: не в физическом смысле, а в эмоциональном. В чувственном. Когда у них случилось в первый раз, и Дезире с изумлением понял, что парень девственник, он немного озадачился – оба были возбуждены, но насильно взламывать тугой вход в тело невольного любовника он не хотел. Однако парень, хоть и молчал, но всем своим видом просил о  продолжении, а потому у них все случилось, взорвав умы обоих. Секс всегда был сексом, но иногда Дезире с огорчением понимал, что ему чего-то не хватает в обычном слиянии тел. Но с пленником все выходило по иному. Они почти не разговаривали, вернее, лишь Данж отдавал приказы, а парень подчинялся, и от этого у Дезире встало сразу, едва он только начинал думать о своем вечернем визите в его каюту. Но и Даниэль оказался очень чувственным – его орган начинал распирать ширинку брюк прямо под взглядом Данжа.
- На стол! Нагнись и ляг на него. Руки – за спину!

7

На стол! Нагнись и ляг на него. Руки – за спину! - следующий приказ последовал незамедлительно. Каюта у Даниеля была довольно просторная и комфортабельная, до столика надо было еще дойти. Не отрывая ступней от пола, проскальзывая по ковру подошвами босых ног, юноша медленно шел, чтобы брюки, болтавшиеся на его ногах, не остались на полу. Идти так было не слишком удобно, брюки и трусы мешались, а темноволосый не разрешил их снимать. Член пленника стоял, как каменный и чуть-чуть покачивался при ходьбе. Выполняя приказ, Даниель  подошел к откидному столику. Юноша был высоким, даже выше, чем его охранник, и Даниеля были длинные ноги и поэтому, когда он нагнулся, поставив ноги на ширину плеч, и оперся о столешницу грудью, он действительно лег на стол. Повернув голову на бок, прикасаясь щекой к столешнице, он завел руки за спину. Кожу живота и груди холодил пластик.
"Что он сегодня еще придумает?" - эта мысль возбуждала так, что соски напряглись, а по коже побежали мурашки.

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дезире Д’Анжуа-Реньон (2010-02-12 03:43:55)

9

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-07 21:55:46)

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дезире Д’Анжуа-Реньон (2010-02-12 03:44:10)

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-08 11:32:21)

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дезире Д’Анжуа-Реньон (2010-02-12 03:44:24)

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-08 12:24:52)

14

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дезире Д’Анжуа-Реньон (2010-02-12 03:44:37)

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дезире Д’Анжуа-Реньон (2010-02-12 03:44:52)

17

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-08 15:00:24)

18

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дезире Д’Анжуа-Реньон (2010-02-12 03:45:10)

19

Даниель лежал на кровати на боку, положив голову на руку мужчины, на его бицепс, прижавшись спиной к его груди, согнув ноги в коленях, почти сжавшись в комочек, как маленький, и задумчиво смотрел в иллюминатор.
Корабль вошел в астероидный рой. За бортом проплывали огромные камни, которые, натыкаясь на антиметеорную и антиастероидную защиту корабля, мягко отталкивались от нее и начинали движение в обратном направлении. Когда глыбы были особенно огромными, корпус звездолета чуть содрогался. Антиметеорная защита требовала очень много энергии и, поэтому, корабль летел медленно. Поле из астероидов было самым большим, из тех, что видел Даниель, и расплывалось на сотни километров.
"Вот бы гонки здесь устроить или, хотя бы, потренироваться" - тот, кого гонщики -экстремалы во вселенной знали как Дена Грифа, оценивал ситуацию со своей точки зрения.
Даниель, лежавший в объятиях мужчины, размечтался. Вот он, победитель гонок с платиновой серьгой в ухе ( трехкратный победитель имел платиновую серьгу с бриллиантом) выходит из звездолета и спешит к друзьям, отмечать и напиваться в честь радостного события. Все начинают его поздравлять, предлагают выпить... И, вдруг, среди лиц гонщиков воображение  юноши нарисовало лицо черноволосого. Он протягивал Даниелю пиво и улыбался.
"Этого не будет никогда. Зачем я ему сдался? Небось таких, как я, у него, как грязи. А все эти девайсы он купил для своего парня. Я для него - Даниель ван Бейтен, папенькин сынок, с которым все носятся, как с писаной торбой и который роскошно живет, когда другие летят по два человека в кубрике и душ по расписанию один на этаже. Он просто проводит со мной время, потому что я ему подвернулся. Ну и пусть. Все равно через неделю все закончиться" - корабль тряхнуло. Даниель еще сильнее прижался спиной к груди мужчины, обхватил его руку свободной рукой, и, повернув голову, прижался губами к плечу своего"мучителя".

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-02-08 23:14:24)

20

Когда "боевая ярость" после спаривания проходила, Дезире не любил отдаляться от партнера - минуты полного расслабления надо было переживать вместе. Это делало то, что только что происходило между ними, более полноценным, более ощутимым, являясь незаменимым дополнением к акту, потому что было противоположностью жесткому сеансу соития. В космосе все, по по большому счету, одиноки, и это чувствуется острее, чем на земле. Вокруг слишком много пустого пространства и ощущение себя мельчайшей пылинкой Вселенной давило, сжимая душу.
Прикосновения чужих губ и тела заменяли долгие разговоры, создавая иллюзию единения двух людей. Данж подавил невольный вздох, утыкаясь носом в затылок Даниэля и вдыхая запах его волос. Скоро конец пути и трансфера не будет - каждому расписан путь в разные стороны.
Корабль трясло все сильней, и Дезире наконец был вынужден выйти из прострации - нужно подниматься и сходить в рубку - хоть узнать ситуацию.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » То, о чем не узнают журналисты...