Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Малая гостиная


Малая гостиная

Сообщений 1 страница 20 из 64

1

Небольшой зал со сводчатым потолком, зарешёченным вековыми балками, немного вытянут в длину. Днём здесь всё пропитано тихим тусклым осенним светом, время нерешительно замирает, вглядываясь в слепые каменные лица невозмутимых карабинеров и оскаленные морды волков, загнанных в глубокие стенные ниши, в пыльные полутени и отражения высокомерно-грузных зеркал. Ряд широких, до пола окон занимает одну из стен, за ними – открытая просторная терраса, соединённая с колонной галереей, которая в ненастную погоду насквозь продувается ветром.
Открывающийся с террасы и галереи вид – отрада для меланхоликов. Скучный, однообразный пейзаж старого сада, невозможно запущенного и давно превратившегося в непролазную чащобу. Тут и там в желтеющей зелени проглядывают затянутые плющом скульптурные группы и покосившиеся, привалившиеся к густой траве скамьи. Лестница, поднимающаяся к террасе, покрыта слоем слежавшихся опавших листьев.
В ночное время пламя камина и шандалов блещет в стёклах, блики скользят по дымчатым от старости масляным пасторалям, по тяжёлым портьерам и тёмному мраморному полу, играют на такой же тёмной, в тон ему, кожаной мебели, преисполненной чувством собственного достоинства и снисходительно сносящей небрежно наброшенные на мягкие сиденья волчьи шкуры. Последние также расстелены у камина между низкой витой решёткой и креслами, над ним вместо зеркала – распятие красного дерева, укоризненно нависающее над роскошной резьбой книжных стеллажей и секретера. В стене справа и слева от камина – две створчатые двери.

2

Кошмары измучили его. Ласки, случайные отношения, в которых он постигал что-то новое для себя. Связи, непрочные, порочные насквозь, тонущие в его жарких стонах... Удовольствие от того, что больше не нужно никого завоёвывать. Удовольствие, но не удовлетворённость. Кошмары не проходили. Просыпаясь в бреду, на смятых, перекрученных его телом простынях, в холодном поту, с криком, на грани возбуждения и срыва, он в который раз твердил себе, что нужно собраться с духом и написать. Написать этот чёртов заказ. Он готов был заплатить за то, что его поймут. За то, что называлось сессией у Мастера. Голова раскалывалась. Очередной виток кошмара выбил его из колеи и он наконец сделал это. Несколько слов на бумаге с больной головой и дрожащими после сна руками.
"Мне необходим Мастер. С уважением. Пьер Горсуа."
Коротко, чётко. Закрытый конверт, на котором лишь имя - Господин Герман Рафаэль де Виль. Это имя значилось в его блокноте, как имя владельца и, видимо, к нему должны были поступать такие пожелания клиентов Вертепа. С момента пребывания здесь, Пьер так и не решил, к кому ещё обратиться с такой деликатной просьбой. А спросить было слишком тяжело для него, слишком невозможно. И конечно же он видел владельца Вертепа. Мельком правда, но этого взгляда хватило, чтобы держаться от него как можно дальше. Необъяснимое, смутное, пугающее чувство бесконечной власти за прикрытой полу-улыбкой хозяина этого места... Впрочем это уже не имело никакого отношения к тому, что он просил. Личные ощущения одно, изматывающие сны - совсем другое.
Он не очень удивился, когда через некоторое время к нему постучал вышколенный слуга и попросил подготовиться, проинформировав, что его заказ был удовлетворён и Мастер будет ждать его сегодня. Не удивился, но дёрнулся слегка внутри, не ожидав столь быстрого ответа.
Было названо время и место. Словно под наркозом Пьер выполнил всё, что требовалось. Послав свои сомнения куда подальше, он тщательно выбрился, придирчиво уложил волосы, хоть и понимал, что всё это глупость. Внешнее наверняка не имеет значения для того, кто станет его Мастером. Но сам Пьер не мог иначе. Душ, ароматная пена, масло, любовно втёртое в кожу... Он привык следить за собой, а в случае встречи с тем, кто избавит его от кошмарных снов, пусть хоть ненадолго, Пьер обязан был сделать это. Для себя, ни для кого больше. Как бы не повернулось, первая встреча всегда оставляет впечатление, даже если она единственная.
Одетый в лёгкие, свободного кроя чёрные брюки с низким поясом, в мягкие спортивные туфли на босу ногу и такую же чёрную майку, севшую точно по фигуре, он ещё раз кинул взгляд в зеркало. Тёплая байковая спортивная куртка на молнии была взята лишь из соображений "не замёрзнуть" по дороге к месту назначения. Застегнувшись наглухо, он вышел из своих апартаментов и не поднимая ни на кого взгляда, быстрым шагом направился туда, где его должны были ждать. Благо посыльный подробно пояснил, каким ориентирам он должен следовать, чтобы не заблудиться.
Осень, холодный ветерок с ароматом прелых листьев, запущенный сад, вольно растущий, как вздумается, колонны, что он проходил... И ни души больше. Это было хорошо, что здесь не было никого. И погода не располагала, и время было не для уединения среди сырых каменных скамеек и статуй, что местами проглядывали сквозь густоту осенних унылых зарослей. Возможно летом здесь зелень скрывала всё, но сейчас место казалось запущенным и немного жутковатым. Ноги были почти ватными, какими-то не своими, но он всё ближе и ближе подходил к террасе. Ступенька, за ступенькой, скольжение на опавшей неубранной никем листве и холод... Рука толкнула двери и он ступил в зал, аккуратно прикрыв за собой двери, ведущие на террасу. Холода он не чувствовал и осторожно снял байку, повесив её на вешалку. Зал пока что пустовал, давая Пьеру рассмотреть окружающее, привыкнуть к интерьеру и внутренне собраться с духом, насколько это было вообще возможно в его состоянии.
Успокоиться. Надо успокоиться. Ты этого желал, ты к этому готовился. Никаких путей назад нет, если ты, Пьер Горсуа, ещё не передумал. А я передумал?
Воспоминание об очередном кошмаре - тёмной фигуре с хлыстом - мелькнуло молнией в мозгу и обдало холодом внутри.
Нет. Я не передумал. Лучше один раз отпустить себя под волю Мастера, чем ожидать, и каждую ночь видеть эти чёртовы безликие тела, жрущие мою кровь и нервы.
Решимость утихомирила немного его нервное возбуждение, заставила его почти спокойно остановиться неподалёку от камина, разглядывая изваяния в нишах из-под прядей светлой редкой чёлки, прикрывшей серые внимательные глаза. Мысли потекли в сторону более деловую, отвлечённую. Только пальцы привычно разминали запястье, как всегда, когда он нервничал. Обычный жест, привычный, которого уже и не замечаешь...
Как это должно быть? Каким он будет этот Мастер? Видел ли я его здесь хоть раз? Вот чёрт, я даже не знаю, как сказать то, чего хочу. А я вообще знаю, чего я хочу? Уверен только в одном, я здесь, потому что больше так не может продолжаться. И да, я хочу власти над собой. Отвратительно, низко...И я ничего не могу с этим поделать.
Пьер провёл рукой по лицу, ещё раз окинув взглядом комнату и сложив руки в замок перед собой, прислушался. Внимание привлекли створчатые двери по сторонам от камина, но пока было рано строить предположения, что за ними. Может шкаф, может комната, пока не имеет значения. Он ждал и ему не нужно было смотреть на часы, чтобы знать, что он пришёл чуть раньше. Не намного, минут на пять всего. Этого хватило, чтобы собраться с духом, шагая в бездну к своим безумным мечтам.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-02-17 14:04:01)

3

"Необходим". Слово придавило язык, словно нагретый свинцовый шар, покаталось на нём, вызывая ощущение сосущей пустоты. Имя же, напротив, звучало мягко, как рыхлая пряность. Терпко и сладковато. Буквы нервно, будто в испуге, округлялись, короткие предложения обрывались точками, словно выстрелы без промаха.
Первый раз прочитав "послание", Герман тут же забыл о нём. Как правило, все письма передавались личному помощнику и разлетались обратно с официальными извинениями или не менее сухими вежливыми рекомендациями посетить такого-то и такого-то Мастера. Это сохранилось. Затерялось среди бумаг на столе и позволило обнаружить себя вновь лишь поздним вечером, когда помощник уже ушёл отдыхать и беспокоить его ради одного единственного, малозначимого распоряжения не было никакого желания.
Имя клиента ни о чём не говорило хозяину. Что-то смутно знакомое, но вызвать конкретные ассоциации не удалось, несмотря на свою превосходную память. Если бы в сферу интересов и влияния Германа входили бои на аренах, оно, конечно, не осталось бы неузнанным, но сложилось иначе. Ко всему прочему имевшиеся в базе данных сведения оказались чрезвычайно краткими, будто речь шла вовсе не о человеке, а всего только о денежной сумме с несколькими нулями, перешедшей с одного счёта на другой и беспрепятственно пропустившей гостя на территорию поместья. Подобная халатность была непростительна и следовало вменить её в вину членам комитета на ближайшем собрании. Ну, а что делать с просьбой клиента?.. Будь по-вашему, господин Горсуа. Будет Вам Мастер. Хозяин недолго колебался, рассудив, что если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо – делай сам. От нового знакомства с него не убудет. За одним и выяснится, что за птица залетела в родное гнездо. Ответ был отправлен на следующий день. Имя Мастера, словно по какому-то насмешливому попустительству, ошибке или заведённой традиции, не уточнялось – прийти мог кто угодно – давались лишь самые необходимые инструкции, указывалась дата и место.
Герман не опоздал ни на минуту. Как и его тёзка, он предпочитал не заставлять себя ждать. Под нажимом ладони в перчатке ведущая на террасу дверь с тихим стеклянным звоном отворилась, пропуская хозяина из отсыревшего старого сада, через который тянулась галерея, в обогретое и освещённое каминным пламенем помещение. Де Виль возвращался с долгой пешей прогулки, поэтому на нём был обычный для таких случаев костюм – сорочка с жилетом, заправленные в высокие сапоги брюки. Всё было чёрным, вплоть до перчаток, не считая белоснежного батистового платка, видного в узком проёме расстёгнутого на пару пуговиц ворота-стойки. Осенняя прохлада не служила Герману помехой.
Мужчина рассматривал что-то в стенной нише. Он был молод и подтянут, ростом выше среднего, светлые волосы казались выгоревшими от солнца. На вид господину Горсуа можно было дать не больше двадцати пяти, но он явно был из тех, чей возраст не соответствует первому впечатлению. По одеянию же сразу стало ясно, что перед Германом не прислуга, как могло бы случиться. Несмотря на ненастную погоду и на то, что не все залы древней крепости отапливались одинаково хорошо, тем предписывалось всегда облачаться в свою лёгкую форму. Гость был одет более чем скромно. Чаще всего, мимо таких де Виль проходил, не оглядываясь, поэтому он не удивился бы, если бы узнал, что, может, когда-то они и сталкивались в коридорах или залах замка, но событие не удержалось в памяти. Лицо привлекло гораздо больше внимания, чем неброский наряд.
Глаза умели лгать. Руки умели лгать, осанка и поворот головы. Интонации и слова. Но не рот. Этот всегда выдаёт своего владельца. Будь он большим, маленьким, узким, брезгливо сморщенным или безобразно дряблым, чувственным или надменным – он раскрывает душу своего обладателя с первого взгляда. Именно рот, тронутые мягкой улыбкой губы прекрасной Лизы Герардини превращали её в символ непостижимого, загадку гениального живописца. Один из миллионов и миллиардов он умел обманывать, как и её глаза.
Губы господина Горсуа были полноватыми, но не чрезмерно, их линия очерчивалась чётко, с почти презрительным упрямством в чуть опущенных углах. Рот волевой, и в то же время чего-то как будто не хватает. Самую малость, оставалось что-то недосказанное. Это Герману пришлось по вкусу, а остальное ему ещё предстояло изучить в ближайшие часы.

4

Он не слышал, как человек шёл по терассе, но услышал звук тренькнувшего стекла в дверях. Услышал, как он вошёл в комнату, останавливаясь. Почувствовал взгляд на себе и только после этого, уже забыв, на что смотрел, медленно повернулся к Мастеру лицом, опустив голову и пока не поднимая глаза. И лишь секунду спустя серые тёмные глаза поднялись на вошедшего и оторопь прошла по всему его телу,  абсолютно непроизвольно заставляя сделать шаг назад. Дыхание смело одним махом. Одетый в чёрное человек был знаком ему. Мысли лихорадочно заметались в поиске хоть каких-нибудь слов, но видимо его мужество ему изменило. Перед ним стоял владелец Вертепа. Сам. Человек, что пугал его одним своим взглядом, изредка улавливаемым им. Но ранее Пьер мог отвести глаза и раствориться в толпе также внезапно, как появился, уходя от поверхностного мягкого взгляда, а тут деваться было в общем-то некуда.
Так он тоже...?? Господи! Прими это, Пьер, прими и перестань паниковать! Да, шок! Да, не ожидал, но разве ты хочешь отступить? Может это и к лучшему, что происходит так, как происходит. Надо что-то сказать, а язык опять прилип к нёбу. Вот чёрт!
Сделав осторожный вздох и справившись с первым потрясением, глядя из-под чёлки на хозяина Вертепа, он наконец-то попытался улыбнуться. Это тоже оказалось чертовски сложным, поэтому улыбка вышла слегка странной. Губа чуть дёрнулась вверх, больше обозначая улыбку, немного нервную от неожиданности такого поворота событий. И всё же стало немного легче и мужчина сделал шаг в сторону Мастера, глядя на него напряжённым взглядом и мысленно подбирая слова для приветствия. Любое слово казалось сейчас глупым и он бросил эти бесплодные попытки заговорить первым. Лишь слегка наклонил голову, приветствуя его, и чуть не наткнулся на кресло, попытавшись продолжить путь. Чертыхнувшись про себя, Пьер обогнул угол и подошёл чуть ближе, остановившись в нескольких шагах от высокого мужчины, одетого во всё чёрное, кроме яркого белого платка, пятном выделявшегося в строгости облика и дополнявшего его.
Сердце колотилось в груди слишком быстро и в душе было смятение перед его лицом. Казалось, что холодные волны текут от желудка прямо к конечностям и единственное, что молодой человек мог, это пытаться справиться с чёртовым смущением и этими непроизвольными явлениями, мешающими ему дышать нормально и думать заодно. Привычно зацепившись ладонью за запястье, он нервно разминал его, прижав обе руки к животу. И конечно же он смотрел, смотрел на его чёрные смоляные волосы и узкие тонкие губы, избегая только глаз, пронзительно-голубых, льдистых, пугающих на бледном благородном лице. Ему казалось, что если он посмотрит в глаза Мастера, то непременно превратится в соляной столб. А он здесь не за тем, чтобы украшать собой нишу в этом зале, подобно волку, которого он недавно разглядывал.
Но и не затем, чтобы молча стоять... Нужно же сказать что-то. Наверное...

5

Мужчина обернулся на звук закрываемой двери и отступил на шаг вместо того, чтобы пойти навстречу или что-то сказать. Сквозняк пошевелил собранные кистями портьеры, качнул языки огня в камине и утих. Растаял ворвавшийся было шорох листвы, лишь отдалённые крики птиц, расшумевшихся под вечер, по-прежнему доносились из сада.
Герман рассматривал гостя и всё сильнее проникался мыслью, что если сведений о нём было получено и не достаточно, то по той только причине, что молодой человек невероятно скромен. Более того, он был напуган. Целый букет эмоций неприкрыто отразился на его лице. По всей видимости, скрывать он их не умел. Или не желал. Не ожидал увидеть самого хозяина? Вот это новость. Де Виль едва вскинул брови, изучая повадки замершего перед ним существа так, будто то действительно не было наделено даром речи, как все люди. У него была приятная внешность. Почти такая, до которой хозяин был падок. Но всё-таки слишком своеобразен и уже далеко не юнец. И красавцем его не назовёшь. Мужчина мялся на одном месте, пока не пересилил себя, наконец, и не начался его мучительный поход в сторону Германа. Оскорбительная в своей покровительственной снисходительности улыбка призрачно тронула губы, когда господин Горсуа старательно огибал кресло. Его неловкость была едва ли не осязаема.
Де Виль терпеливо дождался остановки. Теперь их отделяло несколько футов. Взгляд скользил по всей фигуре, боязливо ощупывал брюки, сорочку и платок, но посмотреть в глаза молодому мужчине так и не удалось – тот старательно избегал этого. Пожалуй, заметнее всего было то, что он не знал, куда девать собственные ладони, тогда как Герман до сих пор не пошевелился, застыв со свойственной ему абсолютной неподвижностью.
Молчание не было нарушено и сейчас. Хозяин понял, что начинать придётся ему. Из отворота перчатки показалось аккуратно сложенное послание размером с визитку. Герман поднял руку на уровень лица клиента, удержал бумагу между указательным и средним пальцами, в точности повторяя жест учителя, обнаружившего неприличную записку и спрашивающего у притихшего класса – чьё творчество? Негромкий вопрос, прозвучавший жёстко и требовательно, последовал после короткой паузы:
- Ваше?
Если бы гость встретил его взгляд в этот момент, то уловил бы в нём тень презрительной усмешки. Впрочем, она тут же исчезла. Не отпускало чувство, что молодой человек сейчас больше всего желал бы провалиться сквозь землю, сходство с провинившимся школьником усилилось до смешного. Вот только де Виль не смеялся.

6

Взгляд упал на записку, вынутую откуда-то из недр сюртука точным движением руки, затянутой в перчатку. Пьер моргнул и  медленно перевёл глаза со сложенного листка на лицо владельца. Его взгляда более нельзя было избегать. Осознание, что ему задали вопрос, промелькнуло мгновенно, бросив его в очередную холодную волну, сменившуюся горячим приливом крови к щекам, будто Мастер держал в руке нечто уличающее его в его тёмных желаниях. Но может быть звук голоса господина де Виля придал ему немного сил, а может быть то, что вопрос всё же был задан тоном, неприемлющим молчания... В любом случае отпираться было бессмысленно, хоть и писал он это не в самом лучшем состоянии. Детали, кошмары - всё это промелькнуло в голове и исчезло. Даже тень презрительной улыбки на красивом лице, которая не укрылась от внимательных серых глаз, лишь добавила это к списку собственных мнений о самом себе. Впрочем это было лишь толчком к признанию, что он сейчас выглядит сконфуженным и глупым.
Пьер всё-таки посмотрел в эти глаза, приподняв голову, посмотрел и тихо, но относительно уверенно ответил:
- Это... Да, это моё послание... Это необходимость, мсье де Виль... - немного неровный голос, мягкий, не отрицающий, несмотря на внутреннее напряжение. Звук собственного голоса придал сил и словно вытащил его из густого липкого тумана. Да и что отрицать, когда наверняка владелец не спутал бумаги. Теоретически записка могла быть чем угодно, но Пьер сомневался, что мужчина мог ошибиться. Конечно он сам бы так её не сложил, но это уже дело второе.
Уверен ли я в том, что делаю? Уверен. Надо перестать дёргаться и... Я же могу быть внешне нормальным, несмотря на дурацкую замкнутость и неловкость. В конце концов все разные. Я не идеал, но это ж не повод так робеть при взгляде...
Внутренне собравшись, Пьер оторвал глаза от его лица, посмотрев на свои руки, и немного расслабил хватку, просто держась за запястье, но уже не разминая его.
- Простите меня, мсье де Виль. Я впервые здесь и не знаю, как это делается... Я что-то... Поступил как-то не правильно? - он быстро взглянул на мужчину, робко улыбнувшись.
Странное место, запах дров в камине, сыроватый запах осенней влаги, затерявшийся в одежде господина де Виля, едва уловимый аромат чайного дерева, которым ещё пахли его не очень послушные волосы, норовящие завиться после прогулки на воздухе, не смотря на тщательную укладку. Первый шок прошёл, дышать стало легче и запахи понемногу возвращали его в мир. Больше это не было похоже на кошмар. Скорее неловкость, немного приправленная тревогой, всё ещё немного страха, связанного с именно этим человеком, иррационального, но уже вполне принятого, как данность.
Если нельзя побороть страх, нужно его преодолеть, просто перешагнув. Один шаг. Я в шаге до своих иллюзий. И либо они разрушатся, либо у меня будет повод признавать себя извращенцем и не переживать по этому поводу слишком сильно. В любом случае, я в выигрыше.

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-02-23 05:03:14)

9

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-02-27 17:39:14)

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

14

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-03-07 02:41:05)

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-03-07 12:46:15)

17

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

18

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-03-10 14:34:51)

19

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-03-14 20:07:45)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Малая гостиная