Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Вдох-выдох


Вдох-выдох

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Описание мира и краткая предыстория.
8937 год. Отдаленная система в галактике КР-z431. Звезда Таан, четвертая планета под кодовым названием LP-a839. Присоединена к Федерации в 8585 году. Местное население полностью уничтожено протонным излучением. На планете имеются огромные залежи дармштадтия, добываемого из семнадцати шахт на нужды Федерации. Ценность элемента заключается в том, что его используют в ионных ускорителях для усиления синтеза при гипер - скачках в пространстве. Планета LP-a839 является единственным местом, где дармштадтий имеется в таких объемах.
Для поселенцев в экваториальной зоне выстроен мегаполис, покрытый прозрачным куполом, спасающим от радиационного излучения, пронизывающего всю атмосферу планеты. Большая часть поселенцев шахтеры и военные. Правящая верхушка состоит из кучки ученных и ставленников Федерации. Объект засекречен и тщательно охраняется. На орбите постоянно курсируют несколько боевых крейсеров, оснащенных современным вооружением и готовых в любой момент принять бой. Имеется строгий пропускной контроль. Лица и гуманоиды не прошедшие его подлежат уничтожению.
За последнюю неделю на планете произошли странные события. Умерло двенадцать человек правящего анклава. Смерть наступила при странных обстоятельствах. Их находили мертвыми в собственных постелях, без признаков насилия. Случай осложнился тем, что все они, до этого были абсолютно здоровы, полны сил и энергии. Вскрытие и лабораторные исследования не выявили отклонений. Все погибшие попросту засыпали и умирали во сне, без видимых на то причин. На месте происшествия не было обнаружено никаких следов. Просмотр с видеокамер тоже не дал результата. Оставшихся в живых ставленников Федерации охватила паника. Многие принимали препараты, способные подавлять сон.
Что бы прекратить истерию и нарастающий психоз в дело вмешивается специальное военное подразделение, сотрудники которого тщательно засекречены и имеют особые навыки.

Да-А-Ра
Дух. Имеет три формы.
Первая: воплощение плоти. Внешне: светловолосый юноша лет 18-19. Рост: приблизительно 175см.
http://i073.radikal.ru/1002/90/0c1e1790d7fa.jpg
Вторая: воплощение духа. Внешне: синеватый контур, окутанный дымкой.
http://s13.radikal.ru/i186/1002/03/9368fada0f04.jpg
Третья: воплощение энергии. Внешне: голубой светящийся шар с пробивающимися крыльями, напоминающий сгусток светящейся. Диаметр: 15-20 см.
http://i082.radikal.ru/1002/87/40b420b03548.jpg

Кей-Си Духовну.
Военный священник.(Экзорцист из секретного подразделения Святой Церкви Индиго)
4 уровень военного сана.
Дополнительный субкласс: Каратель.
Звание: Кардинал.
Гражданская внешность:
http://static.diary.ru/userdir/7/5/6/9/75691/52274376.jpg
http://static.diary.ru/userdir/7/5/6/9/75691/52262289.jpg
Форма Кардинала:
http://cs1850.vkontakte.ru/u10125861/73269127/x_51eed74f.jpg
Форма Берсерка(суббклас)
http://cs1850.vkontakte.ru/u10125861/73269127/x_1507128f.jpg

Отредактировано Жан Жак Ферье (2010-02-23 18:00:14)

2

Прозрачная стена из стекла отделяла, отделала огромную комнату от шума и смога мегаполиса. Где-то вдалеке сияли неоновыми огнями серые, стальные башни удерживающий высокий купол. Это был относительно спокойный  респектабельный район.
На высоком богато инкрустированном ложе, спал мужчина, лет сорока, развалившись на спине и раскинув в сторону руки. После четырех дневного бдения, министр экономики был не в силах справиться с подобной нагрузкой. Презрев все увещевания домочадцев, он спал глубоким здоровым сном. Сон был пустой, начисто лишенный сновидений. Так спят смертельно уставшие люди.
Неизвестно откуда взявшийся порыв ветра, колыхнул завитки волос на лбу мужчины. Воздух в помещении сжижался, уплотняясь. На середине комнаты, на высоте метра, появилось синее шаровидное свечение. Размытые контуры, проступили отчетливее, меняя цвет и форму. Дух трансформировался, приобретая воплощение плоти.
Мускулы на лице мужчины дрогнули, выражая полное изумление. Сквозь закрытые веки и биоритмы сна он увидел юношу, почти подростка.
Гуманоидные формы, копна длинных, белых волос беспорядочным ворохом, покрывающим плечи, и глаза… Странные прозрачные почти бесцветные. Дымчатая радужка обрамляла зеленоватый зрачок. Невысокий худощавый, с бледной светящейся кожей, в белой широкой рубахе напоминающей балахон, из-под которого выглядывали худые острые колени. Он сидел на полу, скрестив ноги. Согнутые в локтях руки, составляли перпендикуляр с напряженным, словно струна телом, повернутые вверх ладони, разведенные в стороны, возвышались над головой. Тело качнулось и ушло в бок, делая первое плавное движение, потом в другой. Это напоминало старинные чаши весов или качающийся столбик метронома, медленно отсчитывающего удары. Среди полной тишины, охраняющей ночь, прозвучал тихий убаюкивающий голос. Юноша скорее напевал, чем говорил.
- Да - нет. День – ночь. Свет – тьма. Жизнь – смерть. Вдох – выдох.
Фраза повторялась, словно заезженный куплет песни, оседая в глубине подсознания. Мужчина сам того не осознавая, начал вторить юноше беззвучно шевеля губами.
- Да - нет. День – ночь. Свет – тьма. Жизнь – смерть. Вдох – выдох.
Казалось их голоса и мысли сливались в единую зловещую мелодию, разрывающую тишину, гулкий густой баритон и мягкий певучий тенор.Это продолжалось долго.
Тут юноша прервался, выдохом заканчивая последнюю фразу, а мужчина продолжал, словно запрограммированная машина твердить повторяющиеся слова. Руки юноши сделали плавный круг в воздухе, возвращаясь в исходное положение. Мужчина затих, ослаблено опадая на кровати, а пришелец, кивнув подбородком, продолжил:
- Вечный свет звезд падет на головы несущих боль и разрушение. Кара постигнет тех, кто лишил детей матери. Сила Байеры заберет их лживые души. Да - нет. День – ночь. Свет – тьма. Жизнь – смерть. Вдох – выдох. Полный покой на той стороне реки. Иди за мной, и я приведу тебя туда. Согласие и отрицание. Расцвет и закат. Правда и ложь. Пустота и наполненность . От первого вздоха до последнего выдоха.
Голос звучал зловеще, постепенно набирая тембр и силу. Лицо юноши было безупречно, как восковая маска. Мускулы не двигались, немигающие бесцветные глаза смотрели, не отрываясь в одну точку, словно пронзая пространство и время. Губы при этом не открывались. Голос слышался изнутри, прорываясь в мысли мужчины.
Глубоко вздохнув, он замер и снова двинулся. Тело, извиваясь, прошлось по кругу, продолжая печальный напев.
- Иди за мной, и я уведу тебя от забот тоски и печали. Плоть к плоти. Прах к праху. Так было, так есть и так будет. Молчи. Зачем задавать глупые вопросы? Не сопротивляйся. К чему лишняя боль? Тебя одарили милостью, давая возможность уйти на последнем выдохе. Будь благоразумен, принимая снизпосланную благодать.
-Да - нет. День – ночь. Свет – тьма. Жизнь – смерть. Вдох – выдох.
Юноша осторожно поднялся на ноги. Руки опустились, перехватывая подол балахона, медленно поднимаясь вверх и сбрасывая с себя последний покров. Тихий топот босых ног отразился от стали пола, ударяясь глухим эхом о своды. С каждым последующим шагом сущность юноши трансформировалась, видоизменяясь в духовную оболочку. В прорезях глазниц заиграл яркий золотистый свет. Дух приблизился к мужчине покоящемуся во власти сна на высоком массивном ложе. Рука сдернула легкое покрывало, нога перекинулась через бедро, поднимая призрак над телом.
- Слейся со мной в единое целое. Да - нет. День – ночь. Свет – тьма. Жизнь – смерть. Вдох – выдох. Отдай мне свою душу и заверши круг.
Дух качнулся, делая первое движение. Из груди мужчины вырвался громкий протяжный стон, потом другой, третий…
-Амаран, с тобой все хорошо?
Вторая жена министра экономики с опаской заглянула в дверь, и испуганно вскрикнула.
Прямо над кроватью мужа блеснул и рассыпался искрами голубой сгусток энергии, растворяясь и исчезая в пространстве. Глаза  дрожащей от страха женщины переместились вниз, взирая на мокрого от пота, стонущего мужчину. Соскальзывая по дверному проему и медленно оседая на пол, она нажала сигнал тревоги на мягком браслете, сковывающем запястье...
Генерал Мо, в полной задумчивости сидел в кабинете, внимательно слушая доклад о ночном происшествии.
- Так значит, министр остался жив? Его уже допросили?
- Нет, господин Генерал, его не возможно допросить, - младший офицер вытянулся по струнке, как и полагалось в присутствии старшего чина. -  Он кажется, совсем умом тронулся. Бормочет, что-то непонятное, про свет и тьму и раскачивается сидя на полу. Медики уже начали с ним работать.
Генерал нервно швырнул на стол смятый блистер от стимуляторов, за последнюю неделю он выпивал уже вторую пачку. Это была тринадцатая по счету жертва. Перспектива оказаться четырнадцатым его не радовала.
- Где это чертовое подразделение, умельцев, которых обещали прислать нам в помощь?
Он уже не в силах был сдерживаться, замученный отсутствием сна организм, находился на пределе. Даже его натренированному телу требовался отдых.
- Они уже прибыли, мой генерал и ожидают ваших распоряжений.
Офицер вытянулся сильнее, придавая лицу выражение подобострастия.
- Зови! Это наша последняя надежда.
Генерал обреченно вздохнул, опуская руки на приборную панель стола.

Отредактировано Жан Жак Ферье (2010-02-23 16:56:47)

3

С самого начала было понятно что это гиблое дело, и нет ничего хуже разозленного падре, заведующего отделом таких оторванцев от мира и церкви, как Кардиналы. По сути, очень маленькие боевые единицы, которых то и было пару калек на системный район планет. Разорваться же можно, летая где попало по поручением высших санов. Но некоторым везло, они нанимались уважаемыми людьми, сидели с ними в покоях, охраняли их сны, читали молитвы и дрались очень редко.
Нот вот именно сейчас кое-кому наоборот очень сильно не везло. Кей-Си никогда не был настоящим нормальным Кардиналом, которым бы могла гордиться церковь. А наоборот, имея в наличии свой пагубный суббклас, дополнительные навыки, которыми даже его лучший друг и приемный отец Самуэль не был рад, он заранее обрекался на скитания и самые противные задания. Из серии «пойди туда - не знаю куда, убей то- не знаю что».
Кей с содроганием вспоминал, как его поносил в последний раз, на чем свет стоит, отец Федерико. Громогласно изрекая язвительном голосом очередные претензии к одному(ясно кому конечно) из Кардиналов, Федерико чуть ли не охрип, сотрясая руками в воздухе от возмущения. Прямо скажем, тогда весь отдел подоглох от его воплей по поводу очередного исполнения задания Кея. Да что греха таить, в церкви о Калиморфо* ходили такие дурные легенды, что не понятно за что его сам бог терпел на этой земле. По крайней мере, так думали все высшие саны, собираясь  на очередные собрания, что бы решить, как бы незаметнее замять очередной скандал. О, да, Калиморфо, всегда приносил кучу проблем. Имея в наличии дурной характер, нездоровую тягу к азарту и развязное поведение, он вообще мало чем мог напоминать настоящего экзорциста, а уж Кардинала так и подавно. Все академики, потенциальные наследники в королевской стражи и падре низких чинов гадали, за что же именно его перевели в этот отдел. О ходатайстве отца Самуэля и говорить было нечего, этот вопрос решал только Папа. О Папе же  было известно, что тот хоть был и стар как рухлять, но суров и умен до невозможности, а жесток так еще больше. На нем все церковь в этом мире и держалась.

Но сейчас, перспектива быть загнутым куда-то в самую несусветную даль совсем не радовала падре. Он обреченно вздыхал, пристально и старательно изучая рисунки пола, выслушивая очередные наставления еще и от Самуэля.
-Сэм, ну я же…
-Помолчи, сын мой, когда отец твой говорит истину! - Сэм перевел дыхание и снова разверзся очередным красноречием.
-КАК ты вообще мог дойти до такого?? Я не могу смотреть в глаза людям на паствах, думая о том, что мой сын каждый раз свершает столько убийств. И явно не во славу Бога! Кей, ты можешь мне внятно ответить, в чем виноваты были те солдаты? Мы посылаем тебя уничтожить вирус именем Божьем, а ты что творишь? Убиваешь людей! – Кажется и в этот раз ему не были рады. И зачем было вообще слать на это задание? Он не спецназ, не воин, не королевская стража, да не солдат в конце концов! Иногда у него самого складывалось впечатление, что это очередной способ загнать его сущность в клетку и избавиться от ненужного демона церкви. Карателей в Индиго не было уже более трехсот лет. По данным святой библиотеки все они не приносили хороших новостей, а кончали еще хуже, чем любой заключенный, объявленный смертник во всей империи. Короче говоря, участь у них была малоприятная, а приносили они с собой войну.
Кей конечно во всю эту лабуду не верил, брал автомат и отправлялся в любое место, куда его зашлют. Выполнял задание, наделав кучу проблем предварительно, и сваливал получать очередной втык от верхушки. В церкви его кое-как принимал только Самуэль и Наталья. Сэм заменил отца  Кею, а вот Наталья стала чем-то светлым и добрым, мысли о ком постоянно останавливали Махаона* сделать что-нибудь совсем страшное. Про то, что его посылали убивать – знали все, а вот про то, что он бредил убийствами, знали не многие. Вернее те, кто знал о его личном деле. Имя у Духовну было не настоящим, как и его все воспоминания. Он ничего не помнил, ничего не знал, и очнулся сравнительно недавно, всего 30 лет назад посреди храма Индиго. Именно Сэм его и нашел. Без памяти, с окровавленными руками и яркими красно-черными глазами, странным запахом, вызывающим постепенно удушья, он походил скорее на дитя дьявола, чем будущего борца света. На Кее тогда из одежды была только рванная грязная жилетка и такие же штаны. На руке четко проглядывался знак Карателя. Потерянную память ему заменил отдел безопасности Великий Империи, который сотрудничал с церковью, иногда заручаясь подмогой экзорцистов. Много населения верило в этого чудного бога, да и вообще, религия в это тяжелое время занимала немаловажную ступень в бытовой жизни граждан империи.
Махаон даже не подозревал о своем статусе «несуществующего человека». Конечно, тайному отделу церкви было легко создать потерянного из космоса, который после войны впал в кому. По мнимой памяти Кея, он был с одной из космических колоний церкви, на которую напали пираты. Даже после того как он «проснулся» он  не мог  быть уже нормальным отцом, ведь на его руках была кровь(это было единственной правдой в лживой биографии). Путь был один – бойцы света, а потом экзорцисты.
Самим же верхам было куда важнее сослать Карателя как можно дальше от главного отделения Церкви, лишь бы он не смог разжечь конфликт между, и без того, враждующими расами. Ведь они только недавно заключили временное перемирие. Сэм считал что это было глупо, но даже Папа говорил что такое возможно и лучше не рисковать. Как и где, Кей мог это предположительно сделать, было известно только им.
Сам Кей старался не задумываться о своей и без того не радужной перспективы в церкви. О том что его суббклас считался не благоприятным, он знал, но мирился ли с этим? Вот уж нет. Махаон считал что это не его проблемы, поскольку не он выбирал себе это дорогу. Если бог дал ему силу Карателя, которой кстати, он не умел толком управлять, то значит его выбрали не зря. Возможно его легкомыслие и спасало. Духовну уже давно забил на свое существование, даже начиная постепенно верить только в то, что вся его жизнь будет такая. Потому даже в тех странных заданиях находил много радости. Раз его церковь терпит по нужде, так и он будет терпеть их уставы по минимуму. На исповеди Кей-Си не ходил из принципа. То что Бог не простит ему убийств, итак было написано черным по белому в библии Индиго. А за остальное он не переживал. Как впрочем и за дресс-код Кардиналов. Эти длинные пафосные халаты и кучу одежек, он не переносил на дух, потому упрямо игнорировал все замечание по поводу его неподобающего внешнего вида. Махаон носил форму экзорцистов и академиков. Причем не обычную, а предназначенную для полевых условиях. С виду обыкновенная военка, с кожаной понтовой курткой. Единственное отличие от войск империи, белый крест с синий звездой на спине – знаком церкви. И именно из-за такой привычке Кардинала принимали часто за простого солдата
Вот и сейчас, он стоял и выслушивал очередные замечание от какого-то капитана. Богом забытая планета, этот неприметный город под куполом со своей жизнью, словно муравейник, с первых минут вхождения в атмосферу вызывал ступор у отца. А уж то, что его, кажется, забыли встретить, так это было нормально. Его вообще редко кто сразу находил на посадной площадке. Калиморфо любил повозиться в корабле мечтая об очередном сне. Но вот сейчас не свезло. Желание покурить стоило ему пятиминутки «строгого выговора» от капитана, за несоответствующий вид новобранца. Несоответствующим видом тут называли чрезмерно длинные волосы, серьги в ушах, и свободное ношение оружия. Причем какого-то странного, на которого нет документов. На бластеры церкви, выпускаемые специально для Кардиналов, вообще ничего не требовалось. Достаточно было взглянуть на него самого и спросить удостоверение. Повторить это оружие не могли ни в какой конторе, оно было рассчитано на «святую» кровь экзорцистов. Короче говоря, каждой заразе – по пушке.
Но вот незадача, удостоверение Махаон забыл в корабле. О том, что находившийся рядом, явно дорогой левиафан, с зеркальной поверхностью мог принадлежать рядом стоящему «новобранцу», капитану даже не приходило в голову. А Кей любил Ласточку. И очень сильно радовался, пожалуй, одной из самых приятных привилегий Кардиналов – личному кораблю.
Непрерываемый поток «солдатских» ругательств самого Кея не пугал. Наученный большим опытом, он со стойким спокойствием молча разглядывал белые полосы на посадочной площадке, ожидая когда же его найдут. Ну или когда сам капитан заткнется, что впрочем казалось почти нереальном. Здешние солдаты явно были на нервах, раз так дергались за любую мелочь. Хотя дело, в которое его очень смутно успели ввести, толком не дав то и особо передохнуть после последнего вылета, казалось ему и вовсе странным. Какие-то странные убийства, народ не спит, все бредят. Чем ОН мог в этом помочь?
Поправляя лямку ремня от оружия, Кей вяло улыбнувшись уголкам губ закинул пуху на другое плечо. Бегущий за спиной капитана паренек, облаченный явно в форму здешнего департамента, походу наконец-то обнаружил нужную полосу.
-Святой отец Духовну? – Тяжело дыша парень наконец нарисовался рядом. Оказалось что паренек вообщем то был вполне себе взрослым мужиком, просто хорошо сохранившейся. Разве что темные круги под глазами показывали о том, что и этот бедняга не спит. Дааа, приехали.
-Угу. – Кей нахмурился, рассматривая своего временного провожатого, а потом не сдержал улыбку, когда капитану объяснили, кого он так долго вычитывал. Честь солдата явно была затронута тем, что над ним явно надсмехались столько молча выслушивая такие замечание, но он и виду не подал. Отдал честь и попросил прощения.
-Да ничего, со всеми бывает, сын мой. – Это была манера Самуэля, так общаться. Будь то какой-то левый солдат, а Махаон не на задании, получил бы воин свой кулак в нос. Мало чем бы хорошим это кончилось, зато экзорцисту уж точно скучно бы не было. Драки, как ни странно, грехом Кей не считал тоже.
Поджав губы капитан сощурился, но отдав честь в последний раз, все же свалил восвояси, давая возможность Кею наконец закурить.
Уже направляясь к главному зданию Кей не был еще больше рад этому заданию. Провожатый, оказавшийся  младшим офицером, доверенным генерала Мо, сходу кратко рассказал об последней жертве, которая умудрилась выжить. По взглядам мужчины, Кардинал догадывался, что от того явно чего-то ждут. Например, какого-то подразделения солдат, целого отряда медиков и такой же кучки ищеек, которые раскроют дело за пару дней и найдут преступника. О том, что Кей и был тем самым «подразделением» в единственном лице со статусом Кардинала, похоже, никто не знал. Ну, разве что сама верхушка. Интересно, как его примет тот самый генерал. На универсального солдата Кей не тянул по внешним  данным, а о его заслугах даже в общей биографии для нанимающих мало что говорилось. Разве что число убитых могло говорить о чем-то. Но солдатам именно это часто было не нужно. Никто из них не верил, что святой отец своими руками мог загубить столько. Кей же никогда никого не переубеждал.
Входя в кабинет генерала, Кей в очередной раз перекинул пуху на другое плечо. Она была тяжелой. Крест церкви пришлось повесить на самое видное место – шею. Именно крест говорил о статусе святого отца. В военных слоях, имевших дело с Индиго, знали о таких знаковых отличиях, если святой отец был не в форме. Крест Кардинала медленно переливался голубовато-фиолетовым свечением, реагируя мягкой вибрацией на каждое движение носящего его хозяина.

------------------------
Калиморфо*(Махаон)-Серийная кличка в деле Ке-Си Духовну. Махаоном же святого отца называли среди космических пиратов только из-за того, что не были способны запомнить такое длинное название другой бабочки. Все помнили что это насекомое редкое, имевшая большое значение для Империи. То, что Черный Махаон считался ядовитым и запрещенным в Империи, а Калиморфо наоборот, вымирающим видом, пиратов уже не волновало.

Отредактировано Серегил (2010-02-23 18:37:10)

4

Шар растворился в воздухе и сразу материализовался за стеклом уровнем ниже, в разряженном воздухе прохладной ночи. Он осторожно поплыл вниз, мимо мелькающих этажей и погасших окон. Опустившись до самой земли, но шустро юркнул в проулок, между домами. Преображение в плоть заняло немного времени, это была самая экономичная форма поддержания энергии духа.
Парень тряхнул головой, сжимая кулаки, и досадливо топнул ногой.
И надо же было этой дуре, так не вовремя войти! Я уже почти держал в руках эту душу. А вот теперь она застряла на половине пути. Провал? Да нет же. Он все равно теперь бесполезен. А может вернуться? Без всех душ мне не получить следующего ранга. Наставник не поверит на слово, если я не принесу их все.Он наклонил голову рассматривая, замысловатый амулет, висящий на груди. «Ловец душ» был заполнен ровно на половину. Осталось столько же и тогда не будет препятствий для пробуждения новой Матери. Еще совсем немного, чуть-чуть и захватчики покинут его Родину, давая взойти новым росткам.
Юноша закрыл глаза, сосредотачиваясь и напрягая память. На внутренней стороне век проступили горящие письмена. Это было так отчетливо, словно он вновь видел тот большой камень испещренный старинными рунами.
Кто же следующий? Генерал Мо?
Остроконечные завитушки знаков, давно потерянного языка сложились в символы известные не многим. Да, сомнения в следующей жертве не было, но предпоследняя строка не погасла, оставаясь светиться тусклым приглушенным светом. Сейчас возвращаться назад не было смысла. Надо было пересидеть какое-то время, а уж потом вернуться к незавершенному. Пусть пока остается все, как есть. Теперь его ждала другая цель, но только не этой ночью. Ритуал извлечения души отнял слишком много жизненной энергии, а восстановление требовало времени.
Засунув руки в карманы, парень вывернул из-за угла. Теперь на нем были обычные темные полотняные штаны, прикрывающие колени, пуловер с глубоким вырезом и высокие кожаные ботинки. Он ничем не отличался от своих сверстников, праздно болтающихся по ночным улицам. Обычный парень, шахтер или прислуга, по ошибке забредший в богатый район и возвращающийся домой.
Собственно говоря, кем он бы? Всего лишь младшим последним духом. Одним из немногих, оставшихся в живых на этой планете. Редкая раса, что и говорить. Их изначально было немного, а теперь… Таких как он, Мать рождала один раз в сто лет. Это была ее личная охрана. Духи могли перевоплощаться имея три ипостаси. А еще, их делом было извлечение душ. В стародавние времена, когда Матери ничего не угрожало, ритуал проводился крайне редко и для него специально готовили. Такие духи обладали особыми свойствами и могли количеством собранных душ повышать свой уровень. Обычно Верховный дух был из «Ловцов», это говорило о силе и умении Повелителя.
Так продолжалось долго, из века в век, пока не пришли «они». Протонное излучение усилило ядерный синтез и убило гуманоидную расу на планете. Всех, подчистую не щадя никого. Да-А-Ра, так звали духа, был еще очень мал, но когда его уводили под землю, он с ужасом смотрел на окровавленные тела, валявшиеся повсюду. Дети, женщины старики, взрослые мужчины… Миллиарды неприкаянных душ носилось в воздухе стеная и требуя отмщения. «Ловцы»  не успевали их собирать. Яркие сияющие песчинки гибли, не дождавшись своего часа.
Да-А-Ра помнил, как зажал в ладони душу маленькой девочки, как шептал ей тихие успокаивающие слова, стараясь донести до «Сосуда времени». Он спас эту душу и она навеки осталось благодарной ему. Он даже слышал, как она пела прощальную песню.
Если бы только это. Серия повторных взрывов убило Мать. Возможно, она не вынесла гибели стольких детей. Именно тогда Да-А-Ра попал на первый свой ритуал. Все оставшиеся духи собрались под землей, читая на распев сложные заклинания в надежде сохранить хоть крупицу жизненной силы. Да-А-Ра тогда был очень слаб и не опытен, но он старался наравне со всеми. Было мучительно трудно концентрировать энергию трансформируя ее в тонкий пучок сливающийся в единый стержень. И когда его силы были уже на пределе, Повелитель приказал всем остановиться. Часть души Матери была сохранена. Ее поместили в специальный сосуд, помогая сохраниться во времени.
После этого ритуала, градация духов круто изменилась. Теперь они делились на три ранга: «Ловцы», «Хранители» и «Стражники». Самых сильных определили в хранители Матери. Они ухаживали за ее душой, помогая расти и впитывать в себя нужные компоненты. «Стражники» занимались охраной, а «Ловцов» осталось не много. Именно в этот ранг определили Да-А-Ра. Наставник еще в день «Великой Скорби» заметил как он поймал неприкаянную душу, даже не применив заклинания.
Шли годы, на востоке появился Мегаполис и купол, а за его пределами были вырыты шахты, но мало что тревожило жителей подземелья. Они продолжали ухаживать за матерью, сохраняя ее сущность, пока один день не решил все. Ровно сто лет назад на камне рядом с источником, появились горящий письмена. Старый, почти забытый язык. Он являлся родоначальником всех языков во вселенной. Резкий, гортанный, с характерным угловатым узором вязи. Верховный совет прочитал эти письмена, и тут началось…
Да-А-Ра выделили наставника, с ним ежедневно занимались, заставляли трансформироваться до изнеможения, зазубривать сложные заклинания и гимны, собирать потоки энергии. Ему внушали, кто его враг, вынуждая прокручивать в памяти, все ужасы падения планеты. Его каждый день приводили к камню, наказывая читать письмена, которые с каждым годом разгорались все ярче. От такого обилия информации можно было свихнуться, но дух впитывал их словно губка, наслаивая виток за витком на свою энергетическую сущность.
И вот настал день, когда сила Матери начала пробуждаться. Тогда его привели к Верховному. Он долго внушал суть Да-А-Ра, заставляя проникнуться сказанным, потом его проводили на поверхность, указав в сторону города.
Первые двенадцать душ он забрал без особых усилий, с тринадцатой вышел прокол и теперь он блуждал по ночному городу, ища энергию для подкрепления жизненной силы. Для этого не надо было забирать души, достаточно было подкрепиться негативом, который всегда был в изобилии, в здешних местах. Зайдя в первый попавшийся бар, Да-А-Ра посидел там пол часа, вслушиваясь в пьяный говор, перепалки и посмотрев пару драк. Обильно подкрепившись, он вышел на улицу и в темном закоулке сменил полоцкую сущность на энергетическую. Шар поднялся в небо и медленно поплыл над городом, направляясь в сторону комопорта. Сущность новой души начинала манить после прочитанных заклинаний.
Уже расцвело, дух сидел на летном поле, упираясь спиной в транспортер. Он снова был в облике юноши, так было гораздо проще. Где-то рядом, он чувствовал душу генерала, но не спешил торопить события. До ночи было еще далеко, а разведка боем не мешала. С виду его можно было принять за обслуживающий персонал космодрома. Заправщика или помощника механика. Мимо в быстром темпе пронесся какой-то верзила, сопровождаемый военным со странным оружием на плече. Да-А-Ра еле успел убрать вытянутую ногу, а то бы кожаный армейский башмак не побрезговал свободной плоскостью.
- Эй, смотри куда прешь! – Парень криво усмехнулся, окидывая рост верзилы. – Или если, в тебе два метра росу и аура синяя, то уже и под ноги не надо смотреть?
Реакции не последовало, и он неторопливо поднялся и отряхивая штаны, вгляделся в оболочку другого. Он него веяло чем-то знакомым.
Генерал?
Рассеянные проблески в окантовке ауры не вызывали сомнения, и дух осторожно, стараясь чтобы его не заметили, двинулся за этой парочкой.
Они вошли в здание министерства. Дух, не долго думая,  сменил плоть на энергетику, промелькнул вслед за ними, зависая над самым потолком и прячась в изгибах коммуникационных труб.

Отредактировано Жан Жак Ферье (2010-02-24 00:28:21)

5

Наблюдать, впрочем как и оценивать обстановку, Кардиналов, как ни странно учили, именно преступники. Странная политика церкви и ее внутренних военных дел очень часто удивляла самого Махаона, вызывая порой приступы длительного ступора. Он долго не мог забыть свой первый урок по оценке ситуации. Тогда его действительно позвали в камеру и оставили один на один с каким-то камикадзе. Кажется, это был один из тех военных, которые постепенно начинали сходить сума и бредили убийствами. Не важно что военное время уже давно кончилось, они постоянно пребывали в режиме атаки. Видимо церковь подсознательно хотела загнать самого Кея в угол, что бы его «учитель» случайно его так кокнул при занятии. Однако старый вояка воспринял падре спокойно. Причем настолько, что никто этого не ожидал. Что греха таить, Кей готовился к тупому мордобою, где придется как и везде, доказывать свое право на жизнь и желание чему-то учится. Но  в этот раз, ему не пришлось разбивать кулаки в кровь, а губы в мясо. Заключенный только все время на него как-то странно пялился, вызывая ответные приступы ступора, прерываясь порой неожиданно прямо посреди своих «лекций». Зачем-то подходил, садился рядом и таращился как филин в глаза, немигающе и так тоскливо, едва приоткрывая рот. У Махаона в голове тогда рождалась картинка-образ, что он просто обязан влить литр или два вражеской крови в этот открытый рот, что бы от него отстали. И действительно, не дожидаясь словно чего-то заключенный вставал и снова продолжал рассказывать Кею о военных стратегиях, необходимом поведении в тяжелой критической ситуации, да и вообще, все что мог рассказать об обороне и защите. Зачем это было самому экзорцисту, никто не старался объяснять, только разве что Сэм пытался внушить Калиморфо, что стоит все запоминать. Что в трудную минуту знания обезумившего вояки ему пригодятся.
Вот и сейчас, словно вздрагивая от чего-то Кей хмурился шаря беспокойным взглядом по зданию вокруг. Министерство ничем особым не отличалось от многих других министерств империи. Те же снующие дроиды, невразумительное количество разных рас, направляющимся по своим делам и та же «полит» форма рабочих министерства. Все было такое же, только с разницей той, что было очень много военных. Здесь себя Кей особенно чувствовал неуютно. Он не выделялся среди толпы, походящий на простого солдата, но среди солдат, он сразу казался чужим. Оружие на плече, длинные волосы, солнечные очки и даже походка, она не была военной. Калиморфо походил на шарлатана, или даже космического пирата, за которого, кстати, порой воспринимали космические патрули. Своей дуратской репутацией в космосе, отчасти, он был обязан им. Да и кличка, Махаон, была жестко искаверканна именно этими парнями. Два месяца плена дали свое знать. За то время Кей, по мнению Самуэля и остальной церкви, испортился еще больше. Сам конечно Кардинал так не считал. Ведь ему это помогло многое узнать о «таком» космосе, вклинится в быт пиратов, раскопать некоторые тайные маршруты и хорошо выучить флору и фауну местных банд. Проще говоря думать как они, жить как они, но не быть ими. Там то играть Кея  и научили. Причем не просто играть, мухлевать, буквально чуя блефует или врет партнер в игре. Отчасти это тайное чувство было настроено еще и в бою. Махаон сам это не сразу понял.
И вот именно сейчас это чувство ожило, заставляя Кея вскинуть черные брови. Он даже остановился затормаживая движение сопровождающего солдата прямо перед дверью генерало Мо. Чувство ныло и зудело, вызывая желание у Кардинала, перекинуть пушку на плечо для более удобного возможного ведения боя. На кой черт, может мне сдалось? Ах, ты ж, прости Господи.
-Здравствуйте, генерал. – Дверь плавно отъехавшая 2 секунды назад явила взору солдата их нового, так называемого, помощника. Секунд пять, или шесть понадобилось генералу Мо, что бы прийти в себя. Он подсознательно ожидал чуда, а прислали…святого отца с пушкой за плечом?.
-Здравствуйте…- Мужчина рассеяно протянул руку Кею для приветствия, бегло окидывая его внешний вид. Мужчина, красивый, высокий, даже не габаритный, что говорит о мало вероятности его физической силы, и…какой-то бластер? Да это же было абсурдом и шуткой! Такого не могло быть!
-О, Генерал, простите, забыл представится. Не обучим военному этикету. – Улыбка внезапно нарисовавшаяся на лице Махаона, так не хотела и вовсе сползать. Его веселила эта ситуация, а язвительные нотки, которые вот-вот готовы были сорваться с языка, он с трудом едва ли запихивал обратно. Как же так, какой то падрэ на помощь целому городу! Прелесть какая то!
Вставая по стойке смирно, Кей закинул пуху на плечо, и отдал честь. Теперь уже слабо борясь с собой что бы скинуть со своего лица эту предательскую улыбку злого шутника.
-А вы..? – Немой вопрос застыл на языке генерала и он удрученно опустился в кресло.
-А я новое подразделение. – Чрезмерно теплым и….елейным голосом подсказал Махаон. Вот это уже было его поведение. Поведение потенциального космического пирата.
-Ах, да, забыл уточнить. Кардинал Кей-Си Духовну прибыл для рассмотрения данного дела по поручению департамента безопасности Империи и Церкви. – А вот такое представление действовало на всех как ведро холодной воды, после ступора. Они обычно чуть ли не вскакивали, ну или напрягались стараясь сесть в кресле как можно представительнее. Звание «Кардинал» много значило. Да и вообще, вроде должно было успокоить, только вот бедный генерал Мо удивленно вскинул брови. Ему все никак не верилось что этот «парень с боевого участка» был Кардиналом. Но Кей только слащаво улыбнулся и кинул визуальный лист со своим личным делом генералу на стол.
-Можете ознакомится, хотя вам должны были переслать мое дело еще раньше. – Считая что со всей этой официальной муторной ересью покончено, падре просто опустился на кресло и положил пуху на колени, подпирая кулаком лицо. Снимать «волшебные» зеркальные очки он не спешил. Чутье любезно подсказывало что в кабинете они явно не одни. Уж что-что, а слежку он чуять научился. Впрочем, как и не пялится вертя головой по сторонам и при этом пытаться найти возможный источник преследования. Может быть какой-то жучек? Только вот ЖИВОЕ присутствие кого-то не давало покоя, роботы, дроиды и прочая техника, она имела другую ауру, вызывая желание у Кея взорвать все нахрен. А тут была тоска по плоти. Хотелось нечто поймать и задушить в кулаке. Откуда такая агрессия к окружающему миру? Врожденный инстинкт Карателя. Животное, живущие глубоко внутри, оно имело другую сущность и оболочку, изредка выкидывая на «поверхность» самого Кардинала, свои привычки, желания или ведения.
Пока Кей на вид страдал херней рассиживаясь в кресле, ожидая когда же ознакомятся с  его делом и переварят новую информацию, младший офицер уже отправлял запрос в жилой корпус, что бы святому отцу выделили комнаты. Сам генерал хмуро косился на визуал-лист, явно выхватывая отдельные кусочки биографии нового «подчиненного»? Судя по данным, парень попадался трудным, не таким простым на вид, и постоять за себя мог. Вот только…его связи с криминальным миром, напрягли генерала. И при всем этом он почему-то оставался святым отцом и Кардиналом. Экзорцистом, обладающим особым умением, превосходящим иногда и универсальных солдат. Какой именно силой обладал этот Кардинал, в деле не говорилось. Данная графа шла под пометкой «засекречено».
-Генерал, а вы где живете? – Внезапно Махаон прервал тишину немножечко приспуская обзор черных стекол очков, что бы показать свои глаза. Ну да, черный белок и красный яркий зрачек, как на рисунке крыла бабочки Черного Махаона. Все как в деле, и причем тут Святой Калиморфо, о котором говорило официальная кличка Кардинала, генералу не было понятно.
-Думаю, что это не имеет отношения к…ээ…нынешней ситуации.
-Ну да. У Министра тоже не имело.
– Кей пробурчал это себе под нос обратно одевая очки и принялся разглядывать линии своей пухи. Генерал насторожился.
-Это вы о чем?
-Ни о чем. Покажите мне вашего пациента что ли, попробую божьей силой на его бедный разум повлиять.
– Генерал вскинул обе брови. Подтверждение о утверждении жилья для Кардинала еще не пришло, читать его дело в его же присутствии было практически невозможно, генерала что-то удушало, заставляя его то и дело отодвигать плотный воротник формы и косится на длинные черные волосы падре.
-Хорошо, раз вы так желаете приступить к делу….- Впрочем хоть чем-то они займутся. Попозже Мо пошлет запрос в министерство обороны по поводу этого Кардинала, по больше информации, а то совсем не понятно ничего. Как ни странно званию, данному этому гуманоиду, церковью он верил и пытался доверять подсознательно.
Генерал поправляя форму встал с кресла и направился к выходу. Звук плавно отъезжающей двери, потом едва заметное жужжание кабины лифта и вуаля, они находятся в лечебном корпусе министерства главной базы. Здешний мед.отсек стойко напоминал Кею военные госпитали космических пиратов. Такая же ноу-хау техника на нано-технология, снующие в белых плотных костюмах медики и медсестры разных гуманоидных рас и отдельные палаты кабинки, скрытые лишь под серебристым свечением. Разница была лишь в том, что пираты все воровали.
В одной из таких серебристых кабинок и лежал полуживой министр. Странная, смятая аура почти умирающей внутренней оболочки, его разорванное сознание и совершенно нормальные показатели жизнедеятельности вызвали у Махаона внезапный спазм…поглотить умирающего. Духовну едва ли сглотнул закрывая глаза под очками и тяжело выдохнул, прося всех оставит наедине с лежащим в коме. Мед персонал нехотя вышел проверяя последние данные техники. Но этого Кею не надо было. Он снял очки и устало кинул взгляд на лежащего министра. Нужно было потянуть время, расслабится, ощутить «чужое присутствие» на его теле.

Отредактировано Серегил (2010-02-24 01:01:20)

6

Следуя за теми двумя, дух нырнул в вентиляционную отдушину и поплыл, лавируя между системой труб и коммуникаций. Пробираться было сложно. Он плыл наугад, улавливая отголоски ауры. Как не странно, но энергетически мощнее и ощутимее было внешнее свечение верзилы. Контуры его насыщено синей ауры, таили в себе мощное излучение. Что-то там было внутри, но что Да-А-Ра пока не разобрал. Эта оболочка была настолько необычной и притягательной. Ее хотелось коснуться, втянуть в себя и попробовать на вкус. У других жителей планеты аура была проще и почти не отличалась по своей структуре и цвету: беловато-желтая сердцевина и оранжево-красные края. За редким исключением имелись разноцветные вкрапления, но не в небольшом количестве. А тут, словно деликатес, среди перстной и приевшейся пищи. И эта диковинка перебивала все другие ощущения. Даже призывно манящая душа генерала, была ни что, по сравнению с этим.
Поплутав в пыльных коробах между труб и связок проводов, дух выцепил нужное направление, притягиваясь к искомому, словно железные опилки к мощному магниту. Остановившись возле маленького зарешеченного окошка под потолком, он замер.
Да-А-Ра не ошибся, природные инстинкты и внутренний зов привели его в кабинет к генералу, но по непонятному стечению обстоятельств верзила с синей аурой тоже был там. Это настораживало. Энергетическая сущность напряглась, вслушиваясь в разговор, стараясь вникнуть в курс дела, тщательно подмечая детали. Услышано вызвало некоторую тревогу. Шар потемнел, уплотняясь и концентрируя мысле-форму.
Кардинал? Кто это? Возможно особая раса… Так значит этого, индивидуума прислали уничтожить меня? Мне говорили, что за мной будут охотиться, но чтобы вот так… Кто он такой, этот, как его там, Кей-Си Духовну? Странное имя. Да и он тоже странный.
Шар плотнее притиснулся к мелкой решетке, рассматривая незнакомца. Тот сидел полу боком к нему и обзор был достаточно хорош, чтобы рассмотреть все детали. Пока генерал вводил его в курс дела, тот постоянно шарил глазами в пространстве. Сквозь непроницаемые стекла очков дух с изумлением разглядывал  черный белок с узорчато-красным зрачком.
Когда взгляд верзилы прошелся вдоль стен, задевая отдушину за которой прятался Да-А-Ра тот невольно отпрянул, ощущая резкий поток негатива и какой-то еще, неясной энергии. При других обстоятельства, но всосал бы в себя этот негатив не задумываясь, а тут пришлось отстраниться, отплывая за распределительную панель, чтобы хоть как-то замаскироваться. Это была вынужденная мера. Подставляться и раскрывать себя дух считал не целесообразным. Не то, что бы этот синий пугал его, страх не был чертой присущей духам. Да и о каком страхе шла речь, если он твердо знал правила бессмертия бытия, но все же некое опасение на счет этого, невесть оттуда взявшегося Кардинала имелось. Этот верзила мог явиться досадной помехой на пути осуществления задания, а новые проколы в планы Да-А-Ра не входили. До момента проведения ритуала оставалось еще много времени, и было бы целесообразно выяснить, что из себя представляет этот посланец Церкви.
Мужчины закончили разговор и встали, направляясь к выходу. Из их беседы дух уловил, что они намеренны посетить его последнюю жертву. Ляп с министром, не давал покоя, а найти тело с неприкаянной и недоизвлеченной душой представляло значительную трудность. Свечение становилось настолько слабым и тусклым, что его едва можно было различить.
Узнать место нахождение министра было как нельзя к стати. Такой момент дух просто не мог упустить. Провернуть сразу два дела было очень заманчиво, но переться туда, подвергая опасности, ход дела, было глупо и не дальновидно. Нужна была какая-то маскировка, простая, но действенная.
Следуя вдоль шахты лифта и улавливая отголоски аур мужчин через бетонное перекрытие, дух скользнул в новую расщелину труб. Тут он увидел небольшого зверька, грызущего белый пластик провода. Животное было невелико сантиметров двадцать - двадцать пять, покрытое серой шерстью, с четырьмя короткими лапками, маленькими ушками, вытянутой острой мордочкой и длинным голым хвостом. Даже внутренняя сущность этого создания была маленькой и серой, как его внешний облик.
Это было как раз то, что нужно. Да-А-Ра не любил ритуал слияния сущностей, но сейчас у него не было выбора. Объединение отлично прятало внутреннюю начинку, к тому же можно было управлять ведомым, заставляя двигаться объект в нужном направлении.
Дух осторожно приблизился к зверьку, стараясь не отвлекать его от трапезы и прижавшись к серой грязной шерсти, в которой было полно каких-то паразитов начал слияние. Дело шло из ряда вон плохо. Животное оказалось просто кладезю всякой нечисти. Мало того, что снаружи оно являлось пристанищем мелких насекомых, так и внутри было не лучше. Бактерии, вирусы, мелкие черви. Дух просто удивлялся, как можно было жить с таким грузом. Переборов чувство брезгливости, Да-А-Ра полностью внедрился в тело, замыкая круг наружной оболочки. Слияние прошло успешно, но это было только пол дело. Управлять этой мелкой тварью оказалось куда сложнее, чем высокоразвитым организмом. Постоянное желание «жрать», перебивало все рефлексы. Пока они добрались до лаборатории, дух извелся, раз пятнадцать подавляя порывы зверька умыкнуть в сторону терминала переработки мусора. Он с трудом направил зверюгу в нижний короб, в котором прятались электрические и приборные распределители жизнеобеспечения. Маленькая тушка протиснулась сквозь решетку водосборника. Чувствуя слабые отголоски ауры министра, дух направил зверька туда.
Шустрое создание, засеменив короткими лапками, промелькнуло вдоль шкафов и юркнуло под тумбу с оборудованием, затаившись у задней ножки. Дух напрягся, прислушиваясь к потокам энергии. В комнате было только одно излучение. Синее, насыщенное и оно нарастало.
Да-А-Ра расслабился, стараясь излучать минимум биотоков. Сейчас его главной задачей было остаться незаметным в теле зверька и сдерживать эту глупую тварь от порывов полакомиться куском твердой, молочной, субстанции, забытым на соседнем столике.

Отредактировано Жан Жак Ферье (2010-02-25 22:38:02)

7

Сосредоточенность в своих действиях, это одно из самых первых и важных правил для Кардиналов. Второе главное правило отличная, просто феноменальная память. Настолько проработанная и вышколенная, что она ДОЛЖНА превышать способности механики. Если фототехника могла снять кадр, пусть даже объемный, то сам Кардинал обязан был «проглядеть» все настолько за пару секунд, что бы потом мочь полностью все достоверно воспроизвести. Ну и третье правило, уже не такое серьезное, но желательно, музыкальный голос. Приятный, мелодичный, голос который, не фальшивя, мог петь песни и…вводить в транс. Учить пользоваться своим голосом Кардиналов начинали с самого распределения на эту должность. Ведь именно им разрешено было читать «тембрические молитвы». Практически тоже самое что и обычные на латыни, с той разницей что они включая свою первую способность могли влиять на волны энергии находящейся вокруг объекта. Каждой молитве приписывались свои диапазоны волн, которые способны были разрушать, исцелять, обращать процесс наоборот, замедлять действия или ускорять. Молитв было великое множество. Порой, казалось, что даже у хорошо подготовленного макро-библиотекаря могла взорваться голова от количества такой информации. Постоянный поток обязательных напевов с нотами, проработками в части произношения, с необходимыми где-то паузами, повторением звука переходящий в ультра, все это требовало той самой феноменальной памяти – правила второго. Сосредоточенность сюда тоже имела отношение, но не столь важное как к основным способностям кардинала. Работа с материей – энергией любого существа или предмета, не важно на сколько он одушевленный. Кардиналы были способны «выпустить» наружу все биотоки существа сплетая его жизненную бионику всего лишь в некое подобие энергетических кружев, а потом работать с ними. Переплетать, доплетать, полностью повторять рисунок, возможно и придумывать новый. Хотя последнее очень сильно зависело от самого суббкласса Кардинала. В большинстве все имели суббкласс – Жрец Святой Марии. Должность, при перевоплощении в которую они могли становиться очень могущественным лекарями. Способными лечить «кружево» внутренней энергии существа, дополнять его новыми тканями, возможно даже увеличивать срок жизни. Были и другие суббклассы. Жрец Шилен Дайре наоборот, имел способности к «разрушающей» силе. В их число входило уничтожение кружева, полное его искажение, обращение вспять, затормаживание. Именно они могли оживить «мертвый» рисунок материи существа и заставить его существовать искусственно. Были и такие как Каратели. Один из самых редких суббклассов. Именно они могли придумывать новые кружева, создавать новую бионику, вносить что-то в живое в неживую субстанцию. Так же они умели и полностью ее разрушать. Стирать в небытие, не оставляя никаких следов энергии или силовых потоков. Иссушать, дополнять  энергией существо они тоже могли. Но в ущерб себе.
Своим суббклассом Кей пользовался не слишком хорошо. Он умел только уничтожать, распылять, обращать вспять. Тогда как добавлять новые рисунки в элементы кружев рисунка души живого существа он практически не умел. Очень часто ему просто не хватало внутренней энергии, ведь это требовало колоссальных затрат. Махаону было невдомек, что эту самую энергию он может брать из таких же точно источников сил. То есть из живых существ. Здесь действовал принцип равносильного обмена. Жизнь за жизнь. Убей другого, дай жизнь этому. Церковь это знала хорошо, и потому пыталась максимально проследить за Калиморфо, как можно меньше стараясь допустить смертельных случаев от его рук. Ведь рано или поздно накопленная энергия Карателем от «душ», которые он бессознательно собирал после убийства, затачивая в слоях собственного кружева, потребует обязательно выхода. И тогда Махаон действительно создаст что-нибудь ужасное. Предыдущие Каратели так и делали. Не важно в чью сторону они стремились, обращаясь в свет или тьму, они всегда создавали либо армию, либо ее подобие. А это всегда влекло за собой войну. Убить Карателя нельзя было. Это считалось еще большим грехом для Церкви, чем многие другие – простые грехи, описанные в библии.
Кей же об этом никогда не задумывался, и не разыскивал особо информации. Просто узнал что это «нежелательный» подкласс и кроме как напиться по этому поводу не был способен. Отказаться от Суббкласса Кардиналы не могли. Ведь это выбрала их собственная кровь. Кстати, та самая священная кровь экзорцистов Церкви Индиго была на самом деле отравленной. С малого, как только решалось куда именно направят молодого послушника, его обязательно «травили». Яд, о котором даже сама церковь не подозревала, приносила голубая звезда – кристалл, вырабатывающая голубую жидкость, которая и позволяла в редких случаях рождаться способности – работы с материей. «Священные слезы», так называли это вещество, впрыскивали в кровь всем будущим экзорцистам. И только после некоторого длительного прошествии времени, яд начинал работать, «определяя» кого же отправить в Кардиналы. Остальные послушники, воины церкви, так и оставались простыми солдатами, не способными дожить до старости. Незавидная доля. Из-за того что достаточно часто посылали на фронт, статичность «молодых» смертей не была замечена до сих пор. Но ведь это церковь. Принцип  - Бог дал, Бог забрал, действовал здесь по убеждению всех сторонников Церкви Индиго. Сам же священный кристалл хранился в недрах глубин верхушки Церкви. Даже сам Папа не столько был уверен в точном нахождении кристалла, как его специальная служба. Состав же самих «священных слез» так до сих пор на безопасность проверен не был. Ну или информации об этом не было.
Махаон был точно так же «отравлен» этой священной кровью и то, что, скорее всего, не доживет до пожилого возраста, так и не подозревал. Признавая самого Самуэля, как приемного отца, он волей не волей признавал и Церковь с ее порядками и уставами. Другое дело что он не всегда ее принимал, но это уже было не столь важно. Вот и сейчас, стоя в этой палате, мужчина хмурился, очень медленно загибая дужки очков что бы так же не спешно спрятать их в карман кожаной куртки. Лежащий на кровати, отправленный в вынужденную искусственную кому, министр выглядел из рук вон плохо. Сам же Кей точно еще не мог сказать, что именно с ним сделали «во сне» превращая практически бездушный здоровый кусок мяса. Оставалось только обратиться к его «материи» и посмотреть на рисунок кружев. Возможно, если у него получится, то что-то и залечить.
Кей тяжело выдохнул, и снял с плеч куртку, вешая ее на спинку стула стоящего недалеко. Видимо для «посещений» его жен. О семье и сумбурном рассказе его жены Духовну прочитал в небольшом рапорте, входящем в информации об этом деле. Практически ничего не было понятно, зато здорово было ясно его положение и отношения в семье. Махаона это даже позабавило.
Почему-то именно сейчас ему очень не хотелось «работать». Но возможно другого шанса уже не будет. Министр угасал, и собирался потухнуть и вовсе, пусть медики и их глупые приборы не способны были это заметить.
Мужчина снова тяжело вздохнул, мысленно собираясь с собой. Напряженная обстановка, и не пропадавшее, а только наоборот усилившееся чувство слежки никак не хотело его покидать. Окинув еще раз комнату скользким, жгучим и липким взглядом Кей только сильнее нахмурился и стал медленно завязывать длинные волосы в хвост так небрежно цепочкой с крестом. Этот символ церкви и его должности самому падре не нравился и вовсе, но приходилось мирится хотя бы с минимальным соблюдением дресс-кода. Мужчина закрыл глаза и не хотя повернулся лицом к лежащему. Нужно было начинать работать. Потом, скорее всего, ему будет не до умирающего министра. Калиморфо закрыл глаза и стал потирать ладони, словно желая растереть между ними воздух в пыль. Очень медленно потоки энергии вокруг него стали сгущаться, только еще больше усиливая свечение его ауры, переходя почти в ослепительный сгусток света, если смотреть на другом «уровне» бионики.  Кардинал сосредотачивался, медленно начиная раскачиваться, словно в ритм неведомой музыки он зашептал одну из «тембрических молитв». Пока не слишком заметный, но постепенно увеличивающийся поток био-волн стал медленно расползаться по всему телу министра, окутывая его на подобии кокона. Калиморфо это делал для того, что бы успокоить человека, отключить его сознание от биологической оболочки. В работе с его материей душа могла очень сильно мешать.  Со стороны это выглядело так, будто экзорцист читает молитву на древней латыни, чуть покачиваясь и растирая ладонями воздух, но на самом деле…
Постепенно Кардинал стал разводить руки в стороны, буквально ощущая, как капля за каплей, материя тела министра начинает проступать сквозь его одежду, собираясь в неопределенный, пока еще, сгусток энергии. Очень медленно он стал сплетаться в особые, уникальные узоры, действительно, напоминающее кружева, сплетенные простыми нитками. Глаза Кея все еще были закрыты. На какой то высокой ноте молитвы он резко остановился замирая как безжизненная статуя, с разведенными в точном подобии креста, руками. Его взгляд практически налился кровью отдаваясь ярким свечением красного и черного. Постоянно двигающийся узор алых ленточек в его зрачке особенно завораживал. Глаза в случае Кея – были самой гипнотической точкой.
Беглым взглядом Калиморфо пробежался по энергетическому телу мужчины и нахмурился еще больше. Хотя куда уж дальше. Рисунок был не просто нарушен, а очень грубо порван. Многие связи и вовсе отсутствовали, так, будто кто-то  пытался вытащить из этого тела весь «рисунок» и запихнуть в какую-нибудь коробку. Как неаккуратно и спешно. Словно ребенок с неумелыми руками, разрывает кружевную салфетку, желая на самом деле ее распустить в нитки. Кому это понадобилось?
Помочь в такой ситуации Махаон мог не многим. Максимально «сплести» разорванные нити и как можно глубже спрятать в теле само кружево. Увы, «ниток» у него не было. Вернее он не знал что они у него были, и тем более не умел ими пользоваться. Да и обращаться в форму Карателя, ради одного умирающего, это было непозволительной глупостью. Покачав головой Кей раздраженно фыркнул. Ему уже не нравился тот, кто это натворил. Желание наказать очень медленно стало пробуждаться в нем, внося только еще больше вкуса упрямости в его натуру. Следующей секундой мужчина зло улыбнулся и стал «плести». Руки Кея двигались с невероятной скоростью, подлатывая рисунок кружева, соединяя его там, где он был грубо оборван. Пара минут и все. Больше он сделать ничего не мог. Обычно после таких процедур Кардиналы чувствовали себя безумно утомленными, а лучшим лекарством от усталости был сон, но сейчас было не время и не место. Кей опустил руки и очень быстро накинул на плечи куртку, как-то странно ощущая обостренный приступ паранойи. На данный момент он внес ясности в разум министра, выводя его из состояния крупного безумия. Проще говоря сделал всего лишь умственно отсталым, но не безумным. Вернуть его к полной адекватности и «живости» он не мог. Хмурясь Махаон повернулся спиной к пациенту и надевая очки, стремясь скрыть усталый взгляд, протянул руку к пухе, очень медленно надевая ремешки на плечо. Словно предчувствуя что сейчас столкнется взглядом с «чужим». Так и есть. Мелькнувшее нечто под тумбочкой, оказалось крысиным хвостом, вызывая у падре сначала приступ жестокого оцепенения и удивления. Нет, это была не просто крыса! Не долго думая Кей стал напивать новые «куплеты» молитвы – «Рут». Ловушка-молитва, которая должна была поймать крысу сдерживая ее мелким красным потоком энергии. В это время тут же начали врываться в палату врачи, обнаружившие сдвиги в жизненных  показателях министра. Тот, так не кстати, стал приходить в себя.
-Блядь, мать вашу, совсем уже охренели! - Кей громко выругался на языке пиратов, убирая оружие за спину. Дуло пухи вот-вот было только наведено на крысу. В этой суматохе казалось что след зверька так и простыл. Сам же мужчина так и оставался напряженно пялиться по сторонам. На базе что-то было не так.

Отредактировано Серегил (2010-03-01 14:46:03)

8

В темном углу было сыро. Затхлый запах и серые круги из паутины, покрытые налетом пыли вызывали чувство дискомфорта и неприязни. А еще, отсюда ничего не было видно. Только узкая полоска света и колесико ножки кровати. Тут, в зловещей тишине с запахом висящей угрозы зазвучал низкий гортанный голос. Он был настолько необычным и одновременно завораживающим, что дух невольно замер от восхищения.
Это было похоже на молитву или заклинание. В нем одновременно было что-то знакомое и пугающее. Казалось, звуки одновременно напоминали какофонию и идеальный тонический тембр, скользящий по определенным нотам, в такт запредельной вибрации. Да, он тоже умел так петь, его учили, но слова были другими и постановка высоты и глубины. Но это определенно было связанно с нитями ауры.
Да-А-Ра дернулся, приходя в себя, и легким толчком направил зверька к краю полоски света. Из расщелины высунулся нос и два черных любопытных глаза уставились на незнакомца. Дух напрягся, отключая зрение зверька и смотря на Кардинала своей истинной сущностью. Это было удивительным зрелищем. За всю свою недолгую жизнь дух встречался с подобным впервые. Энергетические потоки, исходящие от тела поющего расходились пучками, переплетаясь в таинственные узоры похожие на сети. Они оплетали разорванную впопыхах ауру министра, образуя вокруг подобие кокона. Он продолжал петь, взгляд, не мигая, буровил одну точку. Энергетические нити ветвились, сдваивались, переплетались, закрывая прорехи чужой оболочки ставя грубые, но надежные латки.
Сила? Откуда такая сила? Мне не говорили о ней Верховные духи. Кто он? Что это за создание, обладающее таким умением? Его потоки настолько сильны и внушительны. Он тоже может забирать души, а еще… Еще он может возвращать их. Хотя нет. Одних его биотоков не хватит. Что бы восстановить ауру нужно два начала. Это закон наслоения души возведенной в степень. Ломать всегда проще, чем созидать. Для разрыва и изъятия надо куда меньше силы, чем для внесения и сохранение. Один к двум. Даже самая совершенная сущность не в силах повернуть в одиночку мерцающий поток. Да кто же он, демоны его раздери!
Наблюдая за Кардиналом, дух не заметил, как потерял бдительность, подставляя зверька, да и себя под удар противнику. Отрезвление наступило неожиданно, когда он осознал, что глаза в затемненных очках пристально смотрят на него, фиксируя точку приложения, а тихий завораживающий голос начинает новый зловещий напев.
Первым на песню повелось мелкое, гадкое создание, вместе со своим выводком гельминтов и насекомых. Да-А-Ра даже оторопел от такого всеобщего послушания. Все окружающие его твари, вытянулись - словно по струнке и стали мерно покачиваться из стороны в сторону в такт звучащему напеву, а зверек даже стал на задние лапки, с упоением водя по воздуху передними.
Ах ты ж… Ну куда же ты прешь, чучело? Хоть капля сопротивляемости в тебе есть? Да отомри же ты, животное!
Красные скользящие частицы потянулись к серому созданию, окружая его со всех сторон. Дух рванулся назад, упираясь что есть мочи и пытаясь вывести свое прикрытие из оцепенения. Зверек затрясся мелкой дрожью, лапки задергались рефлекторно сокращаясь. Животное припадочно рванулось, разрываясь по законам физики между двумя равновеликими силами. Даже внутренность его повело и сплющило. Из горла раздался истошный писк. Казалось еще мгновение и его разорвет словно тряпку.
Звук отъезжающего дверного механизма, и нарастающий шум голосов разорвал связь, и обезумевшее животное, рысью метнулось в решетку водостока, взвизгивая и громко вереща. Дух даже не пытался им управлять, страх и так был прекрасным подстегивающим средством, направляющим ноги в нужную сторону.
Бегство? Ну да, бегство. Почему нет? Только дураки и безрассудные идиоты бросаются в заваруху не соизмерив силы противника. Попасть в плен в таком мерзком и слабом образе захваченным врасплох - совсем не хотелось. Даже достоинство было тут не причем. В сущности, его существование не имело большой ценности, но от его миссии зависели судьбы многих, а возможно и будущее планеты. Поэтому стоило забить на свои мелочные принципы, собраться и стать в десять раз хитрее и осмотрительнее чем его учили.
Притормозив измученное бегом на дальние дистанции животное, панически трясущееся и скалящее зубы, Да-А-Ра к превеликому удовольствию покинул зловонное убежище и направился  прочь из здания, сохраняя в памяти биотоки «синего Кардинала Духовны», так он про себя окрестил неизвестную сущность. Стоило найти укромное место и тщательно поразмыслить над случившимся.
Проплыв в закоулках несколько кварталов, шар снизился, переходя в телесную форму.
Солнце стояло в зените, разливая яркие слепящие лучи сквозь прозрачный купол. Да-А-Ра растянулся на парапете, и, заложив руки за голову, перебросив одну ногу через колено, не мигая, смотрел бесцветными глазами в небо, сосредотачивая все силы и мысли на задании.
Таперь проблем стало гораздо больше, чем он рассчитывал. С проблемой номер один было и так все ясно. Министр был временно в недосягаемости. Проблема номер два – генерал Мо. До него тоже пока не добраться, его будет  стеречь проблема номер три – «синий Кардинал Духовны».  И вот эта третья проблема была самой серьезной и пока мало решаемой.
Если нельзя двигаться по прямому пути с начала, то почему не обойти его и не взяться с конца? Он же понятия не имеет, сколько еще душ должно быть собранно в амулете. А главное, ему неизвестна цель и он не видел меня, а это весомый плюс. Кто там был на камне с конца?
Дух в образе юноши прикрыл веки, старательно вспоминая каждую букву, проступившую на холодном граните.
- Карнпагос. Интендант.
Губы растянулись в легкую усмешку, придавая лицу оттенок злорадства.
Почему это должна быть ночь? День тоже отличное время для охоты. При свете дня они теряют бдительность и становятся так уязвимы. Ну что, презренные захватчики, трепещите. Скоро ваша жизнь превратиться в сплошной кошмар и не важно одна звезда будет озарять ваш последний путь или многие тысячи.
Да-А-Ра, сел на корточки и напрягся, выхватывая пучки биотоков новой ауры...
Ему повезло, интендант дремал прямо у себя в кабинете, развалившись в кресле, положив под голову щупальца и потешно перебирая губными отростками во сне.
- Да - нет. День – ночь. Свет – тьма. Жизнь – смерть. Вдох – выдох.
Гуманоид вздрогнул, вслушиваясь в звучащий из неоткуда мотив…
Да-А-Ра удобно расположился на приступке у фонтана, напротив входа в здание, осторожно слизывая языком с губ остатки энергии интенданта и небрежно поправляя амулет, пополненный новой душой. Уже пятнадцать минут в анклаве фиолетового монстра оглушительно выла сирена, а за окнами растерянно метались подчиненные.

Отредактировано Жан Жак Ферье (2010-03-07 00:00:54)

9

То что происходило дальше в палате, самого кардинала не интересовало вовсе. Он раздраженный и даже злой вылетел с комнаты, лихорадочно скользя взглядом по полу, словно бы еще надеясь в каком-то странном порыве найти эту же сбежавшую крысу. То, что происходило парой минутами назад, никак не давала Махаону успокоиться. Падре нервно поправлял то и дело сползающие ремешки пухи и пытался найти взглядом генерала. Генерал не наблюдался даже сквозь снующей толпы медиков, которые чуть ли не обнимались со своими приборами, что-то отмечая на галаграфической поверхности каждого. Наверное, ведь жизненные показатели самого министра. Думать об этом Кею сейчас никак не моглось. Примерные результаты работы он ощущал на усталости собственного тела, и все, что ему сейчас хотелось, это посетить свои комнаты и скинуть с плеча тяжелое оружие.
Только в голове была куча мыслей, которая явно бы и дальше помешала Кею расслабится. То, что зверьком что-то управляло было ясно и дураку. Мучительный писк животного, вырванный из глотки тогда, когда заклинание прочно подчинили и привязало его тело, а потом резкий и такой безумный побег, дал понять кардиналу что это что-то словно паразит, может быть подобно духу, и вплетаться в тела. Маскироваться под внутреннее кружево любого живого существа и вполне умело дергать за его ниточки. Это даже восторгало Калиморфо. Он сам так не умел, разве что влезть в разум, попробовать по крайней мере. Но это было бы почти шарлатанских грубым гипнозом. Сам Махаон умел приказывать, подавлять волю существа, но не «вплетаться» в него, что бы полностью управлять всеми физическими способностями. Как жрец Шилен Дайре, Кей умел только управлять волей и разумом объекта, подавлять ее, ломать, приказывать. Но только на морально-эмоциональном фоне, а вот физикой тела, как таковой, овладеть они были не в состоянии. Ментальная атака считалась куда более сильным умением у жрецов Шилен Дайре.
Наконец окончательно переходя из раздражительного состояния во взвинченное, Кей фыркнул достаточно громко и вышел из мед. отсека в почти пустой длинный коридор. Одинаковое свечение серебристых ламп по бортику туннелей вели к выходу на стеклянную площадку, проходящую сквозь все этажи здания. Этакий круглый цент внутри, с любого уровня которого можно было видеть сразу все уровни-этажи.
Кей оперся руками на стеклянное перила площадки, заглядывая в самый низ, где далеко внизу виднелись снующие подчиненные базы и самого здания министерства. Военных здесь было столько, что у Кея даже в голове рождалась картинка военного муравейника, где главными конечно же были солдаты, а все остальные у них на службе, как рабочая сила. Замечательная пирамида для общества, по сути, примерно такая же иерархия существовала и внутри самой церкви.
Вид открывался странный и угнетающий. Стеклянно-овальная коробка внутренней оболочки здания вызывала стойкие ассоциации с расой Длоков. Те жили в заснеженных долинах, и их архитектура была построена на основе уникального полуживого кристального стекла, которое вырастало буквально на толстых слоях льда. А грубая железная внешняя оболочка здания министерства, похожая больше на консервную банку – дешевого робота, только еще больше вызывало ощущение мерзлоты, холодности и бесстрастия. Чем вообще занимались здесь НА САМОМ деле военные, кроме как охронять планету от нападений и позволять добывать простым рабочим ресурсы для империи. Ведь такое скопление солдат наводило на мысли, что сама империя хочет скрыть что-то куда более важное, чем какие-то там будто бы важные рудники дармштадтия. Несомненно, материал дорогой, но не настолько что бы уничтожать расу, которая здесь когда то жила, и скидывать сюда солидную часть военного флота практически на пмж. Кей хмурился только больше. По мимо событий что здесь творились благодаря таинственному гостю-духу, тут еще была здоровая политика самой империи. Махаон напрягся, невольно ведя плечами и обхватил себя руками, еще более мрачно взирая на внутреннюю стеклянную коробку министерства. С его везучестью с него станется случайно вляпаться во все эти проблемы по самые уши, и как потом церковь будет разбирать политический скандал, Кей представления не имел. А то, что такая возможность у церкви явно будет, сам падре даже не отрицал. На этой базе явно что-то не так, и все просто не закончится. От этих мыслей Кею делалось только хуже.     
-Падре? Вот вы где. А я вас ищу. – Голос генерала внезапно заставил Кея вздрогнуть, а раздражительность набухнуть только еще большим бутоном внутри разума. Кардиналу очень сильно хотелось выплюнуть какую-нибудь гадость прямо в лицо этому идиоту, который не спит из-за серийного маньяка, пожирающего души. На планете творится какая-то хрень, куча снующих солдат и практически постоянная подготовку к бою вот-вот окончательно взорвут уставшее сознание Кея к чертовой матери. Тихо шипя очередные ругательства на пиратском, падре наконец изволит реагировать.
-Вы бы лучше не ходили сами где попало! И я могу, наконец, пройти к себе? – Язвительной тон, сверкнувший отблеск неоновых ламп в солнечных очках святого отца и его вздернутые в язвительной улыбке губы говорили о нескрываемой неприязни к мирскому. Нет, это не его мир. Ему тут не место. Что-то внутри постоянно твердило об этом, но сам Махаон откидывал это глубоко внутрь, как ненужную тряпку. Брови генерала поползли вверх, явно высказывая его негодование и недовольство. Конечно, какой то молодой на вид мальчишка позволяет так себе с ним разговаривать. Генерал внутри себя глубоко был уверен что даже Кардинал является таким же солдатом, как и все его подчиненные.
-Вот ваш ключ от комнат. Вы живете на 15 уровне, 4 этаж. Церковь просила выделить вам квартиру недалеко от отсека «природы». – Искусственное созданные сады, расположенные как правило в самом здании, что-то вроде живого уголка природы, если у тебя нет возможности выйти на улицу и долго добираться на корабле до настоящего леса. Обычно они здорово спасали постоянно работающих граждан, позволяя им на какой-то короткий срок войти в гармонию с природой. Для Кардинала же это было необходимостью, уединится в таком уголке, получить заряд от живого воздуха, создаваемого растениями, в конце концов просто ментально выспаться. Ведь физический сон порождал только явления, в редких случаях кому-то удавалось видеть будущее или прошлое, но именно ментального отдыха ни одному из отдела кардиналов физический сон не приносил.
А практически постоянная пустота в таких «райских островках» только наоборот способствовала успокоению. Ведь солдатам и большинству рабочим было наплевать на отсек природы. Первые вообще были почти всегда равнодушны к таким вещам, а вторые предпочитали выбираться на выходные в настоящие леса.
Кардинал только раздраженно фыркнул, выхватил ключ-картку прямо из рук генерала и направился подальше отсюда.
-Когда потребуется, я свяжусь с вами. – Кинул он сухо на ходу, оставляя в жутком недоумении мужчину. Сейчас Кею по сути было глубоко наплевать на то, что Мо уже собирался жаловаться на поведение его якобы подчиненного.
-Индикатор, веди меня к месту. – Выхватив на каком-то углу из аппарата общей информации временный индикатор-помощник, Кей прицепил его на скоро к руке. Все равно, как только человек достигал цели, благодаря временному навигатору, аппарат-пленка самоуничтожался. Стрелочка высветилась на навигаторе приятным зеленоватым свечением, наконец направляя падре к лифту. Потом был жестокий приступ мнимой клаустрофобии, потому что в принципе ее Кей не боялся, но жутко нервничал в таком состоянии, и желал как можно быстрее войти в свое какое-то личное место и отдохнуть. Откуда столько раздраженности и человеко- ненависти? Именно во всем этом были виноваты все те же самые пираты, которые вообще, кажется, в жизни самого Духовну сыграли немаловажную роль. Эти два месяца, больше напоминали лихорадку, чем настоящий плен. Махаона то и дело таскали пилоты базы по каким-то местам. Он подружился именно с ними. Два странных зортанена. Одинаковые синие яркие глаза и такая же аквамариновая кожа. Короткий вихрь иссиня-седоватых волос и безумная клыкастая улыбка. Вечно подхваченный их объятиями, сначала Кей был на вроде шута – святого угодника. Пираты шутили, издевались над ним, оскорбляли церковь, пытались напоить, а потом почти всегда ночью приходили в тюремный отсек и просили отпустить какие-то жуткие и страшные грехи. Правда прожил он в том отсеке недолго, а то бы этот непрерывный поток паломничества никогда бы не кончился. Кею тогда удалось невероятным везением скрыть свою должность кардинала и оставить пуху вместе с «ласточкой» в спящем режиме и дрейфующим в космосе медленно и ненавязчиво прямо по курсу к главной базе церкви. Сам же он остался у пиратов как простой космический экзорцист, который вроде бы умеет драться и при этом грехи отпускать. Жизнь ему оставили только потому, что он спас жизнь предводителю всего этого безумия. Именно этот поганец и был потом главным кошмаром, ломающим в Кее много нужных церкви черт. Впрочем, и самому Махаону, наверное, тоже.
Наконец дверь лифта плавно отъехала в сторону открывая вид на нужный этаж падре. Мужчина только тихо выдохнул видя перед собой три коридора с дверьми таких же квартир, как у него. Над каждой серебристым свечением был выведен номер. В самом конце среднего коридора виднелась зеленоватая дверь, ведущая в «отсек природы». Кею едва удалось подавить желание двинуться туда прямо сейчас. Ему необходимо было для начала привести себя в порядок, прочитать, наконец, всю нужную информацию, изучить планы базы, привыкнуть в конце концов, и быть может, вечером он туда заглянет. Однако чувство паранои, которая по прежнему его так и не отпускала, только еще больше приводило в бешенство самого Кея. Нервно поправляя в очередной раз сползшую лямку пухи, падре направился по левому коридору к своей квартире. Плавное касание ключа-карты самой двери и та с тихим вжихом отъехала в сторону, открывая достаточно скромные, но светлые апартаменты. Плавные линии интерьера, соединяющиеся иногда в причудливых белых волнах мебели, состоящей из дивана и двух кресел, потом одна дверь скорее всего в туалет и ванную, потом вторая в спальню, и длинное окно, заканчивающееся небольшой соединенной с залом кухонкой. Впрочем готовить Махаон точно не планировал. Местные кафе должны были его спасти. Как настоящий холостяк сам кардинал умел делать только кофе да чай.  Светлая гамма и сама атмосферы на мгновение порадовали самого Калиморфо. Скидывая прямо на диван пушку, за ней же отправляя и куртку, Кей направился к двери с ванной, но вот только дали ли ему покоя? Почти сразу в это время прозвучал звонок в дверь, и тот час включился галаграфический телефон. Напряженное лицо генерала ждало ответа от кардинала. Духовну в очередной раз почти ворчливо выругался, подавляя желание запустить в галаграмму чем-нибудь тяжелым, и коснулся кнопки пульта, отвечая на звонок.
-Кардинал, должен вам сообщить, что совершенно еще одно нападение. Интендант.- Генерал почти торжественно замолчал. Его лицо теперь было серым и вообще, очень взволнованным, напряженным. Кей лишь злобно подумал о том, что неплохо было вообще за разом порешить всю планетку, что бы дали отдохнуть ему что ли.
-Хорошо, что я по вашему могу сделать? – Чуть ли не зло прошипел Духовну одевая снова куртку. Видимо попасть в душ ему в ближайшие пару часов попасть точно не светило. Зло улыбаясь на реакцию генерала, явно прибывающего в ступоре от таких реплик, Кей жестко отбрил его:
-Через 10 минут буду на месте. Передайте план где находится делегация интенданта, мне надо осмотреть место.. хм.. нападения. – Тяжело выдохнув, Махаон жалобно кинул взгляд на тяжелую пушку, которую как бы ему не хотелось, оставлять в квартире было нельзя. Получив план базы, высланный раздраженным и явно негодующим генералом, Кей снова покинул вновь обретенный временно дом. В голове лениво текли мысли о том, что надо еще припарковать нормально «Ласточку» и, о, Мерлин, как же он ненавидит всяких фиолетовых чудовищ и уж тем более копаться в их кружевах.

Отредактировано Серегил (2010-03-20 00:59:29)

10

Ленивые сытые движения, расслабленное тело плотской сущности, растянувшееся на каменных плитах и бесцветные глаза, смотрящие в прочный стеклянный купол.
Лучи солнца едва пробивались сквозь толщу облаков, даря рассеянный отблеск смешанных оттенков синего, серого и грязно-фиолетового цвета. Легкие сиреневатые отблески атмосферы и мелкие срывающиеся огни метеор создавали необыкновенное зрелище, от которого разыгрывалось воображение.
Но это было там, за пределами четко ограниченного контура другого мира, а тут… Тут под куполом все было по-другому. Ни дождя, ни ветра, ни теплого прикосновения далекого светила. Лишь спертый, стоячий воздух, наполненный запахами фенола и удушливыми испарениями металлов, причудливые высотные здания из стекла и бетона испещренные литыми трубами и органическими вставками. Гулкие звуки проносящегося транспорта, мигающий неоновый свет и разномастная речь, разбавлявшая гомон мегаполиса.
Да-А-Ра, не хватало открытого пространства. Стеклянный колпак был зловещей тюрьмой, для духа, привыкшего к воле и свободе. Он сковывал мысли,  всасывая на дно черной спиралевидной воронки. Стены окружающих зданий казались сплошным забором, жутким, пугающим лабиринтом. Пропуск на свободу стоил тридцать душ, собранных в блестящем сосуде.
Но это была достойная плата за избавление. Только с ней он мог вернуться. Это не было пустой прихотью или ребяческой игрой. В такие игры играют на грани, сатанея от отчаяния и безысходности, понимая, что в конечном итоге это может жизни.
Одна жизнь, это не цена, когда речь идет о многих составляющих. Даже сотни безропотно лягут на алтарь боли и забвения ради благой цели. Их имена сотрутся из памяти поколений, их лица будут забыты, оставляя после себя красивую легенду, похожую на сказку.
Жалеть себя? А был ли смысл и в чем? Когда, ты с детства знаешь о своем предназначении, и многие мнят тебя избранным, ежедневно внушая ответственность за целый род. Кажется, ты сам начинаешь свыкаться с мыслью, что от тебя зависит будущее планеты. Тебя готовят, как жертву для заклания, убеждая в чувстве долга и ответственности. Ты не должен роптать, не должен сомневаться. Колебание подобно проигрышу, оно ставит  в тупик любые начинания, ведя к неизбежному краху. Ты должен совершить, то что подвластно не многим. Тебя готовили, ты был рожден с одной единственной целью. Одной и другого тебе не дано.
Мысли снова рассеиваются, разрываясь и улетая в глубины сознания. Душевная субстанция напрягается, чувствуя уже знакомый поток ауры.
Он тут? Да. Этот цвет не спутаешь ни с чем. Потоки энергии синими струящимся шлейфом растекаются вокруг, дробясь мелкими искрами едва заметной дорожки.
Юноша приподнялся с насиженного места, разглядывая вновь прибывшую машину. И снова это чувство нарастающей тревоги вперемешку с угрозой. Оно растет, увеличивается, скручиваясь в странный комок, давящий ледяным холодом изнутри.
Он точно знает, пришел охотник. Его личный охотник, его противник, его враг.
Смотреть и ждать, пока он будет выискивать следы разорванной ауры, озираться и искать глаза следящие за ним. А стоит? Нет, я не останусь тут. Нет смысла. Я сделал все правильно и душа уже бьется в «Ловце». Ему ничего не изменить… Поздно. Время ушло. Но и сидеть так нельзя. Я должен быть умнее. Неумелый охотник часто сам становиться жертвой. Надо как можно больше узнать об этом Духовну. Посмотреть его логово, вещи - все, с чем соприкасалась его аура и сущность. Может тогда я пойму, смысл его поступков и смогу убрать его со своей дороги. Я пойду по крупицам оставленной ауры. Это так просто, второй такой нет в этом поселении. Он занят и вернется не скоро. Это даст преимущество во времени и увеличит мои шансы.
На него не обращали внимания, толпа зевак упивалась движением и суетой у ворот здания, и юноша, перемахнув через низкий парапет, прячась и пригибаясь к земле. Вскоре из-за бетонного парапета выплыла энергетическая форма, поднимаясь вверх вдоль стального остова высотного здания, и прячась в тени нагромождений, и коммуникаций поплыла, улавливая синеватые микрочастицы невидимой глазу субстанции.
Вот она, обитель рукотворного разума, вместилище того, кто мог изменить ход событий. Серебристый шар, двигался почти под потолком, вдоль длинных витых коридоров с множеством кнопок, выпуклостей, разъемов и шлюзов. Его вело чутье, свежие следы, которые Ловец определял без особого труда. Нужный этаж, нужный уровень, нужная дверь. Стоит только просочиться сквозь молекулы, металла, проникая в обитель врага, но другой вкус и запах более сильный и таинственный перекрыл манящее притяжение, уводя в сторону от такой близкой цели.
Камера перехода, одна, другая и - свет. Много света! Такого мягкого, струящегося идущего из неоткуда. Дух замер, оболочка менялась на глазах.
Что это было, он не знал. Ноги словно увязли в пружинящей неизвестной субстанции. В глазах замелькали различные оттенки цвета, от изумрудно-зеленого, до зеленовато бурого. И среди этой слепящей зелени яркими разноцветными пятнами выделялись маленькие островки различных размеров и формы. Пурпурно-красные, золотисто-желтые, оранжевые, синие, лиловые… Эти создания манили и притягивали словно магнит. Да-А-Ра как зачарованный рассматривал необычное место. Оно было настолько красиво, и притягательно, что отбрасывало прочь даже мысли о самосохранении.
Он медленно опустился на колени. Рука прошлась по зеленому полотну, трогая его на ощупь. Плоские пластинки скользнули вдоль ладони приятно щекоча кожу. Тогда он повторил движение, пригибая их ниже. Они наклонились, но как только рука перестала оказывать напор, поднимаясь вверх, палочки и плоские листы тут же разогнулись, принимая исходное положение.
Что это? Куда я попал? А они живые! Да живые! И каждый живет своей жизнью. Растет, размножается и умирает. У них тоже есть душа, есть аура, есть поток энергии, и я даже вижу его!
Дух наклонился ниже, становясь на четвереньки и приблизив лицо к розовой складчатой сущности, состоящей из множества плоских свернутых трубочкой листов обхватывающих друг друга, и осторожно вдохнул запах.
От сладкого дурманящего аромата закружилась голова, руки и ноги подкосились, он не удержался и упал на зеленый ковер, утыкаясь в него носом и ловя совершенно другой запах, не похожий на первый. Тело почти не слушалось. С трудом оторвавшись от земли, он перекатился на спину. Восхищенный взор скользил вдоль причудливых линий и переплетений. Высокие коричневые и серые остовы длинные, остроконечные и разветвленные, украшенные шапкой из множества зеленных пластин, терлись друг о друга издавая приятный шелестящий звук.
Внутри что-то сжималось, от этой слепящей, нереальной красоты, видоизменяясь в тихие аккорды мелодии, совсем не похожей на гимны. Да-А-Ра раскинул руки и сделал глубокий протяжный вдох, словно впитывая в себя пространство. Ударная волна кислорода смешалась с энергетической материей. Дух задыхался, не понимая, что с ним происходит.
Я умираю? Да что это за место?! Здесь так красиво… Божественно красиво. Я бы хотел остаться здесь навсегда. Учитель рассказывал мне, что где-то есть место, куда уходят истлевшие души. Как же оно называлось? Надо вспомнить… Ах, да – рай! Так вот это, наверное, и есть он. Я не знаю, что происходит, но точно не хочу уходить отсюда. Она, эта энергия, напитывает меня. Просто дает, ничего не прося взамен. Такого никто не видел из наших. Они даже не знают, что ЭТО существует.
Он осторожно потерся щекой о зеленые шершавые пластины. Уходить не хотелось. Дух продолжал лежать, впитывая в себя, словно губка поток незнакомой энергии.

Отредактировано Жан Жак Ферье (2010-03-21 17:49:40)

11

Все шло не так. Все совсем шло не так. Злой, уставший и еще более раздраженный чем раньше святой отец пулей вылетел из делегации интенданта, даже не обращая внимая на предложение генерала подвезти его до жилой части министерства. Махаону хотелось рвать и метать. Конечно фиолетовое чудовище было безвозвратно убито. Тело без души напоминало живой кусок мяса, в котором без сомнения не оставалось и капли разума, а уж и говорить о жизненных силах было нечего. Через пару дней он сам потухнет, из комы так и не выйдет. Умрет. Тут Кей сделать ничего совсем не мог. Злобной ищейкой он выхаживал по комнате, пытаясь найти какие-то следы того самого существа, с которым недавно чуть не встретился. Ничего. Какие-то крохи следов, шедшие на улицу, которые уже рассеивались под давлением атмосферы города. Черная и угнетающая энергетика общества уничтожала всякие возможные следы присутствия той твари, не давая Духовну зацепиться хоть за что-нибудь. Тихо ругаясь на пиратском наречии, он даже не обращал внимания на недоуменных местных копов, которые пытались по мимо прочего допросить и его. Три камарийца были посланы очень далеко и очень витиевато. Сам Кей, взваливая в очередной раз на плечо тяжелое оружие, стремительно направился к выходу. Находится в столь большом «потоке» общества, которое явно что-то скрывает на каждом своем шагу, для Калиморфо было почти опасным. Он чуть ли не задыхался от четкого ощущения нависающей опасности, пропитанной смертью. Очень медленно, словно под куполом города собирался постепенно убийственный, смертельно опасный смог. Это было настоящее ощущение. Не просто паранойя, а правда. Такое уже было с ним. Там, на базе пиратов, когда почти вся платформа была разрушена. Множество из сословий и банд базы Амарати были убиты. Это было смутное время. Сам Кей не знал почему вдруг начал вспоминать о тех лихорадочных временах, когда пытался в той смертельной суматохе спасти своего единственного любовника за всю свою недолгую жизнь. Не спас. Главный капитан базы, предводитель всего этого опасного сброда пиратов погиб на базе вместе с остальными. Уцелело лишь пару кораблей с медиками, и какие-то крохи жителей с детьми. В общей численности три средних корабля перевозчика. Триста шестдесят пять душ. Среди них был и Кей. 
Только еще больше мрачнея от подобных воспоминаний Кей даже не заметил как пошел противный мелких дождь, который служил нечто на вроде профилактики. Гулять под таким дождем было не совсем приятно, он не был натуральным. Просто ровно таким, что бы увлажнить атмосферу города и его воздушный покров, находящийся под куполом. Капли неприятно закатывались под кожаную куртку моча легкую ткань футболки, и от того Махаон ежился, забиваясь под парапет какого-то магазина, лихорадочно пытаясь найти в карманах автоматическую зажигалку и сигареты. Тяжелое чувство утраты, с которой сам Кей уже очень давно смерился, вдруг навалилось с двойной силой. Словно прорванная плотина, гадкое чувство глухой боли лилось и лилось куда-то в саму бездну естества, заставляя внутреннее кружево наливаться неестественными острыми фиолетовыми свечениями, взрываться внутри пурпурно-зелеными шарами, давай чуть ли не вытекать темной энергии с кончиков пальцев. Кея начинало коматозить, а в таких случаях помогали только молитвы. Но делать это здесь, прямо по среди улицы, когда идет противный холодный не живой дождь… Махаон только тяжело вздохнул пуская струйку сероватого дымка и ведя нервно плечами, направился дальше по улице.  Снующие по магистрали кары, оставляющие после себя секундные водяные дорожки из гидравлического воздуха, что выдыхали их моторы, зависающие в воздухе, оставляли странное ощущение неестественности. Потом эти причудливые водяные фигуры опадали на выложенные плиты, которые якобы обозначали сами силуэты дорог.
Кей не переставало мутить. Чувствуя подступающую к горлу тошноту, он нервно скуривал уже вторую сигарету, ощущая дикую неприятную тоску. Понимая, как внутри него кружево тускнеет, наливается кровяными цветками, жаждет воздуха и какого-нибудь выхода. Ему нужен был отдых. Ему нужен был не просто физический сон, ему нужен был и отдых для сознания. Кардинал только в очередной раз поежился, заглядывая вперед, когда здание министерство вырисовывалось бесформенной тяжелой грудой камня и металла где-то там  вдалеке. Падре не обращал внимания не редких сейчас в такую погоду прохожих, скорее всего очередных солдат. Все та же форма и оружие. Все пропитано войной. Это вызвало еще более сильный приступ, заставляя кардинала прибавить шагу. На подходе была уже четвертая сигарета, а в голове гудели само собой мнимые наставления отца Самуэля, что ему нельзя столько курить, бог накажет, а еще нужно никогда не вспоминать про того пирата. Раз он умер, значит тот самый бог не давал одобрения их отношениям. Кей конечно тогда не слушал даже Самуэля, был мрачен и не разговорчив. Церковь после того, как обнаружила своего кардинала, дала даже ему месяц отпусков, отправляя с Самуэлем на какой-то морской курорт. Только это не помогло. Кей даже практически не выходил из дома. Изредка ночью ходил по морским пляжам и курил. Самуэль даже пытался отпеть службу за того пирата, что-то ему рассказывал, но сам падре был молчалив. Никаких особых эмоций. Ни слез, ни злости, ни ненависти, ни желания отомстить. Самуэля это по началу пугало, он обращался к другим наставникам, мол что делать с молодым кардиналом, но те лишь пожимали плечами. Только Папа внес хоть какую-то ясность. Именно с тех пор Кея и посылали в самые дальние уголки, поближе к пиратам и убийцам, подальше от империи,  ее политики. Только разве это помогало?
Вот и сейчас, заходя совершенно мокрый в здание министерства, Махаон хмуро поправлял очки на лице, старательно игнорируя удивленные взгляды солдат. Мол, кто вообще в такую погоду носит то солнечные очки. Отцу Духовну было сейчас плевать на это. Все что он хотел, это покоя. Изолированности от людей, от живых существ, просто вдохнуть энергетику растений и отключится хотя бы на час. Он знал, в отсеки «живой природы» никто на самом деле не ходит. И хоть там чисто и за садами следят, от этого мнение живущих простых рабочих классов не менялось. Им казалось это насмешкой, а для самого Кея это было временным оплотом ментального существования, в котором будет тишина.
Он не заходил даже в квартиру, сразу направился в отсек, по пути снимая мокрую кожаную куртку и снимая цепочку с крестом с таких же мокрых волос, что бы хоть там как-нибудь просохнуть. В отсеках было тепло, искусственное свечения солнечных ламп, чистый, круглосуточно очищающийся естественно воздух, чистая вода, которой поливали растения. Это было идеальными условиями для таких садов, за которым ухаживали маленькие дроиды, обученные не повреждать структуру растений.
Когда дверь в отсек плавно отъехала, впуская Махаона внутрь, здесь было удивительно тихо. Кардинал даже не сразу заметил чье-то присутствие, почти сразу сосредотачивая свое внимание на энергетике растений. Их нужно было встряхнуть. «Перезагрузить» их внутреннюю ауру, что бы обмануть, дать возможность ощутить  что они живут в естественной среде, и тогда их аура и энергия будет еще насыщеннее, еще живее, приобретет такой сильный и яркий внутренний цвет, который и будет способен позволить Кардиналу обрести ментальный сон.
Мужчина сделал несколько шагов вперед, снял с плеча пушку, приставляя ее к стенке, там же прямо на ней оставил висеть мокрую куртку, потом прицепил за корешок какой то веточки и солнечные очки. Усталым движением откидывая за спину мокрые волосы, Кей повел плечами, чуть потягиваясь и прошелся рукой по распределительной панели, блокируя вообще какой-либо возможный доступ к отсеку. Доступ кода генерал Мо выдал еще раньше, вместе с информацией по расположению его квартиры. Пара часов блаженного покоя. На траву быстро полетела и мокрая футболка, обнажая смуглое тело экзорциста. Некоторые капли, которые ткань одежды не успела еще впитать, стекали неровными влажными дорожками по покатым мышцам Кея, очерчивая редкие шрамы на кубиках пресса, и пропадая за полоской кожаного пояса и армейских штанов.
Махаон закрыл глаза, вдыхая во все легкие чистый воздух растений, и чуть поднял руки перед собой, выпуская энергию собственной ауры, практически затормаживая собственное тело на частичной трансформации в суббкласс карателя. Растения словно ощущая эту встряску, ожили пытаясь дотянутся веточками, листочками и лепестками цветов к странному источнику, дарующему такую свободу. Они ощущали настоящую землю под собой, настоящее небо, настоящий воздух. Та самая, нужная среда. Чуть дернув кончиками пальцев Махаон открыл красно-черные глаза и немного повернулся, присматривая у дальнего дерева себе приятный кусочек аккуратного газона, на котором можно повалятся у самой коры дерева, изредка его поглаживая. Но вот тут и начались сюрпризы.
Совсем недалеко на траве лежал странный парень, который то ли плохо себя чувствовал, то ли….засыпал? Мгновенно напрягаясь, перекатывая мышцы крепкого тела под кожей, кардинал нахмурился, не сводя взгляда с парня, который лежал на траве. В голове падре неслась череда раздраженных мыслей. Как много он видел из того что успел сделать сейчас сам экзорцист, что именно понял, как расценил легкий стриптиз топлес, и черт побери, его оружие уже далеко. Потому что именно сейчас Махаон мало походил на того человека, которым был до этого. Лицо стало более угловатым, злым, выражение глаз было глухим, глубоким, волосы высохли еще тогда, когда он выпустил на волю частичную форму карателя, позволяя им струится по голым плечам. Крестик с синей звездой болтался на шее неестественно глупой бирюлькой, серьги так любимые самим Махаоном, все это добавляло совсем другое впечатление образу. Чуть подрагивающие кончики пальцев с отросшими серебристыми когтями резко сжались в кулак. Кей не решался заговорить первым, только по птичьи склонив голову в бок, словно ожидая что будет дальше. В нем уже дышал чужой, тот самый, который хотел прилечь на траву, касаться коры дерева, отдыхать, насыщаться энергией растений, позволяя растворятся своим ярким синевато-бирюзовым всполохам темной силы постепенно утихать, рассеиваться. Сам Кей не подозревал, что в нем бурлили остатки убитых им душ, частички все никак не обретших покой биотоков, погибших случайно или намеренно существ, с которыми он имел дело просто по заданию. Каратель ждал, готовый в один момент обернуться  в свою полную форму. Только вот зачем? Ради чего? Непозволительная трата энергия, как считал сам Кей, и дикое желание самого Карателя, в теле которого таилось бесчисленное количество нерастраченной энергии многих убитых им ранее.
-Кто ты? – Наконец падре заговорил. Сухой и хриплый голос, казался почти шепотом в саду, нарушая его общее сердцебиение, которое было принесено немного раньше самим карателем.

12

Тишина, причудливые формы, пьянящий аромат – все это сводило с ума и одновременно успокаивало, принося невероятное умиротворение.
Кто сказал, что духам не нужен покой? Он необходим им как кислород всему живому. Даже усталая материя требует отдыха. Тогда атомы начинают двигаться медленнее, связи ослабляются, и кажется, время замирает, и становиться долгим, тягучим, вязким. Вроде те же секунды, минуты, часы, но их бег замедляет ход, они длятся целую вечность. В такие мгновение, чувство пустоты и заполненности борется внутри, а потом, когда устает от войн, притупляет все ощущения, унося далеко-далеко от реальности.
Веки наливались свинцом, тяжелея и опускаясь, нега легким покрывалом укутывала тело, ставшее легким словно перышко, блаженная слабость постепенно захватывала в плен.
Дух не в силах был бороться с подобным ощущением, такое было впервые, и он не мог понять, что с ним происходит. Уже слабеющими руками он стянул с шеи цепочку, на которой висел «Ловец душ», и впихнул его за пояс брюк, прикрывая сверху темной тканью пуловера. Он пытался потрясти головой, отгоняя непривычное чувство, но это не помогало. Глаза закрывались, мышцы слабели, его засасывало в глубокую пропасть.
Так продолжалось не долго. Вскоре пустота сменилась красочными цветными видениями. Вначале это были призрачные контуры, сменившиеся не ясными очертаниями, постепенно приобретая форму определенных предметов. Это был как другой мир, другая жизнь и он жил там, двигался, говорил. Все было так ново, не познано, но одновременно чарующе. Противиться не было смысла, да он и не хотел сопротивляться.
Где-то там, за пределами разума, на грани другой реальности он шел по огромному полю из зеленых пластин. В лицо дул свежий, но одновременно теплый ласкающий ветер, а стоило поднять вверх глаза и все внутри замирало. Бескрайнее ослепительно синие небо, чистое, ясное на сколько хватало взора и никакого купала и грязно-сиреневатых облаков.
- Синие… Разве такое бывает? Это лишь только мое воображение. Что это? Где я?
Глаза смотрели вдаль, наслаждаясь совершенной игрой воображения. Ноги несли вперед, уводя к краю поля. Там, где заканчивались зеленые пластины, был резкий обрыв с глубокой пропастью. Прямо в ней плескалась вода. Ее было столько, что она доходила до горизонта. Бескрайние, необъятные просторы голубовато-зеленой жидкости вздымались, перекатываясь волнами, и рассыпались, ударяясь о прибрежные утесы. Еще один новый запах с силой ударил в ноздри, дразня и будоража сознание. Он был едкий, соленый с привкусом йода, такой дикий, необузданный и неукротимый.
Хотелось набрать полную грудь воздуха и разразиться громким крикам, вторя перекатам бушующих волн. Громко, до одури, чтобы голос перекрыл нарастающий плеск и рокот, чтобы его услышал ветер и забрало небо.
Но вдруг картинка рассыпалась, резко меняя свои очертания. Щелчок и небо покрыли черные тучи. Где-то за спиной послышался треск и громкий удар. Молния яркой вспышкой разрезала небосвод, разрезая его надвое. Холодный косой дождь полоснул по плечам и лицу, ,\низвергаясь потоком. Еще один удар, совсем близко гулкий, надрывный, закладывающий уши и третий, попавший в цель…
Яркая вспышка слепит глаза, ударная волна откидывает на край обрыва… Ноги не удерживаются, и соскальзывают, пальцы судорожно сжимаются, пытаясь схватиться за зеленые пластины. Пластины не выдерживают под тяжестью тела и рвутся, оставаясь зажатыми в складках пальцев.
Ужас, страх, безысходность. Это смерть? Плоть стремительно падает, готовясь к неизбежной встречи с острыми кинжалами скал.
Уже нет сил кричать, но так не хочется мириться с неизбежным. И вот для этого ты жил? Для этого? Увидеть чудо, пытаясь раствориться в нем и так нелепо погибнуть? Спасение? Его не будет. Ты никому не нужен. Ты – один.
Что это? Откуда эта рука? Она тянется к тебе раскрытой пятерней. Длинные когтистые пальцы цепляют твою ладонь и вытягивают вверх когда до камней обстается всего ничего и голос приглушенный, но вместе с тем сухой, вопрошает почти над ухом:
- Кто ты?
- Я? Кто я?
Дымка рассеивается, возвращая в другую действительность. Глаза жмурятся от пронизывающей вспышки света. Тело все еще так слабо. Хочется потянуться, расправляя затекшие мышцы.
Да-А-Ра с трудом сел, потирая глаза, и глубоко зевнул. Едва руки оторвались от лица, он застыл в изумлении. Губы пару раз схватили воздух, пытаясь что-то произнести.
Перед духом стоял ОН. Да, именно! Эту синюю ауру не возможно было спутать ни с одной другой. Кардинал! Но вид… Его вид был уже другим. Форма преобразилась, меняя внешние очертания. Под кожей проступили резкие очертания мышц, а пальцы…
Да-А-Ра с содроганием посмотрел на его руки. Именно их он видел сейчас: синеватые, когтистые, с проступившими жилками вен.
Он медленно поднял голову, взгляд уперся в красный фигурный узор зрачка.
Страх? Страха не было, скорее растерянность и недоумение.
Он здесь? Почему он здесь? Что он здесь делает?
Весь этот сумбур не давал толком сосредоточиться и собраться с мыслями, он даже не концентрировал энергию, и рассеянная оболочка витала вокруг, струясь и обтекая, словно обычная субстанция, дополняющая любого индивидуума.
Возможно, если бы он был в полной готовности, его бы сразу раскусили, а тут… Впитывая в себя энергию незнакомых существ, часть негатива Да-А-Ра отдал им, тем самым перемешивая естества.
Сражаться с ним здесь и сейчас, не зная силы этого существа, было верхом неосмотрительности и неосторожности. Это была чужая территория, и битва могла кончиться не в пользу духа.
Что же мне делать? Бежать? Нет, это слишком подозрительно. А что если? Почему нет?
В голове зародилась совершенно сумасшедшая идея, но чем-то Да-А-Ра она даже понравилась. Он максимально расслабился, блокируя всю духовную сущность, и продолжая открыто смотреть в глаза Кардинала, уверенно произнес:
- Простите, я тут случайно заснул. Я не хотел вас напугать, - на губах появилась дружелюбная улыбка. – Меня зовут Гесс. Мой отец служащий в здании и разрешает иногда посидеть здесь.
Он приподнялся с зеленых пластин, и разгибаясь стряхнул несколько прилипших к одежде былинок. Тут в живот, что-то кольнуло.
«Ловец». Он же за поясом! Ох, только бы не заметил. Куда бы его?
Дух присел, делая вид, что поправляет застежку ботинок, прикрываясь ворохом светлых волос, и незаметно вытащил медальон из штанов, впихивая его между пластин и проталкивая в землю. Спрятав реликвию, он распрямился и еще раз внимательно осмотрел Кардинала с головы до ног.
Странно, а почему он без одежды? Он что, собрался проводить ритуал? Попробую расспросить.
Сделав несколько шагов на встречу, он остановился на безопасном расстоянии и продолжая глазеть на полу измененную форму спросил, дополняя вопрос вежливой улыбкой:
- А кто вы такой? Раньше я вас тут не видел. Вы, наверное, издалека прилетели? Я просто никогда не видел такой расы.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Вдох-выдох