Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Buon appetito!


Buon appetito!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://www.allposters.com/IMAGES/WIL/8867_BuonAppetito.jpg

Белиссимо! Прима вера! В голове Ереханова вертелись слова, смысла которых он до конца не понимал. Насколько легко они перекатывались на языке, хотя и отдавали терпкостью крепленого старостью вина. Второй раз в Италии и снова опьянен свободой. На сей раз настоящей, а не тем обманом, в который поверил будучи еще пациентом «Приюта».
Итальяно! Мамма миа! Но к шайтану лирику. Я здесь по делам. Ими и займусь.
Первым в списке дел значился завтрак-обед-ужин — смотря по времени, на которое попадет. Ранний ужин? Или разогретый обед? Ереханов посмотрел на пестрые блики, играющие в единственном витраже церкви, - он заглянул в путеводитель на французском языке, - Святой Марии. Улица каскадом спускалась к набережной.
Закрученные в пучок на затылке волосы, разрез глаз, дорожная куртка, рюкзак за плечами, сверкающие белизной новые кроссовки, свернутая карта и фотоаппарат... не отличим от японского туриста, если не принимать во внимание тот факт, что по одному те не существуют. Ереханов с усмешкой рассмотрел свое отражение в единственной большой витрине. Невольно присмотрелся к латинским буквам, пересекающим глянцевую поверхность стекла. Ресторан.
Серые стены, обожженые соленым воздухом Адриатики. Здесь все отдавало эпохой Раннего Возрождения, осененного печатью Церкви. Ереханову представились суровые плешивые дядьки в черных рясах, Шон Коннери и вообще - все то непотребство, о котором Бокаччо как-то умолчал в «Декамероне». С видом независимого туриста он взошел по каменным ступеням в небольшой обеденный зал. Завороженный тишиной царства темно-кремовых штор, старинных тканевых абажуров и полным безлюдием, остановился. На пустые залы мне везет. Распухнутые створки двери-окна вели на небольшой балкон, где также пустовали пара столиков. Ереханов прошел мимо барной стойки в направлении соблазнительных ароматов. Конечно, на кухню путь людям с улицы заказан. Желудок ныл, выпрашивая пищи. Якобы поддаваясь его уговорам, Хадзилев ступил на запретную территорию. Мне еще никогда не доводилось бывать на ресторанной кухне. Но чтобы загадочное, Ереханов не ожидал увидеть — реторты и колбы вместо сковородок и кастрюль? - первое, что он разглядел было спиной повара.

2

Посетителей сегодня вроде вообще не должно было быть. Ну не планировалось абсолютно. Ресторанчику было суждено пережить особенный день. Во-первых, ресторанный критик из местной газеты вот-вот грозил нагрянуть с визитом. Грозился уже месяц, коли быть точным, но видимо сеньор был или весьма ленив, или забывчив, потому что это святое дело каждый раз откладывалось и переносилось. Повара и официанты жили как на иголках. А потом – раз, приходит письмо с уведомлением, что сеньор таки почтит их своим присутствием, точнее его представитель, некто господин Шииро Наки. Судя по имени, представитель был уроженцем поднебесной, не иначе. Главного повара с таких вестей чуть удар не хватил. Ладно, критика родного соотечественника они бы так накормили, что было бы брависсимо!
- А что предложить этому китайцу,корейцу, японцу? – нервным голосом вопрошал шеф-повар у окружившего его персонала, дрожащей рукой капая успокаивающие капли, (человек он был очень впечатлительный) – Да поможет мне святой Антонио!
Вопреки мольбам несчастного повара, святой Антонио был как-то не в духе сегодня помогать бедняге, поэтому состояние повара совсем ухудшилось, что пришлось взять отгул и срочно уйти домой, на спасительный отдых. Впрочем, начальство затаило подозрение, что у старого хрена просто воспаление хитрости.
Голь на выдумки хитра! Нет главного повара, не беда, еще целый штат людей остался.
- Хэй! Джордано, куда делся этот бездельник! – зычно крикнул хозяин, забегая на кухню, потрясая в руках, будто тореадор красной тряпкой, фартуком сбежавшего повара.
- Си, сеньор!? – донеслось из глубин кухни.
- А что ты там забыл, бастардо?! Давай сюда, сегодня ты будешь главным поваром вместо Марио!
Раздалось восторженное «Си, сеньор!», после чего на парня был нахлобучен безразмерный колпак повара. Предыдущий его владелец был неизменно человеком хорошим во всех отношениях. А как мы знаем, хороших людей должно быть много.
Итак, волей случая Тавиани сегодня играл роль мастера кулинарии. Поэтому, столкнувшись с иностранцем, не удивительно, что он принял его за критика. После такого тщательного инструктажа что же еще можно было подумать…
- О сеньор! – Джордано расплылся в улыбке, - мы вас так ждали! Прошу… да-да, сеньор, за тот столик…. Фабрицио!
Словно чертик из коробочки выскочил официант, учтиво отодвигая стул, чтобы Хадзилев сел. Тут же в руках у Ереванова словно по мановению волшебной палочки появилось меню.
- Итак, что сеньор предпочтет?

3

Вот оно, хваленое итальянское радушие! Ереханов просто напросто расплылся в улыбке, - Грацио! – терзая небогатый словарный запас своего итальянского.
Уткнулся в любезно всученное ему меню, когда только успел поместиться на стуле и лишиться висящего секунду назад на плече рюкзака. Быстрые, однако, люди.
Разглядывая бумажно-картонный переплет, с перепугу он не сразу понял, что латинские буквицы складываются во вполне незнакомые, но все-таки английские слова.
С несчастным видом турист глянул на возвышающегося над ним итальянца в поварском наряде, скорее всего своего ровесника.
- Мне предстоит выбрать из этого самому? Никто не будет подсказывать? И я еще спрашиваю.
Вспомни о везении, кроме того, ничего экстраординарного в Европе не подают. Нравы не те, не боись, просто ткни пальцем, прошептал ему голос рассудка.
Попал. Совсем попал.
Как за спасительную соломинку, уцепился Ереханов за особо отмеченные шрифтом фирменные блюда.
Полента с креветками и грибами. Как же, классическое блюдо кухни севера Италии, буркнула его память, тыкая сальным пальцем в засунутый в карман куртки рекламный проспект.
Далее на память пришел самостоятельно салат «Цезарь». Хоть посмотрю, что это такое на самом деле.
Лазанья или паста «Болоньез»? Еще один жалостливый взгляд в сторону красивого итальянца, остающегося невозмутимо-холодным… И это при таком загаре! Кожа будто насквозь пропиталась солнцем.
Я просто еще не отвык завидовать людям, которые сутки напролет находятся на свежем воздухе. И к солнечному свету только недавно стал относиться, как к чему-то естественному.
Это… из курицы с лапшой, ведь суп? – пробормотал он про себя, стараясь запомнить очередное новое слово «консоме».
Рыбные и мясные блюда он быстренько пролистал, косясь на повара, который в свою очередь очень внимательно косился на него. Вернее, на меню в его руках. Или все-таки на него? Ереханов молча уставился ему прямо в глаза с надеждою смутить. Но занятие это оказалось весьма продолжительным, а желудок снова напомнил о своем существовании.
Десерт – «блинчики Амаретто». Интересно, что собой представляет сочетание из этих двух знакомых еще по Москве слов?
После такой нервной встряски, как чтение меню, следовало бы и выпить. А можно ли пить молодые вина молодым мусульманам?
- Понятно? – спросил он повара, ведь  тот не спускал взгляда с его изящного пальца, прыгавшего по страницам меню. А повторить все эти названия, пусть даже на английском, Ереханов просто не решился.
Меню у него отобрали также быстро, как до этого вытурили с кухни. Официант умчался со скоростью метеора.
И это все? На этом испытание закончено? Ереханову было странно видеть свое отражение в старинном зеркале в простенке между тяжелых штор. Зазвучала тихая музыка.
А здесь мило, только почему никого нет? – он завертел головой в поисках посетителей. Никого. И даже входную дверь закрыли. Это Хадзи как-то боковым зрением отметил, но особого внимания не придал.
Он поднял взгляд на итальянца, все еще стоявшего перед ним по стойке смирно.
- Так принято? Или не ты готовить будешь? – не удержался и задал нелепый вопрос.

4

Джордано с каким-то детским любопытством разглядывал иностранца. А он-то думал, у японцев немного не такие скулы. Хотя кто знает, может сеньор посетитель полукровка? Ах, какой же это сеньор! Это…постойте-постойте, господина японца следует называть по-другому. Кажется, у них прибавляют суффикс «-сан» к имени? Ну да. Шииро-сан. А надо поклониться? Или не надо? У бедняги Джо аж испарина выступила на лбу от таких вопросов. Шут их, японцев разберешь. Вот, например, в том фильме, который они с Фабрицио смотрели как-то у него за бутылочкой пива, японцы кланялись, вежливо друг другу улыбаясь, а потом началась резня. Фабрицио сам виноват, что там было ничего не понятно, кто ж покупает пиратский диск. Субтитры совершенно не соответствовали кардам. Не обманывайтесь японскими улыбками, совершенно хитрожопые ребята.
-Так принято? Или ты готовить не будешь?
С критиком говорить было почему-то страшно, хотя на вид – обыкновенный парень, только у Джо перед глазами упорно стояла следующая картинка – побагровевшая морда хозяина ресторана, который ясно втолковал парню, что если он не заметил Марио так, чтобы даже русский Станиславский сказал «верю», то в этот же вечер может начать искать новую работу.
- Конечно, сеньор, если вам больше ничего не нужно… - Джордано продемонстрировал улыбку в 32 белоснежных зуба.
В кухне, буквально в дверях он столкнулся с официантом, несущим поднос с заказом. Быстро, однако.
- Консоме еще не готово, - прошептал страшным шепотом Фабрицио, - и десерт. Давай, заговори ему зубы!
- Дык я что… - Джордано лихорадочно соображал, - я будто с критиками каждый день толкую, да? Если я ляпну что-то не то, то с меня наш цербер три шкуры спустит!
- не с тебя одного, - зашипел в ответ Фабрицио, выпихивая лже-главповара обратно в зал.
Пришлось возвращаться.
- Сеньооор, - Джордано с фирменной улыбкой ловко расставил тарелки перед посетителем, - ваш заказ, прошу! Остальное принесут чуть позже.  Кстати. Сеньор ничего не заказал…я имею в виду может быть вина? У нас очень хороший выбор.
В зеркале Джо увидел, как из дверей кухни высунулись парочка стремных любопытных морд, явно заинтересованных что ж за критик такой страшный к ним пожаловал. Любопытство губит кошек, Тавиани опасался, что и итальянских официантов тоже.

5

Ереханов проводил итальянца голодным взглядом, отстраненно замечая, белая поварская куртка ему великовата, да и колпак явно на пару-тройку размеров больше, но хорошая осанка и фигура скрашивают все огрехи униформы. Едва Хадзи перевел дух, как тот уже возвращался с подносом.
Желудок радостно взвыл, а Ереханов наморщил лоб, пытаясь сосредоточиться и выудить из своей дырявой памяти правила поведения за столом в приличных местах. Оно, может быть, и к лучшему, что здесь пусто. Только персонал шокирую, думал он, наблюдая, как итальянец расставляет перед ним тарелки, раскладывает вилки, ложки, ножи... Как же это за них браться-то? Аллах помоги своему беспутому сыну.
Хадзи запаниковал еще больше, чувствуя над собой дыхание молодого мужчины, слишком взволнованное для обычного официанта... Стоп. На нем же поварской колпак! И чего повару виться надо мной, заурядным туристом?
-Кстати. Сеньор ничего не заказал…я имею в виду может быть вина? У нас очень хороший выбор
- Си, - Ереханов невольно хлопнул длинными ресницами, - Это судьба! Фатум. А ты... Прости, как мне тебя называть? Что ты мне посоветуешь?
Раздался душещипательный звук натянутой до предела и отпущенноей на волю струны. Даже Хадзи не сразу сообразил, что это домбра. Вернее казахская народная песня, виртуозно исполняемая на национальном щипковом музыкальном инструменте. Точнее звонок мобильника. Весьма странный звонок. Хадзи подпрыгнул со стула и тщательно охлопал себя по джинсам, соображая в какой из пяти карманов засунул телефон.
- Алло, - лицо окаменело, едва он услышал голос. - Как где? Гуляю, - он перешел на родной язык и невольно повысил голос. - С какой стати я вообще должен отчитываться? Да, меня нет в гостинице и в городе тоже. Я уехал. Надо — ищите.
Раздраженно отключил телефон, надеясь, что доставит отцовским клевретам, нанятым следить за ним хотя бы одну бессонную ночь.
Нехорошо получилось, он виновато скосил глаза на итальянца, ставшего невольным свидетелем этой некрасивой сцены и улыбнулся, едва приоткрыв губы, но щедро сдобрив взгляд молчаливым извининением. Мол, обычно я белый и пушистый.
И снова сел за стол.
- Я устал от церемоний. Составишь мне компанию?

6

О мама миа! Это точняк не японский! – завопило в панике нервное «я».
Продемонстрировав фирменную лыбу любопытствующим с кухни, мол, все путем, ребята, Тавиани озабоченно глянул в сторону Ереханова.
- Как бы не принято что ли… - негромко произнес Джордано, задумчиво почесав кончик носа.
Официальность как-то спала, тихонько растаяв без следа. Ему тоже порядком надоело строить из себя невесть кого, вытягиваясь по струнке. Потом желание быть самим собой пересилило. Не раздумывая долго, Джо отодвинул стул и сел аккурат напротив Хадзилева, который тем временем отчитывал кого-то по телефону.
- Ого, видать деловая шишка сеньор, раз так допекли, - прямо выдал Джо, ничуть не думая, что тем может смутить гостя или себя поставить в неловкое положение.
Его манера открыто говорить, что на ум приходило, порой мешала, а порой была как никогда кстати. Для Джо вообще с трудом давались всякие формальности. Вот скажем эти же вилки. Какой задрот все это придумал, а? Высший свет, который умирал со скуки, не иначе. Уловив сомнение в глазах посетителя, который воззрился на сервировку, словно  на сложный паззл из тысячи кусочков, Джо с улыбкой кашлянул и указал глазами на нужную.
- Никогда не мог запомнить порядок.
Прибежал официант, ошарашено полюбовался на обнаглевшего Джорадно, восседавшего за столиком. Тот лишь ухмыльнулся.
Амиго. А что поделаешь? Желание клиента – закон.
Сцапав меню, Джо быстро пробежался глазами по строкам, что-то черканул ногтем, указывая Фабрицио.
- Друг мой, будь добр, вот это, сеньору посетителю должно понравиться.
И надеюсь, на такую роскошь у сеньора хватит денег.
Вскоре на столе красовалась бутылка красного San Severo. Тихо звякнули изящные бокалы, тонкие, бесцветные, прозрачные. Округлые стенки и слегка суженная верхняя часть позволяли винному аромату концентрироваться в верхней части бокала.
Своей винной картой хозяин ресторана мог оправданно гордиться. Тут вам могли предложить самые редчайшие и изысканные сорта.  «Вино — это самое цивилизованное, что есть в мире», — написал Хемингуэй. Лучше не скажешь. Но вино раскрывает свою душу  только тем, кто умеет обращаться с ним так, как оно того достойно — цивилизованно. В такие моменты на господина Роберто собиралась посмотреть вся кухня. Говорят, он в молодости занимался как раз виноделием. Что ж сеньор пронес свою страсть на протяжение всей жизни. Он брал бутылку в руки особым жестом: бережным, уважительным и внимательно подолгу рассматривал этикетку. С важным видом нюхал пробку,от чего длинные усики сеньора смешно подрагивали. И тогда уже едва-едва плескал драгоценное содержимое в бокал, совсем немного. Он не терпел, если его прерывали. На посмевшего издать хоть звук падал гневный взгляд оскорбленного ценителя. Поэтому все это торжественное действо совершалось в благоговейной тишине.
«Истинный ценитель ни за что сразу не поднесет к носу бокал, предварительно не рассмотрев его содержимое на свету. А что такое интересное откроется понимающему взгляду? Многое! Прозрачно ли вино? Молодое обязательно должно быть прозрачно как слеза, как слеза, запомните! Си…иначе его не станут и пробовать, а старое коллекционное имеет право на некоторую благородную тусклость» - Роберто имел привычку комментировать свои действия, поэтому сразу становился похож на старого профессора в окружении молодых студентов.
«Повращать! – сеньор поднимал палец вверх, обводя «аудиторию» горящим взглядом, -  Повращать надо в любом случае: при этом полнее становится букет. Запомните, глотать сразу хорошее вино – моветон».
Сейчас бы, соберись повторить все это Джордано выглядел немного глупо. Сам он не был таким же профессионалом, как сеньор Роберто, копирование маэстро вышло бы сплошным пижонством. Поэтому он просто аккуратно наполнил бокал их посетителя.

7

- Так как тебя звать-то? -  стальные интонации из только что законченного разговора вновь прорвалась в голосе, тем более, что усевшийся по его просьбе за стол итальянец  напомнил. – Нет, я не деловая шишка. Я праздно шатающийся интурист… Хадзи, - и улыбнулся снова, чтобы как-то сгладить не желающее униматься раздражение.
- Очень приятная обстановка в вашем ресторане и обслуживание… - Хадзи повернулся, чтобы посмотреть, куда это его собеседник постоянно бросает выразительные взгляды. За дверью в кухонные чертоги, куда он сам едва-едва успел сунуть нос, мелькнула белая форма.
Ясненько. Следим. За кем? За мной? Или за ним? Хадзилев присмотрелся к повару внимательнее.
- Никогда не мог запомнить порядок.
Ереханов также взглядом поблагодарил за ценную подсказку. Ковырнул вилкой салат, пережевал. И правда, в «Цезарь» сухарики кладут, только вкус отличается…
Карту вин итальянец распахнул будто бы и не глядя. Вскоре Хадзи оценил выбор. Только один дизайн этикетки заставил бы его отца, казахского олигарха удавиться от зависти. К родословной… только к родословной этой коллекционной бутылки. Хадзи восторженно вдохнул, в предвкушении представления. Тихий звон бокалов заставил его романтическое сердце забиться учащенно… Сейчас итальянец поведает ему красивейшую историю люблю или ненависти… Расскажет об удивительных особенностях букета и аромата, приплетет особенно ранний снегопад или еще чего, так повлиявшее на вкус урожая именно этого года... Ага, счас… Он просто наполнил бокалы, красное вино взметнулось по стенкам верх, но укрощенное умелым обращением, не выплеснулось,  не испортило скатерть и впечатления. Хадзи выдохнул немного разочарованно, поднес бокал, чтобы понюхать. Интересно же…
Поставил его и вернулся к прерванному обеду. Изысканная сервировка, салфетки, вышколенная обслуга… Это Хадзи было относительно знакомо, но в странном поведении собеседника, который согласно здравому смыслу должен был бы его вежливо послать к шайтану или хотя бы на фиг, крылась загадка. Тут было явно что-то не так. А после звонка стало ясно, что казахская диаспора в Италии здесь не при чем. Меня приняли за кого-то другого… догадался он. Ладно, пообедаю, а там разберемся.
- За знакомство с прекрасной Италией! – поднял бокал Ереханов.

Отредактировано Хадзилев Ереханов (2010-03-27 13:05:51)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Buon appetito!