Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прилегающие к замку территории » Внутренний двор замка с фонтаном


Внутренний двор замка с фонтаном

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://i26.tinypic.com/qnqozl.jpg

2

Дорога была слишком тряской, чтобы Раджа переносил ее со стоическим буддийским спокойствием, потому досталось от зверя всем: и Кабиру, и охране и нанятому водителю.
Вообще то тигр нервничал еще с аэропорта, и явно на своем зверином языке клялся, что больше ни когда не позволит затащить себя в самолет, будь там хоть целый вагон перепуганных ланей или козлят. Однако дорога сделала свое черное дело  – добавила последнюю каплю, переполнившую чашу терпения.
Уже выезжая на парковку и все больше втягивая голову в шею, шофер от последнего рева здоровенного зверя чуть не расшиб чей-то дорогой автомобиль, промахнувшись со страху мимо педали тормоза. А как только клетку с тигром открыли, и чудовище выпустили на улицу, водила такого деру дал, что Семи Насери даже под спецэффектами вряд ли бы смог разыграть.
Охрана, исполнившая свои обязательства по доставке, тоже предпочла ретироваться, оставив Кабира единолично успокаивать любимца.
Придерживая тигра за короткий ошейник, мужчина вывел брата во двор, где не было видно людей и отпустил Шахрияра изучать новое пространство.
Тигр, все еще низко пригибающий голову и недовольно водящий хвостом из стороны в сторону, встряхнул головой, отерся о человека боком, едва от нежности не свалив его в кусты, и направился в высокую беседку, мирно дремлющую прямо за фонтаном.
Утолив первую жажду холодной и не слишком свежей на вид водой, Раджа навалился плечом на деревянную дверь со стеклянной вставкой, потом огляделся, ища хоть что-то интересное, и одним сильным прыжком взобрался на круглый стол в середине.
Король желал отдыхать в тени, и отдыхать вдали от двуногих слуг.

3

> Бархатное подполье

Уже на полпути к поставленной цели, Тед понял, что слегка ошибся в выборе костюма.  Он приехал только вечером и не успел поинтересоваться у местной публики относительно темы маскарадной ночи. Оказалось, что сегодня в замке гремит Бал Сатаны. На пути Египетскому царю встречалась самая разнообразная нечисть, убийцы, маньяки и персонажи из многих страшных сказок. Были и те, что не в писывались в общую картину, но их было настолько мало, что каждый из них выделялся на общем фоне бестиария ярким невыразительным пятном. Вероятно, сам Теодор выглядел не слишком презентабельно для подобного маскарада, однако костюм менять мужчина не пожелал.
Сейчас его больше волновало то, что же его все-таки ждет во внутреннем дворе поместья. Зная давнего друга как облупленного, Теодор предполагал увидеть там… да все что угодно. Оттого сердце замирало в приступе восторга, тревоги и нетерпения одновременно. Мужчина любил получать подарки, в особенности от тех людей, кто умел их делать и индийский князь был одним из этих людей. Само известие о подарке было для Теодора приятным сюрпризом, в особенности потому, что день рождения свой он отпраздновал несколько недель назад. Заморский друг, помнится, оповещал Ливенталя о скором сюрпризе, который как раз находился на тот момент в пути, но Тед вскоре позабыл об этом ввиду неотложности дел и не самого приятного прогноза врачей.
Спустившись в холл, мужчина пересек главную залу и вышел в противоположные от главного входа двери, ведущие на задний двор. Уже около входа, Тед заметил буквально столпотворение слуг, которые прилипли к витражным окнам и стеклянным дверям. Люди о чем-то шептались, активно жестикулируя, что-то обсуждали. Стоило ли сомневаться, что причиной такой оживленной и волнительной беседы мог быть только подарок, ожидающий в Ливенталя в этом самом саду.
Люди расступились и мужчина, решительно открыв двери, ступил босыми ступнями на холодны камень терассы. Было темно, но свет струящийся из окон замка и от множества уличных фонарей отлично освящали внутренний двор. Тут стоял человек, явно индийского или арабского происхождения. Фигура статная, высокая, но не столь примечательная в этом пустом тихом дворе, как большая величественная кошка, лежащая на круглом каменном столе аккурат посередине уютного сада. Тед замер, ошарашено рассматривая столь дорогой и долгожданный подарок. Робкий шаг ближе к зверю, затем еще один. Это было полным безрассудством вообще остаться здесь, не то, что приближаться к тигру. Но Тед вовремя одумавшись и вспомнив еще об одном участнике этой немой сцены, шагнул в сторону Смотрителя. На лице Теодора ясно читалось недоумении, доля животного страха, интереса и неописуемого восторга.
- Любезнейший, – Теодор медленно подошел ближе к индийцу, то и дело оглядываясь – Это тигр не так ли? – Лишь произнеся то вслух, мужчина, наконец осознал суть сказанного. Ракеш подарил ему тигра на день рождение. Тед ожидал от него все что угодно, но о таком и помышлять не мог. Его чувства и эмоции нельзя было бы описать словами, сам Теодор еще даже не мог понять, как на самом деле относится к такому подарку.
Позабыв даже об элементарных манерах, мужчина забыл даже представиться и поинтересоваться о имени своего собеседника. Ему даже не пришло в голову спросить о наличии необходимых документов на животное, способно ли оно вообще загрызть кого-нибудь и почему тигр не в клетке. Вместо этого он негромко поинтересовался
- А его можно погладить?

4

Облюбовав себе лежбище, Шахрияр развалился на нем с присущей тиграм очаровывающей грацией. Зверь улегся на бок, вытянул светлое брюхо поперек круглой крышки стола и, свесив задние лапы, царственно опирался на передние, смотря на мир равнодушным желтым взглядом.
Кабир стоял рядом с братом, меланхолично перебирая в руках бархатный мешочек с письмом на тонкой шелковой бумаге и ключом от банковской ячейки.
Из аквариумных окон на тигра и человека смотрели любопытные глаза. В Индии люди были другими, они бы подошли и поприветствовали гостя, эти же только таращились и показывали пальцами, словно никогда живьем не видели полосатую кошку или живого индуса.
Наконец двери, без единого скрипа распахнулись, и Кабир узнал в идущем человеке того, кому предоставлялся «подарок».
Ливенталь за последние пять лет изменился, возмужал, оставалось только понять, изменилось ли его сознание.
Склонив голову и соединив руки на уровне груди, как бы намекая на равность прав, мужчина произнес в ответ на восторженную речь:
- Намасте, Господин. – И вновь выпрямился.
Как никто другой, Кабир понимал это возбуждение человека, увидевшего вблизи здоровенное, опасное животное и готов был открыто содействовать и потакать желаниям нанимателя.
Мотылек, летящий на пламя, он тоже стремится коснуться огня, как и человек, коснуться тигра.
- Позвольте, Господин. – Бережно, как фарфор, взяв за руку европейца, Рангар повел его вперед словно в танцевальном «па» и остановился только в полуметре от Раджи.
Тигр, поняв, что опасности вокруг нет и чужие запахи принадлежат только двуногим, откинулся на бок и теперь лежал, ровно дыша и созерцая хитрыми глазами небо.
Светлое, беззащитное и мягкое брюхо было совсем рядом, так слизко, что чувствовался затаенный жар и мощь, скрытая под обманном из напускного спокойствия.
Протянув вперед руку и коснувшись бока Шахрияра, индус прижал ладонь мужчины к теплой шерсти и задержал ее на несколько секунд.
Почувствовав прикосновение, тигр медленно поднял голову, смотря на незнакомца из-под полуопущенных век, и с выдохом издал низкий, грудной звук, похожий на рычание.
- Не бойтесь, Господин. – Успокоил человека Кабир, продолжая удерживать руку на одном месте. Чутье у Смотрителя было отменное: в ту же секунду, когда он отпустил запястье Теодора, Шахрияр лег обратно, не видя необходимости проявлять излишнее внимание к двуногому.

5

Только сейчас, вблизи, Тед сумел разглядеть лицо индуса. Как и любому европейцу, прочие желтые и более смуглые расы, казались на одно лицо. Но мужчина мог бы поклясться что однажды, а может быть и не раз, уже видел этого человека. Вероятно, он был одним из придворных или рабов во дворце Ракеша, хотя на последнего он был не похож. Возможно, у Ливенталя за годы БДСМ-практик сложилось немного неверное суждение о рабах, но этот человек выглядел совершенно по иному. Он держал голову прямо, смотрел в глаза и говорил ровно, с присущим только свободному человеку достоинством. Если он и был невольным, то являлся наверняка очень важным человеком, раз Ракеш дозволил ему сопровождать столь дорогой груз. Теодору было все равно, какого статуса этот мужчина, он собирался общаться с ним на равных, не показывая своего несносного характера.
Сопроводитель большой кошки оказался не слишком многословен, однако довольно понятлив. Возможно, в Индии тигры и встречаются на каждом шагу, и подобное животное может завести любой, кто располагает хоть сколь-нибудь достаточным местом и средствами к его содержанию, но здесь, в развитой и цивилизованной стране, подобный факт был чем-то из ряда вон выходящим. Люди, столпившиеся за дверями, попросту боялись выйти во двор и их страх можно было понять, особо не напрягаясь. Увидеть тигра во Французское провинции, это все равно что обнаружить Макдональдс в Сахаре. Уму непостижимо. И какой же  человек откажет себе в удовольствии коснуться этого прекрасного животного, даже вопреки любым предостережениям. Возможно только человек здравомыслящий. В некоторых ситуациях Теодор вел себя как капризный ребенок, требующий красивую игрушку. Здравый смысл и какое-то чувство самосохранения покидали его в этот момент. Сейчас он даже не думал о том, что дотронувшись лоснящейся шкуры тигра может лишиться руки, но желание коснуться опасности было настолько велико, что об отказе не могло идти и речи.
Индус взял руку Теодора в свою и медленно повел к столу на котором развалилось прекраснейшее из всех земных существ животное. Чуть помедлив, мужчина положил руку Ливенталя на белое брюхо тигра и прижал ее своей ладонью. На что животное издало глухой рычащий звук, слегка дернув головой. Тед хотел было отнять руку, но индус не дал ему этого сделать, успокоив словами
- Не бойтесь
И Ливенталь не боялся. Давление ладони исчезло, мужчина дал возможность Теду в одиночку насладиться шелковистостью белого как снег пуза опасного и грациозного животного. Ладонь, сначала робко, скользнула по шерсти к грудной клетке, затем более сноровистей скользнула вниз. Шерсть, густая и мягка, ласкала ладонь. Она была не мягче шкурки песца или норки, но от того была не менее приятна на ощупь. На лице Ливенталя растеклась счастливая, практически блаженная улыбка. Рука продолжала медленно и аккуратно перебирать между пальцев густую шерсть тигра, и Ливеталь негромко заговорил
- Простите, я был немного шокирован увиденным. Полагаю, вы знаете меня, но я все же представлюсь – Теодор Ливенталь. – мужчина взглянул на индуса и коротко кивнул.
- А как Ваше имя? – рука скользнула немного вверх, туда, где шерсть становилась немного короче и жестче и брали свое начало более темные, чем сам тигр, полосы
- Признаюсь, я не ожидал такого. Держать здесь тигра это безумие, я даже не знаю, как с ним управляться – Тед взглянул на блаженно раскинувшуюся кошку и снова улыбнулся. В его доме никогда не было животных, ни больших, ни маленьких, но быть обладателем опасной кошки это было не, сколько престижно, сколько интересно. Тигра прекрасен и грациозен как никто другой, его приятно не только гладить, но даже просто смотреть на него. Даже одомашненный он опасен и Тед бы соврал, если бы сказал что это факт его не возбуждает хоть даже на йоту. Сейчас ему нужно было приянть важное решение. Оставить тигра у себя или отправить Ракешу обратно с глубочайшими извинениями. Раздумья уместились в пару минут, не более.
Где я его буду держать? Это безумие! Я понимаю, подарок восхитительный… и такой приятный на ощупь… Но Ракешь перегнул палку… Однако обижать давнего друга Ливенталь не хотел. Да и с каждой секундой, что он гладил тигра, этот зверь все больше завоевывал его сердце.
А, была ни была. Герман меня сгноит, когда узнает, что по его дому шастает живой тигр! Ладно, разберусь как-нибудь.
- Все же я оставлю его себе! – Тед был доволен принятым решением. Возможно, оно было не верным, но мужчине так хотелось. А ведь я чем-то похож на него!
- Но я должен просить вас об услуге. Мне понадобится ваша помощь, хотя бы на первых парах. Я вижу, вы неплохо ладите с ним, я бы тоже хотел завоевать его доверие. – Сейчас Теодор смотрел на индуса с полным осмыслением сказанного и серьезностью в глазах. Это все действительно было важно, не только для Ливенталя но и для тигра и для людей, находящихся в этом замке.

6

Навалявшийся вдосталь и успокоивший нервы, Раджа еще некоторое время пребывал в состоянии покоя, но когда человек заговорил, снова поднял морду. Судя по тому, что зверь открыл пасть и несколько раз коротко вдохнул-выдохнул, он издавал какой-то звук, но человеческое ухо его уловить не смогло. Зато пальцы, все еще гладящие шерсть, ощутили низкие, волнующие вибрации, перекатывающиеся от грудины к утробе как морская растревоженная галька.
Удовлетворив необходимость поделиться своими мыслями, Шахриях потянулся, выпуская на кончиках розовых подушек желтые, серпообразные когти, и, снова втянув их, плавно скатился со стола, чуть не отдавив людям ноги.
Любопытству зверя не было предела. По человеческим меркам он был молодым мужчиной, а молодым мужчинам полагалось демонстрировать окружающим свою силу, удаль и рвение продолжать род.
Поскольку для Раджи, потенциальными клиентами последнего пункта были люди, тигр бессовестно пометил парковый стол, потерся мордой о ноги Теодора, спихивая его в сторону с дорожки прямо в объятья вовремя подошедшего Кабира, и бодрой трусцой направился в сторону аквариумных окон.
Зверь чувствовал повышенное внимание, гордился им и намеревался произвести минимум фурор в обществе скороспелых «самок» коих на каждом шагу было вдосталь.
- Простите, господин, он еще не оправился от поездки и потому невоздержан. – Буквально поставив Ливенталя обратно на ноги и отряхнув с него рыжие тигриные волосы, Рангар с тем же неизменным уважительным, но в меру, поклоном вручил сопроводительную грамоту в бархатном мешочке и, извинившись, спешно добавил:
- Меня можете называть Кабир. Отныне, если пожелаете, я буду сопровождать Вас и Вашего тигра в качестве наемного смотрителя. Мой Князь упомянул о сем факте в письме. А теперь прошу меня простить, раджу лучше остановить до того, как он увлечется каким-нибудь юношей из этого дома. – Подняв ладони перед собой и склонив повторно голову, Кабир с прытью, никак не соответствующей его степенному виду, скрылся в дверном проеме, где уже слышались испуганные возгласы и недовольное рычание зверя.

7

Тигру очень быстро надоело лежать на столе и зверь спрыгнул с насеста, едва не оттоптав людям ноги. Непринужденно разглядывая сад, он поднял хвост и оросил, теперь уже по праву принадлежащий ему стол, мочой. Тед отшатнулся на шаг назад. Ситуация его не удивила и не смутила, однако вызвала  снисходительную улыбку на лице. Ну что еще можно ожидать от дикого животного, оказавшегося в совершенно незнакомом и враждебном месте? Развернувшись, он не долго думая ткнулся мордой в ноги Ливенталю, потерся усами о его колени, с каждым движением головой наступая и вынуждая оробевшего человека отступить. Не смотря на то что тигр выглядел доброжелательно и за время кратковременного общения с Тедом ни проявил и капли агрессии по отношению к нему, француз не мог не испытывать чувства тревоги, даже страха, отдающегося тупой пульсацией где-то в груди. Теодор не знал, что тигр хочет сделать, ему сперва даже в голову не пришло, что тот всего лишь хочет потереться о его ноги. Как любому, несведущему человеку, Теодору пришли в голову не самые благоприятные концовки сегодняшнего вечера. Тед пятился и в конце концов оступился. Вот была бы потеха собравшейся в холле школоте, когда бы ненавистный тут многим Господин грохнулся на задницу, не удержавшись на ногах. Благо, индус поспел вовремя и помог сохранить Ливенталю вертикальное положение.
Теодор был смущен, но не на столько, чтобы показать это незнакомцу. Тигр решил оставить людей и пустился исследовать территорию замка. Сопроводитель зверя между тем отряхнул гофрированное бело схенти Теодора и представился.
- Очень приятно, Кабир. Как я посмотрю ваш подопечный с характером! – легкая ухмылка тронула губы Теда. Он принял из рук индуса бархатный мешочек и проводив того взглядом, потянул на веревочки, дабы открыть его.
Интересно, что он имел ввиду под «Увлечется каким-нибудь юношей»? Как игрушкой? Едой? Или… - тут в голове Ливенталя всплыл один занимательный факт. Было дело, когда Ракеш хвастаясь своими достижениями, как-то упомянул о выращенных в его замке тиграх, которых опытные мастера натаскивали на людей, но не затем чтобы звери их ели, или охраняли добро от посягательств воров. Тигры были приучены совокупляться с особями человеческого рода, но вот был ли Раджа одним из этих самых тигров еще предстояло узнать. Разумеется, Теодору был небезынтересен этот факт, по ряду веских причин.
Кабир на время покинул сад, отправившись на поимку своего подопечного, который во всю уже шуровал в холле, распугивая клиентов, прислугу и невольников. Тед не посчитал нужным присоединиться к этому увлекательному действу, решив что индус сам прекрасно знает, как поступать в таких ситуациях, а белорукий богач вряд ли ему сможет чем-то помочь в этом деле.
Поправив дешрет, Ливенталь открыл мешочек и достал из него аккуратно сложенное письмо, начертано на тонкой гладкой бумаге.

8

Апартаменты Калигулы >>>>>

После таких "сказок на ночь" сонливость имеет свойство не только не усиливаться, но и пропадать вообще. Выставив из комнаты чернокожего раба, Легран понял, что сон ушёл окончательно и бесповоротно, по крайней мере часов до девяти-одиннадцати утра. Он вздохнул, снова оделся и вышел в опустевшие коридоры. Жизнь в Вертепе не затихала даже по ночам, а если быть ещё точнее, то как раз ночью она была наиболее бурной. Однако люди в большинстве своём тусовались по комнатам или в баре, и не слишком настроенный сейчас на общение мастер практически незаметно выскользнул из замка. Дождь утих, в воздухе стояла холодная влага, на небе не было заметно ни одной звезды, только лунный диск иногда мутно подсвечивал разрывы густых облаков. Франсис прошёл во внутренний двор с ещё не отключенным на зиму фонтаном, на ходу вынимая из кармана пачку сигарет, уже не в первый раз за последние сутки. У него давно не было потребности в никотине, обычно сигарета требовалась лишь для того, чтобы покрутить что-нибудь в пальцах, когда задумываешься или когда скучно. Первая затяжка тут же отдалась неприятной тянущей болью в бронхах, что было неоднозначным намёком на чрезмерность потребления дыма и смол за двадцать четыре часа, хотя врачи всегда пожимали плечами и говорили, что никаких проблем не выявлено. Тем не менее, мужчина продолжал делать затяжку за затяжкой, хотя и не полной грудью, как обычно, а по чуть-чуть. Он чуть хмурился, погрузившись в воспоминания. Чем неприятнее события, произошедшие совсем совсем недавно, тем приятнее кажется то, что было раньше. Не поддавались никакому сравнению чернокожий мальчишка, совершенно не вникающий в то, что читает, и начинающий пошло хихикать посреди совершенно не смешного абзаца, и Мишель, всегда глядевший в книгу с таким серьёзным и сосредоточенным видом, старавшийся повторять все интонации, что это вызывало и всегда будет вызывать у Леграна умиление.
Франсис тряхнул головой, попытавшись выбросить из неё брата и убрать с губ улыбку. Ещё не хватало, чтобы кто-нибудь увидел, как он тут, словно старик на завалинке, вспоминает свою юность. Правда, для этого не мешало бы переключить мысли на другую тему, в поисках которой Калигула принялся озирать весь дворик.

9

Гийом любил утренние смены в баре. Утренние – условно, скорее глубоко ночные, когда даже самых стойких гостей прислуга растаскивала по апартаментам, а все праздношатающиеся уже находили развлечения по своему вкусу вне вверенного Дюруа помещения.
Продрыхнув почти весь день – погода располагала, он явился на смену немного раньше, и застал в баре милую картину, как Жанно активно «окучивал» парочку припозднившихся клиентов, явно рассчитывая на дополнительные бонусы помимо чаевых.
Обернувшись на звук открывшейся двери он умоляюще взглянул на хмурого Гийома, не переставая что-то сосредоточенно искать в штанах одного из клиентов. Дюруа понимающе ухмыльнулся и вышел – ничего, начнет свою смену позже, хорошие отношения в коллективе важнее формальностей.
После маскарадного безумства замок был тих и сонен, дождь прекратился, и в своем бесцельном блуждании Гийом добрел до внутреннего двора, решив перекурить на ночной прохладе.
Уже распахнув стеклянную дверь на улицу, он вспомнил, что не взял зажигалку – этого добра  в баре навалом, а совать что-то лишнее в и без того невозможно мелкие карманы узких форменных штанов было глупо.
Дюруа мысленно выругался и уже собрался возвращаться, как вдруг заметил во дворе темную фигуру и красный огонек сигареты – скорее всего кто-то из прислуги или охраны вылез померзнуть на сон грядущий.
Спустившись, Гийом пошел на призывно горящий огонек, разминая свою сигарету между пальцев.
-Извини, прикурить не будет? – чуть хрипло спросил он, подходя ближе.

10

Легран обернулся, услышав, как открылась и закрылась входная дверь. Несмотря на то, что здесь вообще все двери были в идеальном порядке и работали практически бесшумно, в окружавшей мастера тишине, нарушаемой лишь падающими с листьев каплями, этот звук вполне можно было разобрать. Он сделал ещё одну небольшую затяжку, старательно игнорируя возмущения своего якобы совершенно здорового организма, и сощурился чуть сильнее обычного, чтобы разобрать вышедшего проветриться человека. Франсис настолько привык к своей лёгкой близорукости, что очки вечно забывал в комнате, а в ночных сумерках даже одна утраченная единица зрения явственно давала о себе знать. Впрочем, задача существенно облегчилась, когда человек сам направился к нему.
Им оказался один из местных барменов.
- Похоже, не только мне сегодня не спится, - Легран улыбнулся, делая шаг навстречу и откидывая крышку своей газовой зажигалки. Что ж, да, нельзя не признать у этого аристократа некоторой манерности, у Франса не было привычки отдавать зажигалки в стиле "На, сам(а) прикуришь". Поэтому он поднёс огонёк к сигарете только тогда, когда та оказалась уже в чуть полноватых губах Гийома. Голубоглазый блондин. Франсису нравились черты его лица, правда, у мастера всегда был свой минибар в апартаментах, так что в общем баре он появлялся только в случаях, когда что-то заканчивалось (как правило, вино) либо когда хотелось чего-то, что сам мастер делать не умел. Поэтому возможности пообщаться тет-а-тет до сего момента не представилось. - Ночная смена? - понимающе спросил мужчина, не отводя взглядя льдистых серо-голубых глаз от лица мсье Дюруа.

Отредактировано Франсис Легран (2010-10-21 20:39:21)

11

Щелкнула зажигалка, но  и без ее трепещущего пламени Гийом увидел, что несколько ошибся в своих предположениях. Мастера в замке не были прислугой, Дюруа про себя относил их иной неопределенной касте, стараясь держаться подальше, как от всего непонятного, соблюдая безукоризненную вежливость. Фигура у фонтана оказалась одним из них, Гийом несколько раз мельком видел мужчину в коридорах или у конюшен, точно вспомнить не мог.
Однако, восстанавливать дистанцию и давать задний ход было уже поздно, да и не привык он отступать, поэтому Дюруа, чуть улыбнувшись прикурил, выдыхая дым как ни в чем не бывало.
- В общем да, - чуть замешкавшись ответил он на вопрос, неловко почувствовав себя под пристальным взглядом – кто его знает, может нажалуется начальству, что работники своевольничают. Поэтому, постаравшись как можно легкомысленней и дружелюбнее улыбнуться, Гийом сделал попытку  сменить тему.
-Мучает бессонница? Или вы ей наслаждаетесь? – он выпустил дым колечками, непринужденно оперившись бедром о край чаши фонтана. – После праздничной суеты замок выглядит непривычно тихим…

12

Мастер защёлкнул зажигалку и убрал её обратно в карман плаща, после чего на шаг отступил, дабы не рушить личное пространство Гийома. По себе знал, что слишком резкое сокращение дистанции без разрешения приятно далеко не всегда и не всем. Тем более, что, в отличие от пары смазливых "служаночек", бармена в обнимку с клиентурой заставать не приходилось. Самым сложным было рассматривать Дюруа взглядом внимательным, но просто дружелюбным, без элементов мысленного раздевания. Это на невольников можно смотреть, как угодно, хоть как на мебель, хоть как на дешёвых шлюх. Причём, как правило всё-таки как на предмет интерьера, потому что по "службе" положено было их учить вне зависимости от того, нравится Леграну тот или иной раб или не нравится.
- Она ко мне редко заявляется надолго, поэтому не наслаждаюсь, но и не испытываю особенных неудобств, - с лёгкой улыбкой отозвался мастер, скользнув взглядом по линии прислонённого к чаше бедра, но так, что казалось, будто он посмотрел на свою сигарету перед тем, как снова затянуться и негромко кашлянуть, после чего закинуть её в урну так и не докуренной. - Не могу сказать, что меня не радует эта тишина, - Легран вздохнул. Он не любил шумные празднества, и на маскараде, соответственно, решил не присутствовать. Но стоявший во всём замке шум и гам не позволял ни сосредоточиться на книге, ни заснуть, чем вызвал у мастера сильное недовольство. - Бар сегодня пустует? - как бы между прочим поинтересовался мастер. На деле его не интересовало, насколько высоко тут организована прислуга, поскольку Франс прекрасно мог обойтись и без неё, а вот узнать, насколько этой ночью свободен его симпатичный собеседник, очень хотелось.

13

Мастер вел себя деликатно и доброжелательно, хотя Гийом интуитивно ожидал понтов и демонстрации собственного превосходства – ошибаться в людях бывает иногда приятно.
Кажется, мсье был вполне искренен, поэтому Дюруа позволил себе расслабиться, фривольно привалившись к каменной химере, украшавшей край фонтана.
-Хороший сон это признак человека с чистой совестью, -улыбнулся он, глубоко затягиваясь. Мужчина уже выбросил свой окурок, но не спешил уходить, и Гийом был рад его компании.
-Я тоже люблю тишину, работа шумная – гам, музыка, -Он неопределенно махнул рукой и с сигареты посыпались искорки.
Вопрос про бар сейчас не настораживал, Дюруа легко ответил.
-Нет, просто сменщик решил подзадержаться. Горит на работе! – фыркнул он, тряхнув головой, откидывая челку с глаз. – Но если вы хотите выпить в тишине, я думаю, бар уже свободен. Гости-то почти все разъехались… Так что смогу обслужить в лучшем виде. – весело закончил  Гийом, чувствуя, что автоматически начинает пытаться «располагать» к себе собеседника – чертова профессиональная диформация.

14

Легран тихо засмеялся:
- Моя совесть чиста настолько, что её даже под микроскопом не видно, - ему в последний раз совестно было лет в двадцать, и то перед близким человеком. Ради не приближенных к его особе личностей совесть просыпаться даже и не думала. Когда тебя воспитывают старым аристократом, перед которым все люди обычных красный кровей - просто чернь, волей-неволей, а подобные эмоции испытывать разучишься. И, пожалуй, это обстоятельство существенно облегчает человеку жизнь, так что данным обстоятельством мастер был вполне доволен. На слова о работе мужчина понимающе кивнул, хотя у него была другая причина не выносить громкую музыку долгое время - слишком било по вестибулярному аппарату. В своё время каждый раз, когда он приходил с концертов, тётушка по его мутным глазам свято верила в то, что деточка ужрался до степени стельки. - В лучшем виде, значит? - Легран воспринял слово "обслужить" в меру собственной испорченности, поскольку в Вертепе, как правило, предоставлялся вполне определённый вид услуг. Умом-то он, конечно, понимал, что тут имелись ввиду коктейли, но это пошловатой улыбки с его лица не стёрло. - Есть в арсенале что-нибудь эксклюзивное? Вроде фирменного напитка, - так и хотелось сказать "блюда", поскольку звучало бы более эротично, но мастер воздержался.

15

Почему-то  большинство людей считают, что у каждого бармена должен быть «фирменный» напиток и что название коктейля, вычурное и привлекательное, обязательно что-то должно значить. Однако это заблуждение, сталкиваться с которым Гийом привык. «Одинаковые» коктейли, если их можно так назвать, выпускаются в промышленных масштабах, черпаясь из одной бочки. Произведение же человека, индивидуально приготовленное на ваших глазах всегда неповторимо. Даже если с аптечной точностью отмерять одни и те же ингредиенты и смешивать их в определенном порядке. Даже «классические», проверенные  коктейли, типа «Мохито» или той же «Голубой Лагуны» у разных барменов получаются всегда по разному.
Дюруа относился к своему занятию с уважением, любовью и трепетом, как к алхимии, интуитивно чувствуя, что и в какой пропорции надо смешать в бокале, чтобы именно этот человек остался доволен. Самым утомительным было потом отбиваться от восхищенного клиента, требующего название божественного напитка, только что им выпитого – Гийом не был силен в выдумывании названий для результатов своих экспериментов.
Сейчас он только прищурился, спокойно встречая взгляд мастера, уверенно отвечая на неоднозначную улыбку железно вежливым оскалом – сам виноват, внимательнее надо относиться к подбору слов в таком месте, прежде чем выдавать их в эфир.
-Разумеется, мсье. Каждый коктейль, предлагаемый мной,  эксклюзивен и индивидуально подобран в зависимости от пожеланий и настроения клиента. Способен подчеркнуть  любую гамму эмоций, от воздушных объятий до темной страсти…
Резко оборвав себя, Дюруа щелчком отправил окурок в урну – вот опять язык мелет черте что, но с настроением «подергать тигра за усы» трудно бороться, особенно если ты прекрасно выспался, замечательно себя чувствуешь, а вокруг глубокая осенняя ночь.
Он чуть наклонил голову, пытаясь скрыть лукавую ухмылку.

16

- Каждый первый - фирменный? - Легран усмехнулся. Откровенно говоря, он имел ввиду несколько иное. Конечно, у разных барменов коктейли получаются по-разному, у кого-то более водянистые, у кого-то - с более насыщенным вкусом. Но ингридиенты, так или иначе, остаются одни и те же. А Франсис любил именно результаты экспериментов, даже несмотря на то, что порой у самого эти результаты получались откровенно несъедобными, хотя это и нормально при том, что готовить ни пищу, ни коктейли его никто никогда не учил. - И что же, можешь справиться с любыми моими пожеланиями? - мастер лукаво сощурился, глядя Гийому в лицо так, словно хотел прочитать его мысли. Жаль, что не умел, это иногда довольно полезно. Например, сейчас хотелось бы понять, действительно ли блондин с ним заигрывает. Впрочем, для проверки существовал и ещё один способ. - Сейчас ночь. Запах влажной земли, небольшой ветер... Пожалуй, хотелось бы чего-нибудь освежающего и лёгкого, - вдохновенно произнёс Калигула, скользнув взглядом по губам Гийома, - непосредственного, приятного на вкус... и немного возбуждающего, - словно смакуя каждое слово, Франс приблизился с бармену, мягко коснувшись пальцами его подбородка и приподняв лицо, после чего одарил мимолётным поцелуем. Склонил голову, поймал на секунду его губы своими, сразу же отпуская их и выпрямляясь, хотя пальцами по-прежнему легко придерживал под подбородок. - Вроде этого.

Отредактировано Франсис Легран (2010-10-22 16:54:08)

17

Судя по всему, мастер не имел ничего против несколько фривольного поведения Дюруа – обычно по отношению к вышестоящим «работникам» он себе такого не позволял, а тут –случайность, имевшая все перспективы обернуться в приятную неожиданность.
Мужчина был объективно красив, приятен в недолгом общении, а Гийому всегда было интересно, что из себя представляют так называемые «профессиональные мастера», сделавшие роль в сексуальном секс-шоу если не образом жизни, то как минимум ремеслом. И, судя по тому, что он наблюдал в Вертепе, неплохо оплачиваемым, имеющим спрос, ремеслом.
Вот только ни на запуганного раба, ни на измученного собственным либидо богатого извращенца Дюруа не походил.
Когда пальцы коснулись его подбородка, он не отвернулся, лишь небрежно сдул упавшую челку, глядя прямо в глаза мужчины.
Игривый тон, легкий поцелуй. Осталось лишь выяснить правила игры – главное не совершать резких движений: ни получить по морде, ни огрести взыскание Гийом не желал.
-Освежающее… легкое… приятное на вкус… - как бы размышляя повторил он, проведя кончиками пальцев по держащей его подбородок руке, даря пальцам и тыльной стороне кисти мимолетную ласку. – Немного возбуждающее… как например шампанское с кампари, грейпфрутовым соком, немного апельсинового ликера и лед? Долгое, медленно пробуждающее огонь в крови?
Дюруа отвел ладонь мастера от своего лица, приближаясь к нему почти вплотную, подняв голову, заглянул в глаза.
-Или возбуждающий как светлый ром с сухим вермутом и гранатовым сиропом? Вспышка, вязкое послевкусие и перекатывающаяся на языке вишенка? – он улыбнулся, чуть прикусывая нижнюю губу.

18

Это становилось увлекательно. Запуганные рабы, упрямые рабы, равнодушные рабы - это уже так надоело. Самоуверенные, богатенькие клиенты, считающие, что весь мир покорится им исключительно за карманы, туго набитые евро - редкостный моветон. Поэтому, найдя человека, оказавшегося способным на игру и флирт, Легран на полном серьёзе поблагодарил удачу. Ему совершенно не хотелось, подобно многим, жертвовать самым интересным во имя такого банального перепиха. Поэтому сейчас мастер просто ловил приятные ощущения от тёплых пальцев, скользнувших по тыльной стороне ладони, и оставил руку расслабленной, позволив отвести её в сторону... Пожалуй, он немного поддавался, хотя такое покорство чужой инициативе у него обычно проявлялось только с уже проверенными людьми. Гийом приблизился почти вплотную, и Мастер улыбнулся, чувствуя, как по телу теплом разлилось лёгкое возбуждение, приятное, но ещё не переходящее в желание.
- Пожалуй, как светлый ром, - негромко ответил мастер, чуть прикрывая глаза, - оставляющий на языке послевкусие, - он снова склонился к лицу бармена, но не целуя, а лишь едва ощутимо касаясь губами щеки, придвигаясь чуть ближе, - в то время, как от каждого глотка по телу разливается лёгкий жар, - и понизил голос, уже шепча на ухо, - от грудной клетки до самых кончиков пальцев, сковывая даже дыхание.
Он говорил медленно, немного даже томно, но не прижимался и даже не касался Гийома руками, ведь пока это просто игра. Интересная, но ни к чему не обязывающая, приятное развлечение для человека, уставшего от марионеток. Игра, где у каждого свои правила, не известные соигроку. "Кошки-мышки", в которых каждый одновременно является кошкой - и мышкой.

19

Позволяя теплому дыханию согреть кожу, Гийом чуть повернулся, поддаваясь, ощущая как слова конденсируются на холодной щеке. Он не очень любил долгие прелюдии, считая любые взаимоотношения результатом договора – конкретного и безапелляционного. Но о какой ясности могла идти речь с человеком, который для Дюруа представлял загадку?
Он осознанно ступал в трясину, и неопределенность захватывала.
- Мсье предпочитает крепкие напитки? – он двинул головой так, что их носы почти соприкоснулись и тут же отклонился, чтобы глаза мастера не сливались на переносице.
-Я думаю, что смогу удовлетворить столь взыскательный вкус. – уверенно произнес Гийом, и в голосе не было ни малейшего сомнения или двусмысленности. А тот единственный вложенный смысл мастер был волен понимать, как ему вздумается.
Он смотрел прямо в лицо Леграна, не чувствуя ни малейшего неудобства от того, что приходится задирать голову. Взгляд не был наглым или вызывающим, скорее был спокойным взглядом человека, знающим себе цену и не собирающимся уступать ни цента.

20

- Мсье не любит размениваться на мелочи, - с улыбкой ответил Легран, не отводя взгляда от голубых глаз Гийома.
Когда-то в молодости можно было терять голову и лицо, жить моментом под названием "здесь и сейчас" - и это было нормально и привычно. С возрастом умнеешь, учишься держать себя в руках, подавлять импульсивные порывы, и уже понимаешь, что дворики и парки хороши для начала знакомства, а вовсе не для его продолжения. Поэтому Франсис отступил на шаг назад, увеличивая дистанцию до слишком уж притягательных губ и только сильнее раздразнивая себя же самого этим видимым хладнокровием. Да, пожалуй, он умел быть... нет, не загадочным (уж слишком романтично звучит это слово), а скорее весьма, весьма неопределённым, и сейчас он вынужден был признаться себе в том, что поступать иначе было бы не интересно. Высказываясь слишком откровенно, можно испортить весь истинно французский шарм. Мастер тихо усмехнулся собственным мыслям.
- Что ж, монсеньор, Вы меня заинтриговали, - он лукаво улыбался, в немного легкомысленной манере переходя на "Вы", в котором сочетал и шутливость, и комплимент одновременно. - Однако, поскольку нам не доступное умение превращать воду в вино, предлагаю вернуться в замок. Вам лишь остаётся решить, идти туда, где Вам по работе положено находиться, или мы обойдёмся моим минибаром.
Это даже нельзя было назвать приглашением в комнату, поскольку несмотря на всё своё лукавство, Легран не настаивал даже в собственных мыслях. Предоставляя выбор, он готов был согласиться с любым решением Дюруа.
Мне, собственно говоря, без разницы, где получать и получать ли апперитив. Главное, что я уже знаю, чего хочу на десерт. Даже если этот десерт обещает обойтись оч-чень дорого...

Отредактировано Франсис Легран (2010-10-23 15:13:57)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прилегающие к замку территории » Внутренний двор замка с фонтаном