Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Записи персонажей » Кальянный дневник Синей Гусеницы


Кальянный дневник Синей Гусеницы

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

Запись №20: Лови момент
О ночах

Этот город любит меня и оберегает. Сегодняшний вечер насыщен и ярок, богатый улов - кружевной бюстгальтер того самого размера, морженое и французский экспат, который пару часов пил со мной пиво и жаловался на жизнь. Удивительно, когда такие вот мужики с дорогими часами на руке говорят тебе, как все у них паршиво. Иногда мне кажется, что весь смысл этой жизни заключается в том, чтобы находить удивительных людей, а потом с ними расставаться. Как прекрасны эти три часа ночи, и фонари большого проспекта и разведенные мосты, потому что днем этот город - унылая серая плесень и пыльная продажная девка, а ночью гордая орлица с огненными крыльями, загадочная и прекрасная. А этот проспект - это ее тоненькая жилка на шее, из которой такие нетопыри вроде меня сосут живительную кровь. Я люблю эти тихие ночи, ведь они никогда не оставляют меня без подарков.

22

Запись №21: Медитация над чашкой чая
Об усталостях

Ранее утро сводит меня с ума. Шакалю по-тихоньку в сети, а хочется большой охоты и крупной рыбы. В расширенных зрачках зверем бьется усталость и предверие мигрени. С трепетом предвкушаю чудный день, наполненный БОЛЬЮ. Моя верная спутница и любимая жена, та, кто никогда не предаст. Кладу голову ей на колени, она не дремлет и впивается в виски с любовью и желанием. Рядом греет руки кружка чая, невкусного из пакета, но заварить по всем правилам уже нет сил и времени. В голове копится всякая чушь, например, как подобрать верный синоним к слову "заебался" да так, чтобы он описал всю превосходную степень этого жаргонизма в данный момент. Но кажется это нельзя выразить высокопарно и однозначно, как и любую другую действительно важную вещь.
Хочется стать мягким плодом в нежной утробе матери, вместо этого я смотрю, как бледные цветы распускаются на запястьях бельмами лопнувших ожогов. А на дворе такое ласковое лето, полное надежд и желаний. Если уж на то пошло, антидепрессанты делают нашу жизнь гораздо счастливее и спокойнее. Подарите мне еще неделю. Господи, зачем я думаю в эти странные дни?

Отредактировано Гектор (2010-06-16 02:09:38)

23

Запись №22: Nice to meet you
О друзьях

Я легко знакомлюсь с людьми и также легко расстаюсь.
Существует множество способов сблизиться с незнакомым человеком: мелкий моросящий дождь, скуренная в торопливом молчании сигарета, неслучайно забытая зажигалка. В трехчасовой ожидании в консульстве сегодня познакомился с двумя хипстерами, и одной мировой теткой, любящей путешествовать автостопом. Все мои друзья - одноразовые.
Каждый незнакомец закрытая книга для меня. Можно рассказывать о себе, что угодно, чувствуя, как тебе платят той же монетой. Этакая игра в случайных попутчиков. Я охотно верю всем историям, тогда мир не кажется заполненным педантами, снобами и тоскливыми гопниками без выдумки.
С друзьями очень много мороки, они хотят разнообразия, даже когда ты этого не хочешь. Их нужно удивлять. Они приходят в твой дом, оставляют у тебя свои зубные щетки и носят твои футболки, а потом в один прекрасный день не возвращаются. Просто больше нечего давать друг другу.
Этого парня в магазине продажи инди музыки, кажется, зовут Грэг. Он все никак не может меня запомнить, и это меня умиляет. Мне кажется, это потому что он жестко долбает какую-то ядерную наркоту. Но Грэг улыбается как Иисус, завидев меня, хотя кое-кто утверждает, что Иисус не смеялся. Пять минут разговора о какой-то группе, а потом о другой, и он говорит мне, что я - классный чувак. Я понимаю, что через семь он предложит вместе пойти с ним на концерт тех самых парней, рубящих нюрэйв. Самое время уматывать.
Иногда я сам поражаюсь, насколько все просто. Здесь главное не перебарщивать и не быть навязчивым - это утомляет, и собеседник начинает думать, что ты просто лузер, и тебе не с кем общаться. Всегда должно присутствовать ощущение того, что темы для разговоров могут исчерпаться, и мы разойдемся по своим делам, не испытывая при этом неловкости. Никто не терроризирует, не пытается играть на привязанности. Это и есть свобода.
Я волен идти направо или налево, могу сыграть сучку, а могу малышку с глазами Бэмби, и все это прокатит за чистую монету. Я никогда не называю свое настоящее имя, у меня слишком много выдуманных, соответствующих моему настроению.
- Можно попросить у тебя сигаретку? Кстати я Алекс...
- Вау, у тебя в плеере такой же плейлист как и у меня...а я Крис.
- Холодно, да? Может по кофе? Ага, а я...

Простота - вот что подкупает. Можно множество раз оказываться на пороге, когда тебе открыли дверь, зовут в дом, говорят, что ты классный чувак, вручают ключи и наливают текилы, но избежать стадии, когда следует расстаться с выжатым, как лимон, другом. Знаете любимую фразу "Мы больше ничего не можем дать друг другу"? По кому-то звонит колокол. Люди, имеющие схожие интересы, фаны кино или музыки сходятся быстрее, чем все остальные. Мы расстаемся по-поросячьи счастливыми, чтобы больше не встречаться.
Но держаться на границе сложнее всего, нельзя нарушать равновесие, а то из двух милых незнакомцев мы превратимся в приятелей, что вначале зашкалит кайфом, запенится пивом и застучит бильярдными шарами, а потом начнет увядать и покроется коростой из уникальности, индивидуальности и защиты собственного мнения. Пока мы на нейтральной территории, все сулит возможности, а не исход. Стоит только ответить: "Да!", как мы пересекаем черту. Я больше не верю в друзей на всю жизнь, поэтому незачем травмировать друг друга.
Не то чтобы я никогда не хотел позвонить по некоторым впаренным мне номерам телефонов, но всегда себя останавливал. Мне всегда найдется с кем выпить пива или поговорить по душам. Мне всегда окажет моральную поддержку любой мало-мальски знакомый человек, потому что когда я смотрю вот так и хлопаю ресницами, мне сложно в чем-то отказать. Я всегда найду с кем заняться сексом, потому что когда я улыбаюсь вот так, кто-то готов начать раздеваться, забив на предлоги и прелюдии. Я с одинаковым мастерством бужу в людях то, что мне нужно, начиная от трогательной заботы, заканчивая тупой похотью, так зачем все усложнять привязанностью? Этот мир итак слишком сложен.
- Привет. Душно черт побери. В этом клубе никогда не работают кондиционеры... Аха, ну пойдем выпьем.

Отредактировано Гектор (2010-06-18 02:34:41)

24

Запись №23: я люблю играть в Дон Кихота
О препятствиях

Один мой друг говорил, что когда преодолеваешь выдуманные препятствия - вырастает твоя самооценка. По мне, пока у меня только увеличился процент скуренных сигарет.

Курю косяк на балконе, а хочется по-цыгански в чьи-то губы. Вокруг распространяются мрачноватые сумерки, клубятся вдоль асфальтовых лент, оседают в легких тусклой пыльцой. Деревья по трафаретам вырезают чудовищ. Если сейчас этот мир рухнет, я не выживу, ты сделал меня слабым...
В моем мозгу движутся ветряные мельницы, исполинские, ощерившиеся шестернями. Мои копья - всего лишь тонкий прутик, смачно хрустящий в металлических жвалах. Борьба с призраками выматывает больше, чем с тем, кого можешь оценить собственными глазами. Но ведь никому нет дела до этого.
Влажный овал чьего-то лица тает в сладковатом дыме. Забытые аккорды режут пальцы, неосторожно и глубоко. Кровь капает на клавиатуру, похожа на вишневый джем. Сладкая ли? Да нет, обычная. Даже не голубая и не вода, а так хотелось бы...
Но еще больше я боюсь выгореть раньше, чем случится осень. Я сам все порчу, только я. Кто же знал, что выбирая себе главного врага, я выберу себя самого?

Отредактировано Гектор (2010-07-01 00:24:32)

25

Запись №24: Стардания ей к лицу
О причинах

В какой-то момент я понял, что замотан настолько, что не было сил даже на сон. Я сидел в сумрачном кабаке, лакая пиво, и разговаривал с очередным случайным-неслучайным знакомцем. Неожиданно приятные внимательные глаза, темные, как черника и перец. Мои слова о проблемах звучали жалко и беспомощно, хотелось плеснуть на них спирта и поджечь, чтобы придать им немного жизни. Но он слушал и не перебивал, словно это было действительно что-то важное.
- Твоя проблема в том, что ты не умеешь расслабляться. Скажи, ты можешь выйти на улицу и заорать от счастья или от злости на весь мир? Просто ни с того ни с сего?
- Нет, - я покачал тяжелой пьяной головой.
- Тебе даже для такого пустяка всегда нужна причина. Физическая, острая как воткнутая в глотку роза.
Я снова скептически мотнул головой. И тут он мне врезал. С размаху открытой ладонью по лицу. Очень больно и унизительно. Было именно обидно, как будто ты - ребенок, и вдруг увидел, что тебе на день рождения вместо щенка подарят десятый по счету развивающий конструктор. Давно сдерживаемые слезы полились сами собой, неудержимо, словно внутри прорвалась невидимая плотина. А он держал меня за плечи и подливал мне пива, приговаривая, что так гораздо лучше.
В эту ночь я спал как младенец.
Иногда я хочу, чтобы в моей жизни появился кто-то, кто мог отвешивать мне пощечину, скажем, раз в час. И за каждый удар я бы говорил "спасибо".

Отредактировано Гектор (2010-07-01 00:33:53)

26

Запись №25: Простые сложные вещи
О доверии

- Что для тебя доверие?
- Пытка иезуитская

Доверие - это всегда взаимно. Я говорю ровно столько, сколько готов услышать. Я беру ровно столько, сколько готов отдать. И если я хочу кому-то помочь, то, как это ни смешно, я должен уметь позволить ему помочь себе. "Это мои проблемы, сам разберусь" - это может так же поколебать доверие, как любой обман и непонимание.
Может быть пора перестать играть в героев-одиночек и стать чуточку ближе друг к другу.

Отредактировано Гектор (2010-07-10 21:20:26)

27

Запись №26: Бессодержательная

Моя голова сегодня воистину пустая голова блондинки. Расколотый орех с иссохшей мякостью. Кость, короче. Но пару выводов она сделала

1) Иногда любить кого-то - это все равно что колоться грязной иглой. Бессмысленный такой экстрим с последствиями для организма.
2) Смешная фраза - нам нужно отдохнуть друг от друга.
Когда человек говорит такое, он признает свою эмоциональную импотенцию. Так, как будто еще что-то можно вернуть, и все будет как раньше. Фраза, которой не сжигают мосты, а оставляют их тихо незаметно тлеть. Я все еще собираюсь сказать это вслух?
3) Плохо быть разным.
Никогда не знаешь какой стороной повернется твое внутреннее "Я".
А может вот так - "R"?
4) Есть вещи, которые я не пойму никогда. Может это и хорошо.

В психологии есть такая практика: писать на бумаге все плохое что произошло с тобой за какой-то период, а потом рвать на мелкие части или сжигать. Аутотренинг с анализом неприятностей, типа помогает расслабиться и поработать над ситуацией. Жаль нет практики, как выколоть из глаз воспоминания.

28

Запись №27: Фантазии предков
О совершенстве

Меня восхищает разнообразие ликов смерти.
Недавно почитал о старинной русской пытке. Многие говорят, что современный мир полон зверств, о которых раньше и не догадывались, но мы же знаем, что это не так.
Когда какая-нибудь девушка совершала что-то заслуживающее смерти, она умирала... совершенной. Девушку связывали и ее влагалище смазывали соком или медом. А потом относили в лес. Знаете, раньше в девственных русских лесах муравейники достигали высоты человеческого роста. Насекомых приводили в бешенство, вороша муравейник палкой. А потом... Потом девушку сажали прямо на кишащий черными муравьями холм. Правильно, пиздой сажали. Привлеченные запахом сладкого, разъяренные муравьи облепляли жертву, и, как кульминация - заползали внутрь. Тело корчилось в диких конвульсиях, от чего насекомые злись еще больше и начинали ее кусать... начинали ее есть. Миллионы крохотных ножек бегут по внутренней стороне слизистой, тысячи маленьких челюстей впиваются в податливую, нежную мякоть, девушка кричит, извиваясь на пологе из иголок, исступленно царапая вывернутыми руками одурело пахнущую землю, но не может прекратить этот коитус с природой. Забавная ирония жизни - получить оргазм от самой смерти? Озверело мучительно кончать, в то время когда тебя терзают и пожирают заживо?

О чем я думаю в эти изумительные дни?

Отредактировано Гектор (2010-07-10 12:24:22)

29

Зпись №28: Цена
О хирургии

Потолок белой выхолощенной до стерильности палаты мягко скребет по коже паутиной витиеватых трещин. Он уже научился складывать из них слово "вечность", уподобившись милому мальчику Каю. И ненавидеть потертую штукатурку потолка так люто, что начинают кровоточить десны. Белесый локон, неровно отрезанный, второпях на полу, устланном линолеумом. Рядом горсть еще таких же. Его глаза уже никогда не будут ярко-голубыми, в них очень долго отражался цвет больничных стен, грязный, блеклый, как самая медленная болезнь.
Укол в вену, гильзы наполненные безмятежностью, жидкое крошево разгоняется по крови. Тяжелая одуряющая пелена успокоительного. Наркоз. Он слышит собственное сердце, которое почему-то бьется у него в ушах, кажется, он сейчас уверует, что тонкая серебряная нить отделится от пуповины и воспарит под потолок или в космическую бездну.
Вы когда-нибудь слышали, как хрустит под пилой Ваша кость?
Под голодной циркулярной пилой, превращающий Ваш каркас в кровавую пыль. Наркоз.
Полузеркальный потолок, даже если не хочешь смотреть, все равно увидишь, как с тобой проделывают всякие кошмарные штуки.
Ему кажется, у него красивый череп.
Скальпель, зажим, пила. Секунды растягиваются медленно и мучительно. Несколько швов, тонких, словно сеть паутины. Белая повязка на лицо. Красота неописуемая... все начинают жалеть и уступать дорогу, словно он ущербный и нуждается в их жалкой милости. А дальше приходит боль, он тихо прижимается израненным лицом к подушке и врубает на полную какой-то рубящий тяжеляк. От боли внутри под кожей неожиданно в такт западает долбящий ритм.
Только сейчас приходит в голову мысль, что хирург мог его изуродовать. Или случайно убить. Так сложно доверить свою жизнь кому-то.
Все мы вынашиваем свою смерть, которая, как младенец, растет внутри, питаясь алой теплой жижей. Он бы не хотел, чтобы она пришла к нему на операционном столе.

Отредактировано Гектор (2010-07-11 22:44:02)

30

Запись №29: Дума
О философских размышлениях

Надравшийся Гамильтон - это зло. Он начинает откровенничать и сыпать афоризмами и своей философией. Вот и щас полсе этого самого мне в голову пришла интересная мысль, которую разумеется нужно увековечить, чтобы завтра обдумать например.

В последнее время я думаю о двух вещах: о сексе и о проблемах. или о людях связанных с сексом или проблемами. Это говорит о том, что у Гектора недоебит и куча заебов. Никаких размышлений о смысле жизни и о спасении. Ничего альтруистичного и о помощи ближним. Никаких концептуальных идей по захвату мира. Никаких глюков или видений. Гыгы, кажетсо я начинаю напоминать себе обычного нормального человека, и это весьма печально.

Отредактировано Гектор (2010-07-12 21:01:11)

31

Запись №30: Home, sweet home
О дороге к дому.

Утро. Долгая дорога к дому, усталые светофоры, захлопывающие пасть за сонными путниками, и город, пропускающий машины к себе в нутро. Я хочу спать и тихо собираю свои сны на заднем сидении авто. Из битого стекла, бисера пота тех липких видений, извечного статуса инвизибл, капель крови у рта, вырванных листов блокнота в клетку. В последнее время в моей жизни стало слишком много пустых бутылок и пустых глаз...
Я всегда думал, на что это похоже, когда ты переполнен словами. По ощущениям, это как будто желудок набит спятившими дерущимися крысами. А потом ты блюешь лепестками роз, темными, как куски сырой печени с острым запахом ржавчины. Если все мои слова стоят дороже, чем бумага для их печати, значит это дивное небо я копчу, можно сказать, не зря.
Я все-таки засыпаю под мерное шуршание колес по асфальту. Мне снится Джокер, протягиващий револьвер.
- Помотри на историю, что ты видишь? - сухо шепчет мне он, поблескивая слепыми бельмами глаз. - Великих мертвецов. Когда ты мертв, все, что ты сделал - становится интересным.
Револьвер все еще ревниво хранит тепло его неживой руки, костлявой, состарившейся под юбкой у Фортуны. Я всегда играл на стороне Джокера и по его правилам. Я никогда не проигрывал. Дуло у виска успокаивает, холодит, словно анастетик. Бах!
- Мы приехали, - голос водителя вырывает из сна, в котором я уподобился великим бессмертным. Я достаю из кармана джинс две смятые бумажки и закуриваю сигарету перед домом. В шесть утра удивительно тихо и никого нет.
Единственное, чего я хочу - мне, как умирающей кошке, сейчас нужно побыть одному.

Отредактировано Гектор (2010-07-25 16:34:31)

32

Запись №31: Ah, life
Об итогах

Город, который всегда ассоциировался у меня с мокрым асфальтом. Только яркие пятна, я не помню дней и чисел. Удавшееся путешествие всегда похоже на жесткий трип: ты не можешь сказать наверняка, что точно с тобой происходило, здесь главное, что это происходило именно с тобой.
Бодрствование в ночи. Эта музыка The Verve всегда ассоциируется у меня с дорогой. Ледяное дыхание кондиционера пробивает насквозь. Взлет закладывает уши. Слишком много кофеина движется по перепутьям вен. Бри с белой плесенью на завтрак. Количество фриков на один квадратный метр превышает все разумные пределы. Я веселюсь. Резиденция под прозрачным куполом и медленная прогука на катере. Кто-то держит меня за руку. Я улыбаюсь - Ich liebe dich nicht. Дворцы и парки. Город как маленькая картинная галерея. Как полотно любителя кубизма. Маленькие ухоженные домики утопленные в старине. Еврейское кладбище - мрачное угодье смерти. Топография террора как на ладони. Я не чувствую жалости. Все мы ложимся спать в обнимку с собственной смертью. Швейцарское сырное фондю и теплый вечер в кафе. Раздирающий на части кашель. Я снова болею самой мерзкой формой простуды.
Это страна некрасивых женщин и потрясающих мужчин. Беркхайн. Много музыки, много секса, много грязи. Битое стекло под ногами хрустит как сухая кость. Пьяная ночь, когда ты хочешь чего-то. Чьих-то рук и губ, безымянных и ускользающих с рассветом. На утро саднят губы и шея. Секс-шопы, покупать там весело. Лицо продавца говорит, что упаковка какого-нибудь дилдо - это очень ответственное дело и нечего тут ухмыляться. Я не ухмыляюсь, просто мне очень весело. Презервативы россыпью - это бодрит, не так ли?
Я почти дома. Следующий город кричит на меня чайками и бежит под ноги холмами. Голову рвет от близости дома и странной вседозволенности. А еще куча свободного времени и желание его убить. Магазины следуют один за другим. Я не помню, кто начинает первым. Мы кладем вещи в карман и не платим за них. Какие-то мелкие пустяки: брелки, магниты, пилки для ногтей и шейные платки. А потом выходим на улицу и смеемся от приятного адреналина, стучащегося в сердце. Маленькая шалость, маленький общий секрет. Старые дома, белокаменная высь собора, дьюти-фри, ряды магазинов и новая вещь, взятая без спроса. Потребность куда-то деть еще два часа. Клептоманами становятся от переизбытка свободного времени в организме. Мне так нравится тот павлин...
Рейс. Снова душащий кашель. Я возвращаюсь в себя и к себе. Беспутный ребенок, кажется, никогда не повзрослеет. Мой родной город по традиции встречает меня дождем.

Отредактировано Гектор (2010-08-06 01:06:57)

33

Запись №32: Паутина
О паутине

Вам когда-нибудь дарили тарантула? Было занятно наблюдать, как жирная тварь ползет по стеклянной банке, бодро перебирая мохнатыми лапками. Я любовался часами и кормил его сырой печенью, пока он однажды не укусил меня. Пришлось его раздавить. Иногда я жалею об этом, как будто бы я убил похожий на меня агрессивный кусок хитина и внутренностей. Видя как мохнатое чудовище выпускает паутинный шелк, я понимал одну важную вещь: этот мир - мир  пауков. Каждый из нас посвящает свою жизнь тому, чтобы сплести самую лучшую сеть и не увязнуть в чужой. Иаверное поэтому мы часто не доживаем даже до 50ти, растрачивая свои силы на бесполезное в сущности занятие. А я... я привык ухоить из жизни людей не громко хлопая дверью, а тихо притворяя ее за собой, чтобы у меня было достаточно времени убежать.
Свеже вымытые стекла, пол и потолок. Когда внутри что-то не ладится, я убираю пространство вокруг себя с удвоенной энергией. В пепельнице ровный слой темно-серого пепла, хлопья которого оседают внутри. В мусор отправляется коробка с неактуальными теперь воспоминаниями: о прикосновениях, о боли и нежности, о часах, о простом человеческом тепле. В зеркале отражаются чужие глаза. Кажется, кто-то умер, осталось не потерять свою тень.
Иногда бывает так, что все хорошее не идет тебе в прок, поэтому я не храню об этом ровным счетом никаких воспоминаний. Есть только здесь и сейчас, здесь и сейчас, здесь и сейчас... ненужный багаж прошлого прибивает к земле почти также как цепь к позорному столбу.
Мои слова постепено стремятся к нулю. Я даю обет молчания и зашиваю свой рот шелковой красной нитью. Не слушай меня, забудь все, что я когда-то говорил. Вполне возможно, что я лгал. Все, что ты усышал от меня подели на два, и еще на два, и еще на два... и не задохнись в моей паутине.

Отредактировано Гектор (2010-08-21 13:27:51)

34

Запись №33: Влажные сны
О самоудовлетворении написано 20.07

Эти ночи берут его в плен со всей своей мистической сокрушительностью. Жара, геенна огненная. Он просыпается от того, как назойливая капля пота щекотно сползает по животу. Липкий сон, в котором живет его призрак, не отпускает, движется за ним в слепую реальность с потушенными фонарями и настигает на ветхой границе между сознанием и ирреальностью.
Выдох. Воздух застревает в глотке, мешает дышать, чувствовать. Кислородное голодание - это всегда увлекательно. Удушье от собственного сна в котором ты случайно заблудился. Ладонь скользит по влажной коже, не принося облегчения. Рывком скинутая смятая простыня, обнажает согнутые коленки, бледные следы акварели в густом мраке. Горячие пальцы ползут вниз, собирая влажный бисер, туда где горячее всего, ниже, еще ниже, глубже. Жадные ладони гладят, чувственно, нежно, терзают в излюбленном ритме, заставляя кричать стервятником сквозь пустыню пересохшего рта. Он тяжело дышит, чувствуя, как захлебывается в себе и не может остановиться, разводя колени еще шире. Господи, как жарко. Рука скользит все быстрее, кожа накалена и натянута на скулах. Ему грезется чье-то бледное лицо сотканное из иллюзий и недосказанностей, и глаза, пожирающие заживо. Приходи ко мне наяву. Тихий шепот то ли в себя то ли в пространство. Интересно, какие у него могут быть руки? Мысль о сильных пальцах внутри него зставляет дышать еще сладостнее, чувствуя, как влажный комок сердца заходится где-то в глотке. В ямке между ключицами собираются тяжелые ртутные капли. Вздувшиеся вены на висках и запястьях, в которых трепещет скерцо издерганного пульса. Низ живота плавится, обнажая внутренности. Нет никаких звездочек и вспышек оргазма, только едва утоленный голод монаха, живущего на хлебе и воде.
Он окончательно проспыпается и идет курить тонкую ментоловую сигарету. Капли пота постепенно испараются с кожи парами мышьяка, отравляют горечью тишины пятичасовой ночи. Шальные летние мастурбации, на руках свой собственный запах, привычный, как вкус зубной пасты. Иногда, чтобы кончить, нужен кто-то еще. Но иногда, никто не сделает это лучше, чем ты. Сигарета умирает, обнажая пепел внутренностей на его губах. Он засыпает снова, чтобы под утро ничего не помнить.

35

Запись №34: Круги на воде
Об утре

Ночь расставляет все на свои места и ложится у ног мертвым саваном. В оплавленных свечах застывают воспоминания о нежных ударах по щекам и удавке на шее. Утро, холодное и неприветливое, как сон опиумного курильщика, путается в волосах и застилает глаза. Холодная мятная паста на губах, когда он чистит зубы, смывая его поцелуи. Жесткая мочалка жалит тело острее, почти нож для бумаги вскрывающий тонкую хрупкую грань. Он хотел бы сохранить запах этой ночи как можно дольше, но нельзя, иначе свихнется.
Хлопок двери прибивает к земле, и он сидит на полу и видит в разрозненных частях старых обоев серый бетон, расстояние между молекулами, липкую смесь каменной крошки, воды и гипса. Он забывает дышать и пропускает удары сердца.
Кто знает о том, как время измеряется мерным стуком капель из плохо закрытого крана?
Мелькает шальная мысль, что вдруг он вернется. Он берет в руки телефон. Первый гудок замирает не проходящей трелью где-то под черепной коробкой. Потихоньку одевается, понимая, что уже опоздал на работу. След от зубов на коже, как распустившаяся фиалка. Не думать ни о чем, черт возьми. К телефону так никто и не подходит.
Возьми, пожалуйста, трубу, я ведь не могу быть один. Меня нужно спасти. 
О натертый сосок болезненно трется ткань рубашки, воскрешая в памяти вопящий отголосок ночи. Кожаный ремень затягивается на бедрах потуже. Орудие пытки, согретое теплотой его тела. Нужно выходить.
- Алло?
- Мам, с днем рождения. Как дела? Можно я приеду пораньше?

Отредактировано Гектор (2010-09-10 20:29:41)

36

Запись №35: Возвращение в Эдем
О безмятежности

Сегодня один из тех редких дней дней, когда меня не пугает мое собственное несовршенство. Понимание, что в этом мире из копоти и пыли, я только прохожий, делает мои мысли удивительно легкими, словно тончайшее фламандское кружево. Кристальная ясность - это квинтэссенция страдания, осознание, что все уже свершилось. Тебе нечем заслониться и некуда убежать. Но кто мне скажет, что может быть лучше боли? Когда ты обнажен перед миром и перед собой, не оставляя себе права на ложь. Сегодня я идущий из пустошей стрелок Роланд, возвращающийся, чтобы отобрать свой замок и девушку, которая его давно не любит, принц в изгнании, ведь быть смешным неприятнее, чем просто отступить. Надежда на то, что моя долгая прогулка скоро будет закончена, все еще жива во мне, но я знаю, что как только я почувствую начало конца, я буду отчаянно пытаться его отсрочить, ведь это дивное небо нужно как следует запомнить. А потом, превратившись в высохшуую пергаментную оболочку, которая давно хочет рассыпаться и стать тленом, приготовиться к следующему приключению, чтобы проснуться по другую сторону реальности.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Записи персонажей » Кальянный дневник Синей Гусеницы