Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Жара

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

Время действия - примерно спустя десять месяцев после осеннего Маскарада. Лето следующего года.  Анри 13 с половиной лет, рост 170см, выглядит несколько старше своего возраста. 

Если бы в тот жаркий, солнечный полдень клиентам захотелось бы зайти за хозяйственные постройки, находящиеся на заднем дворе конюшни, то они оказались бы свидетелями сценки, скучной или, наоборот,  интересной,  в зависимости от интересов смотрящего.
Светловолосый мальчик лет двенадцати-тринадцати, уже не ребенок, еще не подросток, высокий для своего возраста, стройный, худенький, но не тщедушный, пытался сбить с деревянного ящика кончиком хлыста мячик для игры в теннис. Если Анри, а это был именно он, это удавалось, большой черный дог  бежал за укатившимся мячом, приносил в зубах обратно и ставил на подставку, после чего прятался под стол, чтобы ненароком не получить хлыстом по носу.
Замахиваться было тяжело, плечо уже болело от напряжения, мальчик аж взмок.
- Принеси кока-колу, - не оборачиваясь, отдал Анри приказ собаке, стаскивая с себя через голову намокшую футболку и кидая ее на скамью, убирая со лба прилипшие волосы.
«Ну что за жизнь? Пьер легко попадает рабу между ягодиц, а я по мячику с пятого раза попасть не могу» - с такой же досадой дети думают о том, что не могут самостоятельно решить задание по математике. У Пьера получается, а у него – нет!
Вздохнув, Анри прищурился, поднял тяжелую рукоятку хлыста и замахнулся им еще раз.

Отредактировано Анри Фонте (2010-07-28 17:37:52)

2

Закончив ежедневную пробежку, Гор остановился и упёрся руками в колени, переводя дыхание. Крупные капли пота стекали по вискам и падали в траву, от жары тело плавилось и каждая мышца звенела отходя от напряжения. Он тяжело дышал, измотав себя бегом и прыжками-выпадами на какой-то найденной им полянке вдалеке от основного здания особняка. Если чего Пьер и не любил, так это когда ему мешали тренироваться, поэтому его и занесло на сторону хозяйственных построек, где встретить клиентов почти не было шансов. Слуги же изначально были ему по барабану. Навидавшиеся в Вертепе всякого, они вряд ли стали бы задавать вопросы явно клиенту, имея глаза, чтобы видеть обычную тренировку мужчины, привыкшему к утреннему бегу. Спортивные шорты под колено и кроссовки, на поясе косая сумка с бутылкой воды. Висящий на груди плеер, отдавался в ушах забойным роком, отгораживая его от реальности полностью. Сейчас он лишь повёл рукой, вырубая болтающийся на шее на шнурке мп-три.
  Отдышавшись, он поднялся, потянул вверх руки и сделал несколько махов ими, расслабляя мускулы. Зверски хотелось пить. Глазам предстала идиллия - солнечные блики, расцвечивающие зелень травы и листвы летнего жаркого дня пятнами пробивались сквозь кроны деревьев. Одуряющие запахи нагретой смолы дерева, у которого он остановился, горячей листвы и свежести летнего ветерка... И тот же ветерок доносил аромат конского навоза и горячего сена, наводя Пьера на мысль, что он добежал до конюшни. Смахнув прилипшую ко лбу чёлку тыльной стороной руки, мужчина двинулся в сторону хозяйственной постройки, видневшейся невдалеке сквозь деревья. По пути откупоривая пластиковую бутыль с водой, он жадно сделал глоток и чуть плеснул себе на голову и на лицо. Стало свежее, и жажда почти прошла. Ещё один глоток и бутыль вернулась на место в сумку. Приятная тяжесть в теле компенсировалась влагой, охладившей горячую кожу и высохшее нёбо. Можно было расслабиться, и если на конюшне есть вода, было бы неплохо облиться сейчас ею, ибо та малость, что Пьер плеснул на себя давала лишь иллюзию передышки от летнего зноя начинающегося дня.
  Утро плавно перетекало в день, разогревая природу. Мухи, пролетающие мимо с жужжанием пчёлы, ржание лошадей и тихое гавканье собаки, которое и привлекло его внимание к мальчику, что стоял у деревянного ящика около конюшни и пытался хлыстом сбить мячик для тенниса. Чёрный дог мотался около него, наблюдая за объектом охоты и отвлёкся лишь на появление мужчины сдержанным полу-гавком и внимательным взглядом. Пацан явно был сосредоточен на том, что делал, вызвав усмешку на лице Гора.
     Ничего, научится. Все мы пытались развлекаться по своему. Кто ножи кидал, кто мячики сбивал с ветки прицельно. Правда не хлыстом, но это уже издержки Вертепа. Конюший видать парнишка, делать нечего, вот и мается, пока господа на конную прогулку не захотели.
- Эй, юноша, воды не найдётся? Не пить, а облиться. - обратился к нему Пьер, стаскивая с шеи плеер и убирая его в отделение сумки. Собственно мальчик был из слуг, не походя на клиентов одеждой и уж тем более на невольников, которым вряд ли дали бы в руки хлыст и вот так бы отпустили дурачиться на природу. Стало быть пацан слуга. Гор порылся в кармане сумки, достал купюру и протянул её мальчишке.
- Сделай милость, притащи ведро с водой. Жарко сегодня... - мужчина махнул купюрой и сел на край одного из ящиков, стоящий на дворе. Светловолосый мальчишка с хлыстом уже наверняка догадался, что Гор клиент Вертепа. И весьма уставший клиент, судя по тому как привычно гудели ноги.
Ещё одна маленькая передышка, окатиться из ведра и можно бежать дальше, организму хватит на сегодня, чтобы прийти в норму и быть в тонусе...

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-06-02 14:32:28)

3

"Новый инструктор для гладиаторов?" - так Анри называл рабов, которых выставляли против бойцовских собак. Тренированное тело, шрамы на руках. Изначально клиента Анри в мужчине не признал. Мало ли, кто как одет? Сотрудники поместья зарабатывали очень много и вне стен Замка форму не носили. Зачем? Народа мало, все друг друга знали в лицо. А одежда для пробежек у всех примерно одинаковая.
- Спасибо, хороший пес, - Анри потрепал Джека за уши, забирая у него из зубов банку с кока-колой. Открыл, та с шипением вылилась на руки. "Блин. Липкие!"
- Эй, юноша, воды не найдётся? Не пить, а облиться, - мальчик отложил кнут в сторону и хотел уже сказать, что "да, есть, сейчас принесу", но тут мужчина достал купюру, протянул ему, затем забрал обратно, демонстрируя свое превосходство, и сел на край ящика. - Сделай милость, притащи ведро с водой. Жарко сегодня...
"Понятно. Клиент. Странный какой-то. Ему что, воды никто никогда бесплатно не наливал?" - Анри стало немного неприятно. Это там, в Замке, он таскал чемоданы, носил форму, улыбался клиентам, те совали ему чаевые. Почти игра. Как в детстве. Собрать много красивых фантиков. По большому счету, деньги Анри были нужны лишь для того, чтобы вступать в мелкие сделки с персоналом. Чтобы поменяться сменами или сделать еще что-нибудь.  Но это было все там, в Замке. Там была территория клиентов Вертепа. А здесь, на заднем дворе конюшни была территория слуг и Анри, вроде как, был у себя дома. И тут вдруг деньги предлагают, за воду. Неприятно, в общем.
- Можно и ведро. Хотите, я Вас из бронсбойта полью? - предложение вылетело иза рта само собой. Если отвинтить вентиль посильнее (мало ли, рука сорвется, он ведь маленький, может и ошибиться) интересно, устроит клиент на ногах или нет?

Отредактировано Анри Фонте (2010-06-05 13:55:39)

4

Гор хмыкнул, отложив купюру на ящик и приткнув её в щель под досточку, чтобы ветром не унесло, а затем глянул на него своим серым взглядом, внимательным, словно оценивал рост и вес парнишки, а также возможность удержать вентиль.
- Из брандсбойта? Хм... - светловолосый парнишка явно думал не головой. И похоже ему не понравилось предложение денег, ибо тот не кинулся со всех ног за купюрой, но и выполнить просьбу Гора явно не спешил.
Может плюнуть да идти в особняк? Брандсбойт... Совсем видать башку напекло парнишке.
- Нет уж, малой. Я по-твоему похож на пожар? Ведра вполне хватит. А деньги... Хочешь бери, хочешь оставь. Понятия не имею, как тебе ещё выразить свою благодарность за услугу. Сначала вода, а уж потом сам решишь. Мороженное в буфете себе купишь. - предположил Гор, не желая ещё растягивать глупые разговоры о том, чего парень явно не удержит в руках. А закручивать вентиль хреновины всё равно придётся ему потом. Не, в жопу такие предложения.
Гор отмахнулся от пчелы и снял с пояса сумку, отложив её на ящик.
- Ну так что, принесёшь ведро с водой или ещё что-нибудь выдумаешь? - Гор уже начинал жалеть, что обратился к пацану. Тот либо был слишком мал, чтобы молча сделать то, о чём просят, либо жара и его доконала и парень соображал со скоростью черепахи. В любом случае Гору не пришлась по душе идея мальчика.
Малолетки, господи... Жаль никого постарше не видно. Не было бы дурацких вопросов...

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-06-06 14:01:19)

5

- Мороженое в буфете себе купишь - "Он думает, что мне три года?" – во-первых, мороженное в буфете Анри наложили бы просто так.  Это для гостей все за деньги, а внука старого Фонте угостили бы без вопросов, точно так же, как сам Анри помог бы кому-нибудь из персонала, возникни в этом необходимость.  Во вторых, процедуру «не для средних умов», так дедушка издевательски говорил, когда  у кого-то не получалось что-то элементарное, а  именно -  заказ продуктов по интернету  мальчик освоил еще лет в девять.  Все что надо – это дойти потом до автомобильной стоянки, дальше которой курьеров не пускали, и все забрать.  Нельзя сказать, что Анри был избалованным ребенком, дед предъявлял ему определенные требования, но, в то же время, не трясся над внуком, словно тот был сахарным. Поэтому Анри был напрочь  лишен инфантильности, свойственной многим его ровесникам.
- Ну так что, принесёшь ведро с водой или ещё что-нибудь выдумаешь? – клиент проявлял признаки нетерпения.
- Сейчас, месье, - «Я под проточной водой помылся бы» - мальчик уже забыл о своем коварном замысле, пожал плечами, отложил кнут в сторону и пошел к алюминиевому ведру, которое стояло как раз возле того самого бронсбойта. Анри чуть-чуть открутил вентиль, отмыл руки от липкой кока-колы, после чего вода спокойно поилась в ведерко. Мальчик наблюдал за тем, как оно наполняется, думая, не облиться ли ему самому и не поесть ли действительно мороженного?  В принципе, идею мужик подал хорошую. Было жарко, лениво, немного болело плечо.
«Понесу в левой руке» - все мысли стали очень простыми. Анри уже, было, взял ведро за ручку, чтобы принести его мускулистому клиенту, как издалека раздался вопль, -  Тайсон сорвался!
Так, наверно, на кораблях, которые брали пираты на абордаж, кто-то из команды запоздало кричал, - Спасайся, кто может!

Тайсон – пятилетний кобель, метис, помесь черного дога и стаффордширского терьера, «дитя мезальянса», как называл его дед Анри. История довольно забавная. У Греты, трехлетней суки, подававшей большие надежды, была течка, но никто особо не беспокоился, характер она имела такой, что никакого кобеля к себе на пушечный выстрел не подпускала. А вот сбежавший от своего хозяина стаффордширский терьер ей приглянулся. Казалось бы, разница в росте делала случку невозможной. А вот и нет. Сообразительный кобель залез на крыльцо конюшни в то время, как Грета, словно ягненок, стояла рядом со ступеньками и дала счастливому кавалеру сделать свое дело. Будущее суки было загублено, породистого помета не дождешься, с кем не вяжи. Почему ей аборт не сделали, история умалчивает, может Старому Фонте было любопытно полюбоваться на приплод? Щенок, что является огромной редкостью, родился только один. У него был окрас матери, широкая кость отца и такая же мощная челюсть. «Черный боец, Тайсон» - сказал тогда дед Анри. Щенка не усыпили и месяцев с шесть начали натаскивать на бои с рабами. Его мамашу же отдали владельцу стаффордшира, потому что «мой мальчик скулит, аппетит потерял».  Такой вот своеобразный хеппи энд.

- Грр… - сейчас это ростом с дога, но куда более широкое в кости, характерными узкими глазами и мощной челюстью «дитя любви» вбежало на задний двор конюшни и остановилось, заметив посторонних. Метис глухо зарычал, увидев другого пса и людей.
«Почему он сорвался?» - в этом случае надо было активировать ошейник, и собака бы остановилась, почувствовав разряд электрического тока. Тайсон был свирепым псом, практически неуправляемым, из вольера его выпускали лишь для схватки с рабами, во время которых он был несколько раз ранен. Старый Фонте внука к нему не подпускал. Хотя, за боями мальчик иногда подглядывал. Поэтому прекрасно знал, на что способен этот кобель.
Джек тут же подбежал к Анри, готовясь защитить хозяина от невменяемого собрата.
«Он против него, что болонка против овчарки» - мальчик понимал, что в случае схватки, Тайсон Джека загрызет. Но дело приняло куда более серьезный оборот. Метис повернулся к гостью поместья, тот был как раз похож на тех, кого кобель привык рвать на ринге, и встал в стойку, готовясь прыгнуть.
«Пиз-дец» - Анри знал, что настоящие бои происходят не как в индийских сериалах, которые так любил смотреть его дед, где противники с песнями и плясками бьются часами напролет. Один, иногда два, максимум три броска Тайсона и на арене был труп с откушенным членом. Кидался бойцовый пес очень часто в пах «сопернику», а рабов выставляли на бои голыми.
Надо было спасать мужика.  Время потекло, как в замедленной съемке. – Тайсон, фу! – рявкнул Анри, переключая внимание пса-убийцы на себя.
Действуя, словно робот, не испытывая никаких эмоций, мальчик снял «рукав» бронсбойта со стойки, прицелился так, чтобы попасть в пса и со всей силы рванул вентиль. Мощная струя сбила собаку с лап, но и мальчик не устоял, и не смог удержать в руках «рукав». Анри отбросило назад, и он упал, ударившись спиной и затылком об стену хозяйственной пристройки. «Рукав» бронсбойта упал на землю и начал там «плясать», хаотично поворачиваясь во все стороны и заливая водой все вокруг. Переливающиеся, сияющие белые брызги на фоне синего неба. «Как бриллианты на шелке» - такое мальчик видел на свадьбе подруги матери. «Красиво» - это было последнее, что подумал Анри перед тем, как у него потемнело в глазах.

Отредактировано Анри Фонте (2010-06-07 02:05:25)

6

Гор наконец улыбнулся. Было похоже, что пацан наконец перестал нести чушь и пошёл наполнять ведро водой. Из брандсбойта. Гор только хмыкнул про себя, глядя, как тот ослабляет вентиль и отмывает руки.
Мда. Колонки видимо тут нет. Любопытно, лошадям они тоже воду из брандсбойта набирают?
Журчание воды по металлическому боку ведра было сладкой музыкой. Гор уже почти предвкушал, как холодная вода плеснёт на шею и на плечи, как вдруг раздался вопль.
-  Тайсон сорвался!
Тайсон? Хорошее имя для коня... - успел подумать Гор, прежде, чем на двор влетело нечто ростом с телёнка и мордой стаффорда.
Итить твою мать!Хера себе коник!
Гор мгновенно напрягся, похолодев внутри, и глядя на собаку, что глухо зарычала, окидывая свирепым взглядом чужака. Гор никогда не боялся собак, но было что-то жуткое в облике этого метиса, что заставило мозг работать быстро и чётко. Не делать резких движений, присмотреться к развернувшемуся к нему псу, сгруппироваться для рывка на ящики, если зверь вдруг кинется. А дальше на спину и за ошейник, который к счастью на звере имелся. Рука зацепила майку, готовясь к прыжку. Пригодится увязать морду, если не придётся приложить животное башкой...
Пацан! Чёрт, только бы не побежал!
Собака встала в стойку, готовясь прыгнуть. Время пошло на секунды. Гор не сводил глаз с него, также готовый одним движением взметнуться вверх...
Чудеса акробатики, бля... И раз, два...
– Тайсон, фу! - раздалось сбоку от брандсбойта.
Иоп твою мать! Что ты делаешь, пацан!
Псина даже не повернула головы на окрик. Он явно наметил целью жертву покрупнее, играющую с ним в гляделки. Гор не видел, что творит пацан, ибо всё его внимание было сконцентрировано до малейшего движения громадной собаки, стремительно рванувшейся к нему и в ту же секунду, мужчина оттолкнулся руками от ящика, уходя вбок от летящего в него тела и одним рывком запрыгивая на соседний ящик. В тот же миг струя воды сбила пса на лету, отбрасывая в сторону. Прыжок вверх, нет времени на раздумья... А теперь...
  Гор спрыгнул вниз и рванул к отфыркивающейся псине, падая сверху на мощное тело всем своим весом и не давая подняться. Рука жёстким хватом придавила ошейник к земле, вторая втолкнула майку в пасть поглубже меж зубов твари, чтобы не дать ей сжать челюсти. Секунды... Плевать Гор хотел на клыки, царапающие кожу в попытке откусить длань, как и на хриплый рык взбешённого монстра. Придавив голову пса, извивающегося под ним и яростно царапающего землю мощными лапами, он изо всех сил удерживал его на месте.
- Тихо, Тайсон, тихо. Хороший мальчик... - ласковый, почти успокаивающий голос, хоть внутри всё дрожало от напряжения. Чудовище пыталось сжевать майку боковыми клыками, но не тут-то было. Гор уверенно держал коротковатую морду, давя на переносицу.
Если понадобится, я тебе челюсть сломаю, собачка...
За спиной творилось что-то невообразимое. Рукав метался в воздухе над землёй, поливая водой пыльный двор, пацан лежал рядом в отключке.
Вот же блять!
  Сердце бухало в груди набатом, но пока ему было вполне удобно на звере, лёжа расслабленной тяжёлой тушей. Сесть означало только одно, зверь мог вывернуться.
Чтоб вас там всех черти в аду жрали. Отпустить такое на двор, нах...
- Вы там! Забирайте собаку, пока я ей челюсть не сломал! Держу пока! - рявкнул Гор и едва не выпустил слюнявое рычащее чудо. Пришлось снова напрячь руки, чтобы животина не смогла вытолкнуть языком тряпицу. Вертеть башкой не пускал ошейник, прижатый к земле, поднять нос - рука Гора. Оставалось только жрать землю, закапывая её слюной и пытаться сбросить с себя человека, пластом лежащего сверху и сдавившего ногами спину и подбрюшье. Окрик возымел действие. На двор выбежали двое парней, резво метнулись к нему. Один с медицинским пистолетом, второй с петлёй на палке, какими отлавливают бешенных псов.
Святые портки, аллилуя! Хуле так страшно, что даже волоком потащат? Да не дёргайся ты!
Псина предприняла ещё пару отчаянных рывков при виде ещё пары жертв, но короткий щелчок пистолета донёс до слуха Гора радостную весть. Ещё немного и зверюга отключится. Второй парень не мешкая захватил шею пса, затянув петлю и прижав палку наконечником к земле.
- Можете отпускать, мсье. Пара секунд и он уснёт. Доза лошадиная...
- Вот спасибо, хорошо... - проворчал Гор, отпуская руку с переносицы пса.
Хер с ней, с майкой...
Тело под ним почти перестало дёргаться, только подрагивало слегка, видимо сопротивляясь снотворному. Гор отпустил ошейник и опёрся руками о землю, осторожно поднимаясь со зверюги. Ему было насрать, как на него смотрят и насрать на то, что будет с тушкой тварюги. Руки, ноги дрожали от напряжения, но было ещё кое-что, что беспокоило его сейчас гораздо больше, чем судьба Тайсона. Распростёртое на земле тело худенького пацанёнка со светлыми, почти белыми, выгоревшими на летнем солнце волосами.
  Мужчина прошёл на дрожащих ногах к тому месту, где лежал мальчик. Кинул взгляд на дога, крутившегося в отдалении и нервничавшего. Нападать вроде бы тот не собирался... Гор не стал тратить силы на то, чтобы отлавливать бьющийся змеёй по земле рукав, а просто несколькими рывками закрыл вентиль. Герой лежал на спине, раскинув руки. Черпанув из чудом уцелевшего ведра воды, Гор присел на корточки рядом с ним и плеснул ею в лицо пацану, затем легонечко похлопал его по щеке.
- Эй, герой, очухивайся... - пальцы взъерошили светлые волосы чёлки. Пацан дышал, а значит просто нервное потрясение, не криминально...
Бедный пацан. Я б тоже в его возрасте в обморок ушёл...
- Ну же, парень... Ты молодец. Слышишь меня? Парень?

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-06-07 14:11:00)

7

Ну же, парень... Ты молодец, - голос звучал, как будто издалека, отдаваясь тупой болью в ноющем затылке
- Слышишь меня? Парень? – перед глазами стало светлеть. Когда мальчик падал в обморок, картинка гасла постепенно, как будто пиксели одним за другим тухли на экране, превращаясь в непроглядную тьму. Прояснялось же все иначе. Сначала все было белым, аморфным, как облако, и светлым. Потом в этой дымке стал выделяться какой-то образ. Что-то большое, нависшее сверху. Это нечто, медленно проясняясь, превратилось в силуэт мужчины, черты лица которого постепенно прорисовывались. 
Сломанный, немного свернутый на бок нос, волевой подбородок, серо-голубые, очень светлые глаза, бронзовый загар, мускулистая шея, мощный торс, широкие плечи. Тень мужчины падала на Анри, закрывая его от солнца. «Красивый» - теряя сознание и приходя в него, мальчик подумал одно и то же.  Вот так, по мнению Фонте Младшего, должен был выглядеть настоящий мужчина.
«Так это же клиент. Жив! Получилось…» - в глазах потихонечку приходящего в себя подростка появилось сначала понимание того, кто он и где, а затем самая настоящая радость.
- Пульт не сработал, - А зачем ты его на солнцепеке оставил?... – до Анри доносился разговор Мишеля, который вместе с дедом занимался подготовкой бойцовских собак и инструктора, который тренировал невольников. – Хорошо, что мужик крепкий попался, а то старый Фонте с тебя шкуру бы спустил.
«Он и так спустит, как пить дать. Вожжами отходит однозначно» - по мнению Анри, подобная безалаберность не должна была остаться безнаказанной.
Мальчик вновь посмотрел на склонившегося над ним мужчину, чтобы кивнуть головой: «Да, все в порядке», как сознание зацепилось за фразу :«Хорошо, что мужик крепкий попался».
Анри, глядя через плечо мужчины, замечал все новые детали. Тайсон, весь в песке и опилках, лежавший сонной тушей на боку. Какая-то тряпка в зубах пса, которую вытаскивал Мишель, явно чья-то футболка. Следы борьбы вокруг. Обнаженный торс мужчины. Песок, опилки и ссадины на плечах того, кого язык не поворачивался больше назвать клиентом, царапины на руках мужчины, из которых кое-где сочилась кровь.
- Вы его победили? – приподнимаясь на локтях, Анри аж рот открыл от изумления, которое читалось в глазах мальчишки, превращаясь в ничем не прикрытое восхищение. 
- Месье, Вы не ранены? Анри, с тобой все  в порядке? – к ним подбежал перепуганный Мишель, тренер собаки, тот, у кого она сорвалась с поводка. 
- М-м-м, - то ли от того, что он резко поднялся, то ли от слишком громко заданного вопроса, но чувство было, словно ударили молотком по голове, а виски сжали железным обручем и давят. Лицо подростка исказила болезненная гримаса, и он зажмурил глаза.
«Что такое?» - плечи саднило. Анри осторожно дотронулся до затылка и нащупал начинающую проявляться огромную шишку, а пальцы испачкались в чем-то липком и теплом. «Кровь» - констатировал Фонте Младший, поднося руки к глазам. Падая из–за отдачи бронсбойта, мальчик нехило приложился о выпуклый, рельефный, имитирующий каменную кладку сайдинг, которым для красоты была облицована конюшня и, вдобавок к ушибу, ободрал кожу на спине и голове.   
Чувствовал Анри себя жутко, в ушах звенело, свет резал глаза. Анри был уже готов сказать Мишелю, что с ним будет, когда дед вернется, но, глядя через плечо своего спасителя, произнес нечто совсем иное. Причем взгляд мальчика стал сосредоточенным.
- Мишель, гнида идет. Сядь на лавку, Тайсон устал и уснул, - Фонте Младший заметил метрах в ста быстро приближавшегося менеджера из Замка. Конечно, у этого доносчика и подлипалы было имя, но иначе как гнидой его за глаза на конюшнях никто не называл. Мерзкий, с вечно бегающими глазками, он словно тролль из табакерки появлялся там, где его ждали меньше всего. Казалось, целью жизни этого человека было - напакостить окружающим, настучать, посплетничать, в общем, нагадить, как только можно.
- Месье, - каждое слово давалось Анри с трудом, но он нашел в себе силы обнять рукой мужчину за плечи, - поцелуйте меня, пожалуйста. Как будто мы… - вставать времени не было, да и сил тоже. А предпринимать надо было что-то очень быстро, чтобы Гнида ни о чем не догадался. Парочка, целующаяся на заднем дворе конюшни, который, чтобы стало прохладнее, обрызгали водой. Уставшая, сморенная жарой собака, уснувшая у ног дрессировщика. Милая мирная картина, почти пастораль, с колоритом Вертепа, конечно. Что может выглядеть естественнее в такой жаркий полдень?  Примерно так Анри и рассуждал, конечно, в менее возвышенных выражениях. 
Инструктор невольников, тем временем, пошел навстречу Гниде, заняв того каким-то нудным разговором, подарив Анри столь необходимые мгновения, чтобы все объяснить.
… - сюда менеджер идет. Если он поймет, в чем дело, он настучит. Мишеля уволят. А у него матери операцию сделали, ему кредит отдавать надо, - мальчишка защищал проштрафившегося работника, прекрасно зная, почему тот нанялся в Поместье и держит язык за зубами. Конечно, наказание для нерадивого слуги никто не отменял. Приедет дед и отдерет раззяву, как сидорову козу. Это только на внука старый Фонте никогда руку не понимал, а подчиненных за нерадивость бил и частенько. Но это были их, внутренние разборки. Дед побьет и забудет, а если менеджер узнает - это все. Конец. Мишелю нечем будет платить за лечение матери. 
«И Тайсона, возможно, усыпят» - думать об этом было непереносимо. – Месье, сделайте вид, что Вы меня домогаетесь, пожалуйста, - Гнида, судя по всему, что-то уже прослышавший, с мерзкой улыбочкой на лице приближался все ближе, - а то Тайсона усыпят, за то, что он бросился на Вас. Он не нарочно. Он просто бойцовый пес… - говорил скороговоркой Анри, глядя на мужчину, стараясь не обращать внимания на гул в голове и подкатывающую от волнения дурноту. 
Мальчик не собирался совращать того, кто его спас, да и сам не думал ни о каком сексе, он просил только притвориться, чтобы Гнида, увидев, что кто-то лежит на земле, ничего не заподозрил, и никого не уволили и не усыпили. Менеджер был совсем близко. Теперь мужчина либо поддержит его, Анри, игру, либо нет. Мальчик понимал, что ничего требовать права не имеет, спасший его человек и так сделал слишком много.

Отредактировано Анри Фонте (2010-06-08 01:27:55)

8

Мальчишка наконец открыл глаза, пока что мутные, лишённые особого выражения. Оно и ясно, так приложиться в стрессе об камни. Как только башку себе не раскроил... И всё же в сознание мальчик приходил, что не могло не радовать. Гор так и сидел на корточках рядом, пальцами убирая светлые прядки со лба мальчишки в успокоительной ласке. Взгляд прояснился и парень чуть повернул голову, обозревая пастораль двора. Копошащиеся у собаки слуги... Пьер невольно глянул на них, убрав руку и опираясь на колени локтями. Мальчик вдруг приподнялся на локтях и с восторгом посмотрел на него.
- Вы его победили?
- Кхм... Ну, не то, чтобы победил... Так, придержал слегка до прихода кого постарше... - тут же смутился Гор, буркнув и усмехнувшись тут же, желая скрыть неловкость. К ним тут же подбежал один из парней, что справлялся со зверем.
- Месье, Вы не ранены? Анри, с тобой все  в порядке? - беспокойство было понятным, хорошо что руки только не дрожали. Гор встал, отряхивая штаны от опилок и пыли.
- Чего мне сделается... Так, царапины... Фигня... - серый взгляд метнулся к застонавшему мальчишке. А таки приложился не в шутку... На пальцах севшего мальчика была кровь. Значит голову таки себе разбил. В медпункт бы его, вдруг сотрясение мозга... Парнишка зажмурился на секунду, а потом открыл свои глазёны и внимательно посмотрел куда-то за спину Гора. Гор снова присел рядом с ним, собираясь поднять пацана на руки, чтобы отнести в медпункт. Как вдруг пацан заговорил, обращаясь к стоящему рядом слуге. Говорить ему явно было сложно, видимо затылок болел не на шутку... Гор чуть повернул голову, заметив приближающуюся фигуру ещё одного, тепло именованного пацаном "гнидой" и сделал вывод. Очевидно этого персонажа тут все "любили", иначе с чего бы давать такую кликуху... Рука мальчика обняла его за плечи, отвлекая от "гниды", к которому тут же направился парень, проявляющий беспокойство по поводу Анри. Кажется так звали героя... Серые глаза внимательно посмотрели в лицо мальчишки.
- Месье, поцелуйте меня, пожалуйста. Как будто мы… - пацан сбивчиво пытался обрисовать ситуацию, но само предложение заставило брови Гора взлететь вверх в удивлении.
Хера себе заявка! Да, видать приложение головы к камню вызывает эффект помутнения весьма своеобразный... Да ты парень совсем с ума сошёл? Придумал тоже...
Сбивчивые объяснения насчёт Мишеля и его кредитов, просьбы изобразить парочку в опилках и жидкой грязи от разлитой воды, беспокойство за псину, которая чуть не разорвала его, дай Гор такую возможность зверю. По большому счёту Гору было насрать, что сделают с собакой. Такие животные были ущербными по его мнению и лучшее, что люди могли для него сделать - это усыпить нафиг. Собака должна знать команды. А зверь - убийца должен был умереть.
Бойцовый пёс, млять... Говноразвлечение, твою мать!
С другой стороны попадёт горе-дрессировщику, за которого и ломился пацан сейчас. У того приказ, как смог, так и воспитал, хотя по-хорошему надавать бы ему по самое не хочу за такую дрессуру! Но пацан-то переживает... Гор откинул рукой упавшую на глаза чёлку и пронзительно глянул на мальчишку.
Переживает, дёргается из-за "гниды"... Ну да, пальцы в крови, двор в воде, я в опилках и в грязи с содранными локтями, а он чистенький, сидит на камешках и обнимает меня. Конечно домогался! Извалялся именно с этой целью! И башкой любовничка малолетнего приложил, чтобы не сопротивлялся. Пастораль, бля...
- Не малой, картинка не клеится. Будем импровизировать. Скажешь, играли, понял? А то, что башка кружится - так упал, ясно? Игрались с брандбойтом, не удержал рукав, понял? - Гор резко подхватил парня под колени и под спину и поднялся с ним на руках, поворачиваясь к подходящему менеджеру и громогласно рявкнул.
- Мать твою, Анри, сказал же силёнок не хватит! Видишь, что вышло? Дурь, блин... Я ж сказал, что хочу воды, но я ж не сказал шмалять по мне из брандсбойта! Говорил же, не удержишь, твою мать! Где у вас медпункт? - последний вопрос уже был адресован к подошедшему менеджеру с неблаговидным прозвищем. Пронзительно-серые глаза внимательно уставились на него. Благо пацану хватило ума держаться за него обеими руками, чтобы легче было держать его на руках.
- Пацан приложился к каменной кладке, башку слегка разбил... Подурачились мы неудачно... - усмехнулся Гор, переводя глаза на мальчика на руках и чуть ему улыбнувшись совсем другой улыбкой, мягкой, сочувственной. Глаза словно потеплели, искры в них едва были заметны.
- А ты помолчи. Тебе вредно разговаривать. Эй, красавцы! - гаркнул Гор двоим парням, лихорадочно соображающим, что делать.
- Подтвердите, что мы играли с брандсбойтом и это чудо рукав не удержало! Мишель, отстань от пса, дай поспать зверюге! Куда волочь героя, чтобы ссадину замазать? - абсолютно непринуждённое враньё лилось легко, словно по маслу. Ни тени сомнения в голосе, только ворчливое неудовольствие за якобы блажь и неловкость за то, что парень ушибся.
Давай пташка, пинди нам про корабли, бороздящие простор океана... Надо смазать шишак и уложить пацана, а то вон глазки-то западают. Ещё потеряет сознание, тогда меня по голове не погладят. Хотя мне-то что... После Германа - всё цветочки...

9

- Кхм... Ну, не то, чтобы победил... Так, придержал слегка до прихода кого постарше... – клиент был необычным. Он оказался… нормальным парнем. Так Анри это сформулировал. Не стал орать, «ругаться» - поправил Анри сам себя, хотя имел на это полное право и, вроде как, не считал, что совершил какой-то выдающийся поступок.
«Может, он действительно, тренер. А деньги тогда предложил, потому что работал до этого с людьми типа Гниды? От того снега зимой не допросишься» -  Чего мне сделается... Так, царапины... Фигня... – нет. Это парень точно клиентом не был. Как-то раз на памяти Анри один из гостей сломал ноготь, так он орал так, словно ему его с мясом щипцами выдрали.  «Наверно, все же, работать приехал» - а менеджер уже вошел на задний двор конюшни.
Весь такой холеный, лощеный. Мальчик даже в какой-то момент пожалел, что Гнида не пришел минут на пять-семь раньше. «Тогда бы  Тайсон его загрыз» - констатировал юный Фонте. 
- Не малой, картинка не клеится. Будем импровизировать. Скажешь, играли, понял? А то, что башка кружится - так упал, ясно? Игрались с бронсбойтом, не удержал рукав, понял? – мир перевернулся окончательно. Ладно, бывает, баб тут нет, а он, Анри, на девчонку похож, вот и зажали его в углу. «Но чтобы взрослый мужчина добровольно сознался, что играл с каким-то малолеткой, а тот обливал его водой?»- система ценностей у воспитанного в Поместье мальчика была перевернута с ног на голову и вещи, которые у обычных людей вызвали бы глубокое возмущение и желание обратиться в полицию, казались Анри нормальными. В свою очередь, то, что было привычно в «большом мире», у Фонте Младшего с голове не укладывалось.
А потом мужчина сделал и вовсе нечто невообразимое. Подхватил, его, Анри, на руки, словно пушинку, словно мальчик и не весил ничего.
Юный Фонте сперва чуть не дернулся. «Что я девчонка, чтобы меня на руках таскать?» Но тут же подумал, что это для конспирации и расслабился.
Прилетело воспоминание. Ему пять лет, дедушка только-только привез его в Поместье. Анри тогда скучал по бабушке и с трудом привыкал к незнакомому месту. «Посмотри, как тут красиво» - дед тогда посадил его себе на плечи. То, что увидел мальчик, он запомнил на всю жизнь. Высокий берег, маленький песчаный пляж, вода в реке, такая чистая, что был виден каждый камушек на дне, сквозь нее просвечивало солнце, стайки маленьких рыбок, снующих туда-сюда. «Хочешь на щенков посмотреть?» - спросил тогда дед. И чувство тоски исчезло, словно и не было, как сейчас, когда мальчик очутился в кольце сильных рук, ушло ощущение тревоги и дурноты.
- Угу, - только и смог произнести Анри, глядя на своего спасителя широко распахнутыми глазами, кивнул головой и откинулся, положив голову на плечо мужчины, обняв его за шею, изображая потерпевшего, коим, в сущности, мальчик и являлся.
- Что случилось? – взволновано спросил Гнида, и можно было подумать, что он искренне волнуется, если бы не выражение его маленьких злобных глазок, которые торжествующе поблескивали. Менеджер явно радовался, что оказался в эпицентре скандала и может разоблачить  кого-нибудь перед начальством и выслужиться.
- Мать твою, Анри, сказал же силёнок не хватит! Видишь, что вышло? Дурь, блин... Я ж сказал, что хочу воды, но я ж не сказал шмалять по мне из брандсбойта! Говорил же, не удержишь, твою мать! Где у вас медпункт?В Замке, - тихо ответил мальчик, не вполне поняв, кому был адресован вопрос.
- В Замке, месье, - менеджер разве что не расшаркивался.
«Значит, все-таки, гость. Теперь Гнида будет думать, что у меня с ним» - Анри посмотрел на выгораживающего всех мужчину, - «что-то есть» - взгляд менеджера стал одновременно разочарованным, завистливым и каким-то маслянистым.  «И, судя по всему, не он один» - констатировал юный Фонте.
Мишель - главный «виновник торжества» сидел на лавке, стараясь «лечь на грунт и не отсвечивать» и переводил взгляд с Анри на его спасителя и обратно, находясь в состоянии крайней степени изумления. А тренер невольников так просто подмигнул, стоя у Гниды за спиной.
«За что мне все это? Точно к матери отправят» - еще были свежи воспоминания о недельной ссылке на «большую землю». Образ отчима-стоматолога, орущего младшего брата и омерзительных хлопьев в теплом кипяченом молоке явственно встал перед мысленным взором Анри. Мальчик, обладавший, как все подростки, фрагментарным мышлением, не сопоставил свое недавнее предложение изобразить из себя любовников с выводами, которые так или иначе были сделаны. «Я расскажу дедушке, как все было на самом деле, и он мне поверит, а не Гниде» -  Пацан приложился к каменной кладке, башку слегка разбил... Подурачились мы неудачно... – и тут гость Поместья, хотя на клиента он ну никак не был похож, посмотрел на Анри и улыбнулся.
- "У-у-ух", - как будто что-то свернулось в груди и упало вниз живота. На Анри часто смотрели с нежностью, дедушка, бабушка, мама, последняя с затаенным чувством вины, но они были родными людьми. – Бум, бум, - мальчик понял, что забыл, как дышать. Он глубоко вдохнул через рот, приоткрывая губы.
- А ты помолчи. Тебе вредно разговаривать,  – вероятно, необыкновенный клиент расценил мимику мальчика по-своему. - Эй, красавцы!  Подтвердите, что мы играли с брандсбойтом и это чудо рукав не удержало! Мишель, отстань от пса, дай поспать зверюге! Куда волочь героя, чтобы ссадину замазать?
- Да, мы шли с боя, решили собаку напоить, жара ведь.  А тут Анри… упал, - подтвердил Мишель, постепенно обретая дар речи. – А отнести его можно в Замок, или к нему домой, - мальчик с дедом жил не в комнатах для прислуги, а в отдельно стоявшем домике на опушке леса, на берегу реки, расположенном недалеко от конюшен. Там же находилась и псарня. Слишком шумная, чтобы ее размещать близко к апартаментам гостей Поместья. 
«Да наплевать мне на вашего Анри! Вот сволочь малолетняя! Тощей жопой своей покрутил и в дамки, а тут вкалываешь, вкладываешь…» - менеджер, как и многие из обслуживающего персонала, предпочитал с Фонте Младшим не связываться.  «А то его сумасшедший дед собак своих чокнутых спустит». - Гнида с опаской посмотрел на лежавшего в теньке под лавкой, высунувшего язык черного дога, и зубастого монстра Тайсона, недвижимой тушкой валявшегося на развороченном песке и опилках. - «И докажи потом что-нибудь. Никто слушать не станет. Потомственные слуги, мать их».
- А кто кричал, что Тайсон сорвался? – поинтересовался все же менеджер, не желая уходить не солоно нахлебавшись.   
Тут Анри вспомнил, как в школе, когда он приезжал туда сдавать экзамены, проводили учения по эвакуации в случае пожара. Было весело. Он тогда еще выбил стекло и извлек огнетушитель и ломик из коробки. Учителя сказали, что он очень инициативный мальчик, но инвентарь забрали. «Придурки» - подумал тогда Анри. «А если все вокруг горит, а им пользоваться никто не умеет?» -в общем, дурацкие были учения, но термин запомнился.
- Учебная тревога, мы такие часто проводим, - подал голос мальчик.  Непонятно почему, из-за жары, удара головой об камни или по какой-то другой причине, но Анри стало холодно, его начинала бить дрожь. Но Фонте-младший пока еще мог скрывать это свое состояние.
- А это чье? – Гнида увидел плавающую в луже купюру, которая слетела с ящиков в тот момент, когда они попадали.
- Это у тебя из кармана вывалилось, - стараясь казаться спокойным, произнес Анри. Глядя, как менеджер очищает бумажку от песка.
«Тревога? Коне-е-ечно. Небось, клиент решил перед мальчишкой покрасоваться, вроде как крутой, собак не боится. А та взяла и с поводка сорвалась. Анри Тайсона водой облил, чтобы успокоить, а Мишель снотворное псине вкатил. Но доказательств - никаких». - Менеджер смотрел на мирно посапывающего огромного пса и «сачок», стоявший рядом с ним.
Дураком Гнида не был, и выводы сделал почти верные, просто жизненную энергию направлял не в то русло.  «С паршивой овцы, хоть шерсти клок!» - он держал купюру в двух пальцах, высушивая ее. - Месье, если Вам угодно, я провожу Вас в медицинский кабинет, - когда менеджер обратился к гостю Поместья, его голос стал приторен, как патока.
«Не надо, я сам дорогу покажу» - хотел возразить Анри, но не смог.
-Д-д-д-д… - зубы мальчика самопроизвольно выбивали барабанную дробь, его трясло. Опасность миновала, накатило осознание того, что могло бы случиться, не приди этот необычный клиент ему, Анри, и Мишелю на помощь. Стало страшно, задним числом. Появились мысли «чтобы было бы, если бы»… Жутко захотелось заплакать, зареветь навзрыд. Мальчик сглотнул, чувствуя, как предательски шипят глаза. Чтобы не разреветься, или, хотя бы, это никто не заметил, мальчик крепко обхватил своего спасителя за шею и спрятал на ней свое лицо.   Кожа мужчины имела приятный запах, смешанный сейчас с запахом пота и легкой нотой одеколона. Непроизвольно мальчик прижался к ней губами, чувствуя вкус. Солоноватый. Вкус пота и, возможно, слез Анри, которые, несмотря на попытки Фонте младшего справиться с собой, все же пролились.

Отредактировано Анри Фонте (2010-06-14 13:55:31)

10

Притих. Вот и умница. Незачем так нервничать... Подумаешь, гнилой фрукт. Мало ли с кем не случается...
Парнишка казался лёгким на удивление. Впрочем, какие его годы... Гор и сам весил немного в свои-то одинатдцать. Помнил ещё, как отец кружил его за руки и иногда закидывал через плечо. Впрочем и на руках пару раз таскал после особо удавшегося поединка с дворовой шпаной. Ему тогда тоже здорово по голове досталось и тоже было гадко и дурственно. Сотрясение мозга, как сказал отец, заставив чадо лежать в кровати и выговаривая за драку тихим менторским тоном.
Приличные мальчики не лезут в драку с несколькими сразу, особенно если точно знают, что ребята старше и заведомо победят численностью. Знал бы ты, па, что за причина была тогда у сына... Впрочем, теперь знаешь и так и не признал моё право любить мужчин... И по-прежнему считаешь, что карьера врача была бы лучше для меня, чем то, что я делаю. И так и не смирился с тем, что я такой. Так и не смирился. И хорошо, что там, где ты, меня уже нет и слухи туда доходят редко...
Мальчишка обнял его руками за шею и тихонечко уткнулся в плечо носом.
- Да, мы шли с боя, решили собаку напоить, жара ведь.  А тут Анри… упал.  А отнести его можно в Замок, или к нему домой, - отмер тот, которого пацан назвал Мишелем. Гор кинул взгляд на обоих и решил подождать, пока менеджер выскажется, а потом уже тащить парня в его дом. Обходить всё поместье, чтобы попасть в замок по прикидке Гора далековато выходило. Дом парня наверняка ближе к конюшням, чем медпункт. И уж наверняка там найдётся пара тройка предметов первой помощи. Перекись, бинт... Много-то и не нужно, промыть да перевязать. Судя по количеству крови, парнишка просто рассадил кожу на голове, а под волосами один хрен не видно. Если рана не глубокая, так можно и не зашивать, само заживёт. А полежать мальчишке не мешало бы и не на солнцепёке, а в прохладе дома.
Если конечно там прохладно... Хрен знает, вдруг там нет кондиционера. Жарко всё-таки...
Менеджер продолжал выяснять причины крика, но тут Анри открыл рот и выдал про учебную тревогу, на что Гор лишь ухмыльнулся криво и чуть поудобнее перехватил мальца под колени, намекая, что собственно стоять на солнцепёке, держа пацана на руках, не самое желанное времяпровождение тут. Пока менеджер поднимал купюру, Гор подошёл к ящику, где оставил лежать пояс, прикидывая, чем бы его подобрать или парнишке сказать что ли, чтобы поцепил рукой. Не оставлять же тут...
- Месье, если Вам угодно, я провожу Вас в медицинский кабинет. - сладкий голосок позади. Гор обернулся через плечо и расплылся в улыбке.
- Нет уж, сами справимся. Сказали где, и благодарю. Сумку мне подайте лучше. - Гор мотнул головой на свою поясную кошёлку с бутылью воды. Пацана на руках затрясло. Дрожь передавалась по рукам и слышно было, как стучат его зубы.
- Ты чего? Всё нормально, пацан, не переживай. Врачей что ли боишься? - тихо спросил у мальчика Гор, кивая головой на Анри менеджеру, чтобы тот положил пояс парню на брюхо, ибо руки мужчины были заняты парнем. Тому ничего не оставалось, как так и сделать, приткнуть пояс между телом Анри и Гора. Собственно всё внимание было сейчас сосредоточено на трясущемся парне и Гор лишь отстранённо тряхнул головой в благодарность менеджеру за помощь, а пот ом развернулся и понёс парня в сторонку, продолжая тихо с ним разговаривать, успокаивающе глядя на его лицо.
- Ну-ну, не волнуйся. Не хочешь к врачам, пошли к тебе домой. Полежишь чуток. Башку твою промою и всё будет нормально. Махни рукой, куда идти, думаю ближе оно будет, чем медпункт, верно? - серые глаза улыбнулись мальчишке и после автоматического маха, Гор понёс его в сторону, оставив компашку на дворе разбираться меж собой. Впрочем, инцидент был исчерпан, так что "Гнида" мог спокойно валить по своим делам. Гору не понравился его взгляд, но вправлять мозги невесть кому он не собирался. Перекинув парня на руках поудобнее, Гор направился в указанном направлении, чётко следуя цели - отнести парня в дом. Благо идти пришлось не сильно далеко, а то пацан видимо здорово передрефил из-за этого проныры-менеджера и теперь просто слова сказать не мог, стуча зубами и во все глаза глядя на мужчину, тащащего его в сторону родного "гнезда".
  Едва они скрылись с глаз прислуги, Гор подмигнул пацану.
- Испугался? Не боись, видали мы таких уродов... Знаем, чем отшить. Счас полежишь чуток и всё пройдёт. Душ хоть в доме есть-то? А то вместо ведра воды получил собаку и тебя. Хоть башку ополосну, а то грязный, как свинья. И рану твою промоем, не переживай. Лихо ты однако об камень приложился. Частенько с тобой такие обмороки бывают? - Гор отвлекал парня от переживаний мягко говоря с ним, как умел. Он крепко держал мальчишку в руках, намереваясь донести до пункта назначения в кратчайшие сроки. Подспудная мысль, что не во врачах дело, казалась ему наиболее вероятной. В том, что у пацана всё дрожало внутри, было скорей всего шоком от пережитого ужаса. Видать сильно парень болел за близких ему людей. А что может помочь лучше, чем посильное участие в его переживаниях и своевременная помощь. Гор слишком хорошо осознавал, что сам был таким же и также переживал из-за своих малочисленных друзей, только вот в таком положении никогда не был. Собака эта, попытка спасти его, Гора, шкуру, а после ещё и придурок-менеджер, грозящий всем увольнением... В общем досталось пацану по полной. Поэтому Гор жалел его и несмотря на жару, пёр до самого дома на руках, и лишь когда заветные двери дома Анри были в паре шагов, мужчина поставил свою ношу на ноги и придержал под руку, чтобы пацан не осел на землю ещё чего доброго. По спине тёк пот, виски вспотели и едва парень коснулся земли ногами, Гор испытал истинное облегчение. Вроде бы парень и не был сильно тяжёл, но тащить по жаре на руках его всё же было тяжеловато для сосудов. Жара просто убивала и сейчас ему больше всего хотелось ополоснуть хотя бы лицо и руки, прежде чем соваться к затылку парня с перекисью, которую кстати ещё нужно было найти в доме.
- Тебе родители голову не открутят за то, что притащил клиента в дом? - спросил он, утирая пот с тыльной стороной руки и другой придерживая пацана за локоть.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-06-18 00:28:45)

11

- Клиента?! – восклицание вырвалось само - собой. Возможно, Анри произнес его слишком громко. Боль в затылке, утихшая было, вновь дала о себе знать, и мальчик, чуть щурясь, ухватил своего спасителя за плечи, невольно отмечая, насколько упругие мускулы он сжимает своими ладонями и, понимая, что ему нравится это ощущение. – Но клиенты… Они такими не бывают, - растерянно произнес Анри, глядя на мужчину с нескрываемым удивлением.   
Клиентов за время работы в Замке юный Фонте успел увидеть предостаточно. Они были разными. Самыми щедрыми были арабы и русские, первые – высокомерными, они отдавали пятисот евровые купюры, как использованные салфетки, словно от мусора избавлялись, глядя на маленького носильщика чемоданов, будто на забавную зверушку, вторые очень часто приезжали в поместье пьяными, но далеко не всегда. И совали банкноты крупного достоинства нарочито напоказ. Испанцы никогда не приезжали вовремя и ссыпали из карманов все, что считали «мелочью». Японцы же, напротив, прибывали минута в минуту, но на «чай» не давали никогда. По японским понятиям – это оскорбление.
Молодые и старые, робкие и нахальные, чванливые или напротив, зачем-то старавшиеся казаться «своим в доску», стоявший перед Анри мужчина был не похож ни на одного из них. Никто, по мнению маленького Фонте, из прибывавших в Поместье гостей не стал бы рисковать своей жизнью, сражаясь с бойцовским псом, выгораживать прислугу, носить мальчишку на руках и успокаивать его.
- Извините, месье… - произнес Анри почти испугано, подумав, что сболтнул лишнее. – Проходите, пожалуйста, - придерживаясь за стеночку, мальчик потянул незапертую дверь на себя и пригласил победителя Тайсона в дом. – Дедушка… - Фонте младший на секундочку замолчал, поскольку головная боль вновь дала о себе знать, - улетел на кинологический симпозиум.  Он заводчик догов, - добавил Анри. – Мы вдвоем живем. Так что ругать меня некому, - мальчик повернулся к мужчине и улыбнулся ему, по натуре Фонте Младший был доброжелательным и жизнерадостным подростком и быстро забывал все плохое или страшное.
Конечно, дед сто раз говорил внуку, чтобы тот держался от гостей Поместья подальше, «потому что люди они специфические», но этот клиент был особенным и Анри был рад такому гостю.
Дома у Анри, к слову, было очень уютно. Его дедушка любил комфорт. Крепкая добротная мебель из мореного дуба, удобные широкие диваны, кресла, обтянутые натуральной кожей, мягкие на ощупь, похожие на мох ковры, рассеянное освещение.
Домашний кинотеатр с опускающимся с потолка, в случае необходимости экраном, компьютер с высокоскоростным Интернетом,  игровая приставка, огромный плазменный монитор, стереосистема, коллекция дисков, - дед, компенсируя внуку, отсутствие сверстников, ни в чем Анри никогда не отказывал.
Если бы мужчина зашел в ванную комнату, то он обнаружил бы там современную душевую кабину с турецкой парной (сухую сауну Фонте Старший не любил), большую удобную джакузи и японский унитаз с подогреваемым сидением. Дом органично сочетал в себе старину и современные технологии. 
- Вот тут я живу, - мальчик с гордостью показывал свои с дедом владения. В доме, сложенном из камня, было прохладно безо всяких кондиционеров. – Это гостиная, там дедушкина комната, а вот это моя… - боль молоточком ударила по затылку. Анри направился к холодильнику, достал из морозильной  камеры лед в пластиковой форме, который обычно кидал в кока-колу или сок, и приложил к затылку. – Вы хотите чего-нибудь, месье? – Фонте Старший кроме страсти к собакам питал еще одну – хорошо покушать. Поэтому холодильник был забит деликатесами. Пищей, которую большинство людей пробуют лишь по праздникам. – Я могу для Вас, если Вам хочется, обед в Замке заказать, - уезжая, дед Анри договорился, что его внуку можно будет питаться в ресторане. Старик боялся, наверно, что Анри в его, Фонте Старшего, отсутствие может угрожать голодная смерть и перестраховался.
- Присаживайтесь, пожалуйста, - в доме, в отличии от улицы, было прохладно, в гостиной царил приятный полумрак. – Извините, у меня немного не убрано, - тут мальчишку «повело», он чуть пошатнулся и ухватился за подлокотник кресла.

Отредактировано Анри Фонте (2010-07-09 00:47:10)

12

Похоже парень меньше всего ожидал увидеть здесь одного из тех, кто падок до мужской красоты. Удивление было настолько искренним, что Гор невольно начал подумывать, а за кого же его принял малец?
- Ну, не все люди одинаковы... Я тоже, знаешь ли, привыкаю к мысли, что я здесь клиент. Один из тех безжалостных ублюдков, на которых смерть производит мало впечатления. Ты наверняка знаешь, зачем сюда едут. Так что я не исключение. - отмахнулся мужчина немного смущённо и вошёл в дом мальчишки. Тут было не в пример прохладнее, чем на улице. Видимо теневая сторона или кондиционеры, которых Гор не заметил пока. Мужчина с благодарностью посмотрел на пацана, радуясь, что ушёл с солнцепёка. Вот только бледность ребёнка немного настораживала. Похоже парня подташнивало и вероятно голова у него болела после удара.
Сотрясение мозга, не иначе. Вот чёрт!
Он внимательно слушал всё, говорил мальчик. Любая информация была полезной, особенно если находишься в чужом доме. Молча следуя за ним в обход достаточно шикарной квартиры и чувствуя нотки гордости за свои владения в тоне Анри, Гор не решался прерывать его, хотя больше всего пацану бы следовало сейчас улечься на кровать и не шататься по дому в гордом одиночестве, строя из себя героя. Наконец парень достал лёд и приложил к своему светлому затылку, на что Гор просто отобрал импровизированную заморозку и обернул её кухонным полотенцем, а после вручил пацану обратно.
- Вот что, красавец. Лёд без полотенца к коже не прикладывают. Обморозишься, понял? Думаю, это не будет приятным дополнением к сотрясению. - мужчина не сел, и к счастью вовремя. Мальчишку повело вбок и он ухватился за подлокотник кресла. Гор быстро и достаточно твёрдо поймал пошатнувшегося подростка под свободный локоть.
- Давай-ка ты ложись на диван и подержи лёд под затылком, а я пока быстро ополоснусь. Я могу воспользоваться одним из твоих полотенец? - душевую он заприметил и не было необходимости спрашивать, где это. А вот использование личных вещей, таких, как полотенце... Он ведь не в гостинице, чтобы брать то, что висит в душевой. Да и вообще ему претило оставаться грязным. Песок и сено, мелкие частицы, не пожелавшие обтрястись по дороге, мешали ему чувствовать себя достаточно хорошо.
- Обед я закажу для нас обоих после того, как выйду из душа. Чем меньше ты будешь сейчас скакать по дому, тем легче тебе будет. Я не задержусь.
Гор помог парнишке добраться до комода и, взяв чистое, довёл паренька до дивана.
- Не вставай. Просто лежи и держи лёд. Если не поможет, придётся вызывать сюда медиков, потому что деда твоего нет, а один ты не справишься. Если встанешь, конечно же. После найдём перекись и обработаем твою ссадину. Не хочу лезть к ране с грязными лапами...
Пристроив Анри на диване и уложив ему под голову лёд, он посоветовал прикрыть ему глаза и уверенно направился в душ, плотно притворив дверку за собой.
Мужчина быстро стянул штаны и трусы, встал под прохладную воду, блаженно позволяя ей стекать по разгорячённой и пыльной коже. После удущающего зноя, вода была самым лучшим средством освежиться и почувствовать прилив сил. Но особо нежиться под прохладой времени не было. Пацан с раскроенной башкой чувствовал себя гадко наверняка, хоть и хорохорился, делая вид, что всё в порядке. Он сам часто делал вид, что у него всё в порядке, даже тогда, когда мотало из стороны в сторону от тошноты и мозг сопротивлялся всяческим попыткам думать. Отговорка, чтобы отстали и не трогали.
Быстро плюхнув на ладонь геля для душа, он размазал его по телу, даже не поморщившись, когда пена попала на ссадины на локтях. Пониженный порог боли прекрасно помогал справляться с такими мелкими повреждениями, но Гор знал, что если раны есть, им нужно уделять внимание. Не заметишь царапины и легко подцепишь заражение, поэтому отмывать следовало каждую мелкую ссадину. Проще было не думать о таких пустяках, но именно эти пустяки могли вылиться в серьёзные последствия при невнимании. Благо его родители-врачи рано научили его обращать внимание на повреждение тканей и сумели донести до сознания юного ещё отпрыска необходимость гигиены. За это Гор был им благодарен и ни разу ещё не позволил себе проигнорировать это правило. Да, он часто получал травмы и посерьёзней. Даже тут, в Вертепе, не обошлось без крови, однако после всего душ был непреложным правилом.
Ополоснуться быстро не составило труда и буквально через пять-десять минут мужчина вернулся в комнату, неся с собой ковш с тёплой водой и чистые салфетки, которые он обнаружил там же. Пришлось натянуть грязную одежду, но по крайней мере он её вытряс хорошенько и теперь не особо переживал из-за того, что брюки сильно пыльные.
- Анри, если не спишь, подставляй голову, будем отмывать твои кудри бережно и целенаправленно. И где у тебя перекись водорода?

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-07-09 14:28:50)

13

- Ну, не все люди одинаковы... Я тоже, знаешь ли, привыкаю к мысли, что я здесь клиент. Один из тех безжалостных ублюдков, на которых смерть производит мало впечатления. Ты наверняка знаешь, зачем сюда едут. Так что я не исключение, - «Исключение. Сюда едут за разным» - не мог Анри представить себе, как спасший его мужчина под защитой охраны Поместья измывается над невольником, не мог и все тут. Если бы такой человек, как этот необычный клиент, и вступил бы в смертельную схватку, то один на один и все было бы по честному.
Но спорить или что-то доказывать Анри не стал. Иначе бы пришлось спросить, зачем месье приезжает сюда, а это уже все равно, что лезть в душу. Маленький Фонте понимал, что любой человек имеет право на свои секреты и уважал чужое личное пространство. Хотя вряд ли смог бы сформулировать словами свою жизненную позицию. Скорее просто сказал бы, как его дед: «Не мое это дело»…
- Вот что, красавец. Лёд без полотенца к коже не прикладывают. Обморозишься, понял? Думаю, это не будет приятным дополнением к сотрясению, - размышления мальчика прервал совет мужчины, причем, очень своевременный. Пальцы Анри, державшие форму со льдом, заледенели, а затылок ныл и болел и, в том числе, и от холода. 
«Наверно, он знает, как поступать в таких случаях» - сломанный нос того, кого язык не поворачивался называть клиентом, фигура мужчины – такую не приобретешь в тренажерном зале, шрамы на руках гостя, то, как он победил бойцовскую собаку, все говорило о том, что мужчина знает, что делать, когда получаешь травму. Анри был благодарен своему гостю, что тот не потащил его в Замок и не скинул на врачей, сделав произошедшее достоянием гласности.
Прикладывать лед, обернутый полотенцем, было куда удобнее, и мальчик с благодарностью последовал совету.
- Давай-ка ты ложись на диван и подержи лёд под затылком, а я пока быстро ополоснусь. Я могу воспользоваться одним из твоих полотенец?Да, любым, месье… - Анри подумал, что еще не знает имя своего спасителя.
Он послушно лег на широкий кожаный диван, стоявший перед телевизором в гостиной и, словно сквозь вату, слушал, что ему говорил мужчина. Про обед, душ и то, что возможно, придется общаться за помощью к врачам. 
«Интересно, почему он все-таки приезжает сюда?» - в обычной ситуации Фонте Младший никогда не привел бы гостя к себе домой, вернее, не пустил бы. Но такие вещи, события, что случились с ним и незнакомцем, оказавшимся клиентом поместья, сближают, сметая запреты и уничтожая правила.
- Анри, если не спишь, подставляй голову, будем отмывать твои кудри бережно и целенаправленно. И где у тебя перекись водорода, - В холодильнике, месье. – Анри улыбнулся, показывая всем своим видом, что с ним все в порядке, а ссадина на затылке –сущая ерунда. -На дверце, в верхнем отделении, - мысль о том, что сейчас о нем будут заботиться, не бесила, как обычно, а была приятна.
Вообще-то, Фонте Младший ненавидел быть беспомощным, лежать, как куль с мукой и болеть, а сейчас ему почти нравилось подобное положение вещей. 
Большинство медицинских препаратов, что хранились в доме Фонте, были предназначены для животных. Но и для людей их использовать тоже можно. Просто дозировки разные. Вот, к примеру, средство для ухода за гривой лошади отлично подходит для отращивания человеческих волос. Они становятся густыми и растут очень быстро.
Сейчас, когда Анри лежал, его не тошнило, и боль в затылке утихла. Мальчик смотрел на стоявшего рядом с ним мужчину. Высокий, сильный, смелый, добрый. Дед говорит, что гости приезжают в Поместье, чтобы взять то, на что даже не осмеливаются взглянуть в том мире. За глотком свободы.
«Интересно, а за глотком чего приезжает сюда он?» - мысль о том, что, возможно, храбрый месье прибыл в Поместье за компанию с кем-то, была опровергнута словами мужчины.
«Чего человек, не испугавшийся безумной собаки, победивший ее голыми руками, может бояться иметь там, чтобы приезжать за этим сюда?» - мальчик смотрел на своего вернувшегося из ванной гостя. Вытерся тот наспех и Анри наблюдал за тем, как капли воды стекают с влажных волос мужчины и , когда их набиралось слишком много, убегают вниз ручейками по его шее и спине, обрисовывая рельеф мышц, теряясь где-то в районе копчика. Фонте -младший невольно любовался своим гостем, вернее, не так, ему нравилось на него смотреть. Мужчина был свежим после душа, от него пахло чистотой. Чего нельзя было сказать об его одежде.
«Неприятно после мытья надевать на себя грязное» - Анри судил по себе.  - Месье, если хотите, то одевайте халат моего деда, пожалуйста - предложил мальчик безо всякой задней мысли.
Какая разница? Халат или шорты? Из-за жары количество верхней одежды все равно было минимальным. А дедушкин халат, висевший на спинке кресла, был шелковым, легким, очень удобным и пришелся бы как раз кстати в такую жару.
Месье, извините за любопытство, «Может, он называл себя? Может, я прослушал? Невежливо получится» - мысли путались. Сейчас мальчик ни в чем не был уверен. Он лишь помнил, что многие гости Хозяина хранят инкогнито.
Как мне к Вам обращаться? Как Вас зовут? – хотелось знать имя. А то неловко как-то, месье да месье.

Отредактировано Анри Фонте (2010-07-12 00:53:51)

14

Отставив ковш и положив салфетки на столик около дивана, Гор присмотрелся к мальчишке. Тот улыбался, что было хорошим знаком. Бледность вроде тоже прошла. Парнишка послушно лежал, держа под головой куль со льдом.
Отлично. Края раны занемели слегка, значит можно спокойно промыть их и... Чёрт, жаль нет полосок для кожи. Хотя на волосах чем бы они помогли, интересно?
Он подошёл к холодильнику, открыл верхнее отделение, выискал глазами перекись, вытянул её и вернулся к дивану. На предложение переодеться в халат деда, махнул рукой, чуть хмурясь.
- Ничего страшного. Брюки просто пыльноваты, но не настолько, чтобы... Чёрт... Ладно, я переоденусь, но сначала давай отмоем твой затылок от крови. - он протянул ему руку, помогая сесть и глянул на рану. Всё оказалось не так уж плохо. Сшивать там было нечего, разве что вымыть как следует. Светлые лёгкие волосы подростка спутались от крови и пыли и их нужно было разлепить. Оставив лёд, как есть на подлокотнике, он смочил салфетку и осторожно приложил к комку слипшихся волос, практически заворачивая их в кулак. Затылок мальчика всё равно занемел, а это хороший вариант, чтобы размочить грязь и смыть её без помощи душа. Несколько ловких движений и волосы распались в руке, перестав представлять собой комок грязи. Просто бурые пряди, которые уже легко отмыть и перекисью...
– Месье, извините за любопытство, как мне к Вам обращаться? Как Вас зовут?
Хороший вопрос. Рука на секунду замерла над затылком, а после продолжила отмывать волосы, стирая следы.
- Как обращаться... Мсье Пьер. Да. Так будет лучше... - Гор отложил салфетку в сторону и налил на новую перекиси водорода. Затем осторожно протёр место повреждения и заодно не отмывшиеся до конца пряди. Ещё несколько салфеток ушли на дезинфекцию ранки, оказавшейся не опасной. Вот разве что синяк. Светловолосый мальчишка рассадил голову прямо по ходу голубоватой венки и повредил её. Потому и крови, как с порося, и шикарный синяк вокруг не такого уж жуткого пореза. Промыв ещё разок ранку и придержав сухую уже салфетку на ране, сдвинув края, он посмотрел в лицо парнишке, чуть наклонившись к нему. Сероглазый, симпатичный, вон какие ресницы густые и тёмные. Вырастет - будет растлителем женских или мужских сердец. Гор чуть усмехнулся.
- Как ты, Анри? Больше не кружится голова? - мужчина отнял руку от его затылка и ободряюще ему подмигнул.
- Царапина по сути. Даже шить не нужно, просто сосуд разбил, потому столько крови было. У светлокожих это часто бывает, что сосуды проходят близко  к поверхности кожи. Но сотрясение у тебя есть, а потому лучше тебе полежать ещё. Знаешь, мои родители... В общем они врачи, так что я насмотрелся с ними всякого. И наслушался тоже. - Гор отвернулся, сгребая грязные салфетки в кулак и прихватив второй рукой перекись, затем встал и спокойно дошёл до холодильника, найдя взглядом мусорку. Отправив туда комок, он поставил перекись на место и прошёл в душ, мимоходом прихватив ковшик с остатками воды. Вылил воду, сполоснул его, вешая на место, мельком глянул в зеркало. Волосы чуть подсохли и завивались у висков, чёлка тоже вздыбилась от влаги и вид был слегка растрёпанный. Хмыкнув отражению и плюнув на то, что волосы опять стоят, как хотят, он вышел в комнату и неловко взялся пальцами за халат, медля с решением. С одной стороны одевать чужую вещь, не самое приятное дело, с другой, если быстро простирнуть брюки, то самое то, не с белых же трусах щеголять перед мальчишкой...
- Да вот.. Анри, у вас есть стиралка? Не хочу пачкать мебель брюками. Я б их прополоснул на пол-часа, всё же чистое одевать приятней... А пока халат, что ж делать-то... - отчего-то мужчина смутился. Впрочем он знал отчего. Мысль, что он тут будет рассекать в халате деда при заказе еды была не сам ой здравой. Слуги наверняка знали, чей это дом, а тут мужчина в халате, незнакомый никому из них... По-любому потом деду скажут. Как бы не влетело пацану за самодеятельность... Подумав ещё чуток, Гор всё же взял предложенный пацаном халат его деда. Ну и что? Если нужно, он расскажет, как попал в дом. Дурачились мол и так далее. Чем не история, м?
В глазах мальчика мелькало любопытство, но причину Гор пока не улавливал. Он как-то смущался что ли, но ведь ёрзал и видно было, что хочет чего-то...
- Ты так смотришь, словно хочешь что-то спросить... Спрашивай уже, я же по глазам вижу, что ты что-то хочешь. Что? - серые глаза пристально глянули на подростка, такого худенького, хрупкого даже, хоть и высокого. Тот сидел на диване и смотрел на Гора, но что-то вот в лице его... Подростки же любопытны... Наверняка уже извёлся весь своим вопросом. Чего мучиться то, если вон даже губу покусывает слегка?
- Если насчёт обеда, я помню. Или что-то личное? Давай, я, раз уж тебя лечил, так может даже и отвечу честно... - усмехнулся Гор, надевая на тело халат и отворачиваясь, чтобы вылезти их штанов, которые просто раздражали своей пыльностью. Да, следовало их постирать и потом уже влезать в них...
Мужчина нагнулся, спуская брюки с лодыжек и выступая из них, затем запахнул полы халата, перевязывая их пояском и повернулся к мальчику.
- Ну так?

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-07-12 13:42:03)

15

- Ничего страшного. Брюки просто пыльноваты, но не настолько, чтобы... Чёрт... Ладно, я переоденусь, но сначала давай отмоем твой затылок от крови, - в доме было прохладно, дышать стало легко, а свет больше не слепил глаза.
У мужчины оказались на удивление нежные и чуткие руки. Его прикосновения к волосам были… приятны. Не то, что в парикмахерской, куда его однажды на большой земле отвела мать. Там его причесывали перед стрижкой, словно хотели расческой всю кожу с головы соскоблить. А сейчас даже боль в затылке утихла. Мальчик опустил ресницы, расслабляясь все больше и больше.
  - Как обращаться... Мсье Пьер. Да. Так будет лучше... – «Месье Пьер» - Анри повторил про себя имя. И снова эти нежные ласковые прикосновения, которых так трудно было ожидать от человека с такими огромными, с разбитыми косточками кулаками.

Был ли с Анри кто-то нежным? Наверно – да. Когда он был совсем маленьким. Фонте Младший не был отвергнутым ребенком, он привык, что его любили, опекали, а мать и вовсе общалась с ним так, словно в чем-то была перед ним виновата. Но физической нежности, тактильного контакта, когда можно подойти к кому-то и положить голову на колени, когда кто-то погладит по волосам или поцелует в щеку на ночь, не было. Старый Фонте был сдержанным человеком, скупым и на слова, и на ласку.
«Упал? Встал сам? Молодец, ведешь себя как настоящий мужчина, а не как визжащий хаслер. Не плачь, не позорь деда. Зеленка в холодильнике.  И в следующий раз смотри под ноги» - примерно так Анри и воспитывался с пяти лет.
Однажды мальчик упал и сломал руку. Встал и сказал: «Со мной все в порядке», и лишь на следующий день, когда рука опухла, его повезли в больницу.
- Мне было больно совсем чуть-чуть, - оправдывался мальчик тогда перед дедом.

То, что происходило сейчас, было необычно, непривычно и очень приятно. Возможно причиной того, что Анри позволил себе расслабиться, была жара или помутнение сознания из-за удара. Но хотелось откинуться назад и опереться спиной о широкую мускулистую грудь мужчины, положить голову ему на плечо и закрыть глаза. Вдоль позвоночника побежали мурашки, приятный холодок. Мальчик наклонил голову ниже, чтобы удобнее было обрабатывать рану, чувствуя дыхание месье Пьера, и прикрыл ресницы. Запах лекарства смешивался с запахом кожи мужчины и мыла.
Вот сидеть бы так и сидеть, а мужчина гладил бы его по волосам и гладил, промакивая ушиб смоченными в перекиси водорода прохладными салфетками.
- Как ты, Анри? Больше не кружится голова? – все хорошее когда-нибудь кончается. Месье Пьер отстранился и подмигнул мальчику, а тот осторожно, чтобы не вернулась боль, кивнул головой в ответ. «Да, хорошо. Но секунду назад было гораздо лучше» - озвучивать это Анри, понятное дело, не стал.
- Царапина по сути. Даже шить не нужно, просто сосуд разбил, потому столько крови было. У светлокожих это часто бывает, что сосуды проходят близко  к поверхности кожи. Но сотрясение у тебя есть, а потому лучше тебе полежать ещё. Знаешь, мои родители... В общем они врачи, так что я насмотрелся с ними всякого. И наслушался тоже, - маленький Фонте рассматривал отошедшего мужчину, но теперь уже по-другому.
У Пьера были большие сильные мускулистые руки, на которых проступали вены, широкие плечи, несмотря на мощные бедра, длинные стройные ноги, скульптурно вылепленный торс. И красивое мужественное лицо, вокруг которого сейчас мягкими колечками завивались светло русые, выгоревшие волосы, словно выдавая двойственную натуру этого человека, оказавшимся таким нежным.
«Вот было бы мне лет восемнадцать!» - воображение мальчика подсказало ему, что было бы тогда. «Но разве обратит он внимание на такую малявку, как я сейчас? Ему только пальцами щелкнуть, любой прибежит»  - и вновь эта мысль: «Он такой классный. Что он здесь делает?»
- Да вот… Анри, у вас есть стиралка? Не хочу пачкать мебель брюками. Я б их прополоснул на пол-часа, всё же чистое одевать приятней... А пока халат, что ж делать-то... – вопрос месье Пьера вернул Фонте Младшего с небес на землю.
Ты так смотришь, словно хочешь что-то спросить... Спрашивай уже, я же по глазам вижу, что ты что-то хочешь. Что? – серые глаза гостя, казавшиеся из-за довольно смуглой кожи мужчины необыкновенно яркими, смотрели пристально, как будто гость хотел понять, что  у Анри там, внутри, там, где полагается у человека быть душе. Словно месье Пьер пытался заглянуть Фонте Младшему в черепную коробку и узнать, что твориться у мальчика в голове.
Если насчёт обеда, я помню. Или что-то личное? Давай, я, раз уж тебя лечил, так может даже и отвечу честно... – мужчина отвернулся, чтобы снять штаны и надеть на себя халат. А затем повернулся к Анри.
«Бля…» - у мальчика аж рот открылся. В халате деда месье Пьер смотрелся сногшибательно, охуительно просто. «Ну почему мне не восемнадцать лет! Надоело быть маленьким! Он никогда, никогда не обратит на меня внимание!» - мысли Анри приняли вполне определенное направление.
- Ну так? – месье Пьер ждал ответа, и Фонте Младший заставил себя вздохнуть, несколько раз хлопнув ресницами широко распахнутых глаз. Восхищение гостем читалось на его лице, словно в раскрытой книге.
- Стиральная машина под раковиной на кухне, «Как бы задать вопрос, чтобы, ненароком, не оскорбить?» - Анри судорожно соображал. Не говорить же месье Пьеру: «Сюда приезжают одни трусы, которые без охраны и шагу не ступят. А Вы не такой. Что Вы делаете рядом с ними?»
-Месье Пьер, мой дедушка рассказывал мне, - Фонте Младший решил сослаться на авторитетное мнение, - что на большой земле люди живут так, как им говорят, а мы живем, как хотим. Что мы свободные люди и не ограничены условностями, а гости приезжают в Поместье за этой свободой. Но Вы же храбрый и красивый, - да, он все-таки это сказал. И тут же смутился и покраснел.- Вы Тайсона не испугались. Но тоже приезжаете сюда. Почему? 
Анри судил со свойственной подростком категоричностью, не понимая еще, что ядовитая шипящая гидра общественного мнения способна заставить устрашиться самого храброго бойца. Что потеря доброго имени может погубить жизнь человека лучше самого жестокого убийцы, а боязнь всеобщего осуждения или потери свободы заставляет совершать людей наиболее жестокие преступления. Страх огласки, разоблачения, общественного порицания - именно это и было причиной приезда многих гостей в Поместье. Но Фонте Младший в силу возраста этого еще не понимал.

Отредактировано Анри Фонте (2010-07-14 11:33:38)

16

Ах вот оно что...Насколько мальчик может знать то, что за пределами поместья? Скорей всего не на много...Вряд ли он выезжал куда-нибудь и уж наверняка не знает, что есть не быть собой...
Гор чуть нахмурился, обдумывая ответ. Если бы он знал точно, почему каждый раз приезжает в это проклятое место, но там, на большой земле всё было иначе. Там его мир ограничивался переездами и перелётами, боями, сомнительной славой, телевизионщиками малоизвестных каналов, дилерами, менеджером, спортивными залами и отелями... А также встречами с нужными людьми и со смазливыми мальчонками, смотрящими на него вот примерно также, как сейчас смотрел Анри. Восхищённо и... Нет, конечно не все становились близкими. Для многих он оставался молчаливым идеалом. А для некоторых становился "душечкой", "котиком", "пупсиком" и так далее. Благо, что не долго...
Мужчина поморщился и скрутил штаны в некий мятый комок, собираясь отнести их на кухню. Руки чуть нервно мяли его, пока Гор выбирал слова.
- Понимаешь ли, Анри... Не все хотят быть сильными. Я хотел когда-то быть сильным. Я стал тем, чем хотел. Но это... не то, что желает душа, если она есть, конечно. Тут я отдыхаю от ощущения своей силы. Учусь... быть другим. Принадлежать. Там, на большой земле, меня помнят другим, а здесь.. Здесь я слабый и не боюсь своей слабости. Но это не касалось Тайсона. Он бы сожрал и не поперхнулся... - Гор подмигнул парнишке и улыбнулся, всё-таки направляясь в кухню и не только чтобы дать пацану переварить информацию, но и чтобы самому не ляпнуть чего лишнего. Кто знает, насколько такие мелкие посвящены в то, что может происходить здесь с приезжающими...
Забросив брюки в стиралку и включив быстрый режим, он вернулся в комнату Анри и присел к нему на диван. Полы халата разъехались, обнажая загорелую ногу и тонкую посветлевшую уже полосу на бедре от кнута. Гор опустил голову и заметно покраснел, одёрнув полу халата, чтобы скрыть лишнее от глаз парнишки.
- Так что будем заказывать на обед? Чего бы тебе хотелось сейчас? Напоминаю, что прыгать по квартире тебе противопоказано. - Гор коротко глянул на сидящего рядом паренька и поискал глазами телефон. Уж что-что, а номер кухни он знал. С первого своего приезда он терпеть не мог обедать в общем зале и первое, что выяснил у местных слуг - это номер, по-которому заказывают еду в номер. Это был уже его третий визит, и он довольно легко запомнил номер. Осталось обнаружить сам аппарат. Серые глаза вновь упёрлись в лицо мальчишки, глядя чуть из под упавшей на глаза чёлки. В голову почему-то пришло, что мальчик смотрит на него как-то не так. Не так, как смотрят обычные малолетки. То есть сначала парень и впрямь смотрел так, как обычно, а вот сейчас...
Чёрт, неужели заметил? Пьер Горсуа, ты кретин. Шляться без штанов и забыть о росчерках на коже! Ну и чем будешь отмахиваться? А может просто посидеть рядом и послушать, что скажет? Еду уж наверняка назовёт, а там можно и оставить скользкую тему...
Гор отвёл глаза и уставился на свои руки, исчерченные шрамиками от стёкол и сбитыми костяшками, успевшими уже зажить почти полностью. Здесь, в поместье он не разбивал руки. Тут было кому причинить достаточно боли, чтобы не психовать, молотя стены. И каждый раз, когда он думал об этом, Гору хотелось этого. Вот и сейчас он ощутил настойчивое желание замереть и сделать глубокий вздох, чтобы успокоить мягкую тяжесть внизу живота. Медленно и ровно, вдох и выдох, прикрыв глаза на секундочку...

17

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-07-19 18:06:39)

18

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-07-20 15:32:14)

19

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-07-21 11:34:14)

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-07-25 00:26:14)