Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Барная комната


Барная комната

Сообщений 281 страница 300 из 349

281

Луи Дюпен

Ереханов невольно качнулся вперед под ударом раскрытой ладони по хребту. Не ожидал такой отзывчивости от европейца. Удары были не сильными, а скорее одобряющими. Хадзи сипло ответил: «Спасибо», - вытирая рот салфеткой. Просто отвык, отвык от нормального человеческого общения, а теперь шарахаюсь. В чопорной Европе все такие независимые... Только в России незнакомый человек может с легкостью тебя хлопнуть по плечу или заехать ни с того ни с сего по уху. А здесь приватное пространство огорожено незримым шелковым шнуром этикета, как колючей проволокой — нарушать ни смей! Не трожь, не беспокой...
Американизированный француз? - Ереханов с удивлением уставился на него при упоминании о бургерах. Подсесть на такую гадость? Нет, они коку не только в кока-колу добавляют, но в свой фаст-фуд тоже. При воспоминании о наркотиках стало совсем паршиво. Хадзи снова задумчиво потер шею, обалдевая от ловкости молодого француза — легко перемахнуть через такое расстояние. Сильные руки.
- Хадзилев Ереханов, - протянул свою руку, отмечая, что в вечернем освещении кисть с подвернутым внутрь большим пальцем выглядит излишне изящно, - Это мое имя...а не национальное приветствие. Я действительно восхищен Францией... совершенствую свой французский, - комплимент принимающей стране никогда не помешает, Хадзи выучил это, еще живя в России.
- А я мог тебя где-то видеть? - смутившись, опустил ресницы, - Ты излишне навязчив, Ереханов. - Нет, я не буду тебя прогонять, - он взялся за полупустой стакан. Нужно же было куда-то девать руки и взгляд. - Не искушай меня... выпивкой...
Хадзи не поднимал глаз, чувствуя, немного, и в них запрыгают бесенята. Тщательно наведенное, как макияж уличной девицы, перед выходом из апартаментов спокойствие дало трещину. Алкоголь только стимулирует эрозию... или коррозию.

282

Даниель ван Бейтен
- Я помогу тебе выбрать тот костюм, что тебе больше пойдет, и с удовольствием составлю тебе компанию на Маскараде, - очевидно, Даниель был согласен продолжить знакомство в более интимной обстановке.
- Ммм... Камин, шкура какого-нибудь зверя, вино и фрукты. А еще можно взбитые сливки и шоколадный мусс. Хотя зачем? Это испортит восхитительный вкус его кожи.
Мужчина облизнулся, на секунду показывая хищный оскал. О да, им будет весело вместе. Коленом Доминик почувствовал прикосновение. Догадаться что его касается было не сложно. Мужчина тоже протянул ногу вперед, поглаживая носком сапога внутреннюю сторону бедра ван Бейтена. Он отодвинул от себя полупустую тарелку с салатом и придвинулся, накрывая руку собеседника своей.
- Вы любите банановое мороженное? - мягко усмехнувшись, Ники сел нормально и взял в руки мороженное. Набрав на ложечку немного массы актер начал дразнить Даниеля, как до этого дразнил с помощью креветки.
- Дорогой, ты ведешь себя как последняя шлюха.
- Говоря про композицию, ты имел в виду, что хотел бы тоже надеть форму офицера СС или костюм его подопечного?
- Думаю я предпочел бы форму его подопечного. Только вот не знаю как она выглядит, - мужчина поднялся с кресла, потягиваясь и обнажая живот, - идем, скоро начнется праздник.

Отредактировано Доминик (2010-03-06 15:34:12)

283

Доминик
Взгляд глаза в глаза, первое прикосновение, кожа к коже. Доминик накрыл ладонь Даниеля своей, и, в ответном движении, провел мыском сапога вдоль икры сотрапезника с внутренней ее стороны. Так приятно и мысли куда-то улетают из головы, мурашки побежали вдоль позвоночника. Ван Бейтен поймал себя на том, что на мгновение закрыл глаза от удовольствия.
- Вы любите банановое мороженное? - у Доминика была приятная улыбка. Он чуть отстранился и стал кушать сладкое лакомство так... так, что у Даниеля разыгралось воображение. Звезда эротического жанра (в римском понимании этого слова) его соблазнял и делал это весьма и весьма успешно. - Тук, тук - кровь застучала в висках и ван Бейтен понял, что чуть не пронес вилку мимо рта и не уколол себя в щеку, засмотревшись на Доминика.
"Я хочу, чтобы картинка ожила" - примерно так это и выглядело.
"Я люблю. И банановое моложенное, и бананы, обмазанные мороженным" - воображение нарисовало Даниелю, как Доминик стоит перед ним на коленях, обнаженный, со связанными за спиной руками и слизывает с его, ван Бейтана члена растекшееся мороженное.
- Думаю я предпочел бы форму его подопечного. Только вот не знаю как она выглядит, - молодой человек потянулся, его обтягивающая футболка задралась, обнажая торс.   "М-м-м" - увиденное впечатлило. - Идем, скоро начнется праздник, - тут то Даниель и представил, что стоит за ними закрыться дверям апартаментов, он приложит Доминика спиной об стену, прижимая к ней, сминая возможное сопротивление, начнет стаскивать с него и себя одежду, завалив на пол прямо в прихожей, не доходя до кровати. Желание ударило в голову так, что она чуть не заболела.
- Сапогом по губам -и плетка... - Даниель поднялся на ноги, пристально смотря на собеседника, - Поцелуй- словно жгучий перец, - он перегнулся через столик, опершись на него ладонью, склоняясь над Домиником, - Кокаин, героин и водка - он, едва касаясь, очертил тыльной стороной ладони овал лица молодого человека, - Ты мой самый любимый немец? - ван Бейтен приблизил свое лицо к лицу Доминика, почти касаясь его лба своим, выдыхая ему у губы, чуть сузив глаза, видя свое отражение в зрачках молодого человека. Интонация ван Бейтена была задумчивой и полувопросительной, хотя все было уже очевидно. Высокие сапоги, кожаные стринги и ошейник с поводком, вот и весь маскарадный костюм, который был готов предложить Даниель Нику, если тот на такое бы согласился. Ведь никогда не известно, как далеко готов зайти человек. - Военнопленных на допросах иногда раздевали догола. Пойдем, Ник - прошептал ван Бейтен в губы будущего любовника.

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-03-06 17:51:23)

284

Разглядывая иностранца, Дюпен все больше проникался интересом к его необычному виду и поведению. По правде сказать, Лу не слишком много общался с азиатами ранее, да и в основном то были японцы (или корейцы на худой конец), этот же, судя по всему, вышел с других побережий. Иностранец представился, Луи поспешно протянул руку, выходя из раздумий, кто перед ним.
- О. Отлично! А я думал, это ты мнение обо мне уже выражаешь, - улыбнулся француз, осторожно пожимая тонкие пальцы, - Холеный однако. Словно перед съемкой, - качнул головой. - Нет, надо как-то совсем забыть о работе. Тем более, передо мной же иностранец. Совершеннейший иностранец.
Взгляд еще раз скользнул по красивой руке.
– Луу… Луиджи. Крис. Вряд ли мы где-то встречались ранее, - уверенно соврал Лу, чуть помахивая ладонью из стороны в сторону.
Воспользовавшись опущенным  взглядом молодого мужчины, он закусил губу.
- Дюпен, из всех неблагозвучных псевдонимов ты что, решил выбрать самый рейтинговый? А, ладно! Не забыть бы. Так. Включай профессиональную память. Что-то же от нее осталось. Кристиан. Или Кристоф? Хотя, без разницы.
- Франция, Франция… - нараспев проговорил Лу своим приятным баритоном, -   У нас действительно замечательно. Ты бывал на Монмартре? А в Лув… Прошу прощения, для совершенствования французского это конечно не требуется!
Он махнул рукой и уперся взглядом в азиата. Опущенные ресницы придавали загадочности и без того необычному лицу, которое было сейчас выгодно подчеркнуто приглушенно-мерцающим освещением зала.
- Искушений страшишься? – Луи заговорщически снизил голос, - Я тоже. Но... Во Франции не принято отступать перед сложностями! – гордо задрав голову, он повертел ею в поисках официанта и, довольно быстро найдя оного, с озорным видом прикрикнул, – Мартини с водкой! Или водку! Или… что там у вас фирменное? Всё сюда!
Взгляд вернулся к Хадзилеву, и Лу невзначай поймал себя на мысли, что у него (уже всем и давно искушенного тележурналиста) возникло желание прикоснуться к этой молочной коже. Почесав бровь, он перевел взгляд на стол.
- Странно. Что-то я рано сегодня.
Заказ был доставлен быстро, и главное - вовремя, чтобы немного отвлечься.

Отредактировано Луи Дюпен (2010-03-07 02:43:28)

285

Даниель ван Бейтен
Недаром говорят что глаза - зеркало души. А когда эти самые глаза прикрываются от удовольствия, а пухлые розовые губы, наверняка очень сладкие, наоборот - распахнулись. В тот момент Ник с трудом подавил желание впиться в эти самые губы. Но было еще рано, ведь если Перрин возбудился бы еще хоть чуточку, то до его апартаментов мужчины бы не дошли. И окружающим - Ники повертел головой, убеждаясь в их наличии - пришлось бы лицезреть секс под столом. И на столе. А еще на кресле и где-нибудь за барной стойкой. Оп-па. Даниель засмотрелся и пронес вилку мимо рта. Разве не нужно было помочь мужчине? Доминик немного приблизился, стирая с лица собеседника еду и затем облизывая свой палец. Ван Бейтен отреагировал, приближаясь.
- Сапогом по губам -и плетка... - Даниель поднялся на ноги, пристально смотря на собеседника, - Поцелуй- словно жгучий перец, - он перегнулся через столик, опершись на него ладонью, склоняясь над Домиником, - Кокаин, героин и водка - он, едва касаясь, очертил тыльной стороной ладони овал лица молодого человека, - Ты мой самый любимый немец?
Ник подался вперед и поцеловал Даниеля, нежно-нежно. Он заранее сдавался, еще до начала основной игры.
- Я согласен. - он тепло улыбнулся в губы парня, погладил того по руке и развернувшись ушел к барной стойке.
- В эту комнату - он написал номер - вы должны принести вино, фрукты, мороженное и шоколадный мусс, через десять минут, - он развернулся к парню, - а вот теперь действительно идем.

-- Апартаменты Доминика Перрина --->

286

Луи Дюпен

Словно иду по тонкому льду… Между тем, между лопатками, где спины только что касалась рука француза, вдруг стало влажно. Вовсе не вдруг… просто промахнулся с выбором одежды. Вчера, вон, чуть не голышом расхаживал, а сегодня еще бы шубу напялил, лисью…
Ереханов подцепил ногтем крючок и расстегнул френч у горла. Дышать стало легче.
Монмарт, Лувр, Сент-Женевьев-де-Буа… Хотя какое отношение кладбище имеет к глянцевой картинке туристической Мекке Старого света. Конечно, был, видел, восхищен… бесчисленные согласные кивки. Только кому этот политес нужен… Тем более, лучшего коня готов прозакладывать, собеседник догадался, как он совершенствовал свой французский и каким образом использовал в этом язык.
Хадзи сощурился на Лу.. Криса Луиджи:
- И все-таки…
Ночная парижская жизнь последних месяцев слилась для Хадзи в пестрый клубок впечатлений. Немаленький клубочек, но распутывать по ниточке я буду его уже на досуге, когда запрут в Казахстане. Может быть, и эта случайная встреча станет драгоценным воспоминанием. Он не смог скрыть горькую усмешку. Над самим собой.
Официант тем временем наполнил два толстостенных бокала чем-то фирменным. Кристально чистым до такой степени, что идеально правильные кубики льда будто растворились в нем, обманывая зрение. Лишь отпотевшие стенки свидетельствовали, что лед по-прежнему внутри, на глубине бокала.
- Не стоит… - он слегка отодвинул указательным пальцем холодный бокал, - Мне, право, не стоит…
Хадзи поднял взгляд на того, кто назвался Крисом:
- Крис, а если бы я мог тебя видеть, то где тогда?..вот загнул так загнул, улыбнулся Ереханов вновь, адресуя невольно вырвавшуюся улыбку собеседнику. Не пропадать же добру…
- Чем ты занимаешься… в жизни?..
Хадзилев вновь подтянул ноги, которым было так неуютно под столом. Некультурно, зато удобно. Крис, похоже, не из тех, кто любит читать лекции о правильном поведении за столом.
Он положил подбородок на острые колени и приготовился слушать.

287

Доминик
События начали развиваться стремительно. Вечер, обещавший быть скучным и ленивым, неожиданно становился прекрасным и полным приятных сюрпризов.
Первый поцелуй, нежный, чувственный. Ощущение приближающейся весны, пусть даже за окном осень и недели через три-четыре листва начнет желтеть и отлетать с деревьев. Дверь в лето, то, чего уже не ждал.
- Я согласен, - все было так, как должно быть. Никакого притворства и наигранности. Два взрослых человека увидели и захотели друг друга. Зачем церемонии?
"Ухаживание - ритуальное действо перед совокуплением" - в школьные годы ван Бейтена особо радовало это определение из учебника по биологии. Ухаживать Даниель предпочитал не "до", а, "после", и от всей души, а не выполняя "ритуальные действа" в то время, как обоим понятно, чем все закончиться. Конечно, в процессе ухаживания можно лучше узнать друг друга, но, с другой стороны, ничто так сильно не разделяет, как слова.
Поведение Доминика было естественным, а желание непритворным и это грело душу.
- В эту комнату – вновь опустившись в кресло, Даниель в пол уха слушал, как отошедший к барной стойке Ник отдает распоряжения прислуге, - вы должны принести вино, фрукты, мороженное и шоколадный мусс, через десять минут. «М-м-м?» - зайдя  в апартаменты, горничный мог застать весьма пикантное зрелище. Ван Бейтен был уже на взводе.  «Мы будем потом сладкими и липкими» - воображение разыгралось с новой силой.
- А вот теперь действительно идем, - Конечно, - Даниель, все еще сидя, притянул к себе Доминика за талию, обняв, и прижался губами к обнаженной полоске кожи, между краем чуть задравшейся футболки и брючным ремнем, целуя молодого человека чуть ниже пупка. Потом встал, переплел свои пальцы с пальцами Доминика и потянул за собой. В штанах стало откровенно тесно. «Я, как мальчишка, честное слово» - перед глазами крутились картинки из фильмов, в которых принимал участие звезда порно. Если бы Ван Бейтен был хуже воспитан, он бы Доминика за собой потащил.

Апартаменты Доминика Перрина ----> Апартаменты Даниеля ван Бейтена

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2010-03-16 23:46:11)

288

- Действительно жарко, - кивнул Луи, лукаво поглядывая на иностранца. Рука прошлась по пиджаку, расстегивая пуговицы. На секунду задумавшись, Лу удивился, почему вообще вырядился столь официально, но внутренний голос поспешно напомнил - планы на вечер заключались в том, чтобы пообщаться с публичными персонами высокого ранга и завести новые связи… Точно! Но это наверняка не требовало поспешности. Да и какие связи. Скукота. Нужно устроить выходной и хорошо бы еще изучить тело этого стройного азиата. Примерно таковы были мысли Лу, сменявшие сейчас одна другую. А еще его интересовало, быстро ли растает кубик льда на белоснежной коже, или они останутся равно холодны.
- Что за натуралистский интерес? Я никогда даже скаутом не был, - потер виски. - Этот парень определенно вызывает странную реакцию. Эрекцию. Реакцию. Тьфу, этот английский.
Лу придвинул бокал обратно Хадзилеву.
- Сегодня чудный вечер. И кажется намечается любопытное мероприятие, слышал? -
он поднес бокал к губам. - Неужели ты собираешься остаться единственным, кто будет трезв? В залах в любом случае наверняка распыляют всякую дрянь, единственное спасение - закрыться в своей комнате. Хочешь, составлю компанию? – последнее прозвучало как шутка, но темные глаза встретились, Луи подмигнул чуть раскосому знакомцу. - За твое здоровье.
Он сделал глоток прозрачной субстанции и тут же поперхнулся. Прижав ладонь к груди, чтобы унять застрявший в горле кашель, Лу взглянул на Хадзилева.
- Что значит, где ты меня видел? Мог видеть… А. О, не говори под руку, когда пью!
Отдышавшись и сочиняя на ходу новую версию, он подвинулся к азиату.
- Значит так? Не знаю. Возможно здесь, если ты бывал тут раньше. Бывал? Хотя…последний раз я навещал замок лишь несколько лет назад, друзья притащили. Без понятия, мне часто говорят, что я кого-нибудь напоминаю, наверное, типаж такой, – он лучезарно улыбнулся, словно обдавая светом всех на расстоянии взгляда, - А моя деятельность. О, я так люблю свою деятельность! Я… занимаюсь конным спортом, - произнес Лу, вспоминая, что пару раз делал ставки на скачках, - Меня всегда привлекало взаимодействие. Это так будоражит - управлять живым существом всего лишь движениями своего тела… К тому же мне идут бриджи и хлыст, - поспешно закончил он монолог о своих достижениях в области верховой езды.
Рука невзнячай (наверняка без умысла и под воздействием рассеянности от размышлений о любимой работе) опустилась на бедро Хадзилева. Возможно она бы опустилась на колено, но то оказалось занято подбородком, что Лу вовремя заметил.

Отредактировано Луи Дюпен (2010-03-09 19:34:51)

289

- Как интересно… - Хадзи вовсе не был восторженной девицей, чтобы восторженно хлопать ресницами и томно закатывать глаза. Но, видит Аллах, хотелось… Хадзи краем рассудка понял, что угодил в ловушку темных глаз собеседника. Крис самозабвенно заливал. Степень вранья Ереханов определит бы не смог, но дух преувеличения – пожалуйста… Сколько раз с таким же азартом я сам впаривал окружающим о беспрецедентном величии степей Казахстана и мощи его армии, всей, а не только кавалерии и разведки, по поводу которых так любит постебаться Рэй в моем присутствии. Конный спорт, говори, как же… не на того напал, знаешь,  во сколько меня посадили верхом?… Ты явно любишь управлять живым существом всего лишь движением своего тела… Вопрос: каким именно существом? К конелюбам вряд ли относишься…
Рука француза легко коснулась его бедра, просто и ненавязчиво. Но от неожиданности у Ереханова пересохло в горле. Его рука потянулась к стакану сока. Не глядя, Хадзи сделал глоток. Слизистую обожгло от неспешно прокатившейся волны. Да, крепчает грейпфрутовый сок. Казах мужественно проглотил водку, сделал еще глоток:
- Да, не судьба мне оставаться в трезвом уме и твердой памяти…
Прежде чем поставить полупустой бокал, вытащил из него двумя пальцами ледяной кубик. То ли вода с запахом водки, то ли водка, прозрачная как родниковая вода Тающий в горячих руках, лед тут же увлажнил его пальцы. Ереханов коснулся его губами. Отличное средство против жара. Талая вода растекалась по его губам, скапливаясь в уголках. Только проглоти… Но Хадзи запрокинул голову и положил уже второй осколок льда на плотно сжатые губы. Холодная влага нашла дорожку и скатывалась с подбородка на шею, за воротник, оставляя на френче темные следы… Конечно, следует ответить… Крис задал вопрос… Третий кубик Хадзи уже положил на язык. Холодно. Вытолкнул его изо рта, прихватив губами прозрачный, лишенный правильных очертаний комок льда.
Воротник, манжеты вымокли. Наигравшись со льдом, Хадзи не погасил внутренний жар, поднял к лицу тонкие запястья и расстегнул манжеты, легко завернул их и лизнул ставшие липкими ладони. Какая культура… Я же раскосый варвар…
- А что за дрянь они распыляют?

Отредактировано Хадзилев Ереханов (2010-03-10 22:28:05)

290

Ненавязчиво наблюдая за иностранцем, Лу пригубил уже второй бокал. Наконец и Хадзилев взял в руки спиртное.
- Бинго.
Луи довольно взглянул на парня, дружелюбно кивнув.
- Сheers!
Рука с бокалом поднялась вверх, плесканув на ковер часть кристально прозрачной влаги, вторая же, чуть сильнее упершись в бедро от резкого движения, прошлась по нему в противоположную колену сторону.
- Хороши же, наверное, твои воспоминания, раз ты так ими дорожишь.
Лу сделал глоток, поставил бокал на стол и подобрал на кресло ногу, следуя примеру иностранца. Решив, что так действительно удобно, прикусил кончик указательного пальца и улыбающимися глазами стал глядеть на азиата.
- Словно мысли читает. Вот подлец, - палец вошел в рот глубже, чтобы скрыть сладострастную улыбку, Лу наблюдал за кубиками льда, беспощадно растопленными жаром тела. – Откуда ж ты, герой волшебных сказок?
Неплохо зная географию, Дюпен, однако, никак не мог вспомнить, что там окружает это огромное государство, именуемое Россией, которое раньше занимало почти весь восток. ЮССА. Приближаясь к мужчине, он отвлекся от разговора, взгляд был поглощен влажными губами с легкими подтеками по краям. Кажется тот что-то спросил. Опомнившись, что надолго замолчал, Лу подал голос.
- Как насчет конной прогулки на днях? Я вроде бы видел здесь конюшню, – тихо произнес он, решив опустить тот факт, что не умеет садиться на лошадь. Француз бы легко продолжил рассказы о невероятных событиях, связанных с профессиональной деятельностью, но возбуждение, пробежавшее легкой покалывающей дрожью по спине, сейчас мешало сосредоточиться, и он остановился. С рассказами, но не с перемещением корпуса прямо к цели, Лу коснулся щеки Хадзилева, и, не давая тому опомниться, просто накрыл его губы своими, втягивая с них влагу и запуская язык меж несомкнутых резцов.

291

Не сказать, что Хадзи не ожидал такого исхода, скорее нарывался, всем своим видом подражая брачным играм казахских тупорылых сусмюслей. За секунду до неминуемого прикосновения Криса напрягся, как струна под пальцами музыканта. Еще одно движение и — либо, натянутая до предела, она порвется, либо издаст звук. Звук — это жизнь. Не сдержав глухого стона, на тон-другой ниже своего обычного голоса, Хадзи решительно встретил поцелуй. Язык попытался вытолкнуть захватчика изо рта, попутно сплетаясь с ним в борьбе.
Француз вызывает странные чувства. Хочется сопротивляться и одновременно с этим раствориться в страстном поцелуе…
Ты можешь встать и уйти. Хадзи, дурак – ты ведь не раб. В этом месте ты клиент, хозяин своим желаниям. А раз хозяин, то умей управлять ими. Очередная нотация от вменяемой части сознания, что наблюдала за приключениями тела, попивая молочный коктейль сквозь трубочку.
- Аллах, - с оскверненных губ сорвалось святое имя. Словно приходя в себя, Ереханов с трудом, но оторвался от Криса, отворачиваясь в сторону. Влажные губы скользнули по щеке Хадзи, прежде чем француз успел бы  как-нибудь отреагировать, настроение казаха снова поменялось.
Какие конюшни...к шайтану конюшни... - лениво пробежала мысль. Отвлекшись на нее Ереханов окончательно отпустил вожжи. Захотелось раствориться в мягкости кресла. Попытался поймать ладонь француза, скользнувшую куда-то в области его поясницы. Чтобы вернуть себе хоть толику равновесия, крепко ухватился за жесткий воротник рубашки. Невольно вываливаясь из реальности, Ереханов запрокинул голову.
…Все, поплыл... подводник казахский..
Извернувшись угрем, Ереханов спустил с сиденья ноги, разрушив последний барьер из собственных острых коленок, упиравшихся в грудь Крису. Прочертил пальцем линию по его щеке.
- На каких днях... Разве что-то будет потом? - распахнув черные глаза, устремил невидящий взгляд в золотистые сумерки барной комнаты.

292

Не желая покидать захваченной территории, Лу заключил лицо азиата в ладони, чтобы продлить поцелуй. Однако, стоило потерять бдительность, решив, что сопротивление уже ослабло, как иностранец отстранился. Собственно, Лу не так быстро обрел сознание, которое еще свободно лицезрело нового знакомого в привлекательной позе на кушетке (той самой, что стоит напротив зеркального шкафа в гостиной), и потому, замерев прямо перед лицом Хадзилева, внезапно обнаружил, что вот-вот уткнется в его скулу. Чуть отпрянув назад, он провел пальцем по нижней губе, стирая влагу и думая, что для первого знакомства стоило проявить больше чуткости и хотя бы дополнить стакан мужчины льдом. И водкой.
Придвинуть кресло плотнее было некуда, собственно Лу уже в нем почти и не сидел, рука вернулась к иностранцу, скользнув теперь по спине и пытаясь пробраться ближе к телу.
- Конечно. Потом будет утро. А дальше день. И снова ночь. И утро. Как бывает всегда… - мелодично произнес Луи, слабо вникая в происходящее. Он привлек к себе миловидного азиата с тонкими чертами лица. Пора было включать пластинку о красоте глаз и перспективах совместного времяпрепровождения на ближайшие годы. Впрочем, перед ним находилась не кисейная барышня, это он помнил, а, фиг с ними, на сладкие речи все ведутся. Лу поймал ускользающие с его щеки пальцы и поднес к губам. Приходящие на ум слова казались на удивление банальны.
- Ого. Неужели я уже пьян?
Едва ли бокал мартини, водки или чего там оказалось намешено еще, мог выбить его из колеи. Организм был слишком привычен, да и времени прошло немного. Но мысли путались, и, глядя на молодого мужчину, Лу вполне мог себе представить, что будет и утро и день и конная прогулка, на которой он бы наверняка сломал себе шею или попал в еще больший конфуз. Дюпен улыбнулся, прикасаясь губами к пальцам.
- Как забавно. Ты знаешь, что дальше ничего не будет, а я - впервые воображаю продолжение.
Взгляд был открыто направлен в лицо Хадзилева.
- Не желаешь увидеть, какой у меня прекрасный шкаф стоит в апартаментах?, - вырвалось. Дюпен прикусил губу, - О нет, ты совсем из ума выжил? Как прямолинейно то, с азиатом. Ты ж даже экзамены по вождению так не сдавал, – отпустив руку, он снова приблизился к лицу иностранца, чтобы поспешно нарушить границу. – Я хотел сказать, здесь стало очень людно и душно. Перенесем чаепитие в более спокойное место? Или, если захочешь, можем пройтись осмотреть замок.
Оторвавшись уже совсем от своего кресла, Лу уперся коленом в сиденье между ног Хадзилева и сейчас слегка нависал над ним. Нижняя губа щекоча прошла вверх по шее.
- И... Я безумно желаю тебя, - едва уловимо шепнул в самое ухо.

Отредактировано Луи Дюпен (2010-03-16 17:19:04)

293

А с чего он взял, что меня интересуют его шкафы или апартаменты, кто ему слил, что я дизайнер? Тупость не была генетической чертой Ерехановых, просто именно на Хадзи четко отлаженный конвейер природных достоинств рода, очевидно, дал сбой. Поэтому иногда соображение казаха  притормаживало, лишь ворвавшийся ему в ухо страстный шепот: «Я безумно желаю тебя» - расставил все на места.
Перед глазами Хадзи посветлело. Опустив взгляд, он узрел колено Криса, упирающееся в его взволнованное достоинство. Ситуация была прямо-таки однозначной… Ереханов постарался отодвинуться, да уперся спиной о мягкую спинку кресла. Отступать некуда, да и стоит ли? Прикосновения Криса были  легкими, манящими. Хадзи позволил французу завладеть своей рукой.
Когда тебе последний раз целовали руки? – белесое существо, все более приобретающее женские очертания, задумчиво болтало трубочкой в пустом бокале.
Давно, и об этом я бы не хотел вспоминать. Прикосновение шершавых губ старика, чье сморщенное лицо напоминало урюк. Мольба и затаенная ненависть к ухоженному подростку, сыну хана.  Совершенно напрасно целовал мне руки, Талгат Ереханов уже тогда не менял своих решений, а вот Хадзилев менял и продолжает менять. С неприличной быстротой.
- Лепнину на потолках в замке я еще не видел, - задумчиво произнес он, пытаясь вернуться к прежним ощущениям. Но руку его уже отпустили, а чужое дыхание на шее щекотало, вызывая вовсе не сладострастные желания.
Закусив губу, Ереханов попытался сдержать раздиравший его изнутри смех, но от этого стало только хуже. Он прыснул и уткнулся лбом в плечо Крис, расхохотавшись в голос.

Отредактировано Хадзилев Ереханов (2010-03-17 17:10:21)

294

Чуть переместив колено вслед за движением азиата, Лу потерся им о брюки Хадзилева, сейчас бы он не отступил от своего, даже если б его окликнули по имени. Однако случилось нечто более удивительное, иностранец изменился в лице, на секунду замер и - неожиданно захохотал. По инерции отпрянув, прежде чем успел опомниться, широко раскрыв глаза, Луи в недоумении уставился на азиата. Еще мгновение и, чуть не опрокинув стол от взмаха руки, которой он облокотился о полированную поверхность, сшибая приборы и принимая уткнувшегося в плечо Хадзилева в свои объятья, он громко захохотал следом.
- Так, я сейчас кажется упаду, - пронеслось в голове.
Положение действительно было шатким, утягивая следом мужчину, которого держал, но за которого и держался, Луи наполовину завис в воздухе, стараясь спасти хотя бы часть клубных принадлежностей.
- Официант! Можете заносить десерт! – смеясь прокричал он, с ужасом думая, что бы об этом написали газеты, и какое счастье, что здесь запрещены камеры. - А ведь я действительно еще трезв и пока не дебоширю. Ну, то есть, не собирался дебоширить.
- В моей комнате особые потолки, - успокаиваясь произнес он и попытался дотянуться до спиртного. Установленное равновесие оказалось под угрозой, однако рука, оторвавшись от поверхности стола все же вцепилась в бокал с кристальной жидкостью. Вторая же рука не собиралась покидать своей территории и лишь переместилась к волосам азиата, осторожно собирая их с затылка в кулак и тихонько натягивая, до тех пор, пока мужчина не поднял голову. Дюпен улыбнулся, видя перед собой взгляд темных глаз иностранца, и, не найдя нужным отстраниться, чтобы создать дистанцию, касаясь губ Хадзилева, произнес.
- Тебе не кажется, что мы в несколько глупом положении?
В лукавых глазах Лу определенно плясали огоньки.

295

- Кри-и-ис... о-о-острожно... - протянул Хадзи, послушно запрокидывая голову назад. Что всех так и тянет запускать руки в мои волосы?.. - Заколка же вылетит...
В глупом положении? То есть в шатком положении? - зеркальным омутом глаза Ереханова отразили усмешку француза, - Причем не я...
Он провел свободной рукой по своей чувствительной коже, якобы обтирая липкий водочный подтек на шее, тронул выступающий кадык указательным пальцем, полусогнув, спустил его в ложбинку между ключиц и подцепил ногтем следующую застежку на френче, чтобы совсем легко дышалось.
Проигнорировав губы Криса, Хадзи нацелился на подцепленный тем бокал со спиртным. Завладел запястьем мужчины и потянул его на себя, медленно, чтобы не расплескать содержимое. Красивые кубики льда растаяли. Хадзи качнул руку Криса, наблюдая за тем, как прозрачная жидкость бьется о стенки бокала. Очень трудно управлять чужой живой рукой. Хрусталь сперва чувствительно врезал по зубам Ереханова. Лишь со второй попытки ему удалось сделать глоток. Удерживая горькое питье во рту и, стараясь снова не засмеяться, Ереханов приподнялся в кресле, приник к губам Криса, надеясь, что тот не будет возражать из-за смены тары...
Нужно же напоить страждущего...
Змеей скользнул вверх по ноге, упирающейся в сидение кресла, пожалуй, по самой устройчивой детали их скульптурной группы, обвил руками плечи, талию француза и, оттолкнув кресло, буквально повис на Крисе, заставляя того отступить, прогнуться назад.
Предупреждающе звякнул хрусталь, столовые приборы. Мужчины неминуемо столкнулись со столом.
Ужин явно подходит к завершению. Ненужная больше посуда начинала сыпаться на пол.
Десерт подан. Ереханов поднял взгляд на замершего на почтительном расстоянии официанта.

Отредактировано Хадзилев Ереханов (2010-03-17 17:09:57)

296

- О. Прости. Кажется она… уже, - пробормотал Крис, то есть Луи, крутя сползшую заколку в руке и не зная, попытаться прилепить ее обратно в темные, чуть взлохмаченные волосы или сунуть в карман. Впрочем, похоже, азиат уже забыл о сем предмете, непостоянна восточная натура, зато каков темперамент.
- Мне оставь.. – не успел произнести Лу, пытаясь влить иностранцу немного напитка в рот, а не мимо, как почувствовал, что - ему оставили, вновь ощущая мягкие влажные губы. Спирт можно было распробовать едва ли (и стоило труда им не подавиться), но вкус Хадзилева был возбуждающе действенен, возможно, призрачно играя против него самого. Горькая влага ушла, а Лу еще не напился. Посасывая язык загадочного компаньона, Дюпен чуть шевельнул бедрами, понимая, что брюки ему становятся не в пору, ощутил на себе весь вес стройного азиата, шагнул назад, ища устойчивое положение, и… рухнул.
- Фак!
Секунда свободного падения и локти уперлись в стол. Посуда со звоном сыпалась на пол, зато ниже теперь был только ковер, который испортить сильнее казалось сложно, получив свободу действий, Дюпен обхватил азиата за торс, скользнул по спине к лопаткам и прижал его крепче к своему телу.
- Какое дерзкое поведение, - улыбнулся Лу, - ты плохой мальчик. Ты знаешь? Ты очень плохой мальчик с отсутствием манер.
Ловя губы Хадзилева, он провел рукой по его гладкой белой щеке.
Вскоре рука взметнулась вверх.
- Счет, пожалуйста. Скорее ...

---апартаменты Луи Дюпена

297

==> Ресепшн
Немного поплутав по лестницам и коридорам, они все-таки вышли в местный ресторан. Помещение поражало своей изысканностью. Многочисленные диванчики с дорогой обивкой, разных размеров столики, негромкая приятная музыка и отсутствие народа моментально расположили к себе юного Скиннера, несмотря на то, что подобную роскошь он недолюбливал. Всю жизнь он больше ценил уют и хороший вкус дизайнеров помещения, не больше. А здесь... Сочетание цветов ему сразу не понравилось, однако хороший вкус на грани чрезмерного пафоса определенно радовал глаз. В подобном помещении легко затеряться, легко спрятаться за какой-нибудь колонной и тихо болтать о пустяках. Здесь не бегали надоедливые официанты, чтобы каждые десять минут уточнить, а не проголодался ли случайно клиент? В общем, Эдди вздохнул с облегчением и уверенно направился к небольшому столику с красными диванчиками в глубине зала.
Нельзя позволять этой шишке сразу почувствовать себя хозяином положения! Именно из мелочей и складывается первое впечатление. Наверно, со стороны мы смотримся забавно... Вот только кому здесь смотреть? Это не то место, где стоит на это оглядываться. И именно поэтому я могу и буду творить глупости, - рассуждал про себя Эд по пути к столику.
- Правда, здесь красиво? - обратился он к спутнику. - Я тут раньше не был, да и вообще я недавно приехал и нигде еще не был кроме своих комнат. Но здесь, похоже, то самое место, где можно выпить чего-нибудь элитного. Ты чего бы хотел себе взять?
Это был любимый стандартный вопрос Мыша. Перед любой выпивкой необходимо было примерно уточнить - на что рассчитывать. Он был не любитель просто напиться до зеленых чертей и завалиться спать с ними в обнимку, поэтому привык извлекать максимум пользы из градуса собутыльника. Ему нужно было получше познакомиться с Альдо, а самым лучшим способом для этого испокон веков было и будет совместные посиделки за чем-нибудь горячительным. А там, глядишь, можно будет и чем-нибудь менее интеллектуальным наедине заняться. Эд расплылся в улыбке, слабо скрывающей его намерения относительно продолжения банкета. В конце концов, люди сюда за этим и едут. А ему, как раз, было безумно одиноко... Вот только знать об этом никто не должен.

298

Да, замок был… обширен площадями. Блудиться в нем можно было хоть целую ночь. Пока они шатались по коридорам вдвоем со взлохмаченным парнем, (имени которого Альдо пока не узнал, но спрашивать не счел нужным – не детей же вместе крестить), итальянец с плохо спрятанной ухмылкой размышлял о втором смысле глагола «блудиться». Здесь, если верить слухам и россказням, в особом ходу было именно второе значение.       
Вид у парня был затаенно шкодливый, будто у щенка, замыслившего стащить хозяйскую тапку и погрызть ее в уголке в полное свое удовольствие. Ну что ж… это мы ему обеспечим, полные штаны удовольствий. – Фратти по привычке поискал глазами укромный уголок, где не побеспокоят, хотя (тьфу-тьфу, не сглазить бы!) толп поклонников не наблюдалось. Да и просто толп не наблюдалось тоже. В баре было довольно безлюдно. Собственно, один бармен скучал за стойкой, намереваясь поклевать носом до прихода посетителей. Удивительно, но лохматый спутник Альдо, змейкой выскользнув на входе в барную комнату из объятий, словно угадал потаенные чаяния нового приятеля и направил стопы свои именно к выбранному итальянцем столику.             
Фратти подарил парнишке лучезарную улыбку благодарности и опустился в мягкую, уютную глубину массивного квадратного кресла, обитого бархатом кораллового оттенка. Здесь вообще оказалось уютно. Роскошно, как везде, и вместе с тем интимненько. Кресло Альдиньо занял предусмотрительно – спиной ко входу.
Листая карту вин, певец рассеянно слушал своего темнокудрого дружка на одну ночь, машинально отмечая, что голос его звучит приятно, во всяком случае, много приятнее, чем у иных соискателей  места на эстрадном Олимпе. Мимолетно захотелось узнать, как парнишка поет… если умеет петь. Двигается, так или иначе легко, гибок… Попрошу его спеть, - решил Фратти, не слыша слов, которые произносили манящие мягкие губы. – Когда дойдет до дела. Не откажет, спорю на что угодно. Мне не отказывают.
Парень замолчал, Альдо очнулся и понял, что ему надоело ждать. Он отложил меню. Лощёный лист скользнул по полировке стола:   
- Так, я не понял, здесь что, самообслуживание, как в жалкой пиццерии? - красивая бровь иронично приподнялась, в красивом голосе послышались капризные ноты. – Мы до утра тут будем иссушенных жаждой мумий изображать? Давай-ка, сбегай мухой, bambino. Cрочно требуется выпить. Выбери что-то на  твой вкус. Не сомневаюсь, он у тебя есть, – в красивой голове всплыло вроде бы произнесенное слово, певец усмехнулся, - Элитного? Что же, не возражу.         

Отредактировано Альдо Фратти (2010-07-07 18:59:03)

299

В нахал! - восхищенно подумал Эдди. Он понятия не имел, есть ли тут официанты или действительно надо бежать к барной стойке и требовать заветную бутылку. Последнее казалось сомнительным для заведения такого уровня, но никакого опыта у парня не было. Вполне могло оказаться, что в высшем свете это такая новая мода - самообслуживание. Они ведь любят все экзотическое, эти богачи. Наличие собственного состояния никогда не тянуло его в дорогие рестораны или вот такие бордели. Он вообще не любил тратить эти деньги, поскольку сам еще зарабатывал не так уж и много. Поэтому сейчас он оказался в небольшом тупике - звать официанта, решившего, видимо, вздремнуть, или самому пилить к бармену. Эдди приподнялся с места и внимательно оглядел зал. Где-то в углу действительно притаилась парочка официантов, почему-то не спешивших выполнять свои прямые обязанности. Парень хитренько улыбнулся, сел на место напротив Альдо и на весь зал крикнул, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Нам кто-нибудь сегодня принесет хорошего коньяка с лимоном и креветками или за этим нужно к хозяину идти?!
Парни в конце зала вытаращились на нарушителя спокойствия и сначала хотели было сделать замечание и, наверно, выставить вон. По крайней мере их злобные лица и то, как они переглянулись, навело юношу именно на такие мысли. Однако, один из них все-таки сообразил, что вообще-то ему положено принять заказ. Подходить к столику было глупо, поэтому он рванул к стойке, захватил бутылку и вернулся уже с заказом. С невозмутимым видом он поставил перед гостями коньяк, блюдце с тонко нарезанными дольками лимона и вазочку с неочищенными креветками.
Эдди проводил официанта взглядом, дождался пока тот скроется за стойкой и отвлечется, а потом повернулся к новому знакомому и обворожительно улыбнулся.
- Если честно, я не представляю, сочетаются ли креветки с коньяком, и есть ли еще кто нибудь, кто любит пить коньяк с лимоном. Но поскольку ты предоставил выбор мне, то придется попробовать мой способ шикарной жизни. Предлагаю выпить за знакомство. Меня, кстати, зовут Эдди. Я вовсе не являюсь твоим поклонником и вообще слушаю совсем другую музыку, но разве это помешает нам просто посидеть тут и немного напиться?
Он изящным жестом взял бокал, опустив в него дольку лимона, и принюхался к содержимому. Пахло изумительно. Неплохое начало вечера!

300

Расставляя по-королевски обильный набор яств в количестве двух штук и коньяк с бокалами, официант старательно сохранял на лице невозмутимость – типа, я вам, проклятые эксплуататоры, великое одолжение делаю. Снисхожу. Однако… Недочёт кадровой политики здешней администрации.
Итальянец посмотрел на нерадивого работника сервиса с ледяным высокомерием. Когда-то, еще полуребенком, он научился этому приёму у Геира – если тебя не удостаивают добрым отношением, отвечай тем же, покажи, что это ты сам не желаешь общаться с подобным ничтожеством. Фратти иногда загонялся этим, испытывая ни с чем не сравнимое удовольствие. Со временем подобный взгляд стал получаться у певца даже лучше, чем у нечаянного учителя, ибо Альдиньо искренне верил и ни секунды не сомневался в своём абсолютном превосходстве над всеми прочими представителями рода человеческого. Кстати, это же составляло подлинную суть его сокрушительного очарования – он настолько нравился самому себе, что остальные поневоле подпадали под влияние такого ощущения. Оно разливалось там, куда он приходил, подобно аромату драгоценного эксклюзивного парфюма. Уверенность в собственной неотразимости – заразная штука, и в добром расположении духа Фратти легко – на раз-два – мог обаять кого угодно. Даже бетонный столб способен был оплыть от умиления венчальной свечой. С бантиком. 
- Сделал? – c холодной снисходительностью и без намёка на шутливый тон осведомился у выпрямившегося прислужника Альдо, чуть шевельнув идеально выписанной бровью, - Молодец. Возьми себе с полки пирожок в награду, только не с мясом. Он на зиму. 
И отпустил растерянно захлопавшего глазами официанта жестом, величавости которого обзавидовался бы любой римский патриций. Подождал, покуда обалдевший представитель рабочего класса отойдет в свою цитадель классовой ненависти за стойкой, где его поджидали товарищи по борьбе и, откинувшись в кресле, коротал мгновения новым сеансом разглядывания своего визави за столиком, взявшего бокал и снова что-то говорившего. Что именно – было совершенно неважно, так, некоторые слова долетали через ментальный фильтр эгоцентризма – и ладно. Куда важнее то, что этот парнишка улыбался… и улыбка была приятной. Ею можно было любоваться и бездумно.     
Эдди,  говоришь?.. Ах, ты не мой не поклонник? Ну так это ненадолго. – Альдо позволил рассеянному взгляду, обращенному на темнокудрого парня, наполниться насмешкой. – Другая музыка? Причем тут музыка вообще? Музыка лишь средство, не более чем, достойная оправа для истинного таланта.    
- Я, конечно, многое повидал в своей жизни… – произнёс певец своим глубоким бархатным баритоном, вложив в тон непередаваемую иронию того, кто понимает в мироустройстве несравненно больше, - но чтобы лимон вымачивали в коньяке… Тебе повезло, что мы не встречались раньше, mio bambino, я бы сразу навел на эту идиотскую привычку критику, суровую, но справедливую.         

Отредактировано Альдо Фратти (2010-07-15 15:21:30)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Барная комната