Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Ресепшн


Ресепшн

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Довольно большая полукруглая стойка из красного дерева, выдержанная в общем стиле замковой обстановки, является одновременно и столом, и полкой для огромного количества бумаг.  Компьютер, два высоких стула, кофейный аппарат, скрытый от глаз посетителей, и вечно жующий сладкое первый помощник заместителя прилагаются.

Отредактировано Леннар Валье (2009-11-14 05:45:16)

2

Едва-едва Лен расслабился, готовясь получить удовольствие от душевной беседы, как мсье поднялся и, произнося что-то вроде "мне надо переодеться", быстренько ретировался, напоследок гулко хлопнув дверью. Валье успел только удивленно хмыкнуть  на прощание: так его даже самые боязливые любовники на утро не кидали.
По-моему тебе и без костюма неплохо. А если снять одежду - то вообще атас.
Мечтательно прикрыв глаза, мужчина некоторое время просидел, грезя о том, какой именно рельеф скрывается под всеми этими тряпками. Судя по плотно облегающим плечи рукавам пиджака, там были неплохо разработанные, если не накаченные, мышцы. Ну и аппетитный зад, который Леннар успех облизать взглядом напоследок, тоже был из разряда "пэрсик"
Спокойно, Лен, спокойно. Все у тебя еще впереди. Сколько там времени осталось? Три с половиной часа? Ох, Боженька, за что мне сегодня выходной, который я все равно провел в одиночестве, - продолжая мысленно задавать Всевышнему насущные вопросы, Валье отставил чашку с недопитым чаем и поднялся, осматриваясь. Бар был на месте и, насколько помнил мужчина, в каждый такой шкафчик мастера встраивали небольшой холодильник. Потянувшись и оправив одежду, Лен подошел к бару и распахну его: о да, вот и  заветная дверца. Приоткрыв и пошарив рукой, он выудил из недр небольшую креманку с ложечкой, прикрепленной к боку. Ему не было ясно, за каким фигом подобные десерты оставляют, а не делают и приносят свежими, однако порой сей факт был на руку охочему до сладостей первому помощнику. Посему прикрыв за собой все возможные дверцы, Леннар оглядел добычу, выглядевшую весьма неплохо: фруктовое желе со взбитыми сливками и, о дааааа, клубничками на вершине. Зачерпнув ложкой немного вкуснятины, Леннар сначала осмотрел желе десерт со всех сторон и только потом отправил в рот, смакую первый вкус, второй и третий.
Нужно будет потом у Пьера достать рецепт и приготовить самому, - по достоинству оценил он работу повара Вертепа. Оставшись весьма довольным, Валье перехватил креманку с ложкой поудобнее и направился к двери: если отдыха не получился, вполне можно скоротать время на рабочем месте.

» Холл и общие залы »  ресепшн

Идя по коридорам и залам Вертепа, Лен с интересом разглядывал собравшихся. Каких костюмов и масок тут только не было. И да, узнать кого-то практически не представлялось возможным. Ну разве что рабов, которые все как один нацепили платья, чего Валье до сих пор не принял. Впрочем, на вкус и цвет, может быть им реально хотелось родиться женщинами, но не получилось. Покачав головой, Леннар заглянул в уже наполовину обедневшую креманку: таки десерт не был бесконечным. Успокаивая себя тем, что если много есть сладкого, то можно не влезть в форму, мужчину доковылял до своего рабочего места, внимательно его оглядывая: не педант от природы он ненавидел чистоплюйство, с каким напарник складывал бумажку к бумажке, а карандаш к карандашу. Видимо потому, что не обладал редким умением сунуть руку в кучу и вытащить то, что нужно. И этим жутко нервировал.
- Господи, мон ами, ну опять ты тут больничку устроил. Иди давай, я тебя сегодня пораньше отпущу, - недовольно проговорил Леннар, жестикулируя десертной ложкой и наблюдая, как парень тихо, но быстро собирается. Новенький еще не совсем привык к рабочей обстановке, зашугали беднягу, даром что на мордаху ничего такой. Дождавшись исчезновения  малышни из поля зрения, Валье встал на рабочее место, постелил какую-то бумажку на стол и плюхнул сверху креманку. Посетителей пока не наблюдалось, поэтому Лен расслабился, присаживаясь на высокий стул и принимаясь ковыряться в желе, доставая кусочки фруктов.

Отредактировано Леннар Валье (2009-11-14 07:10:34)

3

Апартаменты Даниеля ван Бейтена
Даниель спустился на ресепшен, обратился к администратору и пробыл там несколько дольше, чем планировал. Сначала мужчина сделал несколько телефонных звонков во внешний мир, которые в общей сложности отняли у него сорок минут. Затем скачал почту и ответил на самые важные письма. Проследил за тем, чтобы в его номере отключили интернет сообщение и выход  в "город" с телефона, оставив лишь внутреннюю связь. Чтобы Ноэль, добравшись до компьютера или телефона, не имел возможности дать кому-либо знать во внешнем мире о себе. После чего ван Бейтен урегулировал вопрос об "аренде" хаслера  на три месяца в безраздельное пользование с возможностью дальнейшего перезаключения уже бессрочного контракта на полное владение юношей, с приоритетным правом выкупа. Оптом дешевле, Ноэль был свежим, но необученным товаром, так что сумма сделки была разумной. Не прошло и полутора часов, как очень довольный собой обладатель белокурого раба вернулся к себе в номер, будучи полностью уверенным в том, что измученный всем, что с ним произошло за последние дни, Ноэль уже спит.
Апартаменты Даниеля ван Бейтена

Отредактировано Даниель ван Бейтен (2009-12-13 23:34:39)

4

Максимилиан бдел. Бдел по сторонам, но терминаторской бдительности в глазах было всего процентов пятьдесят от обычной. Да и что могло случиться, господи? Праздник, все счастливы, довольны, невольники без надзирателей… Вот в этом-то и была причина, по которой Макс всматривался в окружающих, а не ушел пораньше отдыхать. Слава богу, что невольников если не между собой, то от клиентов уж точно можно было отличить. В большинстве случаев.
И как назло, к мужчине прилипла старая детская песенка.
- Voyez-vous moi j'aime une fleur (видите ли, я люблю цветок). – Мурлыкнул он, подобно кормчему руля по коридору.
А вот еще, кстати, был другой тип невольников, так называемое меньшинство случаев. Именно из-за них, по сути, Макс и находился сейчас на рабочем месте… Куда более хитрые, куда более изворотливые.
- Cette fleur a conquit mon Coeur (этот цветок завоевал мое сердце)...
"Надо было в костюме прийти" - Досадливо поморщился товарищ охранник. – "Почему-то все гениальные мысли по поводу приходят ко мне только после… Будь я в костюме, невольники не шугались бы от меня по углам – вдруг я на них навешу несанкционированный побег? Просто не узнавали бы. Дурак, как есть дурак. Ну и ладно, я просто исполняющий свои обязанности. Я же не в шахматы здесь играю и мне не нужно просчитывать ходы на пятьдесят пять вперед".
- Mon coeur qui ne tient qu'à un fil (мое сердце, которое держится на одной лишь нити).
Успокоив себя таким образом, Максимилиан двинулся по длинному просторному холлу в сторону ресепшна. Один из стульев за стойкой пустовал, что в такой день, впрочем, было нормально – первый помощник заместителя ведь был на месте. Когда Макс заставал месье Валье за поеданием сладкого (вот как сейчас), он всегда начинал рефлексировать по поводу детей у него самого – и это притом, что разница в возрасте между мужчинами была чисто номинальной. Просто Валье на работе и Валье на работе, уткнувшийся носом в креманку… Совершенно разные люди и второй был лет на десять, а то и пятнадцать младше. Психологически, а для Макса еще и визуально.
- Ah mais quelle fleur! (ах, какой цветок!) – Пропел Максимилиан, облокотившись на стойку.

5

В коридоре было прямо по-партизански тихо: никто не шмыгал, не тискался, не трахался и все такое прочее. Особенно последнее доставляло Лену удовольствие, ибо у него самого уже почти 4 дня никого не было и организм требовал своё. А это самое свое пока что спокойно ходило себе где-тов пределах Вертепа, еще не выловленное усидчивым первым помощником. Десерт неумолимо заканчивался и это расстраивало, ибо отсутствие персонала мешало Валье заниматься поддержанием собственного здоровья в норме путем пополнения жировых запасов организма.
Вот и думай, радоваться ли всему этому...
Оглядев по-прежнему пустнный коридор и прикинув, сколько времени уйдет на то, чтобы снова наполнить креманку, Леннар зачем-то поправил бумаги, и без его вмешательства аккуратной стопочкой лежавших на полке и сделал буквально полшага в сторону, как вдруг послышались шаги и какая-то довольно сопливая песенка, исполняемая явно трезвым голосом. Еще не успевший сбежать работяга теперь разрывался между здравым смыслом, который говорил, что раз уж выгнал соседа по несчастью с работки отдыхать, то надо пахать самому, и желанием во всем потакать желудку, в частности быстро смысться в тихое место и спокойно поесть. Пока Лен раздумывал, голос превратиля в силуэт человека, смутно напоминающего местного охранника. Окончательно растрявшись, Валье не придумал ничего лучше как сесть на стул и снова взять креманку, усиленно изображая предмет интерьера, что у него получалось, правда с переменным успехом.
- Аа, привет, Макс. У тебя неплохо получается, - высунувшись из-за баррикады, проговорил Леннар, отставляя креманку в сторону, но не слишком далеко. - Какими судьбами? Повидаться или у тебя сегодна тоже смена? - бумаги стали быстро-быстро мелькать под пальцами первого помощника, а глаза мужчины в это время просматривали текст, не улавливая смысла ни единого предложения. Водились люди, при которых у Валье начинался совершенно несвойственный ему приступ смущения. И вот один такой экзепляр сейчас имел счастье находиться прямо пред темными очами Лена.

6

Макса всегда умиляли люди, которые изображали бурную деятельность при виде других. При том, что им вот даже совсем необязательно было это делать. Но так забавно это у них выходило… у Макса вот никогда так не получалось. Хотя, возможно, что это происходило из-за специфики его профессии. Нет, ну правда. Как охранник мог изображать бурную деятельность?
"Бонд, Джеймс Бонд… спрятался за колонну, присел, перекатился, молниеносно (обязательно так) вытащил пистолет из кобуры, навел прицел, устранил цель…"
В действительности же он просто мог чуть тщательнее осматривать углы… Ну иногда он стоял на входе/выходе, проверял документы. Но в эту смену работа Макса заключалась в хождении по мукам, то есть по коридорам. И это было очень и очень здорово, честное слово. Ведь во время Осеннего Маскарада на входе наверняка был настоящий проходной двор.
- Я стараюсь. Наверное. Может и нет. Пою мотивно, а слушать противно. – Он рассмеялся, поправил воротник рубашки, уперся локтями в стойку. – Просто бывает такое, я уверен, что у тебя тоже… Прилипнет какая-то песня и играет, играет в голове. Как патефон заело.
"Совсем с катушек слетел. Макс, ты ж патефона не видел никогда"
- А чего один тут? Отпустил паренька пораньше? Не скучно? А работы-то много? - Ленар еще не успевал отвечать, а Максимилиан задавал новые и новые вопросы, явно соскучившись по человеческому общению.
Выразительный взгляд Валье на Ланге, потом еще один – тоскливый – на опустевшую креманку. Охраннику сразу все стало понятно и он устыдился своей неумной доброжелательности в рабочие часы.
- Хочешь, дойду до бара и принесу тебе десерт? Или постою тут, пока ты сам сходишь? - Неуверенно спросил Макс.

7

>>>> Курительная комната
Растрепанные волосы, расстегнутый пиджак, банта "бабочки" и  пуговиц на горловине сорочки уже нет. Лестницы в "Вертепе" крутые и коварные. Они никогда не кончаются и вечно ведут не туда.
"Ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее! - Ах, нет, я никуда не хочу попасть! - сказала Алиса."
Невольники в ошейниках и трусах из ежовой шкурки, вальяжные садисты, услужливые мазохисты со следами сигаретных ожогов на нежных сосочках и окровавленными гениталиями под кружевом,  прекрасные негодяи, чистые ангелы, акулы теневого бизнеса и просто так европейские аристократы с  бледными тонкими пальцами, небритые "девочки" в нарядах а ля Тулуз Лотрек. "Oh-la-la, чего изволите, месье".
На ресепшне было тихо и приятно, сидел за компьютером серьезный очкастый  мальчик в замше, деликатно  гонял от щеки к щеке мятную конфетку.
Вилли Ли локтями навалился на стойку, глянул волком из-под пряди:
- Что за бред творится с номерами? Где офис менеджера?
- Номер 39 - равнодушно квакнул мальчик, щелкнул "мышкой"
- А разве не 93? - опешил Вилли Ли. - Переехал?
Мальчик приподнял дужку дорогих тонких очков и хмыкнул, неопределенно махнув рукой в прохладный  зев коридора, совершенно не удивляясь вихрастому визитеру.
Вилли кивнул и вскоре сунулся в офисную дверь, где неделю назад заверял контракт.
Менеджер-старик в сером костюме, сгорбился за столом, заваленным папками и деловыми  пластиковыми "файлами", заметив посетителя на пороге, он поднял породистую,  горбоносую, как у вождя ирокезов, голову от бумаг и вежливо пробасил:
- Чем могу служить, мсье?
- Рву контракт досрочно. Претензий нет. Деньги меня не интере... -  начал было Вилли.
- Я знаю. Где же Вы так долго пропадали? - усмехнулся старик и подвинул по полированной столешнице документы, скрепленные в левом верхнем углу степлером- Все уже готово. Вот ручка. Подпишите здесь и здесь. В тех квадратах, где "птичка". 
- Так просто? - конторская гелевая ручка дернулась в пальцах, "Вилли" помедлил и фальшиво, как будто не своей рукой вывел в графе фамилию "Louvier" с росчерком.
- Проще, чем Вы думали. - довольно отозвался старик, убирая договор в папку.
Вилли заметил на краю его стола знакомую газету - то ли "Les nouvelles", то ли "Monde" с набившим оскоминой портретом и некрологом, сглотнул и уверенно, с напускной развязностью, присел на край стола, закрывая задницей собственное вчерашнее лицо на газетном развороте, нужно было обсудить еще кое-что.
Менеджер по прислуге заметил маневр и улыбнулся
- Примите мои соболезнования. Безвременная утрата. Еще вопросы есть?
Вилли встал со стола и попятился, ощупью застегивая пиджак.
- Я провел кое какие банковские операции. Хотел бы перевести деньги. На счет... Тут у Вас  есть горничный юноша. Ксавье Дюбуа. Такой черненький, вертлявый, лет шестнадцать на вид.
Старик покивал:
- Да-да, понимаю, его многие поминают. Бойкий юноша. И что Вы хотите?
Вилли назвал вполголоса сумму, так что голос полностью был заглушен мерным жужжанием допотопного вентилятора, но менеджер все услышал, даже фразу " я сильно обидел его накануне" и ответил:
- Четыре миллиона на чай? У Вас солидный размах, мсье. Все дела решите в бухгалтерии, офис номер 101,  там все переведут. Однако, эта блондинка имеет успех среди обслуги и посетителей. Далеко пойдет.
Уже в дверях, Вилли Ли вздрогнул и обернулся.
- Какая блондинка? Ксавье брюнет. Или у вас есть другой Дюбуа?
- Надо же - - менеджер полистал личные дела - а на фотографии блондинка. Дюбуа у нас один. Ксавье.  Есть еще Дюруа, истопник, но ему за 50, и он очень неаппетитно выглядит... Слоновая болезнь. Для любителей.
Вилли закрыл дверь.
Старик закрыл глаза.
Комнату 101 трудно было перепутать, как ни читай, слева направо или справа налево все одно и то же.
Денежные дела были улажены быстро.
Деньги должны были  анонимно поступить на счет Дюбуа.
Вилли Ли брел по  неожиданно пустому коридору левого крыла для прислуги.
В полутьме под потолком, реагируя на шаги по ковролину, зажигались и гасли тусклые желтые лампионы под потолком.
>>>>>>>> Комната Луи Лувье

Отредактировано Луи Лувье (2010-02-14 01:41:59)

8

Тяжела и неказиста жизнь попсового артиста. Ну, то есть ни сна, ни отдыха измученной душе, - молодой мужчина не оглянулся на дверь, бесшумно закрывшуюся за его спиной, - Хотя ни один артист в здравом уме и твёрдой памяти не откажется от ее стремительного и пестрого круговращения. И Альдо Фратти ни за что не согласился бы променять снова этот бешеный ритм на сонное прозябание владельца шикарной виллы. Нет, спасибо, нахлебался необязательной и вольной жизни никому не нужного ресторатора и конезаводчика. Теперь расписание концертов, записей и гастролей расписано на пять лет вперед. Ещё в конце позапрошлого марта был заключен договор, по которому Альдо принял приглашение на трёхмесячные гастроли в Юго-Восточной Азии.
Япония, Китай, Бирма, Индия.
В Японии все прошло по-японски гладко и аккуратно. Токийский «Сантори холл», «Осака симфони холл» - как-никак концертные площадки весьма почтенные. «Концерты Фратти представляют собой высокотехнологичные, красочные шоу, в которых удачно сочетаются интересная работа костюмеров, декораторов, осветителей и звукоинженеров, высокое профессиональное мастерство музыкантов и уникальный голос самого солиста», - захлёбывалась восторгом пресса. Конечно! Не писать же ей, что такого откровенного, бесстыдного «чеса» мировой попс не видел со времен «Аббы»? Или что таскать за собой всю эту высокотехнологичную хренотень – всё равно, что топать с обозом до Китая. Кстати, о Китае… - Альдо хмыкнул, вспоминая, и облокотился на полукруглую стойку рисепшена. – Стараниями Геира Китай пал в руки, как перезрелый плод. Дебют Фратти в Китае состоялся летом позапрошлого года в ходе съемок на Центральном телевидении. Его таинственный и чарующий голос вызвал бурю аплодисментов и овацию публики. В начале прошлого года итальянец вновь побывал в Китае для участия в съемках праздничного гала-концерта по случаю праздника Весны.
В конце апреля этого года Фратти с открыл свой он-лайновый блог для китайских почитателей. Идея на сей раз принадлежала ему самому, но Геир был «за» всеми руками. Однако на просьбу китайской прессы дать интервью, певец ответил отказом. «Подержи интригу, Альдиньо, - посоветовал датчанин, хитрый, как сам змий. – И они будут твоими со всеми потрохами». По статистике, за 20 дней после открытия блога, его посетили более 200 тысяч раз. Китайские почитатели на китайском, английском и итальянском языках выразили свою любовь к талантливому певцу и добрые пожелания. На сайте - его фотографии и записки с переводом на китайский язык. «Итальянская поп-звезда Альдо Фратти совершит свои первые гастроли в Китае в июне этого года, - кондовым языком социалистической прессы сообщала газета "Жэньминь Жибао". – Певец пообещал лично принести поздравления посетителей с Днем молодежи Китая. Следует отметить, что итальянский певец также опубликовал на наших страницах записку с иероглифами "Нимэнь хао" – «Здравствуйте», которую он написал сам. По сообщению организатора - Китайской международной культурно-художественной компании, премьера нового шоу состоится 15 июня в пекинском Доме народных собраний. Артист выступит на сцене большого зала, который может вместить 10 тысяч зрителей. Цены на билеты колеблются от 180 до 1680 юаней. Помимо столицы Китая, итальянский певец выступит в ряде крупных городов - Шанхае, Чунцине и Чэнду»
Ну, раз так пообещал главный печатный орган по-прежнему, но уже неявно красного Китая, то  умри, Альдиньо, а накалякай вслед за специально приглашённым в номер мастером каллиграфии то, что при большом желании можно принять за иероглифы, заучи, будто попугай, сложно интонированные несложные слова (вот когда абсолютный слух пригодился!), и отпой положенные три концерта в день везде, где укажет лично твой Любимый Руководитель – Геир Соренсен: от пафосных концертных залов в Пекине и опупительно современном, небоскребном Шанхае, до душных клоповников в провинции Сычуань, которые здесь ошибочно считали ночными клубами, и куда потные китайцы и китайки в ажиотаже набивались на манер селедок в банке.     
С Сингапуром вышла накладка. Несколько дней после того, как тамошние власти запретили все концерты, участники группы провели в гостинице Бомбея. Делать было нечего, и музыканты знакомились с достопримечательностями города. Гуляя по одной из улиц, Фратти и компания решили зайти в маленький кабак. В неожиданном заводе ребятам так захотелось поиграть перед местной публикой, что они устроили настоящий акустический концерт. И хозяин заведения в качестве гонорара вручил им бутылку виски, приглашая поработать на следующий день. Больше Индия не оставила никаких впечатлений… кроме смертельной жары, многолюдства, когда хотелось расстрелять толпу фанатов прямо со сцены, и дикой усталости.   
Потом был остров Бали. «Я не мог поверить, что чувство гармонии и красоты, которое я испытывал только на сцене, могло существовать в реальном мире. Я был очарован Востоком», - сказал он в интервью, после которого Геир, договорившийся об умелой рекламе сети тамошних отелей, хлопнул подопечного по плечу и шепнул: «После трёхмесячного ада, мой темнокудрый ангел, ты заслужил недельку в раю», сунув ему в руку записку (к счастью, написанную нормальной латиницей, а не иероглифами) с заветным адресом, приведшим сюда, на этот рисепшен. 
- Я - Альдо Фратти, - лучезарно улыбнулся он служащему. – Как мне пройти в мои апартаменты? 

Отредактировано Альдо Фратти (2010-06-22 20:11:41)

9

==>Парадный вход, лестница
Ну наконец-то живые люди! - радостно подумал порядком уставший от плутаний Эдди. Ему уже начинало казаться, что замок вымер, а все друзья, которыми хвастался его брат, были лишь плодом больного воображения бывшего штурмана. Он оказался около "стойки для тупых вопросов", как он сам ее всегда называл. По-умному это конечно именовалось более красивым словом, которое мало отражало истинную роль. Однако, в этом замке таких будочек следовало бы поставить штуки по три на этаже, чтобы предупреждали, как не попасть случайно в какое-нибудь помещение для групповых оргий ненароком, или как выглядеть и вести себя, чтобы не приняли за прислугу. В общем, вопросов у него накопилось достаточно, чтобы скоротать время до рассвета, а потом выдать Рэю какую-нибудь невероятную историю о приключениях в Вертепе.
Однако, первым к ресепшну он подойти не успел. Его опередил высокий брюнет, показавшийся Эду кем-то знакомым. Перебрав в уме все возможные варианты, добавив к ним маловероятные и совсем уж фантастические, он заключил, что до сегодняшней ночи с этим типом лично не встречался. Но лицо явно где-то мелькало....
Ты ж в элитном борделе, милый! - мысленно обругал себя Эдди. - Тут наверняка и знаменитостей полно. А почему нет? Не в дешевых же саунах им отдыхать... Как жалко, что я редко смотрю телевизор...Хотя... Если слегка поменять прическу и одеть другие шмотки, то он станет похож на одного певца. Да не, вряд ли. Чего бы ему здесь делать?
В этот момент брюнет как раз разговаривал со служащим.
- Я - Альдо Фратти. Как мне пройти в мои апартаменты?
Он! Ну все! Можно брать автографы, а потом на этом зарабатывать. Или попросить его расписать мою одежду полностью, чтобы потом на аукционе продать. Или... Или набить морду, потому что я не могу понять тот жанр, в котором он поет. Или... Выпить!
Тут Эд случайно вспомнил, что собирался отметить приезд сюда чем-нибудь горячительным. А тут такой потрясающий шанс нарисовался! Да если он его упустит, а потом расскажет сокурсницам, то страшно представить, кем его начнут называть. Эдди совсем не боялся сплетен и всяких кличек, но разумные пределы были у всего. К тому же не каждый день удается выпить со знаменитостью.
Глупо отказываться от идеи только потому, что он всего лишь эстрадный певец. Да и потом, наверняка он обычный парень, просто со своими тараканами. Поэтому... В путь! - приободрил себя юноша.
- Вы так спешите в свои комнаты? Как насчет отметить приезд в местном баре? Немного Амаретто, или Баккарди. Все равно ложиться уже поздно, - младший Скиннер искренне постарался, чтобы это прозвучало как можно более доброжелательнее и без всяких намеков.

Отредактировано Эдди Скиннер (2010-06-22 22:00:32)

10

>>>>>>>>>>Комнаты Мерлина Марго Леруа

Лувье отхлебнул из горла, практически не чувствуя вкуса, лишь через минуту вискарь шибанул послевкусием благородной сивушки. Виски подействовал, как проявитель и на прицельную остроту зрения и на реакцию и на короткие, бесстрастные мысли.
Луи был совершенно спокоен и собран. За спиной не оставалось ничего, стоящего внимания,  впереди – ждала трасса. Ее белую разметку в ночном свете фар он уже почти видел, тянуло к ней, как наркомана к дозе. До последнего глотка осеннего вина.
Он молча  шел по коридору рядом с Марго. Его расчет был точен, как время по Гринвичу. В поместье наступила та полубредовая карнавальная пора, когда никто никому не нужен, и даже последний малолетний раб пьян и сует деликатесы собакам, которые крутятся под длинными столами затухающей оргии. Крепкая вонь бордельного будуара, лисятника зверофермы и казармы уже не раздражала ноздри – человек привыкает ко всему, даже к тифозному бараку или крематорскому нефильтрованному дыму.
Поместье не было для Лувье ни филиалом ада на земле, ни Телемской обителью шарлатана  Кроули, ни  гламурным лепрозорием, ни академией «науки страсти грешной», ни бдсм-клубом для силиконовых импотентов. Вертеп.  Просто название. Как деревенские рождественские ясли с представлением на ратушной площади Брюсселя или Дижона. Крыша, стены, подполы, чердаки. Музейные рамы.  Выжженная точка на карте, белое пятно географических координат «везде-нигде». Лувье не жалел ни об одной минуте, проведенной здесь, как не жалел ни об одном дне своей жизни.
Память у него была отличная, высшей пробы, все зеркальные отражения, случайные собутыльники, пламенные и мгновенные, как бенгальские огни, любовники на час, смрадные, как чирьи, шуты, кудрявые рубахи-парни, моралисты-резонеры, павлиноглазые трансвеститы в пеликаньем пуху и блестках, атлетические барбикены, мафиози,  жеманные ломаные наложники, нарочитые простаки и "гвардейцы господина кардинала" сданы на вечное хранение в черепную коробку. Даже через десять лет, встретившись взглядом в толпе, я кивну - "ты". И пройду мимо. Или нажму на газ. Все, все пропито, такая беда.
Моя бархатная золотая жила истощена. Я слишком дотошный и жадный старатель. Пью досуха. И после на ноготь не выскальзывает из опорожненной бутылки последняя  капля спирта.
Впереди по багровому  коридору гомонили вразнобой группки ряженых, они ни на кого и ни на что не обращали внимания, даже говорили, не слушая собеседников, щупали наугад и без пристрастия,  даже цеплялись к проходившим мимо  вяло, как перекормленные кобели.
Лувье  опустил руку на плечо Марго – не покровительственно, а просто чтобы не потерять на людском юру.
Они проходили компании людей насквозь, на лицах – абсолютная полярная пустота, белая страница, нечего читать, даже наощупь по Брайлю. Дряблые отмоклые в теплом поту, который уже не держал дезодорант,  тела смыкались за спиной, как прудовая ряска, колышущиеся мешки, тесное крутое варево самцового мяса.
Истлевающее многолюдство праздника было для Лувье подспорьем. Легче всего затеряться в толпе.  И верно – вокруг образовалась нужная желанная полоса отчуждения. В этом "Вертеп" прилежно копировал неоновые мегаполисы и ночные пафосные клубы. Монотонная одномерная толпа  двадцать первого века, когда общий поток даже в часы пик  распадается на атомы стерильного одиночества и обморочного, как хлороформ, тотального равнодушия  – одиножды один помноженный на ноль.
Еще несколько лестничных пролетов, поворот, огромная ковровая и мраморная прохлада холла – ресепшен  и за ним  сумрачный будто церковный коридор в служебные офисы поместья.
Тут было почти  безлюдно, двое флиртовали у стойки, невидимые кондиционеры гоняли по анфиладным пространствам выхолощенный парфюмерными отдушками дистиллированный сквозняк.
Пришлось подождать минут десять, прежде чем появился заспанный дежурный в форменной каскетке.
Лувье держался вальяжно, не улыбался, с вежливым сытым презрением клиента глядя сквозь работника.
Он знал, что не формальную улыбку или хотя бы намек на живые человеческие эмоции  высшая прислуга воспринимает, как неандертальцы - то есть как  несостоятельность и слабость «лузера».
Хватило трех холодно процеженных сквозь зубы фраз, чтобы донести до визави требование.
Заказать машину без шофера в Вертепе было невозможно, но  Лувье не стал возражать – он предусмотрел такой расклад и уже просчитал  дальнейшие действия. Дежурному было глубоко наплевать, кто и почему оплачивает заказ, особенно после того, как заплатив по карте, Лувье оставил на стойке пачку чаевых наличными.  Он вспомнил о просьбе Марго и бросил дежурному, как щелкают пальцами выхоленной для выставки угодливой собаке:
- У господина Леруа еще один заказ. Прими.

Отредактировано Луи Лувье (2010-06-23 01:14:34)

11

------->Комната Мерлина Марго Леруа
Благодарность за молчание, какая-то совсем безразмерная, затопила, захватила, понесла вперед. Беззвучные шаги, одежда не шелестит.  Кокон тишины вокруг, за ним лица без выражения, драпировки, не скрывающие ничего, маскарадное придуманное разноцветье, зеркала без отражений. Рты раззявливаются - ни слова не долетает, глаза смотрят - вскользь.
Теплая тяжесть ладони, движения в такт, непонятно даже, кто под кого подстроился, чтобы рядом. Попробовал бы кто-то так уронить руку - сразу бы плечо повело в сторону: не трогай. Луи можно, Луи уводит, выводит. Луи просто есть.
Не можно - нужно.
Понемногу наводилась резкость восприятия, хорошо, что понемногу: четкая картинка наполнилась безобидным гудением кондиционеров уже в холле. Марго спокойно, терпеливо ждал. Ни одного вопроса, он и так все знал.
Дежурный, совсем, насквозь ненастоящий, профессионально улыбался, без колебаний выполнял заказ после того, как сгреб стопку банкнот, игнорируя камеры. Законные чаевые. В карман, а не за резинку чулок; везунчик.
Услышав свою фамилию, Марго очнулся окончательно, собрался было полезть в ридикюль  - легкий жест, тут же замаскированный под небрежный взмах рукой: вспомнил о предупреждении Лу насчет принятой здесь оплаты использования парка машин. Сосредоточился и, едва шевельнув губами, выдал негромко:
- Машину на имя М.М. Леруа к парадному, без срока ожидания, задаток стандартный, полный расчет по факту. Для моего гостя, предупредите шофера.
Рассеянное нетерпение мелькнуло на умиротворенном лице и пропало, все благопристойно. Все по несуществующему статусу випа.
Дежурный принял заказ, не колеблясь. Вновь запищал считывающий аппарат, электронные евро перекочевали со счета на счет, еще один звонок в гараж - voilà. Машины ждут.
«Так просто. Так невозможно, если бы я один».
Подцепив Луи под руку, Марго, мягко пружиня кроссовками, двинулся к выходу. Где-то глубоко внутри все еще свербел страх - окликнут, остановят. Но двери замка сомкнулись за спиной. Без звука.
Ярко освещенная парковочная площадка. Два автомобиля. И резкий, терпкий живой запах осеннего парка. Недоверчиво принюхавшись, Марго замер на секунду, заглянул в глаза Луи, улыбнулся искренне, широко и поспешил вниз, едва удерживаясь от того, чтобы не перепрыгивать через ступеньку.
-------->Автомобильная стоянка

Отредактировано Марго (2010-06-23 04:14:35)

12

Началось… - Альдо благожелательно кивнул портье, так и не успевшему что-то ответить. На апостола Петра этот субтильный очкарик тянул слабо, а преддверие рая было вполне земным, но, что говорить, внушало. Не в каждом отеле роскошь так бьет в глаза с первых шагов, и уж точно не в каждом отеле, будь он даже перестроен из чего-то там старинного, веет… черт знает, чем веет, однако точно – чем-то зловещим. Будто прямо у входа караулят невидимые, конечно, призраки. Во французских замках водятся привидения? – итальянец невольно повел плечами, облитыми бежевой ветровкой, - или это только английская блажь? Вроде и ночь тёплая, а мурашки по спине. 
Альдо оперся ладонью о стойку и лениво выпрямился, - переводя взгляд на внешний раздражитель. Тот оказался весьма звонкоголосым, наружность имел приятную, и к тому же предлагал выпить. Кто бы чего другого ждал! – внутренне хмыкнул Фратти, разглядывая парнишку, темные глаза которого на секунду прищурились, а потом широко открылись. – Узнал-таки… вот она слава – зайти не успел, но уже нарвался на фаната. Да если б я пил со всеми, кто предлагает, давно бы вытянулся в могилке, пожертвовав печень тщеславию или вежливости.
Альдо профессионально улыбнулся. О, эту улыбку Геир считал не меньшим даром «своего Альдиньо», чем уникальный голос. Улыбаться любому, от дряхлой британской пенсионерки с дешёвой сумочкой и нелепой шляпкой до зашуганной старшеклассницы, впервые пришедшей на танцы, от владельца суперкорпорации до замученного работяги, улыбаться так сердечно, что каждой и каждому казалось, будто эта улыбка (равно как и сам Альдо Фратти) и родились-то персонально для него или нее – и вправду дар одной из тех фей, что стоят в изголовье у младенцев. 
А парнишка занятный. – Улыбка улыбкой, но разглядеть визави Альдо ничего не мешало. – Итальянец, никак? Ложиться ему поздно… Растрепанный, будто с постели вскочил, а расчески не нашел. Смугловат, брови-глаза темные, шустрый. Точно, земляк. Но английский правильный, чуть ли не лучше моего. Поди, лучшая школа за спиной, бонны-гувернантки с памперсов, если родители важные шишки. Не сам же такой сопляк студенческого вида себе путевку в рай заработал. Если он клиент, конечно. А то, может, из обслуги? Вдруг у них тут прямо с порога гостей ублажать положено?.. Ублажиться, что ли? – прикинул Фратти, и понял, что не прочь. Выспаться он успел в самолете.
- Отчего же не отметить? – ответил певец, так же лучезарно улыбаясь. – Я не спешу. В этом месте мне спешить некуда, а комнаты… что комнаты? Они останутся на месте. 
Он уже как бы между прочим положил руку на плечо смазливого любителя выпить и проникновенно спросил:
- И где тут местный бар? Проводишь? 

13

Получив согласие нового знакомого, Эдди облегченно вздохнул. Придумывать невероятные приключения по замку скорее всего не придется. Вот они, стоят рядом и уже строят глазки и обворожительно улыбаются. Но следом за радостной пришла и вторая мысль, из тех, что французы называют красивым выражением "дежа вю". Совершенно незнакомый человек с первых мгновений знакомства идет с ним в ресторан, угощает выпивкой, а потом... Он прекрасно помнил тот день, когда он встретил Кита впервые. Тот тоже смотрел немного свысока, приглашал выпить и вел себя как настоящий мачо.
Поначалу, наверно, все такие, - подумалось Эду. - Но теперь-то я умнее.
Поэтому он выбросил из головы всю романтическую чушь, что уже потихоньку заполняла его сознание и заставляла верить людям, словам, жестам и взглядам. Старшие так часто повторяли ему, что пора бы взрослеть, что он боялся наделать очередных ошибок. К тому же, никаких пояснений - а что же именно понимается под этим самым взрослением, никто давать не желал. Типа, будь умным, отвечай за свои поступки и прочая подобная чепуха, понятная только тем, кто об этом говорит. Немного поразмыслив на эту тему, Эдди решил, что если он пойдет с этим мужчиной в местный бар, выпьет по бутылке чего-нибудь дорогого и просто поболтает, то можно считать свой долг выполненным. В любовь с первого взгляда он не верил, а секса с первой встречи просто опасался. К тому же будет приятно вернуться к брату и заявить, что он пил со знаменитостью, но обещания не исполнил, ибо на кой он сдался этой шишке.
- И где тут местный бар? Проводишь?
Вопрос поставил Эда в тупик. Он не имел ни малейшего представления, где находится этот бар, как туда вобще попасть и, главное, как потом из него выбраться? Но в экстремальных ситуациях он умел действовать быстро, а только потом думать, что могло бы быть и какие еще варианты действий существовали. Впрочем, задумывался он над этим нечасто. Он вежливо улыбнулся мужчине и слегка кивнул:
- Конечно, провожу, Альдо! Здесь совсем недалеко. Не представляешь, как там красиво!
Главное, уверенно врать, - подумал Мыш. Затем он повернулся к служащему за стойкой и почти официальным тоном поинтересовался, как пройти в это заведение. Тот с трудом обрел дар речи и подсказал дорогу. Эдди кивнул, поблагодарив за информацию и, как ни в чем не бывало, повторил спутнику ответ, уводя за собой в указанном направлении.

==>Барная комната

14

Парень не стряхнул ладоней с плеч – уже хорошо. Не лошок, значит, понимает, с кем имеет дело. Будь ты хоть сынком черт знает каких шишек, а кумир миллионов приласкает не каждый день. Интересно, что за мысли бродят в этой лохматой башке?.. А впрочем, не важно. Не кобенится, пай-мальчика из себя не строит – и ладненько. Стало быть, и остальное если и не пойдет как по маслу, - Альдо очаровательно улыбнулся, но не юному темнокудрому спутнику, доверчиво на него взиравшему, а своему двусмысленному каламбуру, - то, во всяком случае, не станет полной неожиданностью.
Иной раз парни были трусливее девчонок. Те, по крайней мере, почти всегда знали, для чего они хотели уединиться. Нет, конечно, некоторый дурочки ожидали чтения романтичных стихов и делали очень большие глаза, когда герой их девичьих грёз залезал под юбку, но… от таких наивных и сам Фратти за годы славы научился держаться подальше, и группиз из своей среды подобных белых ворон выдавливали быстро. А попадёт иной раз эдакое залюбленное мамочкой чудо с кое-чем между ног, и давай верещать от вполне внятных предложений и действий, как будто его непоротая попка – величайшее из сокровищ вселенной, и нужно хранить её целостность и нетронутость по гроб жизни.              
Услышав вопрос, обращённый парнем к обомлевшему вконец портье, Альдо откровенно расхохотался. Знатно выкрутился, маленькая бестия! То есть, он знал о том, где этот самый бар, ровно столько же, сколько я? Ну боек… - Фратти, еще смеясь, непринуждённо обнял парнишку за плечо и боком прижал к себе, сцепил руки на другом его плече, и пошел куда сказали, символически приволакивая юнца за собой и невольно заставляя шагать в ногу:
- Ну идём, bambino. Экий ты нетерпеливый пьянчужка, - взгляд итальянца, обращённый чуть сверху в пока незнакомые карие глаза, был полон смешинок. – Веди, старожил, в красоту такую несказанную!
Барная комната

Отредактировано Альдо Фратти (2010-06-30 21:58:59)

15

Каминная зала

Обычно карнавал, который был радостным событием для одних, для других превращался в сплошной кошмар. Съезжаются почти все постоянные клиенты и большинство из них откровенно невменяемые. Аврал, все бродят, как хотят и где хотят, прислуга сбивается с ног, охрана падает с них от усталости. На кухне, как в аду. Такого бардака, как сейчас, заступивший на смену менеджер не видел уже давно. И кто-то должен был навести в этом всем порядок.
«…Дэн Г, номер 314» - менеджер смотрел данные на очередного клиента. Этот, судя по всему, решил погулять на широкую ногу, два взятых в долгосрочную аренду хаслера, один выкупленный, все трое – малолетки. «Вот, блядь, любитель тинейджеров» - пятидесятилетний мужчина помнил те времена, когда до Европы еще не докатились эти американские закидоны и подростков можно было трахать и в хвост и в гриву, никто внимания не обращал. А потом потомки недорезанных пуритан пришли туда, откуда сбежали их предки, и погнали волну. Помнящий о вольнице 70 годов минувшего столетия менеджер работал в Замке по… идейным соображениям. Его привела в него борьба с охватившим мир ханжеством.
«Поль Лаллан, 14 лет, блондин, девственник…» - заявлен и предоплачен, а доставлен клиенту и выкуплен в долгосрочную аренду был «…, блондин, 15 лет, девственник» - очевидным образом, по ошибке одного мальчика привели вместо другого. Еще одно бардачное последствие карнавальных ночей было выявлено и его надо было ликвидировать. Найти оплаченного заранее хаслера, если тот жив и здоров, и доставить любвеобильному клиенту. В случае невозможности «лечь на грунт и не отсвечивать», этот Дэн, судя по всему и думать забыл о своей так и не востребованной игрушке.
«И как его найти?» - большая часть охраны была стянута к залу, где проводился кровавый аукцион…

«И что мне теперь делать?» - Юный Фонте был все еще пьян и возбужден после произошедшего в каминном зале. Спать идти не хотелось, подростка охватило состояние «чего-то хочется, а кого – не знаю».
- Анри, не поможешь мне? – вопрос менеджера упал на благодатную почву.
Сделать то надо было всего ничего – найти какого-то хаслера и, если у того будет товарный вид, позвать охранника и доставить невольника в номер некоего Дэна. Просьба была простой.  Перекочевавшая из рук менеджера в руки поиздержавшегося во время карнавала Анри купюра решила дело.
- Сейчас поищу, - пообещал юный Фонте и пошел прочесывать Замок, который, несмотря на многочисленные галереи и переходы, лишь казался лабиринтом. По настоящему спрятаться в нем было невозможно. Анри знал, что если этот Поль еще жив, то найти его не составит труда. Конечно, если невольник был с кем-то из клиентов, то этот Дэн обломается, на что юному Фонте, по большому счету, было глубоко наплевать.

Бальная зала

Отредактировано Анри Фонте (2010-07-10 22:20:37)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Ресепшн