Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Кафе на набережной Сен-Мало, конец ноября


Кафе на набережной Сен-Мало, конец ноября

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Шарль терпеливо ждал, когда ему забьют номер факса, стерпел даже руку, прикоснувшуюся ко лбу, даже улыбнулся, даже очень мило, впрочем, как и всегда. Он ведь такой милый, такой обаятельный, такой… черт возьми, самовнушение не помогает, когда его так бесцеремонно фотографируют, особенно в последние этак месяца два, а вообще он ни разу не любитель фотаться, даже альбома с фотками никогда не имел, так что…
- Цыц, зараза! – взял коробку с запонками, внимательно глянул на зарвавшегося олуха. – Считай, что я эти финты с фотками люблю не более, чем ты ласковые прикосновения к своим шикарным волосикам, так что если будешь возмущаться, - улыбнулся снова обаятельной улыбкой, надеялся, что обаятельной, - снова наступлю… на что-нибудь и эти золотые безделушки ты не получишь.
Кашлянул, опустил коробку с запонками в карман плаща, прищурился, удерживая в углах губ намек на улыбку.
- Спасибо за компанию, за помощь. Но не зарывайся. Ты понимаешь о чем я говорю, так что дураком не прикидывайся. Не было бы мне нужды таким образом искать возможность передать информацию, если бы я мог сам открыто ее передать. Так что выбирай. Или фото моего прекрасного лика в твоем телефоне, или подарочек.
«Или в морду, без подарка и телефона!» - с удовольствием добавил уже мысленно.

22

Ян спрятал руки под стол и глупо хлопал глазами, пытаясь понять, что произошло. Почему прикидываться? Он и есть дурак! Самый настоящий идиот, ведь поверил в каждое сказанное слово. Все казалось таким логичным и понятным, что грех было не воспользоваться добродушием богатенького и, как показалось, ленивого сноба. На деле же все было проще, чем с цирковым пуделем и сахарной косточкой.
Пирсер покраснел от стыда, спрятал глаза и быстро полез в сумку за сотовым. Дрожащими от волнения пальцами начал стирать телефон и фото, демонстрируя дисплей всякий раз, когда стилизованный мусор на нем медленно перекочевывал в хорошо прорисованную черную дыру.
Поднялся, схватил клатч и платок, стащил со стула пальто, и как-то совсем неубедительно и скомкано кинув:
- По-жалуйста, - полетел к двери.
Одевался уже на ходу, торопливо оббивая каблуки о мощеную улицу, обиженно поджимая губы и щурясь, старательно переключая мысли с наглой усмешки и быстро пропавшей из вида бархатной коробочки.
Его трясло от злобы. Трясло от одной только мысли о том, что никому никогда не удавалось еще так по-хамски верно указать ему его место. Подчеркнуть – ты тупая дешевка, не проронив ни слова. Надо было бы вцепиться в лицо, рот ему разодрать, отдавить ноги, или повырывать нахрен все волосы! А вместо этого, так просто и вежливо смотался…
Автоответчик Дика приветливо сообщал о том, что хозяин пиздец как занят и обязательно перезвонит позже, если только кто-то захочет оставить ему голосовое сообщение.
- Дик, ты сука, каких мало!!! Я прождал тебя больше часа, уебище! Не смей даже попадаться мне на глаза! Придурок…

23

Шарля перекосило от этой тряски и заикания.
- Придурок, - негромко пробормотал Шарль после того как пирсер едва ли не пулей пролетел мимо него. – Все в этом гребанном поместье психованные придурки.
Выдохнул, отгоняя воспоминания об искусственных сиськах, раскрашенных лицах, обтянутых латексом задницах, голых мальчишек у ног богатых оплывших дельцов, бодро трусящих на поводке розовоперых дряблых старичках, сочно хлюпающих разнообразных  членах, ебущих самые разнообразные задницы.
И все истерично. Все с надрывом, в свете софитов, сверкании многочисленных лам, для зрителей, для себя самих.
- Тьфу, черт.
Передернул плечами, скомкал воспоминания обо всем, что видел, что слышал, что чувствовал. О том, что оставил огромный долг. И этот долг нужно заплатить.
Если выйдут на него, значит выйдут на брата, сестру, родителей, на всех, кто с ним связан.
А если это будет охрана хозяина поместья, то…
Шарль не простил бы себе, если бы с родными что-то случилось по его вине.
Так что, да. Рождественская мать ее открыточка.
Рассчитался за все съеденное выпитое, позвонил Люку.
- Да погоди ты, блин с вопросами, - Люк сходу завалил вопросами про подарочек, - Заскочу скоро, привезу шахматы. Сейчас заскочу по пути. Только машину заберу. Нет, все в порядке. Так по мелочам, пыльники, пружина, масло и переобулись. Не надейся, что брат купит у тебя твою рухлядь, угу. Ну все, жди.
Снова пришлось обратиться к бармену, сунул купюру, черкнул записку: "Спасибо, что удалил фото. Удачного свидания".
Велел вышедшему на зов из подсобки   молодому парню - помощнику бармена догнать своего недавнего собеседника и передать ему футляр и записку.
Паренек умчался. Шарль вышел следом за ним из кафе. Он видел как парнишка догнал Яна, тронул его за плечо, сунул в руку футляр, мог лишь догадаться о том, что он произнес при этом: "Это Вам, мсье". Так и было. Именно эти слова и произнес парнишка, затем развернулся и помчался обратно в кафе, в тепло, подальше от пронизывающего до костей ветра.
Шарль не стал смотреть что дальше, поднял воротник плаща и скрылся за углом.
Через час, забрав в автосервисе машину заехал домой, забрал шахматы, приехал к Люку.
Пил кофе, пил коньяк, звонил по телефону, ждал звонка, потом ждал когда Люк освободится, затем из его кабинета послал в Вертеп факс следующего содержания:

«Господину Герману де Виль. Считайте это рождественской открыткой.
Жан Симон»

Рука едва не дрогнула, когда набивал адрес брата. Хорошо, что он в отъезде на целых три недели. Как раз почти до рождества.
Когда факс ушел, поднял на Люка воспаленные запавшие глаза. Приятель с некоторой тревогой смотрел на осунувшееся, побледневшее лицо:
- Ни о чем меня не спрашивай, Люк. Все потом как-нибудь, ладно?
Вдавил окурок в пепельницу, чуть приобнял счастливого обладателя пыльных, никому не нужных раритетных шахмат, хлопнул  по плечу и ушел.

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-10 22:10:24)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Кафе на набережной Сен-Мало, конец ноября