Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Кафе на набережной Сен-Мало, конец ноября


Кафе на набережной Сен-Мало, конец ноября

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://s16.radikal.ru/i191/1007/72/7f2089f16dd2.jpg

2

Внешний вид: прямое короткое твидовое пальто в стиле 80-х ярко-желтого цвета. Черный свитер с высоким громоздким воротом, очень узкие черные брюки забиты в темно-фиолетовые полусапожки с широким отворотом. При себе небольшой в тон сапог клатч и черные перчатки. На голове высокохудожественно повязан платок из тонкой шерсти.

Ян  опоздал почти на час, но был уверен, что Дик провозится еще дольше. Решение провести свой единственный выходной день с этим напыщенным придурковатым красавчиком было спонтанным и глупым. В прочем, как и все решения, которые принимал пирсер за последнее время. Растерянный, несобранный, истеричный и злой, он задыхался в пропыленных стенах элитной тюрьмы для богатых извращенцев и отчаянно совал свою задницу везде, где только могли оказаться приключения. Скука. Страшная, всепоглощающая неприглядная серая скукотень. А Дик, как-никак, умел веселиться и веселить. Хоть и придурок, ну такой придурок! Смягчающим обстоятельством и главным аргументом в пользу прокурившего мозги бармена всегда оказывалось – ну, красиивый же, сука! Аргумент победил и в этот раз. Поэтому, пришлось встать невероятно рано, долго делать лицо и заворачивать голову в шикарный дорогущий платок от короля «уни», мать его, Кляйна. Чтобы остаться довольным своим внешним видом понадобилось гораздо больше времени, чем ожидалось, но, блин, красота требует.
От места, где Ян приказал остановить такси, до набережной было примерно десять минут ходьбы. Но и эта простая пешая прогулка оказалась сущим кошмаром. Серое, низкое небо так и норовило прихлопнуть измученного мигренью мужчину, стылый ноябрьский воздух щипал за щеки, а убитая пешеходами и широкими колесами мопедов Бог знает, какая старая мостовая, проглатывала тонкие каблуки всякий раз, когда зазевавшийся пирсер отрывал от нее глаза. Приходилось только злобно материться, проклиная день, Дика, его больную идею культурно провести уик-энд, а заодно и совершенно точно бескультурную, отвязную и бессонную предстоящую ночь.
Ян вошел в крохотное уютное кафе, окинул взглядом редких посетителей. Не найдя товарища, недовольно скривил накрашенные блеском губы и уверенно продефилировал к самому дальнему столику у окна. Раздевшись, он на мгновение замер, прищурил глаза и тихо фыркнул на маячащий из-за деревянных перил террасы далекий кусок бледно-грязно-зеленого моря. Наконец ,сел, потер озябшие ладони и со скучающим видом принялся изучать предусмотрительно оставленное на каждом убранном скатертью столике меню.

3

Частная клиника>>

Сен-Мало неплохой город. Он нравится туристам, в нем есть море, мягкий климат, разве что за исключением таких вот ноябрьских дней.
Шарль прогуливался по набережной, чувствовал, как стынут пальцы  и холод забирается  за воротник длинного плаща.
Софи сделала все так, как надо. Хорошо, что у него такая сестра.
Нет, конечно, она бросилась на шею, обругала его, поплакала. Но потратила на это меньше пяти минут.
Потом Шарль лежал на кровати в комнате для гостей и рассказывал о Париже, о пожаре, о неведомых проблемах Поля. О поездке в поезде умолчал, о Вертепе, разумеется, тоже.
Софи смогла снять деньги по его карте. К счастью, счет еще не заблокировали и сбережения как раз пригодились.
С новым паспортом, заживающими ранами, успокоившейся сестрой и неизвестностью впереди.
Решено было остаться здесь в Сен-Мало до тех пор, пока не выяснится причина тех событий, которые произошли в Париже.
Месяц спустя Шарль разыскал своих двух друзей. Они встретились на набережной. Совсем недалеко отсюда, где сейчас был Шарль.
Оказывается, Поль просто играл. Отчаянно, безнадежно проигрывая, увязая в пороке все глубже и глубже. И настал момент, когда он просто проиграл их общий бизнес и их все заодно.
Они больше молчали, чем говорили. Пожали руки и пообещали друг другу встретиться через полгода. Это время решили просто выжидать. Кажется, после расставания в Париже у всех троих произошло много чего такого, о чем  не хотелось рассказывать.
Из Сен-Мало он так и не уехал. Жил у брата, которого видел от силы пару раз в неделю. Тот все время был в разъездах.
Не хотел самому себе признаваться в том, что его держит. Гнал от себя прочь все, что напоминало о минувшем.
Труднее всего ждать. А когда это необходимо, то ждать труднее в раз в десять.
Он поднял воротник, почти на уши натянул обмотанный вокруг шеи шарф и прибавил шагу. Опрометчиво решил прогуляться пешком из автосервиса, куда отогнал машину брата.
Порыв особенно холодного ноябрьского ветра убедил свернуть в кафе.
Внутри пусто, туристы в такую пору предпочитают тропики, блинчиками пахнет вкусно, аромат кофе приятно щекочет ноздри и главное тепло. Шарль потер ледяное ухо и сел за ближайший столик.
Единственного в эту пору посетителя он не сразу заметил. Желтое пальто боковым зрением воспринималось как пятно интерьера, даже странно показалось, когда сбоку что-то зашевелилось.
Шарль обернулся,  увидел и позабыл что говорил официанту.
Этот тощий паренек, в ярких тряпках сидевший в углу был ему знаком.
Золотокопытный сатир, бордовые какие-то балетные рейтузы и рухнувший набор ирокез. Как раз перед его торгами.
Официант кашлянул.
- Я еще не решил,  поэтому пока чай и порцию  блинчиков.
Официант ушел, а Шарль встал и сел за столик пригорюнившегося парня.
- Привет. Мне скучно одному сидеть. Не возражаешь?
Снова раскрыл меню и опустил взгляд с лица парня на строчки.
А вообще жареной рыбы хотелось. Надо ее заказать.
Со стороны выглядит так – он клеит скучающего фрика. М-да…
Строчки разъезжались, глаз устал цепляться за порции, граммы, цены, названия.
- Ты кого-то ждешь? –захлопнул меню, поднял взгляд и сумел сдержать обреченный вздох.
За минуту он успел сказать кучу банальных глупостей. Рекорд.
Шарль улыбнулся своим мыслям. Сейчас его будут красиво отшивать.

Отредактировано Шарль Морель (2010-07-31 17:24:48)

4

Ян откинулся на спинку кресла, скрестил на груди руки и внимательно оглядел унылого наглеца, который так бесцеремонно плюхнулся за чужой столик, да еще, как и принято у них, наглецов, оказался пресимпатичнейшим экземплярчиком. Пирсер всегда умел привлечь к себе внимание. Это выходило играючи, на щелчок пальцами по мере надобности и непроизвольно. Но только в определенных заведениях, под настроение и хорошую выпивку. А именно сегодня, в день культурного и, что уж тут, духоовного просвещения этого внимания совсем не хотелось. Однако, серый незнакомец производил впечатление ухожено-классического героя многостаночниц-романисток. Один из тех, в ком «что-то такое»… и пока мучительно пытаешься понять – какое? – он уже ловит тебе такси и нежно шепчет на ухо, придержав за локоток, что прекрасно провел время и не прочь повторить.
В то время как мысли стремительно уносили в то прекрасное утро, а герой по ту сторону стола пыжился над меню, повисла долгая, тревожащая слух пауза. Незнакомец снова родил гениальное, и Ян, поджав губы и дернув плечом заговорил, мягко, растягивая гласные.
- Здраасти… Вообще-то ждуу.
Он прицельно стрельнул глазами, покачал головой, снисходя до «так уж и быть», и уперся локтями в стол, растягивая губы в самой сладкой и прекрасной из своих улыбок.
- Но, если ты, мама, окажешься интереснее и умнеее, запросто пересажу его за соседний столик… или вообще нахуй пошлю. Ааха. Так что, дерзай, красавчик.
Парень манерно вскинул руку и погладил бровь ухоженным ноготком.
- Начнем, пожалуй, с кофе, м? Крепкий, черный и пару кусочков сахара на блюдце.

Отредактировано Ян (2010-08-01 15:20:10)

5

Шарль кивнул официанту и тот принес его - крепкий, горячий, с двумя кусочками сахара на блюдце. Перед Шарлем поставил чашку с чаем, сливочницу, блинчики и сладкий соус к ним.
- Я надолго не задержу, - Шарль кивнул на кофе. – Угощайтесь. Если честно, у меня к Вам есть одна маленькая просьба. Я знаю, что Вы работаете в поместье Германа де Виль. Возможно, Вы могли бы оказать небольшую услугу, передать ему кое-какие сведения об одном постоянном клиенте.
Шарль проговорил негромко, кроме собеседника его никто не мог услышать.
Затем встал, снял плащ и аккуратно повесил его на ближайший крючок на вешалке, размотал шарф, бросил его на соседний стул и снова сел.
- Угощайтесь кофе, а я с Вашего позволения, побалуюсь блинчиками.
Ловко управляясь ножом и вилкой, раскрошил блинчики на мелкие кусочки, аккуратные, на один укус, полил их соусом и занялся едой.
Вкусные здесь были блинчики.
Встряхнул салфетку промокнул губы, убирая каплю соуса, выжидательно глянул на собеседника и снова принялся за еду.

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-01 16:00:42)

6

Пока незнакомец говорил, Ян увлеченно изучал меню, разглядывая все больше цены, а не сами блюда. Мило улыбнувшись официантке, он ткнул пальцем на строчку, горящую ярко-красным «самый навороченный салат», и попросил несколько пирожных с кремом.
- На счет этого милого баловника, пожалуйста, да.
Он поправил ладонью тяжелый узел платка, закрученного на затылке тугой ракушкой, громко цокнул языком и гадко усмехнулся, наблюдая за тем, с каким удовольствием мужчина поглощает блины.
- Услуугу…
Яр постучал пальцем по подбородку, закатив глаза к потолку.
- А такое вообще возможно, м-м? Или, может, я же не знааю, я не стер со лба надпись – «Этот пидор – идиот»… А? Вроде стирал, хм.
Парень захлопал глазами и снова широко улыбнулся.
- Послушай, дорогуша. То, что ты что-то там знаешь, - манерные жесты и богатая мимика выдавали легкое волнение и раздражение, - мне вообще ну ни о чем не говорит. Ясно? Я(!) тебя не знаю. Мои услуги стоят оочень дорого, и все прописаны в прайс-листе заведения, в котором я работаю. Будешь желание – забегай. Заодно и сведения свои передашь, м-м? Сам!
Ян громко хмыкнул и взялся за чашку с кофе.
- Нет ну совсеем уже! Услугу ему оказать, аага…

7

Шарль выслушал до конца, рассмеялся.
- А что такого страшно в том, чтобы оказать мне услугу? Такой милый, симпатичный молодой человек, оказывает маленькую услугу не менее милому и симпатичному человеку. Все выглядит пристойно. Я же не наркоту и стволы тебя прошу передать, а всего лишь записку.
Официант снова подошел, принял заказ на салат, взглянул выжидательно на Шарля, тот кивнул, официант ушел.
Шарль отодвинул тарелку, допил чай, убрал чашку на край стола, протянул руку и деликатным движением стянул с головы ершистого собеседника затейливо повязанный платок. Темные волосы, укрощенные тканью, чистые, блестящие, без признаков геля, рассыпались, мягко тронули пальцы, скользнувшие вниз по овалу лица, большой палец провел по губам, блеск, тягучим липким слоем покрыл кожу, Шарль потер пальцы и в который раз подивился зачем такой липкой дрянью нужно мазать рот.
- Я полагаю, что ты все же можешь исполнить мою просьбу, но сделаешь это не бесплатно.
Улыбнулся.
- Так?

8

- Ты дурак?!
Ян оттолкнул окончательно испортившую день руку, уничтожившую вообще все! Моментально вспыхнул, стянул с плеча потерявший форму платок, на который было потрачено около сорока бесценнейших минут жизни. По полу зазвенели умело спрятанные в шерсти шпильки, на которых и держалось великолепное творение.
- Неет, ты не дурак… ты суууука, - шипел пирсер, яростно теребя пальцами неровную челку в тщетных попытках придать прилипшим к голове волосам хоть какой-то объем, - гребанная злая сука!
Ян надул губы, с видом оскорбленной добродетели решительно стряхнул ладонью со щеки следы, приятного было, но дерзкого прикосновения и резко поднялся на ноги.
- Знаешь, миииилый, засунь себе свою записульку в жооопу! Хуйло!
Он небрежно толкнул чашку с кофе, так что содержимое радостно выплеснулось на стол и побежало к краю с целью залить уродливые штаны мерзавца, а может еще и что прижечь. Было бы что! Сотворив гадость, пирсер, возмущенно пыхтя, полез под стол собирать свои "невидимки".

Отредактировано Ян (2010-08-01 17:41:37)

9

Как он взвился. Как заверещал, как подскочил, едва не перевернув столик.
Шарль конечно же убрал руку, развеселился при виде рассыпавшихся невидимок. Плешь прикрыть что ли платком хотел? Так вроде бы не  плешив был. Хотя ирокез, свалившийся на бок вполне мог быть накладкой. Раннее облысение катастрофа для таких как этот нервный работник Вертепа. Хотя от Вертепа за пару часов озвереть можно. Так что простительно.
Пальцы быстро приподняли край скатерти, направили темный поток в обратном направлении, кофе пропитал белую ткань и перестал быть угрозой для джинсов.
Наклонился, откинул драпированный край и обнаружил пирсера, ползающего под столом.
Волосы на лицо, плешки на темечке, как он уже собрался обнаружить, не оказалось:
- Что я такого страшного сделал, что ты меня сразу посылаешь? О, вот еще одна. Держи.
Он потянулся за черненьким зажимом, переставил ногу, чтобы было удобнее, нечаянно, разумеется, наступил каблуком на пальцы и протянул пирсеру свою находку все с той же улыбкой.
- Ну, прости, если что, - проговорил извиняющимся тоном, - и не ругайся на меня. У меня мороз по коже от твоего интеллигентного слэнга.

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-01 18:17:52)

10

- Ты, козлик, видимо засидеелся в нашем гостеприимном доме, м-м? С блядями переобщался?!
Зло сверкнув глазами, Ян выхватил из рук шутника протянутую шпильку и пару со всей дури саданул кулаком по ботинку, чтобы тот смотрел, куда ставит свои копыта. Сохранить лицо, выбираясь из-под стола – истинно искусство, потому пирсер с этой задачей, естественно, не справился. Кинув платок и невидимки на стул,  он нервно одернул свитер и принялся отряхивать собравшие грязь ладони. Отдавленная рука болела, на колене отчетливо виднелся пыльный серый след, прическа – в жопу… все это отлично питало растущую злобу, и желание убить улыбчивого хама казалось уже не таким уж и абсурдным. Жест, достойный только дешевой шлюхи, оскорбил настолько, что от ярости темнело в глазах. Да кто дал право этому напыщенному мужлану так обращаться с ним, уж не купленный ли кофе и салат?
- Интеллигеентов захотелось, так это не ко мне! Наахуй! …Что ты такого сделал? А?! Ты посмотри, только с пальмы слез, идиот?! М-м?! Забыл, как с нормальными людьми общаться?!
Парень голосил, как ненормальный, срывая горло и размахивая зажатой в руке гигиенической салфеткой, которой пытался начисто вытереть дрожащие пальцы.
- Ты что, блядь, не знаешь, что головной убор не предусматривает наличие под ним прически?!
Ян долбанул ладонями по столу с такой силой, что вся посуда на нем затряслась.
- Я для тебя наряжался?! Так какого хууя ты своими граблями лезешь мне в лицо?! Что ж не членом-то сразу?! …Придурок…

11

Шарль едва не оглох.
Он впервые видел такую бурю в стакане. Глупейшая ситуация. Официанты высовываются из служебного помещения, вошедшая в кафе парочка изумленно смотрит на брызгающего слюной матерящегося мастера по пирсингу
- Господи, какой истерик, - возвел очи горе, - ну, что мне сделать, чтобы он замолчал?
Шарль это проговорил негромко, зная что его не услышат. даже если бы он орал во все горло вряд ли бы собеседник это заметил.
Поэтому он решил действовать методом наименьшего сопротивления - молча кивнул официантам и показал на испачканную скатерть.
Пока скатерть меняли, Шарль молчал, курил, закинув ногу на ногу, разглядывал рекламные проспекты, оставленные для туристов и снова молчал и ждал, когда фонтан красноречия бьющий из перекошенного от злости рта иссякнет.
Скатерть поменяли, приборы поставили новые, Шарлю принесли кофе.
- Хорошо, я допью свой кофе и оставлю тебя в покое.

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-01 20:56:53)

12

- Вот и катись…
Ян с самым гордым видом схватил со стола свой клатч и тарелку с только что принесенными официанткой пирожными и продефилировал к соседнему столику. Что ж, мать твою, так не везет по жизни на милых сереньких клерков или, на худой конец, симпатичных почтальонов с добрыми глазами? Вечно попадаются самодовольные уроды с ластами сорок пятого! Парень с чувством грохнул по столу посудой и уселся спиной к мистеру "о, я знаю, где Вы работаете!". Снова растер отдавленные пальцы, насупившись и по-детски забавно поджав губы.
Десерт оказался безумно вкусным. Пирсер поглощал пирожные один за другим, пытаясь заесть весь тот яд, что до сих пор капал с резцов на язык и побуждал хотя бы мысленно поносить недавнего собеседника, на чем свет стоит. Да кто он такой?! Передать информацию? Самому де Виль?
А прыгнуть в бассейн с аллигаторами, не?!
Привет, Герми, как дела? М-м, отлично выглядишь! Какие тууфли! О, совсем забыл, смотри, красавчик, тут у меня для тебя посыылочка! Пляши-пляшии...
Ян громко хмыкнул и передернул плечами, дожевывая последний эклер, отчетливо представив, как живописно непереваренные части тела бывшего уже мастера пирсинга будут валяться по кабинету работодателя. Крем перепачкал губы, пирожные стали комом в горле, а кофе так некстати и зазря был вылит мимо цели. Бля
Яростно теребя длинные аккуратно стриженные черные пряди на макушке, пирсер пообещал себе, что совершенно точно отыграется за все сразу на гребанном опаздуне-Дике.

13

- Хорошо, извини, - проговорил Шарль, когда взъерошенный собеседник демонстративно поднялся, чтобы отсесть за соседний столик.
Да, не стоило забывать о порядках и обычаях Вертепа.  Шарль на самом деле постарался поскорее забыть все то, что там видел, слышал и в чем принимал участие. Может быть, поэтому легкомысленно отнесся к разговору о хозяине.
Если же хорошо подумать, то в итоге выходило, что никто из прислуги ни за какие сокровища не согласится подойти к хозяину на сотню метров.
Значит, его идея передать через кого-нибудь из тамошних записку заведомо обречена на провал.
И уж точно Шарль не собирался платить за такую услугу.
Это выглядело бы уж совершенно смешно и глупо.
Заплатить кому-то за то, чтобы этот кто-то помог ему в очередной раз положить голову в пасть василиска.
Поведение нервного фрика тому яркое подтверждение… кстати, как его зовут-то? Припомнить имя Шарль не сумел. Или его не произносили на аукционе, или он попросту не обратил внимания. Здесь же знакомство явно не выгорело. Тогда пусть остается нервным незнакомцем, считающим его Шарля озабоченным клиентом Вертепа с мозгами набрекень.
Хм… если подумать, что он намеревался затеять, так и вправду выходит набрекень.
Слово-то какое сочное…
- Если хочешь, закажи себе еще что-нибудь, сочти это извинением. Пусть запишут на мой счет.
Кивком подозвал официанта и попросил принести себе коньяку. Не перед кем отчитываться за нарушение этикета. Да и время в общем-то уже позволяло.

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-03 15:39:27)

14

Ян обернулся, недоверчиво глянул на неугомонного "ухажера". Прищурив глаза и долго разглядывая высокую фигуру позади, парень в муках пытался вспомнить, где же мог видеть этого мужлана раньше. В Вертепе, где количество обслуживающего персонала несколько сотен человек, а работники меняются почти каждый день, запомнить все лица просто невозможно. И, все же…
- Где-то я тебя уже встречал, - тихо начал пирсер, подперев пальцами подбородок, - ты ведь нихрена не клиент, веерно? М?
Нет, определенно не клиент. Слишком скромно одет, дешево… да и что делать богачу в этом убогом кафетерии? Но вот наглости не занимать, а, значит, точно не из слуг. Такого на карачки фиг поставишь, чтобы закинуть ноги и тушить об зад сигары.
Ян надолго задумался, перебирая в голове все возможные последствия данного разговора. Ну, пффф, подуумаешь! Всего лишь болтовня… Он ведь не станет трепать языком без дела. Раз уж этот, такой знакомый на лицо, незнакомец никак не отвалит, можно и еще угоститься.
- Я бы выпил кофе… еще…
Ян подтянул вверх широкий ворот, манерно поиграл плечами и тряхнул челкой. Без лака самые длинные, чуть вьющиеся пряди падали на глаза и бесили. Безумно-безумно бесили! Без прически, как будто голышом.
- Ну и, считай, извинения прииняты. Ладно уж… Как зовут, м-м?

Отредактировано Ян (2010-08-03 18:28:21)

15

Опять заговорил, попугай чертов. Шарль едва удержался от демонстративного закатывания глаз. Что-то сегодня или погода не располагает, или магнитные бури на солнце.
Кофе не хотелось, есть не хотелось, курить здесь, блин, нельзя.
Шарль повторил заказ.
- Ну, да. И кофе.
Оглянулся на собеседника – алкоголь пусть сам заказывает. Если уж трезвый такой буйный, то, что с ним с пьяным будет.
А может  и наоборот, расплавится, растечется сахарно.
Да ну нафиг. Лучше не рисковать.
- В Вертепе ты меня встречал. Точно я с тобой в одну библиотеку не ходил и по одному маршруту по утрам пробежки не делал.
Коньяк ничего не требовал, он был хорош сам по себе. Тонкий жар разлился под кожей, окрасив щеки в более живой цвет, придав немного блеска глазам и умиротворения согревшемуся телу.
- Был недолго. Всего сутки.  Представлял интересы одного постоянного клиента. Можно сказать деловая поездка, так что в развлечениях не участвовал.
Если и была доля сомнения в том тот ли самый это «ирокез», что выступал на аукционе в качестве покупателя, то они развеялись в ту минуту, когда с головы слетел платок, а изо рта посыпалась отборная брань.
А то засада получилась бы, если бы это оказался не тот человек, за которого его принял Шарль. Так что о своей неловкости он не жалел. Переживет красавчик.
Однако есть один момент.
- Если ты не будешь вопить как резаный и сыпать матами, то садись за стол, составь компанию, я буду рад.
Конечно он будет рад. Ух, блин , как он будет рад. Дело-то к засранцу все еще есть. Но если он снова начнет орать...
Шарль пощурился, очень мило улыбнулся.
Все-таки девиц клеить проще...
Еще глоток терпкого напитка и усилившаяся мечта о сигарете.
- Клемент Кларк Мур, - наклонил голову, - это мое имя.
«Когда пошлёте открытку на Рождество, не забудьте подписать обратный адрес».
Эхом на окраине сознания прозвучала фраза. Так что имя пришло в голову само собой.
- Имя клиента, увы, назвать не могу. Я, как его поверенный, не вправе.
Улыбнулся так, что по улыбке и выражению глаз понятно – не скажет.

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-05 15:48:24)

16

Деловой и занудный. Ян поджал губы, сел вполоборота, и наблюдал за собеседником тщательно демонстрируя свое презрение к наглому безынтересному типу. Однако, интерес был. Разгорался сам собой, пока взгляд без стеснения вылизывал смуглую кожу, гулял по четкой линии скул и выискивал изъяны в правильных спокойных чертах.
- Вообще-то, дорогуша, это ты составляешь мне компанию, - пирсер медленно поднялся из-за стола и, покачивая бедрами, в четыре слишком уж грациозных для такого маленького расстояния шага оказался рядом с незнакомцем.
Он осторожно приземлился на стул, вернул клатч и место и, закинув ногу на ногу, сел так, чтобы если такой весь стремительный мерзавец снова попытался бы потянуть свои грабли в сторону лица, точно не достал. Ответил на милую обаятельную улыбку своей, отточено красивой, и, склонив голову к плечу, продолжил разглядывать собеседника.
Клемент… Уж имя бы он точно запомнил. Всего день и так запомнился? Как-то слишком странно для раззявы Яна, чья память была особенно капризна и избирательна. Проще говоря, лица он не запоминал вовсе. С трудом мог припомнить цвет глаз любимой тетушки и уж точно не сумел хотя бы примерно набросать ее портрет. Зато вот руки, ступки и рельеф мышц, родинку под лопаткой, или сетку выступающих под кожей вен…
- Успокой меня, деловой мой, мы ведь ни в каком углу с тобой не… перепихнуулись, м-м?
Ян приподнял брови, внимательно следя за реакцией.
- Не люблю конфузы, знаешь ли, мда…
Он потянулся к появившемуся на столе напитку и сделал новый глоток. Чуть поморщившись  от грубой горечи кофе, вернул чашку на место и снова взъерошил волосы на макушке.
- Ну, а я Ян … и что? У тебя с твоим клиеентом проблемы теперь, да?

17

Шарль

- Как это не перепихнулись? – Шарль подавил смешок, но улыбка сама собой растянула губы. – Конечно, перепихнулись. Но ты имени не спрашивал и в основном был ко мне своим тылом.
Откинулся на стуле, вытянул ноги, скрестил их в лодыжках, руки сложил на груди, насмешливо глядя на манерного собеседника.
- Я даже представиться не успел, м-да, - сделал большие глаза, брови вверх, снова усмехнулся углом губ, блеснул белизной зубов, - не успел, видишь ли.
Официант поглядывал на их столик с лениво-брезгливым интересом. Какая ему разница кто здесь сидит. Главное, чтобы тихо и заказы были.
Иногда хлопала входная дверь. Заунывно звенела колокольчиком. В кафе прибывал народ. Кто-то заскочил погреться, кто-то пообедать. Интересно, вечером здесь людно или нет? Наверняка, так же тихо. Собеседник явно привык к другим заведениям. Чтобы музыка, танцпол, коктейли в баре, масса разгоряченных тел. И чего его сюда занесло, спрашивается?
- Беспроблемный мужик. Совершенно. Ну, разве что со здоровьем не очень, а так тихий, мирный. Как раз из-за этого и нужно весточку подать о нем. Твой хозяин его ждал, да встреча в прошлый раз сорвалась. Та что, возьмешься передать привет? Я сам не могу, у меня как раз дела, да и честно говоря, в это поместье мне что-то больше не хочется возвращаться. Не хочется и все.
На самом деле Шарлю не хотелось выслушивать поток сарказма, которым буквально кипел разобиженный, насмешливый и при этом пыхтящий Ян. Но ведь сейчас снова выдаст что-нибудь.

Ян

- Вот и взял я тебя за задницу, пиздобол!
Ян довольно заулыбался, поиграл плечами, принимая более расслабленную позу, отдающую небрежной царственностью удачно выскочившей замуж бляди.
- Я с углами уже… - он прищурил глаза, силясь припомнить, когда в последний раз хватал за яйца кого-либо почудившегося в полутьме коридора неописуемым красавчиком, - месяцев… пяяять как завязал.
Закончил, для убедительности кивнув и вздернув брови, мол – как тебе личные рекорды, зайка?!
- А за это время я бы тебя уже забыл, дорогуша.
Парень вздохнул, поглядел на ухоженные ровные ноготки и снова вцепился в чашку с кофе.
- Я даже сомневааюсь, что ты вообще с мужиками кроме как в метро где-нибудь обжимался, уугу. Слишком уж болван, - Ян цокнул языком, сделал крошечный глоток и решил добавить с легкой улыбкой, - без обид, конечно.
- А что у твоего ммм… беспроблеемного телефона нет, да? На словах не передать?
Парень перегнулся через стол, и перешел на заговорческий шепот.
- Я слышал даже, в поместье как-то видели фааакс, уугу. Хотя, - махнул рукой, - горняшки тее еще скаазочницы. Но, знаешь, та, что видела, клялась на Шанели, а это, красавчик, не просто так! Может и есть, хуй знает! Вон в минотавров тоже до поры не верили…
Пирсер замолчал, заняв рот горячим напитком, раздумывая о том, не подбил ли случаем угрюмого казанову на светлую мысль обойтись без посыльного, ведь тогда дело выгорит и не обломится ровным счетом ничего!

Шарль

- Пять месяцев воздержания? – Шарль щелкнул пальцами, захохотал. Отсмеявшись, сделал серьезное лицо. – Да ты просто монах, парень. Вот уж не думал, что в Вертепе может быть такая… диета. Или тебя наказал какой-нибудь красавчик герпесом на самом нежном месте? Ты тоже не обижайся, но на монаха ты похож  так же как и я на энергичного мастера съема.
Шарль выпил остатки коньяка, пальцем стер влажный след в углу рта, покривил лицо.
- Горняшки там шустрые, это верно. Разговорчивые, остроглазые, ушки на макушке, хвост трубой, пылесос наперевес и каблучки, каблучки, каблучки! В такое чудо как факс я готов поверить хоть сейчас. Каждому по вере его, как говорится в Писании. Подскажешь номерок? Клянусь я тебе десять платочков куплю. Чего там модно. Луи Вуитон, Шанель, Гуччи, Дольче энд Габана все в золоте, все в лейблах, все круто, модно и прочее. Будешь вязать их ежедневно на свои распрекрасные патлы.
Шарль снова глянул на прическу. И зачем ему вязать что-то на голову? Вполне симпатичный парень, в смысле, когда не кривляется. Но ведь каждому свое.
Как бы там ни было это действительно удачный день в каком-то смысле.
- Нет, правда. Если дело выгорит, пришлю тебе бандерольку, А не хочешь бандерольку, так милости просим, оставлю номерок, как только так сразу, звони, пиши. Буду у твоих ног, вернее у твоих незабываемых фиолетовых каблуков. Конечно, если с моим здоровьем все будет благополучно, не разобьет паралич, подагра или ревматизм.
И ведь кто знает, как судьба повернется. Если он опередит и сам подаст весть о себе, то может быть обойдется малой кровью. А если нет. Шарлевы отпечатки в апартаментах Симона, на Вальтере, на бутафорском Кольте, на кредитках и бумажнике Симона, а ведь он когда-то дурень прошел добровольную дактилоскопию. Дурень-патриот. По этим отпечаткам установить личность, как угол дома обоссать. Черт бы с тем, что вйдут на него, а вот если брата подставит под свои проблемы это уже хреново. Или Софи.
Кто бы знал, какой пышный зад окажется у Фортуны... Оказался очень пышным… Даже слишком.
- В общем, я ни для кого не хочу лишних проблем и тем более для такого милашки, как ты.

Ян

Ян густо покраснел и начал медленно соскальзывать под стол, теряя очки в этой игре двух напыщенных самовлюбленных идиотов. Он уставился в окно, слушая собеседника в пол-уха, крепко задумавшись над тем, откуда этот дар: так ловко выставить себя дураком.
- Три хахашечки…
Пирсер оскалился, передразнивая дурацкий смех Мура, и натянул просторный ворот на подбородок, стремясь совершенно исчезнуть из поля зрения, в то время, как подвыпившего и такого занятого хама понесло окончательно.
На слове «патлы» парень мгновенно пошел пятнами, глаза недобро заблестели, а руки непроизвольно потянулись к волосам.
- Во-первых, дорогуууша, патлы – это то, что у там тебя намоталось на твой нефритовый жеезл...
Ян с издевкой глянул на угол стола, пытаясь мысленно дотянуться до ширинки борзого мужика.
- Или что у тебя? Держалка? М-м… рычажок?.. В общем, основную мысль, думаю, уловил, да? Во-вторых, бляяя… - он накрыл лоб ладонью и принялся активно растирать кожу, - все-таки не стерлась надпись, да? М-м? Сначала подарочки, потом все остальное, Клементино, душа моя. Иначе я боюсь остаться в дураках, а при моей «диееете», это очень негативно скажется на остатках самолюбия, понимаешь?

Шарль

- Ты все-таки вспомнил мой нефритовый жезл? – Шарль прикрыл ладонью нижнюю часть лица, вроде как почесал нос и так попытался спрятать неудержимую улыбку, черт ее побери, расползшуюся по лицу. Наверное, неудачно. Смех не спрячешь, если он в морщинках, оттенивших  уголки глаз, в поднявшихся скулах, во взгляде. – И даже то, что на него намоталось? О, Боже, ты поверг меня в пучину смущения, я готов провалиться сквозь пол и края провала будут дымиться от коснувшегося их стыда.
Постарался чтобы фраза прозвучала патетично и напыщенно. Пусть поржет, засранец.
- Называй держалкой, рычажком, вечным двигателем, в конце концов, мне так нравятся твои комплименты. Ты и вправду заслужил подарок. Прямо сейчас.
Шарль встал, подошел  к стойке бара, поговорил с кем-то по телефону, затем  с барменом. Явно задал вопрос, выслушал ответ, кивнул, снова что-то сказал. На этот раз кивнул бармен, в руку которого перекочевала купюра. Затем бармен скрылся в подсобном помещении и вернулся минуты через две. Снова краткий диалог вопросы-ответы и Шарль вернулся к столику и двумя стаканами коньяка.
- Прошу, угощайся повспоминай пока номерок факса.
Затем сел напротив и молча взялся за третью порцию коньяка. Не торопился с разговором, ждал чего-то, не особо обращал внимания на людный зал, на собеседника напротив.
Прошло полчаса и бармен за стойкой кивнул.
Шарль кивнул ему в ответ. Бармен подошел. На подносе стояла небольшая коробочка.
Хорошо иметь старых знакомых с неограниченным кредитом доверия.  Люк – владелец ювелирной лавки давно зарился на шахматный набор с фигурками красного и черного дерева. Счастливым обладателем этого сокровища был его двоюродный брат, но ведь его снова нет дома и он снова где-то колесит по делам, а шахматы уныло собирают очередной слой пыли в столовой на каминной полке. Шарль потом как-нибудь компенсирует ему утрату. Э-м-м… если ее конечно, заметят.
Шарль мысленно горячо покаялся перед кузеном,  раскрыл коробочку, рассмотрел содержимое, кивнул.
Бармен ушел за свою стойку.
Шарль развернул коробочку так, чтобы собеседник мог видеть ее содержимое.
Там лежали две золотые запонки со строгим агатом по центру и небольшими топазами с четырех углов. Белое золото было отличным фоном для строгих и нарядных камней.
Красивые штучки. В меру дорогие, стильные и в то же время понтовые. Во всяком случае в записке для Люка, переданной шустрым помощником бармена Шарль просил «что-нибудь этакое для парня на котором фиолетовые каблучки, женская сумочка-кошелек и блеск на губах, но чтоб не счел дешевкой». Будем надеяться, что Люк, дока в этих делах и прекрасно соображающий человек прислал то, что надо.
И будем надеяться, что он не трет сейчас лоб и не ломает голову над тем на кой Шарлю вдруг понадобились запонки в обмен на братов набор шахмат для парня с накрашенными губами и при каблуках. Тем более что Шарль так невежливо и торопливо обрывал поток вопросов и вообще попросил как-нибудь потом вернуться у этой теме. В конце концов, хочет он шахматы или нет? Хочет. Вот и помалкивай.
Шарль отвлекся от воспоминаний о телефонном разговоре, который произошел не далее как с полчаса назад и повернул раскрытую коробочку.
- Эти две держалки будут твоими за услугу, о которой я прошу и можешь преспокойно дальше соблюдать свою диету. Я очень сильно постараюсь не нарушать твой, к-хм… пост.
Меняемся? Я тебе держалки, ты мне номерок. В качестве бонуса я свой номерок оставлю. Может быть, как-нибудь отвлеку от диеты, м?

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-10 16:41:52)

18

Пирсер изнывал от нетерпения и любопытства. Время тянулось невероятно долго, скрипело скользкой улиткой по листу. Дик, конечно же, не торопился, и от всего этого подводило желудок и сосало под ложечкой, словно в детстве, в канун Рождества. Ян то и дело вытягивал голову, следя за неторопливыми движениями бармена, нервно постукивал каблуком, крутил нетронутый стакан с коньяком и вздыхал, глядя  в неуютный серый день за окном.
Ожидание было вознаграждено внушительных размеров бархатной коробочкой на подносе, вопящей – оооо, детка! Сегодня явно твой день!
Блестящие глаза впились в единственно интересующий сейчас предмет, слишком уж надолго задержавшийся в руках расщедрившегося вдруг собеседника.
И вот, наконец, коробка была обращена своим содержимом к лицу Яна. Парень в недоумении изогнул бровь. Белое золото и аккуратные камушки так приятно ласкали взор, улыбались, стервецы, и уже во всю флиртовали… Но… что это?! Пирсер выхватил коробочку, повертел, коснулся пальцами замечательно-привлекательных побрякушек.
Вот, блин! Подстава. Запонки?! На кой черт ему запонки? До следующих запланированных похорон еще хуева туча времени! И ведь, блядь, такая красота!
- Мдам…
Ян захлопнул подарочек, передернул плечами и глубоко вздохнул.
- Ну давай, - он поманил пальцами, манерно выставив вперед руку, - сотовый свой… Наберу номерок.
Обломщик…

19

Пиздец! Этот засранец скривился при  виде запонок. Бабские цацки ему  надо было подарить. Со стекляшками. Точно обрадовался бы больше.
Бровь Шарля доползла до середины лба, там замерла, глаза внимательно устремлены на лицо, выражение лица несколько озадаченное и задумчивое.
Впрочем, собеседник так шустро выхватил из его рук коробочку и так алчно хлопнул крышкой, что можно было понять – до золотишка и камушков он большой охотник.
Поэтому Шарль вынул сотовый, почесал кончик носа:
- Бусики тебе надо было подарить, - проворчал, - разноцветные. Давай номерок, драгоценный мой.
Во всяком случае переделает запонки в сережки и пусть хоть на соски, хоть в пупок вешает. Куда еще может пирсер повесить украшения Шарль не стал додумывать.

Отредактировано Шарль Морель (2010-08-10 16:53:18)

20

- Ну, не дууйся так, красавчик, - Ян потянулся к заложившейся на лбу ухажера складочке и попытался разгладить ее большим пальцем, - а то так и останешься… И буусики подаришь. Как будто мало поводов!
Пирсер хмыкнул, ловко открыл свой клатч, достал оттуда тонкий ярко-красный телефон и, распахнув крышку, принялся выискивать нужный номер.
- Факс личного секретаря, считай в руки, уугу? И даже рассказывать не буду, каак я его узнавал…
Парень глянул поверх светящегося дисплея, вложив во взгляд толику чувственной ласки, с которой без проблем можно было бы придать пикантность почти любой фразе, и снова застучал ногтями по плоским кнопкам.
- Воот…
Он довольно заулыбался, нажал на вызов и дождался, пока собственный телефон отзовется громкими басами заезженной, но все еще популярной клубной музыки.
- Номерками обменялись, считай.
Ян щелкнул кнопкой фотоаппарата, запечатлев напряженно-внимательное выражение лица нового знакомого, и тут же вернул ему сотовый, демонстрируя свежую запись в телефонной книге – «Факс. Вертеп».
- Теперь не потеряяемся… - пропел пирсер, старательно набирая: "Клемент, кафе, запонки", сохранил номер и фото и спрятал телефон обратно в сумку, - ну что?
Он сложил руки на столе, внимательно глядя на мужчину.
- Разбежались? Или есть желание угостить обедом, м?


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Кафе на набережной Сен-Мало, конец ноября