Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Снимая маски...


Снимая маски...

Сообщений 1 страница 20 из 75

1

Двери закрылись... Пьер пошёл по коридору, отмахнувшись от охраны, готовой проводить клиента в апартаменты после сессии. Зыркнул на охранников мутным от боли взглядом и покачал головой.
   К чёрту. Не сегодня... Пить. Надо в бар, расслабиться, выпить пива, прийти в себя...
Идти было тяжело. Исхлёстанное, измученное грубым сексом и болью тело отчаянно сопротивлялось попыткам ровного движения. И всё таки он шёл. Сам. Один.
Коридор казался вечным, пол шатался, в горле отчаянно саднило... На какой-то миг Пьеру показалось, что он сейчас упадёт. Мужчина тяжело упёрся в стену, переводя дыхание. Тёмные спортивные брюки скрывали полосы, горящие огнём на коже. Тёмно-голубой блейзер под горло и куртка, съехавшая с плеча от резкого движения сгорбившегося у стены мужчины...
Его слегка мутило от наплывающей волнами тошноты. Перед глазами плясали золотые канделябры, узоры на стенах... На запястьях отчётливо проступали кровоподтёки от наручников.
Вдох-выдох. И ещё раз, чтобы прогнать накатившую тошноту. Срать, как он выглядит. Можно подумать никто из невольников не заходит в бар в таком виде. Может они и не заходят, а ему просто необходимо выпить. Хотя бы чёртово пиво...
   И всё-таки разбивать ту вазу не надо было...  Не так вот, запуская её в миллиметр от головы Мастера. Промахнись я хоть немного и всё, пипец котёнку, больше срать не будет... Придурок ты, Пьер Горсуа! Это было мастерски исполнено, кстати... На эмоциях и с чувством! Только что ж так больно-то...
Сердце сдавилось на миг. Его всё ещё немного трясло от бурной сцены в камере, куда его привели и от всего того, что было там. Он мог бы проклинать своего мучителя, мог бы невыносимо долго терпеть всё, что с ним проделывалось, но сегодня терпение как-то изменило ему и в итоге, он так нарвался, как не нарывался уже очень давно. И получил сполна, не только словесно, но и физически.
   Надеюсь, рука у господина не отвалится после нашей встречи... Будет жаль потерять такую конечность. Господи, не у меня одного будет всё болеть...
Мужчина оторвался от стены и продолжил путь по коридору в сторону выхода из блока невольников...
Пол резко накренился, слипшиеся на висках волосы мешали и Пьер почувствовал, что ноги перестают его держать... Охрана осталась далеко позади, а крикнуть у него не хватило сил. Понимая, что теряет сознание, мужчина рухнул на колени и упёрся лбом и руками в пол, часто и быстро дыша. Очередная волна боли и тошноты заставила содрогнуться в спазме, свести лопатки и сделать глубокий по возможности вдох...
   Ещё не хватало лишиться сознания в этом коридоре... Проклятье! Фу, спокойно... Спокойно... Всё хорошо, всё просто отлично... Хуйня, что перед глазами прыгают черти, это временно... Минут пять - десять. Просто напряжение, просто боль. Всё проходит и это пройдёт. Пара минут. Дышать глубоко и ровно...

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-08-01 01:29:24)

2

Долгожданные минуты покоя... Как долго их не было. Всего два клиента в день – а Бел уже измучен и устал. Сейчас, лежа в своей комнате и тупо смотря в потолок, блондин прокручивал в голове все то, что происходило последние пару дней с ним. Лица почему-то смазывались, образуя нечеткие силуэты. Может, с непривычки, может, потому, что хотелось все просто выкинуть из головы и забыть.
Все тело ломило, словно по нему проехался каток или стадо слонов пробежало. Жутко. В первые дни было даже попроще, хотя это могло быть потому, что и клиентов было поменьше – один-два раз в три дня. Впрочем, жаловаться не приходилось, да и некому было. Последний из соседей по комнате куда-то исчез бесследно, Ал даже не сразу понял это. Наверняка или выкупил кто, или же... о другом варианте просто не хотелось думать.
«Уж лучше жить и работать тут, чем валяться где-нибудь под забором, истерзанный собаками хозяина. И это еще самая легкая смерть... Как представлю, что могут сделать с невольником тут, так мурашки по телу.»
Блондин предпочитал не думать о подобных вещах. Просто не хотелось портить себе настроение, которое итак было не самым лучшим. Жутко хотелось есть, а еще больше хотелось отлить. Правда, было препятствие в виде банальной лени вставать с кровати и топать в ванную. Но пришлось. Морель все же заставил себя сходить в уборную, а затем собрался сходить куда-нибудь перекусить. Конечно, невольникам еду доставляли в комнату, но не хотелось сейчас видеть ухмыляющуюся рожу охранника и его пошлые шуточки. Впрочем, самого Бела этот же охранник вполне мог поймать в коридоре, ведь рабам нельзя бродить по замку без сопровождения. Можно было неслабо отхватить за это. Но сейчас было плевать. Плевать на возможные побои, плевать на все. Хотелось есть. И точка. Накинув рубашку и закатав до локтя рукава, Белиал потихоньку выбрался из своей комнаты, осматриваясь вокруг.
«Надеюсь, не встречу никого ненужного в лице охраны... ой, а это кто?»
Как раз в это мгновение блондин заметил мужчину, стоявшего на коленях и упершегося лбом в пол. В блоке невольников клиентов редко можно было встретить, так что у юноши почти не возникало сомнений в том, что этот мужчина не является одним из богачей. Парень почти рысью бросился к товарищу по несчастью, присев на корточки около него.
- Эй... с Вами все в порядке?.. Вам помочь?
«Кто ж его так оприходовал-то? Кажется, еще немного – и он просто бахнется в обморок тут. »
Хотелось помочь хоть чем-то, может, к доктору отвести или в комнату. Состояние мужчины было явно не самым лучшим, даже можно было не сомневаться.

3

Голос над собой был несколько неожиданнен. Подумать о том, что кто-то из невольников мог развопиться на весь коридор, ему и в голову не пришло. Впрочем, парень не завопил и не стал звать охрану, что было к лучшему. Пьер привык быть сильным и всегда ходил один разными путями, это сегодня ему было не хорошо, вот и свернул не в тот коридор...
- Только не кричите, юноша. Со мной не всё в порядке, но это не значит, что я умираю. Просто устал и отчаянно хочу выпить. Если Вы поможете мне дойти до бара без помощи охраны, я буду благодарен... Не хотелось бы, чтобы меня тут увидели в таком виде... - мужчина медленно оторвался от пола, садясь на колени и придержался за стену рукой, восстанавливая равновесие. И лишь убедившись, что штормить перестало, он медленно открыл глаза и посмотрел на того, кто оказался рядом. Это был молодой парень, блондин, очевидно невольник, ибо на охранника он похож не был. Впрочем сейчас ему было не до приоритетов, кто есть кто в этом безумном мире. Надо было выйти отсюда, пока охрана не начала свой обход. В его планы не входило посещение врача и беседы на тему кто он такой и какого хрена он тут делает. Да и парню, что присел около него, могло здорово влететь за то, что выполз из комнаты без сопровождения. Гор знал, что невольники всегда ходят под охраной по замку, но совершенно не хотел, чтобы кроме белокурого мальчишки тут нарисовался ещё и кто-то из замковой братии со своими ехидными взглядами. И ещё меньше хотел, чтобы его кто-то сопровождал из этих громил. С ним они вели себя несколько иначе, чем с рабами поместья, но сейчас он был слишком измученным и совершенно не хотел показывать свою слабость. То, что его могут принять за такого же невольника, его не волновало. Имя и фото на документах подтвердит истину в случае ошибки. Гор подозревал даже, что охрана не ошибается в таких случаях, ибо это чревато неприятностями. Но сообщать парню, что он клиент, Пьер тоже не собирался. Опять же слишком слаб, чтобы терпеть сейчас насмешки от невольника, который по принципу должен был ненавидеть всех клиентов просто потому что, а тут такой повод... Нет уж. Лучше вообще забить на статус, потому как тупо хочется пить, а сам он рискует завалиться, не дойдя до заветной цели. Юноша мог здорово помочь ему, сопроводив в общий коридор. На выходе всегда была охрана, но Гор надеялся, что они его узнают и не станут задавать лишних вопросов. Поэтому нужно было взять себя в руки и сделать вид, что всё хорошо.
- Меня зовут Пьер. И если можете, помогите подняться... - Пьер протянул руку ему, и попытался встать на ноги. С первого раза не удалось, но общими усилиями его и парнишки всё же получилось. Очередной приступ боли заставил поморщиться, сдавленно выругаться, но и он благополучно миновал и Пьер глубоко вздохнул держась за стену рукой.
- Проклятье... - тихо выдохнул он, запрокидывая голову и делая ещё пару вдохов-выдохов. Состояние слегка уравновесилось и можно было продолжать путь. Перед глазами больше не плясал потолок и черты лица парня не расплывались больше. Пьер слабо улыбнулся ему и тряхнул головой.
- Выгляжу погано? - серые глаза сосредоточились на лице юноши, словно констатируя факт, а не спрашивая. - Проводите меня в бар? Охрана пропустит, ибо у меня был тяжёлый день... Они в курсе.

4

Честно говоря, Белиал поначалу даже испугался за состояние мужчины, и первым желанием было позвать кого-либо на помощь. Выглядел мужчина из рук вон плохо, чему не переставал удивляться блондин. Это же что нужно было с ним делать, чтобы довести до такого состояния? Уже свое собственное не слишком хорошее самочувствие отошло на второй план, так как было раз в десять получше, чем у невольника перед ним.
- Только не кричите, юноша. Со мной не всё в порядке, но это не значит, что я умираю. Просто устал и отчаянно хочу выпить. Если Вы поможете мне дойти до бара без помощи охраны, я буду благодарен... Не хотелось бы, чтобы меня тут увидели в таком виде...
Последние слова мужчины несколько удивили Мореля. В этом крыле абсолютно никого не волновало, в каком состоянии возвращаются от клиентов невольники. А охранники и вовсе подтрунивали, отпуская шуточки на тему того, что «еще мало заездили». Впрочем, никому не хочется, чтобы посторонние видели его плохое самочувствие, поэтому Ал вполне понимал состояние мужчины.
- Вам бы лучше к доктору или отоспаться на худой конец... – Белиал покачал головой, еще раз окинув взглядом внешний вид незнакомца. – Но если Вам нужно в бар, я провожу.
«Если, конечно, охрана не увидит. В этом случае мое состояние мало будет отличаться от Вашего, мсье. А мне бы не хотелось этого...»
Блондин едва слышно вздохнул. Мало кто из рабов после посещения клиента хочет пойти в бар и напиться. Первым желанием обычно бывает упасть в кровать и заснуть суток на двое. Ну, или же просто сдохнуть, если уж совсем тяжелый случай. Этот же мужчина явно был не из ряда подобных остальным, да и самому Белу тоже. Но раз попросили – сделай. Этот закон действовал во всех сферах жизни невольника.
Когда мужчина представился, протянув руку, Морель тут же взял ее, помогая ему подняться. Но с первого раза это не удалось – невольник был слишком слаб, ноги практически его не слушались. После нескольких попыток все же удалось сделать это. Сдув блондинистую челку со лба, Белиал улыбнулся. Он придерживал мужчину, чтобы тот снова не поцеловался с полом.
- Меня зовут Белиал. Можно Бел.
Парень внимательно следил за состоянием Пьера, чтобы в случае чего помочь. Слабая улыбка даже порадовала Мореля, тоже заставив улыбнуться.
- Провожу, конечно. Надеюсь, охрана и впрямь пропустит.
Последнее блондин добавил уже тише, скорее сам себе, чем обращаясь к мужчине. Затем встряхнул волосами, растрепывая их еще больше, и помог невольнику встать на ноги уже тверже.
- Идемте.
Пьер опирался на Бела, а тот и не был против. Даже наоборот – готов был помочь чем угодно. Он же направился в бар, минуя многочисленные коридоры и лестницы.

5

Пьер опёрся рукой, приобняв его за плечо и они двинулись в путь. Им пришлось остановиться ещё пару раз, по пути, потому как мужчину внезапно сгибало пополам. На самом деле тошнота и слабость накатывали с новой волной боли, Пьер бледнел и тихо чертыхался, пережидая новую вспышку, а затем снова отправлялся идти по коридору. Он даже пережил, когда Бел приобнял его рукой за талию, удерживая от очередного падения и терпеливо подождал, пока огненная боль утихнет в пояснице.
Подойдя к паре хмурых охранников, он лишь посмотрел на них исподлобья. Те молча глянули на него, на Белиала, переглянулись и открыли двери из блока, выпуская их. Может быть это и удивило Белиала, но одного из двоих Пьер знал. Вернее видел уже, когда тот как-то вёл его к Мастеру. Да и сам охранник отлично его помнил. Не запомнить мускулистого клиента, который ходит к садистам, как к врачу на приём было бы трудно. И сегодня его бледное лицо и пересохшие губы с кровоподтёком в углу рта сказали охране достаточно, чтобы не задавать вопросов. К счастью, они не стали просвещать парнишку, что за "невольник" держится за его плечи...
Испытав к охране нечто вроде благодарности, Пьер легонько похлопал юношу по плечу и они направились по коридорам, а затем и по лестнице к заветному бару. Боль наконец стала отступать, оставаясь лишь где-то там, в глубине и отзываясь легонько только на резкие движения. Трудней всего было спускаться по лестнице, но и это осталось позади.
Заветные двери  бара открылись и Пьер порадовался, что сейчас ещё слишком рано для посетителей. Он кивнул Белиалу на столик в уголке и они направились туда. Юноша вёл его осторожно и терпеливо, ни разу не высказав протеста или жалобы. Осторожно сгрузившись на сидение, Пьер облегчённо вздохнул и облокотился на столик локтями. Провёл пятернёй по волосам, убирая непослушную чёлку с лица назад и посмотрел на своего спутника.
Юноша напоминал ему ангелочка и трудно было сказать сколько ему лет. То ли восемнадцать, то ли двадцать пять... Бармен подошёл к их столику и молча положил перед ними меню.
- Пива, пожалуйста. - тихо сказал ему мужчина, кинув предупреждающий взгляд в глаза. Бармен, который узнал его уже, молча кивнул и передал меню Белиалу, усмехнувшись, после чего ушёл выполнять заказ и через минуту на столе появился высокий бокал с пенящимся светлым напитком. Пьер притянул его к себе и с удовольствием отхлебнул, ощущая, как влага с горьковатым привкусом протекает по нёбу. Тяжело вздохнув, он поставил бокал на место и посмотрел на юношу. Серые глаза тепло улыбнулись ему.
- Спасибо, Белиал. Ты не против, если я закурю? - тихо спросил мужчина, перешедший таки на "ты". Было бы глупо продолжать "выкать", когда позволил протащить себя по всем коридорам, рискуя его шкурой и опираясь рукой на это небесное создание. По крайней мере это было лучше, чем строить из себя джентельмена, имея на запястьях чёткие отметины от браслетов и разбитую в кровь губу. Охренеть какой джентельмен, с таким-то видом!
Симпатичный паренёк. Жаль, что невольник. Хотя некрасивых невольников тут вряд ли держат долго. Они-мясо, а этот скорей всего хастлер...
Пьер изучал его взглядом, а затем легонько улыбнулся.
- Боишься охрану?

6

Шли они долго, даже, пожалуй, слишком долго, минуя многочисленные коридоры и лестницы. Пришлось несколько раз останавливаться, так как Пьер явно уставал или же испытывал боль. Белу было даже жаль его, не каждого невольника так оприходуют, что еле стоять можно. Впрочем, клиенты попадаются разные и по нраву, и по темпераменту – одни могут ласково трепать по волосам, другие – пнуть под ребро так, что и дыхание перехватывает. Возможно, блондину еще катастрофически везло...
Оказавшись рядом с охранниками, Белиал даже притих, едва ли не сжавшись в комок. Почему-то казалось, что сейчас они взашей препроводят обратно до комнаты, да еще и тумаков надают. Но, к огромному удивлению Мореля, двое амбалов лишь переглянулись, окинув взглядом его и Пьера, а затем просто пропустили дальше, выпустив из блока невольников. Юноша все еще шокировано похлопал ресницами, а затем осторожно повел мужчину мимо охранников.
«Надо же... даже слова не сказали. Обычно они менее... консервативны. Неужели Пьер тут настолько высоко ценится, что и охрана рот на замке держит? Хм...»
Впрочем, Ал не особо зацикливался на этом. Пропустили – отлично, есть шанс хоть раз выбраться из осточертевшего блока и выпить чего-нибудь в баре. Пусть даже того же лимонада. Преодолев еще пару лестничных пролетов, спутники все же оказались в баре. Белиал провел мужчину к тому столику в углу, на который тот указал, и помог сесть. Затем сам сел напротив, чуть размяв мышцы плеча – все же разница в комплекции у него и Пьера была довольно существенной. Но ничто пока не омрачало того факта, что он, невольник, оказался в баре. Не часто удается выбраться из родной комнаты, если нет «рейда» к клиентам или рядом амбала-охранника. Когда подошел бармен, Морель даже не стал заглядывать в меню. Он просто заказал себе бокал безалкогольного мохито. Раз есть возможность побаловать себя, почему бы ею не воспользоваться? Приняв заказ, бармен тут же испарился, но вскоре вернулся с бокалом пива и бокалом мохито. Юноша довольно улыбнулся, придвинув к себе коктейль, и сделал глоток, на мгновение прикрыв глаза.
«Красота... жаль, что редко можно себе это позволить.»
Вздохнув, блондин посмотрел на сидящего напротив Пьера, улыбнувшись ему уголками губ.
- Рад помочь. Нет, не против, конечно.
Да и с чего бы ему быть против? Дворовые собачки не указывают хозяину и гостям, чем им питаться и какие песни петь после гулянки. Так что сам Морель просто молча потягивал  мохито, задумчиво очерчивая пальцем края бокала. Услышав вопрос об охране, он поднял глаза на мужчину, усмехнувшись.
- А их разве можно не бояться? Таких затрещин иногда надают, что звездочки целый день мелькают перед глазами.
«Разве что на клиентов они смотрят, как преданные собачонки... а невольники для них кто? Да никто, собственно, вот и шпыняют при каждом удобном моменте.»
Белиалу не очень хотелось разговаривать об охране. Равно как и обо всем остальном, что касалось этого замка. Но все же он не смог удержаться от вопроса, который его мучил с самой первой минуты, когда он заметил мужчину на полу в коридоре в блоке невольников.
«Спросить, не спросить... спросить.»
- Кто это Вас так отделал?.. – бросив быстрый взгляд на Пьера, Бел тут же уткнулся в бокал с мохито, прикусив язык. Мало ли, вдруг мужчине неприятно говорить об этом, да и вообще...

7

- Рад помочь. Нет, не против, конечно. - благочестивый, аккуратный парнишка, на которого навалилось восемьдесят киллограмм еле бредущего мяса...
Пьер похлопал себя по карманам куртки и выудил пачку сигарет. Достал тонкую белую сигарку и щёлкнул дешёвой зажигалкой, прикуривая и выдыхая дым в потолок, запрокинув голову. Лёгкие окутал ванильный дым и по телу разлилось приятное блаженство. Глоток пива и сигарета творили чудеса. Первая затяжка вкупе с лёгким алкоголем чуть вскружила голову на миг, но дышать стало легче, как ни странно. Тошнота улеглась, боль почти исчезла, ноги больше не дрожали.
На его вопрос парнишка ответил и Пьер чуть взглянул на него своими серыми глазами, улыбнувшись. Сделал новый глоток и вдохнул глубоко, чувствуя, как легчает, отпускает его тяжесть событий... Он не стал продолжать тему охраны, уловив в голосе своего спутника неприязнь к этому виду людей, точнее к их выбору профессии в этом месте. Пьер и не сомневался, что им платят, как наёмникам армии, если не побольше и наверняка большинство громил именно оттуда и пришли. Впрочем, это уже не важно. Он и так знал, что охранник болтается где-то рядом с баром. Так бы Белиала и выпустили одного с клиентом, "счаз"!
Паренёк заказал себе мохито и чуть нервно поглядывал на него, очевидно желая задать какой-то вопрос.
- Кто это Вас так отделал?.. - так и есть, не удержался... Не мудрено, учитывая, что Пьеру давно так не влетало, разве что на арене, когда удары приходились в голову... Паренёк тут же смутился, уткнулся носом в бокал со льдом, а Пьер чуть не поперхнулся дымом. Мгновенно вспомнился свист кнута и он чуть не выронил сигарету из пальцев, вовремя зажав её и чуть не сломав.
- Господин... Я личный раб одного господина... - уклончиво ответил он, пряча глаза и чуть сутулясь. Нет, кривить душой перед мальчиком у него и в мыслях не было. Он сказал правду на данный момент. На данный момент он принадлежал своему Мастеру и являлся рабом, потому что Мастер так считал. Но при этом он оставался клиентом и подчинение Мастеру никак не мешало ему быть свободным в остальном. Ну, разве что докладывать, если он планирует быть не один. И после сообщать, что всё хорошо, либо не очень хорошо. Сегодня Мастер и так знал, что ему НЕ хорошо. Это наказание, а наказание хорошим не бывает, потому что надо держать себя в руках, а не швыряться вазами. Так что всё справедливо...
Пьер стряхнул пепел с кончика сигарки и поднял глаза на Белиала, чуть улыбнувшись ему.
- Слишком взрослый для невольника... Слишком. Моё тело принадлежит ему, и он счёл нужным поступить так, как поступил. Ничего страшного, я привык к боли... Просто сегодня так сложились звёзды, что я был не воздержан...
    Нет, Пьер, он это сделал нарочно. И ты всё равно знаешь, что если он захочет, ты будешь валяться у него в ногах или снова запустишь в него чем-нибудь, или назло будешь с другим, показывая насколько тебе хорошо с тем, кого ты выберешь. Это всё игра, но тебе, юноша, не обязательно знать об этом, потому что это твоя жизнь. И тебя также могут жестоко наказать за сопротивление, как наказали меня. Только я принимаю это, а ты... У тебя слишком маленький выбор.
- Я был не прав. - тихо сказал он, снова опуская глаза на бокал с пивом. Резко приподняв его, он отпил ещё один глоток и посмотрел на юношу, возвращая бокал назад аккурат в ровный влажный круг от донца.

8

Белиал все так же задумчиво крутил пальцем по ободку бокала, изредка посматривая на Пьера. Казалось, после бокала пива и сигареты тому намного стало легче. Как мало нужно человеку для счастья... ну, или не для счастья, а просто для успокоения. Самому блондину, наверно, подобных мелочей не хватило бы. Хотя кто знает...
- Господин... Я личный раб одного господина... Слишком взрослый для невольника... Слишком. Моё тело принадлежит ему, и он счёл нужным поступить так, как поступил. Ничего страшного, я привык к боли... Просто сегодня так сложились звёзды, что я был не воздержан...
Все же услышав ответ, который и не надеялся получить, Морель поднял взгляд на мужчину, чуть улыбнувшегося ему. Самому же Белу никогда не нравились Мастера или клиенты, переходящие все границы дозволенного. Хотя кто будет спрашивать, что нравится, что не нравится невольнику? Не за «спасибо» же они тут живут. Вот и приходится отрабатывать, выполняя порой такие прихоти извращенных умов, что и в страшных кошмарах не приснится.
«С одной стороны хорошо быть чьим-то личным рабом. Не приходится подставляться под других, да и привычки с прихотями уже несколько пообтесались. Но с другой – хуже некуда, когда эти Мастера позволяют себе слишком много. Так ведь и до могилы довести недолго. Хотя встречаются крепкие экземпляры... вот как Пьер, к примеру. Я бы, наверно, давно валялся где-нибудь в подворотне без сил. Или без головы.»
Блондин даже несколько отключился от реальности, погрузившись в свои размышления. Но взъерошил и без того растрепанные волосы руками, снова посмотрев на сидящего перед ним мужчину.
- Иногда они слишком перегибают палку... даже если им и все позволено.
Юноша сделал глоток мохито, облизнув губы. Не хотелось бередить возможную рану на сердце Пьера. Да и видно было, что самому мужчине как-то не до разговоров об этом.
- Была б моя воля, распустил бы к чертовой матери весь этот балаган... чтобы не калечили жизни парням.
Добавив уже скорее для самого себя, Морель вздохнул. Не все в этом мире зависело от него, да и если бы очень захотелось, то вряд ли бы что-то изменилось. Но хотелось надеяться на лучшее. Просто надеяться...

9

- Иногда они слишком перегибают палку... даже если им и все позволено. - Пьер улыбнулся, чуть прищурив глаза и глядя на паренька. Растрёпанный воробушек, молодой, красивый, сожалеющий о том, кто он... Вот он сейчас думает о чём-то своём, грустном, и глаза его печальны, и душа очевидно тоже не на месте. По-крайней мере понятно, почему помог ему. Надо бы отблагодарить его, да в карманах ничего нет, как назло, кроме пейджера и сигарет. Не думал он, что придётся идти в бар, снимать напряжение и болевой синдром... Парень отхлебнул свой напиток и посмотрел на него, улыбающегося чуть грустной улыбкой...
- Была б моя воля, распустил бы к чертовой матери весь этот балаган... чтобы не калечили жизни парням.
А вот это уже было от чистого сердца. Паренёк вздохнул и Пьер даже заметил, как судорожно дёрнулся кадык на его горле, словно прокатившись вверх и вниз. Хотелось сказать что-нибудь ободряющее, хотя глупо ободрять невольников, да и рискованно. Слова, вроде, всё будет хорошо, не прокатывали, потому что для них ничего не будет хорошо. Пока они молоды - их жизнь протекает под разными телами, а как только рубеж перейдён, они становятся дичью на охоте, либо ложатся на стол к извращенцам. Этот паренёк молод, но всё равно жизнь его не будет хорошей. Он живёт одним днём и у него нет счастливого будущего, разве что его выкупят в личное пользование... Тогда всё возможно...
  Затянувшись ещё раз сигаретой и выпустив дым в воздух, Пьер посмотрел куда-то чуть повыше головы парнишки и тихо сказал:
- Да нет, мне нравится боль... Нравится быть пассивным, покорным... Подчиняющаяся сторона. Просто иногда расплата бывает слишком тяжела даже для меня.  Предпочитаю быть честным. Мог бы соврать Вам, что не люблю это место, но это не правда. Люблю. Здесь жутко, здесь бродят призраки убитых, здесь мне не снятся кошмары, потому что они есть наяву. А когда их нет, тех кошмаров, что дарит мне господин, я вижу страшные сны... - Пьер задавил окурок в пепельнице и серьёзно посмотрел на парня напротив.
- И я схожу с ума от них, я мучаюсь в тысячи раз сильнее, чем сегодня. Я сумасшедший, наверное... - он опустил глаза и тяжело вздохнул, опираясь лбом в ладони.
- Скажите, Белиал, что бы Вы хотели? Я могу попросить принести для Вас что-нибудь. Бармен не откажет мне в просьбе... - серые глаза вновь посмотрели в лицо юноше. Мужчина явно испытывал неловкость от того, что не может поблагодарить его как следует.
Ему действительно было неловко. Сидит тут, рассуждает, как тот, у кого есть выбор, а ведь по сути, у него выбор столь эфемерный здесь, но в отличии от Бела он соглашается с этим выбором. Безрассудно соглашается терпеть каждый раз, когда Мастер шлёт ему сообщение на пейджер. Всё просто и легко. "Сегодня. 22,00." или "Завтра.16,30." Легко и ясно. Особые пожелания - значит звонок по внутреннему телефону. Не нужно ломать голову, куда идти. Место всегда одно и тоже, а оттуда уже тысячи дорог. И он достаточно хорошо уже знает и замок, и персонал, и некоторых сильных мира сего. Держится особняком от них, но так даже проще. Ни друзей, ни связей. Только взгляды... Вот как сейчас. Взгляды, желание сделать что-то хорошее для этого паренька. Может быть устроить пир для него... Завтра, например. Опередить Мастера сообщением "Занят от..до.." И после улыбнуться ему в зале, встречаясь взглядом, и сделать вид, что ничего и не было... Просто... Не любя, не привязываясь, как игра... Опасная игра, рискованная, будоражащая кровь...
Пьер оторвал ладони от виска и отпил чуть-чуть, глянув из под чёлки на парнишку-воробушка.

10

Блондин снова на несколько мгновений отключился от реальности, раздумывая над тем, почему именно он оказался именно здесь. Почему бы его просто не убили где-нибудь в подворотне? Почему не бросили в какой-нибудь местный бордель, откуда можно было бы легко свалить и тебя бы не искали? Столько «почему?», а ответов на них как не было, так и нет. Да и вряд ли когда-нибудь появятся. Собственно, как и выбор – жить тут, отрабатывая кусок хлеба и крышу над головой своим телом, или же просто попытаться сбежать и как итог оказаться в сточной канаве, изгрызенный хозяйскими псами. Белиал слишком держался за свою жизнь, пусть и такую никчемную, как здесь, но ни за какие коврижки не стал бы подставлять самого себя.
- Да нет, мне нравится боль... Нравится быть пассивным, покорным... Подчиняющаяся сторона. Просто иногда расплата бывает слишком тяжела даже для меня.  Предпочитаю быть честным. Мог бы соврать Вам, что не люблю это место, но это не правда. Люблю. Здесь жутко, здесь бродят призраки убитых, здесь мне не снятся кошмары, потому что они есть наяву. А когда их нет, тех кошмаров, что дарит мне господин, я вижу страшные сны... И я схожу с ума от них, я мучаюсь в тысячи раз сильнее, чем сегодня. Я сумасшедший, наверное...
Тихое признание вырвало юношу из своих собственных не слишком радужных размышлений. Он поднял взгляд на сидящего перед ним мужчину, всматриваясь в черты его лица. Казалось, что можно прочитать все эмоции, написанные на этом лице, но в то же время, это было слишком трудно. Какой-то своеобразный коктейль из покорности, желания получать боль, страха смешивался в Пьере, и Бел это отчетливо видел. Наверно, даже не нужны были те слова, сказанные мгновением ранее.
- Хм, пожалуй, это место дает каждому то, чего он хочет... или не хочет, тут как повезет. Кому-то, как Вам, хочется боли и унижений, оскорблений и прочих извращений, кому-то просто хочется отсюда убраться и никогда не возвращаться. Даже в самых страшных кошмарах. Это место меняет людей и очень сильно меняет...
Легкая полуулыбка тронула губы блондина, чуть прикрывшего глаза и смотрящего на собеседника из-под полуопущенных пушистых ресниц. Сейчас Морелю казалось, что он способен с полуслова понять сидящего перед ним мужчину. Впрочем, практически у всех невольников похожие судьбы, за редким исключением. Хастлерам и фурнитурам нравится быть здесь, они специально вышколены для этого места, да и любят то, что они делают. Но как показывает практика невольников тут на порядок больше, чем секс-рабов, которых чуть ли не с детства обучали всем премудростям секса и угождения почтенным господам.
- Скажите, Белиал, что бы Вы хотели? Я могу попросить принести для Вас что-нибудь. Бармен не откажет мне в просьбе...
Бел снова улыбнулся, чуть качнув головой, отказываясь.
- Ничего не нужно, благодарю. То, чего бы мне хотелось, Вы все равно дать не сможете, а остальное не важно. Рад просто помочь Вам, Пьер. Надеюсь, Вам уже получше?
«Выглядит вроде поприличнее, чем было...»

11

Внимательный взгляд глаз юноши. Всё же он отвлёк невольника от не самых хороших дум... Пьер попытался разглядеть их цвет, но то ли освещение было не очень хорошим, то ли алкоголь мешал сфокусироваться, а ему это никак не удавалось. Серые, зелёные, голубые? И зачем он вообще рот открыл... Знал же, что шокирует своей правдивостью... Парень заговорил и Пьер отчаянно покраснел, пряча взгляд под длинными ресницами и опуская голову пониже.
  Стыдно-то как, господи... Не нашёл сказать чего поумнее, отвлёк так уж отвлёк. Всё у тебя, Пьер через жопу, даже слова твои. А потом ты думаешь почему на тебя срывается даже самый терпеливый. Ей богу, иногда лучше жевать, чем говорить! Вот нахер было ему слушать твои откровения, а? У него этого говна и так хоть ложкой ешь. И правильно он говорит, это место всех меняет. А тебя, идиота клинического, поменяет когда-нибудь, а?
Хотелось взвыть от отчаяния, но Пьер только глянул на парня своими серыми глазами и положил руку поверх его расслабленно лежащей на столе руки. Юноша улыбнулся, качнул головой отказываясь от предложения заказать для него что-нибудь. Пьер чувствовал себя на редкость неловко, и не отпуская руки Бела, попытался улыбнуться ему, но получилось плохо, несколько криво, к тому же губа болезненно дёрнулась, напоминая об ударе по лицу.
- Простите, Белиал. Ради бога! Я не должен был Вам говорить этого. Меня иногда заносит... - он стушевался, нервно отодвинул бокал с пивом от себя и сцепил руки перед собой, не зная, куда их деть...
- Мне лучше... Конечно, всё хорошо. До комнаты я дойду сам. Алкоголь, знаете ли, когда почти не пьёшь, притупляет... Чёрт! Извините меня...
В этот самый момент двери в бар открылись и здоровый охранник нашёл парочку глазами, а затем направился к ним.
- Бел, живо жопу в руки и в свою комнату. Оденешься в то, что на кровати и выйдешь, всё ясно? Не заставляй тебя выволакивать силком на глазах твоего знакомца. - охранник ухмыльнулся и отошёл в сторону, вертя наручники на пальце.
Пьер кинул недобрый взгляд на охранника, а затем посмотрел на парня.
- Простите, Белиал. Я не имею права вмешиваться... - костяшки побелели от того, как сильно Пьер сжал их. Этот парень из охраны был ему не знаком, но видимо имел представление, кто такой этот избитый мужчина. И не делал пока попыток как-то скабрезничать, либо ставить невольника в известность, что он пьёт с клиентом.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-08-02 02:07:00)

12

Юноша с едва заметной улыбкой в уголках губ наблюдал за сидящим перед ним мужчиной. Тот отчего-то покрылся румянцем и опустил голову. Белиал хотел бы прочитать его мысли, но с другой стороны глупо было бы вот так запросто вмешиваться в чужую жизнь. Если Пьеру нравится подобное обращение, да и судьбу он как-то не слишком проклинает за это, так чего мешать-то?.. Может, для него это и есть маленькое счастье?..
«Каждому свое, как говорится. Впрочем, я даже рад с ним разговаривать вот так запросто. Не часто удается вообще просто перекинуться парой слов с кем-то, кроме клиентов. Да и те затыкают, предпочитая просто трахнуть и выпнуть из апартаментов.»
Когда же Пьер накрыл своей ладонью руку Белиала, лежащую на столе, блондин распахнул глаза и с некоторым удивлением посмотрел на мужчину. А удивляться-то, собственно, было и нечему – обычный жест. Но от него по телу расползлись сотни мурашек, пробегая по позвоночнику и теряясь за поясом брюк. Невольник едва заметно вздрогнул, а Пьер почему-то стал извиняться. Бел даже и не понял толком за то, но все равно мило улыбнулся ему.
- Все в порядке. Не извиняйтесь, иногда полезно высказаться – на душе становится не так хреново.
Только Морель собирался еще добавить что-то, как в бар вошел охранник, заставив юношу как-то нервно выдернуть ладонь из-под руки Пьера и сцепить их в замок перед собой на столе. Меньше всего сейчас хотелось идти к очередному богатенькому буратино и уж тем более обслуживать его. Но и получить затрещин тоже как-то не улыбалось.
- Бел, живо жопу в руки и в свою комнату. Оденешься в то, что на кровати и выйдешь, всё ясно? Не заставляй тебя выволакивать силком на глазах твоего знакомца.
Белиал прикрыл глаза, запрокинув голову назад, и выдохнул.
«Господи, за что мне все это, а?.. »
Затем парень бросил быстрый взгляд на амбала и посмотрел на Пьера, извинившегося снова.
- Все нормально, я уже привык к этому. Надеюсь, с Вами потом будет все в порядке, и постарайтесь беречь себя.
Белиал поднялся, отодвинув стул и выходя из-за стола. Не хотелось покидать общество мужчины, но делать было по большому счету нечего. Морель несколько вымученно улыбнулся Пьеру и, уходя, вскользь провел подушечками пальцев по его руке до локтя.
- До свидания, Пьер. Рад был познакомиться.
Бросив на прощание, блондин вышел из бара, с грустной миной направляясь в свою комнату. «Ненавижу это все... хоть бы уже затрахал кто-нибудь до смерти, а... так не мучился бы я тогда. »

13

- Все нормально, я уже привык к этому. Надеюсь, с Вами потом будет все в порядке, и постарайтесь беречь себя. - мягко сказал светловолосый ангел и покорно встал. Пьер почувствовал какую-то тяжесть на душе. Паренька уводили. Может так и правильно, но сейчас он словно почувствовал какое-то родство между собой и им, что-то глубоко душевное. Парень не осуждал его. Даже наоборот, волновался за него...
...Постарайтесь беречь себя... Белиал, разве ж от этого убережёшься...
Пальцы парня скользнули по его руке, словно юноша желал бы побыть с ним ещё чуть дольше, но был вынужден проститься... лёгкий ток прошёлся по руке, будто магнитов провели... Это ощущение удивило Пьера. Такое с ним бывало, но всякий раз это было по-разному. Ледяные мурашки по коже от прикосновения господина, горячие цветы под кожей от прикосновения сильного партнёра, и вот теперь это странное ощущение близости, желания коснуться светловолосого ангела, поцеловать его руку в благодарность за то, как он живёт, выживает тут... Пьер видел, как он болезненно воспринимает приказ охранника, как тяжело ему даётся неволя. Нет, не внешне, в душе... Он не из тех хастлеров, которые ждут своих клиентов ради "забавного" секса и разнообразия. Он из тех, кто подчиняется против своей воли, кто надеется, что следующий клиент не убьёт его и он проживёт чуть дольше, хотя бы на один день дольше...
- До свидания, Пьер. Рад был познакомиться. - тихий, сожалеющий его голос, от которого у мужчины перевернулось всё внутри. Мужчина упёрся взглядом в стол, сдвинул брови и закрыл глаза.
Один день спокойствия, может не один... Пьер, ты должен помочь ему. Дать ему те воспоминания, которые отогреют его в тяжёлый момент. Которые хоть как-то скрасят его боль... Душевную боль... Блять!
- До свидания, Белиал. Я тоже был рад. Ещё увидимся. Берегите себя и Вы тоже... - серые глаза заглянули в его лицо, и мужчина тяжело вздохнул и опустил взгляд, не в силах сейчас смотреть на его грустную покорность и на ухмыляющуюся рожу охранника.
Половина, большая половина таких, как он, живут одним днём. Почему же он? Почему? Потому что он оказался рядом. Не роптал на то, что нужно тащить тяжелого мужчину буквально на себе. Потому, что он понял его, не назвав извращенцем и уродом. Потому что при всей своей нелюбви к этому месту, он позволил себе согласиться с моим мнением и не осудить его. Я знаю, что он не осуждает и чувствую, что должен дать ему хоть чуть-чуть радости...
Белиал вышел, охранник тоже, а Пьер всё ещё смотрел в пол, до боли сжав пальцы в замок до тех пор, пока бармен не подошёл к нему, нарушив его одиночество.
- Мсье Горсуа, записать на Ваш счёт? - осторожно спросил он, видя, что мужчина хмур и расстроен. Плотно сжатые губы, хмурое лицо, желваки, что дрогнули так, будто мужчина что-то решил про себя, скрипнув зубами...Пьер молча кивнул, разжал пальцы и провёл пятернёй по волосам, резко упираясь тут же в ладонь лбом и чуть покачав головой из стороны в сторону.
- Скажите мне, я ведь могу заказать невольника, верно? - тихо и ровно спросил он, думая о том, что произошло.
- У Вас был плохой день, господин Горсуа. - покачал головой бармен, забирая на поднос опустевшие бокалы. - Наверняка можете, если желаете. Ваш... господин не против? - ещё осторожнее спросил бармен, глядя на разбитую губу Пьера и стараясь избегать упоминания лишних имён.
- Господин... Не думаю, что ему есть дело до того, чем занимается его раб вне того времени, что не посвящено ему лично. А если и есть, то это уже наши с ним проблемы. - хмуро отозвался мужчина, прикидывая, что после сегодняшнего вполне имеет право вести себя так, как ему хочется. Между ним и Мастером нет ничего, кроме секса, ничего, кроме возможности причинить боль. Обоюдной... Особенно после сегодняшнего.
Пьер улыбнулся и встал.
- Вызвать кого-нибудь сопроводить Вас?
- Спасибо. Провожать меня ни к чему. Я в порядке. Уже в порядке.
Пьер забрал сигареты со стола, расписался на чеке и, сунув пачку в карман куртки, пошёл на выход.
- Спокойной ночи, мсье. - вежливо попрощался он и вышел в коридор, направляясь к себе с определённой, уже сформировавшейся в голове целью...

14

Всю дорогу до своей комнаты Белиал нервно покусывал нижнюю губу, размышляя. Все-таки странно и в то же время приятно было встретить Пьера и поговорить с ним. Чаще всего юноша предпочитал отмалчиваться о том, что с ним произошло, да и остальные как-то не горели желанием слушать его сопли об этом. А сегодня все было несколько по-другому. Конечно, он был несколько удивлен, когда узнал, что Пьеру нравится боль, что именно поэтому он тут и оказался. Но с другой стороны, блондин понимал, что каждый ищет то, что ему по душе, что-то, что будет доставлять ему удовольствие и радость. Пусть такую кратковременную, но все же. И вдвойне был приятен тот факт, что сам мужчина нисколько не осуждал, не издевался и не смеялся над Белиалом, как не раз случалось. Иногда нужно просто выговориться кому-нибудь, и сегодня это удалось не только Белу, но и Пьеру. И невольник был рад, что хоть немножечко смог помочь ему.
Тычок в спине заставил оглянуться и узреть ухмыляющуюся рожу охранника, подталкивающего Мореля к его комнате.
- Давай, давай... одевай свой зад в те шмотки на кровати и побыстрее.
Блондин лишь фыркнул, злобно зыркнув на охранника, и скрылся в комнате.

Уже после визита к клиенту, Бел буквально приполз к себе в комнату подталкиваемый все тем же громилой-охранником. Невольник упал на кровать без сил, желая просто отоспаться дней пять. Ну, или как вариант сдохнуть, что обошлось бы гораздо дешевле. Можно было, конечно, попытаться сбежать из этого ада, но расставаться со своей шкурой вот так Ал бы ни за что не согласился. Поэтому приходилось терпеть все эти издевательства и извращения со стороны богатеньких клиентов, которых не волнует ничто, кроме как получить собственное удовольствие в полном размере.
«Ненавижу их всех... почему меня не прибьет какой-нибудь урод, чтобы я не мучился, а?.. Ну, разве так трудно вогнать нож под ребро? Им же это ничего не стоит, отстегнул кругленькую сумму и все замяли. Да они в день тратят больше, чем стоят пять невольников... господи, когда же я сдохну?..»
Белиал развалился на постели на животе, так как на спину лечь было несколько проблематично. Клиент хорошо постарался удовлетворить свои животные инстинкты. Морелю даже казалось, что он на задницу теперь неделю сесть не сможет. По-прежнему сетуя на свою никчемную жизнь здесь, в стенах замка, блондин провалился в тревожный сон, изредка что-то бормоча во сне.

15

***
День сменился вечером. Пьер проводил закат, глядя как солнце прощально золотит кроны листвы. Свежий, чистый воздух и треск цикад... В пальцах он сжимал пейджер. Несколько минут... Всего несколько несколько минут на то, чтобы автоматом набрать "Занят. 22,00." Легким движением зашвырнуть пейджер через плечо прямо в сумку у шкафа...
   Бинго!
У него был целый день. День, чтобы успеть забыть, день, чтобы нанести удар или вновь показать свою улыбку, но не ночь. Ночь будет принадлежать тому невольнику, который помог его рабу в трудную минуту.
   И ты не узнаешь, кто был. Тебе вовсе не нужно знать это. Достаточно просто знать...Игра...
Пьер отошёл от окна, закурил, снял трубку с местного аппарата, раскрыл каталог на закладке и набрал номер...

Спустя некоторое время, Пьер уже зорко наблюдал, как слуги накрывают на стол, ставя корзину с фруктами во главу стола. Как ставят бутылку шампанского в лёд, как кладут шоколадный десерт на блюдо... Ломкий тонкий и горький шоколад, который тает во рту...
Он не стал одеваться слишком официально. Чёрные спортивные штаны с резинками внизу и низким поясом, короткий чёрный топ без рукавов, идеально обтягивающий торс бойца и наполовину прикрывающий кривой неровный шрам на боку, идущий линией к животу. Простая чёрная спортивная куртка, одетая поверх, но не застёгнутая... Вполне домашний вид... И, как всегда, босой. В своём номере он всегда ходил так, как хотел и не собирался одевать туфли.
Пьер взлохматил светлые волосы и посмотрел на часы. 21,45.
Слуги вышли, закончив с приготовлениями. Пьер подцепил с подоконника сигареты и вышел в спальню, устраиваясь на подоконнике и прикуривая очередную сигарку. Пятнадцать минут и парень будет здесь... Всего пятнадцать минут до истины, до того, как он снимет с лица маску...

***
- Белиал! Собрался живо! У тебя клиент на всю ночь. Задницу хоть подмыл, сладкий? - охранник пошло осклабился и поманил невольника пальцем.
- Целая ночь и пол-дня на поспать в объятиях клиента, если он оставит тебя на это время. Так что смотри, не обгадься!

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-08-02 21:40:04)

16

Проснулся Бел лишь под вечер следующего дня. То ли клиент его так вымотал, что хотелось забыться, то ли просто организм сам для себя решил, что нужно поспать подольше. У парня было всего полчаса до того, как в комнату ворвался охранник.
- Белиал! Собрался живо! У тебя клиент на всю ночь. Задницу хоть подмыл, сладкий? Целая ночь и пол-дня на поспать в объятиях клиента, если он оставит тебя на это время. Так что смотри, не обгадься!
«Господи, я когда-нибудь смогу отдохнуть хоть пару дней без того, чтобы всяким там подставлять зад?»
Бел лениво поднялся с кровати, косо посмотрев на охранника, торчащего в дверях комнаты. Показав тому язык, блондин скрылся в ванной, наскоро принимая душ. Как бы сейчас не хотелось идти к очередному клиенту, но все равно пришлось бы. Не сам пришел бы – так за шиворот приволокли бы. Выйдя через десять минут из душа, парень оделся в простенькую одежду, так как никаких особых пожеланий вроде не последовало. Черная рубашка и такие же черные брюки. Вот и вся одежда. Еще через пять минут Морель был полностью готов к очередному «рейду». Выходя из комнаты, парень получил хороший шлепок от охранника по заднице. Обернувшись, он злобно зыркнул на амбала и пошел по направлению к апартаментам клиента под мерзкие шуточки идущего сзади.

Остановившись около дверей апартаментов предполагаемого клиента, юноша посмотрел на охранника. Тот окинул невольника критическим взглядом, кивнул сам себе, а затем, постучав, вошел в номер и сообщил, что привел невольника, как и заказывали. Потом он вышел и втолкнул внутрь Бела, закрывая дверь с другой стороны. Морель сначала осмотрелся вокруг, отмечая довольно неплохой вкус владельца комнаты, а потом изумленно уставился на самого клиента, едва ли не уронив на пол челюсть.
- Вы?..

17

И таки Пьер не выдержал. Пятнадцать минут в спальне - слишком долго, время и так растянулось даже не в одну тяжку, а в несколько нервных тяжек. В итоге Пьер плюнул и вышел из спальни, устраиваясь на подоконнике гостиной, чтобы видеть двери. Поставил тяжёлую пепельницу на подоконник, и теперь нервно ожидал Белиала, куря в распахнутое окно. Наконец двери приоткрылись и вошедший амбал отрапортовал, что невольник доставлен. Ровно 22,00..
Мужчина не повернул головы, продолжая сидеть на подоконнике в профиль к вошедшему, подпирая спиной оконный простенок и согнув одну ногу в колене, а вторую по-домашнему свесив с широкого насеста. Сердце чуть дёрнулось и отчего-то вспомнилось тепло его руки, странные искры от его прикосновения...
   Чёрт! Не нервничай! Только спокойствие. Спокойно и... просто спокойно.
Дверь снова открылась и в комнату втолкнули его. Того самого ангела-спасителя. Невольника, что сейчас остановился прямо у дверей, озираясь и вдруг наткнувшись глазами на него...
- Вы?.. - ошеломлённый голос, едва не сорвавшийся от изумления. Пьер наблюдал краем глаза за ним. Красив, даже в этой простой одежде, такой же чёрной, как и его... Улыбка тронула губы мужчины и он повернул к нему голову, тепло улыбнувшись.
- Я. Я же говорил, что мы ещё увидимся... - Пьер снова вытянул сигарету и прикурил её, выдохнув дым через ноздри, виновато опустил глаза.
- Вы были так добры ко мне, что я не мог... Это было бы гадко, не дать Вам возможность отдохнуть. Хотя бы эту ночь. Простите, мне... следовало сказать, что я клиент...
Пьер волновался так, что сигарета подрагивала в его пальцах. В какой-то мере он понимал, что это жестоко. Но с другой стороны, что ещё он мог подарить невольнику за то тепло, что юноша проявил к нему тогда, когда разум его почти отказывал... Тонкий дымок развеивался, а мужчина чувствовал неловкость, признаваясь этому красивому юноше в своём грехе.
- Я должен был сказать Вам ещё вчера, но... не был в том состоянии, когда думаешь адекватно. Поэтому я говорю это сейчас... - мужчина вновь посмотрел на юношу, ожидая любой реакции, от возмущения до оскорблений и отчаяния. Человек, которому он помог, оказался развратным придурком, приехавшим удовлетворять свою страсть за счёт того, от чего бы другие с радостью отказались. Вчера Бел не осудил его, но сегодня... Сегодня раб, которому он помогал, приказал привести его к себе... Дико, низко, отвратительно? Как оно сегодня? Насколько Пьер ошибся идя на поводу у своего сердца и насколько реальна была грань между тем, кем он был вчера и тем, кто он сегодня?
- Белиал... - серые внимательные глаза смотрели на светловолосого юношу и казалось важнее того, что он ответит нет больше ничего.

18

Во что было сейчас труднее всего поверить, так это в то, что Пьер оказался клиентом. Вчера он выглядел совсем по-другому, и Белиал бы ни за что не мог подумать, что он окажется из богатых. Впрочем, у этих богатых свои причуды. Но все же...
Взгляд карих глаз столкнулся с серыми... Легкая улыбка на губах Пьера заставила юношу даже чуть сомневаться в том, не спит ли он на самом деле.
- Я. Я же говорил, что мы ещё увидимся...  Вы были так добры ко мне, что я не мог... Это было бы гадко, не дать Вам возможность отдохнуть. Хотя бы эту ночь. Простите, мне... следовало сказать, что я клиент...
Морель несколько ошалело хлопал ресницами, смотря на мужчину, сидящего на подоконнике и курившего. Сейчас он был в гораздо лучшем состоянии, чем вчера, даже того несколько угнетенного взгляда не было. 
«Как?.. почему он вчера не сказал? И... почему он снял меня сегодня?.. черт, я запутался...»
Блондин отчаянно покусывал нижнюю губу, размышляя и смотря на клиента. В голове совершенно не укладывалось в голове то, что этот мужчина, находящийся в этой комнате, и тот, вчерашний, избитый и едва передвигающийся – одно и то же лицо. Зачем? Почему? Ведь можно было обмолвиться вчера хоть словом о том, что клиент... «Так вот почему его охрана так легко пропустила... пусть и вместе со мной. И бармен тоже... я ведь мог бы и догадаться...»
Бел чуть отошел назад, прислоняясь спиной к запертой двери и на мгновение прикрывая глаза.
- Я должен был сказать Вам ещё вчера, но... не был в том состоянии, когда думаешь адекватно. Поэтому я говорю это сейчас...
Невольник слушал его голос и не открывал глаз. Требовалось несколько минут, чтобы прийти в себя и все осознать. Ал чувствовал на себе взгляд мужчины, словно выжидающий чего-то... явно ответа. «Он обращается ко мне на «Вы»... занятно... другие клиенты просто «тыкают» или предпочитают обходиться оскорблениями типа шлюха, дырка и прочее... Да и вчера он был обычным невольником, таким же, как и я. Считает за равного? Хочет помочь?.. »
В конце концов, Морель открыл глаза, с легкой улыбкой посмотрев на мужчину, явно нервничавшего и переживавшего.
- А вчера я бы ни за что не принял Вас за клиента... даже если бы мне пообещали свободу и миллион, - парень улыбнулся чуть шире, понимая, что все-таки не случайно он вчера встретил Пьера. И считать ложью то, что он не сказал сразу о своем статусе, было бы... неправильно. Утаил, предпочел не распространяться... да и сам Бел не спрашивал. Он просто хотел помочь тому, кто нуждался в помощи. А клиент он или невольник не суть важно.
- Не важно, кем Вы являетесь, Пьер... клиент или невольник... пусть разница и большая, но Вы, прежде всего, человек. Я хотел помочь тому мужчине, которого заметил вчера в блоке невольников. Как Вы там оказались, я не спрашивал, да и кто Вы такой тоже... И я помог тому человеку. В конце концов, на Вас же не написано, кто Вы на самом деле, да и посвящать остальных Вы не обязаны...
Блондин улыбнулся, отлипая от стены и проходя чуть дальше в комнату. Сейчас и впрямь было не важно, кем является Пьер на самом деле. Да и у Бела особого выбора не было...
- Вы заказали меня, чтобы дать мне отдохнуть?
Парень подошел почти вплотную к подоконнику, на котором сидел мужчина, и улыбнулся. Конечно, бывали случаи, когда клиентам не хотелось близости как таковой, а хотелось просто общества. Что было сейчас, Морель не знал... да это и не было важным.

19

Бывает, что всего одна фраза способна разрядить обстановку. И Белиал блестяще исполнил это. Пьера восхищали такие люди, которые умели так сказать, чтобы не задеть чувства, перевести тяжёлое мгновение в шутку, как сейчас. Карие глаза парнишки смотрели на него и он чуть-чуть улыбался. Наверное первый раз с того момента, как смог осознать, что это правда. Он даже пояснил, почему помог ему вчера. И даже оторвался от стены и сделал несколько шагов вперёд.
Пьер задавил сигаретку в пепельнице и спустил вторую ногу с подоконника, пересев к нему лицом и чуть опустив голову.
- Вы заказали меня, чтобы дать мне отдохнуть?
Кожей Пьер ощутил, как юноша подошёл близко-близко, словно тепло от него можно было уловить на расстоянии. Он поднял голову, глянув в тёмные глаза парнишки и немного смущённо улыбнулся.
- В общем, да. Скорее потому, что мне бы хотелось, чтобы у Вас остались приятные воспоминания об этом дне. - он чуть повёл плечами, оперевшись руками о подоконник и продолжил.
- Я знаю, многие считают, что заказывать невольника, чтобы подарить ему такие воспоминания - жестоко. Но с другой стороны- ведь если у Вас будет это воспоминание, разве оно не облегчит боль всех других, неприятных воспоминаний? Можно же просто помнить, что было и хорошее. Когда в жизни есть хорошее воспоминание, жить становится немного легче...
Мужчина улыбнулся и осторожно обнял ладонями его плечи. Осторожно, чтобы не напугать, чтобы не испортить всё неловкостью...
- Посмотрите, юноша. Этот стол для Вас. Вся ночь для Вас. Я не знаю, что делать с невольниками, потому не буду принуждать Вас к чему-либо. Вы понимаете, что я хочу сказать, ведь правда? - и вновь серый взгляд столкнулся с карими глазами белокурого парнишки. Пьер волновался, но уже меньше. Ему хотелось объяснить, что он не позволит себе использовать парня для чего-то, что давно и прочно входило в понятие "заказ".
- Я благодарен Вам за вчерашнее. И я скорей стану Вашим невольником сегодня, чем осмелюсь принуждать Вас, Белиал. - Пьер стёк с подоконника и отпустил его плечи, огибая тонкую фигурку с лохматыми блондинистыми волосами и делая шаг в сторону низкого столика, накрытого для них.
- Хотите шампанского? Я не рискнул брать бурбон или виски... Тяжёлые напитки... Знаете, я когда-то давно перепробовал всякого пойла, так что...
   Какая разница, что ты пил в молодости! Господи, Пьер, когда ты научишься выражаться, не упоминая о том, что мало интересует твоих собеседников...
И всё же он был уверен, что стоит перевести разговор на другую тему. Мурашки прошлись по телу от того, что парень вот так вот просто находится здесь. Прикосновение к его руке вчера, его касание...
Под кожей словно снова пробежал ток. Странное чувство, будто встретил того, кто действует на тебя, как афродизиак, стоит ему коснуться тела... Странное, потому что никто ещё, кроме одного, не вызывал в нём такой неадекватной реакции. И вдруг это напугает парня? Вдруг он почувствует? Вдруг не поверит ему, разглагольствующему только об отдыхе... Хотя нет, разве Пьер сказал, что секс исключён? Не сказал. Просто исключил его, как меру принуждения по отношению к Белиалу... Он не кривил душой. Если и случится, то возможно как-то иначе...
От таких мыслей Пьеру стало жарко и он поспешно отвёл взгляд от юноши, дойдя до столика и остановившись спиной к нему. Сняв тут же спортивку с плеч и бросив небрежно её на диван, Пьер вытащил холодное шампанское из ведёрка со льдом и сосредоточился на надписи, но не потому, что разбирался в сортах. Он предполагал, что если Белу и предлагали выпить, то явно не суррогата. В этих стенах дешёвого шампанского не держали. Просто он чувствовал неловкость за прилившую к скулам кровь и за свои реакции, не имеющие объяснения.
- Это наверняка что-то дорогое и лёгкое. По крайней мере я просил лёгкое...

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-08-05 12:41:10)

20

Бел с легкой улыбкой в уголках губ смотрел на Пьера, постепенно осознавая, что ему все-таки повезло в том, что встретил и помог ему вчера. И пусть это было лишь то, что он должен был сделать, сейчас это уже стало хорошим воспоминанием.
- В общем, да. Скорее потому, что мне бы хотелось, чтобы у Вас остались приятные воспоминания об этом дне. Я знаю, многие считают, что заказывать невольника, чтобы подарить ему такие воспоминания - жестоко. Но с другой стороны - ведь если у Вас будет это воспоминание, разве оно не облегчит боль всех других, неприятных воспоминаний? Можно же просто помнить, что было и хорошее. Когда в жизни есть хорошее воспоминание, жить становится немного легче...
Мужчина чуть повернулся, садясь лицом к блондину, и смущенно улыбнулся. Отчего-то Морелю казалось, что взрослые, состоятельные мужчины просто по определению не могут заливаться краской, смущаться. Но с Пьером было все по-другому. Он воплощал в себе все то, что в любой другой ситуации Белиал просто бы не принял во внимание, не поверил. Надо признать, что смущенный румянец был даже к лицу клиенту.
«Сделал все лишь для того, чтобы оставить у меня в памяти приятные воспоминания. Это... это дорогого стоит.»
Карие глаза встретились с взглядом серых снова, хотя, казалось, и не теряли с ним контакта. Пьер же как-то несмело, даже осторожно обнял плечи Мореля, улыбнувшись. По телу блондина снова прошлась волна жара, заставив сердце бить чаще, словно бьющаяся в клетке птица.
- Посмотрите, юноша. Этот стол для Вас. Вся ночь для Вас. Я не знаю, что делать с невольниками, потому не буду принуждать Вас к чему-либо. Вы понимаете, что я хочу сказать, ведь правда? Я благодарен Вам за вчерашнее. И я скорей стану Вашим невольником сегодня, чем осмелюсь принуждать Вас, Белиал.
Даже сейчас все казалось каким-то сном. Но не таким кошмаром, какие раньше снились парню, а другим... светлым, радужным, наполненным самых ярких красок. Наверно, ради такого момента – пусть единственного – и стоило терпеть всю боль и унижение, которые пришлось пережить. Сердце так и колотилось, как бешеное, словно норовя выскочить из груди. Да если бы так и случилось, наверно, Бел и не заметил бы. Не часто случается так, что практически отключаешься от реальности и живешь тем мгновением, которое тебе дарят.
- Хотите шампанского? Я не рискнул брать бурбон или виски... Тяжёлые напитки... Знаете, я когда-то давно перепробовал всякого пойла, так что... - Пьер, видимо, снова засмущавшись, отошел к низкому столику, на котором стояло шампанское, фрукты. Блондин повернулся к нему, опираясь на подоконник руками и наблюдая за действиями мужчины. В любой другой ситуации, к примеру, встретив клиента где-нибудь на улице или в кафе, Белиал и под страхом смерти не смог бы с уверенностью сказать, что этот сильный, подтянутый, мускулистый мужчина может смущенно улыбаться или краснеть. Сейчас же блондин с какой-то совершенно идиотской улыбкой смотрел на него, взявшего бутылку шампанского из ведерка и рассматривающего этикетку. Мог бы Ал еще пару дней назад с уверенностью сказать, что с ним может случиться что-то подобное?.. Вряд ли. Однако он нисколько не жалел, что помог вчера Пьеру. «Он не похож на остальных клиентов... в нем есть что-то такое, что заставляет невольно улыбнуться и задержать взгляд чуть дольше, чем нужно. Даже удивительно, что такой мужчина, как он, может по собственной воле подчиняться кому-то...»
- Это наверняка что-то дорогое и лёгкое. По крайней мере, я просил лёгкое... – все же чувствовалось, что Пьер немного напряжен что ли. Бел отлип от подоконника, с улыбкой подходя к мужчине. Скользнув взглядом по столу, юноша взял два бокала.
- Пьер... давайте просто выпьем?.. Я Вам благодарен за всё это. За то, что не видите во мне просто невольника, готового по первому зову подставить зад. Просто за то, что решили подарить мне это...
Морель улыбнулся, подставив два бокала, чтобы мужчина разлил шампанское. Парень чувствовал, что испытывает к Пьеру что-то большее, чем к остальным. И пусть это только его чувства, они останутся хорошим воспоминанием, чтобы потом не раз всплывать в памяти...


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Снимая маски...