Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Таяние

Сообщений 21 страница 40 из 44

21

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Арно Дассен (2010-09-09 16:42:17)

22

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-09-10 01:24:56)

23

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Арно Дассен (2010-09-10 22:42:01)

24

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-09-11 20:08:12)

25

Спустя 2 месяца

Для Арно едва ли существовало понятие времени. Он всегда находился в моменте сейчас. И этот момент включал в себя так много, что, иногда казалось, разум не осилит. Прошлое и будущее для Дассена представляли какие-то эмоции, переживания, а не факты, поэтому, можно сказать, он жил не во времени, он жил в собственном характере. После того как он покинул поместье, прошло всего лишь два месяца, что довольно короткий срок, если говорить об отдыхе от суровых будней. Однако его специальность была такова, что отдыхать от нее не приходилось в принципе, так что, сменяя места дислокации, он всегда был в строю. Эти два месяца ознаменовались небольшим творческим провалом, который Арно торжественно окрестил кризисом и клятвенно обещал издателю по его истечению выдать шедевр. Как и всякая уважающая себя творческая личность, он в душе не чаял, что это будет за шедевр. Ни строчки, ни буквы. Жизнь до дедлайна и после – это, пожалуй, единственная временная веха в жизни Арно, которую он вполне ощущал и даже признавал ее реальность. По состоянию банковского счета, конечно же.
В любом случае, писательство было скорее хобби, прибыльное, но не критичное в его случае. Входя в долю с отцом, он вполне мог плюнуть на спасение мира и погрязнуть в безделье в течение ближайших лет двухсот.
Как бы то ни было, все эти мысли шли фоном. Главное – ощущение какой-то недосказанности, почти щекотное чувство утраты. Уехав из поместья, он потерял нечто. Даже не потерял, нет, забыл. И по старой поговорке должен был вернуться.
Арно всегда был несколько тугодумом в смысле любых связей с реальным миром. Они его сначала влекли, а затем пугали. Сначала увлеченный, он затем стремительно рвал любые подобные нити, с трепетом представляя, что где-то оставил след о себе, воспоминание или же поступок. Это его угнетало. Пожалуй, идеал существования Дассена был в невидимом присутствии. Поэтому, когда он ощутил необходимость в Анри, он предпочел скрыться.
Но на этот раз разорвать не вышло. Сам не очень отдавая себе отчет в своих действиях, в одно прекрасное утро он решил для себя нечто. И это решение, еще не понятое, но уже железное как-то … резко сделало его жизнь проще. Ожидание, волнение… все это поразительно заполнило кричащую в агонии пустоту.
Он прибыл в поместье поздно вечером. Воздух был насыщен весной,... быстро охлаждающийся, он приятно освежал после долгой поездки. Вещей с ним практически не было. Впрочем, как и обычно. Арно ненавидел вещи. В периоды затяжных депрессий, он чувствовал жизнь в каждой из них. И эта жизнь была настолько физична и реальна, что вызывала круглосуточные судороги беспокойства и тошноту. Воспоминания об этих эмоциях  и ограждали в нем потребительские инстинкты. Поэтому с собой он брал только самое необходимое, остальным предпочитая разживаться по мере необходимости. Небольшая сумка - вот, пожалуй, и все.
Волнение. И как следствие – с сигаретным привкусом. Пора было давно избавляться от этой привычки, но в пустом мире Дассена дым был одним из редких приемлемых жителей.
Терзаемый сомнениями, он как-то толком ничего не сказал, когда его встретили и занялись многомудрым процессом его «провожания» куда следует. Погруженный в себя, весьма мрачный по поводу торжественной глупости его поступков, он как-то вдруг остановился, прекратив нервное движение. Осмотрел знакомый холл и выдал провожатому имя и фамилию того, ради которого и прибыл. Конечно, в весьма тонкой манере изящного любопытства по поводу.
Анри Фонте. Довольно поздний час приезда гостя...мог несколько омрачить радость «случайной» встречи. В силу возможного отсутствия объекта интереса. Арно, собственно говоря, едва ли представлял, что следует добавить к факту своего появления. Ему просто хотелось присутствия мальчика. Дальнейших планов он не строил. Это был почти импульс. Обошедшийся в очередную внушительную сумму редкий для этого человека каприз. Так он и стоял в холле несколько уставший, небритый и помятый, но свежий и чуть нервный. Конечно, намертво вцепившийся в свою сумку. Смотрящий упрямо и с достоинством человека, делающего глупость, которую считает великой.

26

Черные ботинки из кожи начищены до блеска, брюки идеально выглажены, кажется, что о стрелку на них можно порезаться, курточка сидит идеально, ни замина, ни складочки, тщательно отутюженный ремешок шапочки, наподобие жокейской, аккуратно застегнут под подбородком.
Анри бросил быстрый взгляд на свое отражение в закрывавшем часть стены от пола практически до самого потолка  зеркале и остался доволен. Фонте Младший любил свою форму. А когда работаешь среди людей, которые практически все помешаны на собственном внешнем виде и двадцать четыре часа в сутки готовы крутиться перед зеркалом, волей неволей тоже начнешь следить за тем, как выглядишь со стороны.
У клиента, приехавшего в Поместье (вводные данные – молодой француз, белый) с собой была лишь ручная кладь, поэтому Анри, согласно инструкции, не пошел встречать его на автомобильную стоянку, а остался в лобби.
«Полдвенадцатого ночи» - Фонте Младший посмотрел, как дрогнула стрелка часов, висевших над входной дверью. «Через полчаса смена заканчивается» - констатировал он, размышляя над тем, идти ли спать к дедушке в дом или остаться ночевать в выделенной ему, Анри, как сотруднику замка, комнате на этаже для прислуги.
Неожиданно для неискушенного наблюдателя менеджер, стоявший за стойкой, вышел из-за нее и подобрался. В ухе сотрудника Поместья был наушник, по которому по рации передали, что гость приближается. Прохлаждавшийся в фойе швейцар вышел на улицу, готовый гостеприимно распахнуть дверь перед приехавшим.  Фонте Младший тоже вытянулся «по струнке». В Поместье все должно было быть идеально, а лобби - первое, что видит гость. Как говорится, театр начинается с вешалки.
Дверь распахнулась, в холл вошел высокий худощавый темноволосый мужчина и остановился.
Пальцы, сжимающие ручку саквояжа, возможно, слишком сильно.
«Может, там что-то ценное лежит?» - доли секунды. Юный носильщик чемоданов, поскольку руки гостя не были пусты, прошел через просторный холл, чтобы предложить свои услуги.
«Могу ли я быть Вам полезен, месье» - на губах появилась дежурная улыбка, с них уже была готова сорваться дежурная же фраза, как… Анри Его узнал.
«Месье Арно…» - «сперло» в груди и стало нечем дышать. Первым желанием было - просто броситься на шею. Но вокруг люди, такие лишние и ненужные сейчас.
Мальчик, который всегда гордился своим самообладанием, сейчас не мог владеть собственной мимикой. Его губы сами собой расплылись в радостной улыбке, а в глазах читалось самое настоящее счастье. Так наверно дети в раннем возрасте смотрят на Новогоднюю Елку, в то свое первое Рождество, когда уже что-то могут понимать.
- Месье Арно, - Анри понял, что у него от волнения сел голос. – Здравствуйте, - мальчик сглотнул и заставил себя вздохнуть.
Небритый, усталый после дороги. «Приехал… Он все-таки приехал, как обещал!» - Ждал ли Анри месье Арно?
Да, ждал, да еще как. Но старался не думать, не вспоминать, чтобы не мучить себя. Все было прекрасно, но, возможно, никогда не повториться. А беседка увитая розами, поцелуи с запахом гвоздики и корицы, руки месье Арно, то, как они ласкали его тело - пусть все это останется воспоминанием одним из лучших за его еще такую недолгую жизнь. К чему надеяться, накручивать себя, страдать? Но Фонте Младший все равно ждал и все равно надеялся, хотя холодный разум ему твердил: «Не вернется, не вернется. Забудь. Что там написано про соляные столбы для людей, которые не могут перестать вспоминать свое прошлое?»
Ежедневные заботы, рутина, два месяца прошли, как пустой сон. Пару раз Анри снилось, что месье Арно вернулся, а потом просыпался и понимал, что все это химера, фантазии, навеянные подсознанием. И все равно ждал.
И вот она, нечаянная радость. Если описать эмоции Фонте Младшего – это были беспредельное счастье и неверие. «А вдруг это снова - сон?» - мальчик даже ущипнул себя за бедро, чтобы убедиться в том, что все, что происходит – реально.
- Если Вы хотите, месье Арно,- был бы мальчик щенком, то наверно повизгивал бы от радости и прыгал бы вокруг мужчины, - я могу проводить Вас до Ваших апартаментов.
Фонте Младший перевел дух.
- У меня смена заканчивается через двадцать минут. Я думаю, меня отпустят, если хотите… - появилась иррациональная неуверенность в себе. «А вдруг не захочет? Вдруг у него здесь еще кто-то есть?» - благо выбрать было из кого. – И, позвольте, я Ваш багаж заберу, - тонкие пальцы мальчика накрыли пальцы месье Арно, сжимавшие ручку сумки, - а то к нам менеджер бежит, - добавил тихо Анри, чувствуя, как от прикосновения к мужчине, от его близости мурашки побежали от запястья к позвоночнику, и сладко заныло в груди.
Забрать из рук месье Арно сумку, поставить ее на пол, сделать шаг вперед и обнять его…
- Месье, все в порядке? – в себя Фонте Младшего привел голос менеджера. Тот, действительно, поняв, что происходит что-то странное, быстро приближался.

Отредактировано Анри Фонте (2010-09-12 23:07:04)

27

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

28

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-10-06 01:57:10)

29

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

30

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-09-22 01:06:25)

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

32

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-10-02 22:08:34)

33

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-10-23 03:05:29)

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Анри Фонте (2010-10-30 23:29:28)

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

38

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Примечание. Возраст согласия во Франции наступает в 15 лет, совершеннолетие –в 18.

Отредактировано Анри Фонте (2010-11-18 18:15:56)

39

Обращение на ты заставило вздрогнуть. Любопытно, Арно сам с трудом произносил это «ты» в адрес любого человека. С Анри это произошло как-то спонтанно, а теперь и в его адрес звучало близкое, обычное обращение. В этом было что-то от невозможного. Арно, который всю жизнь старался огородиться от мира, внезапно сам притягивал к себе этот мир в лице светленького мальчишки. Арно всегда говорили, что он слишком серьезно относится к жизни, впрочем, без этого отношения было бы невозможно творить то, что творил он…. В любом случае, серьезность отношения внезапно выразилась в четком представлении их совместного будущего. Удивительно, но оно не пугало, оно смотрело с интересом, чуть лукаво, улыбалось, слегка сдвинув брови. Невинный прищур неожиданно разыгравшейся вечности.
Два года. Два года до возраста согласия. Два года – это ничто, по сути. Если не думать о них в часах. А Арно думал. Думал о том времени, когда он будет засыпать один, без единой мысли о безысходности. Только о надежде. Что-то случится, что-то будет, чего-то следует ждать. Редко кто поймет этот момент ожидания – ожидания неизмеримо более глубокого, чем любое, какое было у тебя в жизни. Ожидания самой жизни. И сейчас он вкладывал в Анри куда больше, чем новую зубную щетку рядом со своей в ванной. Кому-то это дается просто, но не тому, кто всю жизнь посвятил доказательству трагичности человеческого существования.
- Лион, - выдал он совершенно спокойно. Любимый и единственный город. Насколько он мог это воспринимать.
Колледж, учеба некоего маленького существа рядом с тобой, непустые вечера, какие-то легкие вздохи и выдохи. Когда он будет рядом, наверное, что-то поменяется, изменится, сломается, как плотный асфальт под давлением ростка. Он взойдет и будет иным. Будет лучше, будет сильнее. Многого добьется. Ты, возможно, лишь ступенька, какая-то несущественная грань его реальности. Но, если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно. Вероятно, через него ты научишься ответственности. Впервые за свои три десятка лет.
Арно прижал к себе мальчишку так крепко, насколько мог. Его переполняло чувство, совершенно неизвестное прежде, совершенно ненужное годы и годы до этого момента. Чувство счастья.
Внезапное, оно кололо в уголках глаз.
Он провел ладонью по волосам мальчика. Возможно, слишком сильно сжав локоны. Да, внезапно желание вновь разожгло кровь…, хотелось еще раз овладеть этим телом, подчинить его себе, но…. Он прекрасно понимал, что Анри сейчас будет рад минутам для осмысления, для отдыха.., чем очередным поползновениям со стороны него, Дассена. Пускай так. Еще будет день, будет пища.
Он поцеловал легко губы мальчика, проведя ладонью по его щеке.
- Два года, три, пять, по сути, это не имеет никакого значения, Анри. Завтра – будет завтра. А мы только в нем и живем. Остальное – фантазии.

40

Три года спустя.
«Еще одно здание, за ним - поворот» - Анри сличал маршрут своего следования с картой, распечатанной из интернета, для того, чтобы не заблудиться в незнакомом месте.
Уже четыре дня, как ученик лицея, Фонте Младший впервые шел в одиночестве по улицам Лиона и чувствовал себя неуютно.
Слишком много людей, слишком узкие улочки. Хорошо, что от запаха бензина уже не подташнивает, как в первый день, когда он вместе с дедом вышел из похожего на шлем какого-то космического пришельца железнодорожного вокзала. Или пришелицы, потому что здание было розовым.  Непривычные запахи, непривычные звуки. Привыкшему к роскоши Замка и комфорту своего дома Анри учебное здание показалось убогим, а комната в общежитии – клетушкой.
Клеткой в полном смысле этого слова, потому что туда надо было возвращаться не позднее одиннадцати часов вечера. Правило, которое, однако, все нарушали. Всегда можно залезть в окно, если дверь закрыта. Надо лишь знать – в какое.
На исходе первого дня дед уехал, а Анри остался.
Первый же вечер, вернее, ночь ознаменовалась «радостными» событиями.  Сосед мальчика по комнате вместе с такими же вырвавшимися от родителей малолетками решил отметить начало взрослой жизни и напился до невменяемого состояния.
Пытаясь уснуть, Фонте Младший слушал, как незадачливый поклонник Бахуса опорожняет свой желудок, затем раздался звук падающего тела, какое-то копошение, полилась вода, стало тихо.
«Пойду, посмотрю, что с ним» - в Поместье Анри уже имел дело с напившимися до состояния невменяемости гостями.
В ванной комнате будущий ветеринар застал следующую картину. Его сосед в голом виде сидел в луже на полу и разговаривал со своим съежившимся от холода членом: Ничего маленький. Мы еще подрастем.
- Конечно, подрастете, - Анри подхватил незадачливого алкоголика подмышки и, дотащив до спальни, сгрузил на кровать. Потом пришлось вытирать пол. И снова тащить соседа к белому фаянсовому другу. 
На следующий день, не выспавшийся и голодный, потому что пропустил завтрак, Фонте Младший приступил к учебе.
Учиться было интересно, но вот все остальное…  К остальному относились, в первую очередь, девчонки.  Анри не привык, что его окружает  так много представительниц противоположного пола, он вообще к женщинам не привык.  Мальчик, уже превращающийся в юношу, ловил на себе заинтересованные взгляды этих одетых в форменные плиссированные юбки инопланетянок, и чувствовал себя не в своей тарелке. 
А посмотреть было на что. В пятнадцать лет черты лица многих мальчиков-подростков грубеют, расплываются, пора уродства, когда милые дети превращаются в мужчин. С Анри  ничего подобного не произошло.  Унаследовав красоту матери и рост всех  Фонте, юноша вытянулся и раздался в плечах, но остался тонок в кости и имел все те же изящные лодыжки, узкие запястья, и четко очерченные «девичьи», что так его бесили в тринадцать лет, черты лица.
«Я буду таким же худым, как Арно» - Фонте Младший всегда невольно сравнивал себя со своим любовником. «Только выше» - в пятнадцать лет Анри был уже метр восемьдесят сантиметров ростом.
Мальчик, списавшийся заранее с мужчиной по интернету, рвался к любовнику всей душой, с того самого момента, как ступил ногой на мостовые Лиона.
Это он матери и деду мог врать о том, что хочет учиться в этом городе, потому что там везде «печать прошлого» и «много музеев», и «гораздо спокойнее, чем в Париже». Детский лепет, на который все почему-то повелись. Единственной причиной, по которой Анри выбрал Лион, почему вообще согласился уехать из Поместья, заключалась в том, что он хотел быть ближе к Арно.
С тех пор, как мужчина предложил ему встречаться, они виделись раз в два–три месяца, этого было так мало, а скрываться от деда становилось все сложнее и сложнее. Рано или поздно кто-нибудь должен был настучать. И тогда, Анри в этом не сомневался, его просто разлучили бы с любовником, спровадив к матери.  «Если и выбираться на большую Землю, то по своему желанию и туда, куда я хочу» - отъезд в лицей стал панацеей. 
Сразу по приезду хотелось бросить вещи, набрать заветный номер и побежать к любовнику. Но голос разума подсказывал, что надо присмотреться, познакомиться с одноклассниками, понять распорядок дня. Когда можно уйти и никто не заметит, а когда лучше находиться на территории лицея. Фонте Младшему вовсе не улыбалось, чтобы его хватились и начали искать, или оказаться перед закрытыми дверьми общежития.
Через три дня обаятельный и, что важно, обладающий наличными деньгами  Анри уже знал, через какое окно можно влезть ночью, какие преподаватели следят за студентами, а кому - все равно, чем те занимаются в свободное от учебы время, у кого можно достать травку, где раздобыть бухло и сигареты, и многие другие «мелочи жизни», призванные скрашивать досуг несовершеннолетних лицеистов.
Слишком заметный и еще не примелькавшийся Анри для своей первой самостоятельной вылазки в город (поход в кафе с одноклассниками - не в счет) выбрал время сразу после окончания занятий. Некоторые учащиеся жили в Лионе, возвращаясь домой каждый день, и, таким образом, уход Фонте Младшего, ощущавшего себя разведчиком на вражеской территории, оставался никем не замеченным.
Сначала Анри хотел позвонить Арно, предупредив о своем приходе, но в голове вдруг появилась шальная мысль. Застать врасплох, как тот его застал три года назад, когда он, Фонте Младший, от радости чуть не повис на шее у любовника у всех на виду в лобби.
В том, что Арно ему обрадуется, Анри не сомневался. Поэтому сюрприз должен был получиться приятным. Вообще, если бы речь шла о посещении любого другого человека, Фонте Младший обязательно предупредил о своем приходе, а не стал бы валиться, как снег на голову. Но любовь делает людей глупыми. Мальчик уже представлял себе изумленные, радостные  глаза Арно, то, как он, Анри, виснет у того на шее. Или нет. На шее уже не повисишь. В прошлый раз, сделав нечто подобное, подросший Фонте Младший просто - напросто завалил любовника на кровать. Тоже неплохо получилось. 
Улыбаясь своим воспоминаниям, Анри, наконец, дошел до заветной двери.
Стало почему-то страшно. Мальчик понял, что жутко волнуется.
«Что это я? Это - просто дверь» - Анри протянул руку к домофону и нажал на звонок.

Отредактировано Анри Фонте (2010-11-30 02:46:54)