Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Дело о потерянной заколке, конях и наездниках…


Дело о потерянной заколке, конях и наездниках…

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- Снято!
Темноволосый поджарый мужчина тряхнул головой, откидывая с глаз стильно уложенные пряди, и вышел из кадра.
- На сегодня всё.
- Еще разок прогоним ту часть про Гауди и повторим вступление на всякий случай, его все равно придется склеивать.
- Генри, это был не вопрос, - Луи вперился взглядом в серьезное лицо человека с легкой сединой на висках и качнул головой. - На сегодня – всё.
- Но…
- Устал-устал! Завтра доснимем, что ни пожелаешь.
- Завтра мы начнем от площади Каталонии!
- Отлично. Покормим голубей.
Дюпен стянул с себя узкую куртку по последней моде и, кинув ее в руки подоспевшего статиста из команды, запрокинул голову. Скудный полуденный ветерок приятно прошелся по коже.
- Ну и жара.
Он снова был в ряду успешных и популярных, съемки возобновились лишь несколько месяцев назад, но к работе Дюпен приступил вплотную и с размахом. Поэтому согласившись на новое интернациональное шоу, он вовсе не усомнился в том, что взял на себя ровно столько, сколько ему по силам.
- Мы и так снимаем с пяти утра, вчера я не ложился, вы же любите своего блестящего Луииджи? – сладко пропел шоумен.
- Его зовут Луиджи? – послышался тонкий голосок из группы недавно набранных костюмерш.
- Его зовут, как он захочет, - выдохнул Генри и строго взглянул на Лу.
- Да брось. Я вообще не нанимался вести путевые заметки. Ах, как я докатился до такой жизни… - Дюпен театрально возвел глаза, мужчина с проседью тут же щелкнул пальцами перед его носом, возвращая незадачливого философа из небытия. Терпение Генри явно было на исходе, хоть он усиленно пытался это скрыть.
- Это не путевые заметки, это передача, посвященная тебе же, между прочим. Твоим интересам и пристрастиям. Почему мы это каждый раз повторяем?
- А почему у меня должны быть пристрастия к городу, в котором я прежде не бывал?
- Ты же знаешь, что в графике репортаж о Барселоне!
- Конеечно знаю. …Поэтому и продолжу любить ее завтра. Будь проще. Вы меня вымотали, ребята! – Луи сделал жест рукой и, усевшись в режиссерское кресло, взял бутыль минералки. - Я может к жене хочу!
- У тебя нет жены.
- К подруге!
- Я готов снимать сюжеты о животных, только увезите меня от этой стервы! – выкрикнул из толпы улыбающийся парень с портативной камерой в руках.
- Это было два дня назад! Имей совесть, Джефф! – Луи гневно сверкнул глазами в сторону старого друга и агента по совместительству, но тут же весело добавил, – времена меняются.
Щегольнув белоснежной улыбкой, он спрыгнул с кресла и зашагал к тротуару. Пальцы скользнули по бокам и разочарованно остановились на карманах брюк. Точно. Сигареты оставил в куртке, как и следовало ожидать. Луи огляделся по сторонам и, заметив худощавого мужчину, задравшего голову на одно из великих, и судя по всему, прекрасных произведений архитектуры, подошел ближе.
- Простите, не будет закурить?

Отредактировано Луи Дюпен (2010-08-19 04:14:03)

2

- Простите, не будет закурить?
- Простите, я не курю… - Хадзи ответил в тон. Лишь мгновение спустя он обернулся: голос показался ему смутно знакомым. Мужчина оторвался от созерцания переплетающихся в страстном танце фантазии архитектора решеток балкона и приподнял темные очки, которые вынужден был носить из-за слишком яркого южного солнца. На секунды он оказался оглушен светом, отраженным отшлифованными до блеска тротуарными плитами и облицовочными камнями, пронзительно голубым небом. Пытаясь защититься, он вернул очки на место и сделал шаг назад, но натолкнулся плечом на уличный столб и, дернувшись, вдобавок неаккуратно приложился к нему затылком. Чтобы сохранить равновесие, Хадзи обхватил его растопыренными пальцами и попытался подтянуть к себе. Мужчина и фонарный столб слились в одну на двоих изящную тень на полуденной мостовой Барселоны.
- Крис? – Хадзи медленно выудил из омута воспоминаний имя, отдающее льдом и водкой. Как можно незаметнее погладив ушибленное место, он сделал вид, что заправляет за ухо выбившуюся прядь волос. Сколько не старайся собрать длинные волосы в тугой хвост на затылке, пряди с висков все равно будут торчать в стороны.
Полузабытый порочный вкус последней холостой ночи под крышей Вертепа воскрес на его губах. Возможно, это было последствие от ушиба, но горечь бывшему алкоголику показалась вполне настоящей.
Хадзи улыбнулся, перебарывая свою отрешенность от прошлого и будущего, возникшую еще до погружения в розово-голубой мир сюрреалистической Барселоны. Он давно окунулся в небытие с головой, иначе бы не стоял посреди чужого города в вытертых джинсах и белой футболке, повязанной вокруг бедер светлой куртке, с тощим рюкзачком на плече. Для полноты сходства с азиатским туристом ему не хватало лишь фотоаппарата на шее и десятка собственных клонов. Но о каком фотоаппарате, собирающем воспоминания, могла идти речь, если он отказался даже от своего настоящего, заключенного в том финском телефоне, что он выкинул на выходе из здания аэропорта? Хадзи ступил на вязкие улицы незнакомого города, приснившегося ему в каком-то из снов, а не кошмаров, и наслаждался ароматами мандариновых деревьев. Бытие, казалось ему, теперь и здесь текло мимо за фасадами домов и оградами садов, но он неожиданно натолкнуться на осколок собственной жизни.

Отредактировано Хадзилев Ереханов (2010-10-03 11:51:13)

3

- Простите, я не курю…
- А зря, - подхватил Луи, с досадой сминая сигарету. - То есть… Отлично конечно.
Он улыбнулся. Но в этот самый миг парень шагнул назад и с силой приложился к столбу. Проделав с ним несколько необъяснимых манипуляций, длинноволосый мужчина, наконец, замер, что, судя по всему, было для него наиболее безопасным.
- Хэй-хэй! Все в порядке! Совсем не стоит прибегать из-за этого к самобичеванию, - весело замахал руками шоумен, не пытаясь скрыть озорного блеска в глазах. Скульптурная композиция выглядела весьма забавно, вскоре она шевельнулась, и мужчина внезапно обратился к Луи. Внезапно, потому что обращался он словно и не к нему, но смотрел непосредственно на Дюпена (насколько тот мог заметить, не беря в расчет солнечные очки).
- Крис? – повторил шоумен, удивленно шевельнув бровью и словно ожидая продолжения фразы. Может показалось?
Его часто узнавали на улицах, или говорили, что он похож на какого-то парня, но чтобы путали с каким-то парнем... Еще раз взглянув на молодого человека, Лу попытался понять, ему ли адресовано имя. Определенно обратились к нему. И ведь незнакомец же при первом взгляде показался каким-то знакомым. Дюпен сунул руку в волосы, нарушая безупречную укладку. Что-то поднималось из памяти.
- Крииис.
Он нервно оглянулся в сторону съемочной площадки и попытался загородить ее спиной, теперь Луи понял, где видел этого человека.
- О. Ты… - тревожно накрыл губы пальцами, словно последний лжец. Тут же подумав об этом, увел руку в сторону и мигом озадачился вопросом, как скрыть некоторое замешательство, если кто-то из команды вздумает сейчас окликнуть его по имени. Пожалуй, можно сделать вид, что он не знаком с теми типами, которые уже косятся в его сторону и ожидают, когда он повернет назад. Образ темноволосого, немного дикого азиата, которого он искал по замку на следующий день после памятного маскарада, сопоставлялся в этот момент с обликом стоящего перед ним чуть взволнованного туриста.
- Ты пропал тогда, я даже не успел… Одеться? – Луи тряхнул головой, – узнать, в каком номере ты остановился. Фак!
Лицо Дюпена посветлело, слышать подобный лепет из собственных уст внезапно показалось невероятно смешным. И, звонко рассмеявшись, он резко свел ладони, совершая что-то наподобие хлопка.
- Какими судьбами здесь? Неожиданно!
Глаза впились в азиата, изучая его при дневном свете.

Отредактировано Луи Дюпен (2010-10-02 01:39:19)

4

Я ведь не ошибся…- Хадзи прикрыл глаза и снял очки. Когда пылает все лицо, они уже не помогут. Ресницы пару раз дрогнули, давая чувствительным глазам приспособиться к яркому свету. Было интересно. Прежде я видел этого человека лишь в сумеречном освещении барной комнаты и еще… Хадзи снова прикрыл глаза, но теперь уже длиннопалой рукой, будто бы от солнца. Он оказывается действительно смуглый. Легко сойдет за испанца. Темные глаза и бойкая улыбка.
Хадзи проследил за его мельком брошенным взглядом в сторону. К сожалению, Крис умудрился подвинуться и загородить собою весь обзор. Заправив опять растрепавшиеся пряди, он, придерживаясь рукою за столб, отклонился в сторону, едва не подметя проезжую часть рукавом куртки, обвязанной вокруг бедер. Оказывается, покуда он изучал балконные решетки и причудливые барельефы домов, на улице за его спиной происходило увлекательное действо. Вокруг камер, приборов неясного назначения на штативах сновали люди, занятые наверняка увлекательной работой – островок со своими собственными правилами среди волн разрозненных прохожих.
- Ты пропал тогда…
- Как все просто. Я пропал тогда…- Хадзи перевел взгляд на улыбающееся лицо и неожиданно мягко рассмеялся, избавляясь от вполне понятного напряжения при встрече со случайным любовником. – Ведь в ту ночь я действительно пропал…
Хадзи вспомнил, как в невменяемом состоянии шел по коридорам Вертепа, а потом сидел в душе под горячими струями воды, пытаясь справиться с колотившей его дрожью. Будто предчувствовал, что ноябрьский лис неминуемо должен попасть в ловушку, в развилку между чувствами и долгом… И ему не хватило смелости выбрать что-то одно, как тому, чью личину он осмелился натянуть в последнюю ночь маскарада.
Он медленно оттянул широкий воротник футболку и засунул за него дужку солнечных очков:
- Да, удивительно, что мы встретились снова, - тихо проговорил он и вздрогнул от внезапного хлопка. Убедившись, что этот звук издали все-таки ладони Криса, он сглотнул.
- Какими судьбами здесь? Неожиданно.
- Не то слово… - Хадзи ощутил, как под его ладонью, все еще лежавшей на черной дужке бьется сердце, растревоженное воспоминаниями о том, что произошло во французском поместье и что случилось потом, за его пределами, - Я просто гуляю. Всегда мечтал побывать в Барселоне... – он вновь посмотрел в сторону камер. – Интересно… какой они фильм снимают? Никогда не видел, подойдем и посмотрим? – Хадзи вдруг захотелось влиться в толпу зевак, побыть настоящим праздношатающимся туристом, чтобы забыть, чтобы снова не думать о том, что произошло с ним и что будет, когда он вернется. Только бы не быть собой, тем, кто обречен бестолково улыбаться и распространять вокруг аромат бессмысленности.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Дело о потерянной заколке, конях и наездниках…