Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Обитель Яна. Тату и пирсинг салон


Обитель Яна. Тату и пирсинг салон

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Помещение состоит из трех достаточно длинных комнат, заканчивающихся широкими окнами. Самая большая предназначена исключительно для работы. Светлые стены с глубокими нишами, светлый выложенный плиткой пол. Пара удобных белых кожаных диванов, кресла для клиентов, высокие зеркала. Полностью оборудована, укомплектована и всегда находится в идеальном порядке. Ян убирает ее сам, ревностно охраняет от посягательств любопытных, а с некоторых пор вообще запирает на ключ.
Прихожая, она же спальня, зал и, иногда, столовая в неясном стиле больше напоминающем хай тек – основное пространство. Длинная узкая комната каким-то совершенно странным образом гармонично сочетает в себе белые с парой ярко-красных широких пятен стены, желтые кресла, многочисленные серые с белым полки и огромную кровать с темно-синим постельным бельем. Одинокая от пола до потолка красная плотная штора почти всегда сдвинута, чтобы в комнату проникал дневной свет.
По левой стороне дверь в ванную. Рядом арка – вход в последнюю самую маленькую комнату. Здесь почти всегда беспорядок, нагромождение подушек, мелких вещей, коробок с дисками, сигаретных блоков, блокнотов, маркеров и т.п. Вдоль стены – узкая, покрытая вязанным желто-красным пледом софа. Над ней исписанная разноцветными маркерами доска с напоминаниями, поздравлениями, пошлыми шуточками и росписями гостей. С нее же на головы отдыхающим довольно часто падают разноцветные магниты, которыми пригвождены особо удачные зарисовки и идейные заметки пирсера. Напротив – низкая тумба, несколько полок сверху и шикарная плазма - подарок, от кого уже не вспомнить… Дальше у самого окна гладкие желтые шкафы, мини бар, маленький встроенный холодильник, столешница, крошечная раковина, барная стойка, три высоких стула. Окно не занавешено вовсе.

2

ООС: предутренние часы, ночь аукциона

Проплывая по бесконечно длинным темным коридорам замка, Ян, как ни старался, не мог прочувствовать должной радости от своей победы. Отчасти от того, что даже сопение слуги, тянущего на себе прекрасное в своем пьяном угаре тело горняшки, сквозило издевкой и скрытой иронией, напоминая о том, что его "купи-коза" пребывала более чем в плачевном состоянии. С одной стороны, пирсеру сегодня сказочно повезло. С заданием, с отсутствием конкурентов, а более всего с тем, что ответственно хряпнувший работодатель слушал его речи в пол-уха. Но, сука-радость, что-то не накрывала. Дожидаясь, скорее всего, послерабочих пятидесяти грамм и заныканных в мини баре свежих пирожных от самого Бога кулинарии, могучего пельмешка Фабьо.
Тем временем, верховая езда на плече здоровенного детины самого горничного, похоже, очень забавляла. Он оживленно бубнил всю дорогу и флиртовал со всем, до чего только могли дотянутся загребущие ручонки.
Ян отворил дверь, вошел в свою обитель и медленно зашагал к соединяющей две комнаты высокой арке.
- Куда его?
Слегка утомленный весельем сатира парень поднял на пирсера усталый тусклый взгляд.
-Да брось где-нибудь.
Широкий и небрежный жест скрывшегося из вида хозяина апартаментов, похоже, предоставлял полную свободу действий. Слуга сделал всего пару шагов, как в арочном проеме снова мелькнул цветастый кривой гребень.
- Только аккураатно брось, дорогуша, ага? Все-таки бесценный лот!
Ян изогнул бровь, довольно заулыбался и окончательно пропал, получив в спину какой-то уж очень едкий и противный смешок.
Вторая еще более узкая комната была предназначена исключительно для приятного досуга и напоминала, скорее, просторный коридор. Именно здесь творилась магия забойных вечеринок на три-четыре персоны, о которых после стыдно было вспоминать и через пару месяцев. Пирсер притормозил у входа, наконец, вспомнив о том, отчего так сильно было желание поскорее вернуться к себе. Как он вообще мог забыть, что хотел прописать у себя на ночь одну из сегодняшних "полевых" султанш?! 
Бляяя, чертовы горняшки! На каааждую бы по ярлыку – "Осторожно, всем пиздец!"…
Ян цокнул языком и медленно обвел помещение взглядом. Драгоценный XBOX 360 был извлечен из своего тайного убежища и валялся на самом ходу в диаметральной противоположности от сразу двух за каким-то хером размотанных пультов. На широкой плазме под веселенький восьми битный мотив ярко мигало "Game over". Опять же качественно заныканная початая бутылка  любимого ликера теперь жалась к ножке софы, на которой и возлегал сам султаненок, уже избавившийся от тяжелых накладных сисек. Закинув ногу на ногу и подложив под голову расшитую пеструю подушку с кисточками, парнишка увлеченно теребил старенький, крякающий в такт неистово жмущих на кнопки пальчиков Game Boy и совершенно не обращал внимания на лениво прихуевшего хозяина апартаментов.
Мальчишки… Как бы хорошо и по-взрослому эти черти не сосали, детство, все же, не торопилось выветриваться из их давно уже рабочих крохотных задниц. И Ян это прекрасно понимал. Потому, в его уютном царстве бездрагсового, увы, писа и рок-н-рольного секса помимо тирании царил еще легкий дух коммунизма, а слоган "каждому по потребностям" был чуть ли не основной мантрой.
Пирсер, походя, выдал вконец обнаглевшему пацаненку подзатыльник и устало процедил:
- Узнаю, что трогал рабочие цацки - пупоок проколю, засранец.
- Не трогал я ничего…
Мальчик совершенно очаровательно насупился, схватившись за ушибленную голову, поспешно покинул свою лежанку и потрусил за мужчиной, шлепая по полу босыми ногами.
Ян остановился у крохотной барной стойки, возле которой еле-еле притерлись бы две взрослые задницы, и тут же начал шарить по полкам в поисках личного стакана и чего покрепче. Невольник тем временем отирался рядом, самозабвенно ластясь и как-то уж слишком откровенно и по-блядски крутя бедрами с улыбкой, лишенной даже намека на загадочность. Мужчина скосил глаза, наблюдая за брачными играми младенца, и тихо горевал о накрывшихся перспективах. 
- Ты еел?
- Угу-у-у.
- Пирожные?! – Бровь предупредительно взлетела вверх, губы сжались в подобие "твою же мать!".
- А что, есть?
Мальчишка с искренним любопытством и недоверием глянул на Яна и широко выжидательно улыбнулся.
- Нету, дорогуша.
Пирсер схватил пустой стакан, на весу плеснул в него виски, смело переливая за аккуратно нарисованную красным лаком линию с подписью "Увольнение!", и тут же осушил, крепко зажмурившись. Султаненок пожал плечами и с чувством прижался к бедру, ухватив пальцами пояс. Ян вздохнул, внимательно глянул на малолетнего соблазнителя и растрепал мягкие волосы. Именно такие со смоляно-черными локонами ангелы превращают неуверенных в себе мужиков в педофилов, сверстников в гомосеков, а баб в алкоголичек… Потому что попросту невозможно устоять перед искушением под сканом светло-голубых глаз, когда широкие темные брови вот так легко превращают смазливую мордаху в трепетный иконописный лик из какого-нибудь храма извращений. И даже имя у мелкого какое-то блядское – Рикки. И застать его свободным от вездесущих "ценителей" прекрасного было ох как не просто. Тем более что пацаненок действительно обожал и умел трахаться, чем отличались отнюдь не все малолетки в поместье.
- Ты Лазара предупредил уже, что меня опять забираешь?
Ян вымученно улыбнулся на вопрос, тронул  пухлые губки и вздохнул тяжелее, невольно прислушиваясь к возне и невнятному лепету за стеной.
- Нет, сладкий, сегодня никак. Вот заавтра, если никто не займет, отпрошу.
- Блин, а чего я тогда ждал, непонятно, - парнишка нахмурил брови и показушно дернул головой, освободившись от накрывшего губы пальца.
- Ты как будто скучал тут!
Пирсер громко хмыкнул, оттолкнул пацаненка и, схватив за горлышко спасительную бутылку, поспешил спрятать ее обратно к шкаф. Засмотрелся на прилепленный к внутренней стороне дверцы постер с шикарной, а главное что, натуральной женской грудью, тихо матюгнулся и, захлопнув ящик, направился к выходу.
- Давай-ка, дорогушенька, тут все по местам и проваливай, - он остановился, недобро глянув на султаненка, - и чтобы в комнату свою тут же, понял?
Ответом в затылок был выразительно взлетевший под потолок средний палец. А чего удивляться? Невольник тут уже месяца три ошивается, просто не мог не нахвататься.
Ян вышел в основную комнату как раз в тот момент, когда дверь за исполнительным слугой тихонько закрылась. Выделил взглядом кровать и колузающегося на темно-синем одеяле пьяненького Ксавье, злобно прищурил глаза и стал яростно срывать с рук браслеты.
- Знаешь что, милый мой, ты в этой волосатой хуйне мне по кровати не смей тереться! Давай-ка скидывай все свое тряпье, коозочка моя… Бля.

3

Ксавье слабо помнил, какие там анекдоты травил пирсер в зале. Не до того было. Все силы уходили на то чтобы не сверзиться с подиума. Ползать на бровях в присутствии гостей - да похуй то! Но вот облеваться совсем, как- то не катило.
Поэтому Дюбуа тщательно "держал лицо".  А потом "Малютка Робер" взвалил его на плечо, и стало совсем весело.
Стены, пол, мозаичные панно, группки гостей в коридорах  - все смешалось в пеструю круговерть, изрядно веселившую горняшку. Ксавье призывно барабанил ладонями по монолитной спине охранника и требовал спустить его с небес на землю, требовал шампанского и клубники и пол-замка в придачу, требовал... Да чего только не требовало бухое копытное за время прогулки до места пребывания на остаток сегодняшней безумной ночи.
Наконец двери распахнулись и его словно куль с мукой бухнули на роскошную, ну или как минимум широкую, устланную синим постель.
Завозившись на кровати, Дюбуа дернул "копытом" капризным голосом призвав:
- Cнимиииите туфельки будьте принцем Робэр! А я стану вашей Cинди...Сидни..бля! Принцессой!
Но "малютка" отчего-то не захотел стать принцем и, ворча, словно растревоженный в берлоге медведь - шатун,  удалился, громко хлопнув дверью.
Ксавье помотал головой, словно проверяя, держится ли она еще на плечах и обвел мутным взглядом апартаменты.
Купившего мохноногое "счастье" пирсера нигде не наблюдалось. Только из смежной комнаты доносился бубнеж диалога, в котором время от времени прорезались знакомые хабальные интонации Яна.
Почесав между золочеными рогами, горняшка загрустил. Судя по интонациям, Ян отчего-то был несчастлив. И это при том, что на кровати его ожидал такой весь распрекрасный и готовый к дальнейшему веселию Дюбуа.
Из комнатки тем временем выплыл никто иной, как Ангел Порока и Виртуоз Минета, проще говоря "Давалка Рикки"
Надутые губы свидетельствовали о том, что малютка был выставлен.
- Деточке не дали чупа-чупс? - деланно сочувственно поинтересовался горничный, пытаясь стянуть чертову босоножку.
Вздорный пацан только сверкнул глазами и выскользнул за дверь.
Ксавье пожал плечами. По его мнению, обслуга сегодня вечером была как то уж чересчур нервна. И это соображение еще более утвердил хозяин апартаментов. Ян вплыл в комнату и с ходу принялся ввинчивать в мозг сверлючие и визглючие слова:
- Знаешь что, милый мой, ты в этой волосатой хуйне мне по кровати не смей тереться! Давай-ка скидывай все свое тряпье, коозочка моя…
- Откуда столько негатива!?- с пьяной философской тоской в голосе поинтересовалась "козочка".
-  Я не понимаю, что ты так верещишь? Ты не рад мне? Так я не буду мешать тебе тосковать в одиночестве и уйду! Гордо! - "гордая козочка, словно демонстрируя свое намерение, потянула синий шелк постельного белья, наматывая его на себя наподобие тоги.
- Уйду - подтвердило пьяное недоразумение, путаясь в простыне и став похоже отнюдь не на римского патриция, а на какое-то взлохмаченное привидение.
- И что, собственно, ты имеешь в виду, говоря о "волосатой хуйне"?!  Озадаченный этим вопросом , Ксавье попытался встать, но спеленатый простыней снова упал на кровать.
- Я так и буду тут мотыляться? Или ты все-таки вспомнишь, что ты тут типа хозяин, а я типа весь из себя гость и поможешь мне, блядь, выпутаться! - к моменту окончания этого спича вся простыня уже переливалась золотой пудрой облетавшей с торса сатира. Дюбуа, встрепанный, со съехавшими набок рогами, был воплощением возмущенного гостя, которого позвали на светский раут, а попал он в какой-то притон.
Устав бороться со "стихией"  Дюбуа устало плюхнулся обратно на кровать и тоскливо протянул
- Ну что за блядство то! Отцепи уже от меня твою простынку!

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-08-23 19:18:22)

4

- Да, уйдешь ты счас, аага!
Ян сложил браслеты в огромный блестящий серебром поднос на тумбочке возле стены и, подперев задницей подлокотник массивного кресла, принялся бороться с непростым механизмом крепления гигантских босоножек.
- Только копыта воском сдообри и вперед, смешить давалок по коридорам, - пыхтел он, краснея от чрезмерного старания, - а может повезет, и кто пристреелит по дороге… чтобы не мучилс… ДЮБУА, ТВОЮ МАТЬ! Какого хуя ты творишь?!
Узрев то бесчинство и произвол, которые одомашненное "древнегреческое" вытворяло с дорогущим постельным бельем, явно пытаясь навязать еще ни разу не окропленной грешным семенем свежей и такой легкомысленной простынке свои козлиные брачные игры, пирсер чуть не слетел со своего "постамента". Шагнув с платформ, он пару раз подцепил ноющими от усталости пальцами ног длинный ворс ковра, перекатился с пяток на мыски и припустил к кровати.
- Дюбуа, ты животное! Ты тупейшее вьючное пресмыкающееся!!! Ты гребанная «нуль-мозг» золотая рыбка!
Негодовал Ян, срывая и отправляя в полет золотые "копыта".
- Отъебись от моей простыни! Бля! Ааа-то сдам обратно как некондицию!
Он  старательно тянул за край "по двести евро за комплект" кокона, явно мало заботясь о благополучии мотыляющейся по кровати горничной.
С Ксавье всегда было весело… Иногда даже слишком. Тогда приходилось долго и, причмокивая, уговаривать эконома и завхоза без лишних "бэ" махнуть подранные кресла на новые, да еще и правильного цвета. Оставаясь негласно первым ценителем красоты и талантов основной части обслуги поместья, Ян просто не мог пройти мимо миленького горластого и глазастого новичка с красивыми ножками, попкой, плечиками… В общем, со всем, чего вокруг и так было завались. Но свежее и значительно интереснее. И разве мог он даже предположить, спаивая крошку в первый раз и самозабвенно рисуя маркером на умопомрачительных икрах стрелочки(с целью добраться до трусов, естественно), что оно(!) окажется урожденным!
Освободив, наконец, простынь, пирсер облегченно вздохнул и, шире разведя руки, с ужасом уставился на россыпь золотых блесток на отливающей ультрамарином шелковой глади…
- Ты ж, блядь, ебанная… фея…
Прозвучало как "сдаюсь".
Перед глазами пронеслась вся жизнь с момента покупки трех комплектов белья именно вот такого, любимого и модного в этом сезоне цвета, и до покупки вот этого… растрепанного, пьяного, но, блин, урожденного.
- Ксавье, ты только чеестно мне скажи… - Ян поджал губы, и обреченно опустил руки, - за какие такие грехи это святое место обрекли на твое в нем проживание, м-м?
Лишний раз подчеркивая скорбный тон, он мученически воздел глаза к потолку, тяжело вздохнул, кинул простынь на кровать и подтянул парня за ноги, принявшись лихо и умело стягивать с козленка одежду.
Первыми на пол полетели отвратные меховые бриджи…

5

- Дюбуа, ты животное! Ты тупейшее вьючное пресмыкающееся!!! Ты гребанная «нуль-мозг» золотая рыбка!
"Животное", избавленное от простыни, тупо сидело на кровати и завороженно, только что, не открыв рот, внимало потоку эпитетов, лившихся с губ возмущенного Яна. Вид у пирсера был препотешный. Без своих грандиозных босоножек он стал похож на обтянутую блестючей майкой и бордовыми колготками ...гусеницу. Волосики у гусеницы уже не топорщились задорно, и это сообщало образу некоторую домашность что ли.
Услышав про "вьючное пресмыкающееся" Дюбуа как то полупридушенно хрюкнул и протестующе выставил ладонь
- Остынь - ты, гроза чужих сосков и прочих выступающих! Пресмыкающихся не вьючат! Ты где видел вьючного крокодила? Кроме всего я совершенно не похож на крокодила!
Спич, однако, не возымел никакого действия и "обладатель приза на сегодняшнюю ночь" не унимался. Стягивая с ног босоножки, он продолжал причитать, чем привел недосатира в полнейший восторг. Игра в "освобождение простынки от подлого захватчика" увенчалась полной победой Лероя, но это не доставило ему радости. На лице,при виде блесток отразился такой трагизм, что Дюбуа согнуло, и он снова повалился на постель в пароксизме идиотически - пьяного хохота.
Ян был уморительным. Он, конечно, мнил себя звездой и коварным соблазнителем, но для Ксавье он всегда был чуваком с которым "не скушно" И, что было немаловажно, не опасно. Стремление избегать мало-мальски сомнительных компаний в свободное время прочно укоренилась. Ян же, со всем своим звездным апломбом знатока моды и стиля и привычкой лапать все, что шевелиться был, однако, приятным собеседником, когда был в духе и трезв и совершенно отпадным собутыльником. Чего стоила только история с «маленькой, семейной, буквально человек на тридцать»(© Ян) оргией. Однажды, напившись абсенту до зеленых "де Вилей", по выражению Яна,  они вдвоем принялись названивать по внутренним телефонам, приглашая желающих на импровизированную оргию. Причем номера набирались наугад, и текст приглашения импровизировался сходу. Почему то у абонентов идея не вызывала энтузиазма. И это не смотря на посулы феерического траха  с применением, запрещенных гаагской конвенцией о защите детей, подручных средств.
Остановил безобразие только лязгающий танковыми гусеницами голос лысого, как пасхальное яичко ,начальника охраны. В ответ на искрометное приглашение натянуть кальсоны и поспешить для отыметия по указанному адресу, Доу спокойно пообещал прибыть через пять минут, как только будет выяснен  номер, на который закреплен телефон, и все будет. И качественный вазелин, и хороший хирург, и гранитное надгробие, и цветы на могилу каждый год, и даже компенсация безутешным родственникам. Дебоширы,  мгновенно протрезвев, заперли двери и остаток ночи тряслись, надеясь лишь на то что звонок в пять утра не разбудил «мистера Фаберже» и обещание он выдал не проснувшись.
В общем, если Этьен ,старшой всех горничных , был серьезным и замкнутым ангелом-хранителем «беспутной Дюбуа» (© Этьен), то Ян ,безо всякого сомнения, был Искусителем. И они с Дюбуа нашли друг друга буквально с первой пьянки. И, не смотря на всю хабальную вздорность пирсера, прекрасно находили общий язык, как в фигуральном, так и буквальном смысле. Хотя, по чести сказать, до постели доходило редко. Умаявшись, они чаще засыпали, чем сношались.
И сейчас Дюбуа катался по кровати, изнемогая от смеха под трагические причитания Яна:
- Ксавье, ты только чеестно мне скажи… За какие такие грехи это святое место обрекли на твое в нем проживание, м-м?
"Проклятие Вертепа" только вертелось и хихикало. После того как мохнатые бриджи были ликвидированы с бедер, Ксавье наконец нашел в себе силы встать. Стряхивая с плеч кожаную жилетку, и оставшись только в трусах, он пошлепал в сторону ванной, отвечая на ходу
-Вероятно Сатана, сотворив свой шедевр в виде «Вертепа» - рассуждал горничный, дефилируя в сторону ванной – подумал, что неплохо бы добавить ложку дегтя в эту бочку содомского меду. Распахнув двери ванной, Ксавье стянул последнюю деталь туалета, и, мастерским броском отправил трусы в корзину для грязного белья. Вступив в душевую кабинку и настроив «пульт управления» на комфортный режим, он продолжил, перекрикивая шум воды
- И тогда на восьмой день творения Сотона создал Ксавье Дюбуа – "кареглазое проклятие вертепа" – пафосно взвыл он. А потом уже обычным голосом добавил
- и проклятие стоит накормить, а то у меня в желудке дохуя водки и ни маковой росинки. Росинку не требую, но вот сэндвичей можно было бы и заказать. И полотенце подай – хамски добавил свежепомытый «козленочек» подбоченившись и приняв позу «мальчика с обложки журнала: подбородок чуть вздернут, поворот головы – анфас на губах – блудливая улыбка инкуба. И через секунду улыбочка становиться из чувственно-зовущей - гаденькой:
- И кстати что это тебя сегодня понесло в омут к акулам? - с пьяной бесцеремонностью поинтересовался горничный. - Или Генриетта отлучила от ложа?

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-08-25 21:10:11)

6

Урожденный хмырь Дюбуа кроме всего прочего был еще и невъебаццо какой любитель разводить философии. Ян не возражал, ведь раздеваться и наводить кругом чистоту парню это совершенно не мешало.
Оставшись без порток и, наконец, прервавшись на подышать после раздражающе долгого истерично-пьяного хохотания, парень как-то уж очень ловко слетел с кровати и по-свойски, как водится, без разрешения направился в душ.
С досадой отпинав тщедушную жилетку, непонятно с какого хрена брошенную прямо посреди комнаты, Ян, скривившись, с легким недоумением наблюдал медленно исчезающий в дверном проеме голый уже зад хмельной козлятины. Ощутив странное томление над сведенной негодованием в ахуе заползшей выше положенного бровью, пирсер медленно растер лоб и, преисполненный праведным гневом, кинулся перестилать кровать.
Под философские журчания из глубины душевой кабинки, он, пыхтя, ползал по засраной плодами обострившейся любви Ксавье к «прилепить все, что лепится, ибо даром» простыне и шепотом разорялся на нецензурные проклятья. Если из нормальных людей по прошествии внушительного количества лет гарантированно начинал сыпаться песок, то с Дюбуа какая-то фигня сыпалась постоянно. Все зависимости от времени суток и погодных условий. Вооружившись рулоном липкого бинта, Ян, проскальзывая, ползал по шелку, налепляя короткие полосы, и тут же отдирал их вместе с чертовой золотой "пыльцой". Не исключено, что особо крупные Вертепские феечки-паразиты именно так метили приглянувшуюся им территорию, но думать об этом не хотелось совсем…
Свои пунктики пирсер уважал, холил и лелеял, так как бессознательно опасался, что без них его идеальная натура лишится той самой легкой и загадочной ауры ебанутости, придающей ему поистине неземное очарование. Главным и самым известным из них был – всегда чистая и аккуратная постель. Сношаться при желании можно и под забором, но вот спать и видеть сны ему, распаренному гладкому и душистому после душа, положено только в своей непременно свежей и, по возможности, пустой кровати. Именно поэтому пирсер имел невероятное умение доползать до апартаментов даже на бровях, в беспамятстве и смертельном подпитии, надеясь только на выработанный с годами рефлекс. Этот же рефлекс неумолимо призывал пинать с любовного ложа любого случайного трахаля сразу же по окончании "близкого ознакомления". И лишь немногим было дозволено спать под боком до утра.
А придурошный Дюбуа, типа как плюшевый мишка, так что ли, м-м?
Ян громко хмыкнул в ответ на мелькнувшую в голове яркую раскадровку из серии "все умеют мишки Гамми" и с чувством отодрал очередной кусок бинта. Прокорячившись от силы минут пять, он употел, нацеплял на одежду и ладони золотых блесток, заебался и проголодался.
К слову, "удачная покупка" как раз вещала из душа о том, что не дурак еще и поесть на халяву. Как будто кто-то тут сомневался!
Пирсер скатился с кровати и любопытства ради заглянул в распахнутую ванную комнату. Чего уж тут скрывать, наблюдать оголенное и влажное Дюбуа в своем душе было неописуемо приятно. Наметанный глаз без проблем выделил самые выдающиеся и особенно удачные части тела, от чего незамедлительно запекло в паху.
Ян завалился на дверной косяк и хитрожопо щурил глаза, молча скалясь на околоблядские выкрутасы горняшки.
- Угадал, дорогуша, - он ухмыльнулся и любовно пригладил растрепанные зубцы челки, - отлучила. За повышенный кобелизм в личный выходной… На развооод подала, дрянь. Хах.
Скривился и дернул плечом.
- А ты я, гляжу, никак не протрезвеешь, м-м? Или в смену полироли надышался, пупсик?
Глянул прямо, непривычно серьезно и по-волчьи злобно. Взгляд : "ну все - пиздец - отсикался котенок" был Яновой визитной карточкой. Он покрутил пару крошечных колечек в ухе, театрально вздохнул и продолжил:
- Работал я там. И сегодня и в принципе… Не заебаало придуряться еще? Нет?
Неожиданно нахлынувшее раздражение, идущее в разрез с обычно приподнято-пофигистичным настроем, было встречено хозяином кислой миной и поджатыми губами. Все-таки отец в пирсере погиб еще в зародыше.
- Как будто не знааешь, где полотенца лежат. Сам себя обслуживай, срань господня!
Еще раз бегло облизав глазами точеную фигурку, Ян покинул свой пост и поплелся на кухню.

7

Ян стоял в дверях ванной комнаты, подпирая косяк, и откровенно лапал взглядом. Этот фирменный, злобно-волчий, исподлобья взгляд, скашивал как пулеметная очередь. Горняшки, да и не только они, не могли устоять перед сумрачно-порочным  "выебу!", что большими буквами загоралось в глубине этих светлых глаз. Но стоило Яну заговорить - все это ощущение опасных игр с хищником пропадало. Словно Ян сам пугался того что жило в глубине и порой сочилось темной опасностью сквозь зрачки. Ян начинал хохмить и хабалить, и становилось нормально. Как всегда. Пропадало это тянуще-сосущее ощущение ...опасности. Помилуйте, ну какая опасность в обществе этой пуськи. Если бы только не знание того, как умело пуська орудует иглами и прочими, внушающими дрожь девайсами.
Ксавье тряхнул головой, внимая скорбному рассказу про очередной загон стервы Генриетты. Генрих Майнц, по обычаю горняшкинского братства тут же переименованный в Генриетту, являл собой адскую помесь кровей (польской и немецкой), был обладателем опасного как бритва языка, вздорного "сучьего" характера, и ураганного темперамента.
Прибавить к этому ангельскую внешность модельно-глянцевого андрогина, с копной, словно выгоревших на пляжах Малибу волос, и вы можете представить себе вертеповскую ренкарнацию Бриджит Бордо.
Союз пирсера и этой занозы и удивлял и веселил Ксавье. Ян никому не позволял собой командовать, но вопреки всем пари, заключавшимся в служебке горняшек, они до сих пор были вместе. "Сладкая парочка твикс» С поправками конечно на реалии поместья.
Ксавье присвистнул
- Ты опять ушел в отрыв? И обиженно надул губы добавил - Без меняяя?!
- А ты я, гляжу, никак не протрезвеешь, м-м? Или в смену полироли надышался, пупсик?
В ответ Дюбуа только скривился.
- Я не нюхал, я пил. И, предупреждая шпильку, поспешно добавил - И не полироль, а водку. Мммм..,то есть сначала мы после смены с "девчонками" чуток принял на грудь мартини, а потом мне рассказали про Машкерад. И Николетта, сука такая, все подзуживала, что деньги запросто так там дадут. Просто тупо за присутствие ну я и ...покаянно вздохнул "козленочек"...
Все это повествование не мешало Ксавье кружить по ванной комнате. Достав полотенца, одно он намотал на бедра, а второе на голову, навроде тюрбана, бесцеремонно перенюхал все новые флаконы с парфюмом,
Не отвлекаясь, ответил на вопрос
- нет, я не устал придуриваться. Мне по кайфу. Проблемы ?.... вдруг побелев он метнулся к двери и с грохотом захлопнул ее. Выкрутив на максимум краны, метнулся к унитазу. Водке стало скучно в пустом желудке... Через четверть часа, ослабевший после "бесед с белым другом" и присмиревший Дюбуа, выплыл из ванной....
- Дай, что ли, халат, какой а? - нормальным голосом попросил он. Что-то не пошло впрок господское спиртное. А я пока кофе сварю. Что то я устал - скорбно добавило бледное как бумага "проклятие вертепа" и неожиданно добавило... А меня сослали...В спа ...на неделю. К Роше. Я думал - убьет, после той шутки с кладовкой... Ксавье замедленно плавно проследовал в кухоньку и, явно зная, что где стоит, принялся священнодействовать над туркой. - А он оказался ничего. Нормальный мужик... задумчиво, словно самому себе сообщил горничный

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-08-28 17:55:23)

8

Пока горняшка выразительно и довольно предсказуемо, обняв унитаз, звал Ихтиандра, Ян расхаживал по комнатам и собирался с мыслями. А в мыслях было всякое. Стоило ли отсылать Рикки? Ведь секса не было уже… страшно сказать! Четвертый день! А парнишку так сложно подловить в свободное от работы время.
Стоило ли так пристально разглядывать задницу Дюбуа?
Ведь она у него действительно, что надо. Да и сам парень скроен на славу… А что уж говорить о навыках соблазнения… Пирсер закусил губу, запрокинул голову и с вдохновенным "как же все заебааало" глубоко подышал, успокаивая тело и мысли. Вернувшись к кровати, долго сверлил взглядом закрытую дверь в ванную, стянул леггинсы, побродил по ковру, разминая все еще зудящие от усталости ступни, даже попрыгал. Но мечта о незабываемой оргии никак не отлипала от высушенного аукционным гулом мозга.
Даже сложные и выверено подобранные доводы о том, что с пьяным, помятым, облевавшимся козликом никаких Гавайев не светит, не продержались и положенных двух минут. Ведь при любом раскладе в постели Дюбуа неумолимо превращался в маленького эро-Гитлера с манией немедленных свершений. Поймав нужную волну, парнишка становился капризным тираном и ласково-приказным тоном верещал о том, что требует быть выебанным немедленно! И в этом оглушительно возбуждающем образе ебаря-террориста в считанные секунды доводил Яна до полного исступления. Бешенства. Разжигал такую страсть, что сворачивающееся жгутом от перевозбуждения нутро заходилось нервной дрожью, темнело в глазах и хотелось настолько сильно, что, сорвавшись, можно было бы, не задумываясь, убить. Просто свернуть засранцу шею, задушить, разорвать на части. И потому, на случай если не случалось оттрахать эти метр семьдесят ходячего спермотаксикоза еще до возникновения каких бы то ни было монологов, на безвестной границе безумия дежурила пресловутая сучья натура. Так самая, что досталась с горсткой хромосом от матери и теток. Та, что холодила небо с каждой слетевшей с языка едкой шуточкой, сквозила издевкой в улыбке и жестах, научила правильно держать фак и вовремя вставлять в диалог "на хуй!".
И только эта благословенная сила каким-то неописуемо сложным образом принуждает остановиться в паре сантиметров от самой чудесной в мире задницы и начать нести какую-то чушь, неприлично громко хохотать и отпускать грязные шуточки, пока горняшка с пеной у рта громко требует "больше дела". Вот почему страстные соития нередко заканчиваются серьезными драками. Все же, в гневе неудовлетворенный Дюбуа страшнее толпы оголодавших норвежских туристов!
Ян тихо хмыкнул, припомнив последние разборки с участием пары силиконовых девайсов, одернул майку и, скользнув бедами по столешнице, протиснулся к холодильнику, чтобы ненадолго потеряться в недрах истинно полезных сокровищ.
Бледное и слабенькое "ценное приобретение" появилось чуть позже и, не изменяя себе, тут же взялось за приготовление кофе, не забыв под самый корень обломать и без того хилые надежды на крутой секс невнятным гудением на тему усталости.
- Нормааальный… -  Ян хмыкнул, глянул на опасно щеголяющего по кухне практически без ничего  урожденного, - мужик? Ууугу… Ну и кабелина же ты Дюбуа!
Он облокотился о столешницу и с чувством размял ладонью уставшую за бесконечно напряженный день шею.
Изобилующего весьма сомнительными достоинствами в форме "банок по пять литров", длинных патл и несоразмерно большой задницы новенького массажиста пирсер заприметил уже давно. И в тот же самый момент понял, что слишком чувствителен и красив для дружбы с голштинским бычком не первой свежести. Но вот Дюбуа особым вкусом и избирательностью не отличался никогда. И хитренькие черные глазки так и жгли блондинистую каланчу любопытными взглядами, пока пытливый горняшкин ум маялся идеями различного рода пакостей с целью оригинального знакомства. Слушая байки, пересказы и доклады из первых уст о забавных проделках Ксавье, Ян от души смеялся, утирал скупые слезы и считал… дни до возмездия.
В своих расчетах он круто ошибся, но только потому, что в дело вмешался гаденыш-случай. И теперь результативно наблюдал романтичную задумчивость пьяного голенького Ксавье за приготовлением ароматного напитка.
- Ну-ка, садись давай, - пирсер, наконец, включился в работу и, не упустив шанса с чувством прижаться к затянутым махровым полотенцем ягодицам, подтолкнул парня к высокому стулу, - нехер мне тут с полным желудком водки по кухне скакать… Лучше ешь, - он, не глядя, кивнул на заставленную тарелками столешницу, - все свеежее. С главной кухни…
Ян усмехнулся и потянулся к чашкам, чтобы через пару минут наполнить их крепким кофе.

9

- Нормааальный…- мужик? Ууугу… Ну и кабелина же ты Дюбуа!
- Ой ой ой! Смотрите кто заговорил о соревнованиях по кобелированию на пересеченной местности! - ехидно пропел Ксавье. После свидания с белым другом ему активно "лучшело" и, в свете этого, возвращалось обычное, для его общения с Яном, ехидство и веселье. Да и что бы не веселиться? Когда на красивом лице парня явно отражалась борьба с собой. Выразительные взгляды на укрытую полотенцем задницу не были неожиданностью.  Янка был из породы "перпетуум кобеле" и притормозить его термоядерное либидо могло лишь прямое попадание боеголовки. Ксавье хихикнул. Боеголовки вокруг не наблюдалось. По крайней мере сам Ксавье сегодня точно не подписывался на эту роль.
А вот на пожрать - это завсегда. К тому же странная дружба пирсера с толстуном шеф-поваром приносила свои ощутимые и, черт их совсем дери, превкусные плоды. Вот и сейчас на столе красовались "дары Италии". Тут и тончайшие прозрачные ломтики ветчины, и какие то соленья , и..............
ЧИИИИИИИИИЗ! - возопила горняшка. Если и была в мире вещь за которую Ксавье Дюбуа продал бы свою бессмертную душу то это вещь сейчас красовалась на столе.
Parmigiano Reggiano. Прекрасное изобретение итальянских монахов.
В свое время Фабио пропел целую оду этому сыру. А пока он пел - Дюбуа как мышь сгрыз приличный кусок сыра. И сейчас он не преминул сделать то же самое . Ухватив сыр и жмурясь от удовольствия он принялся "точить" обретенный деликатес.
Кстати - совсем некстати вставил горняшка - должен тебе сказать, что ты зря отпинал восвояси своего кукленка. Это дитя греха и порождение порока все равно не пойдет к себе, а наверняка зависнет на чьем нибудь ...эммм...нефритовом жезле.
Почему он заговорил о покинувшем апартаменты мальце, Ксавье вряд ли мог сейчас обьяснить. Но одно знал точно. Делиться тем ощущением теплого ветра в волосах и чувством будто тебя обволакивает пушистое тепло когда на него смотрел Ален...Делиться этим отчетливо не хотелось. Не потому что Ян не поймет. Нет . Просто хотелось чтобы эти воспоминания принадлежали только ему. И Алену. И никому больше.
Уводя от темы Ксавье как белка летяга персескочил на другую тему
- Ты мне вот лучше скажи чем ты зацепил нашего толстунца что он тебя потчует элитными сырами и колбасными изделиями! ?
В голосе отчетливо звенела тщательно спрятанная зависть. Ксавье любил бывать на кухне. Фабио - итальянец шеф повар был колоритной фигурой и профи. Более того он был Художником. творцом. Когда он вдохновенно матеря поварят творил казалось что присутствуешь на сеансе белой магии. Это завораживало. Но на Ксавье толстяк не обращал внимания. А вот Янку баловал своим обществом и крепчайшим эспрессо.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-09-07 16:25:00)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Обитель Яна. Тату и пирсинг салон