Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты Мастеров » Апартаменты Калигулы


Апартаменты Калигулы

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

http://s001.radikal.ru/i195/1008/38/4b70b4ff896c.jpg

http://s003.radikal.ru/i202/1008/89/18a13f6ee98c.jpg

2

Парадный вход, холл и лестница >>>>>

- Франсис, - лаконично отозвался мужчина. - Можно Калигула, - добавил, спустя секундное раздумье. Прозвище, данное когда-то тёткой, за ним закрепилось достаточно прочно и, даже несмотря на своего автора, нравилось Леграну. Хотя бы уже потому, что как нельзя точно подчёркивало его натуру. Впрочем, в отличие от настоящего Калигулы он не страдал проблемами с психикой, но это уже не так важно. Мужчина открыл дверь своих апартаментов и, пропустив гостя вперёд, вошёл сам. Привычным жестом Франко запер дверь, после чего усадил юношу на стул в гостиной и отошёл на пару секунд в спальню, вернувшись с аптечкой и полотенцем. Первая легла на стол, второе лёгким движением и с шутливой улыбкой оказалось накинуто на насквозь мокрую голову Этьена. Осмелюсь напомнить, что он застегнул лишь пару пуговиц пиджака, что вполне позволяло юноше самостоятельно расстегнуться и вытереться. - Можно поинтересоваться, на кой чёрт тебя понесло под такой ливень? - как всегда флегматично забыв о субординации, поинтересовался мастер, открывая аптечку. Ещё перед тем, как накинуть на парня пиджак, он заметил пару ссадин на его спине, но, честно говоря, совершенно к данной картине не приглядывался. Поэтому посмотрел на Этьена полувопросительно, желая узнать, что ему и зачем из этой самой аптечки понадобилось. Про себя же он размышлял, что чем-то надо юношу согреть. В голове назойливо мельтешили слова "душ" и "постель", но Калигула отмахнулся от них, решив просто предложить парню выпить. Если тот пьёт, на что хотелось надеяться.

3

Парадный вход, холл и лестница

Было бы, наверное, неплохо запомнить дорогу хотя бы просто на всякий случай, но после очередного поворота и подъема по лестнице, Этьен решил не тратить силы на бесполезную задачу по выстраиванию в голове топографии поместья, блуждание по коридорам в поисках студии уже начинало входить в привычку.
Его спутник привел его в красиво и дорого (как и все в этом замке) обставленные апартаменты. Нельзя сказать, что в гостиной было уж очень уютно – мебель темного дерева, плотно занавешенные окна, неяркое освещение не способствовали взрыву оптимизма, да и прозвище, озвученное Франсисом, наталкивало на странные размышления о том, как же оно было получено.
Интересно, зачем он запер дверь? Я вроде не планировал задержаться тут надолго. Мне только нужен какой-нибудь анальгетик из стандартного набора аптечки… А потом неплохо было бы принять горячий душ…
- Я вышел в парк еще до начала грозы, - Этьен машинально поймал полотенце, чтобы то не свалилось на пол, и быстрыми движениями принялся вытирать уже слегка подсохшие пряди. Расстегнувшийся от этих телодвижений пиджак с тихим шорохом соскользнул на пол, - Мне необходимо было освежить мысли. В мой первый день работы в этом замке произошло слишком много событий, которые мне предстояло обдумать. Иногда я не устаю удивляться, как мне удается влипать в такое количество двусмысленных ситуаций, которые с прочими случаются едва ли раз в жизни.
Закончив вытираться и аккуратно сложив полотенце на стол, Этьен потянулся к услужливо открытой аптечке в поисках нужного средства. Обнаружив после непродолжительных поисков необходимый флакончик, он открыл крышку и высыпал на ладонь пару капсул.
- У Вас найдется стакан воды? Можно и чего покрепче… Этьен не впервые экспериментировал со смешиванием химических производных. Анальгин и виски – прелестное сочетание, чтобы расслабиться и наутро не помнить ничего.

Отредактировано Этьен Деланж (2010-09-04 21:52:52)

4

Франсис же, напротив, оказался полностью доволен тем, что снова оказался в своём "доме". Ему нравился полумрак, он как-то успокаивал, в отличие от яркого света и радужных цветов. Он спокойно подошёл к окну и слегка приоткрыл его, чтобы впустить в душную и слегка прокуренную комнату немного свежего воздуха. Вернувшись к середине помещения, он взял стоящий на минибаре графин с водой и, наполнив стакан, поставил его перед Этьеном. В отличие от гостя, он не слишком поощрял смешивания даже нескольких видов алкоголя, что уж говорить про алкоголь с медикаментами. Да и на пребывание юноши в своих апартаментах он имел свои взгляды, остановившись на спиной и проводя по коже тёплыми пальцами. Нет, даже отдалённо не в попытке выказать нечто вроде знака внимания, просто только теперь получил возможность рассмотреть ссадины. Они явно были свежими. А с современной экологией, как известно, даже дожди уже не отличаются кристальной чистотой, так что аристократ лениво потянулся к аптечке, вытаскивая бутылочку этилового спирта.
- Пожалуй, это можно назвать фатумом, - спокойно ответил Легран, смачивая спиртом вату и осторожно прикладывая к красной линии на спине Этьена. И поскольку это наверняка доставило не самые приятные ощущения, подул на кожу, чтобы спирт быстрее с неё испарялся. - С каждым из нас, пожалуй, случаются регулярно такие события, которые редко происходят с остальными. Я, например... - он чуть задумался, пытаясь припомнить, что же регулярно случается с ним самим, после чего усмехнулся, подумав о том, что последние двенадцать лет часто нарывался на интимные отношения в области инцеста. - Хм... Думаю, я лучше об этом промолчу, - с лёгкой улыбкой произнёс аристократ, продолжая дезинфицировать ссадины. - Но так или иначе, полагаю, что ты вышел на улицу уже без рубашки.
Боги, кого я из себя пытаюсь строить? Заботливого папочку?..

Отредактировано Франсис Легран (2010-09-04 22:41:16)

5

Благодарно посмотрев на хозяина апартаментов, Этьен залпом осушил предложенный стакан, запивая лекарство. На щеках ощущался легкий жар, то ли верный признак повышающейся температуры, то ли следствие контраста с внезапно засквозившим ветерком.
Неожиданное касание отозвалось на теле волной колючих мурашек. Свежие раны вновь напомнили о себе. Стало на мгновение стыдно и неприятно от того, что незнакомец стал свидетелем тех унижений, которым он подвергся. Рука машинально потянулась за валяющимся на полу пиджаком, чтобы набросить его на плечи, прикрывая следы позора.
Однако Франсис опередил его: проворно намочив вату в антисептике, он провел ею по свежей ране.
Анальгетик так быстро подействовать не успел, поэтому юноша, как ужаленный, подскочил на месте, машинально отскакивая прочь от мужчины.
Он, что, мать его, садист? Выбрать из всего дезинфицирующего ассортимента аптечки самый болезненный?  
- Какого черта? – прошипел парень. На лице было написано удивление, смешанное с обидой.
Впрочем, то что забота причиняет только боль, он усвоил еще со времен общения со своими родителями.
Без рубашки, с рубашкой, какая разница? Тебе же это не интересно, ты такой же, как остальные. Играешь социально-приемлемую роль. Гостеприимного хозяина. А потом просто выкинешь меня отсюда, убедившись, что со мной все в порядке. Тебе же на самом деле по барабану, почему я оказался здесь.  
- В куртке, мсье. Но затем я одолжил ее одному… другу .
В глазах у юноши заплясали недобрые огоньки. Он готов был развернуться и уйти прочь отсюда. Еще одно разочарование он не мог позволить себе испытать.

6

А у "садиста" всего-то навсего был настолько завышен болевой порог, что ему что спирт, что перекись, что йод - одна фигня. Поэтому столь резкая реакция Этьена его, признаться, несколько удивила. Он как-то вопросительно посмотрел на белый комок в своих пальцах, словно хотел у него узнать, что не так, после чего перевёл взгляд на лицо юноши. Несмотря на удивление, он по-прежнему выглядел совершенно невозмутимым и лишь тихо вздохнул, бросая вату в ведро для бумаг.
- Не нужно смотреть на меня так, - взгляд мастера стал почти осуждающим. Разумеется, не зная, что происходило раньше с этим парнем и как, Франсису трудно было понять истинную причину его возмущения. Поэтому он, разумеется, воспринял всё со своей точки зрения. - Я не знал, что у тебя предубеждения перед чужими прикосновениями, - и достал из ящика стола свои крепкие сигареты. Привычным жестом тряхнув головой, чтобы откинуть чёлку куда-нибудь на сторону, он закурил и неторопливо выпустил из губ струйку серого дыма, почти выжидающе глядя на гостя. Или не совсем выжидающе... - Другу. Вот как, - произнёс Легран, обрывисто, не растягивая слова, что выдавало одновременно лёгкую насмешку и сарказм, только смотрел он при этом не в глаза, а лениво скользил взглядом по обнажённому торсу. Плавные линии, подтянутый живот, слегка выступающие бедренные косточки... Как это было свойственно Калигуле, он совершенно не стеснялся вот таких вот взглядов, не пытался изучать чужое тело незаметно. Он был достаточно уверен в себе, чтобы делать подобные вещи бесстыдно и в открытую. Подняв взгляд выше, он увидел недобрый блеск в зелёных глазах, сменивший прежнюю обиду, и только улыбнулся. Эта злость была такой милой...

7

- Я не знал, что у тебя предубеждения перед чужими прикосновениями.
- Вы ошибаетесь. Подобных предубеждений у меня нет и никогда не было. Какова была бы Ваша реакция, если бы Вам на свежую рану вылили этанол?
Проигнорировав поначалу вторую часть обращенного к нему высказывания, молодой человек развернулся и отошел к раскрытому окну. Не обращая внимания на пронизывающий ледяной ветер, он настойчиво вглядывался в сгущающуюся темноту, словно та могла дать ответ на его вопрос. Или хотя бы успокоить.
Взгляд, которым одарил его новый знакомый, был весьма характерен для его клиентов – оценивающий взгляд охотника, примеряющегося к очередной жертве. Холодок пробежался по телу, оседая неприятным комом где-то в области солнечного сплетения.
Заметив насмешливый и ироничный взгляд мужчины, Этьен не сдержался и все-таки ответил на явную провокацию: - Да. Другу. Или Вы сомневались в том, что в месте, подобном этому, можно найти человека, к которому будешь испытывать бескорыстную симпатию, не отмеченную простым влечением плоти?

8

- Полагаю, что она была бы куда менее импульсивной, - Франсис чуть пожал плечами. - Я же не лимонной кислоты на Вас плеснул, - официальный тон как показатель лёгкого пренебрежения. Не перед Этьеном по сути, а лишь перед его "изнеженностью". Франко же был аристократом до мозга костей, о чём говорили как его манеры, так и внешний вид, но повозишься половину жизни с лошадьми и собаками (с учётом, что первые кусаются порой и побольнее вторых, и брыкаются, к тому же), невольно к болезненным ощущениям станешь большей частью безразличен. Особенно при его любви к агрессивным и непослушным животным. - Нет, разумеется, если Вам предпочтительнее занести в свежие раны инфекцию - это Ваше и только Ваше дело, - Легран поднял руки вверх, словно бы сдаваясь перед подобными стремлениями. Так или иначе, это была совершенно не его проблема. Он предложил помощь, поскольку подумал, что Этьену было бы проблематично обработать ссадины на собственной спине, но раз юноша против, никто его неволить в этом плане не собирался. Франсис не медбрат, чтобы его уговаривать. Франсис мастер, который сейчас лениво переключился с созерцания передней части обнажённого торса на изучение взглядом задней, поскольку к нему повернулись спиной. Что же касалось некого "друга", то просто вся история в целом почему-то казалась мужчине неправдоподобной. Куда более было похоже на то, что парень психанул и умчался полуголым проветриваться. Либо же его раздели по дороге. Так что Калигула только затянулся, снова слегка пожимая плечами: - Почему же? Не сомневаюсь. Просто мне не понять таких жертв, - до альтруизма ему было как в прыжке до вершины Эйфелевой башни. Единственный, кого он всегда готов был защищать, сейчас проживает в Токио, и вполне вероятно, что уже никогда не вернётся.
Разговор не вязался. Франсис лениво прикидывал в голове план дальнейших действий, но как-то так получалось, что скотом он получался в любом случае, независимо от того, отпустит сейчас парня в его комнату или куда угодно ещё, либо же предпримет попытку найти контакт, в котором не нужны слова. Поскольку терять было нечего, мастер выбрал второе. Он задавил сигарету в пепельнице и подошёл к Этьену, мягко приобняв его за плечи.
- Ты замёрзнешь у окна.

9

Дружелюбно-насмешливый тон  собеседника сменился прохладным дистанцированием. Вряд ли я мог его чем-то задеть… Новый знакомый не производил впечатление весьма чувствительной натуры. Откуда тогда это пренебрежение? Я стал ему противен? Наверное, он принял меня за какого-то праздно шатающегося невольника, натренированного смотреть в рот своему господину, и теперь неприятно удивлен моими «манерами».
Блондин попытался оправдать свое поведение заботой о его, Этьена, здоровье. Но внезапная смена интонации мужчины заставила усомниться в его словах.
Впрочем, за приступом защитного гнева запоздало подоспела мысль о том, что, вероятно, в целях собственной же безопасности, стоило боль перетерпеть и принять помощь незнакомца.
Голову не покидала мысль о том, кто же такой его загадочный собеседник?
Мужчина тем временем плавно и бесшумно, во всяком случае, так, что Этьен этого не заметил, подошел к нему, вновь приобнимая за плечи.
Лихорадочная наивность сменилась более привычным недоверием. Вряд ли после его импульсивных выходок, клиент (судя по его пресыщенному взгляду и ощущению вседозволенности, это был именно он) будет столь любезно беспокоиться о его состоянии.
Изворачиваясь, словно уж, Этьен повернулся лицом к незнакомцу, оставаясь по-прежнему в объятиях мужчины.
- Скажите, почему Вы пригласили меня к себе? Меньше всего юноше хотелось, чтобы незнакомец пригласил его к себе лишь из жалости. Обогреть несчастную, побитую и промокшую собачонку. Хуже жалости может быть только пренебрежение.

10

Как ни удивительно, выпутываться из объятий Этьен не стал, только развернулся к мастеру лицом. Леграну было весьма интересно, что означала подобная реакция. Такое ощущение, что, несмотря на такое фамильярное поведение Калигулы, юноша пытался дать Франсу возможность как-то оправдаться. Видимо, для этого и был задан подобный вопрос. Нет, безусловно, аристократ не утверждал, что не может ошибаться на этот счёт, но других причин пока что не находил. Во всяком случае, Этьен не казался одним из тех мальчиков, которые млеют от одной только мысли, что некто взрослый и сильный изволил обратить на них своё внимание. Вероятно, что подобное внимание либо не прельщало юношу вовсе, либо просто настораживало.
Легран задумчиво посмотрел в зелёные глаза. Юноша занятным образом сочетал и любимый Калигулой цвет глаз, и не менее любимые рыжие локоны. От этих природных дарований так и веяло непокорностью и своеволием. Продолжая приобнимать гостя одной рукой, другой мужчина сначала закрыл окно, посчитав комнату достаточно уже проветренной, а потом провёл пальцами по щеке Этьена назад к волосам. Взгляд плавно перешёл на рыжие мягкие прядки, которые мастер флегматично перебирал пальцами, задумавшись над тем, что можно ответить на подобный вопрос. Точнее говоря, даже не об этом, а о том, что именно хотят от него сейчас услышать. Ведь это очень важно - говорить людям то, что им хотелось бы узнать. И ведь телепатов не бывает, никто не сможет опровергнуть его слова. Но почему-то Франс не придумал ничего удивительнее, чем ответить честно:
- Понятия не имею. Я как-то не думал об этом, когда приглашал.

Отредактировано Франсис Легран (2010-09-06 00:02:28)

11

Меньше всего Этьен ожидал услышать вот такой вот откровенный ответ. И уж тем более этот ответ никак не вязался с теперешним поведением мужчины. Показная забота, сменившаяся безразличием, а затем воскресшая вновь и плавно перетекшая в нечто иное, стирала границы и усыпляла бдительность.
Прикосновения тонких длинных пальцев были приятны, и неосознанно Этьен на секунду забылся и, закрыв глаза, легонько подался навстречу этим нежным касаниям, наслаждаясь теплом от объятий блондина.
Закрыв глаза, можно представить многое, за плотной черной пеленой наше сознание способно нарисовать целый мир, новую жизнь. За какие-то доли секунды перед глазами пробежали кадры прекрасной голливудской мелодрамы с непременным хэппиэндом и ими обоими в главных ролях.
Погруженный в свои мечтания Этьен, должно быть, протянул руки, чтобы в ответ обнять блондина, но в последний момент горячечный дурман спал с его сознания, и вместо сладких объятий он не грубо, но довольно резко оттолкнул от себя Франсиса. Оттолкнул, тут же испугавшись своей перемены настроения, своего поступка, того, что может последовать потом. Клиент мог позвать охрану, а местные амбалы были совсем не теми ребятами, с кем легко находить компромисс.
Чтобы сгладить неловкость, Этьен спросил первое, что пришло ему в голову, вопрос, интересовавший его с первого момента их встречи:
- Чем Вы занимались, прежде чем приехали сюда?
Спросил и отступил на два шажка назад, ближе к двери.

12

- Работал. Как и все нормальные люди, - ответил Франсис, с лица которого сошла задумчивость, когда его оттолкнули, но спокойствие никуда не исчезло. Хотя, если признаться честно, - усмехнуться хотелось. Он же не слепой, он видел, как Этьен тянулся за прикосновением. А вот в последний момент решил сыграть из себя недотрогу. Леграна это нисколько не смутило, он лишь сделал ровно два шага к отступившему в направлении выхода юноше. Он не прикасался, чтобы не спровоцировать очередную резкость в поведении гостя, но тем не менее, готов был вот так следовать за Этьеном, вздумай тот отступать хоть до самой стенки или двери. Последняя всё равно была на замке. - А мне вот больше интересно, что мог здесь забыть такой юноша? Ты не похож на раба, не говоря уж о том, что они в одиночку по территории не разгуливают. Кроме того, раньше я тебя не видел. Но на клиента ты походишь ещё меньше, - Калигула слегка наклонил голову к левому плечу, снова заглядывая Этьену в глаза. Его взгляд был таким цепким и внимательным, словно аристократ пытался добраться до самых мыслей Деланжа и прочитать их, как увлекательную книгу, особенно смакуя те моменты, в которых появляются фантазии, похожие на сюжеты голливудских мелодрам.

13

Игра в пятнашки. Когда-нибудь она закончится. Вопрос в том, кто первым сорвет завесу неловкости, воцарившуюся в комнате. Односложность ответов незнакомца все больше усиливала беспокойство и желание покинуть эту мрачную комнату, которая, казалось, с каждой минутой становилось все меньше и теснее.
- Как и все нормальные люди… - задумчиво повторил Этьен. - А если человек работает шлюхой в борделе – это нормально? Продает собственного ребенка в наложницы богатому старому извращенцу для того, чтобы прокормить оставшихся пятерых? Когда твой новый друг кидает тебе «таблетку скорости» в коктейль, а наутро ты обнаруживаешь себя в реанимации, это нормально? И что для Вас «нормальность»? Адаптироваться к миру, который насквозь свихнулся – не признак здоровья. Или все же это так?
Наверное, у юноши все-таки была температура. Мысли так и не обрели окончательную трезвость, а сознание разрывалось от противоречивых желаний. В комнате было тепло и вполне комфортно, да и незнакомец не был с ним груб, но отчего-то хотелось уйти отсюда прямо сейчас. Это не было в полном смысле этого слова страхом и даже настороженностью как таковой. Это была смесь смутной, едва уловимой тревоги и разочарования. Нет, не в своем собеседнике, а в собственных ожиданиях и обманчивых чувствах.
С намерением уйти юноша развернулся и усталым, но уверенным шагом направился к выходу. Остановившись в шаге от двери, он обернулся и на одном дыхании выпалил:
- Да, я не невольник. Я работаю здесь по контракту. Я стилист. Впрочем, в круг моих обязанностей входит не только художественная стрижка и бритье бакенбард.
Раньше? Значит, этот клиент определенно из числа завсегдатаев этого места.

Да, я приехал сюда недавно, всего пару дней назад и, честно говоря, пока еще не совсем освоился с местными порядками...

14

- Я довольно часто слышу подобные рассуждения, - снисходительно улыбнулся Калигула, внимательно выслушав всю произнесённую Этьеном тираду. Ох уж эта философия, столько рассуждений, а какой в них смысл? Люди только топчутся на одном месте, пытаясь задаваться какими-то глобальными вопросами. Они не в состоянии найти ответ и только ходят вокруг да около, усложняя жизнь самим себе и окружающим людям, которым приходится выслушивать подобную ерунду. Франсис вздохнул, почти удручённо, но несколько наигранно. - Норма - субъективное понятие, если брать частное мнение каждого человека на то, что можно считать нормальным. В данном конкретном случае я имел ввиду норму общепринятую. То есть ту, которой придерживается большинство людей. Работать, чтобы иметь возможность самостоятельно себя обеспечивать и не ронять собственное достоинство. Работать, чтобы сохранять определённый статус в обществе. Это нормально, - Легран чуть пожал плечами. Он не любил усложнять себе жизнь всяким бредом, и образованность ему такие вольности позволяла. А юноша тем временем уверенно направился к двери, остановившись на расстоянии протянутой руки от дверной ручки, и тогда аристократ, наконец, услышал ответ на интересовавший его вопрос. - Ясно, - лаконично ответил мужчина, спокойным ровным шагом снова приближаясь к Деланжу. Неторопливо, но неуклонно, не останавливаясь даже тогда, когда оказался уже непозволительно близко. Сделал всего один лишний шаг, одной рукой обхватывая Этьена за талию и спиной мягко наталкивая его на дверь. - Я Мастер. Будем знакомы, - и губами прижался к его губам, через мгновение уверенно и властно раскрывая его губы и углубляя поцелуй. Зачем он это сделал? Всё просто. Гораздо проще, чем может показаться. Ему так захотелось, вот и всё. А лучший способ избавиться от искушения - это поддаться ему.

15

Закончив свой монолог, Этьен дернул за ручку, но странным образом дверь не поддалась. Заперта? Интересно, зачем?   Ощупью он проверил, нет ли в скважине ключа. Ключа на месте не оказалось. Казалось, из закрытого окна вновь засквозило. Поежившись, Этьен на всякий случай дернул ручку еще пару раз, каждый раз надеясь, что просто не достаточно сильно нажал, и замок заело. Чтобы не поддаться панике, юноша старался сфокусироваться на том, что говорил незнакомец.
- Получается, работа – единственное, чем можно измерить адекватность человека? А как же его мать, которая жила всю жизнь на деньги отца, однако, вполне могла быть названа самой обычной среднестатистической женщиной в сравнении с прочими обитателями их квартала.
Блондин тем временем вплотную приблизился к Этьену, отрезая тому все пути к отступлению. Сильная рука легла на пояс, властно притягивая парня к себе.
- М-мастер?   Представление Этьена о БДСМ до прибытия в Вертеп нельзя сказать, чтобы отсутствовало совсем, однако, имеющийся опыт был весьма небогат. Впрочем, даже за то недолгое время, проведенное в поместье, шансов познакомиться с Темой ему выпало предостаточно. Только вот в настоящей сессии он так и не участвовал, и Мастеров у него никогда не было, поэтому он смутно представлял, что именно мужчина вкладывает в это понятие. Еще больше его интересовало, какое он сам имеет сейчас ко всему этому отношение. Он же не какой-нибудь невольник, в конце концов, с которым можно творить, что угодно!
Возможность задать свои вопросы у него отнял настойчивый, страстный поцелуй. От неожиданности Этьен перестал сопротивляться и на несколько мгновений отдался во власть мягких губ незнакомца. Пальцы правой руки продолжали судорожно сжимать рукоять двери так, что от напряжения побелели костяшки пальцев.
Поцелуй был хорош. Мужчина определенно имел богатый опыт. Однако, Этьену было не пятнадцать, чтобы слепо отдаваться во власть гормонов. Даже в этом месте для него пока оставались рамки, пусть и существовавшие только у него  в голове, переступить через которые он не мог. Пока.
Для него было сложно привыкнуть к тому, что теперь каждый клиент может выбрать его, купить его, переспать с ним. Неприятно было то, что выбирал не он, а выбирали его. И не с каждым выбором юноша был согласен.
А целующий его сейчас блондин ко всему прочему был даже не клиентом. Мастером. Мастером из числа тех, кто в замке работает? Или, быть может, он все же клиент, решивший вдруг поиграть?  
Чтобы прервать удушающий поцелуй, Этьен в момент короткой паузы укусил блондина за нижнюю губу. Несильно, но во рту, тем не менее, появился металлический привкус.

16

Легран ещё лишнюю секунду подумал, прежде чем всё же разорвать поцелуй. После Мишеля с его привычкой кусаться до крови, мастеру вот такие мелкие пакости совершенно не были страшны. Хотя от получения по шее за шалости Этьена спасло только то, что он не был невольником, да и, к тому же, понравился Франсу. Мужчина улыбнулся, чуть отстранившись от губ, но продолжая обнимать юношу за талию одной рукой, мягко прижимая его к двери. Настроения играть у мастера не было всё равно, так что дальше обътий он и не пытался зайти, снова спокойно посмотрев стилисту в глаза и как ни в чём не бывало продолжая не законченный разговор.
- Почему же, вовсе не единственное, - произнёс Легран, словно удивляясь такой непонятливости собеседника. - У нормальности довольно много критериев. Просто в общем и целом я бы счёл нормальным всё то, что необходимо для удовлетворения естественных потребностей человека, - в частности, Франсис полагал, что у него большая часть потребностей именно естественная, потому ему и нужно было достаточно денег, чтобы позволить себе удовлетворять их со вкусом. Правда, он не был уверен, что Этьен поймёт его правильно, однако объяснять всё в малейших подробностях совершенно не испытывал желания, поэтому переключился на другой вопрос. - И да, я Мастер. Не шлюха в борделе, разумеется, но это лишний раз подчёркивает то, что любая работа может быть полезна обществу и признана нормальной в определённом кругу.

17

А если удовлетворение ваших потребностей будет противоречить удовлетворению моих ? Но в дальнейшую дискуссию Этьен предпочел не вступать.
Незнакомец довольно легко поддался на провокацию и даже не подал никаких видимых признаков неудовольствия, что было абсолютно нехарактерно для типичных клиентов этого места, да и для большинства персонала тоже.
Такое поведение только усилило интерес юноши. Любопытство, сродни тому, что испытывает малыш, когда пытается угадать в новогоднюю ночь, что за подарок скрыт за плотной праздничной оберткой.
Этьен по-прежнему не понимал мотивов, движущих блондином, но недавняя настороженность начала утихать сейчас, когда он понял, что мужчина довольно хорошо контролирует себя и, во всяком случае, не собирается вымещать на нем свое недовольство по разным малозначительным поводам.
- И каково это, быть Мастером в Вертепе? Когда каждый день, а то и по нескольку раз в день у тебя новый сабмиссив? Не превращается ли в таком случае отношение с ним просто в набор ритуалов, не несущих в себе никакого смысла для обоих? Разве для полноценного подчинения (в понимании Этьена слово «Мастер» прочно ассоциировалось с той частью BDSM, которая DS), получения тех ощущений, которых ждут от такого рода отношений, достаточно одной сессии?

18

- Оу, какой интерес к моей работе. Кого у нас там сгубило любопытство?.. - а сгубило оно маленьких устриц, недаром же Легран в детстве раз шесть перечитывал Льюиса Кэррола вместо того, чтобы по настоянию тётушки уныло листать "Собор Парижской Богоматери". Мужчина с лёгкой насмешкой в выражении лица посмотрел в глаза Этьену, который, кажется, довольно смутно понимал, чем занимаются в этом месте Мастера. Грубо говоря, некоторые вещи гораздо проще и приятнее показывать людям опытно-практическим путём, но что-то, в народе зовущееся мозгом, подсказывало Франсу, что парень всё равно не согласится, даже если предложить. - Во-первых, для настоящего ценителя подобное никогда не станет пустым набором ритуалов. Тема - это ведь не просто развлекалочка для богатых разгильдяев, которым всё остальное уже приелось. Это как... некое состояние души, пожалуй. Если ты каждый день будешь спать с новым мужчиной, используя всё разнообразие приёмов, которое только есть у тебя в фантазии, разве это превратится в ритуал? Перестанет доставлять удовольствие? Я так думаю, что нет, - мужчина улыбнулся. - А во-вторых, нигде не сказано, что я провожу с рабами всего одну сессию. Я дрессирую их до состояния полной боевой готовности, проводя с каждым столько сессий, сколько нужно, чтобы и усвоить, и закрепить в памяти информацию, - он мягко огладил ладонью поясницу парня и улыбнулся уголками губ, кажется, уже второй раз за сегодня говоря то, чего от него не ожидали: - А теперь, думаю, тебе следует пойти к себе и всё же принять горячий душ.

Отредактировано Франсис Легран (2010-09-11 00:09:08)

19

Вопросы Этьена вызвали у мужчины лишь презрительную усмешку, и, тем не менее, он довольно обстоятельно ответил на них, пробудив в юноше тем самым только новые вопросы.
Монолог закончился неожиданно. Незнакомец недвусмысленно приглашал Этьена покинуть его апартаменты. Все бы, наверное, выглядело естественно и логично, если бы не запертая на замок дверь за спиной и не крепкие руки блондина, прижимавшие его к этой самой двери.
Тепло от тела незнакомца согрело юношу, а лекарство частично вернуло трезвость мысли. На смену простой потребности в комфорте пришло желание удовлетворить свое любопытство.
Недавнее побуждение сбежать к себе в студию улетучилось, сменившись настойчивым желанием продолжить знакомство. Этьен искренне не понимал поступков мужчины. Поэтому ему вдвойне хотелось узнать нового знакомого лучше. В то же время такая кардинальная смена отношения со стороны мужчины, видимое пренебрежение, пробудили новый, едва ли осознаваемый залп внутреннего протеста, желание пойти наперекор.
- Я бы ушел, если бы Вы дали мне ключ от этой двери! – В прямом взгляде потемневших глаз читался вопрос: зачем был тот поцелуй, если сейчас ты требуешь моего ухода? - А душ я могу принять, кстати сказать, и у Вас,   - На губах заиграла легкая усмешка, одним ловким движением юноша вывернулся и быстрым шагом направился в ванную, запирая за собой дверь. Опустившись на корточки по другую сторону двери и обхватывая голову руками, Этьен пытался понять причины своего поведения.
Боже! Что я творю? Наверное, этот «Мастер» даже и не собирался меня никуда выпускать. Запертая на ключ дверь тому доказательство, теперь же я сам еще дальше загнал себя в капкан. Почему я никак не вырасту и не начну контролировать себя соответственно возрасту? 

20

На взгляд Франсиса, лекарство не пробудило в юноше чистоту мысли, а как раз, наоборот, притупило её по полной программе, судя по тому, что тот решил вытворить вместо того, чтобы покинуть мастерские апартаменты. Он честно собирался открыть Этьену дверь и выпустить его на волю, как птенчика из клетки, только птенчик отчего-то решил, что в чистое небо он вовсе не хочет. Да, Легран поцеловал этого рыжика, однако, одно мимолётное желание ещё не означало, что после него будет что-то ещё. Мастер вздохнул и покачал головой, когда с тихим щелчком дверь ванной комнаты закрылась. Он отстранился от входной двери и скрестил руки на груди, потратив несколько секунд на раздумия. После чего спокойной походкой напавился по той же траектории, которую только что преодолел Этьен.
- Юноша, Вы решили испытать моё терпение? - довольно громко, чтобы его было слышно, поинтересовался аристократ, и в нотках его голоса читалось недовольство. Очень явственное и сильное недовольство подобным ребяческим поведением. Единственным ребёнком, которому Калигула позволял безнаказанно вытворять всё, что угодно, был его брат, а вот от остальных подобная, как он говорил, "дурость" Леграна совершенно не прельщала. Романтичность и тонкость натуры парня, разумеется, придавали ему определённый шарм, только вот Франко не привык бегать, уговаривать и вообще "сюсюкаться". - К Вашему сведению, Мастера в этом заведении занимаются не только и исключительно сексом, и данный вечер я искренне собираюсь провести в обществе книги, а не Вас в своей постели.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты Мастеров » Апартаменты Калигулы