Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Королевство таиланд


Королевство таиланд

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Валин проснулся и рывком сел на постели. Он болезненно жмурился, пока его холодная рука шарила в складках покрывал, ища солнцезащитные очки.  Голова гудела, красноватый свет садящегося солнца лезвием впивался в глаза, стило лишь слегка приоткрыть их.
- Проклятие. – Пробормотал он, когда пришлось сунуть руку под кровать, надеясь, что поиски в этом направлении увенчаются успехом. Страшно хотелось пить. Звякнув закатившимися под кровать бутылками, де Реналь, наконец, нашел то, что было ему нужно и, скрыв воспаленные глаза за черными стеклами, вновь сел на кровати – на этот раз более уверенно. Мальчишек в комнате уже не было. Валин готов был биться об заклад, что эти шлюшки смылись еще вчера вечером, сразу после того, как мужчины уснули. Он помнил прошлый вечер смутно, но доставшийся ему мальчик всплыл в памяти во всех подробностях… такой сочный, юный, что Валин, забывшись, укусил его за узкое плечо, когда тот, двигаясь, прижался к нему. Там, должно быть, остался след.
Душно. Сладкий запах тропических цветов настолько сильный, что молодому мужчине понадобилось несколько минут, что бы справиться с приступом дурноты. Выпихнув себя из постели, прошел на середину комнаты, где смятым комком валялись сброшенные накануне джинсы. Натянул их на голое тело и, не застегивая, двинулся дальше, сгребая с одной из столешниц пачку сигарет. Закурил.
- Просыпайся. На зарядку. – Отодвинув разделяющий комнаты ситцевый занавес, Валин заглянул к соседу, сразу же различив его белокурую голову среди подушек. Солнце уже почти исчезло, окунувшись в теплую воду шумящего внизу моря. Де Реналь остановился у окна и сел на узкий подоконник. – Просыпайся. – Повторил он, и тело на кровати зашевелилось.

2

Сознание возвращалось неохотно и рывками. Сон то отпускал, то вновь тянул в свои гостеприимные объятья. Шелковистое тело огромной змеи струилось под пальцами, извиваясь, извиваясь и рождая этими переливами легкую тошноту и чуть ржавый привкус во рту. Синешеий Шива облизнул раздвоенным языком губы, повел плечами, демонстрируя как набухает, наливается грудь, совсем как у того вчерашнего... И сказал:
- Просыпайся.
Зигфрид протестующе помотал головой, но реальность навалилась со страшной силой, мягкая плоть под рукой оказалась всего лишь подушкой, а искушающий разрушитель трансвистит истаял без следа. Вот ведь черт, а... Мятая простынь жгутом обвила тело, удерживая еще в постели и он смирился. Разлепил сначала один глаз, потом другой. Сфокусировал взгляд на силуэте в окне. "Вот ведь зараза бодрая", - резануло на миг завистью.
- Мммм... - полстакана недопитого вчера чая, чуть мутноватого и с плавающим в нем комаром... божественная амрита. Зиг сплюнул комара и уже более бодро сообщил, - Делись. Курить хочу.
Поймал запущенную в голову пачку, чиркнул дешевой картонной спичкой, затянулся, откинулся на подушку и поболтал ногой, спущенной с кровати, вроде как демонстрируя готовность встать, но не встал. Вместо этого уведомил:
- Жизнь, кажется, налаживается...
Докурил в несколько затяжек сигарету, почти не чувствуя вкуса и заставил себя встать. Потянул с постели комок простыни, заматывая вокруг бедер и почти сомнамбулой прошествовал до душа - благо мансардного номера, не в общем коридоре.
Пять минут на то что б обжигающие струи наждаком содрали с тела пот и духоту влажного таиландского дня, прополоскать рот, сплюнуть, прицелясь, четко в слив, и торжествующе выбраться в комнату обратно.
- Хммм... срач...
То ли описание обстановки, то ли удовлетворение от содеянного. Мятые джинсы обнаружились под кроватью, ремень от них на ее же спинке. Привязанный. Странно... Не помню. Ну да черт с ним.
- Ну что? - с мокрых волос сбегали на шею капли воды, - Нас ждут великие дела?

Отредактировано Зигфрид фон Вейхс (2010-09-01 21:32:25)

3

Валин спокойно смотрел, как мужчина сел в постели, взъерошив пятерней светлые волосы, пополоскал рот остатками чая и деликатно попросил прикурить. Бросив ему мятую пачку, де Реналь отошел от окна к одному из столиков, рядом с которым уютно устроилась груда нераспечатанной корреспонденции высотой в пару недель, состоящая в основном из рекламной макулатуры. Он попросил индийского провожатого переправлять всю почту по этому адресу за долго до того, как они добрались сюда. Горничная сперва складывала конверты на стол, но потом они просто перестали там помещаться. Письма от сестер и яркие брошюры, призывающие купить новую зубную пасту со вкусом никарагуанского кофе по самой низкой цене особо не интересовали Валина, хотя время от времени он ковырялся в них носком ботинка, проверяя, нет ли что-нибудь действительно интересного. Проделывая сейчас тоже самое, он отозвался, не поднимая взгляда от кучи мятой бумаги. -Это точно.
Ариец закурил, втягивая дым с жадностью утопающего, которого только-только вытащили из воды и дали глотнуть воздуха. Поднявшись наконец с постели, он поплелся в ванную комнату, таща за собой  скомканную простынь, которой наскоро прикрылся. Валин улыбнулся в спину его исчезнувшей за дверью фигуре и вернулся к себе, прихватив пару пожелтевших конвертов. Собрав в мусорный мешок разбросанные по полу бутылки, он умылся, поплескавшись в стоящем у стены умывальнике, почистил зубы. Поскреб пальцами небритую щеку и все же решил побриться. Врожденный педантизм сильно сдал во время путешествия по Индии, когда пришлось привыкнуть к запаху собственного тела, изможденного долгими горными переходами. Сейчас Валин по прежнему, не отдавая себе отчета, убирал разбросанный по комнате мусор, планируя как-нибудь, провести ревизию и в покоях компаньона. Хлопковая белая рубашка с коротким рукавом ждала его на спинке одного из кресел.
Одевшись, он вспомнил о привлекшей его внимание яркой рекламной телеграмме. Развернув сложенную вдвое бумажку, он вновь прошагал в комнату немца, читая на ходу: «Клуб для любителей мужской красоты- Зеро, ждет новых гостей». Два жалких пригласительных билета были кое-как прикреплены ржавой скрепкой к мятому краю.
- Можно заглянуть. – Не говоря больше, протянул телеграмму посвежевшему после душа мужчине. Хотелось есть и выпить. А потом снова выпить. И трахнуться, если повезет найти пару смазливых мальчишек. В необязательную, но весьма возможную развлекательную программу входили также лихие, хотя редко дававшие положительный результат эксперименты по хирургическому исправлению внешности особо приставучих обитателей местных клубов и баров.

Отредактировано Валин (2010-09-02 22:20:55)

4

- Можно... - короткий взгляд на бумажку и задумчивый велеречивый кивок.
Сначала табуретка, а потом и пустая бутылка коварно скользнули под ноги, выпрашивая внимания и ласки, которое и получили - одна в виде прицельного пинка босой ноги, а вторая хвалебной одой на трех языках, в которой не было ни одного пристойного слова.
- Merde... - на затухающей волне досталось проводу от вентилятора, ужом цапанувшему пятку. Зигфрид тряханул головой, заставляя мокрые пряди разметаться по плечам и решительно подтянул ремень, вдевая доселе болтавшийся хвост в шлярки. Потянулся всем телом, впитывая прохладу подступающей ночи. Оперся о подоконник, отжался пару раз, чувствуя как перекатываются мышцы, согреваясь от энергичных действий, как кровь бежит веселее... и бьет в голову, неодолимо и четко. Повернулся к приятелю и процитировал:
- Что читаете, принц? - и сам же себе и ответил, - Все слова да слова. Бросай это неблагодарное занятие, в нем нет ни смысла, ни сакрального знания, ни примитивного удовольствия.
Обшарил карманы, изогнулся змеей, запуская пальцы во внутренний и выуживая бумажник.
- Хммм, кажется меня вчера нагрели на сотню баксов, вместо прогнозируемых тридцати... Не дело это. Я сегодня мизантроп, - пошагал по комнате, озвучивая в пространство внутренний монолог, - я всех не люблю. Толерантно и независимо от нации, пола и вероисповедания. Нам можно.... у нас акклиматизация.
Сунул бумажник обратно, перебрал две оставшиеся свежими рубашки в чемодане, сначала одну, потом другую, потом снова одну...
- Сделаем вид, что эта выиграла конкурс на сегодня.
Вдел руки в рукава, оставил навыпуск, подцепил на палец куртку и закинул на плечо.
- Я, признаться, хочу не есть, не ужинать и не трапезничать... А примитивно и животно жрать, как сотня монахов после полугодового поста. А заодно можно и... - покрутил неопределенно в воздухе рукой, иллюстрируя свои слова и зашипел, обуваясь. - Идем?

5

Выйдя следом за арийцем в душный вечер, Валин остановился на секунду, поднимая взгляд к медленно темнеющему небу, на котором щетинились колючие звезды, и бледнел ломтик молодого месяца.  По прежнему в темных очках, отчего проходящие мимо парочки с любопытством оглядываться на  него, хихикают, перешептываются. Неоновый свет витрин раздражает чувствительные глаза. Мимо мужчин прокатилось, астматически  перхая, грязно-желтое такси. Водитель притормозил, но Валин мотнул головой, и тот поехал дальше, сплюнув в адрес иностранцев пару сочных ругательств.
- Кажется нам туда. – Не совсем уверенно кивнув в сторону уходящей вдаль набережной, потянул немца за локоть вдоль невысокой бетонной перегородки, за которой хрипели соленые волны. Привычный уже треск цикад к вечеру немного утих, сменяемый мерным скрежетом сверчков.
- Сначала поедим. – То ли вопрос, то ли утверждение. Но не успел Валин прикинуть, в какой именно забегаловке им «позавтракать», как перед мужчинами возник щуплый паренек, кинувшийся к Зигфриду в объятия. Его рыжие жесткие, выжженные перекисью волосы торчали во все стороны. Он лепетал на тайском что-то о жаркой ночи, о щедрых чаевых, о удовольствии, которое умеют доставлять только европейцы. Ни себе хрена. Валин стоял рядом, меланхолично закурив, наблюдая за всем этим и думая, стоит ли переводит умеющему доставлять удовольствие европейцу  то, что говорит этот молокосос.
- Кто это? – Осведомился он. Ариец же, как показалось де Реналю, совсем не помнил этого юнца и теперь отчаянно перетряхивал свои мозги, в поисках малейшего воспоминания о нем.
Они много пили. Они очень много пили. Никогда в своей жизни Валин не употреблял спиртного в таких количествах. Теперь тоже, хотелось побыстрее проглотить «лекарство» и найти себе какую-нибудь забаву, которая обойдется им не очень дорого.

Отредактировано Валин (2010-09-03 00:54:21)

6

Думы о чревоугодии захватили все мысли азартным и быстрым кавалерийским наскоком, вытеснив все остальное и смешав в кучу лошадей, слонов и людей. Ругань прохожих, истошные вопли таксистов, юркие как хорьки тук-туки, соленый ветер, аромат чего-то сладкого, кислого и пригорелого. Тяфканье собачонки, тянущей свою дородную хозяйку под колеса древнего велосипеда, груженого фруктами... Все это происходило где-то там, на заднем плане, впереди же заветной целью маячил приют голодного путника - целая россыпь мелких забегаловок, где торговали всем, что душа прикажет, от крокодильего супа до французских бриошей и собачьей грудинки. Не важно. Главное, оно было съедобно. Организм настойчиво требовал своего и поэтому Вергилий, тянущий за локоть был признан всячески достойным доверия. В конце концов, ему проще, он разбирается в местных реалиях.
Но тут целенаправленное продвижение двух кораблей в бушующем людском море замедлилось, а потом и вовсе увязло. Бешеная рыжая мартышка повисла на немце как баньяне и залопотала что-то по своему. Зигфрид сначала рефлекторно дернул локтем в сторону бумажника, потом ухватил покрепче куртку и в конце концов, отчаявшись, уцепил пацана за ухо.
- Да стой же ты на месте, макака дурная.
Парнишка заулыбался и подался вперед, потереться щекой о руку.
- Валин, - голос страдальчески дрогнул, - кто это и что оно от меня хочет?
Душа рвалась на части - она желала вперед, к заветной цели, но тело стояло на месте, удерживаемое внезапным недоразумением. Выход был только один.
- Я тебя не знаю, но я тебя побрею, - негромко пробормотал Зиг и добавил уже громче, перекрывая галдеж на улице, четко артикулируя английские слова. - Я не знаю, кто ты, но это мы выясним там, - и махнул для убедительности рукой. Поскольку в руке было ухо, вышло не очень. - Идем. Understand me?

Отредактировано Зигфрид фон Вейхс (2010-09-03 02:06:50)

7

Голодный немец – зрелище интересное. Валин, улыбнувшись, последовал за другом, продолжившим свой путь к намеченной цели, волоча за собой рыжего мальчишку, извергающего слова с такой пулеметной скоростью, что они превращались в сплошной, беспрерывный восторженный лепет.
Свернув с набережной в небольшой переулок, в конце которого находилось весьма неплохое кафе европейского типа, Валин, наконец, догнал арийца и, поравнявшись с ним, скептически глянул на бодро шагающего рядом мальчугана, продолжающего болтать:
- Он говорит очень быстро и на каком-то северном диалекте. – Произнес де Реналь, сделав последнюю затяжку и бросив окурок под ноги. – Но я понял, что он просто в восторге от ночи,  которую провел с тобой. – Сняв очки, становившиеся ненужными в сгущающемся вечернем мраке, он  улыбнулся, переведя на немца серый взгляд. – Ты правда так хорош в постели?
Заняв один из столиков, прятавшихся под выцветшими революционно красными зонтиками с выгоревшей от палящего солнца надписью «Coca-Colа»,  они заказали стандартный ужин, кроме которого в меню не было ничего, вызывающего доверия. Гирлянды, натянутые меж окаймляющих внутренний двор кафе фонарей, напоминали скорее зловещие лианы, переплетаясь черными проводами, они угрожающе мигали разноцветными лампочками, о которые с глухим стуком бились жирные, мохнатые мотыльки.
Мальчик раскачивался на стуле, демонстрируя катастрофическую неспособность сидеть спокойно.
Время от времени он поворачивался к Зигфриду и улыбался ему счастливой белозубой улыбкой, и рассказывал что-то. Замолчал он только тогда, когда принесли еду, так как просто не мог говорить, беззастенчиво угощаясь поставленными на стол блюдами.
- Что будем с ним делать? – Спросил Валин, разламывая ломоть еще горячего хлеба и бросая небольшие кусочки севшим неподалеку воробьям.

Отредактировано Валин (2010-09-03 22:00:27)

8

- Ночи со мной? - рассеянно переспросил Зиг тыкая пальцем в меню, и передавая оное другу. Улыбнулся миниатюрной официанточке и на минуту подзавис делая непростой выбор между одноразовыми пластиковыми приборами и палочками. Решил, что высокая западная культура в его лице может обойтись и пластиком и подцепил кусочек чего-то мясного на вилку.
- Какой именно ночи? Мы здесь второй день, но я что-то не помню... - сдался, признавая что видимо, да, не помнит, - собственно, если подходить к вопросу логически... - он на минуту замолк, сосредоточенно пиля нечто, напоминающее отбивную гнущимся пластмассовым ножом, - то в постели хорош не я, а мой бумажник.
Завершив тираду он еще раз осмотрел крутящегося на стуле парнишку, выхватил у него из-под носа торжествующе последний кусок булочки и макнул ее в соус.
- Ты не помнишь... - Зигфрид повел булочкой в сторону неожиданного приобретения, - оно вчера со мной точно было?
Откинулся на стуле и вытянул пачку индонезийских сигарет с гвоздикой, к которым успел пристраститься в Индии. Затянулся, чувствуя, как привычно продрало горло до самых легких и чуток прочистило мозги.
- Я вот что думаю, - убрал ноги с прохода, и улыбнулся увешанной фотоаппаратами паре японцев, стремящихся пройти вглубь. Выдохнул дым и проследил за выпущенным кольцом. - Должен же я как-то окупить свои расходы? С нас не сдерут ничего лишнего за его присутствие? Там нет политики со своим нельзя? А слушай, - немец оживился и аж привстал со стула, - а может ты его себе возьмешь, а?
Последний глоток паршивого, но вареного кофе и пора...
Снова нырок в людскую толчею как в холодную воду - резко, чтоб не передумать, и сразу с головой.

9

Не помню… - Признался де Реналь, всматриваясь в лицо мальчишки. – Спасибо тебе за столь щедрое предложение, но нет. – Он мотнул головой, вгрызаясь в горячий бифштекс, как голодный пес.
Мальчик много и с аппетитом ел, время от времени поочередно глядя на обоих мужчин и улыбаясь им, с явной готовностью отработать ужин.
- Может он был с кем-то похожим на тебя? – Предположил Валин, ковыряя пластиковой вилкой в тарелке с салатом.
У тебя, часом, нет брата- близнеца в этих краях? – Он улыбнулся в бумажный стаканчик с чаем, завершая ужин и, бросив на стол несколько купюр, поднялся следом за немцем.
Мальчишка слегка замешкался, доедая десерт. И тут Валин, шедший до этого рядом с арийцем, ускорил шаг, сунув в руку друга один из пригласительных того клуба, в который они собирались сегодня… И… побежал, ловко лавируя в бесконечном человеческом потоке. Вполне неплохой план – просто сбежать от пацана.
Бег, правда, получился недолгим. Тяжесть съеденного завтрака значительно затрудняла передвижение.
Замедлившись и перейдя а шаг, Валин свернул на ту улицу, где, если верить адресу напечатанному на билете, и был клуб. Закурил, тяжело дыша после бега. Остановился вовсе, перевести дух и подождать приятеля, рассматривая причудливые граффити и другие следы художественного вандализма, коими щедро были украшены почти все стены тянущихся вдоль улицы домов.

Отредактировано Валин (2010-09-05 21:30:37)

10

- У меня вообще нет брата, а уж тем более близнеца, - Зигфрид помотал головой отрицательно и облизнул губы, вышагивая вслед за приятелем, у которого было чертовски выгодное преимущество - сделав шаг в сторону и пригнувшись тот мог смешаться с толпой намного удачнее, чем белобрысый немец. Что тот и сделал буквально через полминуты - пригнулся и рванул со всех ног.
- Стой, зараза, я же не знаю адреса!!!
Втуне. Только мелькнула в толпе знакомая рубашка и все... Зиг дернул следом, на ходу фыркая про себя - два великовозрастных придурка не нашли лучше способа слинять от пацана. Вот же ж... Пардон, мадам, мерси, мадам... Лавируя между струящимся людским потоком Зигфрид свернул в подворотню. Пару раз наступил на ноги, едва не попал под велосипед, выслушал  несколько тирад о себе и своих родителях, сексуальных партнерах и привычках на нескольких языках мира, еще пару не понял, но догадался, о чем речь.
Узкий, почти неосвещенный проход между домами. Одноногий таец, кормящий полдесятка кошек, листочки с молитвами над выступающим крыльцом. Поворот. Ящики, мокрое белье, компания, играющая в карты, снова ящики, рыжая упитанная кошка, с мявом выворачивающаяся из-под ног, поворот. Сердце стучало в виски дурным азартом, дыхание чуть сбилось, кофе булькал в горле, напоминая о себе слегка жженым привкусом. Поворот. Снова огни проспекта, люди, машины, такси... О, такси!
- Такси!!
Немец втиснулся в первую остановившуюся машину и сунул листочек приглашения, мол, сюда. Сальная улыбка немолодого таксиста и кружево поворотов. Кажется, он намотал круга на три больше чем надо, но ведь тут сам черт ногу сломит. Зиг усмирил дыхание, кровь побежала по жилам медленнее, лишь остался горчащий привкус азарта от дурацкого бега по подворотням. Или это все-таки кофе?
Расставшись с парой купюр Зигфрид понял по лицу водилы, что кажется, несколько переборщил, ну да и черт с ним. Ага, вот и вывеска. И еще... И еще... Таксист уже оперативно испарился, а немец все еще разглядывал расписные стены окрестных домов, толкущиеся по два-три человека группки молодняка и мужчин в возрасте, судя по всему, туристов.
- Не подскажете, как пройти... - подошел он к внушающему доверие солидному джентльмену в костюме с галстуком. На галстуке озорно и разнообразных позах еблись розовозадые поросята. - Кхммм... Извините, вот сюда...
Кажется, на периферии мелькнуло знакомое лицо.
- Простите...
Рядом открылась дверь, выпуская волну света, музыки, и шумную галдящую компанию, оттеснившую и джентльмена, и Зига в сторону.
- Валин! - призыв в пустоту.

Отредактировано Зигфрид фон Вейхс (2010-09-05 22:53:20)

11

Зажав сигарету в зубах и сунув руки в карманы джинс, Валин зашагал по тротуару, мимо нервно мигающих электрических вывесок. Открытые двери лавок дышали на прохожих ароматами специй, настолько сильными, что начинали слезиться глаза. Сгорбившаяся, высохшая старуха вплеснула из ведра грязную воду прямо на мостовую перед  де Реналем, смерила его презрительным взглядом и скрылась в глубине лавки.
- Чудное местечко. – Пробормотал Валин, выплюнув окурок в растекшуюся перед ним мутноватую лужу и, перешагнув через нее, продолжил путь, бдительно глядя перед собой, готовый к новым сюрпризам.
Задержался у одной из витрин, за плексигласовым стеклом которой, содрогаясь в конвульсиях и потрясая колокольчиком, давно уже не звонившим, трясся от металлического гогота… Санта-Клаус.  Краска на некогда румяных щеках облетела, кое-где еще топорщась уродливыми струпьями. Пыль, очевидно годами оседавшая в витрине, плотным слоем устлала все, превратив некогда белоснежные кудри куклы в серую, грязную паклю.
- Merry Christmas. – Прокашлял Санта-Клаус и вновь забился в механическом хохоте, зловеще подняв колокольчик. Валин отошел от витрины не сразу, заворожено глядя на замкнутый круг повторяющихся движений, начинающихся с пожелания счастливого рождества и завершающихся мотанием колокольчика из стороны в сторону. 
- Точно надо выпить… - Кивнул самому себе, вновь неспешно зашагав по тротуару. Лавки постепенно исчезли, их место занимали бары и грязные, смердящие ресторанчики. Народу на улице почти не было, если не считать группки людей у двери ночного клуба, который, судя по всему и был тем самым. Мелькнула знакомая светлая макушка. Валин подошел к немцу сзади и хлопнул того по плечу:
- Где потерял своего рыжего обожателя? – Поинтересовался, окинув изучающим взглядом стоящих неподалеку бородатых мужчин, затянутых в кожу. Один из них игриво подмигнул. - Мы адресом не ошиблись?


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » О прошлом и будущем » Королевство таиланд