Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты виконта


Комнаты виконта

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Спальня
Гостиная
Ванная
Так же есть "специальная" комната, оснащенная полным набором разнообразных игрушек.

2

Даниил бережено коснулся маленького шрама, едва заметного, на запястье левой руки. След, оставленный сестрой, был единственным украшением, которое он по-настоящему ценил. Он еще помнил, как тонкое лезвие ножа вспороло нежную кожу, и кровь легко выступила из пореза. Шарлотта хмыкнула, когда в его глазах появились слезы, и коснулась языком ранки,  слизав кровь. Может никто не замечал, но они с сестрой были действительно странными детьми. Он вспомнил, как кидали землю на крышку гроба и свой собственный дикий крик. С тех самых пор он заставлял кричать других, а сам едва мог шептать.
В комнате было холодно и Дан сделал знак слуге, чтобы тот закрыл окна, а еще лучше и задернул шторы. Немой послушался мгновенно, и Нил удовлетворенно заметил, что он не прогадал, когда брал парня в услужение. Тот служил ему с рабской покорностью, забросив свои собственные интересы. Парень был внебрачным сыном маркиза Тулле, и едва не погиб десять лет назад. Немой попал в плохую компанию, когда ему было тринадцать. Дан вытащил его, но парню уже отрезали язык и срезали кожу с бедер.  Он дал ему дом, и предложил помощь. Не смотря на почти фанатизм при службе виконту, у Немого никогда не возникало фантазий на тему отношений лорда и его самого. Он всегда выполнял для господина самые разные поручения, иногда покупал парней и тайно приводил их в Бернуар-мэнор, ждал долгие часы, чтобы проводить измученных шлюх в места их обитания.
Даниил поднялся с дивана и потянулся, ощущая, как разминаются мышцы и понял, что давно не был в спортзале. Тело требовало разминки, и Дан чуть улыбнулся. Усталость от работы не имела никакого влияния на него, всегда можно забиться куда-нибудь и отдохнуть от вида крови и хирургических инструментов. Но вот недостаток бокса и секса делали его злым.
- Приведи сюда невольника, Роз, и подготовься к работе, - бросил он слуге, направляясь в ванную.
Тот кивнул и накинул черный плащ, скрывая под ним свою непропорционально огромную фигуру. Сам Даниил скинул пиджак и закатал рукава у темной рубашки, щелкнул выключателем, и комната погрузилась во мрак. В темноте он чувствовал себя уютней, и всегда держал несколько малых ламп, чтобы обходиться без верхнего света.

3

Коридоры и лестницы  <<<

Поняв, что упрямиться, значит сейчас просто получить новые раны, а не умереть, Рауль неожиданно послушно пошел за мужчиной. Однако внутри у парня все кипело от гнева. Не лезь под удар, если можешь избежать его. Хитри, изворачивайся, крутись, уходи… Ищи момент для того, чтобы ответить. – Пронеслось в голове воспоминание об уроках отца.  Что же… Похоже – пришло все же время воспользоваться советом. Хотя давший его папаша сам поступил… Весьма нечестно. Рауль угрюмо усмехнулся. И тут же почувствовал, как на него пристально уставился чей-то взгляд. Оторвавшись от своих размышлений, Рауль поднял голову и столкнулся с глазами сидящего в кресле мужчины. Парень на миг удивился – неужели за своими мыслями он и не заметил, как его привели? Ренье напрягся, словно готовящийся к схватке зверь, и молча уставился в глаза виконта.

4

Даниил закинул ногу на ногу и внимательно посмотрел на невольника, которого привел Розье. Неплох, не в его вкусе, но безусловно хорош.
- Отлично, Рози, - кивнул он, - ты пока можешь не действовать, но принеси вина и немного сыра.
Немой кивнул, и выскользнул из  комнаты. Дан молча смотрел на парня, которого ему доставили, и со вздохом подумал: «Максималист, и явно нахал. Смотрит в глаза, и не собирается скрываться от меня. Может истерик…Хм…»
- Подойди и сядь в кресло, - мягко сказал Дан, решив, что нельзя сразу резко обращаться с этим юнцом.
В комнате царил полумрак, и из того кресла куда Даниил хотел посадить парня, виконта не было видно. Только очертания его фигуры. Вернулся Розье и поставил на столик пузатый кувшин с вином и тарелку с тонко нарезанным сыром.
- Как тебя зовут, мальчик?

5

Спокойный почти ласковый голос заставил парня напрячься  еще сильней. Он уже повидал таких – «мягко стелет, да жестко спать».  У Рауля был опыт, так что особо он не обольщался. Однако отказываться от предложения сесть не стал. Устроился на краю кресла, готовый в любую минуту вскочить. Положил скованные наручниками руки на колени, сжав кулаки.
– Как тебя зовут.. Сколько раз «общение», если это можно было так назвать, начиналось именно с этих слов.  И что было потом – тоже повторялось раз за разом.
Рауль устремил на виконта  ненавидящий взгляд.
– Какая Вам разница? Вы же все равно потом попытаетесь обозвать меня не так, как меня зовут на самом деле, а так, как Вам этого захочется. – Сипло, так как ошейник литой резины мешал даже дышать, не то, что говорить. Слова звучали горько и зло одновременно.  И напрягся, ожидая первого удара.  Но его не последовало. Может – аристократ решил поиграть?
Обернувшись на звук шагов, Рауль снова увидел мужчину, в котором уже определил слугу. Передернул плечами.  Рози, как назвал его виконт, производил ощущение силы. Если придется сопротивляться – Раулю придется туго  - это парень понимал прекрасно.  Но отказываться от борьбы не собирался. 
Ноздрей коснулся запах еды. И только тут парень понял – насколько же он проголодался, сидя в карцере. Живот тут же скрутило, челюсти непроизвольно сжались, задерживая во рту набежавшую слюну.  Показывать ему свою слабость? Черта с два – не дождется, чтобы я выпрашивал подачку. Парень упрямо тряхнул головой, брови сошлись на переносице, между ними пролегла складка.  Рауль крепко впился ногтями в ладони, так, что костяшки пальцев побелели. Потом, поняв, что это может быть расценено, как проявление слабости, слегка расслабил руки, сцепил пальцы в «замок» между собой.
Могло показаться, что прилежный ученик сидит перед строгим, но доброжелательным учителем.  Вот только впечатление портили тонкие, обернутые коричневым бархатом, наручники, охватывающие запястья «ученика», да ошейник, сдавливающий горло.

6

Даниил вскинул брови. Кусается, паршивец! И делает слишком поспешные выводы. Нил был жесток лишь тогда, когда ситуация выходила из-под контроля, но сейчас он был расслаблен и настроен доброжелательно. Дан видел, как парень конвульсивно дернулся, когда почувствовал запах вкуснейшего сыра. Нил улыбнулся уголками губ и кивнул Розье:
- Принеси немного овсянки на молоке, Роз.
Они вновь остались вдвоем, и Даниил вздохнул:
- У тебя плохое воспитание, мальчик. Я бы предпочел называть тебя именем, которым нарекли тебя родители, но если ты настаиваешь, - он ухмыльнулся, - я буду звать тебя так, как посчитаю нужным. Впрочем, у тебя есть еще шанс назваться, и не приобрести  гнусное прозвище. Например, Перрито, как тебе? Ты похож на щенка…
Говорил Даниил тихо, но был уверен, что мальчик его слышит. Вернулся Розье, держа в руках поднос. Помимо овсянки он взял мягких булочек и немного сладкого джема. Поставил свою ношу на столик у кресла, где сидел парень.
- Ты голоден? – Кивнул на поднос. – Поешь. Не хочу, чтобы ты грохнулся в обморок, если я решу немного поиграть. Или не хочешь?
Улыбнулся, но сузил глаза, замечая, как парень сжимает и разжимает кулаки. Он напомнил ему о мужчине, который был у него самым первым. Тот тоже сжимал кулаки, но он не был скован цепями, лишь долгом в тридцать тысяч фунтов. Даниил встал, оправляя черную, самую свою любимую рубашку, и снял перстень, кинув его Розье. Тот убрал украшение в шкатулку.
- Коли я не грублю тебе, мальчишка, то ты должен держать свой нрав в узде. Если ты не хочешь, чтобы дела вновь закончились карцером, - задумчиво, - или ты предпочитаешь быть в заточении?

7

-Меня зовут Рауль. Рауль Арман Леон Ренье. – Все так же глухо. В голове снова промелькнула тень надежды, что… вдруг все обойдется? Ага, жди, как же. – Ехидно одернул себя парень. Но по крайней мере то, что этот тип все же соизволил «проявить милость», как ехидно про себя отозвался о его действиях Ренье, звать парня по настоящему имени, несколько радовало.
Ощутив запах овсянки, принесенной слугой, Рауль не сдержался и зажал себе рот рукой. Он с самого детства ненавидел эту склизкую гадость, которой монахи в приюте каждое утро пичкали своих «воспитанников».  Однако есть хотелось уже просто дико. Так, что начинало мутить.  Есть в доме врага – против правил. Пронеслось в голове. Губы парня скривились в усмешке. Сейчас было не до соблюдений правил и не до гордости. Если он просто грохнется в голодный обморок – ничего хорошего не будет. Его снова изобьют, стража накормит насильно – уже в карцере. Взяв ложку непослушными пальцами – те чуть дрожали от голода – Рауль принялся есть. Старался не торопиться. И почувствовал, как горло сжимается, не желая пропускать дальше скользкую кашу. Парень сглотнул, затем сжал челюсти и выдохнул через нос – медленно и шумно. Если как следует настроиться – можно слопать и эту дрянь.
В следующий миг ложка выпала из пальцев, когда прозвучали слова виконта об игре и развлечении. Выпала, и упала на ковер, оставляя на нем след каши.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-09-24 03:22:15)

8

- Похоже, что твои родители обладали непомерным самомнением, - презрительно, - это, видимо, единственное, чем они обладали. А ты еще и маленькая неблагодарная свинья, Рауль.
Сокрушенно покачал головой и указал Розье на кашу, что заляпала ковер. Слуга кивнул и принес слегка влажную губку, которую впихнул парню в руки.
- Убери за собой, мальчик, не хорошо пачкать такие красивые вещи.
Собственно Даниил не был садистом в полном смысле этого слова, так как его останавливала собственная брезгливость. Он предпочитал использовать для своих утех незаменимого Розье, который тенью следовал за хозяином, исполняя все его поручения. Даже самые странные. Мальчик привередлив в еде, значит, карцер не научил его есть все, что ему дадут, а это плохо. Очевидно, гордость у юнца зашкаливает, и он будет сопротивляться, даже если ему сломают пару костей. Нет, калечить ребенка, это не его метод. Однако, и то, что его не успели сломать в этом заведении – это плюс ему. И минус хозяйским слугам. Дани чуть усмехнулся, подумав, что было бы, если бы Герман услышал его мысли. Нил не любил критиковать прилюдно, не потому что боялся конфликтов, скорее просто избегал лишних проблем, которые могли бы чем-то обременить его. Одной такой проблемой как раз стала его милая женушка – Анна, в девичестве Анна Эжени Варанс. Даниил раздраженно вздохнул: «Ох уж эти женщины!»
- Давай, давай, шевелись и убери за собой, мальчишка, почему ты до сих пор сидишь? – Чуть недовольно протянул Даниил, вновь усаживаясь в мягко кресло.

9

-… ты неблагодарная маленькая свинья.. – Эти слова и рассуждения о его родителях этого холеного аристократа настолько выбесили Рауля – разом и сильно – что парень в отместку чуть было не грохнул тарелку об пол. Или лучше – о голову этого высокородного выскочки. Это было бы неплохо – ошарашить такой выходкой и удрать. Ренье так бы и сделал, находись он, скажем, хоть дома у этого типа, а не в этом гребаном замке, откуда нет выхода.  Отсюда выход может быть только один – вперед ногами под белой простынкой. Однако ничто не помешало побледнеть и глухо прошипеть – почти по-змеиному.
– Вам никто не давал права отзываться так о моих родителях. Пусть они и не были слишком примерными родителями – особенно отец, по милости которого парень оказался здесь, но оскорблять их, а. тем более, память матери, Рауль не позволил бы никому.
Возникшая рядом фигура слуги заставила парня напрячься. Он почему-то уже понял – сам аристократ пачкать свои руки побоями не станет. А вот этот «медведь» - запросто.  Но слуга только молча протянул ему губку. Рауль машинально  стиснул губку в руке, затем разжал пальцы. Но не настолько, чтобы выронить предмет.  В общем-то, и в самом деле, раз он испачкал ковер, следовало бы убрать за собой. Но становиться на колени, наклоняться, вытирать пятно, при скованных руках -  это было унизительно. Слишком. Тем более – когда тебе приказывают таким тоном.  Парень сжал губы так, что они побелели.  Затем уже нарочито уронил губку рядом с ложкой. И тут же ткнулся носом в грязное пятно от каши носом, ощущая сжавшиеся на затылке сильные пальцы.  Розье, по мимолетному знаку хозяина, тыкал парня носом в ковер, словно нашкодившего щенка в лужицу.  Рауль почти задохнулся, так как ворсинки ковра перекрывали доступ воздуха, а в груди стоял ком. Парень забился, пытаясь вырваться, но немой слуга лишь сильнее придавил его к ковру. Согнутые руки упирались сейчас локтями в живот парня, а костяшки сжатых в кулаки пальцев натирал все тот же ковер.  Из глаз брызнули слезы бессильной злости. Затем его дернули за волосы, ставя на колени, но хотя бы поднимая лицо от ковра. Рауль с жадностью вдохнул воздух, чувствуя, как тот острыми иголочками покалывает легкие.  Торопливо провел тыльной стороной ладони по глазам, стирая следы слез - еще не хватало, чтобы этот аристократ подумал, что Ренье плачет от страха.

Отредактировано Рауль Ренье (2009-09-29 03:51:48)

10

- Вам никто не давал права отзываться так о моих родителях!
Парень окрысился мгновенно – никакого перехода от легкой злости к ярости. Даниил улыбнулся: «Какая несдержанность!». Ребенок сам дал ему право наказать себя. Нил с удовольствием смотрел, как ходят желваки, как глаза наливаются злобой, которую Рауль даже не пытался скрыть. Нилу нравилось такое состояние невольника, однако, он сожалел, что юноша так быстро дает ему повод для наказания. Играть с ним было скучно – никакой остроты, лишь мгновенное вскипание, и следующее за ним наказание. Тоска. Когда Розье сунул мальчишке губку, тот побледнел от ярости и, вероятно, возмущения. А потом демонстративно кинул губку на пол, показывая всем своим видом: «Ты меня рабом быть не заставишь!». Даниил презрительно улыбнулся и сделал знак Розье, чтобы тот немного проучил мальчишку, но не слишком сильно. Ломать его мгновенно не было никакого желания. Сильные пальцы медведеподобного слуги заставили Рауля втиснуться носом в ковер. Даниил знал, что сейчас чувствует невольник: невероятны смрад  грязи (пусть даже появившейся только что) достигал даже его ноздрей. Роз дернул юнца за волосы, ставя его на колени, а потом положил свои руки парню на плечи в знаке – ты не смеешь подняться. Даниил кивнул Розье, показывая, что удовлетворен наказанием.
- Похоже, ты еще не понял, что ты здесь никто, Рауль, - мягко заметил Дан, обмахиваясь платком, который спрыснул духами. – Прискорбно сознавать, что ты настолько глуп, что все приходится тебе демонстрировать. Сейчас мы с тобой проведем урок послушания, по окончанию которого, я надеюсь, ты будешь сознавать свое место в этом доме. Розье.
Рози криво улыбнулся и скрылся в одной из комнат – развлекательной – на несколько минут. Вернулся он, держа в руках небольшой саквояж, который поблескивал дорогой кожей.
- Мы будем учиться правильному обращению, и, конечно, тому, как ты должен вести себя в присутствии Хозяина, - улыбнулся Даниил.

Отредактировано Даниил (2009-09-28 00:27:55)

11

перенесено

Отредактировано Рауль Ренье (2009-09-30 01:10:49)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты виконта