Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Комнаты Пьера Горсуа


Комнаты Пьера Горсуа

Сообщений 41 страница 49 из 49

41

Пьер появился в гостиной раньше, чем слуга с новой рубашкой, но Франсуа так расслабился, что ему было уже откровенно плевать и на свой непотребный вид и на ноги на журнальном столе.
Увидев на лице хозяина комнат замешательство, он самым светским тоном осведомился:
-Все в порядке?
Потом все же подумал и убрал ноги со стола.
-Прошу прощения за бесцеремонность, мне понадобилась свежая рубашка. Как только ее принесут…
Дверь распахнулась и в комнату скользнула горничная с наглаженной рубашкой в руках. Украдкой взглянув на находящихся в гостиной мужчин, он без звука положил ее на спинку ближайшего кресла и испарился.
-Вот и она. – Моле широко улыбнулся, поднимаясь с места, подбирая с края стола свои запонки. –Не смею злоупотреблять гостеприимством.
Он вел себя спокойно и естественно, будто забежал к едва знакомому соседу, прячась от дождя, что бы обсохнуть и переждать непогоду.

42

Пьер опешив, замер не дойдя до ванной, но вскоре взял себя в руки и смог кивнуть в ответ на вопрос.
Конечно в порядке. Если бы что-то было не так... Он молча слушал и смотрел. Смотрел, как его нечаянный гость убирает ноги со стола, как открывается дверь, как входит прислуга с рубашкой. Нужно было что-то сказать, но у Пьера как всегда при волнении все слова упёрлись рогом в горле и не хотели вылетать. С огромным, почти титаническим трудом он выдавил их.
- Просто не ожидал увидеть Вас, мсье Моле. Думал Вы ушли, забыв... Простите. - он снова смутился, сделал неверный шаг в его сторону.
Всё верно. Всё, как ты и думал. Забудь. И отпусти.
Ещё шаг к нему и ещё. Пьер остановился прямо напротив него, поднял глаза, понимающие. Всё же он был чуть расстроен, но совершенно ясно понимал, что меж ними был только секс, игра, в которой оба получили удовольствие. Да, Пьер не сможет теперь забыть его, его жгучие глаза, его тело, его фигуру со стеком над собой, даже его вкус. Первый мужчина, сумевший настолько его распалить, что он забыл сам себя, выбросил из головы все свои сомнения насчёт своего безумия и убедился в своей пассивной роли действительно получив удовольствие от неё.
- Позвольте, я помогу Вам с запонками? - тихий тон всё понимающего человека, немного грустный, искренний.
Хоть эту малость напоследок дозволь мне. Кто знает как повернётся жизнь. Может быть здесь ты придёшь ещё не раз. Может быть... А там... там наша встреча невозможна. Там я другой. Совсем другой, сеньор Франсуа.
Пьер вдруг улыбнулся. Кто знает, как оно там повернётся. Ведь он только приехал и Франсуа вполне мог прийти на чашку кофе. Он спросит, обязательно спросит его, но сейчас нужно было помочь привести ему себя в порядок и идти в душ.

43

-Не стоит беспокойства. – легкомысленно ответил Франсуа, убирая запонки в карман, подворачивая  рукава. Он быстро застегнулся, заправляя полы рубашки в брюки, взглянул на замершего у двери ванной Пьера, как бы спрашивая, нормально ли он выглядит, пригладил ладонью волосы.
Потом стремительно приблизился, заглядывая в синие глаза. На самом деле, в какой то миг, ему захотелось обнять молодого человека, прижать сильное красивое тело к себе, что бы убедиться, что  все произошедшее не приснилось, но Моле сдержал глупый сентиментальный порыв, и лишь легко провел кончиками пальцев по щеке Пьера.
Неуверенная улыбка невероятно украшала его лицо, поэтому Франсуа еще несколько секунд смотрел на своего случайного любовника, будто желая запечатлеть в памяти, потом развернулся, и, махнув на прощание рукой, вышел.

====> комнаты Франсуа Моле.

44

Тепло его руки, его взгляд, несколько иной, мягкий, словно искрящийся чёрным золотом. Стремительный его порыв приблизиться, погладить. Пьеру так хотелось прижаться к нему сейчас, зарыться носом в крахмальной рубашке на его груди, но нет. Этого так и не случилось. Нежный жест на прощание и взмах руки у самой двери. Он вышел, а Пьер остался стоять нагишом у дверей ванной комнаты, с нежностью думаю о нём.
Франсуа... Ты ведь можешь быть не только холодным, ты можешь быть и горячим, страстным огнём. Глаза не врут, в них вся правда...
Он медленно повернулся к дверям ванной. Улыбка так и не исчезла с его лица. Чёрт его знает на что он надеялся, но настроение было хорошим, даже несмотря на расставание.
Пьер залез в ванную и включил воду, расслабленно глядя, как она заполняет его ступни, поднимается по голеням, щекоча живот. Он прикрыл глаза, ощущая тепло, омывающее слегка припухшую в местах ударов кожу. Блаженство... Лежать в ванне и думать о том, что не сошёл с ума, о том, что произошло и о том, как с этим можно жить дальше. И ещё о том, что возможно он скоро уснёт и впервые его не будут терзать эротические кошмары, после которых хочется рвать и метать, биться головой и, с гулко ухающим в груди сердцем, заниматься онанизмом, чтобы сбросить напряжение. Теперь он знает, что ему нужно и можно расслабиться. Он улыбнулся себе ещё раз и нырнул с головой под воду.

45

Через час Пьер вылез из ванны и, высушив и уложив волосы, пошёл в комнату. Собрал костюм, сунул его горничному, чтобы привели в порядок. Оделся в чёрную майку и джинсы, и решил провести вечер в приятном ничего не делание. Дать отдых телу и душе, в ожидании возврата отчищенного костюма от пятен кофе на нём.
Странно и спонтанно. Так не бывает, но так случилось... Может чуть позже я переоденусь и схожу вниз, посмотрю, что там да как... Может даже потанцую...
Он переключил вещавший хрень телевизор и развалился на диване, глядя какое-то старое кино и улыбаясь довольно.
Как же всё-таки хорошо... Нет, Пьер, ты определённо не сумасшедший. Ты просто другой, чем представлял себе самого себя всю жизнь. Ты до тридцати годов строил из себя супермена, отказавшись от карьеры врача, играя со смертью и позиционируя себя сильной личностью, ведущей активный образ жизни даже в постели. Ты всегда был сверху и у тебя даже и мысли не возникло, что нужно попробовать как-то ещё... С пупсиками? Нет! Только не с ними! Вот чёрт...Где пупсик, а где Франсуа... Нашёл с чем сравнить, придурок...

46

Пьер наконец собрался, отыскав себе следующий наряд по деталям в своём объёмном чемодане. Камзол, перчатки, жабо на броши, шляпу и белый парик, маску. Натянул на ноги высокие чёрные ботфорты и такой же чёрный плащ. нижнюю часть лица он оставил приоткрытой, впрочем ему это ничуть не мешало. Узнать его здесь было некому и он, довольный собой, к ночи был полностью готов. Сознание его продолжало изменяться постепенно. Дневная сцена с Франсуа к вечеру лишь укрепила его во мнении, что он, в костюме графа вполне может быть тем, кем желает. Желание с новой силой толкало его на поиск приключений в Вертепе. Пару часов сна было отличным отдыхом и Пьер чувствовал себя бодрым, как никогда ранее. Он неторопливо прошёлся по комнате, сделав несколько поворотов и направился к дверям.

-------) Бальная зала. Бальная зала

47

Восточная комната.

Распахнув двери, боец вошёл в комнату. Времени на сборы почти не осталось. Пока он разобрался в каком направлении ему бежать, пока стянул с себя камзол, пока отыскал чистую майку, трусы, джинсы. Наскоро ополоснулся в душе, не имея желания вызывать потягивание носом у Мара и ехидную ухмылочку на бледных губах, сдобренную порцией язвительных подколок. Самолёт... Куда к чертям надо лететь, чтобы отмазаться от боёв, навязываемых группировкой Дожей? Если бы его агент не упомянул шантаж, фиг бы Пьер куда собрался. Можно было послать к чертям журналюг и телевизионщиков, послать любую другую группировку, но коли Марионе дозвонился до него и заказал билеты и машину, дело было серьёзным. Тут даже и думать было нечего чтобы отключить телефон. В этом случае Мар вполне мог прикатить лично и вывести его под белы руки с яростью в лице. Доктор - всего лишь отмазка, за которой были твёрдо скрыты неприятности. А вот какого рода, это уже вопрос. Либо Мар и впрямь желал подвергнуть его какой-то грёбаной процедуре, чтобы объявить о его временной нетрудоспособности, как бойца. Как бы там ни было, Гор собирался в считанные минуты. И бросив чемодан и всё, что прибыло с ним, он прихватил лишь самое необходимое и куртку. Настрой заниматься сексом прошёл окончательно, сменившись тихим подозрением, что теперь его ждёт церебро-спинальный секс и пара часов дороги в неизвестность, сопровождаемую звонками агента...

Автомобильная стоянка.

Отредактировано Пьер Горсуа (2010-06-03 00:35:48)

48

-----) Автомобильная стоянка.

Как он открывал двери, чертыхаясь с ключом и как зашёл внутрь, в знакомую уже комнату, напоминающую сейчас номер дорогого мотеля, где постарались горничные, Гор ощущал смутно. Состояние лимона с лапками не отпускало. Во рту было сухо и первое, что он сделал - напился воды прямо из под крана в ванной, машинально бросив сумку на диван по дороге. Свежесть прокатилась по нёбу, смывая гадкий привкус во рту. Опять же машинально Гор взял в руки зубную щётку и принялся чистить зубы. Сполоснув рот, снова жадно нахлебался воды и вышел в комнату, стаскивая с себя куртку и бросая её на диван. Пошарил в кармане, доставая сигареты и зажигалку и, прихватив со столика пепельницу, подошёл к окну. Распахнул его. В лицо дунуло осенним воздухом, холодом ночи... Щелчок зажигалки, лёгкий дымок, выпущенный в окно... Сон чуть отступил. Хотелось кофе, но глухой ночью распивать бодрящий напиток было не разумно, поэтому мужчина просто курил, думая о том, что надо бы было как-то мягче расстаться с любовником. Не по телефону... Тяжесть разрыва, истерика в трубке, обвинительные слова... Всё это хорошо за четыре минуты до выхода на арену, но, мать твою, плохо для "пупсика", с которым он довольно резко разорвал связь. И всё же Гор чувствовал себя свиньёй. Дым улетал в окно, а он прислушивался к себе. Больно ли ему оттого, что так произошло? Нет. Значит и жалеть незачем. Так случилось и довольно. Не то время, не то места для выяснения отношений... Нежелание играть больше в игры с самим собой и притворяться, что мальчик ему нужен. Не нужен. Он сволочь, которой никто не нужен для любви. Он не умеет любить, не чувствует того, что чувствуют, когда любят. Секс, бои, красивая кукла рядом, со своими чувствами, конечно же, но не с его... Сегодня один, через неделю другой и все, как на подбор - симпатичные, глупые, манерные. Верх жеманства и притворства. Может быть они оба знали, что это всего лишь игра... Глупая игра в подобие отношений на публику. Надоело. Устал.
мужчина выкинул окурок в окно и прикрыл его. Медленно прошёл в спальню, падая на кровать спиной. Скинул кроссовки, расстегнул джинсы, стащив их с себя и забрался в кровать.
К дьяволу.
Он даже не зажигал свет. Просто лежал в темноте, глядя на потолок в тишине комнаты до тех пор, пока глаза не сомкнулись, проваливая его в тяжёлый муторный сон...

49

И ему снова снилось что-то тяжёлое и муторное, выносящее все его чувства на срыв. Он снова бился в крике и рвался из цепей, а затем разбивал руки о каменные стены до крови и гомонящая толпа уродцев тыкала в него пальцами, а он униженно прятал голову в голых коленях, съёживаясь под их безумными взглядами. И снова пронзительные голубые глаза в темноте, словно у демона, выжигали льдом его душу и он забился от ужаса в дальний конец кровати, глядя, как чёрные щупальца тянутся к нему, ползут по одеялу, как они, словно пиявки прилипают к коже, набухая его кровью и как истошный крик разрывает тишину комнаты... Мгновение и мир перевернулся. Затылок больно приложился к чему-то крепкому и Пьер резко сел, держась руками за голову.
В висках пульсировало, голова болела так, что сил не было дышать... В горле саднило и дыхание с хриплым свистом вылетало из груди. Сердце колотилось, словно безумное, стуча в грудную клетку как после длительной и утомительной пробежки.
Дыши. Просто дыши. Это просто кошмар. Дурной сон. Господи, когда ж это кончится, а?
Мужчина протёр глаза кулаком и тяжело дыша, упёрся рукой в пол. Слететь с кровати во сне было нормой. Каждое утро он оказывался на полу.К счастью в его комнате был мягкий ковёр, но не достаточно мягкий, чтобы не приложиться головой о кромку кровати.
Очередная шишка. Когда-нибудь я просто убьюсь во сне. Зато никаких больше кошмаров...
Он тяжело поднялся с пола, потирая ушибленный затылок и сел на кровать, уперевшись локтями в колени. Ладони закрыли лицо. Ему нужно было подумать и что-то сделать с этими пробуждениями. Что-то, что даст ему хоть одну ночь спать спокойно без этих делирических снов...


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Комнаты Пьера Горсуа