Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прилегающие к замку территории » Автомобильная стоянка


Автомобильная стоянка

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

2

Симон добрался до Замка лишь к вечеру пятницы, начав путешествие ранним утром в четверг. Он вжимал педаль газа до упора, и его ламбарджини со свистом преодолевала один крутой поворот витой горной дороги за другим. Радостно улыбаясь, предвкушая долгожданную забаву, он то и дело поглядывал на сидящего рядом Луи, камердинер вцепился пальцами в собственный ремень безопасности и взирал прямо перед собой со спокойным выражением лица, заметно холодея при каждом новом повороте.
Припарковав автомобиль на стоянке, Симон резво выскочил из салона, жадно вдыхая носом душный вечерний воздух и осматриваясь, демонстрируя всем своим видом крайнее нетерпение. Потоптавшись на месте, словно каждую секунду порываясь бегом ворваться в Замок, он обернулся к бледному камердинеру, который обмахивался носовым платком, стараясь побороть подступивший к горлу приступ тошноты.
По левую руку открывался вид на прекрасный парк,  раскинутый  по  очень неровной местности и приятно радовавший  взгляд  всем  разнообразием,  какое могут явить  лужайки, деревья и клумбы, распланированные с  удивительным изяществом не столько  искусной  рукой  человека,  сколько  самой  природой.
Дальше местность постепенно поднималась и переходила в  гребень  диких  гор, вершины которых скрывались в облаках.
- Комнату Луи! Комнату! – Велел он, собственноручно доставая из багажника чемоданы, шокируя этим поступком прислугу, которая уже вышла навстречу новым гостям, но еще не успел подойти и принять у них багаж.
Камердинер кивнул, уверив своего господина, что все будет исполнено сию секунду, что он сам уладит все вопросы с администрацией.
- Только прошу тебя, Луи, побыстрее. – Симон улыбнулся, сложив руки в шутливом умоляющем жесте и поспешным шагом двинулся по направлению к центральному входу в замок, иногда останавливаясь, что бы поприветствовать знакомых ему гостей.

Апартаменты VIP-гостей » Покои господина де Реналя

Отредактировано Симон (2009-09-17 16:18:23)

3

Достаточно долгое путешествие по злачным местам разных стран слишком быстро наскучили - бедные, неухоженные, готовые на всё, вплоть до убийства, лишь бы в карманах оказалось больше денег, шлюхи вызывали тошноту, а это место - место, что воплотил из сказки в жизни друг, давало надежды на что-то новое и незабываемое. Хотя бы на первое время, а потом можно придумать что-нибудь еще.
Такси доставило Роксану к зданию и девушка, подтянув высокие сапоги, выбралась из машины, нетерпеливо дожидаясь, пока на встречу выйдут слуги и возьмут ее чемоданы.
Всё здесь дышало дорогими вещами и деньгами - даже камни, что лежали под ногами были не дешевой галькой, даже деревья столь искусно подстриженные говорили о богатой благодарности мастеру.
- В мою комнату. Быстро. - махнув рукой и не удосужившись убедиться что сделают с ее вещами, отправилась внутрь.
Взгляд блуждал по стенам, выискивая недостатки, но их не было - это было идеальное здание с идеальным оформлением и вкусом.
"У тебя всегда был хороший вкус..."
Уголки губ растянулись в улыбке и каблуки быстрее застучали, стремясь в комнату главного хулигана этого здания.
"Интересно, узнает ли он меня? Или всё еще помнит того женственного, но мальчишку в широких штанах и огромной рубашке?" - воспоминания о знакомстве нахлынули волной, но так же быстро покинули разум, давая место реальности, - И как он отреагирует? Мой обожаемый котенок.
Остановившись перед заветной дверь, Роксана замерла и с придирчивостью осмотрела себя, стряхнув с юбки несуществующую пылинку, постучала костяшками пальцев.

» Прочие помещения замка » Лестницы и коридоры

Отредактировано Рокси (2009-09-19 23:11:43)

4

Такси привезло его в замок и Пьер, расплатившись, отослал машину прочь. О своём визите он предупредил парой дней ранее по телефону и не беспокоился, стерев из памяти телефона эти звонки. То же чувство сохранения личной свободы продиктовало нанять такси и приехать сюда именно в нём. У него была машина и личный водитель по расписанию возивший его в клуб и в другие места, но эту часть своей личной жизни Гор решил оставить под покровом тайны. Несколько дней или месяц вдали от родного города, с полностью оборванной связью. Мобильник он нарочно оставил дома, полагая, что здесь ему пригодится совсем другой, новый аппарат с новым номером, который он приобрёл по дороге. Достав зонт из рюкзака, Пьер направился к замку, вдыхая сырой ночной воздух полной грудью и пьянея от этого. Гроза приносила свежесть, и если бы не проливной дождь, то было бы совсем шикарно. Ночь радовала всполохами далёких молний и громом. Пьер всегда любил грозу, отмечая лишь один недостаток - сырость. Быстро раскрыв зонт, Пьер огляделся. Природа, тёмный парк, горы вдали, всё это вызывало в нём приятные воспоминания о детстве, почти безоблачном и по-большей части проведённым на улице среди ароматов акаций. Ровные камни под ногами уверенно вели его ко входу, а лужицы он аккуратно переступал, не желая вымокнуть до нитки. Из вещей у него с собой был лишь чемодан и рюкзачок за спиной с милыми сердцу безделушками. В чемодане же лежала его одежда на все случаи жизни. Он быстро взбежал по ступенькам ко входу, кивнув слугам и демонстрируя своё приглашение, присланное ему лично по почте. Без лишних вопросов слуги впустили его внутрь.

Чего же он ждал от этой поездки? Наверное смены обстановки, где ни один его пупсик не достанет его. Он всё ещё надеялся на то, что здесь будет возможность купить себе опытного невольника и хоть на одну ночь попасть в зависимость его сильных рук. Исполнить мечту, что мучила его ночами, мешая спать и вызывая раздражение днями, вызывая его истинную ярость на ринге. Но что было хорошо для работы не годилось для отдыха. А расслабиться он хотел. Боялся, но чувствовал, что сойдёт с ума, если не выполнит свои грёзы. Просто сойдёт с ума от чувства неудовлетворения и никакие нежные объятия пупсиков и котиков не спасут его от собственных глубоко завуалированных активным образом жизни желаний.

Обернувшись, словно его что-то остановило, Пьер сделал жест слугам подождать его и снова выскользнул назад на улицу, заметив, что обронил очки, привешанные на рюкзаке за спиной. Вещи и зонт он оставил в холле.

Они так и лежали на пороге, посвёркивая стёклами в свете фонарей. Он наклонился за ними и поднял. Куртка не спасала от косых струй и он задумался на миг, стоя под дождём и глядя в темноту, любуясь дорожками молний, прорезавших небосвод на миг и снова погружая мир в темноту ночи.

Отредактировано Пьер Горсуа (2009-10-03 01:36:52)

5

Пока Кристофа везли к замку, он не терял времени даром, занимаясь духовным обогащением. Вооружившись ручкой и делая пометки на полях, он уже дочитывал Фромма, невольно удивляясь, что к концу книги в ней стало на одну треть больше текста. За окном была гроза, и шум струящейся по стеклам воды, создавал уютную для работы атмосферу. Впрочем, дочитать ему не дали, так как впереди забрезжили огни замка, завлекающие в свои тонкие сети запретного наслаждения. Слушая шуршание гравия под колесами авто, Кристоф престал думать о философских измышлениях старого немца, и замер в предвкушении развлечений замка. Книга была убрана в сумку до лучших времен.
Шофер услужливо открыл дверь, подавая зонт, который мало спасал во время такой грозы, но, по крайней мере, пройдя путь от автостоянки до замка, Кристоф не будет похож на мокрую дворнягу. Сегодня был маскарад, устраиваемый владельцем Вертепа, порочный и демонический, в котором он собирался принять участие. Он невольно залюбовался буйством стихии и всполохами молний, освещавших низкие тяжелые тучи, и воскрешавших в памяти библейскую историю о Содоме и Гоморре. Следующей мыслью было то, что Богу давно наплевать на детей своих, сколько не обращай на себя Его внимание неблаговидным поведением.
Внимание Кристофа привлек человек, выбежавший под дождь без зонта и наклонившийся за каким-то предметом, лежавшим на земле. Но, разогнувшись, безумец не бросился к гостеприимно открытому входу, а замер, наблюдая за творившимся в небе беспределом. Судя по количеству обеспокоенных слуг, выглядывающих с крыльца, человек был либо клиентом, либо еще какой-то важной особой. Кристоф задумался и, подойдя ближе, решил начать диалог:
- Уважаемый, в такую погоду оставаться без зонта не желательно и, наверное, не совсем комфортно. Мой зонт достаточно большой для нас двоих.
Предложение делалось не из-за человеколюбия, а скорее из любопытства. Лицо незнакомца в неверных отблесках света фонарей, казалось смутно знакомым, а Кристоф не любил чувства де жа вю.
- Меня зовут Кристоф д'Орсини. Можно просто Кристоф.

====) холл и общие залы>> Парадный вход, холл и лестница

Отредактировано Кристоф (2009-10-03 02:59:35)

6

Новые гости глухой ночью. Пьер видел подъехавшее авто и человека, вышедшего из него. Он довольно быстро пересёк небольшое расстояние до дверей и Пьер уже было посторонился, чтобы пропустить его, как вдруг мужчина заговорил с ним. Повод у него действительно был. Гор и сам чувствовал себя немного идиотом, стоя под хлещущими с неба потоками воды и взирая на безумство погоды. Он чуть наклонил голову в сторону прибывшего незнакомца, изучая настороженным взглядом. Нет бы выдавить из себя "очень рад" или "счастлив знакомству", но он только кивнул в ответ. Однако рот таки раскрыл, чтобы представиться.

- Пьер Горсуа. - низкий голос с чуть хрипотцой, слова, словно еле выбитые из горла. Гор тряхнул вымокшей головой и не стал возражать против зонта, лишь повёл плечами. - Гор. Люблю грозу...

Тут же подумал, что зря сказал это, ибо нет дело никому до того, что Гор любит, или чего не любит. Мсье приехал на маскарад и проявил вежливость, осведомившись, что такой мужественный мужчина делает ночью без зонта под проливным дождём. Резонно было бы сказать, что он тут мокнет. Смутившись окончательно, Гор распахнул перед незнакомцем двери, отпугнув слуг. Свет холла осветил мелкие шрамы на костяшках, когда его рука ухватила дверную ручку.

- Лучше в дом. Теплей и не мокро. - изъясняться Гор не умел, но жестом продолжил свою мысль, приглашая войти мужчину. Впрочем мокнуть дальше Гор тоже не собирался. Романтичный насморк с утра мог испортить ему планы, а планов у него было много и он совсем не горел желанием слечь с температурой во время своего первого за эти годы отпуска.

http://vertep.mybb.ru/viewtopic.php?id=55#p8039

Отредактировано Пьер Горсуа (2009-10-03 04:21:57)

7

Погода в этот день выдалась не самая удачная для поездки, но Доминик уже всё решил. Он сам водил машину и поэтому закинув сумку на задние сидение, сел за руль, включил любимую музыку и отправился в поместье. Молодой человек помнил, что произошло там в прошлый его визит и лелеял надежду на продолжение, ведь тогда всё было настолько прекрасно, что до сих пор мурашки пробегали по спине при одном только воспоминании.
Дорога была скользкой и Доминик сосредоточил в данный момент всё свое внимание именно на ней, забыв на время о своих воспоминаниях и желаниях. Но вот за поворотом показались ворота, открывшиеся как только он подъехал. Загнав машину на свободное место, молодой человек заглушил мотор, но выходить из машины не спешил. Воспоминания с новой силой нахлынули на него, как только он увидел вход в поместье. Он словно заново переживал то приключение, которое началось и закончилось так внезапно. Тогда он даже не спросил мужчину о его имени, не представился сам, хотя мужчин видимо был осведомлён о том, как его зовут.
Доминик барабанил пальцами по рулю в такт мелодии, звучавшей из динамиков и смотрел прямо перед собой. Дождь лил, как из ведра, размывая здание перед ветровым стеклом. Дворники не работали и ничего не мешало ручейкам воды спокойно бежать по стеклу.
Но надо было выходить, не сидеть ведь в машине всю ночь в ожидании окончания грозы, так можно пропустить много интересного, того, зачем он сюда ехал. Ник достал большой зонт с заднего сидения, заблаговременно туда положенный и открыл дверцу. В машину тут же ворвался ветер и дождевая пыль, волосы моментально стали влажными и молодой человек поспешил распахнуть зонт, чтобы не промокнуть окончательно.
Вытащив с заднего сидения сумку, он перекинул её через плечо, запер машину и направился ко входу. Задерживаться на пустой стоянке не имело никакого смысла.

8

Отец Ионы всегда говорил, что начинать новые деяния следует утром - на свежую голову, когда еще никто не успел совершить их до тебя.
В общем-то Гольдман младший так и планировал поступить, если бы не несчастливое стечение обстоятельств - самолет из Лондона задержали почти на восемь часов, из-за чего он не только не прилетел в Париж рано утром, но и застрял в дичайшей пробке, выезжая из него, дабы добраться до Вертепа. В итоге он опоздал на все на свете. Пожалуй, если бы он приехал еще раньше, то маскарадный костюм пришлось бы позорно одевать на заднем сидении черного Рендж Ровера, но получаса, который он выхватил из дороги, дабы заскочить в первый же придорожный отель, оказалось достаточно, чтобы полностью облачиться в точную копию платья Марии Антуанетты с одного из ее портретов. Жалость, что партному пришлось додумывать некоторые детали, например, как выглядел подол и туфли, но в сущности Ионе не хватало разве что позолоченной рамки вокруг себя, дабы полностью соответствовать выбранному образу.
"Пусть едят торт!"
Злые языки. Безусловно, идиотов во все времена было достаточно, но едва ли эти слова были большим, чем глупая выдумка. С другой стороны, больше, чем деньги, Иона любил узнавать слухи о себе самом. А их было предостаточно. Особенно прекрасен тот факт, что большинство из слухов было чистейшей правдой. Только вот люди считали это... да-да, не больше, чем выдумкой и последствиями игры в сломанный телефон. Не может ведь такой уважаемый человек спалить живьем кого-то у себя дома?..
Иона поморщился, глядя на мокрую дорожку, ведущую ко входу. Впрочем, предусмотрительный водитесь достал из багажника рулон прозрачной пленки и зонтик-трость. Как он умудрился оперировать сразу двумя предметами - загадка, которая Иону зачаровывала. Люди, полезные хоть в чем-то, имеют право на то, чтобы их уважали.

» Бальная зала

9

Уже сама дорога навевала мысли о перемещении во времени. Тайлер сожалел, что большую часть времени  им пришлось ехать  в полной темноте.  Впрочем, провести  несколько часов, прижавшись к спине Мариоса,  само по себе весьма приятно.  Последний отрезок пути молодые люди  проделали по лесной дороге. У Тайлера, который  никогда не считал себя боязливым,  разыгралось воображение. Все время хотелось оглянуться. Но он знал, позади сплошная тьма,  а впереди, выхватываемая светом мощной фары, уходящая вверх по склону, дорога в неизведанное. Путь из реальности в зачарованный мир.
Когда же они оказались на ярко освещенной и вполне современной парковке, Тайлер даже слегка разочаровался.  Но когда он слез с мотоцикла и снял шлем, пытаясь разглядеть, где же на фоне темного неба заканчиваются очертания замка, он попросту оторопел. Представшее пред взором зрелище оправдало все самые  фантастичные ожидания. Так и застыл, запрокинув голову и не обращая внимания на довольно сильные порывы ветра, растрепавшие ему волосы и норовящие забраться под куртку, пока Мариос не подтолкнул его плечом.
- Интригует? Меня не меньше.
Вышедшие навстречу новым гостям швейцары если и были удивлены, увидев вместо авто спортивный байк, виду не подали. Из багажа у молодых людей оказалась только дорожная сумка, перекинутая через плечо блондина. И пока он стоял и осматривался по сторонам, его темноволосый спутник забрал у него и эту  ношу, ясно дав понять, что ни в чьих услугах они не нуждаются.

10

Карта, приложенная к письму, уведомившему о том, что месье Сани-Аббас-Халим  Лефевр принят на работу в особняк "Вертеп", оказалась очень точной. Заблудиться не удалось. И выделенного самому себе запасного часа, молодому врачу просто не понадобилось. Можно было бы побродить по округе в ожидании назначенного в приглашении времени. Потом передумал, осознав, что понятные и четкие инструкции закончились на этом самом месте.
Письмо, подписанное неким месье Г. Р. де Вилем, давало понять где его ждут, когда и как до этого "где" добраться. И судя по тону этого письма, лучше  вновь принятому сотруднику, не опаздывать. Ну опоздать-то удалось. Теоретически. Так как, куда ему теперь идти Лефевр представлял крайне смутно.
Вот теперь и будет куда лишний час убить. Хорошо, если его еще и хватит, - подумал молодой человек, оглядывая замок и оценивая свои возможности в прочесывании этой махины в поискать неизвестного пока работодателя. Впрочем, раз у него такое огромное поместье, то должна быть прислуга, у которой можно будет поинтересоваться дорогой. В крайнем случае. Если сам не справлюсь.
С такими мыслями Сани выбрался из машины, достал небольшую сумку, в которой было все нужное, по мнению не любившего излишества юноши. Поставил машину на сигнализацию и двинулся в замок.  Миновав пустующий Главный Хол и не обнаружив никого за стойкой с надписью "Ресепшен" Сани отправился на осмотр замка.

» Апартаменты владельца поместья » Кабинет

11

Комнаты Пьера Горсуа.

Такси ждало, сияя полированным боком в свете окон Вертепа. Свежий воздух, небо чёрное, усеянное звёздами...
Пьер вышел незаметно, как ему казалось. Быстро дошёл до машины, хмуро глянув в равнодушное лицо добротного водилы, жующего жвачку. Трудно было бы ошибиться, видя на стоянке ночью всего одно такси.
- Мсье Горсуа? - красноватые глаза водилы пристально смотрят на его лицо, желая убедиться, что клиент тот. Гор кивнул. Дорога в старую жизнь всегда начиналась с молчаливого кивка головы...
  Распахнув дверцу, Пьер загрузился внутрь и одёрнул куртку. Злость слегка поутихла. В конце концов он уедет на пару-тройку часов. Может быть когда он вернётся, его более и не сдёрнут. Спать не хотелось. Такси стронулось с места, шурша колёсами и плавно покатило по гравийной дорожке в сторону лесополосы увозя клиента в ночь. На несколько часов, или дней, кто знает...

12

>>>>>>>>>>>>>>>>>>Ресепшн

Стилизованные "под диккенса" шестигранные фонари на автостоянке губили рассеянным мертвым  осеннее звездное небо сквозь листву. Только ветер с коричным запахом проморенной бочки не лгал, дарил черную и твердую уверенность в том, что все исполнено на земле.
Лувье переплатил нарочно, чтобы дали возможность выбрать. Полюбовался на грациозную  "Chevrolet Corvette ZR1" цвета темного серебра, почти без пробега, только только с конвейера - как голая атласная  Афродиточка из сперматической пены  - парк автомобилей в Вертепе, как и устрицы из Остенде и мальчики из Туниса были отменные, по новейшим каталогам. Полюбовался, но не более, как на вылощенную манекенщицу- хороша Жанетта, но мне милей не эта.
Выбрал быстро - БМВ X6, темно-синий внедорожник, отлично маскирующийся под спортивную тачку, маневрен, и главное, главное... Но по лицу его нельзя было понять, что было главным в эту сентябрьскую погожую, хоть и ветреную ночь.
Громадина поместья щерилась желтыми перекрестьями освещенных изнутри через одну летящих полукруглых рам, бродили по пылающим анфиладам невнятные скомканные, как в неряшливом театре теней, фигуры. Встречались, раскланивались, соединяли руки, соединяли бедра.
По безукоризненному асфальту ветер гнал горсть липовых листьев, взвихрил винтом, бросил в лицо, как пригоршню фальшивых грошей.
Свежий, как с рекламной открытки, шофер - только что вступивший в ночную смену, курчавый приземистый здоровяк в форменной чуть старомодной куртке-кожанке, не хватало только стрекозиных очков поздоровался с сильным испанским акцентом.
Лувье еле заметно кивнул, смерил "служивого" взглядом  вскользь. Шофер, которого он тут же поименовал про себя "Хуанито", привычно похвалил выбор, поиграл шемаханскими ресницами с томными холодными повадками продажного жопошника, из тех, что кучкуются вечером в пятницу у станции метро "Опера" в Париже целыми ватагами - никакого гей-парада не надо - каждый на этом "параде" генерал, пробы ставить некуда. Лувье меланхолично охлопал его по упругой, как силиконовая сиська, ягодице, оскалился многообещающе. Шофер приоткрыл перед Марго заднюю дверцу.
Лувье, чтобы не спугнуть дичинку, не протестовал и последовал за ним, хотя сначала хотел сесть рядом с водительским креслом.
В салоне стоял свежий запах девственного кондиционированного автомобиля, респектабельный такой душок , как хрусткая пачка купюр только со станка, утробное, почти невероятное бытовое наслаждение, будто давишь пупырышки упаковочного полиэтилена из коробки дорогой техники или нюхаешь разворот свежекупленного бестселлера высокой печати.
Лувье опустил оконце, закурил, откинулся на спинку сидения.
Мертвые фонари за окном, косо забросанные листвой. Пьяные вишни ранней осени. Всему конец.
Шофер занял свое место. Поерзал. Ах, ты залетный мой. Прелесть двадцатых годов. Шоффэр, трогай, едем к цыганам!
Укромно заворчал двигатель. Вспять поплыла за окнами автомобиля живая изгородь стоянки, громоздко попятились с виду незыблемые, а на деле полупрозрачные стены поместья. Лувье понимал, что нерадивый дежурный не пробьет его подложное имя по базам, Вилли Ли... Кто такой Вилли Ли? Кто такой Луи Лувье? Господин Никто.  А роза пахнет ароматизатором идентичным натуральному, хоть розой назови ее, хоть нет...
Милый, милый, милый Вилли,
Как же вы солгать мне так могли?
Вы когда нибудь кого нибудь любили?
Вилли Ли?

По правую руку Лувье сумка с темной неведомой ношей, живой в смерти своей,  по левую руку тихо дышал  Марго. Невольно Луи  коснулся бедром колена юноши - опять таки без намеков и экивоков, просто наконец-то позволил себе расслабиться, расстегнул пуговицу пиджака.
Автомобиль вырулил на выездную липовую аллею - стриженые шарами кроны опутаны были ресторанными радужными гирляндами подсветки.

Медленно накручивая темп гулевых вурдалачьих огней, серебристых лип и болотных садовых куртин  плыла в лобовое стекло тысяча вторая ночь.
Авто притормозил у ажурных ворот. Хмурый охранник, не покидая своего скворечника сонно следил за автоматикой.
Степенно раздвинулись узорные створы, как занавес - ветер размел темные верха спящего полного черничной грибной влагой леса над дорогой.
Белая разметка трассы- острым треугольником в перспективу. Далее - везде.
Выпуская дым из приоткрытых губ Лувье дважды кратко выдохнул на улыбке, глядя на Марго - в полутьме черными маслинами поблескивали провансальские темные глаза спутника. Он знал, что Леруа поймет - речь не о деньгах.
- Tout paye.*
---------------------------------------
* Все оплачено (фр)

Отредактировано Луи Лувье (2010-06-23 04:00:42)

13

Ресепшн
Вот что значит невнимательность: прослушал первый заказ Лу и теперь только и оставалось недоуменно наблюдать, как тот прошел мимо обеих тачек, дальше. Значит, одна из них ждала других любителей ночных трасс. Перышко в хвост. Не оглядываясь на замок - он больше не хотел оглядываться никогда - Марго мазнул пальцем по капоту черного Mercedes-Benz SLR McLaren, проигнорировав недовольно нахмуренные брови шофера, небрежно опершегося на руль, поправил скрутившуюся лямку рюкзака и заспешил - догонять. Подстроил шаг. Один Лу  - два его, ерунда, главное - не отстать. Осень шептала листопадом, холодила ветром, прокрадывающимся по куртку (пришлось дернуть язычок молнии под горло, только живот невольно втягивал - зябко голому пупу), дразнила безмятежным «Мне все можно». Звала за собой.
Ему было безразлично - на чем, куда. Главное быстрее и подальше. Равнодушно осматривая хищные блестящие носы готовых к старту машин, он стоял чуть в стороне. Ждал.
Кожанка, дрожь ресниц, стрекот правильного и все равно дурного французского, буйные кудри а-ля-плюшевый-барашек, демонстрационный, выставочный абрис задницы - неотразимый извозчик попался, под стать авто.
Едва удержав улыбку - Лу как к куску мяса приценивался, ощупывая выдающийся филей, Марго стянул с плеч рюкзак и нырнул в салон машины.
«Поехали, ну поехали же».
Плавно проплывали мимо виды местных красот, отдушка боролась с табачным дымом и проигрывала свежести, упрямо забирающейся сквозь открытое окно.
Только прикосновение теплого бедра, заставившее вздрогнуть, подсказало, насколько он был напряжен. В зеркале заднего вида то и дело любопытствующе поблескивал прицельный взгляд водилы. Мало сидеть тихо. Нужно сидеть правильно.
Тиски пальцев на замше разжались, молния куцой куртяшки поползла вниз, удобный подголовник принял темноволосую ношу - «я покоен и умиротворен». А в душе вопило - «я свободен!»
Мы свободны.
Ворота. Шоссе. Все. Черт побери, все.
И улыбка Лу - вернейшее подтверждение.
Накрыл праздно лежащую на сиденье ладонь своей, сжал:
- Оui, je crois: c est vrais - tout rends avec usure.*
Он действительно верил. Да чего там, опять знал, ведать не ведая о подробностях.
Целоваться хотелось до смерти - от полноты жизни. Если бы не шофер. Хотя к черту шофера, мало ли он интересного наблюдал на заднем сиденье казенной машины за свою трудовую карьеру.
Полное приволье движений - аллилуйя джинсам, слава просторному салону. Оседлать колени - дело пары секунд, как раз сигарета полетела в окно, тем лучше. Марго серьезно и торжественно отвел светлую прядь от лица Лу, прижался губами к одному виску, к другому, обжег горячими прикосновениями лоб, переносицу  и поцеловал идеально очерченные губы, жарко, навылет, давя торжествующий смех, благодаря без слов: шептать «спасибо», когда целуешься, уже невозможно.
_________________________________
* Да, я верю - все отдано с лихвой.

Отредактировано Марго (2010-06-23 05:29:47)

14

Лувье ждал этого движения. Так два воздушных гимнаста на трапеции, не глядя друг другу в глаза, чуют до миллиметра - где встретятся на взлете за секунду до свободного падения на желтый песок арены их ладони - в облачке талька - хлопком.
Он стиснул поясницу юноши в полную силу и, уже не глядя в льдистое окно за которым транжирил часы течной ночи сентябрь, ответил на поцелуй, до смеха, на вздохе, сгреб так, от копчика до лопаток,  что повело по спине коротенькую куртку, тесно было Марго на коленях, и не только потому что мешало крепкое брюхо, а просто потому что ближе уже некуда.
Так не целуются. Так разрубают ударом колуна цепь наручников на плахе.
Лувье не успел услышать, как лязгнули створы ворот. И погасли позади, опасно мигнув, сигнальные фонари.
Точнее не захотел слышать как говорит последнее железо. Ни к чему это. Долгие проводы лишние слезы, не люблю слез, к черту, исчеркан серный бок коробка, оборван до срока календарь,  пусть грянет на все стороны света старинный  золоченый пачулевый праздник и поздние виноградные грозди в кудрях и шутихи радужные и римские свечи версальских фейерверков над черными квадратами прудов и белой наготой статуй, а в беседке китайской Милая с Милой навеки бесполые, бессмертные босые за два часа до утра.
- Где ты?
- Близко.
- Где ты?
- Рядом.
- Так иди, иди ко мне...

Целовать - не убивать.
Ближе, чем дыхание, губы к губам.
Тополиный терпкий клей смешанной слюны, яблоко зеленое, покатилось из ладони далеко.
Шофер зыркнул назад откровенно.
Лувье зеркальным движением отвел темную прядь юноши от виска, мгновенно любуясь и кивнул водителю:
Гони
Но не сказал вслух ничего.
Еще сотня оборотов нешумно шуршащих по асфальту колес - и поместье сгинуло, леса сомкнули свою пасть, мелькнул слева первый рекламный щит - то ли уцененная  бытовая техника в кредит, то ли тюбик зубной пасты и фас оскаленной  диетической, как йогурт "ноль процентов" крашеной блондинки, подавившейся дурацким  слоганом ""Санэкс чистит чисто и клошара и министра".
Большой мир рвался напополам.
Спидометр исправно наматывал километры. И никому не было дела до того, что творилось на заднем сидении темно-синего спортивного внедорожника. Мелькнула справа бессонная вывеска заправки с дутым белым человечком фирмы  "MICHELIN", и аквариумная  витрина ночного магазинчика.
Когда по всем прикидкам миновали первые двадцать километров "от". Лувье нехотя выпустил полураздетого Марго - забывшись, он едва не сорвал к чертовой матери  с его девичьих в полутьме плеч куртку и скудную одежку. Долго целовал острые внятные подключичные впадины, вдумчиво и слегка неуклюже, как пьяный считает мелочь, упавшую ниоткуда в его грязную ладонь. Спичка чиркает "сей-час", расточается, едко вспыхнув и загибается черным крючком дотла.
Есть вещи вне добра и зла, это было "вне" вдвойне.
Невтерпеж, как гангрена или Сочельник. Нет никакого завтра, есть только сейчас.
- Останови. - тяжело и хрипло выговорил Лувье, мягко ссадив Марго рядом.
Вышколенный шофер послушно нажал на тормоз, машина замедлила ход и, шурша по гравию обочины, тревожно замерла, как девушка-монастырка, которую окликнул заполночь матрос в тупике "порто франко".
Испанец вопросительно обернулся, кашлянул, не решаясь заговорить.
- Выходи. Спусти штаны и белье до колен. Руки на капот. Глаза закрыть. Ноги на ширину плеч. - отрывисто и сухо командовал Лувье.
- Но...
- Я сказал.
- Все, лишь бы Вы улыбались - пробормотал шофер заученную речевку и выбрался на дорогу. Лувье, обернувшись следил за ним. А потом вышел следом.
Ни фонаря, ни фар встречной машины. Полная тишина.
Луи прошелся, разминаясь.
Чернявый "Хуанито", зажмурившись,  честно выполнил все, что от него требовалось, как отличник-подхалим сдает контрольную работу.
Повел голым оттопыренным  задом - штаны и трусишки повисли на лодыжках. Очень хорошо стоит. Просто замечательно стоит. Скульптурно. Так держать. Хуанито, да никакой ты не Хуанито, а законченный покорный  Педро.
Лувье быстро сел за руль.
Дал по газам, резко вывернув колесо влево так что гравий резко брызнул из под колес веером, а шофер, потеряв опору, шмякнулся плашмя и коротко закричал.
На ходу срыву хлопнула дверь.
Виляя по трассе, то вылетая на встречную, то чуть не ныряя в кювет, машина распорола ночь надвое и выровнялась как по струнке, будто и не писано было для нее ограничения скоростей.
Спортивная сумка, подскочив на заднем сидении, колко и больно ударила Марго в бок углом.
И наконец то впервые за много дней Лувье рассмеялся, в голос, спокойно, как неделю назад - в Барной комнате, сильно  вышибая спиной мафиозный столик. Но уже не внутрь себя, не в белую боль солнечного сплетения и хребта, а без удержу  наружу, как залпом бьют об пол кабацкую кружку.
Он больше не пригибался и не прятался и не подстраивался под чужие наставительные голоса, волосы рассыпались по плечам, машина взревела, выжимая  все возможные двести двадцать, как насильник рвет ногтями сикиль лесбиянки, просто  потому что ему весело, пусто  и все равно. На рассвете очередная груда железа на колесах будет брошена, как десятки ее товарок  - кому нужна паленая тачка с палеными номерами. Сколько обочин его дорог были завалены брошенным барахлом.
Белая разметка и свист большого широкого ветра в лобовое стекло. На северо-запад. Миля за милей. Шесть цилиндров.
Днем синоптики по радио обещали проливной дождь.
В дождь хорошо... Если они не ошиблись. Но ведь синоптики, в отличие от саперов, экстрасенсов и полевых хирургов никогда не врут... Правда-правда.
На лихом  повороте едва увернулись от летящих навстречу двуглазых грузовых огней. Дальним гулом выматерился дальнобойный гудок.
А когда за окнами мазнули зигзагом высотные  в тополиных кронах световые пятна поселка, Лувье сбавил скорость, чтобы не привязались патрули. Какое странное, непривычное  слово "населенный пункт". Где спят за стенами кредитных типовых домов, чужие дети, жены, мужья, старики и старухи.  У обочины торгуют поздними георгинами и пирожками. Но это днем. Сейчас никого и ничего на тысячу километров вокруг  и нечего терять.
Тайно и глубоко светало на востоке.
Стоп. Снято.
Всем спасибо.

Отредактировано Луи Лувье (2010-06-23 07:26:54)

15

(------ Из поездки по делам.

Глухая ночь, жёлтые огни скользят по мокрой дороге в черноте... Замок, светящийся огнями, поместье в которое он возвращался нереально чёрное со светлыми пятнами окон вынырнуло из-за деревьев. Его не было сутки, но отпуск продолжался. За эти сутки Гор устал, вымотался морально и физически. Перелёты, хмурое лицо, улыбчивый менеджер, секьюрити, раздвигающие любопытных журналюг, сказки о лечении, подпольный бой, в котором пришлось таки принять участие и победа, принёсшая немалый доход и расставившая все точки над и... Бесконечные звонки по телефону, разрыв с пассией даже не в личной встрече, а как-то смято, скомкано и некрасиво. Гор ещё думал, глядя на приближающиеся огни замка, что каждый выбирает свою судьбу, исходя из того, что нравится или не нравится. И всё же пара дней отдыха в Вертепе в роли слабой стороны не шли из головы и он хмурился и был немного рассеян, отвечая Марионе чисто автоматически. Лишь когда тот пару раз прошипел нечто нелицеприятное, хлопнув Гора по плечу, он смог собраться. Утомительно, тяжело, словно вновь влип в паутину силы из которой нет выхода, вынужденный держать себя, выдерживать натиск своих и ухмыляться чужим...
...- Какие планы у Вас на следующий сезон, мсье Гор?...
... - Отдых, мсье. И, поверьте, там Вас не будет...
Да, это было грубо. Сутки на ногах, под конец которых весь мир кажется серым и словно разбиты на осколки. Вымотанный, Гор проспал всю дорогу до поместья и чёрт его дёрнул проснуться, резко распахивая глаза и сесть на заднем сидении. Марионе лишь повернул голову, усмехнувшись.
- Пробудилась, красавица? Вовремя. Почти приехали. Пожелать тебе удачи, что ли...
- Лучше б помолчал... - Гор устало потёр виски, глаза, словно туда сыпанули пригоршню песка... Машина плавно подкатила к дверям и остановилась не глуша мотор.
- Более не побеспокою, если не случится форс-мажор. Но думаю уже не случится. Отдыхай, развлекайся, найди себе кого-нибудь на ночь, пусть сделает тебе приятно...
- Да иди ты, Мар! Чувствую себя дерьмово, словно сутки пил, так что оставь комментарии при себе. - Гор распахнул дверцу и вышел из машины, поймав сумку на лету. Марионе ухмыльнулся.
- Хотел бы, чтобы ты успел насладиться отдыхом до моего приезда. Как кошмары, кстати? Уже не актуальны, надеюсь?
- С твоими закидонами, Мар, лечение пока не найдено. Надеюсь добраться до кровати и проверить на деле. Будь.
Марионэ прищурился и похлопал по бардачку рукой, молча кивнул, поднял стекло. Гор захлопнул свою дверцу и вдохнул ночной воздух. Колёса зашуршали по гравию, оставляя его одного на стоянке. Сил не осталось, спать хотелось безумно и голова была тяжёлой, как чугун. Боец снова направлялся к светлому пятну входа, уже второй раз. Он должен был выкинуть всё из головы, весь этот утомительный день от начала и до конца. Гор вздохнул ещё раз перед самой дверью и толкнул рукой, входя в знакомый уже холл и уверенно направляясь в свою комнату. Наплевать на охрану и на всё. Главное дойти до своей кровати и всё. Сон, что сморил его в машине, ещё не развеялся до конца и нужно было постараться снова уснуть...
Комнаты Пьера Горсуа.

16

----- из Парижа ----->

В Вертеп Доминик выехал рано утром, надеясь попасть в так понравившееся ему поместье хотя бы к вечеру. Времени наедине с собой было предостаточно, а значит наконец была возможность разложить мысли по полочкам. За последние два месяца многое произошло. В тот раз его буквально выдернули с отдыха, заставив поехать в Америку и получить наследство - отец умер. Месяц ушел на то, чтобы разобраться с бумагами. В итоге юноша отдал весь бизнес матери, взяв себе лишь малую часть - один из автомобилей и постоянный доступ к счету. Оба остались этим вполне довольны и спустя полтора месяца после смерти отца Доминик наконец-то вернулся во Францию. Пришлось поговорить с начальством - Ник остался на работе, но теперь играл только в тех фильмах, которые ему нравились, а не во всех подряд. После всего этого парню просто необходим был отдых. И он рванул в Вертеп, прекрасно помня какое там количество прелестных мальчиков, готовых выполнить любое его желание и просто провести с ним вечер, и взрослых, страстных мужчин, способных применить силу и власть. И концентрация таких прекрасных существ на квадратный метр в Вертепе просто зашкаливала. Погода ухудшилась неожиданно, но парень уже почти приехал в поместье, так что останавливаться смысла не было. Наконец парень подъехал. Он вышел из машины и, с трудом видя что-либо за пеленой дождя, подозвал носильщика. Вручил свой багаж, предварительно проверив замок на чемоданчике с дорогостоящими побрякушками, которые он намеревался дарить невольникам, и направился к входу в поместье. Первым делом он намеревался зайти в спорт зал и размять мышцы, затекшие после долгой дороги.

----> Тренажерный зал

Отредактировано Доминик (2010-08-19 10:52:03)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прилегающие к замку территории » Автомобильная стоянка